Форум » Обсуждение книг "Три мушкетёра", "20 лет спустя", "Виконт де Бражелон" » Рене д'Эрбле, он же Арамис » Ответить

Рене д'Эрбле, он же Арамис

Орхидея: Создаю отдельную тему для обсуждения этого интересного персонажа, потому что со всеми вопросами соваться в тему "Происхождение Арамиса" как-то не comme il faut.

Ответов - 146, стр: 1 2 3 4 5 All

Стелла: Формально - Арамис продолжает оставаться французским поданным до самого своего бегства. Деятельность иезуитов не всегда приветствовалась во Французском королевстве. Скорее всего то, что он - негласный поданный Испании до поры до времени было по умолчанию. Имел право - об этом знали или догадывались, но вот был ли?

Констанс1: Формально, скорее всего, у Арамиса было французское подданство, поскольку он был епископом Ваннским. А Ванн -епархия в Бретани на территории Франции. Возможно была какая-то договоренность с королем Испании, что в случае чего , д Эрбле мнгновенно станет поданным Испании. Но по сути, человек начинающий свои письма сокращением AMDG ( ad madjorem deus gloriam) - ( к вящей Славе Б-жьей), практически равен любым другим монархам.

Орхидея: Интересные мнения. Значит всё таки француз. Но версию о договоренности с Филиппом 4 или не гласности подданство поддерживаю. А Арамис, однако, любит ломать систему.))) Ведь и в папы Римские, как то так повелось, устойчиво предпочитали выбирать итальянцев чуть ли не до начала 20 века, размеется с редкими исключениями.

Констанс1: А Д Эрбле с некоторого момента его истории в Трилогии, как Остапа Бендера ,«» несло«» .И, как на мое ИМХО, случилось это в тот момент , когда он рискнул поставить на «» зеро«»-т..е. рискнуть всем ради еще большего всего. В тот момент, когда понимая, что по иному у него практически нет шансов стать Генералом Ордена иезуитов, он решил открыть смертоносную тайну о близнецах, прекрасно зная, что рискует при этом головой. Ведь несмотря на все предосторожности, которые он принял, какая-то глупая, непредвиденная случайность могла в мнгновение ока превратить его из претендента в Генералы , в осужденного на казнь где-нибудь в темном подземном каземате. Но ему сказочно повезло. Он рискнул- и выиграл. И все, дальше он уже мнит себя непобедимым. И получает от судьбы ужасный щелчок по носу , и расплату жизнью друга.

Стелла: В какой-то момент он начал смотреть на эту историю с близнецами и на всех, кто в ней был задействован - сверху. Утратил масштаб. За что и полетел. Но не вверх, а в пропасть. Думал, что шагает через ступеньку - а ступеньки попросту не оказалось под ногой.

Констанс1: Стелла , да готова согласиться: ступеньки под ногой не оказалось. И чтобы он не упал пропасть-роль этой ступеньки, спасшей Арамиса от провала в пропасть, стал Портос. Барон своим телом закрыл провал. И только тогда до Арамиса дошло в какую бездну завлекло его непомерное честолюбие ,эгоизм и забвение их Клятвы на Королевской площади. Но увы....

Орхидея: Совершенно согласна, что Арамиса под конец несло. На мой взгляд, это у него от осознания открывшихся возможностей, огромной власти и чувства собственной удачливости. Столько раз мог погибнуть и ничего. Возникло чувство своей исключительности. Но, Констанс1, я не совсем понимаю, почему вы считаете, что, открывая тайну умирающему генералу ордена, Арамис рисковал головой? По-моему как раз тогда он свёл все риски на нет, и генералом эта осторожность была оценена. Вслух ничего сказано не было, шифр знали только двое, генерал вот-вот умрёт и унесет открывшийся ему секрет в могилу. Тем более генерал точно Арамиса за те несколько минут не выдаст, ему нужен приемник, он почти отчаялся, и вдруг явился такой кандидат. И это... с клятвой на Королевской площади всё было в порядке. Она заключалась в том, что мушкетёры не будут направлять оружие друг на друга и враждавать. Тут, раз на то пошло, проблема со старым девизом: "Всё за одного, один за всех". Именно о нём сам Арамис вспоминает на Бель-Иле.

Констанс1: Орхидея , выдавая государственную тайну, человек всегда рискует головой, как бы он не шифровался. Арамис шел на осознанный риск, хотя Вы правы , он сделал все что мог , чтобы свести этот риск к минимуму. Насчет знаменитого девиза их молодости- то на Королевской площади они придали ему больше знАчимости, т.к. были уже не молодые забияки и задиры, а взрослые мужчины, которые поняли и осознали, что за великий дар небес-их дружба. В своем эгоистическом стремлении к вселенской власти и могуществу, Арамис, не задумываясь прибег к помощи друга, просто использовав его. И уже этим поставил под удар их клятву.

Констанс1: Вот сейчас подумала, откуда у Арамиса мог взяться Базен, в качестве слуги? Нет, я понимаю, что просто слугу отыскать было не сложно. Вспомним, как Портос нашел Планше. Но найти слугу с теми же самыми интересами , что и у хозяина? Церковный служка , или мальчишка их хора как Фрике, тут не катит, Базен явно прилично старше своего господина. Набожность и лицемерие, едва прикрытое желание вкусно есть и сладко спать за счет Матери-Церкви и ее паствы и вместе с нем огромная любовь и преданность своему хозяину , потакание всем его прихотям ( не без ворчания), которое скорее, для порядку. Где Арамис такого нашел?

Стелла: А может, Базен еще с семинарии с ним был знаком? Он мог в той же семинарии какие-то обязанности исполнять. А могли и родители Арамиса его приставить, чтобы он хоть как-то присматривал за мальчиком. И была еще отличная версия в фанфиках: Шевретта приставила к молодому мушкетеру своего человека.

Констанс1: Ну если это Шеврез, то она жестоко просчиталась. Личная преданность Базена своему хозяину, слежки за оным и доносительства на него исключает в принципе. Он , скорее терпел Шевретту, как терпел и Д Артаньяна, как неизбежное зло.Ибо оба обладали талантом втягивать его хозяина в интриги далекие от спасения души и спокойной церковной жизни.

Стелла: Присматривать и доносить - все же разные вещи. Базен много старше мальчишки и был бы поставлен скорее ограждать его от всякого сумасбродства. Что он на свой лад и пытался делать.

Орхидея: Вряд ли Шевретта присматривала слугу для своего поклонника. Базен к герцогине, судя по тексту, не лучшим образом относится, считает её помехой для карьеры господина и источником лишних проблем. Скорей всего, он был совсем не рад, когда у Арамиса завязался этот роман. Ведь карьера Арамиса - это одновременно и карьера Базена. Вот он и пытается, как может, не дать господину убиться раньше времени в очередной авантюре или свернуть в сторону, далекую от духовной стези. Версия о том, что это родители Арамиса приставили Базена приглядывать за их сыном, мне тоже не очень нравится. Слуга был бы тогда как-то привязан к семье господина и чувствовал бы свой долг. Но Базен слишкой независим. Он мечтает быть слугой духовного лица и постоянно грозится уйти, видя что хозяин не торопится с принятием сана. Только ежедневно повторяемое обещание Арамиса, что он всё таки станет аббатом, удерживало его на службе. А что мешает Арамису и Базену встретиться, например, где-нибудь в церкви, когда начинающему мушкетёру понадобился слуга? С голодухи к кому только в услужение не пойдешь, а тут вполне приличный юноша подвернулся. Базен узнал, что молодой человек собирается стать аббатом, и задержался у него на службе. А потом их отношения переросли в привязанность.

Констанс1: А еще, может его новые друзья мушкетеры, помогли найти бывшего слугу некоего духовного лица, ищущего место. Ведь, как я понимаю, между дуэлью со знатным господином, знакомством с Атосом и Портосом и получением мушкетерского плаща Арамисом прошло совсем немного времени.

Орхидея: А вот интересно, мог ли семинарист иметь слугу? Мне кажется, Базен Арамису тогда был без надобности.

Констанс1: Орхидея, Арамис -бедный семинарист. Так что слуга-это для него ненужная роскошь. А вот когда он стал мушкетером, появилось какое-никакое жалование+«» гонорары«» за стихи и поэмы( читай помощь и подарки герцогини де Шеврез и ее кузины Камиллы де Буа-Тресси)

Римма Эйвазова: А не наводит ли на какие-нибудь мысли то, что он берриец? Возможно, это случайное совпадение?

Стелла: Римма Эйвазова , Атос присоветовал? А что, понял, что этому отроку поначалу нужна нянька и присоветовал. Он умел выбирать слуг.

Констанс1: А может Базен состоял в услужении у какого-то почтенного беррийского священника, а потом , оказавшись без места, подался в Париж. А там случайно встретил Атоса или, скорее Гримо, который знал , что мушкетеры подыскивают слугу для нового друга и порекомендовал Базена?

Стелла: Констанс1 , тут уже предположений на добрых три фика.))

Констанс1: Стелла , ну почему предположений? Ведь встретил же Д Артаньян в Париже священника из Гаскони. И , видимо, священник знал Д Артаньяна еще по Камтельмору, так как пригласил его к себе в дом на завтрак. Так почему бы не оказаться в Париже и какому-нибудь священнику из Берри, вместе со слугой по имени Базен? А потом этот слуга,остался без места и стал искать другого хозяина. Ничего удивительного и фантастического в такой ситуации нет.

Стелла: Кроме того, что Атос не стал бы в тот период общаться с кем-то из своих бывших знакомых. Он тогда еще очень хотел, чтобы его считали умершим.

Орхидея: Констанс1, у нас нет гарантии, что кюре из Гаскони и д'Артаньян были когда-то знакомы. Они просто земляки, а это тоже может послужить поводом для более тесного знакомства. Ничего конкретного мы об этом не знаем. Происхождение Базена из той же провинции, в которой жил граф де Ла Фер склонна относить к совпадениям. Портос и Планше, например, оба из Пикардии. Но это не значит, что все пикардийцы знакомы. Портос, присматривая слугу для д'Артаньяна, обращал внимание прежде всего на личные качества Планше, остальное вторично.

Констанс1: Орхидея , понимаете, то что Атос из Берри мы узнаем от самого Атоса. И он, человек , который никогда не врет , поселяет туда своего гипотетического «» друга«», рассказывая Д Артаньяну историю своей собственой трагической женитьбы как историю «» беррийского друга«». Родовое поместье Атоса Ла Фер в Пикардии.Вполне возможно , что и сам он из Пикардии а «» беррийский граф-друг«» не более, чем дымовая завеса. В таком случае Базен Атосу , в смысле узнавания, никак не опасен. А вот Портос...Они же из одной провинции. И хотя Атос из высшей аристократии, а Портос из бедного незнатного дворянства и лично их семьи вряд ли пересекались, но уж больно громкая история была с женитьбой одного из самых знатных дворян провинции, а затем с внезапным исчезновением его молодой супруги и самого графа.... И все-таки первым с кем подружился Атос в Париже был именно Портос. Видно не очень-то граф боялся «»разоблачения«». В смысле Базена, меня просто заинтересовало, как удалось найти «» специфическому«» мушкетеру Арамису столь же «»специфического«» слугу?

Орхидея: Констанс1 пишет: В смысле Базена, меня просто заинтересовало, как удалось найти «» специфическому«» мушкетеру Арамису столь же «»специфического«» слугу? В некотором роде у всех мушкетёров слуги специфические, это не единственный случай, и более чем логично задаться вопросом, где же они таких нашли.)) Про Гримо, собственно, вопрос уже поднимался. Мне иногда кажется, что Гримо, Мушкетон, Базен и Планше отражение своих хозяев в кривом зеркале, что явно было частью художественного замысла автора. Полностью оправдывают поговорку: "Каков господин, таков и слуга".

Стелла: Орхидея , пословица точно отражает замысел. Деятельный и предприимчивый Планше - у дАртаньяна. Набожный, лицемерный и хитрый Базен - Арамису. Молчаливый и преданный Гримо - тень Атоса. А жизнелюб Мушкетон подчеркивает все жизнеутверждающие черты Портоса. И каждый из них - точно добрая пародия на своего господина.

Констанс1: Э, нет , я не согласна. Атос , а вместе с ним и Гримо и Рауль уже к эпохе Луи14-мастодонты, уходящая натура. Будущее-за Планше, ну и за Д Артаньяном .Один -это нарождающийся буржуа, сильный властью денег и своей предприимчивостью, другой опытный военный, которые стране нужны всегда, при любых режимах. Арамис , а вместе с ним и Базен тоже не имеют особых перспектив. Власть церкви ослабевает и никогда уже не достигнет уровня времен крестовых походов и даже царствования того же Луи 14. Портос и Мустон? Да французское веселье и умение жить и радоваться остаются. Правда приобретая другие формы.

Стелла: Констанс1 , а при чем тут исторический аспект? Слуги у мушкетеров: это , скорее, театральная традиция. Это - не только отражение образа, это и его дополнение. Ну, в самом деле, когда ставят " Мушкетеров" и нет там слуг - сразу теряется важная составляющая четверки. А то, что из них каждый представляет из себя на фоне истории - так это уже процесс, заметный дальше, в двух остальных книгах. И там каждый из слуг уже имеет свою судьбу, прописанную автором.

Орхидея: Стелла пишет: Ну, в самом деле, когда ставят " Мушкетеров" и нет там слуг - сразу теряется важная составляющая четверки. А потому что слуги тоже являются своеобразной характеристикой персонажей.

Стелла: Естественно, Орхидея. Вон сколько воплей по поводу того, каков самодур Атос. Несчастный, безропотный Гримо, которого лупит хозяин. А Гримо - не сопротивляется. Чем не характеристика Атоса, Гримо, и заодно и Дюма, что он не осуждает своего героя за это.



полная версия страницы