Форум » Обсуждение книг "Три мушкетёра", "20 лет спустя", "Виконт де Бражелон" » Граф де Ла Фер, он же Атос (продолжение 8) » Ответить

Граф де Ла Фер, он же Атос (продолжение 8)

Евгения: У вас есть что сказать об этом человеке? От модератора. Предыдущая часть темы - здесь: http://dumania.borda.ru/?1-8-0-00000229-000-0-0-1324235341 и здесь: http://dumania.borda.ru/?1-8-0-00000237-000-300-0-1331880885, http://dumania.borda.ru/?7-8-0-00000276-000-0-0

Ответов - 214, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

Nataly: Стелла пишет: если что и странно, так это то, что именно вы, первая!! и были той, кто озвучила факты, что по крупицам собирали всей бригадой. Не надо грязи в нашу песочницу - в моей графомани вся родня поумирала:)))))) Стелла пишет: Я не хочу заменять фон Дюма фаноном, но, как не крути, читатели-современники Дюма знали, что где происходило: эпоха Наполеона была еще рядом. Что где происходило - верю. Но связь Атоса и Ла Фера это как раз фанон и есть. У Дюма было Берри, причем неспроста.

Стелла: Nataly, правильно: У Дюма было Берри, причем неспроста. Атос родом из Берри, оттуда же и пресловутые камни для часовни. Все сходится. У знати не по одному имению могло быть, и, не обязательно, чтобы жили они - в родовом. Ну, мог он не любить эту средневековую громаду, ему уютнее было в Бражелоне. А Берри - это детство и юность.А поскольку получалось, что наследника никто не пошлет на морскую службу, не был наш герой поначалу наследником. И связан был как-то с Берри. Имя - это домен. Значит наследственные владения - это Ла Фер. Разве что, продал он его к времени Бражелона. Хотя, вот это уже маловероятно. Иначе бы и титул и землю потерял. А этого бы король не позволил.Тогда не объявился бы потом графом де Ла Фер. Ну, не стыкуется отрицание графства. К тому же была фраза, обращенная к Раулю, которому по дороге в Бражелон был именно Ла Фер близок заехать и узнать, как там дела. Или попытка продать одну из ферм Ла Фера( но не Бражелона). Ну, не мог Дюма обознаться в таких вещах.

Nataly: Стелла Так я про это же! Про то, что Пикардия в качестве Атосовской родины появилась совсем не на страницах "Трех мушкетеров":))


Стелла: Nataly , чур меня! А я никогда и не утверждала, что Атос в Пикардии родился. Только - в Берри. А родовой замок - это к наследованию прилагается.

Nataly: Стелла пишет: Значит наследственные владения - это Ла Фер. Как соотносятся наследственные владения и "родом из Берри?":))) Причем даже Бражелон ложится в строку - Блезуа рядышком с Берри, часть семьи вполне могла переползти в соседнюю провинцию, а вот в то, что атосовская родня бегала по карте как заведенная, мне верится с трудом:)

Стелла: Nataly , это как раз не редкость. Поскольку родичи были Монморанси и Роаны( про Куси - молчу), наследство могло быть и в Русийоне.

Констанс1: Стелла , Монморенси-это вообще Лангедок. Генрих 1 де Монморенси при королях Генрихе3 и Генрихе 4 -губернатор Лангедока с полномочиями вице-короля. Правил практически единолично, резиденция-замок в Пезена, который он перестроил.

Стелла: Констанс1 , я потому и упомянула Русийон. Все - рядышком.

Armande: Монморанси, вообще, произошли из Иль-де-Франс. То, что род разветвленный, и Данвиля (а следом и его казненного при Людовике 13 сына) занесло в Лангедок - другой вопрос. Но, в принципе, они никак не оттуда. Роаны - бретонцы. До сих пор ныне живущий герцог по имени Жосслен базируется в замке Жосслен (уйма фантазии!). Замок симпатичный, кстати. Находится недалеко от другого их замка - в Понтиви. Оба в пределах 50 км от Ванна.

Констанс1: Armande , да Вы правы -гнездо Монморенси-замок Шантильи, в котором этот самый Генрих1 де Монморенси и родился. Но получив Лангедок, он его уже из рук не выпускал, и следующим губернатором стал его сын Генрих 2 де Монморенси, который и казнен был во дворе Тулузского Капитула. Это место сейчас отмечено чугунной плитой в мостовой. Так что с Лангедоком Монморенси повязаны накрепко. И Дамвилем Генрих был только до смерти своего старшего брата Франсуа, а потом стал главой Дома Монморенси.

Стелла: Armande , так что Дюма знал, о ком говорил. Север Франции, приграничные области, центр страны - это места, которые Мэтр отлично знал не только визуально. Он и легенды и сказания тех мест знал. Я только закончила читать " Таинственного доктора " и " Дочь маркиза". Действие начинается в Берри. И Дюма настолько выразительно подает этот край, что видишь эти домики и эти леса.

Armande: Констанс1, а Вы, когда были в Тулузе, видели эту плиту на месте казни Монморанси? Она в доступном месте?

jude: Поправьте меня, пожалуйста, если я ошибаюсь, но, кажется, Дюма в трилогии не называл напрямую замок в Берри Ла Фером. Титул у графа - де Ла Фер, но родиться и провести детство он, в принципе, мог и в любом другом имении, принадлежавшем семье. Ничто не мешало Жоржу д'Амбуазу носить титул сеньора де Шомон, а жить при этом в Сагоне.

Констанс1: Armande , да видела это место и даже фотографировала. Оно во внутреннем дворе здания Капитула Тулузы.

Констанс1: jude , так и не мог называть. Нету в Берри замка Ла Фер, хоть тресни. В списке дворян Берри есть фаимлия- La Fer. Но пишется по другому и это были дворяне мантии.

jude: Nataly пишет: а вот в то, что атосовская родня бегала по карте как заведенная, мне верится с трудом:) Небольшой оффтоп про "бегавших по карте дворян" :) Все три владения: Моншеню (Рона - Альпы), Гершвиль (Иль-де-Франс) и Ньёй (Пуату - Шаранта), принадлежали даже не представителям одной семьи, а одному человеку - Мари де Моншеню - статс-даме Екатерины Медичи. Гершвиль и Ньёй затем унаследовала ее дочь - Антуанетта де Пон, статс-дама Марии Медичи и возлюбленная Генриха IV. От Моншеню до Гершвиля около 112 лье и примерно столько же до Ньёй. Две недели пути верхом, если я не ошибаюсь.

Nataly: jude Спасибо, очень интересно. А можно уточнить - они принадлежали ей в результате замужества или перешли по наследству от родителей? Спасибо:)

jude: Nataly, перешли по наследству от отца, барона де Моншеню и сеньора де Гершвиль, и матери - дамы де Ньёй. Сыновей в этом браке не было.

jude: В прологе пьесы "Юность мушкеров" упоминается некая мадемуазель де Ла Люсе, самая богатая невеста провинции, на которой старый граф хочет женить виконта. Фамилию de La Lussaie Дюма, скорее всего, придумал. Но в Берри, действительно, была барония (позже графство, затем маркизат) Люсе. Правда, пишется это название иначе - Luçay. Принадлежало это владение семье де Рошфор. В 1620-21 гг., когда начинается действие пьесы, у них, на самом деле, была девица на выданье - Луиза де Рошфор-Люсе. Источники: Люсе Генеалогия У Куртиля Шарль-Сезар, кстати, говорит о своей беррийской родне. Может быть Оливье чуть не женили на одной из сестер Рошфора?

Стелла: jude , неужто Дюма раскопал сплетни 150 -летней давности?

jude: Стелла, не думаю Просто, фамилия звучит похоже (я на нее наткнулась, когда искала что-нибудь про Рошфора). А Луиза де Люсе в 1621 году вышла замуж.

Констанс1: jude , не совсем похоже, та что у Дюма читается«» Люсэ«», а та что Вы привели читается «» Люсей«»-есть разница.

jude: Констанс, мне встречалось, что на русском эту фамилию передают именно как Рошфор-Люсе или Рошфор-Люсэ. Точно так же, как название Vitray, например, - Витрэ. Ошибка переводчиков?

Armande: та что у Дюма читается«» Люсэ«», а та что Вы привели читается «» Люсей«»-есть разница. Не соглашусь. То, что в 16-17 вв было в написании, как -ay-, к 19 в. трансформировалось в -ai-. Это сплошь и рядом встречается в текстах того времени. А произносятся эти сочетания одинаково. Так что в обоих случаях ЛЮСЭ.

Стелла: Как не крути, а получается, что фамилия взята Дюма не с потолка. Копали они с Маке глубоко: один знал эти края( при том Дюма же сидел в архивах дома Орлеанов: там много чего мог накопать), а Маке - просто историк.

Констанс1: Armande , вообще то по правилам чтения французского языка буква «»у- игрек«» когда она идет за буквой «»а«» распадается на две буквы «»i«» Одна из них в сочетании с «»а«» дает звук «»э«», а вторая читается как «»Й«» краткое. Так что по фонетике все таки Люсей. Другое дело, что с фамилиями-дело тонкое, многое зависит от исторически сложившегося написания и его прочтения.

Armande: Да, Констанс1, я знаю, что сейчас так (два раза с детьми произношение в начальной школе изучала ))). Я об исторической трансформации. Как Henry и Henri, J'ay и J'ai и т. д.. С фамилией Люсэ, судя по всему, та же история. Вопрос, как это произносилось в 17в. Ведь в генеалогиях чаще всего дается старое написание без поправки на то, как будет произноситься сейчас. Об этом речь))).

Шевалье д АРМАНТАЛЬ: Доброе время суток, ребята и девчата! Захотелось и мне немного поделиться с Вами своим мнением. Своими мыслями и впечатлениями. Тема, как Вы верно все догадываетесь, пойдет сейчас об Атосе и миледи. Вспомните две фразы Атоса. Всего две небольшие вроде фразы. Но и по сей день, и пой час , до сих пор вызывающие жаркие, трепетные споры. "Клянусь памятью моего отца, это преступление которое Вы совершите, будет последним!" ( Три мушкетера", гл.Супружеская сцена") и "От яда, которого подмешивает ОНА, - нет противоядия." (там же, гл. Последняя капля" ). Вернемся покамесь к лилии на лилейном плече (извините за невольную игру слов!). Да, я знаю, что в семнадцатом веке клеймили людей, в основном за воровство (тем паче, говоря языком современных юристов - за хищение церковного имущества, в размерах - особо крупных). А особ женского пола - еще из-за слишком вольную легкость в нравах. Но, мне кажется, в случае с миледи здесь таки было дело посложнее..Такими клятвами, которую принес Атос, не разбрасываются. Ибо эти клятвы - священны. А если еще принять во внимание то страшное, нервное состояние, в котором он тогда находился..(у него, как Вы помните, "потемнело в глазах. Вид этого существа, в котором не было ничего женственного, оживил в нем терзающие Душу воспоминания. Он вспомнил, как в положении, менее опасном, чем теперь, он уже хотел принести ее в жертву своей чести. Жгучее желание убить ее снова поднялось в нем, и овладело им с непреодолимой силой;) И те слова, которые у него вырвала жуткая душевная боль при виде отравленной Констанции, в "Последней капле"..Здесь - не только уверенность..Здесь - ЗНАНИЕ. Быть может, смерть отца Атоса, и все то, что у него накипело, заживо сгорело и наболело в его Душе, вылившееся невольно, с кровью от едва сдерживаемой, и внутренней муки, и подавляемых вопль, прикушенных губах, в этих словах о яде, "который подмешивает - ОНА!" - на самом деле, взаимосвязаны. Возможно, - теперь уже в глубоком прошлом, - родители, кто-то из близких и родных, друзей Атоса, в бытность его еще виконтом де Ла Фер, какими-то неисповедимыми путями, прознал прошлое его жены. И молодая, будущая графиня де Ла Фер, еще юная невеста, учуяв опасность разоблачения со стороны будущих родственников, и познав, как горит и уходит земля из-под ног, решила разрешить сию проблему..Но - по-своему. В те времена некоторые люди по этому поводу, бывало, не слишком озадачивались. И мадемуазель Анна де Бейль - тоже не являлась исключением из их числа. Как то бишь прозвучало у Дюма однажды в его "Асканио" : Человек мешал - человека устраняли" (Это - о знаменитой дуэли меж маэстро Бенвенуто Челлини и его злостным недругом Помпео, собратом-ювелиром по совместительству!) Ну а способности мадемуазель, чрезвычайно, несмотря на юность, уже искушенной, по этой части, весьма хорошо и к сожалению, печально известны.Недаром в ней, сквозь свойственную ее возрасту наивность, просвечивал " неженский ум, кипучий ум. Ум - Поэта! Она - опьяняла!" В девичестве - Анна де Бейль, потом, в замужестве, двойном, графиня де Ла Фер, Шарлота Баксон, баронесса Шевиллд, миледи Винтер, - эта, по происхождению, франко-английская леди, с такой громкой гроздью имен, - личность разносторонняя, многообразная, весьма сложная и далеко и не ординарная, на мой взгляд. Женщина умная и коварная, соблазнительная для мужчин, ловкий и опытный манипулятор-кукловод, в чьих умелых и красивых, изяшно-белых ручках, чужие Жизни и Судьбы - лишь марионетки в ее изощренной, лукавой игре, дьявольски хитра и чертовски изобретательна. Дама - весьма и весьма "талантливая" в деле мести своим жертвам. Многие из мужчин попадались в ее, с безупречной ловкостью расставленные, чарующие силки и сети. И лишь один - в дальнейшем - сорвался таки с ее крючка..Хотя сорвался он - да лишь в пучину горечи, и жуткой боли, окрашенной послевкусием безмолвия. На этом уважаемом форуме не раз вставал, вопрос: любил ли Атос герцогиню де Шеврез..Возможно.."Ведь Сердце Человека, в особенности если это - Сердце мужчины, способно любить сразу двух женщин. Да, сразу двоих. но разною Любовью.."Это - цитата из романа Дюма "Сильвандир". Э-э-э..нет..Он ЛЮБИЛ всего лишь - ОДНУ! женщину. Любил - до безумия. Эта женщина отражалась в свечном пламени, обжигая его. И языки огня лизали в кровь красными, багровыми, золотисто- багряными языками его Сердце. А тонкая кожа была вспорота, нага, точно в лезвии дождя или ножа. Он Любил так, как дано Любить - немногим, Он, по натуре, по природе своей, - однолюб, Любил так, как Любят - лишь один единственный раз. В Ней Одной - была Его Душа. В Ней одной - был Его смысл. В Ней Одной - была и осталась навек - Его Жизнь. Быть может, отец Атоса ушел - не по своей воле. А "благодаря усилиям своей же собственной, будущей невестки. До ужаса боявшейся, что страшная, неминуемая весть о ее прошлом, и, как следствие, - уже разоблачение, разойдется во все края и веси, и именно, с этой стороны.что придется ей явно, ну уж совсем, - не по нутру.Атосу на многое открылись глаза после той злополучной, несчастной охоты. Быть может, он и раньше подмечал какие-то нюансы, в поведении жены..Быть может, он улавливал обрывки и огрызки невольно просочившихся слухов и сплетней о молодой графине. Но, юный сумасшедший, влюбленный по уши, безумец, в ту пору не обращал на них толком-то внимания, или же не придавал им особого значения, поскольку, с неодолимой и необоримой, и внутреннею силой, он всецело, безраздельно и, вообще, без памяти, доверял своей супруге. Или - интерпретировал, как-то, глубоко по-своему. Кто знает? И что-то, нечто, было, по-моему еще (помимо обнаружения клейма на лилейно-белоснежном плечике), что еще случилось, что-то еще произошло, что пелена-завеса, маячившая перед его взором и застилавшая его глаза, наконец спала. Нечто, что дало ему право )ибо это не метафора, не гипербола, не перефразированное изречение чьих-то древних авторов) сказать д Артаньяну, что это демон - принял обличье Ангела. И что Ангел - на самом деле - явился демоном. Что ад выгнал его из своего сизого и серебристо-белого пекла-пепла, предварительно воскресив и изменив до неузнаваемости, Лик. А заодно - с горькой иронией и беспощадной, - по отношению к ней, к жене, и к самому себе, - и не забыв таки переменить и облик, да и имя. Было нечто, что сорвалось у него - уже потом, уже - много-много позже, в сцене смерти Констанции, и послужило тоже - уже последней каплей. И в этой одной-единственной фразе, горькой и выжженной, в кровИ и боли, в соленоватом привкусе закушенных губ, - бьла своя - Исповедь. Было свое - сокровенное. Было свое - откровение. Это женщина - его супруга, да-да, миледи Винтер, и графиня де ла Фер, со своей и гроздью имен впридачу, там, где она ходит своими мелкими и быстрыми шажками, своей легкой и неслышной, почти совсем бесшумной поступью, оставляет за собой, где только можно, и длинным и блестящим, окровавленным шлейфом,как след невыносимый и больной, заклятия, заклания, проклятия, - такой же,страшный и мятежный, бесконечно кровавый, след И этот след, и прорезь раны, что воспаленно и безнадежно, обреченно, уже отравлена ядом, остался безмерной накипью и рвано-алой хлещущей кровиной, в Его Сердце. Ибо "от яда, который подмешивает в вино - ОНА! - вино яркое и молодое, сладкое и хмельное, горячее и кипучее, и живым и солнечным ли янтарем так золотисто-пенистое, - уже нет- ПРОТИВОЯДИЯ".. Говорят, что в споре всегда рождается капля и зернышко Истины. Друзья! А что думаете, что мыслите по этому поводу, - Вы?

Стелла: Больная тема! Знаете, на тему миледи-отравительницы был фик "Проказа" (кажется, он у нас тут выложен). Я согласна с вами, что у Атоса были основания говорить о том, что то, что исходит от миледи в виде мести - неотвратимо. Но мне не кажется. что это касалось его родителей. К возрасту совершеннолетия они были уже мертвы более, чем полгода (граф правит уверенно, хорошо зная свои права): я исхожу из логики - Анна спешила закрепить свое положение, тянуть долго она не могла. А молодой граф тоже спешил, послав подальше всю родню. От появления миледи в его владениях и до женитьбы на ней не могло пройти много времени. А от сватовства до венчания - тем более. Вряд ли бы Анна начала сразу травить родителей жениха - неразумно. А вот кого-то из сельчан, или предположительных конкуренток - возможно.

Шевалье д АРМАНТАЛЬ: Дня доброго, СТЕЛЛА! Я, в общем-то согласна с Вами, что Анна старалась бы всеми силами закрепить свое положение. Упрочить свой статус, как сказали бы ныне.. И, наверное, пошла бы ради этого - на ВСЕ! Да, вряд ли бы Анна была завзятой отравительницей до своей встречи с молодым виконтом..Вряд ли..Но все же..Предположим, хотя бы на минутку! - что о ее, скажем прямо, далеко не безупречном прошлом, случайно, невзначай, а может даже, и целенаправленно собирая сведения о своей будущей невестке - а по ходу дела, не все соседи относились ровно и доброжелательно к прекрасной и юной сестре неизвестно откуда взявшегося, неведомо с каких краев явившегося, приходского сельского священника, - так или иначе, - ведь предположить можно всякое и многое, и даже, где-то - очень! многое, - нашел таки что-то, не слишком для нее хорошее, разузнал, сведал ,бывалый и мудрый вояка, видать, повидавший виды, старый граф. Не кто иной, а отец Атоса. Юная невеста, прознав о графских происках, да еще и по ее поводу, чувствует, как уходит земля да из-под ног. Ведь разоблачение лишает ее тогда и блестящего положения в обществе. И высокого титула. И немалого, наверное. богатства по праву законной супруги юного виконта. Блеск таинственный, и пока еще недостижимый для нее, чудесных переливчатых драгоценностей также манит ее, завораживает, туманит ей разум. И алчно затмевает рассудок. И, кроме того, для нее здесь кроится угроза - возможно, лишение ее свободы. Или, в более лучшем случае, - изгнание, полное стыда и горечи позора. Как?! Лишиться всего?! Быть снова - отверженной, презираемой и гонимой, словно заразная прокаженная, с неизгладимой и тайной, знаком-отметиной, - словно Каиновой печатью, - на плече?! Ну нет! Плохо Вы меня знаете, Ваша сиятельство, пресветлый граф! Жизнь - в бедности, прозябание да в жалкой нищете? Такая Жизнь - не для нее! Она решает кинуть жребий. И самой Судьбе. И слишком многое Анна ставит на кону. Здесь либо орел либо решка. Либо пан, либо - пропал. Третьего - не дано. Возможно, старый граф ей предложил отступного. Возможно, пригрозил ее позорное прошлое взять и предать огласке. Версий, вариантов тут - масса, уйма. Можно здесь гадать да гадать! И схватка здесь с блестящим аристократом - отчаянная, бешеная, неистовая, до дикости, до полного изнеможения. И страстное, желание лишь - ВЫИГРАТЬ! А вот что случилось дальше..Может, не отрава. Может, несчастный случай, в который она была каким-то образом замешана. И то ли он сам - ушел, а то ли - его ушли..Прямо или косвенно, но вина Анны в этом темном и смутном деле - в смерти отца Атоса, на мой взгляд, все-таки была..Ну иначе не прорвалось бы это у мушкетера! Не прорвалось! А что до устранения да на свой манер, злостным конкуренткам и своенравным соперницам,.Ну, в принципе, такое могло бы быть..Могло, конечно же, случится..Зная характер Анны..И, в особливости, какого рода ее методы борьбы.Но, может, сочла их - потенциальных соперниц - неопасными все же для себя..Да и лишние, нехорошие разговоры о внезапно заболевших или же умерших в графской округе, девушках, могли привлечь к себе внимание многих жителей, владельцев соседних поместий и усадьб, крестьян, охотников, а то и браконьеров, всю местную знать, иль наоборот, всех горничных, камеристок и служанок, породить в самом замке или в ближних и дальних его окрестностях, темные, рождающие внезапное, вольное или невольное, подозрение, опасные слухи, или же, и вовсе нежелательные, толки.. И, знаете что еще, СТЕЛЛА? Помню, читала еще в детстве, отдыхая на Беларуси, в деревне, одну весьма заманчивую и увлекательную для меня книжку..Вроде там был сборник рассказов и повестей разных авторов. И в одном из них, помню, сложилась одна очень интересная, и очень незаурядная ситуация. Немножко похожая на ту, о чем мы с Вами сейчас говорим..Сюжет, самая фабула сюжета, насколько я помню - времени-то прошло уж немало с тех пор! - там таковы: некий дворянин, молодой и знатный, влюбляется по уши в девушку простого, самого незнатного происхождения. Родня вся его воспринимают сию вопиющую новость - в штыки! Молодой человек..как бы так сказать вежливо..посылает лесом всех своих снобов-родичей. И после, различного рода перепитий, таки женится на ней. Родители парня - уважаемые в своей местности люди. И страстные и заядлые охотники притом. Но вот..что-то случилось. Егеря загнали кабана - матерого, с налитыми кровью глазами, умного и хитрого зверя. Старика отца принесли в его замок всего истекающего кровью. Мать, скрывая, еле сдерживая слезы, преданно и верно, и почти бессловесно, скользя бесшумно легкой, молчаливой тенью, чуть ли не мороком-призраком, ухаживала за ним. Старик, чуя приближение к себе, старухи с косой, диктует своим душеприказчикам завещание. Но, как говорится, на все Божья воля! Старик, благодаря усилиям и мольбам к Небу жены, стоя уже на краю, выкарабкивается с того Света. Уже все домочадцы собрались праздновать сие весьма радостное событие. Но..тут вступает в свою игру Его Величество Случай..и выздоравливающий, в приступе некоей загадочной болезни внезапно испускает Дух. Жена не смогла вынести горя. И ушла вместе с ним.Тут у соседей и остальных домашних рождаются невольно подозрения. Что падают, грозно и неотвратимо, на девушку невесту.Но юный осиротевший сын, чтобы положить конец всем нелепым, с его точки зрения, досужим вымыслам и оговорам-наговорам-домыслам, вскоре венчается с ней в старой фамильной замковой церкви. Пресекая тем самым все злобные толки. Было там еще много всякой заманчиво привлекательной всячины в сюжете. Полном и авантюрных приключений, где-то, в иных местах, и юмора, живого, мягкого и доброго, живописных и романтических описаний природы, и сумасшедших и блистательных эскапад. А финал, значит, таков: Девушка действительно оказалась невиновной..Но вот ее сестричка..Да, у нее имелась старшая сестрица..Девица на выданье. Столь же молодая и красивая. .Положившая глаз на ее жениха. Знавшая толк в травах. (Понабралась, в свое время, знаний от местного знахаря). Водившая дружбу, и весьма близкую, всего несколькими годами ранее, с немногими, стоявшими на постое, воинами. И весьма и весьма охочая до чужого богатства. И шибко завистливая до сестринского Счастья. Представляете себе сей нравственный коктейль, СТЕЛЛА? И, в конце-концов выясняется, что в целебное питье выздоравливающего старика была подмешена отрава. Старшей сестрице было невыносимо видеть, как ее любимый венчается с другой. Да ни с кем-нибудь, а с ее младшенькой сестренкой! И,несмотря на все ее происки и каверзы, изо дня в день, "наслаждаться" зрелищем отданного Счастья. И, навеки потерянной теперь для нее, навсегда утраченной, - Любви..Чувство сухое и горячее мести отравляет измотанную издерганную Душу. Выжигает дотла и по капле, раскаляет добела-докрасна ее воспалившееся нутро. И гложет червем и до дна выпивает, и терзает, опустошает напрочь Сердце.. И за примером здесь ходить далеко не надо. Граф Монте-Кристо, миледи Винтер, - явное и живое, и беспримерное доказательство тому. И завершается сия повесть, кажется, еще с рыцарских времен, - признанием в содеянном.. И глубочайшим искренним раскаяньем, как следствие.. И - уходом навечно - в монастырь..И на провидение на Божье, как говорится, тут нечего пенять..А молодые живут в радости и Счастье. Ибо молода и прекрасна здесь, в их отношениях, могущественная и святая чаровница, пресветлая волшебница Любовь. Конечно же, эта история - отнюдь не повторяет историю "Трех Мушкетеров"..Но может, есть какие-то крупицы, какие-то схожие моменты и явления, что волей аль неволей, вызывают, у всех людей, и с особой силой, аналогии. Включать, н что называется, на полную катушку. и фантазию, и воображение. и логику. И, с особой же мощью, заставляют работать сознанье-подсознание, и живое и подвижное, ассоциативное мышление. А фик "Проказа" я еще, честно говоря, не читала. И, если он здесь есть, выложен на форуме, как Вы говорите, СТЕЛЛА, я его почитаю! СПАСИБО! А в образе, и во всем, внешне - обаятельном, и вместе с тем - зловещем, облике, Миледи, Дюма, скорее всего, воплотил, и звездный и безумный, ужас-Рок. Властный и неукротимый, как Время. Неуемный и странный, как человеческая Доля. Неумолимый и неотвратимый, как сама СУДЬБА. СПАСИБО, СТЕЛЛА!

Констанс1: Шевалье д АРМАНТАЛЬ , дело в том ,что отец Атоса ничего не знал о намнрении сына жегиться на ппростой , незнатной , нищей дворянке Брак был тайным. Атос ждал смерти тяжело больного отца, чтобы огласить свой брак. Об этом пишет сам Дюма в пьесе" Юность мушкетеров". Она есть на форуме у нас вререводе Стеллы. Почитайте, там этот момент подробно омвещен.

Шевалье д АРМАНТАЛЬ: Извините, КОНСТАНС1, я ориентировалась чисто по "Трем мушкетерам"! И говорила, основывая свои впечатления, и исходя именно из этого текста. Пьеса "Юность Мушкетеров" - это уже драматургия. Имеющая свои сценические законы. И свои нюансы. Если взять ее как за первоисточник., то в дальнейшем, и уже, по жанру, роман, претерпел весьма существенные, как, впрочем, и вполне естественные изменения. Включая сюда и авторскую литературную обработку. Дюма, воспользовавшись своим искомым и законным правом Автора, видимо, правил в свое время, редактуру. Пьеса и роман - это отдельно взятые жанры. Несмотря на то, что их, в какой то мере и сближает вся канва и заявленная фабула сюжета. Но есть и существенные различия меж ними, как я погляжу. В самой авторской и соавторской концепции текста. Тонкости пьесы, как, и, в первую очередь, произведения драматурга, обусловлены, и в немалой степени, законами сцены. И развиваются, опять таки, согласно самой специфики, той условности и той закономерности, а также благодаря и сценографии, что издавна созданы и приняты постановкой художественною действа и игрища театральных дощатых подмостков. Роман же, с точки зрения, вообще литературного творчества, как такового, в корне может быть отличен от театральной, импровизационной инсценировки. Хотя ее сценарий иль либретто - сценарий, аранжировщиками переложенный на музыку, - мог быть написан по его мотивам. Извините за некое занудство, КОНСТАНС1! И все ж - спасибо за совет! Пьесу "Три Мушкетера, в переводе СТЕЛЛЫ, тем более - выложенную здесь. я прочту. Это интересно и крайне увлекательно - само по себе. СПАСИБО!

Стелла: Там не только "Юность мушкетеров" там и переводы остальных двух пьес "Мушкетеры" и "Узник Бастилии" И да, Дюма сам говорит, что на сцену не перенесешь весь сюжет, и законы театра другого подхода требуют. Но у меня еще вот какие соображения насчет того, что граф правил единолично. Были бы живы его родители, он никогда бы не пошел на женитьбу без их согласия. Это не то, что дядюшек-тетушек послать подальше, это не получить благословения родителей, а значит, не получить и наследования. А нищий виконт миледи не был нужен ни при каких условиях. Вот почему в пьесе этот паршивец венчается тайно, зная, что дни отца сочтены. Но то - в пьесе. А в книге он женится совершеннолетним. Правда, в разных местах Франции срок совершеннолетия колебался.( на форуме мы очень копались с этой разборкой по причине как Атоса, так и Рауля.) Насчет того, что миледи Рок - не могу согласится. некое зло в женском начале, скорее. А вот на рок больше похож ее сынуля: этакое абсолютное зло, полученное генетически и в результате воспитания.

Стелла: Шевалье д АРМАНТАЛЬ "Проказа" это одна из глав здесь: http://dumania.borda.ru/?1-7-0-00000374-000-0-0-1477930589 И еще у нас выложена "Почти первая любовь миледи" автор Lys

Констанс1: Шевалье д АРМАНТАЛЬ , да Вы правы, пьеса и роман- совершенно разные жанры, но т.к. они написаны одним автором, с теми же героями и повествуют о тех же событиях, то на форуме на равных правах считаются Каноном, со всеми вытекающими.

Шевалье д АРМАНТАЛЬ: СТЕЛЛА, КОНСТАНС1, СПАСИБО ВАМ ЗА ВАШИ ОТВЕТЫ! СТЕЛЛА! Мне очень и очень по Душе Ваши рассуждения, и вообще - самый ход мыслей! А ссылку Вашу на одну из здешних, форумских глав, под названием "Проказа", равно как и рассказ-тему "ПОЧТИ ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ МИЛЕДИ" автора Lys, я постараюсь сейчас открыть. Да и с пьесами Дюма "ЮНОСТЬ МУШКЕТЕРОВ", "МУШКЕТЕРЫ" и, как я поняла их завершающая часть, "УЗНИК БАСТИЛИИ", и в Вашем переводе, хотелось бы мне познакомиться поближе. Мне нужно немного времени, чтоб прочитать все эти замечательные вещи. И вникнуть в суть. Хотя, в общем-то, читаю я быстро..Похвастаюсь чуточек, воот.. КОНСТАНС1! Я уважаю Ваше справедливое заявление, когда Вы говорите насчет Канона. Знаете, СТЕЛЛА, когда Вы рассказываете насчет миледи и ее сынули, о том, что "миледи - это, скорее, некое зло в женском начале, а именно ее сынуля - воплощенное Зло, более похожее на РОК, причем заложенное в нем, и да - чисто генетически, и, конечно ж, вследствие его воспитания" - это очень интересная версия, на самом деле. И все таки, СТЕЛЛА, вспомните Бога двуликого Януса. Бога - с двумя Лицами. И две ипостаси у него Тьма и Свет, Добро и Зло, - ведь это, если вдуматься, воплощенная двойственность самой натуры, самой природы Человека. Бог Правды и двуличья. А Правда - двояка. И пресловутое, наверное уже набившее оскомину, "алтер эго" - второе дно, второе "Я". Мне почему-то думается, Что Миледи и Мордаунт, и мать, и сын, - это две ипостаси, две сути и сущности одного и того же Рока, двойственного и неотвратимого. Воплощенного как и в женском начале (Миледи, так и в начале мужском (Мордаунт). Вернемся теперь к нашему молодому виконту де Ла Фер. Да, жениться, а тем более венчаться, давать священные обеты-клятвы и пред БОГОМ, не будь на то благословения святого его родителей, его батюшки и матушки, он бы никогда не смог. И в этом Вы безусловно прАвы, СТЕЛЛА! Но ведь пошел же парень "против воли всей своей семьи! " Это он сам говорит всем своим друзьям, в том числе и лорду Винтеру, в главе о суде и страшной гибели миледи. Вот ведь в чем еще противоречие! Да, он любил ее - до безумия, с молодой и бешено-неистовой, горящей и болящей силой страсти. Может быть он, именно в силу своего чувства, неукротимого, и неумолимого, гордо отринув и презрев все необходимые светские условности, и вопреки всем возможным и невозможным, мыслимым и немыслимым, правилам аристократического этикета, решился на женитьбу и венчание, БЕЗ БЛАГОСЛОВЛЕНИЯ! родителей.Кто знает.. Быть может, его вело к тому самое предчувствие-предвестие все той же неотвратимости присутствия в его Жизни и Судьбе, и все того же неумолимо-жестокого, что вне времени и над Временем, в бесконечной и необъятной, и безумно-сумасшедшей музыке-тьме, колдовством ли Луны, Богом веселья и смерти ли Локи, странно льющего, вещего Рока. Сначала - в лице - в личине) Миледи и Мордаунта, а потом и в лице м-ль де Лавальер, и даже в лице его собственного сына, - беспощадно и вечно, безмерно преследовавшего его. все-таки юный виконт, впоследствии мушкетер Атос, чье прозвище скрыло графа де ла Фер, отчаянный храбрец из храбрецов, мудрый и нежный отец, верное и благороднейшее СЕРДЦЕ, эта утонченная необыкновенная натура, и личность незауряднейшая и сложнейшая во всей своей остро воспаленной, и нервно скрытой глубине, властно рискнул, отважился бросить неистовый вызов своей же долюшке-недоле. Своему же Року и неволе. Своей кровинушке-Судьбе.. Насчет того, что юный граф "начал править на своих землях - единолично"..Да, кто му времени, быть может его родителей, к сожалению, не было уже в живых..Такое могло быть дать. В права наследования в те времена вступал наследник согласно завещанию, согласно волеизъявлению, в случае если кто-то из родителей, либо мать, либо - отец, либа оба сразу, уходили в мир нездешний и иной..Но ведь бывали случаи, когда блестящий аристократ, богатейший землевладелец, вообще - сеньор высокородный и всевластный во всех своих владениях-поместьях,знатный человек, облеченный полной властью, отрекался от нее. И, сложив с себя все права, еще при жизни передавал все свои права и полномочия своему наследнику. Тому были примеры и в истории. Возьмите, хотя бы, сэра Оливера Кромвеля, лорда-протектора Англии. После его смерти весь британский протекторат перешел в руки его сыну Ричарду. Но Ричард, как известно, ОТРЕКСЯ! от наследства своего отца. Все Вы, друзья, отлично знаете из истории, - "а ведь известно, что эта мудрая и весьма почтенная Дама никогда не лжет!" - какая свистопляска, почти анархия, сложилась тогда, воцарилась в Англии, до возвращения из Голландии короля-изгнанника Карла Второго, и восшествия на престол и полной реставрации династии Стюартов. Историю хорошо сохранили, и до сих пор таят в недрах своей, закаменевшей от времени, Памяти, широкие нагретые ступени Уайт-Холла, резиденции блестящей и кровавой, английских королей. Может, и отец Атоса, добровольно или вынуждаемый, в силу каких либо, неведомых нам, обстоятельств, сложив с себя все бремя власти, подобно Ричарду Кромвелю, еще при своей Жизни, ввел в дела наследства сына? Да, старик Дюма задал нам загадки, над которыми и по сию пору, ломают люди головы.. Что ж, месье Дюма! Хоть Вы сейчас и пребываете в мирах - уже иных, в мирах невидимых, неведомых, нездешних, гуляете в прекрасных и незримых, уже иным Садовником взращенных, чудеснейших садах, Ведь Вы поставили - не точку. Многоточье.И, может быть, найдет, и Кто-нибудь найдет разгадку на еще ведь не разгаданный, Ответ..

Стелла: По идее, если наследник не достиг возраста совершеннолетия, ему назначался опекун. По всем расчетам из последующих событий, графу было не более 22 лет, когда его угораздило жениться. Но в своей Амьенской исповеди, он, словно невзначай (а на деле - чтобы не было вопросов об опекунстве) говорит о 25 годах. Вот как он умудрился кого-то из своих бесчисленных родичей уломать на эту женитьбу. Сейчас подумала - а ведь вполне это мог быть и Бражелон. Если он был такой же фантазер и романтик, как его юный родственник. Тогда мнение остальных дядей-тетушек - побоку. В те времена семья - это не ближайшие родственники, а весь клан. А Роаны-Монморанси были еще многочисленны, вот с Куси было уже не густо. Мне понравилась ваша мысль о Роке-Янусе, воплощенном в Миледи-Мордаунте. Очень живо представила себе этот портрет.))

Шевалье д АРМАНТАЛЬ: Утро доброе, СТЕЛЛА! В Амьене, в разговоре с д Артаньяном, у Атоса был внутренний взрыв, вызванный долго хранимом в себе, и мучительнейшим душевным надломом. Эта пьяная полуисповедь не прошла даром для обоих. Атос и дальше, по ходу дела, собирался хранить молчание, тяжелое и тоскливое, и обреченно-безнадежное, по сути, для него. Если б не затяжная беседа с бутылками в амьенском погребе, и "одичание", не видя другого человеческого лица, кроме искаженных все тем же пьянством, черт лица своего верного Гримо, - бывшего для него скорее - другом, старым, испытанным и преданным соратником, нежели слугой, готовым за него и в огонь и в воду, да хоть к черту на рога, несмотря на огромную разницу в их социальном и общественном положении, - и боль, безмолвная боль, что разъедает по капле, взрывает и выносит и мозг, и Дух, и Душу, разрывая все нутро на части, - может, этого неясного полупризнания и не было б, кто знает? И, видя, что слишком он зарвался и сорвался в своем самом сокровенном, вылитом отчаянно, нечаянно наружу, Атос пытается как-то увести собеседника от воспоминаний о самом себе. Он и говорит-то о себе в начале самом - в третьем лице. Как если бы речь шла о ком-то другом, ну например "об одном из его друзей, родом, как и он, из Берри, и знатным как Дандоло или Монморанси".. И старается скрыть свой реальный возраст, чтобы молодому и хитрому, и проницательному, как сам дьявол, гасконцу, этому девятнадцати-двадцатилетнему мальчишке, коего он любил, как сына, да еще, как любят - немногие, - не пришла каким-то манером в голову весьма хитроумная мысль. Проще говоря, Атос терзается, как бы Д Артаньян попросту не догадался, и в той страшной и жуткой истории, кто именно имеется ввиду. Что в общем-то и случилось, как мы видим. Что, собственно, и произошло. И в отчаяньи , в том неистовом состоянии, в котором он тогда находился, да еще и "в некоем сомнамбулизме опьянения, где есть нечто пугающее, когда словно грезишь наяву", - согласно взгляду самого Дюма, когда чуть ли не хватаешься за соломинку, пытаясь выплыть, и хочешь, как будто, резко и страшно оборвать все нити, всего того, что связывает невольно тебя с твоим же прошлым..А дальше..Атос переходит в своем рассказе к обращению уже в первом лице. И тем самым - одним рывком, одним душевным движеньем, бросает все карты на стол. Обнажая, оголяя при этом - свою Душу. Может, здесь - сработали импульс и порыв, стихийный и спонтанный. А может, наступил тот самый решающий момент, тот самый миг, когда просто нужна - ПРАВДА. И когда знаешь, что твой собеседник. твой молодой друг, удержит твои тайны при себе. И никогда не отвергнет, и не выдаст, и не предаст тебя. Ведь, как Вы верно и мудро, и вместе с тем, грустно, заметили, СТЕЛЛА: "Ведь врать - он не умеет".. (Улыбаюсь): А, вообще, неплохая бы получилась бы картинка, если бы ее удалось нарисовать? (Это я - "о Янусе, воплощенном в Мордаунте-Миледи"). Как Вы думаете, СТЕЛЛА?

Стелла: Надо бы попробовать изобразить под настроение.

Рошешуар: Дамы, позвольте вставить свои пять копеек в вашу беседу. Шевалье д АРМАНТАЛЬ, поздравляю с регистрацией на форуме (о, это тот еще яд для души ). Шевалье д АРМАНТАЛЬ пишет: "От яда, которого подмешивает ОНА, - нет противоядия." Меня тоже всегда удивляла и "царапала" эта фраза. Ну, откуда бы Атосу знать про яд, который подмешивает миледи? Неужели что-то знает такое, чего нам не было показано, ведь про отравление мужа-Винтера, нам сказали уже позже. Однако, по размышлении зрелом, я пришла к выводу, что это скорее констатация неумолимости миледи в ее делах и задумках, чем намек на ее реальную деятельность отравительницы. Дело в том, в сценах суда миледи и ее казни, все обвинители перечисляют свои обвинения. И, полагаю, что уж такой козырь, как причастность к отравлению отца, либо еще кого-нибудь, Атос бы не стал оставлять в рукаве. Поэтому, скорее всего, дамочка ничего не успела набедокурить во владении графа, кроме озвученных нам: — Теперь моя очередь… — сказал Атос и задрожал, как дрожит лев при виде змеи, — моя очередь. Я женился на этой женщине, когда она была совсем юной девушкой, женился против воли всей моей семьи. Я дал ей богатство, дал ей свое имя, и однажды я обнаружил, что эта женщина заклеймена: она отмечена клеймом в виде лилии на левом плече. Я прощаю вам, — сказал он, — все зло, которое вы мне причинили. Я прощаю вам мою разбитую жизнь, прощаю вам мою утраченную честь, мою поруганную любовь и мою душу, навеки погубленную тем отчаянием, в которое вы меня повергли! Умрите с миром! Собственно, это и есть все личные претензии графа к бывшей супруге. Никаких тайных "бонусов" в них не сокрыто. И, Стелла, Констанс, я бы не стала так категорично "канонить" пьесы Дюма в мир его книг. Если почитать, опять же, "Графиню де Монсоро" и сравнить с пьесой, так там вообще все с ног на голову встанет. И тебе Шико - воспитанник барона Меридора и друг детства Дианы, и Бюсси с Дианой - две невинные пташки, боящиеся не то что приобнять и поцеловать, а даже дыхнуть-то друг на друга, я уж молчу про самого Бюсси, который настолько уныл и беспомощен, что его даже старушки стараются за руку перевести через улицу. Не-не, я не согласна безоговорочно признавать каноном пьесы. Скорее, на мой взгляд, это фанфики Дюма по самому себе, всякие сиквелы-приквелы-вбоквелы и т.д. А фанфик - это все-таки чуть альтернативная реальность, это всегда подредактированный канон, пусть даже и самим автором.

Стелла: Рошешуар , да я не перетаскиваю пьесу в книгу. Скорее. я думаю, Дюма решил в пьесе "подредактировать" прошлое героев. Чтобы у зрителя лишних вопросов по ходу действия не возникало. Вот в пьесе и не возникает, зато в книге - их масса. А что до пьес, так я и озаглавила на Дюмасфере раздел с пьесами "Дюма про Дюма". Сам себе фанфикшинер. А Бюсси и родословная Шико меня тоже в шок ввели.

Констанс1: Рошешуар , пьесы по книгам.Автор один- Дюма. Пусть это и автофанфикшен по законам другого жанра, но я воспригимаю все равно как часть Канона.

Шевалье д АРМАНТАЛЬ: ВЕЧЕРА ДОБРОГО, МИЛЫЕ ДАМЫ! РАДА ВСТРЕЧЕ С ВАМИ, РОШЕШУАР! ПОСТАРАЮСЬ ОТВЕТИТЬ ВСЕМ ВАМ ПО ОЧЕРЕДИ. СТЕЛЛА! Тогда у меня к Вам, если Вы сможете улучить свободную минутку, и если будет на то Ваще настроение-вдохновение, и особенно - Ваше желание, сможете ли Вы скинуть сюда на форум, свои иллюстрации-рисунки, коль эта тема - воплощение в Боге Янусе - Мордаунта-Миледи - приглянулась и Вам? Ведь это было бы - замечательно, правда! И еще, знаете, СТЕЛЛА: когда Вы пишите: "Вот как он (молодой виконт) умудрился кого-то из своих бесчисленный родичей уломать на на эту женитьбу. Сейчас подумала, а ведь вполне это мог бы быть и Бражелон. Если бы он был такой же фантазер и романтик, как его юный родственник\" Так а почему-бы и нет?! Мне эта Ваша версия очень и очень глянется. Чего стОит одна только безнадежная влюбленность этого неисправимого романтика в прекрасную и каменную, греческую статую! Причем влюбленности такой силы, такой степени, что он едва-едва "не сошел с ума от горя, когда узнал, что история Пигмалиона - всего лишь пустой вымысел!" РОШЕШУАР! Эта фраза Атоса о яде, она терзает, царапает и бередит, берет и за живое - Душу, и словно режет ее на живую, словно лезвием дождя иль острием ножа. Понимаете, РОШЕШУАР: как мне кажется, каждая из участниц, и каждый из участников, в своих думках-мыслях в своем представлении и вИденьи,высказывая своею точку зрения на эти вот слова, так сокровенно сорванные у него - каждый, и глубоко по -своему, мудро и справедливо - ПРАВ. Но есть и еще одна штука. Атос - человек скрытный, натура - глубинно противоречивая, и далеко ведь не простая. Натура одухотворенная и возвышенная. Личность - благороднейшая и изысканная. Существо - богато одаренное. И все движения и порывы, все импульсы таил в сокровенном своей Души. Словом - человек в себе. Вспомните, что подмечал сам Дюма в характере своего героя: "Атос, как и все благородные натуры, никогда не выдавал своих тяжелых переживаний. Он таил их в себе, стараясь пробудить в других только бодрость и Надежду. Казалась, его личная скорбь претворялась в его Душе в радость для других". Страшна была сцена суда и гибели миледи. И она уже готовилась заплатить, и страшную дань, и дань кровавую, своей личной неотвратимою участью - Роком, своим жертвам, погибшим, так или иначе, от ее руки. мучительно замирая, ожидая взмаха, сечения удара палача. Но - никто не добивал побежденного врага. Никто не издевался и не глумился, никто чудовищно не изощрялся над поверженным противником-соперником, никто не измывался и не изгалялся над грешником, готовым уже испустить Дух и предстать пред Богом, оставляя время для его последних мыслей и желаний, для его исповеди и прощальных мыслей. Как и сейчас. Так и в те времена. И что-то новое, нехорошее, связанное с прошлым своей супруги, вспомни и открой Атос друзьям и в ту минуту, когда судьи дрожали, в разоблачении да с ее стороны, все новых и новых злодеяний, в ту ночь, в разверзшейся грозе, в ту ночь, закапанную, и словно бы заляпанною, тьмой, когда свершался акт и неотвратимого, и обреченно-безысходного, и с примесью и искусом и горечи ли послевкусия, сурового возмездия, уже бы не прибавило, уже не изменило б, наверно, ничего. Да и потом, в каком он был тогда состоянии, кто знает? Кто может рассказать? А языки пламени свечей, а то ль огни зажженного камина, лижут, обжигают изломанную, истерзанную Душу. А пламя отраженное ломается, и жгет незащищенно, беззащитно вспоротую кожу. Отсвечивая Лик прекрасной Женщины, заклейменной, отверженной, отмеченной Людьми. И в бликах-вспышках, ярко-острых сполохах, изломах и надрывах, зигзагом молний высвеченного, выхваченного, словно бы из искаженной пеплом-пеклом ада, внезапно ли сгустившейся ли тьмы, и золотистой и янтарной, и раскаленного и воспаленного, и растворившихся в осколках и обломках, кипящих и болящих, слепящих ли зрачки туманом-моросью горящих, и растворившихся по краю лезвия стального и острия, и обнаженного ножа, потока нескончаемого, вещего ли марева, вновь Лик поруганной, растоптанной, навек обманутой Любви. И жгет и жгет и. добела и докрасна, вновь свечно-восковое пламя. И выливает, выпивает и сжигает рвано-алый сгусток нагого, и растравленного ядом, и мукою изъязвленного Сердца, по капельке, до самого, до донышка до дна. И словно осыпает, осень, обметает, седой, соленоватой сыпью, и Нежностью обманутые, в кровИ искусанные губы. И алчно кровоточащую рану не стянешь, не завяжешь туго, и вновь упрямо-белым, крепким жгУтом. И остается лишь вино, и алое и жгучее. Горячее и золотистое, и виноградное оно. Змеею яда жалит и воспаленно-рваное нутро. И обнимает, обвивает, увивает, всепоглащающей музыкою боли, и обжигает вновь дотла, и отражаясь в призме,сплава, налета патины иль меди, и золоченых стройных канделябров, и в сгустке ли спрессованного, и серебром расплавленного Света, и отвечает ли безмолвьем вещим,и в мощи ли могучего всевластья, и в колдовстве пьяняще-одержимом, и в волшебстве Луны и Бога Локи, - властителя веселья, боли, смерти, и развалившихся в зеркально-лунной невесомости и звезд, прозрачной ясностью синеющих осколков, и хриплым-острым хрипом-криком, сорвавшаяся в бездну, темнота.. Вот как-то так.. СПАСИБО ВАМ ЗА ПОЗДРАВЛЕНЬЯ, РОШЕШУАР!

Стелла: Рисунок, может и рожу, как только представлю все это поточнее. Если получится, выложим. Вот тогда меня вся Миледимордаунтская мафия и проклянет! Шевалье д АРМАНТАЛЬ , к вам большая просьба. не пишите такими сложными и длинными предложениями. Мысль растекается по древу, очень трудно вычленить основное. Я понимаю, что вас душит желание высказать все, что вас переполняет, но посты у вас большие и сложные по образности, они плохо читаются. Я ни в коей мере не хочу вас чем-то задеть, но на таком посте сложновато сосредоточиться, чтобы вразумительно выделить основное, на что нужно ответить в первую очередь.

Констанс1: Шевалье д АРМАНТАЛЬ , так перед нами романтический донельзя историко приключенческий роман, Все страсти доведены до крайнего предела.. Большая любовь Д Арта и Констанс заканчивается смертью последней. Великая любовь графа де Ла Фер заканчивается первой казнью, преступления Миледи приводят к ужасному, но очень романтическому финалу- казни второй. Все по законам жанра. У французов, в отличие от русских о любви есть такая поговорка- Fort comme la mort- сильна как смерть. Такой в случае Атоса и Д Артаньяна Дюма ее и описал.Просто папаша Дюма - великий писатель и из занимательного чтения с продолжением он сумел сотворить шедевр, засталяющий читателя задавать себе вовсе не детские вопрсы и упорно искать на них ответы, как будто перед ними серьезный философский труд, а не занимательное чтение. Это верный признак гениальности автора. За то и любим.

Шевалье д АРМАНТАЛЬ: ДОБРОЕ УТРО, ДАМЫ! СТЕЛЛА! Обещанные вами иллюстрации буду ждать. (Думая, что вся"миледи-мордаунтская мафия" Вас поймет. И отнесется к делу с позитивным и улыбчивым настроем. Ваши справедливые замечания, учту, спасибо! КОНСТАНС1! Так никто этого и не отрицает, никто и не спорит, что перед нами, в первую очередь, приключенческо-исторический роман, сплошь и рядом завязанный на авантюрно-приключенческой и донельзя романтической канве. С Вами согласна глубоко и полностью. Да, старик Дюма умел и любил задавать загадки. А решать все заявленные им ребусы и головоломки, с присущей всем французам естественной галантностью (едва ли не врожденной!) любезно предоставил нам. А Любовь..Она вовсе не имеет и не знает за собой национальностей, как и принятых в обществе условностей. Что у французов, что у русских, что у любого иного народа, Она (ЛЮБОВЬ!) всегда сильна, как смерть. СПАСИБО!

Констанс1: Шевалье д АРМАНТАЛЬ , про любовь не совсем так. В русской традиции-любовь, сильнее смерти и способна пережить физическую смерть. В этом и не только сказывется различие менталитетов.

Стелла: Констанс1 , может у Дюма свойственный французам эгоизм был сдобрен доброй порцией африканской крови, но у Дюма полно героев. которые умирают от любви, или идут на смерть во имя ее. И ждут, что их душа соединиться с душой любимого человека. став сильнее смерти. Хотя сам автор от своих бесчисленных романов в жизни умирать не собирался. Все же логика автора в реале, и в его продолжении себя в образах его героев, далеко не всегда совпадают. Другое дело, что рвать душу себе и читателю - вот это традиция русской литературы.

Шевалье д АРМАНТАЛЬ: ДАМЫ! ДОБРЫЙ ВЕЧЕР! КОНСТАНС1! Да, разница в менталитете, средь русских и французов, несомненно, есть. Вы пишите: "в русской традиции - Любовь - сильнее смерти, и способна пережить физическую смерть." Сейчас, навскидку, трудно все упомнить, но ведь есть и исключения.. Вспомните историю Любви Сергея Есенина и Гали Бениславской. Итак.. Молодая женщина стоит возле свежевырытой заснеженной насыпи. " Самоубилась - здесь". Это - строки из предсмертной записки Гали. Неровные, дерганные, уже порядком выцветшие строчки. Если финка будет после выстрела воткнута в могилу, значит даже тогда я не жалела"..После выстрела в область Сердца молодая женщина лишается сознания. Через некоторое время у нее хватает сил кое-как накорябать на тонкой коробке из-под-сигарет: "Первая осечка". Вскоре на Москве разнесется слух, что осечек было - несколько. Но лишь один из последующих выстрелов оказался - точным. И - последним. Еще дымящийся пистолет и финка выпали из омертвевших рук. Истекающую кровью молодую женщину нашел церковный сторож. И перенес ее в кладбищенскую сторожку. Ее отправили в Боткинскую больницу. Но она уже выжить - не смогла. Имя этой молодой женщины - Галя Бениславская. А свежевырытая. и вся в снегу, небольшая насыпь, где все и случилось, надолго, а точней, навечно скрыла в своих недрах тело Сергея Есенина. Ей было всего - 29 лет.. И это - уже не роман. Это уже - ИСТОРИЯ. Цитаты, приведенные здесь, напрямую взяты из сохранившихся, и по сию пору, обрывков сигаретной бумаги. И это - подлинник. Не сомневайтесь! ЛЮБОВЬ, как Вы видите,здесь, КОНСТАНС1, - сильна. Как смерть. СТЕЛЛА! К Вашей фразе о традициях в русской литературе, мне почему-то хочется прибавить лишь одно: "А чужеземцы, - в том числе и французы! - не знали, какого, собственно, рожна этой самой российской Душе надобно. Посему и окрестили Ее - загадочной.." (Н.Дубов "Колесо Фортуны") Всем - СПАСИБО!

Стелла: Шевалье д АРМАНТАЛЬ , нас разделяет с вами пол земного шара? У нас: с добрым утром, или с полднем. Русский менталитет самоуглублен, склонен к рефлексии и маниловщине. (сейчас на меня накинутся)))) Француз , да и вообще европеец - деятелен, привык рассуждать больше по конкретному поводу. Возвращаясь к Атосу: он всегда больше интересовался причиной, последствия его меньше волновали. Может, потому что считал себя способным, зная причину, всегда найти на нее достойный ответ. И не боялся поступать радикальным способом, если ответ того требовал. Пусть обе казни - жест отчаяния, но он ответил быстро и окончательно. Если бы он стал колебаться, неизвестно, что бы произошло дальше, куда бы занесло его женушку.

Шевалье д АРМАНТАЛЬ: СТЕЛЛА! Признаю естественную разницу во времени, и часовых поясах. Тогда: Всем: доброго времени суток! (Так, надеюсь, будет несколько вернее..) Русский менталитет - он, действительно, самоуглублен и склонен к рефлексии, как наверное, среди других народов и племен, - ничей другой. Насчет его склонности к маниловщине..Мне кажется, это все таки - не совсем так..И у каждого народа - будь то европеец или афроазиат. - есть своя ярко выраженная, доминирующая внутренняя черта. Ну а что касаемо до возвращения к Атосу..Да, я согласна со многим, о чем Вы говорите..Почти - со всем. Но есть одно лишь "но"..Колебания и внутренние тяжкие раздумья все же не чужды и ему. Не смотря на его отчаянную решимость и непреклонность. И его незаурядную способность, зная причину, найти на нее достойный и быстрый, и остро впечатляющий ответ. Вспомните лишь "Красную Голубятню"..Хоть и прекрасно зная характер и особенно - многочисленные таланты и способности женушки, - он не пустил ей все же - пулю в лоб. Не в иносказании, а уже - в прямом - прямее некуда! - смысле слова..Видать, та лесная охота, и все, что случилось после, и "чудесное воскрешение" миледи, не прошли для него даром..Ох, не прошли.. СТЕЛЛА! Что думаете насчет "Красной Голубятни" - Вы?

Стелла: Я думаю, что если бы миледи не вытребовала голову д'Артаньяна, чихал он и на Бэкингема, и на все планы кардинала. Он сам сказал. что его волновала только бумага, данная миледи и только жизнь друга; ради этого он внешне хладнокровно пошел на встречу с женой. (на деле он просто держал себя в руках до определенного момента.) Его взорвало изнутри только одно - ее неудержимая злоба. Он понял, что говорить не с кем и незачем: дама признает только силу. Марать о нее руки он не стал: под дулом его пистолета она уступила. Он бы выстрелил, не колеблясь выстрелил, потому что уже не владел собой от омерзения. В этом существе, поглощенном чувством мести и злобой не было ничего от прежней Анны. Ничего, чтобы смогло вызвать его жалость или снисхождение. Только гадюку он увидел в ней.

Шевалье д АРМАНТАЛЬ: И ВНОВЬ - ЗДРАВСТВУЙТЕ ВСЕМ! СТЕЛЛА! Я согласна с Вами. Вы верно заметили: Он (Атос) держался спокойно и хладнокровно, но лишь чисто - внешне. Во многом благодаря своей воле и выдержке. Внутри же кровь у него кипела. Неистово, отчаянно и горячо. И причиной его сильнейшего внутреннего взрыва, несомненно стала, как и неудержимая злоба его женушки. Так и ее неуправляемая ненависть. И он, думаю, здесь уже видел в ней - не Женщину, безумно им Любимую. Но - демона в женском обличье. Посланца, а или, вернее, выходца из ада. И - личность, в которой уже почти не осталось ничего человеческого. И осознание, вИденье всего этого, Атосу взрывает, выносит мозг. Последней каплей послужило - требование миледи у кардинала головы д Артаньяна. И он не остановился бы перед тем, чтобы спустить курок. Чтобы отнять у нее эту охранную грамоту, что она "выцыганила" таки у его высокопреосвященства. Чтобы спасти Жизнь друга. А, может быть, и Жизни своих друзей. И все-токи что-то, пусть на мгновение, пусть на долю секунды, но задержало, словно бы остановило его руку.."Хоть и исказились черты его лица.."Есть у меня такое ощущение..Есть.. "Вы - демон, посланный на землю, - начал Атос, .." Кстати, что Вы думаете на счет сей его оброненной и последующей фразы? Было ли это просто иносказание, метафора, гипербола? Просто человек здесь внутренне взорвался. И сорвался. Или?..Что-то все-таки случилось еще на той роковой лесной охоте..Помимо страшного обнаружения клейма..И последующей затем первой "гибели" миледи..Что-то все-таки, было там еще.. У Кого какие мнения образовались на сей счет? СТЕЛЛА, ДРУЗЬЯ, откликнитесь! СПАСИБО!

Стелла: Шевалье д АРМАНТАЛЬ , сколько всего было написано и передумано на эту тему. Эта крохотная заминка - повод реабилитировать миледи в глазах Атоса? Скорее, я думаю, это просто внутреннее колебание перед тем. что убить надо женщину, стоящую перед ним без оружия. Потом, с очередным ударом сердца он осознает, что она уже - не женщина, и вообще не человек. Ну, и эта пауза - все же этакий люфт, посыл - время, чтобы она хотя бы руку к корсажу успела протянуть. А вообще, лучше перечитайте все, что есть на этом форуме по-поводу графа и его жены. Может, вы все ответы на свои вопросы найдете.

Шевалье д АРМАНТАЛЬ: ВРЕМЯ ДОБРОЕ СУТОК - ВСЕМ! Спасибо за ответ Вам, СТЕЛЛА! Вы знаете, ответы на все вопросы, что со временем накопились, можно, иной раз и не сыскать..Как ни странно, это, может быть, звучит. Да и потом, мнение Человека тоже может иногда изменится. Равно как и его впечатление и восприятие. Равно как и его понимание. Что в общем-то, вполне естественно, на мой взгляд. А вообще, я согласна с Вами.Трудно, почти немыслимо, почти - невозможно, спустить взведенный курок, в безоружную женщину. Тем более, если эту самую женщину, мужчина, доведенный до неистовства отчаянья, любит до безумия. Сердце пропускает сквозь себя еще один очередной удар, когда понимает, когда ощущает всеми своими обнаженно-обоженными нервами, что перед ним - существо женского пола. но лишенное женственности. И - человечности. Воплощение Ужаса. "Демон, посланный на землю, чья власть - велика"..И. "хоть жгучее желание убить ее снова поднялось в нем , и овладело им с непреодолимой силой", - жуткое осознание, что ему снова, быть может, придется пройти через пережитый ужас лесной охоты, словом, через все то, уже однажды пережитое, что хватило ему с лихвой, лишь на мгновение. на какую-то долю секунды, заставило его поколебаться. Да и этот, минутный времени посыл, чтоб миледи могла хоть чуток опомниться, и достать таки из-за корсажа тот охранный лист, хощь не хошь, а тоже никак не сбросишь со счетов. Но власть необратимости и неотвратимости Рока - неодолима и сильна. Что и было доказано вновь случившимся некогда в Армантьере..И - уже по цепочке - имело продолжение в январских водах промозглого Ла-Манша. А завершилось - в песках в желтых и жарких, палящих, Джиджелли. А затем -в предвестии вИденья Ангела смерти - в милом Сердцу Атоса - Блуа. И весь тот обреченный трагизм, что заявлен в самом финале истории о мушкетерах, - всего лишь следствие, той странной и внутренней взаимосвязи, и хитросплетений характеров, Судеб, Жизней, ситуаций и событий, и чей - эпилог или пролог? - проложен был той страшной ночью на берегу и грозового Лиса, - явление все той же самой власти Рока. Той власти, безраздельной и необоримой, что была, и Кем-то изначально, ужа давно, предрешена. Кто знает? СПАСИБО!

Стелла: Я не верю, что в сердце Атоса в момент "Красной голубятни" было нечто, похожее на любовь. Он , скорее, получил живое подтверждение того, что этой любви не было, а осталась и у него и у Анны только ненависть. А у него - еще и омерзение прибавилось, при виде этой пародии на женщину. Он еще молод, он пытается на все смотреть со стороны, но у него плохо получается: слишком живы воспоминания. Только внутренне успокоившись, обретя цель жизни в Рауле, начинает он думать о Роке.

Шевалье д АРМАНТАЛЬ: И ВНОВЬ - ЗДРАВСТВУЙТЕ ВСЕМ! СТЕЛЛА! Мне близки Ваши рассуждения. Очень близки. Да, воспоминания о пережитом у него (у Атоса) - слишком живы. Слишком остры. Натура утонченная, восприимчивая, изысканная и глубоко одухотворенная, он, по своей природе, - человек остро впечатлительный. С обожженным, внезапно обнажившимся нервом. И порывистая горячность и неистовство , помимо редкостного хладнокровия и вообще - присутствия Духа, - тоже есть в его крОви. А годы - еще больше разожгли его кровь. Вместо того, чтобы остудить. (Согласно свидетельству д Артаньяна!) Человек - без кожи. Человек - со вспоротом и расколотым надвое Сердцем. Да, в его Душе живет сейчас ненависть. Ненависть - непримиримая, причем. И все же..все же..Он еще любит эту женщину. Несмотря на то, что там, в "Красной Голубятне", это жалкое подобие женственности вызывает у него - горечь. А, может, еще, и - отвращение.. Странный коктейль, не правда ли? Такое страшное и сложное, несовместимое смешение необузданных, и воспалившихся заново, страстей, эмоций и чувств. В Атосе - надрыв и излом. В Миледи - страх, что поглотил, и едва ли не сожрал, и всю, как есть, целиком, ее Душу. И в обоих - бездна. Неотвратимая бездна отчаянья. И душевная рана, что зияла, разверзлась в Атосе, уже тогда грозила непоправимым предчувствием, предвестием беды. Быть может, он тогда еще толком просто не дал себе в этом отчета..Но что-то уже при этом - ЗНАЛ.. Да, он еще молод. Да, он обрел себе новую, уже иную цель в Жизни. Обретя Рауля. И оставшись - с друзьями..Но вот насчет внутренней самоуспокоенности - Вот это - НЕТ..Вот это - как раз - навряд ли.. Извините, СТЕЛЛА! Если б было у него хоть, некое подобие, что ли, этой самой внутренней защищенности, - не было бы тогда мыслей тяжких, дум о неотвратимости и необоримости цепочки Рока. И желании, неуемном и неумолимом, - обуздать, оборвать, прервать ее..(Случай с Мордаунтом в январском Ла-Манше!) И еще, СТЕЛЛА..Помните, что сам отец говорил о сыне, зная эту "нежную, и вместе с тем - непреклонную Душу:"..Что до Рауля, право, я не знаю, разлюбит, утешится ли он.." По мне, эту фразу можно отнести, причем - и глубоко, и полностью, - и к самому Атосу. Вот.. СПАСИБО ВНОВЬ!

Констанс1: Шевалье д АРМАНТАЛЬ , простите , что вмешиваюсь в Вашу беседу со Стеллой. Правильно ли я пончла, что Вы исходите из мнения, что граф де Ла Фер, несмотря ни на что, всю жизнь любил Миледи?

Папаша Бюва: Любит её граф, но уж больно она живучая. В 1987 году будучи в армии, и будучи всеядным читателем, из-за нехватки по понятным причинам, литературы, читал всё подряд. И вот таким образом мне попался журнал "Молодой коммунист", где какой-то молодой коммунист посвятил целую статью "Трём мушкетёрам", вероятно взгляд на него с точки зрения линии партии. Ещё не читая сам роман, (до 20 лет мне Дюма не попадался, и имел представление о нем только сначала по комедии "Шарло", потом по Боярскому), прочитал рассуждения молодого коммуниста, что миледи вышла замуж по любви, искренне старалась быть хорошей женой, встала на путь исправления, и что Атос должен был сначала "выяснить у любимой женщины" причины её клеймения, мож случайно всё произошло, ошибки молодости, и помочь преодолеть душевную травму, завести детей, для сближения, чем сразу с дуру вешать то... И Дартаньяну шалить с ней не следовало бы, всё таки моральный облик мушкетёра, понимашь... Вобщем всё согласно тогдашнему курсу партии по реабилитации "невинно-осужденных" и внутрипартйного демократического диалога с уклонившимися от верного курса товарищами. И я вот в дальнейшем миледи и рассматривал всегда под таким углом зрения, всегда балансируя, между виновна / невиноватая я... Всегда сомнения по этому поводу. Наверно да, любит Атос где то в глубине души, иначе бы грохнул бы её сразу в кабачке. Повесил то первый раз её не задумываясь...

Стелла: Папаша Бюва , мне кажется что это советское мировоззрение торжествует в фиках с пейрингом Атос-миледи. У Nataly, в ее "Попытках биографии Сами-Знаете-Кого" есть момент, который мне врезался в память: Атос, после того, как повесил миледи, долго втыкает в землю кинжал, чтобы очистить его не от крови, а от прикосновения к ее платью. По-моему, ошеломляюще точная деталь.(Наташа - я не подхалимничаю) итак, попробуем разобраться без пафоса, громких слов, обнаженных нервов и комсомольской требовательности.)) Что из себя представлял Атос к моменту знакомства с Анной? Владетель мест с практически неограниченной властью феодала, не имеющий права выносить приговор только принцам крови и государственным преступникам (Право Верхнего суда). Человек, по тогдашним временам необычно широко образованный, скорее со взглядами Возрождения, но с рыцарскими принципами. Настроенный романтично, склонный в юности верить чудесам (а кто и во взрослом состоянии не верит в некоторые из них?). Юноша, хлебнувший и сурового быта, если готовился в моряки, и готовился в Англии. Знание философии и языков (а знал он их не меньше Рауля, потому что с кем виконт в провинции мог говорить, при том, что он улавливал и языковые особенности местностей, кроме отца) Видимо, Атос языки не только учил, но и закреплял знание их в путешествиях. И вот этот разносторонне образованный, совершенный во многих отношениях человек, находит себе достойную своему представлению об идеале, женщину. Он не ребенок, он знает, кого хочет. Он уверен в своем выборе настолько, что идет против своих родовых устоев. Ему не нужен банальный брак его среды: он нашел ангела во плоти. Ангел оказался ложным символом. Ангел - это ложь, грязь, отброс общества. Печать лилии говорит ему куда больше, чем нашему современному читателю, с его современными представлениями о лжи, измене и т.д. Граф разом утрачивает то, что для него основа его существования: самоуважение. Оно не дутое, как хотелось бы думать современным читателям. Оно основано на длинном ряде предков, на их деяниях, на их завоеваниях, на их верности слову и сюзерену. И вдруг все летит в тартарары, потому что клеймо припечатало и его. Пусть другие об этом не знают, и не узнают, но клеймо у него горит в душе, он тоже носит его. Скажите, как после этого может остаться в душе какое-то чувство к такой женщине? Даже чисто физическое влечение не устоит перед таким ядом. Атос шел в "Красной голубятне" не убивать: он шел отобрать охранный лист. Если бы не угроза другу, он и пальцем бы не пошевелил, и она ушла бы незамеченной, она для него была уже посторонней. А злоба разбудила в нем только ненависть, уже было присыпанную пеплом лет. Может, в те дни, когда он уже был в Париже, он и пытался разобраться в своих чувствах , анализируя их, как бы со стороны, но я уверена абсолютно в одном: в ту минуту, когда человек осознает, что его опозорили в собственных глазах, и сделал это бесконечно любимый - в ту же минуту любовь выгорает, оставив недоумение, боль, обиду, ненависть - что угодно, но не прежнюю любовь. Атос на собственном опыте познал, как больно предательство. Он боялся его в случае с Лавальер. И он знал сына, он понимал, что у Рауля не найдется сил жить с таким знанием. Я вот что еще хочу сказать в сто первый раз: нельзя судить о прошлом с позиции своего времени. Выводы будут, но у каждого времени свои устои, свои правила, и свое восприятие. В Тулу со своим самоваром не ездят!

Стелла: Шевалье д АРМАНТАЛЬ пишет: Если б было у него хоть, некое подобие, что ли, этой самой внутренней защищенности, - не было бы тогда мыслей тяжких, дум о неотвратимости и необоримости цепочки Рока. И желании, неуемном и неумолимом, - обуздать, оборвать, прервать ее..(Случай с Мордаунтом в январском Ла-Манше!) А вот тут я думаю все проще: каждый человек, подойдя к возрастному барьеру и оглядывая свои личные поля боев, ищет какие-то связи, какую-то закономерность, какой-то вектор из прошлого в будущее.

Папаша Бюва: Спасибо за хорошее разьяснение. Полностью придерживаюсь позиции не судить о прошлом по сегодняшним представлениям. Если судить о королях и феодалах только как о классовых врагах и эксплуататорах - это примитивно и не отражает реалии. Но вот в современных исторических фильмах кажется внаглую навязывают современные представления и понятия, чего не могло быть в те времена.

Стелла: Папаша Бюва , так современного зрителя держат за дурака, которому умный режиссер все пояснит.

Шевалье д АРМАНТАЛЬ: СТЕЛЛА, ДРУЗЬЯ, ПРИВЕТСТВУЮ ВАС! В принципе, да, я согласна с тем, что Вы пишите СТЕЛЛА: "что каждый человек, подойдя к возрастному барьеру, и. оглядывая свои личные поля боев, ищет какие-то связи, какую-то закономерность, какой-то вектор из прошлого в будущее".. Согласна и с Вами, ПАПАША БЮВА: это действительно - хорошее разъяснение! Лишь добавлю немного от себя: и эта искомая закономерность - вполне естественна. Хотя и она ведь, в общем-то, не исключает все той же самой цепочки Рока (как в случае Атоса). И возвращусь к Вашим словам, ПАПАША БЮВА: да, нельзя рассматривать историю, случившуюся некогда в далеком прошлом, исходя чисто из сегодняшних представлений и мерок. Нельзя. Но и говорить о ней, и совсем в отрыве от них, в разрыве с нынешними реалиями и контекстом, все же иной раз, и нельзя. Ведь наше сегодняшнее настоящее, равно как и будущее, - густо и кровно, и микрогенно, замешано именно - на прошлом. А если еще и вспомнить, что "новое" - это всего лишь - хорошо забытое - "старое"..О, на эту тему вообще тоже можно хорошо поговорить, порассуждать! СПАСИБО!

Шевалье д АРМАНТАЛЬ: КОНСТАНС1! Извините. что не сразу ответила Вам! Да, Вы поняли меня верно! Я действительно считаю, что, даже несмотря неа все случившееся, Атос любил миледи. И сохранил это свое чувство - на всю Жизнь. Как ни странно это, может быть, звучит. Такое странности порой бывают, да.

Стелла: Шевалье д АРМАНТАЛЬ , у каждого свой Атос. Наверное потому, что таким, каким его написал Дюма, очень многим кажется недосказанной его история, и каждый домысливает ее в меру своих представлений о любви, чести, понимании жизни, но в ощущениях своего времени, и своего опыта, и своего восприятия мира.

Шевалье д АРМАНТАЛЬ: Да, и еще, СТЕЛЛА.. Я вот по поводу Атоса и миледи.. Да, все та же накипевшая и наболевшая,извечно тема. Есть такое двойственное, противоречивое чувство - Любовь-Ненависть. Атос пережил предательство со стороны безумно любимой им женщины. Да, его мир рухнул. И его чувство, оказалось - обманутым, поруганным. Его страсть - отравлена ядом и горечью. Его Жизнь - разбита. А мечта - утрачена. А Сердце - растравлено мукой. Да, Ангел оказался - демоном. И Любовь оборачивается для него - Ненавистью. НО.. Но он не мог бы так сильно ненавидеть эту женщину, если б так сильно, до безумия, ее - НЕ ЛЮБИЛ.. Да..ЛЮБОВЬ-НЕНАВИСТЬ.. Что Вы хотите..

Стелла: Я согласна, что любовь сменилась ненавистью. Но, уничтожив ее. он и ненависть утратил. У него любовь к сыну была такой всепоглощаюшей, что там уже не осталось места для сожалений или воспоминаний о былом такой силы. Я уверена, что потом он обо всем этом думал, как о рассказанной кем-то истории. Словно это он в Амьене самому себе чью-то повесть поведал. Остроты чувств - не было. Могла быть печаль и сожаление, что он сам себе покалечил первую половину жизни. Я вообще пессимист, когда говорю о людях. И если верю в любовь-ненависть,но никогда не поверю в Любовь-Ненависть-Любовь.

Шевалье д АРМАНТАЛЬ: ВЫ все верно говорите, СТЕЛЛА. И - мудро: "У каждого из нас в глубине свой Атос".. Да, каждый приходит к своему пониманию и восприятию внутреннего мира Дюма с позиций своего личного опыта. Со стороны своего пережитого. С подачи своего прошлого. С позиций своего настоящего. С отдачи своих чувств и эмоций, мыслей, нервов и страстей. И эта история..История Атоса и миледи, она ведь действительно остается по-своему - недосказанной. И как будто бы еще - не завершенной. И каждый ее - рассказывает и глубоко и сокровенно, и исповедально ли - по своему. Ибо пьеса - должна быть отыграна. А история - должна быть дорассказана - до конца. Ибо, внутри, в глуби у каждого - свой мир. И у каждого - свой Дюма. Своя - История.. Своя - ЛЮБОВЬ. Также, как и свой Атос.

Шевалье д АРМАНТАЛЬ: СТЕЛЛА! Да, Любовь к сыну у Атоса - чувство всеобъемлющее. Всепоглащающее чувство. Вся, недосказанная им когда-то Нежность, претворилась в его Душе, что истекала кровью, и с особой остротой, с особою неимоверной силой, вылилась на его Дитя. Но вот насчет того, что у него больше не осталось "воспоминаний такой "остроты и силы".. Честно говоря, есть у меня некие сомнение на сей счет..Вспомните, СТЕЛЛА: "При вмиде такой щедрой и чистой юности Атос невольно замечтался. Пред ним пронеслась его собственная юность, вызывая в его Душе полузабытые сладостные воспоминания, подобные скорее запахам, чем мыслям. Между его прошлым и настоящим лежала глубокая пропасть. Но полет воображения - это полет Ангелов и молний. Оно переносит через моря, где мы чуть не погибли, через мрак, в котором исчезли наши иллюзии, через бездну, поглотившую наше Счастье. Первая половина Жизни Атоса была разбита женщиной. И он с ужасом думал о том. какую власть могла бы получить Любовь, и над этой нежной, и вместе с тем - сильной натурой."("Двадцать лет спустя", гл. "Сен-Дени". Что Вы думаете вот об этом, а?

Стелла: Именно это я и имела в виду. Он думает о том, как Любовь к недостойной сломала ему жизнь. Именно и создала эту пропасть шириной в 10 лет. Сладостные воспоминания юности - это то, что было до встречи, это даже эта любовь полудетская-полуюношеская, к статуе. Это богатая впечатлениями юность, это все. что формировало его, как личность, готовило к взрослой жизни. Анна у него не вызывала подобных чувств именно потому, что обрушила его с Олимпа в грязное болото. Я думаю, что у него и до Анны было в кого влюбляться: отшельником младших, да и любых сыновей знатных родов не держали. Он знал свет - значит вращался в нем. Уж там можно было впечатлений набраться. (путешествия - тоже дают эмоции.)

Шевалье д АРМАНТАЛЬ: Да, Анна сломала ему - Жизнь. Сумела ее - искалечить. И выжгла навсегда, и в сокровенном нутре его Души, - клеймо боли и бесчестья. Я вот думаю: как бы сложилась его Судьба, не будь встречи с этой женщиной? Встречи, что оказалась для него - роковой. Что это? Предопределение некое, предначертание Рока? Не обошлось, может, и без этого..Кто знает? У Атоса - богатейшая и сложнейшая натура. Верно. И юность его , наверное, была светла и чиста. Просто так хочется верить в это! Да, несомненно, что и окружение, и путешествия, и приобретенные знания, и былые встречи, да и многое, бесконечно многое. другое, не могли не оказать своего влияния, своего могучего действия на формирование его Личности. И влюбленности, и ранние романтические увлечения, равно как и авантюрные приключения, конечно ж, были у него. (В особенности, если вспомнить историю с греческой статуей в саду!) Да, он знал, что его сын, впервые столкнувшись с ложью и изменой, не сможет этого пережить. ЗНАЛ. И потому - бесконечно боялся за него. Потому и был у него это неистовый, ни с чем не сравнимый ужас, это бешеное страдание, ибо ясно осознавал и видел он: эта невыносимая, непомерная обреченность, что передалась невольно от отца к сыну, - неотвратимо скажется и на его ребенке. Как оно потом и произошло. Знаете, СТЕЛЛА..Я как-то читала, не помню уже у какого именно автора,извините..Давно уже дело было. Давно.. Но суть в том, что были там, в той книге, такие строки, что невольно врезались в память: "И эта роковая Любовь жила в них, еще задолго до их встречи. Они знали, они предчувствовали эту - Любовь. И они любили потому, что просто - НЕ МОГЛИ ДРУГ ДРУГА - НЕ ЛЮБИТЬ".. Сильные строчки, да? Или точнее, сам смысл, заложенный в них. Атос и Анна, Рауль и Луиза..(Ведь и Луиза любила своего Людовика, как ни одна женщина не смогла любить его. Как ни трагично это по отношению к Раулю, как и по отношению к ней самой, в этом есть свое горькое послевкусие правды. И это тоже надо признать.) Может, эта фраза сказана и о них? Ваше мнение, СТЕЛЛА? Что скажете, ДРУЗЬЯ?

Стелла: Мне кажется. что не встреться Атосу на пути Анна, он бы женился. как того требовало его положение. А любовь бы нашел на стороне. Как и принято было в этой среде. (как и происходит почти в каждой семье и теперь, только мало кто в этом признается. ) Встреча с Ангелом произошла, когда была готова почва: он не встречал еще такого коктейля ума и красоты. Вот и попьянствовал.((( Возможно, роковая любовь с его стороны была подготовлена всем его существованием. Но вот любила ли она его? Не верю: не предают любя. Он ее привлекал, как противник-партнер: умен, знатен, красив. богат - чем не выход в мир. От такого мужа, от такого мужчины голова кружилась у девицы. Но кружилась ровно до того момента, пока она не поняла, что у него голова кружится сильнее. И тут он попался. И тут с ее стороны - только расчет. И в этот расчет никак не входят признания о прошлом. Вот мое мнение. Рок же был в том, что двоим им не жить на этой планете.

Шевалье д АРМАНТАЛЬ: Не знаю, СТЕЛЛА: Нашел бы он Любовь - на стороне? Мне почему-то кажется, что - НЕТ. Н-да, возможно, Рок уже был заложен изначально в его генах. В его Любви. В его кровИ. Извините, здесь никак не удержусь от улыбки-иронии: Да уж от "такого коктейля ума и красоты", "попьянствовал" он на славу! Вволюшку! Всласть! А насчет того, что любила ли его Анна?.. Почему-то на память приходят строки из Оскара Уайльда. В переводе Бальмонта. Из его "Баллады об Узнике из Рейдингской тюрьмы: "Но убивают все Любимых: Один убьет - ревнивым взглядом. Другой - убьет и жгучим ядом. И лишь, кто смел, - МЕЧОМ. Что скажете, СТЕЛЛА?

Стелла: Если бы тут была ревность - не стал бы убивать Выгнал, как сказал Атос в фильме у Бордери. Жгучим ядом - это по части миледи. (как словесным, так и настоящим) Он не стал бы унижаться до сарказма. А вот мечом - в конечном итоге, к мечу и пришел. Когда веревки оказалось недостаточно. Возможно, он бы любил жену, подобранную ему родом. Но вряд ли ему пришлось бы найти такую среди тех, кто был на выданьи. А вот встреться ему миледи, когда он... дальше молчу, у меня идея на фик.)))

Шевалье д АРМАНТАЛЬ: И СНОВА - ВРЕМЯ ДОБРОЕ СУТОК, ДРУЗЬЯ! Ревности, как таковой, возможно, тут и не было, СТЕЛЛА.. Что касаемо того, испытывал бы он чувство, похожее на чувство к Анне, будь у него иной выбор, и иная девушка на примете, быть может, выбранная, ему его бесчисленной родней, то здесь - не знаю..Как ни странно, и как ни страшно сие звучит, но мне кажется, Атос всю свою юность, ждал именно - ее. Анну, в смысле.. Насчет жгучего яда.. Я думаю, что Душа его уже была отравлена, растоплена - болью. И горечь бесконечно выстраданного сарказма уже невольно сквозит в его речах. И появляется в тяжких думах его. И мучительных мыслях.. Как помните у Пушкина, СТЕЛЛА, в его поэме-сказке "Руслан и Людмила" (моей любимой, кстати говоря!): "..Безумный витязь жертвы ищет.. Огонь и яд отчаянной Любви Уже текут в его кровИ".. Строки - как раз, слово в слово, подходят к той лесной охоте. Столь роковой и неотвратимой для Атоса. И - кое в чем - применительно и к сцене, разыгравшейся в Армантьере. А точнее, в грозу, на берегу, во тьме ночного Лиса. На мой взгляд, конечно. Жду Вашего следующего фика, СТЕЛЛА!

de Cabardes: Атос - не мой герой. Т. е. он был им в детстве и отрочестве, но в юности был оттеснен на задний план коллегами по шпаге. Понимаю, что это практически всеобщий любимец, ведь во Вселенной Мушкетеров он - высший авторитет. И, тем не менее, будучи уже сверстником мушкетеров из ДЛС, я его таковым признать не могу. Человек, сломавшийся из-за внешних обстоятельств (а женщина таковое и есть) на время - пусть даже на полгода, год или даже два - одно, человек пустивший под откос свою жизнь, положив на ответственность перед родом и самим собой - другое. Это какой-то смертельный изъян в семейства де Ла Фер, приведший его к краху в двух поколения подряд. Неумение общаться с женщинами - полбеды. Граничащая с безумием слабость, спасшая Мордаута от руки Арамиса, приведшая весь квартет к риску гибели и приговорившая, в итоге, Карла I, совершенно не простительна. Атос мог поискать ей сколько угодно, но не играясь жизнями друзей и идеей, которой был предан. Третья слабость: отцовская любовь, в итоге, убившая сына. Ибо будь отцом Рауля д'Артаньян, тот бы остался жив. Слабость Атоса, вырастившего инфантильного в кубе сына, а потом позволившего ему утонуть при первом же столкновении с женщиной, слабость, находившая в тех же обстоятельствах прибежище в бегстве и саморазрушении, позволила погибнуть его сыну. Которого он не подготовил по сей части никак. Несмотря на свой опыт. В общем, не могу понять, как он сохранил авторитет среди таких деятельных людей. Одной глупости с Монком должно было хватить на то, чтобы признать его не в себе. Но автор позволил ей хорошо закончиться.

Стелла: de Cabardes , нескромный вопрос: а сколько лет вашим детям? Я уже много старше и Атоса в "Виконте", каждый раз убеждаюсь, что детям невозможно навязать свое понимание жизни и точно также нельзя оградить их от всех бед. До определенного предела ими можно руководить. И все же, то время было временем опеки родителей над детьми. Свое понимание жизни современнику переносить на то, что было - это смотреть на прошлое со своей колокольни. Если ты высоко стоишь, то хорошо видишь окрестности, а то, что внизу, кажется уже несерьезным. Атос - человек слова. Знаете, я лет двадцать пять назад была потрясена, когда узнала, что в мире алмазной биржи большинство сделок религиозными совершается под честное слово. Первое богатство дворянина и его первейшая обязанность - это честное слово. Монк это понимал. Атос шел ва-банк: люди такого склада умеют рисковать всем. С Мордаунтом он немногим рисковал: в случае попытки того что-то совершить их было семеро против одного. И, не думаю, что на суше, в равных условиях, Атос бы отказался бы с ним драться после этого. Атос с женщинами умел общаться: После Фронды принцев он мило обхаживал Шевретту, сумел ее порывы мстить всем пригасить. Другое дело, что он им не верил - и правильно делал.)))) Рауль тоже умел светски общаться, а то, что он с 15 лет в армии - тоже чего-то да значило. Там многое можно понять увидеть. Атоса десять лет душил стыд- в первую очередь. А уж потом - поруганная любовь. И, конечно, сознание того, что он погубил род. Он растил Рауля, как надежду, как росток, из которого поднимется новое древо. Ему и в голову не пришло, что этот идеальный мальчик не примет во внимание условие знатности - брак по расчету. Но Атос был сыном своего времени. Увы или к счастью - это как кому кажется.

de Cabardes: Стелла пишет: нескромный вопрос: а сколько лет вашим детям? По моему, наш род пресекся еще в XIII в - Альбигойские войны были еще тем аттракционом, знаете ли. Не все их пережили. Только топонимы в Лангедоке и остались, да еще руины Шато де Ластур и вино нашего имени :-) Стелла пишет: детям невозможно навязать свое понимание жизни и точно также нельзя оградить их от всех бед. Только собственным примером. Пример, увы, у Атоса был так себе. Но это был и урок. Он должен был что-то предпринять и привить сына до того, как он подхватил ту же самую болезнь. Тем более он знал уже, что она смертельна и сам чудом выжил. Стелла пишет: Атос - человек слова. Знаете, я лет двадцать пять назад была потрясена, когда узнала, что в мире алмазной биржи большинство сделок религиозными совершается под честное слово. Первое богатство дворянина и его первейшая обязанность - это честное слово. Прекрасно понимаю о чем речь, но... Стелла пишет: Монк это понимал. Монк не просто дворянин - он политик и полководец. Он прекрасно знал, что для того, чтобы начать войну нужны три вещи: деньги, деньги и деньги. И миллион, что он позволяет вывести агенту врага (а Карл тогда еще его враг) это и угроза интервенции, и мятежа, и тысячи убитых, вдов, изнасилованных дам, и разорение страны, и прочие новые риски, которые он, по своему долгу и присяге, обязан минимизировать ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ - этого тоже требует его честь, его долг, его обязательства, его роль лидера. Миллион это не личное дело - это дело общественное, это политика, это война. Ни один адекватный лидер таких жестов не делает, а Монк ходил по земле и был в здравом уме (как казалось))). Стелла пишет: Атос шел ва-банк: люди такого склада умеют рисковать всем. Атоса здесь явно опекает Его Величество Автор. То что сотворил граф де Ла Фер - чистое безумие. При этом, он рискует не только своей жизнью, что его личное дело, но и ЕДИНСТВЕННОЙ надеждой Карла, чьим агентом он является. Риск совершенно неоправданный. В конце-концов, через месяц-другой армии Монка на том месте уже не было бы и в помине, а значит провернуть дело можно было без подобных игр. Это глупый риск и какая-то странная суета там, где она совершенно не нужна. Стелла пишет: С Мордаунтом он немногим рисковал: в случае попытки того что-то совершить их было семеро против одного. И, не думаю, что на суше, в равных условиях, Атос бы отказался бы с ним драться после этого. Знаете, у черкесов говорят: "сто друзей это слишком мало, а один кровник - слишком много". Еще говорят:"только слабый добивает". Обе сентенции проверены временем - целые поселения и рода были уничтожены из-за кровной мести. Верно и второе: не добить это так по рыцарски - дать противнику шанс, демонстрируя ему свое нравственное превосходство и мужественное презрение к его неизбежной мести. Атос же действует так из-за слабости - его гложет вина, хотя дело сделано и его вечное поедание собственной печени (еще одна отвратительная черта его характера) ничего уже не исправит. Ему был известен статус оппонента в той стране, куда он направлялся и направлялся не один - с другом. Ему было известно, что оппонент уже убил одного из убийц своей матери и что он открыто предупредил, что убьет их всех. Он не хотел убивать его, но мешать Арамису избавиться от кровника было уже слишком - он насильно заставил друга рисковать своей жизнью в момент, когда все риски могли быть сняты одной пулей - против воли этого самого друга, подавив ее. И свою ошибку, если не путаю, сам осознал, но уже задним умом. А то что это была именно что страшная ошибка, показали все дальнейшие события в Англии. Стелла пишет: Атос с женщинами умел общаться: Перефразируя Акутагаву: женщина - как коробка спичек: относиться серьезно - смешно, относиться несерьезно - опасно Атос мог прекрасно вести великосветскую беседу, он мог заделать бастарда герцогине, но он не мог строить с женщинами адекватные отношения. И сын его не мог. В итоге, к стыду графского рода де Ла Фер, два последних поколения таковых непрямо управлялись женщинами: Атос строил свою жизнь, как реакцию на кейс с женой, Рауль - как реакцию на кейс с возлюбленной. В обоих случаях обоим не помешал бы психоаналитик. Назвать эти жизни в бреду чем-то здоровым - язык не поворачивается. Почти все здоровые юноши были в юности влюблены и почти все несчастливо - это необходимая инициация при взрослении мужчины. И отец, и сын споткнулись об нее и, в итоге, второй кейс угробил обоих. Не понимаю, как они еще умудрялись кого-то учить жизни, не сумев справиться с банальной, хотя и переживаемой почти КАЖДЫМ юношей, как "уникальную и неповторимую", историей юношеской любви. Стелла пишет: Ему и в голову не пришло, что этот идеальный мальчик не примет во внимание условие знатности - брак по расчету. Мне кажется, что ему и в голову не пришло, что его придумает парень, который родился лет через двадцать после "Страданий Юного Вертера" Гете и рос во времена культа Байрона. Мне не известно, какое влияние эти ребята оказали на Дюма, но зато совершенно понятно, почему нуднейшая линия виконта де Бражелона мало кого вдохновляет в кино - это такой кисель, который руками не схватить. А вот линия "Человека в Железной Маске" - на расхват. Чем-то отец с сыном оба напоминают Эшли из "Унесенных Ветром" Митчелл, про которого Батлер сказал Скарлет: "Дохлая устрица, которую даже вам не разжевать". У Бальзака в "Отце Горио" хорошо сказано: Иметь честолюбие, дружочек мой, дано не каждому. Спросите женщин, каких мужчин они предпочитают, - честолюбцев. У честолюбцев хребет крепче, кровь богаче железом, сердце горячее, чем у других мужчин. А женщина в расцвете своей жизни чувствует себя такой счастливой, такой красивой, что предпочитает всем мужчину огромной силы, не страшась, что он ее может сломать. Вот что надо было вовремя вложить в уши Раулю, да и его папе тоже. Мужчина не способный выпутаться из чулок и юбок, а потому идущий на дно, - грошовый мужчина. И не потому что дурак, трус или невежда, а потому что масштаб человека определяется, в конце-концов, препятствием, которое его остановило. В случае Атоса и Рауля это женщины. В принципе, не подари д'Артаньян и Арамис Атосу частиц своего огня, это был бы ни на что в практическом плане не годный декоративный элемент: настолько же красивый, насколько и бесполезный. Они придали хоть какой-то смысл его жизни, поскольку своих идей у графа долгое время на сей счет не было как класса. Вот Раулю не повезло - рядом с ним не было таких сверстников(+/-)-компаньонов с огнем в жилах. Увы.

jude: de Cabardes пишет: Атос могу прекрасно вести великосветскую беседу, он мог заделать бастарда герцогине, но он не мог строить с женщинами адекватные отношения. И сын его не мог. На мой взгляд, вот это качество и отец, и сын унаследовали от куртилевского Рошфора. Куртиль описал все то же самое почти за два столетия до Дюма. А Дюма хорошо проштудировал "Мемуары" и многое использовал, создавая образ Атоса, имхо. Единственное отличие в том, что у Рошфора не было любовной драмы в юности - у него были детские комплексы (страх перед мачехой). В итоге "он преисполнился отвращения к женщинам". За весь роман у героя было только четыре попытки завязать отношения (для сравнения, куртилевский д'Артаньян меняет возлюбленных, как перчатки). И все эти четыре попытки закончились плачевно: дважды Рошфору отказали дамы и дважды он сам сбежал.

de Cabardes: jude пишет: вот это качество и отец, и сын унаследовали от куртилевского Рошфора. Спасибище! Не читал, увы, а надо бы. Кстати, де Рошфор "от Дюма" мне очень нравится, как персонаж: хладнокровный разумный взрослый мужественный, имеющий ДЕЛО, а не мечущийся, как навоз по волнам жизни. И мне хочется верить, что именно он становится ментором д'Артаньяна, когда исчезают все его друзья. Во всяком случае, именно на него последний становится все более похож в сиквелах ТМ.

Стелла: А меня у Атоса именно это якобы отсутствие логики в решающие минуты восхищает. Это вдохновение, за которым логика и расчет.

jude: de Cabardes пишет: Кстати, де Рошфор "от Дюма" мне очень нравится, как персонаж: хладнокровный разумный взрослый мужественный, имеющий ДЕЛО, а не мечущийся, как навоз по волнам жизни. Тогда, наверное, Вам не понравится Рошфор Куртиля. :) Он совершенно другой: во-первых, намного моложе, во-вторых, безалаберный в повседневной жизни и оттого попадающий в грустные или комичные ситуации. Только он мог увидеть на туалетном столике у дамы непонятную баночку, решить: "Наверное, помада!" - и намазать губы и руки содержимым этой склянки. А потом удивляться, отчего губы так жжет! :))) Он во многом Дон Кихот. Этим мне и понравился.

de Cabardes: jude пишет: Тогда, наверное, Вам не понравится Рошфор Куртиля. :) Он совершенно другой: Я уже сверхзаинтригован :-)

jude: de Cabardes пишет: Я уже сверхзаинтригован :-) Тогда вот "Мемуары графа де Рошфора" в переводе Яна Семченкова с подробными комментариями.

de Cabardes: Стелла пишет: А меня у Атоса именно это якобы отсутствие логики в решающие минуты восхищает. Мне эти выходки Атоса у Дюма, почему-то, напоминают Орлов Манвэ у Толкиена - т.е. вообще непонятно зачем городить огород во многих ситуациях, когда появляются орлы и все - чистое читерство со стороны "сил добра"

de Cabardes: jude пишет: Тогда вот "Мемуары графа де Рошфора" в переводе Яна Семченкова с подробными комментариями. Огромное спасибо!

Стелла: Если все будет чисто на логике, это будет скучно. Мне вот такие вспышки куда ближе чистой логики и занудства.)))) А вы считаете, что Атоса в депрессию ввергла неудачная любовь - и только? Только обида и разочарование в женщине? У Рауля - это действительно так.

de Cabardes: Стелла пишет: Если все будет чисто на логике, это будет скучно. Мне вот такие вспышки куда ближе чистой логики и занудства.)))) Думаю, что ни Александр, ни Пирр, ни Ганнибал, ни Цезарь, ни Наполеон, умевшие верить в свою звезду и ставить иногда все на весы Фортуны, не были бы теми, кем они были, если бы не были взрослыми людьми, минимизировавшими риски везде где только можно и шедшими на него только там, где не было иного выхода. У Атоса не было никакого алиби, которое могло бы оправдать его единственную ставку. Его риски, вернее, прежде всего, риски Карла, качественно снижались бы через пару-тройку месяцев. Ему надо было просто не суетиться и терпеливо ждать. Оправданий для хода ва-банк тут нет. Есть постыдное нетерпение и вопиющая легкомысленность, ибо в Монке он уверен быть не мог - наоборот: человек столь многого добившийся, только по указке Дюма мог поступить так, как хотелось Атосу. Стелла пишет: А вы считаете, что Атоса в депрессию ввергла неудачная любовь - и только? Только обида и разочарование в женщине? У Рауля - это действительно так. Триггером стала женщина. Но потом на него еще навалилась плита потяжелее, чем на Портоса - Атос понял, что мир переворачивается. Как обычно, в таких ситуациях, при подобном осознании, выходов два: приспосабливаться и вписываться в новый порядок вещей или изолироваться, со временем деградировать и быть списанным с планеты. Процесс деградации, при этом, может быть, для стороннего наблюдателя, куда красивее, чем эпоха расцвета и, тем более, подъема. В самом деле: на смену кипучей кровавой изворотливой коварной корыстной грязной игре не на жизнь, а на смерть, приходит красивый ритуал за которым не стоит уже почти ничего реального и существенного. Это как с японскими самураями, которые окончательно отлились в ту форму, которая сегодня связывается с этим словом, именно в эпоху, когда стали совершенно бесполезны. Подобно Атосу, они, утеряв смысл своего стиля и образа жизни, стали скурпулезно воспроизводить и канонизировать ритуалы, оставшиеся от него, а также сварливо держаться за юридическое оформление статуса (до того, их статус охраняли не перья, прежде всего, а мечи), постепенно переходя, как актеры, из жанра трагедии в жанр оперетты. Деградация Атоса явственно видна во время его последнего визита к Планше, который очевидно идет в гору, когда род графа также очевидно уже обречен. Атос все понимает и именно это понимание заставляет его демонстративно обижать Планше, указывая тому его место - Планше, который ответить ему и не может и не хочет. Это так неожиданно, так мелко для "полубога", но он до этого опустился - до шпилек в адрес лавочника, что доказывает - они еще не ровня, но "будущий миллионер" уже заметен для глаз графа - настолько, что раздражает его. За 30 лет до того такое невоможно себе было даже представить. Закругляясь: Атос не принял "эволюцию и мутации", а значит выбрал смерть, причем, с того момента, как отказался меняться и драться за мяч на плащадке жизни. Он мог бы протянуть еще долго, но как игрок уже был мертв давно, так что это имело мало значения. И его отпрыск был такой же.

Стелла: Вот мне как раз больше по душе умирающие аристократы, а не "народные" принцессы Дианы. (в особенности, если это аристократки, играющие в демократок). Да, Атос - пережиток рыцарства на стыке эпох. Да, он предпочел уйти в сторону, чтобы не участвовать в суете у корыта. Уважаю за это. За то, что посчитал ниже своего достоинства просить о чем-то. За то, что предпочел смерть угодничанию и покорности. Пусть он смешон для многих, но и для многих его поведение стало эталоном.

Орхидея:  de Cabardes пишет: Граничащая с безумием слабость, спасшая Мордаута от руки Арамиса, приведшая весь квартет к риску гибели и приговорившая, в итоге, Карла I, совершенно не простительна. Атос мог поискать ей сколько угодно, но не играясь жизнями друзей и идеей, которой был предан. У меня при чтении этой сцены внутри всё просто переворачивается. :) Стоит Мордаунт на скале, словно для камер позирует. Одна пуля, и спи спокойно. Эх... За что уважаю в этом эпизоде Арамиса, так за то, что пока Атос и Винтер вздыхают и рассуждают про рок, парализованные фатализмом, он хотя бы что-то предпринимает. Пример, увы, у Атоса был так себе. Но это был и урок. Он должен был что-то предпринять и привить сына до того, как он подхватил ту же самую болезнь. Тем более он знал уже, что она смертельна и сам чудом выжил. Атос после своей трагедии сам пошёл по пути избегания данного вида угрозы и сына пытался не привить от фамильной болезни, а спрятать от неё. Но Рауль взял да влюбился по уши точно также, как граф в молодости, и ничто не помогло, а иммунитета-то у юноши нет. Так что тут опыт Атоса не столько помощь в воспитании, сколко помеха, потому что опыт этот породил страхи и привел к страусиной политике. А к Монку Атос пришёл как гиперчестный человек к гиперчестному человеку. Он изначально оценил полководца, как себеподобную, способную на благородные глупости, личность; к Ламберту вон граф обращаться не планировал. Монк в итоге таковым и оказался, Атос не прогадал.  А оставленная графом в палатке шпага вполне может сойти за тактический приём, чтобы повысить к себе доверие. Честно говоря, я рада, что вы, de Cabardes, вспомнили об этой истории, а то трагическая любовь-морковь отца и сына набила оскомину. Что Атос, что Рауль мне куда милее в активном действии. Английское приключение - отдушина во всем первом томе "Виконта де Бражелона". Помнится, по первому прочтению в переговорах возле клада я автоматически приняла сторону Атоса, с которым, естественно, уже успела сродниться за предыдущие книги, и вроде всё в порядке. А когда перечитываешь и анализируешь более беспристрастно, вертишь так и этак, то понимаешь насколько здравые аргументы у Монка. Атос рассуждает как закоренелый монархист. Законный король - это хорошо и правильно, это особа священная. Точка. А что этот король - бездарь, не сумевший отличится ни в войне, ни в дипломатии, и отправившийся побираться по Европе, не суть пренципиально. Рассуждения Атоса приводит мне на память фразу из Шиллера: "Завоевать венец - великое деяние! Отбросить его - деяние божественное!" Но как Монк, находясь в здравом уме и твердой памяти, держа в руках судьбу Англии и отвечая за неё, прекрасный полководей и недурной переговорщик, может вручить даром корону, уже плывущую в руки, этому человеку, королю только по праву рождения, но не по праву таланта?   А до "Мемуаров Рошфора" я никак не доберусь, хотя они у меня больше года стоят на полке. А Рошфор Дюма мне тоже очень нравится, в романе "Двадцать лет спустя" особенно. Атос все понимает и именно это понимание заставляет его демонстративно обижать Планше, указывая тому его место - Планше, который ответить ему и не может и не хочет. Это так неожиданно, так мелко для "полубога", но он до этого опустился - до шпилек в адрес лавочника, что доказывает - они еще не ровня, но "будущий миллионер" уже заметен для глаз графа - настолько, что раздражает его. За 30 лет до того такое невоможно себе было даже представить. Ну, первопричитой раздражения послужило не то, что "будущий миллионер" был не люб глазам вельможи. Планше совершел неделикатность, гости невольно подсмотрели за переодевающийся женщиной. Сохраняй он приличия, всё было бы в порядке.

de Cabardes: Орхидея пишет: Атос рассуждает как закоренелый монархист. Даже не побоюсь этого слова: он говорит как зашоренный фанатик. Причем, учитывая потом сломанную шпагу в кабинете у Луи, а также дальнейшие его беседы с Раулем, по всей видимости, Дюма и показал его фанатиком в этом томе, чтобы явственее показать крушение идеалов в дальнейшем.

Стелла: Я не поняла, вас,de Cabardes , он что, должен был сказать: " Ах, сир, вам хорошо с невестой моего сына? Ну, так я сделаю вид, что ничего не произошло, и мы продолжим служить вам. Не принципу власти, который вы олицетворяете, а вашему Величеству лично." Это мог сделать д'Артаньян, будучи под присягой и на службе, и спасая друга, но не Атос. Если принцип вы называете фанатизмом, я тогда ни черта не понимаю, что происходит с людьми. Вы не встречали подобного склада ума?

de Cabardes: Стелла пишет: он что, должен был сказать Все что он должен был сказать - он сказал. Но мушкетеры тем и интересны, что они люди опасные, с которыми лучше не шутить. Атос, в финале книги, не опасен абсолютно. И потому неинтересен. Что он мог сделать - ему сказал Арамис при последней встрече. И он не врал - в итоге, Арамис является в финале победителем в противостоянии с королем, ибо не просто выжил, но стал еще могущественнее, чем прежде. Ооо! Атос мог сильно попортить кровь Его Величеству, при желании, но предпочел тихо угнаснуть, не показав зубы на последок. Отличные зубы, надо полагать, в отличие от Арамиса, но, в отличие от него же, бесполезные. А ведь мы имеем дело с суперпрофи рынка насилия с огромным опытом за плечами. С человеком, чей огромный потенциал, изначально превосходивший во всем потенциалы друзей, что постоянно подчеркивается автором, увы, редко в чем проявляется на деле, особенно в контексте хоть какой-то стратегии роста самого Атоса, если она вообще была. Кому многое дано - с того многое и спросится. Грех Атоса, прежде всего, в том, что он неудачник, не сумевший реализоваться в жизни, которому было дано все с избытком, чтобы достичь величия - Боги одарили его весьма щедро. И ничего из этого он толком не использовал. Грех Атоса в том самом его хваленном бескорыстии - человек у которого есть какие-то цели, который идет по какому-то пути, всегда имеет корысть: не всегда в обывательском понимании (хапнуть чего-нибудь), но всегда в формате собственной стратегии - ведт он человек дела ,а значит имеет интересы. Но Атос был не честолюбив, не амбициозен, не при делах, за исключением редких зигзагов. Это как если бы Александр Македонский, в которого столько вложили и от которого столько ждали, взял бы и никуда на восток не пошел. А зачем? Несчастная любовь у меня - извините, я хочу оставить трон, взять псевдоним, податься в простые наемники и продаться на мысе Тенар тому же персидскому царю - пусть меня убьют в Египте. Закругляясь: все познается в сравнении. С чего начинали жизнь трое его товарищей и к чему пришли, прекрасно оттеняет то, как бездарно расстратил жизнь Атос. И это при том, что каждый из них уступал ему в дарованиях и стартовых возможностях. И последнее - позволю себе альтернативку: если бы Атос поехал тогда с Арамисом и Портосом, то Портос бы не погиб. Он тупо бы не отправил каперы на поиски лодок - Атос бы за этим проследил. И не было бы всей этой эпопеи с пещерой. Стелла пишет: Если принцип вы называете фанатизмом, я тогда ни черта не понимаю, что происходит с людьми. Неспособность трезво оценивать реальность, ее оценка исключительно с точки зрения догм, которые по определению не подлежат критической оценке. Вся та ахинея, что Атос несет про королевскую власть в начале Виконта , нелепость которой становится понятна ему самому ближе к финалу. Вот что я называю фанатизмом. Стелла пишет: Вы не встречали подобного склада ума? Я фанатиков видел немало, многих из них уже нет в живых. Некоторые из них погибли весьма мужественно. Они живут в своей реальности - не лучше и не хуже нашей, просто в другой. Возможно, даже все-таки в лучшей - они имеют четкие ориентиры и четкое осознание эпичности и значимости своих поступков, они точно знают, что правильно, а что нет.

Стелла: Атос не честолюбив и не амбициозен - это совершенно правильно. Все его амбиции - в сыне. Ему он строит карьеру, о его будущем величии печется. И, как-то признается, что, идя по жизни одиночкой, мужчица достигнет большего в жизни. Видимо, тут прорывается сожаление о том, что он поддался на женские уловки и женился. А останься один, смог бы делать карьеру. Так что его безразличие к карьере - не такое уж безразличие. Были надежды и стремления - а женитьба все сломала. (первые годы ему наверное казалось, что все вокруг знают о его позоре.) Потом были друзья. А потом, в самом начале, в Бражелоне - понимание, что деревня - это конец, тупик. Атос деятелен, только когда видит цель. Я четко разделяю фанатиков и людей, имеющих жизненные принципы. И если у них четкое представление о подлости, двуличности, верности - я не называю это фанатизмом. Фанатики - это те, кто ради призрачной цели готов убить. Атос никого убивать не хотел, он хотел уйти от того мира, который перестал соответствовать его мироощущению. Да, он видит, что все ушло в прошлое и рядом с ним уже нет друзей. Это мироощущение старшего поколения. Лет через тридцать вы меня поймете.

de Cabardes: Стелла пишет: Фанатики - это те, кто ради призрачной цели готов убить. Атос никого убивать не хотел Нет - он всего-лишь хотел принести тому же Карлу миллион, чтобы тот мог начать войну и поубивать многих людей - сомневаюсь, кстати, что он сам бы в этом не участвовал. И все это ради реставрации династии, которая, к слову, потеряла трон при сыне этого самого Карла вторично и уже навсегда, хотя предприняла еще попытки вернуть его себе, положив кучу народа. Но это уже после смерти Атоса. Чем не призрачная цель? - Монк ему совершенно обоснованно оппонировал. Кстати, за все это упрекать Атоса сложно - в конце-концов, почему бы и нет? При осаде Ла-Рошели его рефлексия особенно не мучила, а тогда, насколько помню, королевская армия убила прямо или косвенно 25тыс из 30тыс горожан. Т.е. вся четверка, по современным понятиям, вообще военные преступники, участвовашие в геноциде. Более того - это (политика реставрации), как ни крути, активная жизненная позиция.

Стелла: Атос сказал Мазарини, что он не ищет никаких дел, он исполняет то, что ему поручили. Если бы не предсмертная просьба Карла 1, он и не имел бы на свою голову этот миллион. И ждал бы еще несколько месяцев, потому что следил за событиями, как сам говорил. Но тут ему свалился на голову этот самый король-изгнанник, и Атос решил действовать.

de Cabardes: Стелла пишет: Но тут ему свалился на голову этот самый король-изгнанник, и Атос решил действовать. Значит и тут он только реагирует.

Стелла: Говорить о геноциде модно, под него леваки подводят любое активное действие. Только геноцид обычн случается после того, как те же леваки не дадут придавить гадину в зародыше.

Стелла: Вам импонирует действенность, это естественно. Любой ценой, в любом положении - действие. А мне нравится внутренняя борьба в человеке.

de Cabardes: Стелла пишет: Говорить о геноциде модно, под него леваки подводят любое активное действие. Только геноцид обычн случается после того, как те же леваки не дадут придавить гадину в зародыше. Я не очень понимаю всю эту терминологию про "леваков" и пр. По моему, "праваки" ничуть не лучше, но это уже очень далеко от темы Дюма. В результате действий королевской армии, в Ла Рошели, погибло 5/6 населения. Этот просто факт. И это геноцид по любым меркам. А был ли кальвинизм "гадиной" или нет - это вопрос колькольни с которой смотреть. Во всяком случае, наиболее продвинутые страны современного мира, почему-то, стоят на протестантском фундаменте.

de Cabardes: Стелла пишет: Вам импонирует действенность, это естественно. Любой ценой, в любом положении - действие. Это правда. Как сказал один из ветеранов Александра своему басилевсу: "Саша, действовать дело мужей"

Стелла: Протестанты - наиболее активная часть христианского мира. Будь Ришелье более активен в плане Америки, не исключено, что Штаты говорили бы и не по-английски. Ла Рошель мешала объединению государства, Ла Рошель была очагом заговоров и смут, оплотом протестантского бунта. Тогда не церемонились и не заморачивались гуманизмом. Я прошу прощения, но до вечера мне вряд ли удастся выйти в Сеть. А леваки, как вы догадались, это левоориентированные силы.

de Cabardes: Стелла пишет: Тогда не церемонились и не заморачивались гуманизмом. Да и потом особенно не церемонились. Геноцид - обычная практика подавления сопротивления упорного оппонента. Грубо говоря, другого метода и нет. Но читаем мы роман XIX в в веке XXI, а значит, конечно же, примеряем героев на себя. А мы уже, все-таки, не ассирийцы, чтобы все это воспринимать, как норму жизни. Во всяком случае - пока. Три поколения прошло после Второй Мировой, шок от того же еврейского холокоста постепенно покидает мир, а значит, вероятность новых геноцидов снова возрастает. Но это уже совсем иная тема.

Констанс1: de Cabardes , все правильно, и убийство горожан ( но горожан взявших в руки оружие против законной власти), а это на тот момент - оскорбление Величия и пощады за такое преступление не предполагалось. Мушкетеры же солдаты, дававшие присягу своему королю и сюзерену( ибо они дворяне), они и действуют согласно присяге и законам военного времени. И за свои действия они отвечали по законам 17 в., а не современным. Что касаемо до поведения Атоса , помешавшего на свою и своих друзей голову Арамису подстрелить Мордаунта, то это была попытка человека остановить порочный круг насилия , начатый им самим когда то по молодости , горячности и неопытности. Это просто человеческая совесть , которая иногда заставляет людей совершать поступки , идущие вразрез с их собствннными интересами.

Стелла: Констанс1 , полностью согласна с тобой. Собственно, что не принимал Атос в том мире, что начал формировать Король-Солнце? Принуждение склонить голову перед королем не во имя присяги, а во имя доходного места. Угодничание. Лесть без меры. Вседозволенность правителя. Он сказал Луи на первой аудиенции, что для почитания сюзерена ни к чему хоромы. И вообще, он не хотел никакой должности - это делало бы его рабом, марионеткой. Сегодня ты на Олимпе, завтра тебя мешают с грязью. Он предпочитал искать и находить ответы в Библии.

de Cabardes: Человек XIX в написал о людях XVII в, но мы читатели XX-XXI вв. Более-менее знаю военную историю, в том числе Франции. Ужасы Шато-Гайяра, повторившиеся в Ла-Рошели через 400 лет, типичны для осадной войны. Но Дюма не зря оставил их за скобками: даже его современники вряд ли смогли бы сохранить симпатии к главным героям, участвующим в уничтожении некомбатантов, которых свои то ли выпустили, то ли выгнали как "лишние рты", а враги не пропустили, стреляя по старикам, женщинам и детям, когда те пытались приблизиться к королевским позициям. Тысячи людей погибли тогда медленной мучительной смертью между стенами родного города и контрвалационной линией королевских войск. Мушкетеры, на своих участках делали тоже самое, что и все остальные. От того, что это типично для осадной войны, от того, что ею никого было не удивить 400 лет назад, более привлекательными СЕГОДНЯ это героев не делает, как и оправдание "я лишь исполнял приказ" СЕГОДНЯ не работает после Нюрнберга и Гааги, как и старая закалка д'Артаньяна, на которую прямым текстом в финале указывает Дюма, т. е. поощрение гасконцем мародерства и реквизиций его армией. Каждое поколение заново осмысливает историю даже в академическом ключе, не то что в романтическом. Попытка рационализации поведения (не)наших предков, особенно в такие страшные моменты, обычно говорит о готовности СЕГОДНЯ с минимальными затратами на транзит повторить их поведение, что мы хорошо видим в той же России, где рационализируются абсолютно все исторические феномены в прошлом страны, а потому они и повторяются периодически, без особой рефлексии, и, увы, ничто пока не говорит, что эта карусель там когда-нибудь остановится. Что же выручает наших героев в глазах читателя СЕГОДНЯ? - Эффект крупного плана, не в последнюю очередь. С этим психологическим трюком, часто применяемом в художественных произведениях, мы все с вами знакомы. Но отбросьте его и перед вами предстанут страшные люди, просто чудовища, причем, надо отдать должное Дюма, он не пытается это так уж сильно маскировать - указания на то с кем мы имеем дело у него разбросаны по всему полотну, в том числе открытым текстом.

de Cabardes: Стелла пишет: Он предпочитал искать и находить ответы в Библии. А мог бы присоединиться к Арамису и получить сатисфакцию, а заодно не дать сгинуть Портосу и, возможно, даже Раулю - ведь когда можно мстить, то уже не так уж и хочется умирать, не правда ли? Впрочем, это мы уже выше обсуждали. Черт со всем этим: я также люблю эту трилогию, как и все здесь присутствующие, хотя, в ТМ, когда перечитываю, пропускаю обычно почти все что связано с заключением миледи, а в ВДБ - все сопли вокруг Луизы, что ее собственные, что со стороны Рауля, что со стороны Луи. Но главы с последними диалогами самой четверки мушкетеров, в том же ВДБ, перечитываю с удовольствием. Закругляя свое оппонирование, скажу лишь, что глава XI "Бражелон продолжает распрашивать" мне очень нравится - графу де Ла Фер стоило бы взять пример с д'Артаньяна и, вместо того, чтобы вытирать Раулю сопли батистовым платочком, общаться со своим сыном в подобном стиле, по мужски, - это бы спасло обоих. В общем, в квартете мушкетеров, Атос, как уже понятно, мой НАИМЕНЕЕ любимый персонаж, ибо на фоне своих деятельных целеустремленных амбициозных друзей, он вяловат. Не хочу назвать его юродивым, из уважения к гордым и деятельным де Куси, к роду которых его на этом форуме когда-то приписали (увы, не знаю по какой линии), но трое его друзей мне симпатичны намного больше - каждый по своему.

Орхидея:  Конечно, было бы приятно, если бы Атос, отойдя от душевной травмы, проявил свои богатые задатки, ведь граф де Ла Фер всё же воскреснул для общества. Наверно, если бы не история с миледи он и стал бы искать славы и почета - во всяком случае я не готова поверить, что молодой человек с блестящим образованием и отличной стартовой площадкой был лишен амбиций - но после того, как поруганные честь и любовь перебили ему все естественные желания, свою жизнь он заведомо считал неудавшейся. Если у д'Артаньяна и Арамиса жажду чего-либо добиваться отбило в сильно преклонном возрасте, то с Атосом это случилось намного раньше, и это печально. Вместо самореализации он предпочел всего себя вкладывать в сына, начать с ним жизнь, словно с чистого листа. Далеко не самое худшее применение своих знаний и навыков, и далеко не самых худший выход из кризиса. Для него это спасение и стимул. Наверно по-другому быть и не могло у человека с характером Атоса. Он совершенно не умеет жить для себя, ему нужно жить для кого-то. Правда выбранная стратегия не без побочных эффектов. Для ребенка редко кончается благом, когда родитель пытается реализовать в нём то, что не удалось в жизни у самого. А Рауль - это именно что попытка создать себя в улучшенном варианте. de Cabardes пишет: Даже не побоюсь этого слова: он говорит как зашоренный фанатик. Причем, учитывая потом сломанную шпагу в кабинете у Луи, а также дальнейшие его беседы с Раулем, по всей видимости, Дюма и показал его фанатиком в этом томе, чтобы явственее показать крушение идеалов в дальнейшем. Пожалуй, Атоса можно назвать и фанатиком. Что это ярый монархист сомнению не подлежит, и крушение идеалов в дальтейшем вышло тотальное. Но иначе Атос был бы не Атос. :) Только он мог в порыве праведного гнева выкрикнуть в суде: "Девять десятых английского народа ужасаются твоим словам!". Или выдать не менее неосмотрительную реплику на Сен-Маргарет: "Называйте его монсеньором!" Нет - он всего-лишь хотел принести тому же Карлу миллион, чтобы тот мог начать войну и поубивать многих людей - сомневаюсь, кстати, что он сам бы в этом не участвовал. И все это ради реставрации династии, которая, к слову, потеряла трон при сыне этого самого Карла вторично и уже навсегда, хотя предприняла еще попытки вернуть его себе, положив кучу народа. Но это уже после смерти Атоса. Чем не призрачная цель?   Ради монархии Атос и людей готов положить и друзей на встречу смертельной опасности отправить, как, например, было в Англии, когда он напутствовал Арамиса перед вторым визитом того в Уайт-Холл, мол, умрите, но спасите короля. Товарищи Атоса тоже монархисты, но менее одержимые. Всё-таки защита монархии - это защита интересов их сословия. Без королей дворянство превращается в пшик.  В общем, не могу понять, как он сохранил авторитет среди таких деятельных людей. Друзья, особенно с возрастом, на мой взгляд, относились с Атосу с такими же трепетностью и восхищением, с какими относятся к вымирающим видам. Ещё бы! Такой раритет, как идеальный дворянин, надо ещё поискать в нашем несовершенном мире!  Его следует оберегать от всяких Людовиков Четырнадцатых, но при том не усложнять себе жизнь попытками уподобиться, а оставаться самими собой и идти своей дорогой. Даже земные страсти графу чужды. Полубог, что с него взять? Это и снисхождение к его причудам/благородной наивности/странным для простого смертного поступкам (нужное по ситуации подчеркнуть), и в то же время глубокое уважение его достоинств и незаурядности, а Атос несмотря ни на что остается очень незаурядным человеком. И последнее - позволю себе альтернативку: если бы Атос поехал тогда с Арамисом и Портосом, то Портос бы не погиб. Он тупо бы не отправил каперы на поиски лодок - Атос бы за этим проследил. И не было бы всей этой эпопеи с пещерой Могла бы быть не пещера, а что-то другое. Но шансы у друзей, а так же Рауля, уцелеть в полном составе, я согласна, сильно повысились бы. а в ВДБ - все сопли вокруг Луизы, что ее собственные, что со стороны Рауля, что со стороны Луи. Но главы с последними диалогами самой четверки мушкетеров, в том же ВДБ, перечитываю с удовольствием. Вы не одиноки. Мне почти не попадались читатели, кто эти главы любит. Разве что поклонники кого-то из молодых героев. Что до деятельных друзей, то я с удовольствием поддержу обсуждения.

de Cabardes: Тогда, в свободное от пляжа и велика время, обязательно наслежу в топике про Арамиса - этот парень мне всегда нравился

Стелла: Спор в принципе беспридметен, как беспридметно упоминание двойных стандартов Гааги! Судить прошлое, а в особенности - настоящее, руководствуясь его пониманием: это принять позицию бандитов. Мир еще не созрел для того, чтобы что-то решать.

de Cabardes: Стелла пишет: Судить прошлое, а в особенности - настоящее, руководствуясь его пониманием Другого метода нет. Поэтому, история переписывается каждым поколением заново и каждый исторический труд больше говорит об эпохе в которую написан, чем об эпохе о которой написан. Это нормально. Тем более меняется восприятие художественных произведений и их героев. Ибо нет другого времени, кроме настоящего

Констанс1: de Cabardes , с интересом жду вашего мнения об Арамисе в теме ему посвященной.

de Cabardes: Констанс1 Ругать проще, чем хвалить. А шевалье д'Эрбле мне придется расхваливать - как и д'Артаньян, он ведь актор в трилогии.

Констанс1: de Cabardes , хвалите, хвалите! И Арамиса и Д Артаньяна можете и Портоса за одно. Они все такие вкусные, опасные, личностно особенные. Вообще, дружба для французов, как нации ,явление не слишком характерное. Французы - индивидуалисты. Но наш Дюма- романтик, и он придумал дружбу Четверки, да так , что для многих они стали символом дружбы вообще.

de Cabardes: Констанс1 пишет: de Cabardes , хвалите, хвалите! И Арамиса и Д Артаньяна можете и Портоса за одно. Они все такие вкусные, опасные, личностно особенные. Всех троих - обожаю :-)

Стелла: de Cabardes, c удовольствием бы наговорила и вам гадостей на всю троицу, но беда в том, что я все равно их четверых люблю: и добрейшего Портоса, и неугомонного д'Артаньяна и эгоиста Арамиса. Вот кем брезгаю, так это женщинами типа миледи. А еще не люблю, когда все поступки рассматривают только через призму рациональности. Но тут я - женщина, предпочитаю сердце - холодному расчету.

de Cabardes: Стелла пишет: , c удовольствием бы наговорила и вам гадостей на всю троицу Я свой лимит точно исчерпал. Теперь перейду к панегирикам.

Джоанна: Здесь, друзья, не могу удержаться, чтоб не вступить в Ваш живой и динамичный, и занимательный разговор, и не вставить свои, хоть пару слов.. Я - об Атосе. Об эпизоде в "Двадцать лет спустя". Где он не дает спустить курок Арамису. В свинцовых и окоченевших водах январского Ла-Манша. Схватив дуло ружья, и не дав выстрелить ошалевшему Арамису. Чтоб пуля не нашла грудь смеющегося им в лицо их общего врага. Мордаунта. Что им двигало в тот, отнюдь не лишенный многогранности и неординарности, а по сути - трагический момент? Внутренняя порядочность и внутренне же высокое благородство? Несомненно. Совесть? Да. Разъедающие, терзающие, отравляющие все его существо и Сердце, и боль, и вина? Да. Странное наитие? Предвиденье? Обреченное Предчувствие? Есть, несомненно, и оно. Но есть еще одна штука. "Мы судили и приговорили к смерти живое человеческое существо, которое, может быть, мы не имели права отправлять на тот Свет, хотя оно скорее принадлежало аду, чем этому миру" - говорит он друзьями при их больной и величавой встрече еще там в Париже, на Королевской площади. "Он прОлил кровь Страффорда. (верного сторонника и союзника Карла Первого, преданного ему и телом, и Душой. Кровь - требует крОви. Быть может, это, когда-нибудь, предстоит и нам". - говорил он же д Артаньяну в своем маленьком поместье Бражелон. Кровь - требует крОви..Он слишком хорошо и глубоко осознает и понимает это. Неумолимость и неотвратимость Рока здесь тоже сыграло свою немалую, и отнюдь - не последнюю, роль. И все случившееся в лодке - попытка разорвать невольно связующий, сомкнутый круг, круг расплаты и возмездия, попытка остановить бесконечно льющийся поток насилия и крОви, начатый к тому ж - совсем не им. Тот, Кто завязал всю эту цепь событий, Тот должен, наконец, и завершить ее. Таково Предначертание. Таковы - если хотите - Воля и Закон Судьбы. Атос взял на себя кровь миледи. Убийство ее сына - рикошетом отзовется и на его сыне. На Рауле. Мордаунт погибает. После трагедии, разыгравшейся на эшафоте возле ступенек Уайт-Холла, этой резиденции блестящей и кровавой. английских королей. Погибает от руки Человека, трижды пытавшегося его спасти.. Круг сомкнулся."Перст Судьбы"..И об этом было уже заявлено однажды. Драма, что отыграна на страницах трехтомника "Виконта де Бражелона, - все те же неописуемые отголоски, все те же взаимно связующие нити, ветви, да все того же неумолимо неотвратимого и рокового круга.. А старик-мудрец Дюма все задает и ставит, от веку в век, вновь нерешенные задачи. И здесь - Вопрос..И здесь - Ответ.. Спасибо!

Констанс1: Дамы, я плохо в этом смыслю, но все эти разборки насчет старых ников у новых участников.... в теме про графа де Ла Фер,( который всяких подковерных игр терпеть не мог),как то не ком иль фо. Вы не находите?

Джоанна: Девчата и ребята! Друзья! Времени Всем Вам доброго суток! СТЕЛЛА! Спасибо Вам, что помните!..А накладка эта - почему бы ей в действительности не послужить новой темой для сюжета? Ведь, если посмотреть на нее, на этот случай, как бы со стороны, и добавить толику живого и здорового. настоящего доброго юмора, мог бы получится в корне интересный и занимательный рассказ! Почему бы и не попробовать, Стелла? Было б здорово, если б возник новый, причем очень увлекательный, фик! Извините, если коснусь невольно темы острой и до сих пор болящей, - и, как видно, накипевшей, наболевшей, но, может, тот Человек, чьим ником я невольно воспользовалась, давно уже понял и осознал свои промахи и ошибки..И, быть может, он хотел бы вернуться а форум в качестве участника..Ведь есть же просто обычное человеческое понимание и участие.. И Вы, быть может, смогли бы простить и принять его..Извините, если вмешалось во что-то очень для Вас больное.. NATALY! Все в порядке! Спасибо! SENORITA! Спасибо за пояснение и Вам! А насчет смены ника..Если честно, мне почему-то очень нравится английское имя - Дженни. В качестве моего нового псевдонима, оно, возможно, подошло бы и здесь.. КОНСТАНС1! О да! Вы глубоко прАвы! О графе де Ла Фер можно говорить - бесконечно. И это - не гипербола. Не преувеличение. Нет. Просто есть удивительная и притягательная магия этого Образа. Есть тайна, живая. завораживающая тайна этой, необычайного душевного склада, Личности. И к этому Человеку , и ко всему, что так или иначе, непосредственно и неразрывно связано с Ним, хочется возвращаться. А вообще, "Три мушкетера" - это такая книга, это такая вещь, что самым непостижимым, самым загадочным образом, заставляет обращаться к себе, внимательно и пристально, далеко не одно поколение людей. Знаете, друзья, мне очень и очень по Душе, одно высказыванье Святослава Бэлзы (комментарий к одному из изданий) "Немеркнущий секрет обаяния этой славной четверки в том, что они воплощают в себе такие качества как благородство и преданность, безрассудная храбрость и отвага, умение пожертвовать всем - от кошелька до Жизни".. И еще..Знаете, однажды я смотрела одну передачу..Смотрела давно, еще подростком. Названия вот не упомню, извините..Но сильно зацепил, прикипел к Сердцу один момент..Или, точней, его финал..Да, вспомнила, это был художественный фильм. И был он посвящен как раз самой Судьбе, Жизни и творчеству, Дюма. Так там финал пронзает своей неожиданностью, глубиной и остротой..Уже умирающий автор..И пред ним склоняются, в прощальном ли поклоне, и словно бы на миг сошедшие, и со стариннейших портретов, с талантливых гравюр, и в живописных вновь камзолах, махая шляпами, и с пышным, страусиным ли пером, и, салютуя благородной сталью, и преданных и верных, дамасских ли клинков, вновь вызванные к Жизни, его пером и мастерством, его трагичные и мудрые герои.. Впечатляет..Причем обнаженно и остро. Да? Он знал многое, старик Дюма. И бесконечно - многое. Но тайну свою он унес с собой. Но осталось - наследство. И просто - осталась - мудрость. И нечто - нерешенное еще, выстраданное, невысказанное..И просто осталась - ЖИЗНЬ. Грустная немного нота. Но - до встречи, друзья!

Дженни: Вновь - время доброе суток! Ну вот, теперь у меня - новое здесь имя. Новый ник. Новый псевдоним. Рада вновь встрече! NN! Честно говоря, не знаю, в чем тут дело. Замечание Ваше учту. Спасибо. И вновь - об Атосе. В последнем, третьем томе "Виконта де Бражелона", меж Атосом и герцогом де Бофором, есть один странный диалог. Вот он: "Значит, все это правда? Я, кажется, знавал некогда эту маленькую прелестницу Лавальер..Знаете ли, кого она мне чем-то напоминает?" "Она напоминает кого-нибудь вашей светлости?" "Она похожа на одну приятную молодую девушку, мать которой жила возле рынка." "А, а," - кивнул Атос. "Хорошие времена! - добавил Бофор. - Да, Лавальер напоминает мне эту милую девушку." "У которой был сын, не так ли?" Кажется, да, - ответил герцог с той великолепной забывчивостью, интонацию которой передать невозможно. - А вот бедняга Рауль, он, бесспорно, ваш сын?" (интересно, какие у него основания в этом сомневаться? У герцога, в смысле. Ну. это - как бы между строк.) "Да, монсеньер, он, бесспорно, мой сын." Кто что думает по поводу этого диалога, друзья? Спасибо Всем за участие!

Стелла: Дженни , ну, теперь ни одна душа не обвинит вас в узурпации чужого имени и чужих достижений. А роман у герцога де Бофора действительно был. (Где-то читала об этом, возможно, даже у Дюма - сейчас не вспомню.) Как-то одна предприимчивая мамаша, (кажется, торговка рыбой) когда герцогу попалась на глаза ее юная дочь, приложила массу усилий, чтобы девица не осталась забытой. Как результат - бастард). Про эту связь знали многие. А вопрос Бофора насчет Рауля - скорее всего - по аналогии. У меня - бастард, у вас - похожая история.))) Правда, у вас бастард не от простолюдинки, иначе вы бы его в свет не вывели.

Орхидея: Дженни, я тоже думаю, что по аналогии. Бофор - человек легкомысленный. Милую девушку вспоминает, а что, вероятно, нагулял ребенка, не очень задумывается да и в отцовстве, похоже, не до конца уверен. Соответсвенно и вопрос к Атосу, не аналогичная ли у него ситуация.

Констанс1: Дамы, о чем вы? Я то всегда считала , что де Бофор имел в виду свою бабку, фаворитку Генриха4, сына от которой ,герцога де Вандом, Генрих 4 как раз признал. И этот де Вандом, признанный бастард, являлся отцом де Бофора. Отсюда и весьма логичный вопрос - утверждение Атосу, что Рауль, его Атоса узаконенный бастард. А забывчивость как раз в том, что де Бофор, как бы забывает , что он сам сын бастарда, тоже признанного. Или у меня склкроз?

Señorita: Стелла пишет: А вопрос Бофора насчет Рауля - скорее всего - по аналогии. У меня - бастард, у вас - похожая история.))) Похоже. А еще мне видится тут некоторая ирония не ирония, но этакий вот насмешливый, или даже вернее будет сказать фамильярный, позволительный только с близким, тон Бофора. А ля желание поболтать с другом о бабах о личном).

Стелла: Констанс1 , я считала так же, как и ты, пока, пару лет назад, не наткнулась на эту историю с девицей с рынка. И она идеально вписывается в эти слова Бофора. Точнее - это факт из его биографии. Мамаша Бофору дочку чуть не подсунула. Кажется, я эту историю где-то даже выложила. Señorita , правда! Бофор с Атосом разговаривает, как со своим близким родичем.))) Габриэль д'Эстре не жила возле рынка.

Констанс1: Señorita , согласна.В этой беседе, де Бофор,( на минуточку принц крови по отцу), с Атосом говорит, как равный с равным. А с равным не грех и посплетничать. И тогда может Рауль по замечанию герцога * бедный* не только потому, что его угораздило влюбиться в Ла Вальер и стать соперником короля, а еще и потому, что он последний потомок древнего рода, с отцом которого герцог беседует на равных, всего лишь бастард?

Стелла: Констанс1 , скорее всего, говоря, что Рауль"бедняга", Бофор имеет в виду только то, что Рауля угораздило влюбиться в ту, из-за которой у него конфликт с самим королем. Не став эта история конфликтом, о котором знали все, не стал бы Бофор называть Рауля "беднягой".

Дженни: Спасибо, СТЕЛЛА! Интересная история о герцоге! Атос, вероятно, тоже знал о ней. (судя по их диалогу!) А ведь Дюма во многих своих романах задавал, на самом деле, массу загадок и уйму головоломок! "Граф Монте-Кристо", "Исаак Лакедем", вся трилогия о мушкетерах..Даже роман "Сильвандир" - одно из первых, кажется, его произведение, - предшественница этой самой, бесконечно обаятельной и мудрой трилогии. Но вернемся - к Атосу. В "Двадцать лет спустя" и в "Виконте де Бражелоне" есть очень сильные и удивительно глубокие в психологическом и эмоциональном плане, сцены. главы "Страсть" и "Король и дворянств" - на мой взгляд, - сильнейшие их них. Острые, пронизывающие. Было очень много споров о взаимоотношениях отца и сына. Живых, сильных и глубоких. И очень искренних и честных. И кипящих страстей. Есть они. думаю, и сейчас. Я имею ввиду главу, так и названную автором: "Страсть" Ответная фраза Атоса на вспышку-думу Рауля: "Знаю, я подожду". - "Чего? Моей смерти?" Здесь у Атоса невольно сорвалась - боль. Это совсем не был какой-либо психологический шантаж с его стороны! Отнюдь нет! Это было просто боль, что непереносима. И что выше сил. бывает, Человека..Атос видел всю глубину страсти Рауля. Еще десяток лет назад зародилась в нем, и прочно поселилась в его нутре, и стала терзаньем в его Сердце, тревога о "странной Любви сына к семилетней крошке, которая, со временем, могла сделать его (Рауля) - несчастным"..Вспомните, друзья: Атос прямо говорит об этом своем предчувствии-предвиденьи, непостижимом и страшном, герцогине де Шеврез. Не кому-нибудь, а матери Рауля.(И это уже - уважение к этой Женщине. Т.е. не просто - плоды блестящего воспитания, и утонченная вежливость, принятая строгим этикетом при роскошном французском дворе. Далеко - не просто. ) И здесь отец - как в воду глядел. Увы. А слова сына: "Вы запретите мне - надеяться. Но вы не запретите мне - умереть!" - не могли не резануть по чуткому и любящему отцовскому Сердцу. Не могли, ударом, неистово и бешено жестоким, не отозваться в нем. Мне кажется, что уже с необдуманной этой, сорвавшейся резкости Рауля, Атос ЗНАЛ!, чем может закончиться, каким именно финалом завершиться, эта связь двух молодых людей - Бражелона и Луизы. А если вспомнить еще, прибавить сюда то, какой странной, мистической кармой были связаны друг с другом, и отец и сын! Атос верил в предопределенность, в неотвратимость и неумолимость Рока. И брал на себя - изначально брал! - всю вину за случившееся с миледи и Мордаунтом. И кровь - она действительно требует крОви. И прошлое - не умирает. Не уходит. Оно порою, и убивает. И - мстит. Он (Атос), как полагает, отнял Жизни у матери и сына. А теперь вот свершается заклятие-заклание жертвы - сына. А затем - и отца. Еще одна его (без иронии!) судьбоносная фраза, адресованная некогда друзьям в одном старом, завзятом кабачке: " Миледи уже поплатилась. Быть может, это предстоит и нам. И, если что-то случится нехорошее с Раулем, то я усмотрю в этом - Возмездие". И в неуемной горечи, что срывается у Атоса, и сдерживаемой в глубине Души, и прикипевшей страсти, - все та же рука жестокого и неотвратимого Рока. И снова все то же - уже не предрешенность и не предвиденье-предвестье, но - ЗНАНИЕ!, высшее и темное, ЗНАНИЕ - Судьбы. А в главе "Король и дворянство" - здесь срывается, вырывается наружу, и кипит, со всем неистовством и бешенством, внутреннее пламя. То пламя, которое тем острей и воспаленней, опасней и прекрасней, чем дольше оно сдерживается, притом что непреклонной силой, железной волей Духа. И, в особенности, со стороны Человека, чья Душа была искалечена, отравлена отравою и рвано-алой муки, и нечеловеческой тоски, Человека, что прошел, в свое время, - ад. Годы, кажется, не властны над ним. И лишь только разожгли и воспламенили кровь. Напрямую, в лицо, выложить, что у него нагорело, накипело, наболело, по полной программе, на Душе, резать начистоту да на живую, всю горькую, всю неприкрашенную правду-матку, ясно и четко осознавая и принимая все то, на что идет, целиком и полностью отдавая себе в этом отчет, да еще - не простому царедворцу, не обычному дворянину, а тем паче - простолюдину, а все же - самому Людовику-Солнце! Это, я Вам, скажу,- Характер! Вообще, у Дюма, - сложнейшая психологически, незабываемая сцена! И Атос здесь - прекрасен. И он по-прежнему готов - здесь, как и везде - заплатить за эту правду. Заплатить - своей свободой. А может, и своею кровью. Смотря каким раскладом сложится и выпадет ему его предсказанная, или вернее и точнее, непредсказуемая, карта. И король, хотя и чувствует, что эта история с Луизой - с его стороны прямо скажем, некрасивая и вероломная, - даром ему отнюдь не аукнется, все же не ожидал, думается мне, такой силы и такого Духа, и такого неистовства и бешенства страсти, накала. Такого непокорства и своеволия. "Бунтарь и гордец" - Атос недаром удостоился этого королевского прозвища. (И, думаю, может им, - гордиться!) "Продолжение грозы"..Черт возьми, а ведь метко автор почуял и подметил одно свое название главы.. "Гордеца и бунтаря" спасло от королевской и лютой расправы..лишь воля Провидения. Или - вмешательство и заступничество его и сына, и друзей. А точнее, верная и преданная помощь последних пришла вовремя. И немало способствовало в этом воле этого самого Провидения..Ну или - Воля Ваша..Кому как нравиться, друзья.

Дженни: МИЛЫЕ ДАМЫ! А ведь Ваши версии - каждая по своему - очень и очень интересны. Ведь каждая из Вас, о мои благородные сударыни, - по своему правА. Мне по вкусу Ваша мысль об аналогии, ОРХИДЕЯ! И по вкусу - далее Вами высказанная мысль. КОНСТАНС1! Ваше высказыванье, я тоже считаю, по своему, - справедливо. SENORITA! Ваше вИденье острого и вместе с тем, легкого налета иронии, - мне также по Душе. Ведь каждая версия имеет свое живое и естественное право - на Жизнь. P.S. СТЕЛЛА! Спасибо Вам еще раз, за историческую правду всей этой истории! Эх, у меня руки чешутся подкинуть Вам еще одну загадку!..Но это уже, наверное будет, в иной, в другой совсем ведь теме..Еще один герой Дюма наполнен своею дивной, и неразгаданной ведь тайны.. Еще один герой требует к себе вниманья пристального и разгадки.. Есть два различия существенных у этих двух героев - Атаса и пока еще не названного мной.. Атос отдает, сжигая дотла, живьем, как есть, всего себя: свою Жизнь, свою Душу и кровь, и свою Любовь. Другой же - отдает по чьему-то роковому принужденью. Или же - вовсе не умеет отдавать. Но есть у них обоих - одно единственное сходство: оба они, сгорая заживо и сокровенно, и в муках и в тоске, ищут, быть может, - пусть двойственную, пусть тройственную, пусть множественную, но все же - Одну Единственную ИСТИНУ..Которую когда-то, - Знали. А сейчас - потеряли иль утратили. Но, быть может, не навек. К Атосу мы, о благородные сударыни мои, не раз еще вернемся. А имя Человека, пока еще не прозвучавшее, сорвавшееся в бездну, - Исаак Лакедем. Но о нем - в другой теме.. Всего Вам доброго, друзья!

Констанс1: Дженни , так Вы полагаете, что Атос считал себя виновным в смерти Миледи и Мордаунта? Это не они сами своими действиями привели себя к такому финалу?

Señorita: Констанс1 пишет: .В этой беседе, де Бофор,( на минуточку принц крови по отцу), с Атосом говорит, как равный с равным Что в общем-то логично. Во время Фронды, когда они и познакомились, Атос поддерживал партию Принцев, а кроме того, ему Бофор был обязан освобождением из крепости. Это способствует укреплению дружбы;) Констанс1 пишет: Атос считал себя виновным в смерти Миледи и Мордаунта? Это не они сами своими действиями привели себя к такому финалу? Так одно с другим не связано. Они могут тридцать раз сами себя привести к такому финалу (ну, в конечном итоге каждый человек кузнец своего (не)счастья, и тот же Атос - не исключение совсем), но это не отменяет того факта, что столкнувшийся с ними на жизненном пути человек осознает, что какую-никакую ответственность за то, как сложились обстоятельства, несет. Атос, к слову, действительно считал, если не виновным, то именно ответственным за то, что произошло с указанными товарищами, о чем и говорит. "Мы сделали то, что сделали, так было нужно, хотя, возможно, и не имели права", - о миледи. Цитата не точная... и "Господь да простит его убийцу", - о Мордаунте.

Дженни: КОНСТАНС! Я считаю, что миледи и ее сынок сами себя привели к такому вот финалу..Своими нехорошими делами. Своей нечистой и нечестной совестью. И было в характере обоих еще что-то..Что трудно. сложно подчас поддается определенность..Какая-то странность..Обреченность..Демонизм..И за свои деяния, где свою коварную игру оба отыгрывали с лихвой, они поплатились. Они ответили - сполна.. Но вот Атос, по-моему, считал совсем по-другому. И, во всем случившимся, считал себя виновным. И готов был держать ответ. Перед своей совестью. Перед своей честью. Перед Небом, наконец. И еще, КОНСТАНС!.."Могущество и адский гений миледи" страшили даже в свое время самого кардинала Ришелье. А его трудно было чем-либо или кем-то - испугать..Дюма сам прямо говорит об этом в романе. Любовь и Рок, страсть и безумие Любви, мощь и величие Рока, довлели и над Атосом. И взяли власть, в конце концов, и над этой нежной и страстной, и удивительно любящей, и в то же время, - на редкость цельной и сложной, противоречивой и несгибаемой натурой. Он - любил. И Любил - безумно. Как редко кому выпадает удел и жребий, а в его случае - это еще и проклятие заклания-заклятия, и БОЖИЙ ДАР, - ЛЮБИТЬ. И отдавать себя. Всего. Без остатка. Даже если знаешь, чуешь нутром, что эта страсть, во всем ее неистовстве, бешенстве и Красоте, погубит тебя. Атос это - ЗНАЛ. Когда уходит, и навек, любимое существо, - чуешь, чувствуешь, и хлещущей ли через край, и режущей ли без ножа, и накипью - горящею кровиной, чем-то исповедально-, сокровенным, - осадок горечи, и привкус яда, пламени и боли, и послевкусие вины. И боль - всепоглащающее, всепожирающее чувство. И терзающий Душу, внутренний ад. Атос ходил по лезвию бритвы. По краю-лезвию да острого клинка. Он Любил. Хоть Любовь его оказалась на поверку - поруганной. Он - Любил. Хоть и утратил свою честь. Он - Любил. Хоть и вынес Любимой - смертный приговор. Но верша свой справедливый суд над миледи, он казнил - самого себя. "Но убивают все Любимых..Один убьет - смертельным ядом. Другой убьет - фальшивым взглядом. И Тот, Кто смел, - мечом". Это - строки из "Баллады об Рэйдингской тюрьме". Это - тоже - как бы финал трагической истории Атоса и миледи. Трижды он хотел спасти Мордаунта. Трижды. Потому что хотел прервать и разорвать, все туже и туже, - и это он ощущал тончайшими и трепетными фибрами своей Души, улавливал чуткими и нервными рецепторами мозга, и понимал, и изначально, какими-то неведомыми гранями сознанья-подсознания, - и все плотнее стягивающую на шее, агонией смертельного удушья, петлю нависшего ли Рока. А занес свой кинжал над Мордаунтом в кипящий и свинцовых водах морозного и льдистого, январского Ла-Манша, он просто потому, что хотел - Жить. Ради сына. Ради - друзей. Просто - Жить. Хоть и знал, что оплатит свою цену за гибель Мордаунта. И оплатит ее - непомерной ценой. А чего Вы хотите? Смерть и Любовь..Любовь и Смерть..Словно две. некогда разлученные сестры, соседствуют здесь рядом. Идут - словно рука об руку - меж собой.. Любовь - сильнее Смерти..Любовь - сильна, как Смерть.. Дюма обнажил и вывел эти две вещи в романе. Непредсказуемо и страшно. Словно - Страсть. Непостижимо и мистично. Это - ЖИЗНЬ. И - мудро и прекрасно.. Как - ЛЮБОВЬ.

Дженни: Я согласна с Вашим мнением, SENORITA! Спасибо!

Стелла: Говоря об Атосе, мне хочется добавить еще кое-что. У Дюма довольно героев, исполненных благородства и отваги, героев с трагической судьбой: взять хотя бы Жильбера, которого с Атосом роднит любовь к сыну. Но ни в одном из этих героев нет такой многогранности, и такой человечности, как в графе. Пусть Дюма, а вслед за ним и многие, говорят о том, что он полубог, а я вижу в нем просто человека. Человека, со всеми противоречиями человеческой натуры, со всеми страстями, которые не всегда можно и обуздать, и со способностью совершать все человеческие ошибки. Поэтому и бешеные споры о нем. Поэтому и вся гамма чувств - от ненависти до любви. Споря о нем, споришь о знакомом слишком близко человеке.

Дженни: ВРЕМЕНИ ДОБРОГО СУТОК - ВСЕМ ВАМ! Мне глубоко близко все то, что Вы говорите об этой Личности, СТЕЛЛА! И я тоже вижу в нем прежде всего - Человека. Живого Человека. Со всеми своими ошибками. Со всеми своими переживаниями, тревогами и страстями. Со всем своим безудержно-неистовым накалом чувств и эмоций. Со всем своим внутренним потоком мыслей, дум и сознания-подсознанья. С его Предвиденьем. С его слабостями. С его великим Даром - отдавать, Любить и Дружить. С непреклонностью, и силой, и мощью его Духа и воли. С его неудержимой,безрассудной человечностью. Со всеми противоречиями и сложностями этой буйной и многогранной, оригинальной и неоднозначной, и богатейше одаренной, неистово страстной натуры. И принимаю его - в общем-то таким, каков он - есть. Хотя я отнюдь не отрицаю удивительной способности графа де Ла Фер "умудриться затащить на Небо и черта", по глубочайшему утверждению и любопытному мнению его вернейшего и преданнейшего друга, г-на д Артаньяна. И он - в любой ситуации - всегда умел оставаться - Собой.. Несмотря на то, что на него давным давно уже точит зубы его величество, неотвратимый Рок. Хотя и ему (Року!) не по зубам оказалось сломать и раскусить этот твердый и крепкий, и старой, благородной закалки, железный орешек! Хоть и забирает Он к себе, неумолимо и страшно, и в финале, в завершенье книги, едва ль не изначально, избранные Им жертвы..) Атос и Рауль, - Личности. что неразрывно связаны узами крОви, - отец и сын, - люди в себе. И та ночь после отъезда де Бофора - эта сцена до дрожи пронзает. Это молчаливое объяснение друг с другом и отца и сына..Когда уже - все - заранее предопределено и предрешено. Когда уже не надо никому и ничего из них другому - объяснять..Эта Ночь - когда сводятся счеты - с Роком. С неотвратимостью и проклятием, закланием, все той же обреченно-безнадежной, с все той же страшною, и Волею Судьбы. Это молчания - затаенная смертельная агония и сокровенно вновь исповедальный вопль иль крик. Это - немые жалоба и стон смертельно раненного зверя. Это та нечеловеческая, лютая, кровавая тоска, когда решение - уже не изменить. Это немота, что исподволь, исподтишка кровит, стекает и сочится - кровью. Это та душевная, незримая, невидимая рана - что исходит мукой вдали от чужих и холодно любопытных, и озадаченно ли посторонних фраз. Это Душа - одна на двоих - куда врываться не след. И Сердце - куда посторонним вход воспрещен. И это - живое, болящее, кипящее, и остро воспаленное нутро, куда взору чужака иль чудака - проникнуть вовсе не дано. Это люди - без кожи. С обоженным и сорванным. окровавленным нервом. Что не принадлежат уже себе. Живые, что отданы уже на закланье - Небу. И их уход в себя - это то мистическое путешествие, и вИденье двух кровно близких Душ, - и встречи их в ином ли мире..И вся эта сцена - театральная мизансцена внутреннего пекла-пепла и пламени ада, и, со всей своей насильственной, и беспощадностью-жестокостью, и внутренней же пытки, - невольно режет по больному нерву..И это - сокровенное и исповедь..Что отливает - откровеньем.. Где нагая Душа -беззащитна..И эти двое - уже зависают на краю ли разверстой и черной, мертвым оскалом зияющей пропасти..И ходят, и скользят, да по лезвию острому бритвы..По острию да обоюдоострому ножа..Иль растворяются в осколках. и бледной, призрачной ли тенью, - вновь колдовской Луной поющего дождя..Где их давно уж поджидают серые, беззвездно ли безлунные провалы, Что тают серой, сонной дымкой. И две Души уходят вновь туда, где льется снежное и белое безмолвие-беззвучье..И где в мерцавшей синеве, в безумье обнажаются лишь сумасшедшие порталы-запределы. И мудрость вещая, и в сиво-сизой седине, лишь одиночеством зовущего безвременья.. И там, где вновь, и бесконечной вечностью и Небом, как привкус горечи щемящий на губах, и в послевкусии горящем осеннего и терпкого, и ало-позднего вина, как реквием, звучит живая а-капелла . И их безмолвный диалог, иль монолог, остался - не закончен.. Не раз ставился вопрос, и многими участниками этого замечательного форума, почему же Атос не поехал вслед в Африку за Раулем? Почему оставил одного, и лишь на попечении одного, и верного Гримо, своего столь горячо и нежно, любимого сына? Вспомните неистовую бурю страдания, что обрушилась на Д Артаньяна в день их последней уже встречи на острове Сен-Маргарит..Когда - плохая примета! - д Артаньян не смог улыбнуться им.. Атос сам прямо дает ответ на этот вопрос: "..И вот теперь я ощущая всем моим существом, что, если Господь допустит, чтобы мой друг или сын испустил в моем присутствии Дух,..Я вынесу все, кроме смерти тех, кого я люблю. Только против этого нет лекарства. Кто умирает - выигрывает. Тот, кто видит, как умирает близкий, - теряет.." А дальше..Атос все же последовал за Раулем..Нежный отец пошел за призывающим его, в неведомый и край ли, сыном.. А объяснить отъезд Атоса, домой, в Бражелон, после последнего прощания..Того, что болью и горечью своей, и вечной тьмою одиночества, так бесконечно рвет, сжигает, устало и упрямо вновь ломает и надрывает Душу.. "Разрыв Сердца..Разве ж это - плохое объяснение?..Оно - не хуже других"..(Э.-Л.Войнич, "Овод")

Стелла: Дженни , УХ! Такое читать с утра пораньше - потом весь день будешь ходить, как сомнамбула. А вы еще удивлялись, что на вас обижаются за ник. Да за такой пост вам аутодафе бы полагалось! А я очень хорошо понимаю, почему Атос не смог поехать за сыном. Потому что ничего сделать уже не мог. Пока надеялся - боролся. А когда понял, что его слушают, но не слышат - увидел, что слышит сын уже другие сферы. Атос всегда уважал чужой выбор, даже ценой своей жизни. Вы с чего печатаете - с мобильника или с планшетника? У вас там белый стих проглядывает, а его неплохо бы выделить строками, что ли? А то текст плохо воспринимается - идет сплошным потоком.

Дженни: СТЕЛЛА! ДРУЗЬЯ! Рада вновь встрече с Вами! Как Вы все это верно и мудро, и в то же время, остро говорите! И мне это - очень по Душе! СПАСИБО! Да, Рауль уже к тому времени слушал, но НЕ слышал отца..И Атос понимает, что сын - обречен. "Д Артаньян! Посмотрите на эту грусть, ни на мгновение не покидающую его. Знаете ли вы что-либо более страшное, чем неотлучно наблюдать агонию этого бедного Сердца?" И он разделил, и в полной мере, участь и жребий, как и самый, и свободный выбор Рауля. И заплатил, как сам он полагал, за прОлитую кровь миледи и Мордаунта, - ценой своей лишь крОви. Ценой - разрыва Сердца. Ценой своей Души. P.S. Не, я печатаю с ноута, СТЕЛЛА! Возможно, здесь есть функции, что позволяют выделить текст - цветом или особым шрифтом. Курсивом, например.. Надо здесь немножко подробней разобраться вообще с различными возможностями ноута.. А вернувшись к роману..Пронзительна сцена поразительного видения Атоса. Дар предвиденья-предчувствия..Дан же Человеку этот страшный Дар..Как заклятие-проклятие..Как особое заклание Духа..И - Роком..Как особая и Божия, милость Судьбы.. Это странное видение - словно агония. Когда он собирался отдать дань памяти славному погибшему товарищу, охваченный странным ознобом, он, превосходный наездник, и словно враз лишенный сил, едва не свалился с седла..- "Решительно, Кому-то надо было, чтобы он никуда не ездил..Кому-то неугодно было, чтобы он ехал дальше.." И это видение - вторая и живая смерть.. И словно это - предостережение..Иль - Знак.. И Ангел Смерти целует больного Атоса в лоб. И Небо открывает ему свои тайны. И он, познавший все таинство Искуса, уходит туда, где ждет его сын.. Дюма ведь что-то знал..Ох, чует Сердце: Совсем не зря, совсем недаром ввел он в свой роман все эти странные, пред роковой ли гранью, пред чертой, те, дивным, чУдным таинством, и неразгаданной загадкой Бытия, порой случавшиеся вещи.. Да ведь старик был - МУДР..

Стелла: Дженни , Дюма , вероятно верил в Бога, но терпеть не мог религиозные догмы. Как раз вчера читала у него об этом. Видение Атоса меня в очередной раз поразило лет 30 назад, когда на волне экстрасенсов, колдунов и всякой мути, стали просачиваться с Запада сведения о работах ученых в области мозговой деятельности человека. А я тогда как раз работала в Планетарии, которое было в одном здании с обществом "Знание", так что кое-какие зерна от плевел все же можно было отделить. Мне попалась статья, в которой подробно рассматривались видения такого рода, нечто сродни телепатии. А Дюма активно интересовался месмеризмом, пару лет посещал анатомический театр. Я тоже не сразу поняла, что означает, что Атос так и не смог совершить паломничества. А это Рауль, который уже был мертв, не пустил его, потому что его тело Гримо уже вез домой. Они же могли разминуться. если бы Атос уехал. Мертвый в который раз извещал пока еще живого.

Стелла: Дженни , тут есть кнопка цитаты, и есть кнопки цвета, но в тексте они используются, в основном, админами. Есть кнопки курсива, вот она и цитата будут очень уместны, чтобы разбить текст.

Констанс1: Дженни ,я вчера читая ваши длинные размышления об Атосе, подумала тоже ,что это больше похоже на фик не фик, а вроде как поэтическо- лирический пересказ романа , плюс собственное ваше отношение. Но написать об этом не решилась,т.к. Вы - человек мне незнакомый, не хотелось Вас обидеть. Вот Стелла оказалась смелее меня. Мне кажется, что Ваш текст- это заявка на литературный опус) в хорошем значении слова.И , возможно, место ему ( и его продолжению) в разделе* Наше творчество*.

Дженни: ДРУЗЬЯ МОИ! ВРЕМЕНИ ДОБРОГО ВАМ СУТОК! СТЕЛЛА! Да, у самого Дюма - жива и удивительно глубока именно - ВЕРА В БОГА. Но никак не религиозные догматы. (Извините, если я кого-нибудь здесь нечаянно обидела иль задела!) Это Вы вновь справедливо и верно говорите! А вот насчет того, почему Атос не смог совершить своего паломничества к Портосу..К этому доброму и милому, добродушному и преданному, поистине - славному, великану, так страшно и так жестоко погибшего под обвальными развалами Локмарии..Мне кажется, что его не пускал - КТО-ТО другой..КТО-ТО - совсем иной..Души отца и сына, тем более, так связанные меж собой - Роком..Богом ли..кармой.., думаю, не разминулись бы в том, потустороннем мире..Где звучит иная музыка дождей..И где растут, быть может, прекрасные и льдистые, душистые цветы..И сын ведь звал отца..Когда его бледная и призрачная тень медленно растворялась, уже чужим, неведомым фантомом, в белом и сонном, белесом тумане, сотканным лишь шелком и серебристым бархатом дождя. И в чьем лице, подсвеченной уже незримой синевой, далекой звездчаток, крылатой, лишь нежное и любящее Сердце б уловило знакомые до боли, жо безумия, любимые и светлые, подернутые смертью, нездешней красотой прекрасные черты.. И потому уходит, и на Небо, в бесконечность, бывалый, мудрый путешественник. Прервал, свершив земное странствие, безумно и непереносимо ли уставший, и странный и печальный, безмерно вновь больной, и в ране боли, как есть. живьем сгоревший Человек. И в раненное некогда неизмеримой тяжестью плечо, как в обожженное огнем и воспаленно, остро раненное Сердце, прощальной ласкою запал,живым багрянцем ли опал, и алый луч рассвета.. Но Ваша версия, что это именно Рауль не пускал его тогда к Портосу, - мне, все же, по Душе! (Хотя и мороз по коже продирает невольно от этой Вашей фразы! Сильно сказано, СТЕЛЛА! И очень смело! Просто - здорово сказано, да!) Да, я слышала, что Дюма в свое время увлекался и занимался месмеризмом. Причем - очень и очень серьезно..И то, что он изучал, и глубоко, медицину, и посещал еще, плюс к этому, и анатомические театры, не могло не влиться, не могло не сказаться, не могло не оказать своего и любопытнейшего, и занимательнейшего влияния на все его творчество! Ярчайший и выразительнейший пример тому - трилогия, сплошь посвященная Великой Французской (и кровавой!) революции: : "Жозеф Бальзамо", "Шевалье де Мэзон-Руж", (иное название, кажется, (Рыцарь (Кавалер) Красного ЗАмка), "Ожерелье Королевы", "Анж Питу", и ее финальная, завершающая вещь: "Графиня де Шарни". Да и многие другие его романы. Тем паче, так, навскидку, всего - не перечислишь.. А видение, да еще такого рода, что было дано Атосу, - своего рода сублимация головного мозга. Одно из тончайших и духовных таинств, и, заодно, острейших проявлений высшей нервной деятельности.. Психическая, душевная саморегуляция, если угодно..(Наблюдение со стороны, как собственные Душа и Дух выходят из тела..В адрес скептиков - Да, такое есть. Страшная вещь..Но все эти вещи были очень хорошо, и остро знакомы индийским и тибетским мудрецам и йогам, восточным-дервишам-факирам, еще с древнейших, по сути, времен. А также - зороастрийцам - поклонникам в древней Персии учения Пророка Зороастра, что впервые дали истоки, и исповедовали тезисы и принципы религии огнепоклонников. Ибо религия Зороастра - это религия Огня. Им же, кстати говоря, принадлежит честь открытия гальванических батарей. И ведомо было им, еще изначало, горючее, смоляное,и мощное горение нефти - кипучего и черного, лишь вещего Сердца Земли. В былые, давно уже минувшие века, задавленное, раздавленное скепсисом неверия, это учение живо - до сих пор. Ну это так..Просто к слову пришлось. Извините!) А говоря об Атосе.. Обожженно-нагою волей и Силою Духа, сорванной кожей, иль вспоротым нервом, он был там, где не бывал раньше. И, уже на пороге всевластия всепоглощающей смерти, как в цветной и немой, замедленной, рапидной съемке, ему было дано увидеть то, что видели лишь мертвые, все те, что оскаленно-застывшем воплем или стоном уходили, как в зиявшую и разверстую, и мертвящую ужасом, пропасть и бездну, в завораживающую и страшную, неизбывную и бесконечную, пламеневшую и нездешним ли Светом, и неистово-бешеную мелодию Тьмы..(сродни булгаковскому Мастеру: "когда он писал то, чего никогда не видел прежде, но о чем знал наверно, что ОНО - БЫЛО"..) Ну а насчет курсива и цветного выделения цитат..Все это - очень хорошо! Просто мне нужно немножко времени, чтоб разобраться со всеми этими кнопками на ноуте..Спасибо! КОНСТАНС1! Все в порядке! И обиды - нет! Насчет темы "Творчество" - пока не знаю..В общем-то, я не старалась пересказать Дюма..Тем более - переложить все его тексты - в лирику..Да и разговор то весь здесь - об Атосе.. Просто так получилось..Извините! И - СПАСИБО Вам за хорошее мнение и добрый совет! ВСЕГО ВАМ ДОБРОГО, ДРУЗЬЯ!

Папаша Бюва: Да с миститкой Дюма дружил. Читали его повесть "Гастон Феб", и впечатляющее окончание, в мистическом замке встреча со своим мёртвым сыном? Или жуткая судьба его второго сына, Ивена? Связь отцов и детей, какая то мистическая, у него через всё творчество идёт... Видно тема ему не чужая...

Стелла: Папаша Бюва , точно, тема не чужая. Но удивительно, что Александр-младший относился к Александру-старшему. как к ребенку, за которым нужен глаз да глаз. Даже удивительно, как у такого искрометного отца получился такой сын-зануда. Честно говоря, некая занудливость и правильность Рауля меня уводят к Дюма-сыну.

Констанс1: Стелла , ничего, искрометный Дюма, хорошо попортил кровь Дюма -зануде. Ведь * Дама с камелиями* это история из жизни Дюма сына, любовь которого к знаменитой куртизанке порушил именно романтик Дюма- отец. Вещь автобиографическая, а потому сильная.

Дженни: ПАПАША БЮВА! СТЕЛЛА! КОНСТАНС1! Повесть Дюма "Гастон Феб", если честно, - не читала. То, что он был с мистикой на короткой и весьма дружеской ноге, - о да, я это признаю. "Дама с камелиями" - да, с этой драмой Дюма сына надо бы мне познакомиться поближе.. А связь отцов и детей,- верно, что магическая и мистическая, - она пронизывает все творчество Дюма. Не может не пронизывать..

Стелла: Констанс1, я не сомневаюсь, что тут связь между поведением Дюма, Атоса, Рауля и Дюма-сына слишком четко прослеживается. И все равно - я на стороне Атоса. Со стороны виднее, а мой собственный опыт меня в который раз в этом убеждает: рай с милым в шалаше хорош лишь в медовый месяц. Дальше исподволь копится раздражение, которое вызвано уже разностью характеров. Взрыв или расставание - это становится неизбежным. Но объяснить это влюбленным - нереально. Кроме них всем вокруг все понятно.

Папаша Бюва: "Однолюбам" вообще кажется жизнь сложнее даётся. Особенно если объект поклонения не особо отвечает взаимностью, то всё, капец, жизнь кончена )) Может они несколько идеалисты, и больше придумывают себе идеальный образ, вместо того, чтобы понять настоящего, живого человека со всеми его особенностями характера...Тот же Рауль не слушает и не понимает о чём пытается объясниться с ним Лавальер. Дюма сын может ещё действует от противного, в том смысле. чтобы показать, что я не такой вовсе, как отец, лицо самостоятельное. Хотя и у него многое от отца, в физике и характере. К примеру, как рассказывает Моруа, когда Дюма сын, будучи уже известным человеком, шел по улице, к нему подошёл знакомый по пансиону, который ему сильно досаждал в детстве, и пытался возобновить знакомство, мол, однокашник, свой пацан, то Дюма ему хладнокровно ответил, "Сударь, если вы ещё раз подойдёте ко мне, я сломаю вам нос." ))

Стелла: Однолюб, да еще сын знаменитого отца - это всегда проблема. Что в жизни, что в книге. Вот, штудирую сейчас Дюма по порядку томов , и все больше убеждаюсь: "Три мушкетера" стоят особняком. Дюма всякий-разный может быть, но четверка - явление даже у него - явление уникальное. Похоже, они с Маке решили похулиганить.

Дженни: ДАМЫ! Да, однолюбам в Жизни реальной - гораздо сложнее.. Мне кажется, что Рауль, так безумно, и так сумасшедше любя Луизу, не может понять ее..И принять - такой, какая она есть..Как будто он сотворил себе идеал, вознес свое неземное Божество на пьедестал, благоговейно поклоняясь ему.. Но, как все мы хорошо помним из Истории, колоссы бывают и на глиняных ногах..И от брошенного мелкого камешка, бывает, разбиваются вдребезги.. А возвеличенные, вознесенные на немыслимую высоту кумиры, и они не выдерживают порою строгой и справедливой, и благородной критики. И, в случае Рауля, его внеземное Существо, что именем - Луиза, не выдержала такого испытания. Испытания - ожиданьем. Слишком холодного, и слишком сурового, и слишком тягостного, быть может, для нее.. Бедняжка полюбила. И впервые. Полюбила - по-настоящему. Полюбила коронованного и вероломного соперника Рауля - как мужчину. И отдалась ему - потому что юная доверчивая девушка познала - Страсть. Вот только что она не сказала прямо о своих новых чувствах своему другу детства, так безнадежно и обреченно, и так беззащитно и смертельно - без всякой гиперболы да на сей счет! - так беззаветно любящего ее, вот это, мне кажется, в смятенье и порыве, в буре и изломе, надрыве эмоций и страстей, еще толком, в сущности и сути, и незнакомых ей, - да, возможно, здесь отдает, и малодушием..И - страхом..Быть может, ее чуткое Сердце, раскрытое для Любви, уже подсознательно, истерзанным нутром, чутьем, наитием - назовите, как хотите, - угадывало, чуяло, ту непоправимую фатальность, что уже нависла над Раулем.. И последняя встреча Рауля и Луизы, и их последнее, и остро воспаленное прощание,- это действительно - обожженная и обнаженная кровь на крОви. Одиночество - на одиночестве.. Рана - на ране.. Отец - однолюб, как и сын. Но, в отличие от последнего, он умел принимать людей такими, какие они - есть. Несмотря на свою роковую встречу с Миледи. СТЕЛЛА! Четверка мушкетеров - явление, на самом деле, неповторимое и уникальное. И, как обаятельно и славно что Дюма, в своем крепком содружестве с историком Маке, решился ТАК! "похулиганить!"

Стелла: Дженни , а ведь вы - абсолютно правы: если Атос кого-то выбирал для себя, то он этого человека принимал таким, как тот есть: со всеми недостатками и достоинствами. И влиял на их характер одним своим присутствием: им неосознанно хотелось быть на него в чем-то похожими.

Папаша Бюва: Дженни, вы хоть тут только к дамам обращались, но не удержусь от реплики. Отец - однолюб, как и сын. Но, в отличие от последнего, он умел принимать людей такими, какие они - есть. Дак вот не принял он Анну такой как есть... Повесил. Вот если бы в неё Рауль влюбился, то не удивлюсь, что он бы принял её. - Эх, ты а что это у тебя? - Да так, татуха, ошибки молодости... - Класная. - Но ты меня всё равно любишь? - (восторжено) Ну конечно!! А ты? - А то! Только ты папке своему не говори, а то у меня предчувствие не хорошее...

Стелла: - Эх, мальчик мой, женщины - они такие непредсказуемые. Рисуешь себе ангела во плоти, представляешь до малейшей черточки, а потом оказывается, что оригинал ты не разглядел. Могут оказаться лишние детали... - И не говорите, батюшка, - ответил Рауль, вздыхая. - Вот почему и советую вам, виконт, сначала сравнить оригинал с видением, а потом только вести знакомиться со мной, - заключил граф. Не принял бы Атос Анну. Уже только за один восторг сына. Заранее бы приревновал. К тому же не он выбирал.

Дженни: СПАСИБО ВАМ ЗА ПОДДЕРЖКУ, СТЕЛЛА! Да, влияние этого Человека на окружающих было - очень велико. Ведь и д Артаньян, как и несколькими годами раньше, - Портос и Арамис, неосознанно, скорей всего - на голимой и чистейшей интуиции. прикипели к Нему - Сердцем. И даже такой знаток людей. как Монк, не мог не оценить его - причем высоко! - как Личность. Как не мог не оценить доверчивый и смелый, и благородный поступок этого, готового отдаться в его власть, странного француза.. ПАПАША БЮВА! Приношу Вам свои извинения, барон! Вы знаете, случай с Анной - все таки, на мой взгляд, - остро характерный..И - особенный.. Вспомните: ведь он был до безумия в нее влюблен..И даже в более зрелый годы ее Образ, а точнее - призрак, как наважденье, как сумрачный морок, неодолимым и неумолимым, поистине неотвратимым Роком, постоянно преследовало его.. О случае трагичном в Армантьере, о той ночи, страшной и отчаянной, что случилось однажды на берегу Лиса, о своем предвиденье-пророчестве возможного возмездия за прОлитую кровь, он неоднократно говорит своим друзьям. И та полупьяная, но не менее сокровенная исповедь в Амьене, - снова вылилась тогда истекающей болью, как кровью.. И то, что он на лесной охоте повесил ее..Я не знаю, в тексте об этом, насколько упомню, прямых упоминаний об этом нет, но мне почему-то вот все время думается, что здесь дело - отнюдь не только в лилии на белоснежно-лилейном плече.. Меня все тревожит фраза Атоса, и после лютой гибели Констанции..Я не раз приводила ее..Но, извините, повторю:"От яда, который подмешивает ОНА, нет противоядия"..Атос, по моему мнению и впечатлению, наверняка что-то знал об этом. Что-то, что оставила в его больной и кровящей, и отравленной навек неистовой и бешеной, нечеловеческой тоскою, Душе, бесконечно неизгладимый, затравленный мукою, след. А ведь главным чертами его отнюдь непростого характера, были, как Вы помните, "Нежность и Сдержанность". И велика была в нем еще потребность - отдавать. Всего себя, и без остатка. И эта неистребимая потребность - ЛЮБИТЬ. И в Любви, и в Дружбе, и даже в смерти своей, второй и живой - вспомните только его поразительное по внутренней силе, предсмертное видение! - он идет - до конца. Кстати, в этой сцене смертельной агонии Атоса, у Дюма, как драматурга, пахнет, причем неимоверно нервно и остро, психоделикой и безмерной, и, словно бы, нездешней, энергетикой. А что касаемо предчувствия-пророчества, что так терзает героя, так это - Дар. Дар Рока..Или - Бога..И этим невероятно необъятным Даром, Атос все же, - и в полной мере! - обладает. Ну вот..Ответила Вам как смогла, барон! Еще раз - извините! Ведь Ваша реплика - справедлива.

Констанс1: Стелла , так речь , кажется, шла о том, принял бы Рауль Анну, окажись он в обстоятельствах Атоса. Не знаю, не знаю... С одной стороны однолюб, а с другой наследник знатного рода, признанный, а с третьей- бастард. У него ,все же, ситуация сильно отличается от отцовской и Права Верховного суда на своих землях он уже не имел.

Дженни: СТЕЛЛА! Да, если сравнить оригинал с видением - боюсь, что - в случае Атоса, что - в случае Рауля, - сравненье оказалось бы - отнюдь не в пользу первого.. А Атос не принял бы Луизу..Нет, наверное, не потому, что не он выбирал невесту для сына..Здесь, скорей, сыграло бы, и главную роль, совсем иное..Ведь он видит: Луиза не любит Рауля. Вспомните: ведь он сам говорит безраздельно влюбленному юноше, и потом, уже в дальнейшем, его величеству Людовику Четырнадцатому, причем заявляет прямо, открытым текстом: "Я не верю в Любовь м-ль де Лавальер. Луиза - молода. Еще ребенок. Она опьянена. Радость служить при блестящем дворе молодой герцогини, пересилят ту долю, ту капельку Нежности, которая, быть может, живет в ее Сердце".. И в этом свое неверии в Любовь м-ль де Лавальер к своему сыну - он вновь оказался - поразительно прав. Дюма сам был человеком мудрым. И влил эту непредсказуемую мудрость в кровинку своего героя. ЖЕНЩИНЫ! КРАСОТА И ВСЯ ВЫСШАЯ МУДРОСТЬ И РОДА ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО! Ведь они - поистине непредсказуемы. О да!

Констанс1: Дженни , а вот Атос и Рауль , в финале, так не считали. Это я о Вашем прославлении женщин и их непредсказуемости.

Дженни: КОНСТАНС!! Извините, если вмешаюсь в Ваш диалог! "Принял бы Рауль Анну, окажись он в обстоятельствах Атоса".. По-своему, Вы и прАвы. А мне почему-то кажется, что все таки - принял..И, как раз в неимоверную и непредсказуемую силу тех особенностей, сложностей и противоречий, о которых сказываете Вы. Во первых - потому что - однолюб. Во-вторых, потому что бастард. Хоть и справедливо признанный обществом высшим и светским, как наследник знатнейшего рода. И в третьих, прав Верховного Суда, пока отец, еще при Жизни, не отрекся бы от власти, и как главы рода, согласно законам и обычаям того времени, Рауль бы не имел. Да, ситуация Рауля во многом, и разительно отличается от отцовской. Да в том-то вся и штука, что оба - однолюбы! И оба - никак не могут - иначе! Что поделаешь! Судьба..

Констанс1: Дженни , так в *Виконте де Бражелоне* и граф де Ла Фер сам лично права Верховного суда на своих землях уже не имел. Ришелье постарался, лишить аристократию большинства феодальных привилегий, а затем Мазарини продолжил его дело. Так что Луи 14 осталось только зачистить концы, превратив владетельных сеньоров, в послушных и покорных придворных.

Дженни: КоНСТАНС! Атос считал, что "Женщины - непостоянны" О чем он, с горечью предупреждая - "Ах, берегитесь! Ведь вы так молоды!," однажды поведал Раулю. На что получил в ответ суровую, на справедливую отповедь сына: Вы никогда не говорили мне ничего дурного о женщинах. Зачем же вы упрекаете их из-за Луизы де Лавальер? После чего отцу оставалось лишь молча опустить голову. И признать его правоту. Вспомните, Констанс!

Дженни: КОНСТАНС1! Возможно, я что-то упустила.. Извините.. Спасибо, что напомнили, Констанс!

Констанс1: Дженни , Атосу пришлось замолчать, потому что история с Миледи в то время для Рауля была тайной за семью печатями, а еще и потому что граф воспитывл из виконта* идеального дворяниная*, что предполагает рыцарское и уважительное отношение к женщинам, особенно к дворянкам. Чтобы что то обьяснить графу пришлось бы рассказать правду , почему он не доверяет женщинам,( ведь врать он не умел), а он не хотел рассказывать об этом сыну, Хотя , судя по всему, все равно пришлось, когда вскрылась измена Ла Вальер.

Дженни: КОНСТАНС! В этом я с Вами соглашусь - на все 100%. И здесь, в данном Вами, сейчас заявленном посте, подписываюсь под каждым Вашим словом. СПАСИБО!

Стелла: А я, почему-то, уверена, что рассказывая Раулю о своей любви, он так и не рассказал о казни на охоте. Про клеймо сказал, про Армантьер сказал, а вот про этот момент - ни за что. Потому что мог натолкнуть Рауля на мысль уже о такой мести - физической. Рауль так бы не поступил, но, все же... лучше подальше от таких мыслей. У Дюма фраза, что Атос не открыл завесу над своим прошлым, а "приоткрыл". Пойду посмотрю, что в оригинале.

Стелла: La blessure ne s’était point cicatrisée ; mais Athos, à force de converser avec son fils, à force de mêler un peu de sa vie à lui dans celle du jeune homme, avait fini par lui faire comprendre que cette douleur de la première infidélité est nécessaire à toute existence humaine, et que nul n’a aimé sans la connaître. Да, все же он лишь немного приоткрыл свое прошлое. Значит, не все можно было в нем знать даже родному сыну.

Дженни: СТЕЛЛА! Да, я согласна: сорвать покров завесы, и со своего собственного прошлого, тем более - такоко буйного и бурного, какое было у Атоса, причем - сорвать его целиком и полностью, сей магический покров, возможно - не всегда. Даже, если идешь навстречу горячо любимому сыну.. Рассказать же про жуткий момент лесной охоты, когда сам-то рассказчик, похоже, толком еще не смог оправиться-опомниться, не смог, даже по сию пору, отойти, - это психологически - непросто. Ой, как далеко - не просто.. Думаю все же, что Раулю этот случай, узнай он все подоплеку-подноготную. и от отца, не смог бы внушить думу о физической расправе, как о мести - Луизе, за свою неразделенную Любовь..Не того душевного склада был парень. Да и самая мысль об этом внушала ему бы отвращение. Как, помните, СТЕЛЛА, их диалог. И как раз относительно мщения: "Атос: А Лавальер? Рауль: Неужели вы могли серьезно предположить, что я буду думать о мщении Женщине, граф?" И графа эта сыновняя душевная печаль, проняв, пронзив до глубины, до самого нутра, до самого сокровенного и самого исповедального Души, в кровь резанула по Сердцу. Резанула - по-живому. Без острия кинжала и лезвия ножа. Это глава - "Продолжение грозы". Атос промолчал тогда.. "Атос, Атос! Вы, как всегда, молчите!" ( эта фраза прозвучала некогда в одной из французских киноверсий. Не могу сказать названья. Извините!) Что же скрывалось тогда, в завесе этого молчанья, если у такого сильного и волевого Человека, что полон сил и Жизни, и столько всего пережившего, на глаза невольно навернулись слезы?! Быть может, воспоминания о пережитом..Воспоминанья тяжкие, больные, порой окрашенные живой и алой. жгучей кровью. Боль, неисчерпаемая, и ни с чем не сравнимая, и рвано-алая мука сына, что петлей захлестнула нагое Сердце сына, и накипевшая и наболевшая, в агонии, тоска, что захлебнулась, сумасшедше захлестнулась, и задохнулась ли отчаянным безумьем, и неизбывно и безмерно, в нем самом, - это ведь и его - боль. Это ведь и его тоска. И это ведь его агонизирующая мука. И страсть, чьей властью непомерной одержим, и оглашен, и оглушен его сын, это ведь и его страсть - тоже. Судьбы отца и сына во многом схожи..И отец, в финале трагично-обреченном романа, разделяет сыновнюю горькую, властью свыше ль им данную участь. "Ну что ж, Тот, Кто любит, должен разделять участь Того, Кого Он Любит".. О, булгаковский мессир Воланд здесь бесконечно прав! И мы все возвращаемся, от времени ко времени, к обоим этим вот героям, так поразившим нашу Душу. И строгий, вдумчивый читатель, быть может, спросит, пытаясь обрести, наверное, живое пониманье, : "Скажите мне, девчата и ребята! А - зачем?!" Не знаю..Но ведь зачем-то где-то уже идет щемящая гроза. Зачем-то выпито в бокале прощальное, венчальное, горящее и сладкое, и жгуче-алое, осеннее вино. Зачем то свежий ветер разбросал, и в вальса кружевном ажуре, тончайшем и легчайшем, словно лебединый пух, и влагой Осени, и волглые уж листья. Зачем-то в Неба, золотом горящей взвеси, уже горит, расплавленным, спрессованным ли сгустком серебра, и в призме отраженный магического Солнца Зазеркалья, дрожащий и блаженный, чужого Солнца дивный огонек. Зачем-то вновь, из ниоткуда, из тихой ли, ольховой ли запруды, из золотой сережек ли завесы, и рваной и неровной строчкой, рождаются вдруг чУдные стихи. Зачем-то в Осени волшебной, багрянце обожженном, и румянце, и колдовской луною, лист опал, звездой, мелодией, прозрачно, золотисто, невесомой. И, обжигая страстью кровь, и, напоив водой живою, вновь правит бал, и властвует над Сердцем, безумием Любви сожженная Любовь. Пьяня лишь волею Судьбою. Ответ, - спроси, узнай у Сердца. Мудрый и вещий вещун, Оно тебе - подскажет..

Констанс1: Дженни , последняя часть вашего поста -это белый стих. Было бы здорово, если бы Вы каждую строфу писали с новой строчки. Воспринимать легче. А формой белого стиха Вы неплохо владеете, мои комплименты.

Дженни: КОНСТАНС! Спасибо Вам душевное, и вновь за добрые слова! Просто мне тогда почему-то показалось, что лучше его разместить - белый стих тот, в смысле, - как бы слитно. В одном абзаце.. Хотя, насчет чтения..И Ваша Правда здесь ведь есть. СПАСИБО ВАМ, КОНСТАНС!

de Cabardes: Джоанна пишет: Названия вот не упомню, извините..Но сильно зацепил, прикипел к Сердцу один момент..Или, точней, его финал..Да, вспомнила, это был художественный фильм. И был он посвящен как раз самой Судьбе, Жизни и творчеству, Дюма. Так там финал пронзает своей неожиданностью, глубиной и остротой..Уже умирающий автор..И пред ним склоняются, в прощальном ли поклоне, и словно бы на миг сошедшие, и со стариннейших портретов, с талантливых гравюр, и в живописных вновь камзолах, махая шляпами, и с пышным, страусиным ли пером, и, салютуя благородной сталью, и преданных и верных, дамасских ли клинков, вновь вызванные к Жизни, его пером и мастерством, его трагичные и мудрые герои.. Впечатляет..Причем обнаженно и остро. Да? Секрет великого рассказчика

Стелла: de Cabardes , это еще советских времен фильм? Название знакомо, а вот сам фильм не припомню.

Орхидея: А я этот фильм смотрела. Легко и светло поданная биография Дюма, где-то с добрым юмором, где-то немного грустная. Финал мне тоже особенно запомнился. Все персонажи, которым Дюма подарил жизнь на страницах своих произведений, пришли к его смертному орду с благодарностью. И эти монетки в самом конце - тоже прекрасный штрих. Это фильм 1971 года. Киностудия "Барандов", Чехословакия.

Мерседес: Дженни пишет: Отец - однолюб, как и сын. Но, в отличие от последнего, он умел принимать людей такими, какие они - есть. Несмотря на свою роковую встречу с Миледи. А мне решительно не кажется, что Атос однолюб. По-моему, совсем наоборот, он сластолюбец и бабник от природы. Просто жизнь сложилась иначе. Уже после казни Миледи, после всего, что было, он же поддается на заигрывания Мари Мишон. Он не ушел с негодованием из постели, когда она стала приставать к нему, - нет, он с немалым удовольствием поспособствовал появлению на свет Рауля. И позже, прощаясь с герцогиней, разве он не говорит ей, что она очаровательное создание и он бы хотел знать ее раньше? И явно вздыхает об утраченных возможностях и тепло вспоминает домик священника. Разве это похоже на поведение однолюба? По-моему, от рождения Атос любил женский пол вообще. Он же в юности влюбился в статую, и заметьте, рассказывает это д'Артаньяну как анекдот, тоже не слишком однолюбно. Атосу просто очень и очень сильно не повезло, что ему попалась именно Миледи, и хуже всего, что сгоряча он приказал повесить ее. Он так страдает именно из-за того, что приказал казнить женщину, а не из-за того, что вот такой он однолюб. Его мучает и заставляет спиваться не любовь, а совесть и жалость. Если бы в тот момент Атос познакомился не с Миледи, а с герцогиней де Шеврез, замужней дамой, вся жизнь пошла бы иначе. Атос воспринимал бы любовь легко и весело. Или, даже если бы он женился на Миледи, узнал о ней правду, но не казнил. Допустим, ей бы удалось сбежать в тот момент. Когда Атос уже остыл и подумал, он бы не стал с нею расправляться, он бы признал брак недействительным, или добился раздельного проживания. Тогда Атос, согласно нравам столетия, преспокойно жил бы светской жизнью, менял бы любовниц, искал удовольствий. И никоим образом не ругал бы женщин, а называл их "очаровательными созданиями". Они с Раулем - глубоко разные по сути. Рауль вот тот, действительно, упрямый однолюб. Представьте себе, что после того, как Рауль убедился в предательстве Луизы, к нему ночью влезла в постель красоточка. Я уверена, что Рауль и не подумал бы с нею развлекаться, он бы вскричал: "Сударыня, оставьте меня!" - и сбежал. Когда с ним кокетничает очаровательная англичанка, он же абсолютно равнодушен. В отличии от Атоса, Рауль в любви вообще не ищет удовольствий. В нем нет отцовской чувственности. И свою Луизу он любит, заметьте, вовсе не как мужчина женщину. Он не пытается с нею заигрывать, не обращает внимание на ее туалеты, даже не ревнует к соперникам. Я вообще подозреваю, что, если бы Луиза стала его женой, Раулю с нею тяжело было бы супружеские обязанности выполнять. Рауль любит Луизу, как верующий - Богоматерь. Вот именно он в ней видит непорочную деву, собирается ей поклоняться и восхищаться без всякого сексуального подтекста. Отсюда и вся его трагедия. Ему не женщина изменила. Он как будто монах, который увидел, что Дева Мария отдается сатане. Женщину можно найти другую, а бога - нет.

Стелла: А мне кажется, что дело не в сластолюбии или том, что однолюб. К слову, Мерседес , у вас представление об сластолюбии весьма своеобразное. Нормальное поведение мужчины, к которому не просто клеится, а предпринимает решительные действия женщина, вы называете сластолюбием? Человек - животное полигамное, и ничего позорного или необычного в этом нет. В особенности, если мужчина не связан никакими узами. Он так страдает именно из-за того, что приказал казнить женщину, а не из-за того, что вот такой он однолюб. Его мучает и заставляет спиваться не любовь, а совесть и жалость. Вот только вечная любовь, а в особенности стыд за казнь (мне кажется, вы немного спутали Дюма с прочитанными фиками: Атос миледи в руки истинного правосудия не передавал ни разу) - это уже из области фанфикшеновских фантазий. Нежным девичьим сердцам никак не смириться с тем, что женщина типа миледи может вызывать еще какие-то эмоции, кроме стыда за ее смерть и сожалений о любви. А представьте себе, что может быть и иначе. Конечно, сообразовывать современные понятия о чести и любви с дворянскими можно пытаться: вот только понимать их не хочется. Куда тогда все ценности современные применить? Атос пьет, потому что хочет забыть. Забыть, что сделал страшную, непоправимую глупость. И пусть об этой глупости только он и знает, стыд за обесчещенный род не становится менее жгучим. Это разъедает изнутри, он знает, что такие дела смываются только кровью: ее он уничтожил, как судья, но как уничтожить себя, если ты верующий? Как умереть, исполняя долг? Только в бою. Потому и пошел он в солдаты: там можно умереть честно и праведно, защищая короля. Атос лукавит сам с собой, сознает это и это же, человека честного и правдивого, заставляет наливать себя вином, чтобы забыть обо всем: и об уловках совести, и о бездарно проживаемой жизни, и о том, что честь осталась на том дереве, на которое он водрузил ее осквернительницу. А вот с этим я согласна полностью: Рауль любит Луизу, как верующий - Богоматерь. Вот именно он в ней видит непорочную деву, собирается ей поклоняться и восхищаться без всякого сексуального подтекста. Отсюда и вся его трагедия. Ему не женщина изменила. Он как будто монах, который увидел, что Дева Мария отдается сатане. Женщину можно найти другую, а бога - нет. Бога, правда, можно тоже найти другого, и люди меняют веру, как перчатки, если им это выгодно. Но Рауль к таким не принадлежал. Иначе Дюма пришлось бы изыскивать другой способ закончить Виконта.

Стелла: Вдогонку: Рауль, в последнем разговоре с Луизой, все же говорит ей, что любил ее не как подругу, а так, как любит женщину мужчина. Он это осознал по-настоящему только с приходом ревности. Может быть, начни увиваться кто-нибудь за Луизой еще в Блуа, Рауль раньше бы стал предпринимать решительные действия. Но! ему тогда еще не было 25 лет, а ответ отца он уже знал и тогда.

Мерседес: Стелла пишет: К слову, Мерседес , у вас представление об сластолюбии весьма своеобразное. Где это я говорю, что единственным проявлением сластолюбия Атоса, по моему мнению, является интрижка с герцогиней? Я говорю, что Атос был сластолюбив от природы. Да, я так думаю. И скорее всего, не будь в его жизни Миледи, у него бы не одна интрижка была, а десятки любовниц. Нежным девичьим сердцам никак не смириться с тем, что женщина типа миледи может вызывать еще какие-то эмоции, кроме стыда за ее смерть и сожалений о любви Это у меня, что ли, нежное девичье сердце и представления о чести? Вы первый человек в мире, который заподозрил меня в нежности. Возможно, что в чем-то вы и правы и Атос переживает, что свое дворянское чванство уронил. Однако это никоим образом не отменяет его сожалений о ее смерти. А вы думаете, он радуется ее предполагаемой смерти? Стелла пишет: мне кажется, вы немного спутали Дюма с прочитанными фиками: Атос миледи в руки истинного правосудия не передавал ни разу) 1. Я никаких "фиков" вообще не читаю, никогда не видела и об их существовании узнала только с этого форума. Это вы меня с кем-то путаете. 2. Атосу не нужно "отдавать Миледи в руки истинного правосудия", потому что он сам и есть это правосудие в своем графстве. Феодальное право, захотел в своих владениях казнить свою любовницу и воровку- и казнил. С точки зрения тех законов все абсолютно правильно и законно. Никто бы ему слова не сказал, что он ее повесил. Стелла пишет: И пусть об этой глупости только он и знает, стыд за обесчещенный род не становится менее жгучим. Только он? А еще об этом знает все его родное графство, все его родственники, и, вероятно, Тревиль. Но вообще-то никакого особо ужасного бесчестья для его рода и не было, посмеялись бы над графом, конечно, но... В дворянских семьях и не такое случалось. Вот, например, семейство д'Эстре называли "шесть смертных грехов". А их маменьку, насколько я помню, убили, вытащили мертвую на улицу и таскали голый труп, причем весь город любовался на длинные косички, которые у нее были не на голове. И ничего, это семья отнюдь не стала изгоями, а породнилась с королевским домом и жила преспокойненько.. Я уверена, что будь граф де Ла Фер настоящим, у него бы тоже в семье были такие истории. Так что не честь осталась на том дереве, а спесь. Стелла пишет: Конечно, сообразовывать современные понятия о чести и любви с дворянскими можно пытаться: вот только понимать их не хочется. Куда тогда все ценности современные применить? Дворяне начала 17 в. во Франции - очень грубые и неотесанные люди и честь у них такая же. Ну, а понятия о морали у них были такие, что в наше время, которое называют "распущенным", все бы пришли в ужас. Стелла пишет: Вдогонку: Рауль, в последнем разговоре с Луизой, все же говорит ей, что любил ее не как подругу, а так, как любит женщину мужчина. Ну, это он так говорит. И может, даже верит в свои слова, но.. это не так.

Стелла: Мерседес , проблема Атоса не в том, что думают о нем соседи и родственники, а то, что он думает о себе сам. А сам себе он не может простить этого стыда. И почему, обязательно, надо любить женщину, которая опозорила тебя? Презирать, испытывать брезгливость, гнев, отчаяние от собственной неосмотрительности, да что угодно, но только не любовь. Любить воровку, предательницу? Дворяне начала 17 в. во Франции - очень грубые и неотесанные люди и честь у них такая же. Ну, а понятия о морали у них были такие, что в наше время, которое называют "распущенным", все бы пришли в ужас. Не думаю, что те дворяне, не смотря на их грубые нравы и понятия о чести, пришли бы в восторг от современных безродных выскочек, которые строят из себя дворян на нынешних дворянских собраниях. Вот уж где обхохочешься. Здоровый интерес к женщинам - это еще не сластолюбие. Для молодости это в порядке вещей.И лучше так, чем как Рауль.

Мерседес: Стелла пишет: И почему, обязательно, надо любить женщину, которая опозорила тебя? Презирать, испытывать брезгливость, гнев, отчаяние от собственной неосмотрительности, да что угодно, но только не любовь. Любить воровку, предательницу? Да разве я предлагаю ее любить? Но, чтобы сожалеть, что погорячился, необязательно любить. И в любом случае, даже если разлюбил женщину, то все равно, знать, что убил некогда любимое существо- неприятно. Стелла пишет: Не думаю, что те дворяне, не смотря на их грубые нравы и понятия о чести, пришли бы в восторг от современных безродных выскочек, которые строят из себя дворян на нынешних дворянских собраниях. Вот уж где обхохочешься. Не пришли бы, конечно. Но, во-первых, сами дворяне являются потомками таких же выскочек, разница просто во времени. Где-нибудь в 11 веке жили такие же выскочки, строившие из себя дворян на краденые деньги. А уже из их потомков вышли атосы, чье дворянство начинается с Крестовых походов... Так обычно бывает, первое поколение - выскочки, второе - дворяне. Во-вторых, и в 17 веке выскочек-то хватало. Дворяне морщились, но терпели.

Стелла: Видимо, дворянство чем-то привлекательно и для теперешних выскочек. ))) Хочется не просто балов, замков и портретов в тяжелых рамах: хочется теперешним выскочкам и политесса, и умения вести себя, и этикета. Именно того, что, спустя многие поколения, стал вводить во Франции сначала Франциск, а потом и его потомки и последователи. И это умение вести себя в обществе и наедине с собой не рождается в поле или у станка, оно оттачивается воспитанием и прочим.( не стану пересказывать все то, что известно всем, кто интересуется темой). Вот и переименовывают обычные школы - в гимназии, вводят строгие правила, вздыхают об институтах для благородных девиц и т. д. и заводят персональных тренеров по умению жить по дворянским правилам.

Папаша Бюва: Прямо не Рауль с Лавальер, а Блок с Менделеевой. Высокие отношения не осквернённые плотскими. Вот я всегда ругаю Лавальер, а наверно таки правильно, что не стала связываться...

Стелла: Папаша Бюва , так нормальным людям высокие отношения - это до плотских.))) Но - чтоб не долго. Лавальер нутром почуяла, вопреки воспитанию и общению с Раулем, что дело с мертвой точки не сдвинется. Она-то внутри была огонь и пламень. Мне нравится, какая она в пьесе получилась. Именно, что воплощение любви в действии.

Мерседес: Стелла пишет: Видимо, дворянство чем-то привлекательно и для теперешних выскочек. ) Тем же, чем и раньше: ощущением своей избранности, якобы более высокой природы, чем простые мужики, привилегированностью. Впрочем, нынешние выскочки взяли неправильный курс. Дворянство обычно становится утонченным и образованным как раз перед концом своей эпохи. Сначала идут поколения грабителей и насильников, наглых, грубых, невоспитанных, но сильных. А как только начали рождаться бледные юноши со взором горящим, обученные в гимназии политесу- все, пиши пропало.

Стелла: Так грядет новая революция и придут очередные крушители-вершители? Так что-то очень быстро: только-только первое поколение формируется, а вы ему уже судьбу романовского поколения предрекаете. А если взять английское дворянство, так оно как-то и сегодня существует, и не очень-то его резать стремятся, наоборот, народу нравятся традиции. Может, все дело все же в воспитании не только дворянства, но и простого народа, у которого есть принципы и уважение к принципам других?

Мерседес: Стелла пишет: Так грядет новая революция и придут очередные крушители-вершители? Так что-то очень быстро: только-только первое поколение формируется, а вы ему уже судьбу романовского поколения предрекаете. Не волнуйтесь, им до утонченности, как пешком до Луны. Пока что пухлые девы в атласных корсетах еще попыхтят. Английское дворянство уже давно дворянство только по названию, а по факту - буржуа, как есть. Кстати, я не замечала, чтобы английские простолюдины сегодня особенно старалось уважать дворянство. Это скорее у наших новых русских и журналистов модно обсуждать что-то там про меган и прочий вздор

Стелла: Англичане любят символы, даже если они живые. У русских любят ниспровергать даже то, что достойно уважения.

Констанс1: Дамы и господа, а по моему, дворянин от простолюдина отличается прежде всего тем, что может назвать 20 поколений своих предков, а простолюдин редко знает имена деда и прадеда. Потом дворянин накрепко связан со своим земельным владением, он точно знает откуда есть пошел его род, а простолюдин, ничего об этом не ведает.Дворяне- воины, обязанные защищать своего короля и свою страну( как они это делали, это уже другой вопрос),Именно поэтому дворяне были освобождены от налогов, их взнос в копилку государства и короля, не кошелек, а жизнь. Все остальное сделали Крестовые походы, Возрождение, королевский абсолютизм и его следствие- строжайший этикет. Возвращаясь к графу де Ла Фер, у него в предках первыми названы Куси,которых в эпоху строительства аббатства Сен Дени, называли "волками, "Роганы, которые не хотели быть герцогами, и Монморенси,вице-короли Лангедока и Новой Франции,последний прямой из их рода Генрих 2 закончил свою жизнь на плахе в Тулузе за участие в очередном заговоре против Ришелье.Вся суть в том, что Атос обо всем этом прекрасно знал и все это принимал, и гордился своим родом. Он не только свою любовь он 700 лет истории своего рода положил к ногам юной супруги, и то, что он почувствовал на охоте, когда вскрылось, что он женат на клейменной воровке, это даже представить страшно. ..Все остальное-только последствия.

Стелла: Констанс1 - то, что понимал Атос и то, как он это воспринимал, понимает старое, еще кое-где чтущее свое прошлое, дворянство. Для пролетариата и его детей - это повод для презрения вслух и тайной зависти про себя. Отсюда и эти, лезущие "из грязи в князи", судорожно ищущие у себя дворянство в 33 поколении. Уж извините за сравнение, но мне это напоминает, как ради того, чтобы уехать с территории разваливаюшегося СССР, стали искать у себя признаки хоть какого-то, хоть самого древнего еврейства, и делать себе фальшивые метрики, чтобы получить право свалить за бугор. Человек должен гордиться своими предками, если этим предкам удалось совершить что-то стоящее. Констанс1 правильно отметила: дворянство гордится своей ролью в жизни своей страны, а роль у него была - защищать короля и страну или править от его имени. А плохие и хорошие есть везде. Есть строители и есть разрушители.

Констанс1: Что косаемо до Рауля, то Атос, верно сравнил его вначале почти детскую влюбленность в Луизу со своей юношеской влюбленностью в греч. статую. Рауль видел в Луизе идеал. И любил в ней свою мечту об идеале. Он поздно понял, что его идеал- живая, страстная девушка из плоти и крови. Он не попытался вовремя разбудить в ней чувсвенность ,он слишком был в ней уверен. За что и поплатился. И еще порода. Он хоть и бастард,но по рождению дважды Роган , на минуточку. Он всю жизнь старался стать совершеннее ,для отца, для любимой. Он старался быть покорным сыном, но породу не обманешь. Он может и сам не понимал, как тяжко ему все время было подчиняться: королю, отцу, Конде. Он ведь по крови не ниже и кровь в нем течет не только знатная, но и своевольная и горячая, а это ему приходиться в себе подавлять. Он только ,узнав об измене Луизе, сам себе признается ,что он ничем не хуже короля. Но....выбрала Луиза Людовика. А его, Рауля, как оказалось и не любила по настоящему никогда. Он и де Гишу говорит, что тот не понимает , какое это счастье, что его любят. При этом любви к себе той же мисс Мэри, он в расчет не принимает. Она ему безразлична. Он ведет себя по отношению к ней, почти также, как Луиза ведет себя по отношению к нему. Дело не в отсутствии страсти в Рауле, а в том, что он слишком долго ее в себе сдерживал.

Агата: Мерседес пишет: Я говорю, что Атос был сластолюбив от природы. Да, я так думаю. И скорее всего, не будь в его жизни Миледи, у него бы не одна интрижка была, а десятки любовниц. Да хоть сотни. Но при чем тут любовь? Мухи отдельно, котлеты отдельно. Атос любил все лишь один раз в жизни. Мерседес пишет: Ну, это он так говорит. И может, даже верит в свои слова, но.. это не так. Слова и правда ничего порой не значат, люди не всегда осознают свои истинные желания, но ведь есть еще невербальные и прочие неконтролируемые реакции организма. Последние уже не лгут и выдают с головой (сцена, где Рауль делает предложение Луизе). Луизу он желал, но в то же время любил в ней придуманный идеал. Идеальные качества в представлении Рауля - чистота и невинность. Немного парадоксально, но по факту так. Чтобы не разочароваться в Идеале, необходимо держать его на расстоянии. И Раулю удобно быть вдали от Луизы. Он даже жениться отказывается, когда ему отец предлагает. Кто хочет, тот ищет возможности; кто НЕ хочет, тот ищет причины. А то, что все-таки надумал жениться... Пришлось мужику перекреститься, когда гром грянул. Вполне вероятно, что он посещал бордели. Со знатной дамой вроде Мэри не прокатит тупо справить потребности и грезить в это время о Луизе. К тому же это человек, которому НАДО любить. Любить самому. Раулю по сути не так важно, как к нему относится Луиза и безразлично, что Мэри в него влюблена. Разлюбить - вот что смертельно для Рауля (самооценка сразу падает ниже плинтуса, весь мир становится плохим только при покушении на его любовь). Чего никак не может понять Гасконец. И в этой потребности любить сходство между Раулем и Атосом.

Дженни: ДАМЫ И ГОСПОДА! Извините, что долго не отвечала. МЕСЬЕ de CАBARDES! Спасибо Вам, что откликнулись, и напомнили мне название фильма о Дюма. Названье о котором я забыла..СПАСИБО! МЕРСЕДЕС! Извините, что с Вашей позицией насчет Атоса в я корне не соглашусь. Понимаете, МЕРСЕДЕС, в Атосе нет - ни сластолюбия, ни самолюбования.. Ну ни на грош! Он - прирожденный аристократ с головы до ног и до мозга костей. А по природе по своей и сокровенной - он все же однолюб. И эту же черту - однолюбие - унаследовал его - в крови и в генах, - сын. А что касаемо Миледи. Потеря горячо и страстно любимого человека - страшна и тяжела - сама ведь по себе. Да, его терзала совесть. Такую изысканную и утонченную натуру, такое страстное и благороднейшей, и верное, СЕРДЦЕ, не истерзать в кровину совесть просто - не могла. И в это Вы прАвы, МЕРСЕДЕС. Но вот ТО, что эта самая горячо любимая Женщина с ним сделала, в свою бытность его -заметьте, - не любовницей! - ЖЕНОЙ!, вот это уже ни в какие ворота, ни в какие рамки уже не лезет..Извините.. И дело здесь,по моему мнению, не только в лилии на плече.. НЕ ТОЛЬКО..Было здесь нечто ведь еще.. Что осталось невольно в тайне..За кадром.. И в финале, в завершение всего этого "НЕЧТО", уже как следствие, - поруганная ЛЮБОВЬ. Растоптанная СТРАСТЬ. Разрушенная ЧЕСТЬ. В изломы, в надрыв, ли. разбитая, - ЖИЗНЬ. И пред самим собой, и перед родом - СТЫД. Отравленная ядом предательства ДУША. Нечеловеческая тоска, что глушится, да все никак не заглушается и алым ли, и жгучим, запоздавшим вновь. осенне-терпким ли вином. Что остается, лишь, что выпадет, и в стойкой горечью и мутью в осевший и в бокал вина, осадок? Мучительная БОЛь, что на разрыв. И это уже не аллегория..И не гипербола-цветастая, цветистая метафора. Есть такое понятие в медицине - некроз Сердца. Видение, уже в смертельной ли агонии, Атоса, - возможно, есть не что иное, еще и как своего рода психофизическая, и внутренняя саморегуляция и сублимация ли мозга.( Последнее - с чисто медицинской точки зрения, если что..) И что сие на самом деле есть такое - об этом лучше - НИКОМУ! не знать.. Атосу это таинство познать было - дано. И рассказ его о своей юношеской влюбленности в древнегреческою статую, да еще в возрасте Рауля, влюбленности возвышенной, чистой и одухотворенной, - было лишь, на мой взгляд, данью его романтической натуры - романтизму. Олицетворению и воплощению в фантастической каменной сказке - БОЖЕСТВУ, какой вот ОНА ЕСТЬ, - и ИСКУСУ, и искушению, ЛЮБВИ. И огонь и пламя, равно как и лед, и генетически, и кровно, и душевно, и духовно, есть ведь изначально, - и в отце. И в сыне. И что Лавальер - "воплощение этого живого и огня и пламени, и Любви, и страсти, - в действии", как Вы, СТЕЛЛА, чудесно заметили, это - ДА. Она сдвинула все дело с мертвой точки, что, - увы, - проставлена была в их взаимоотношениях с Раулем. И драма, великая трагедия человеческих Душ, съехав в сторону с накатанной. с наезженной ли, Кому-то ли оскомину набившей колеи, заявлена, завязана была и фабулой иного уж сюжета.. Вернемся к разговору о дворянстве. МЕРСЕДЕС! В дворянстве всегда, чуть ли не с испокон веков, взаимно сочетались и изысканная утонченность и хорошее воспитание, и знание всех тонкостей и отличий, и всех нюансов дворцового этикета, и охоты, вкупе с роскошной и одухотворенной изысканностью и изящным элегантным вкусом и блестящим, что и говорить, без всякой иронии, образованием, и отличной эрудицией, с грубостью и развращенностью, и даже извращенностью порой тех нравов и морали, что были приняты В Средневековье. Но такое понятие, такое явление, как сам "Дух аристократизма" - включает сам в себя неизмеримо, и бесконечно многое. Возвышенность. утонченность и харизму. Магнетизм. И необузданную вновь отвагу. Изысканность и отличную образованность. И удивительно многое еще..Что, быть может, не подвластно точному определению, как и сильному и образному. и ярко, самобытно выраженному слову. Но ощущается и чувствуется - интуицией, чутьем, наитием, нутром..Да как хотите! А, может быть, еще, и - Сердцем..Просто это настолько порой впивается, и раскаленным жалом, въедается в гены, в хромосомы, в кожу, в плоть и в кровь, что само это понятие - "аристократический Дух", равно как и понятие "Дух стоика", что они уже неотделимы, нераздельны от самого Духа эпохи, и немыслимы и вне ее, уже в самих своих смысловых нагрузках и оттенках, уже в самой своей и сущности, и сути. Остальное - несколько позже, если позволите.. Извините!

Дженни: *PRIVAT*

Констанс1: Дженни , у Вас прямо психо- медицинские разборы персонажей получаются. Насчет утонченности и аристократизма, не сразу это пришло. В 10-11 веках феодал должен был соблюдать клятву верности сюзерену, уметь воевать и иметь свой военный отряд, уметь охотиться, и...играть в шахматы.Чтение и письмо в обязательную программу не входило. Еще при Шарлемане ( Карле Великом), были открыты школы, где грамоте учили тех, кому предстояло стать клириком, или королевским служащим. Это были чаще всего дети из простых или оч. бедных дворянских семей. А культура во Франции началась из Прованса с поэзии труверов, с "Романа о Розе". Это уже 12 век. Что было дальше я кратко писала в своих постах выше. Я имею в виду и дворянскую культуру и культуру вообще.Но ..подо всей этой внешней оболочкой в каждом аристократе сидел его предок, какой нибудь " беррийский волк", или " красный вепрь", ну и далее по списку. Ну и все эти звери внутри аристократизма ох как давали о себе знать , вплоть до Луи 14.

Дженни: Попробую продолжить.. Рауль, несомненно, перерос и пережил свою детскую влюбленность. И в этом опять таки Вы абсолютно прАвы, КОНСТАНС. Но..Любовь жила в нем, еще задолго до того, как он повстречал малышку Луизу. Также, как и в отце. "Любовь, охватившая его в том нежном возрасте, когда у детей бывают только симпатии; и врожденное постоянство его натуры, постоянство, которое у других бывает только привычкой". Он сам говорит об этом отцу в Тулоне. И духовная взаимосвязь у этих двоих людей,- отца и сына, Атоса и Рауля, - непреклонной и страстной Души и поистине стальной, несгибаемой воли, - необыкновенна и необычна, и где-то даже - иррациональна, и удивительно, на редкость велика. И кровь в них обоих, и в прямь, и вправду, и своевольная, и горячая. Кровь, что тем паче своевольней, кипучей, горячей, тем что таилась она и очень долго, под внутренним спудом и воли, и Духа. И решимости. Столь же безудержной, стремительной, отважной и необузданной, как кровь. И это действительно - СЧАСТЬЕ, когда тебя - ЛЮБЯТ! Луиза отдалась Людовику, потому что полюбила. Не как подданная, что поддалась на хитроумные и изощренно лукавые уловки своего царственного и галантного возлюбленного, и только потому, что он - король. Нет. Совсем нет. Но как Женщина любит - мужчину. Она поступила так, как властно велела ее Душа. И Луиза отвергла своего друга детства. Ведь Сердцу - не прикажешь. Да. Но все же - безликого безразличия в ней - нет, по отношению к Раулю. И остается выплакать лишь боль, и соль, и горечь, над мягким и пушистым мхом и дерном над пышным, в вереске, и диком, белом и пушистом, медвяном вереске, холмом. Она дорого заплатила за свое короткое Счастье.. А мисс Мэри Грефтон - она - высокого Духа, благородная девушка. Но с Раулем не сложилась бы ее Судьба. В силу уже означенных, чуть выше, причин.. АГАТА! Здесь, я пожалуй, в чем-то соглашусь в заявленном Вами посте. И кое в чем - не соглашусь. Извините.. Слова порою мало значат. Верно. И люди иной раз - не всегда осознают. что именно, настоящее и подлинное, лежит у них на Душе. И также верно ведь и то, что организм у человека выдает и отдает подчас, на нерве-импульсе, в порыве и в нервной горячке-лихорадке, тактильные, вербальные и невербальные реакции. Что ни на йоту не сфальшивят. И ни на толику и вправду не солгут. Все это и впрямь имеет место - быть. Но тем не менее, одно есть "но".. Рауль любил в Луизе не только ее чистоту и ее невинность, что стали - идеалом для него. Он любил и поклонялся не только придуманному им самим, и вымышленному Образу, что олицетворял для него - Божество. Он любил в ней все же - ЖЕНЩИНУ. Любил страстно, безумно. Почему и смириться с ее невольною изменой он не смог. Вы просто внимательно вдумайтесь, АГАТА, в его живую и неистово и пламенную, и страстно, бешенную речь: "О, не обманывайтесь так! О Луиза! Я любил Вас так, что отдал бы за вас всю свою кровь, каплю за каплей, всю свою плоть, клочок за клочком, вечность. ожидающую меня за гробом, мгновение за мгновением. Я любил вас так, что мое сердце мертво, что моя вера колеблется, что глаза мои угасают. Я любил вас так, что теперь все для меня - пустыня, и на земле, и на Небе". Это действительно - рана на ране. Что истекает, захлебываясь и задыхаясь в бесноватой одержимости и в исступленьи, в третьем томе "Виконта де Бражелона", в его одноименной главе..Что зовется: "Рана на ране"..Скажите теперь, и положа руку на Сердце, АГАТА: похожа эта пламенная речь, похож этот вырвавшийся на ружу безудержный и необузданный, и дикий, бешеный огонь, похожа эта пылающая и огненными сполохами, неумолимая, и неотвратимо ли неистовая страсть, на сгусток хладный, мертвый, льда, и стылый и блестящий, и на холодную, рассудочную речь хладнокровного и сдержанного, холодного в своих эмоциях и чувствах человека? О нет! Это речь - сумасшедшего, влюбленного безумца, теряющего словно и память, и рассудок, доведенного своим отчаяньем до крайности. Это речь живой лишь боли, что режет человека - без ножа. Это речь - мольба, и существа, повисшего над пропастью, над бездной. это стон и вопль распятого в двух Виселицах Жизни, провисшего над адом, и над небытием, на лезвие нагого лишь Креста. Это речь - сорвавшегося в смерть. И потом. АГАТА..Вы пишите, что Раулю "быть удобнее вдали от Луизы"..Мне кажется, Вы выразились здесь несколько неловко..Словно - немножечко не так.. Мне кажется, он отдыхал, будучи в Англии, скорее от хитро и умудренно, изощренно и коварно сплетенных, лукавых дворцовых и козней-интриг, прекрасно зная всю их подноготную и подоплеку, и отлично разбираясь в хитроумно задуманных и воплощенных, многоходовых, и очень точно, как в шахматной игры, просчитанных и разработанных, выверенных, и выявленных комбинациях и лабиринтах, что замечательно улавливал и подмечал, и замечал в немой жестикуляции, в подвижной и даже нисколько неподвижной, естественной и неестественной, и мимике лица, придворных ли из свиты, иль конвойных из стражи короля. Да и в тонком, и на редкость гибком, и изощренном искусстве дипломатии, являясь к тому же, вдобавок, в довесок ко всему, отличным переводчиком, Рауль весьма и весьма поднаторел.. И молодой человек, также как и его отец, не мыслит своей Жизни без Любви. И также, как отец, он любит в своей возлюбленной - саму - ЛЮБОВЬ. Атос - в Миледи. А Рауль - в Луизе. И оба они -и отец и сын - в финале погибают. Ибо Не могут - НЕ ЛЮБИТЬ. И вот, с этим Вашим заключением - насчет потребности в великом этом ЧУВСТВЕ, со стороны, аспекта ракурса и фокуса, и точки зрения обоих, - вполне согласна я, АГАТА! "И История одного - это, поистине, История всех. Испытание, более или менее длительное, более или менее тяжкое. И голос всего Человечества, не что иное, как долгий протяжный вопль." И власть страдания - воистину - огромная власть. "И открытая рана в груди другого разве облегчает, разверстую зияющую рану в нашей груди? Разве кровь, пролившаяся рядом с нашею, останавливает нашу кровь? Нет. И каждый поэтому страдает - сам по себе. И каждый борется со своею сокровенно воспаленной мукой. И каждый плачет своими собственными слезами." И этими извечными, проклятыми вопросами, наверное, и глубоко-по-своему, задается иль, в свое время, задастся - каждый.. Вопросы на которых нет и не найти и по сей день - Ответа. И их, и вновь и вновь, озвучивает нам один, и вроде бы сторонний наблюдатель. Автор. Велик магнетизм и обаяния, харизмы, обоих Личностей - Атоса и Рауля. И их несоизмерима, не соразмерна с Жизнью, - боль. И Песнь Гомера пропоет, как реквием, Портосу, добродушному и великодушному, гиганту-великану, его последняя пещера, его прощальная Локмария. И д Артаньян на поле брани, в Театре, в капище ли смерти, под Песнь живую разгневанных, ревнивых, и ало-рваной, воспаленно-обнаженной, и рвано-обоженной мукой, в потешных ломких игрищах, во тьме и власти Рока, ревниво вновь хохочущих Богов, сожмет свой маршальский ли жезл. И три геральдические лилии, что вышиты на королевском знать штандарте, невольно ли напомнят лилию одну, что выжжена, и на одном, и белоснежном, лилейно нежном ли плече..И ада смерти, и Любви, символика, однако.. Невольно ли сорвется и взовьется, рванется вольной белой птицей одиночества, больное, мертвое, слепое и зарвавшееся, смертельно, топко, ломко, до ломоты костей, до топи одури уставшее, звериным воплем ли, вопящее, тоской нечеловеческой все существо его объявшее, живой Любовью, и горячей, кровью, неудержимо, безрассудно, и остро воспаленной нервной страстью обволакивает, живое Сердце Арамиса. И свободны, навсегда свободны отныне, и Атос, и Рауль. Смерть открыла свои им объятия. И Небо - открыло им - тайны. И Сердце познало лишь - ТАИНСТВО..Как и Любовь, в свое время, их обоих, познала, Душа. И, словно, с Автором, здесь, иль в запредельном кадре фильма, однажды встретились герои. Чтоб с ласковой печалью и искренней улыбкой, светящейся и сокровенно, в откровеньи, близкой, отвесить ему, своему создателю и творцу, в благодарность, свой последний, прощальный поклон. Ушли навек в свое небытие и ирреальность, и. словно в иррациональность, те герои, не были марионеткою, подвешенной и в опытных руках ли кукловода, и дерганной на привязи и ниточках, забавною и грустною игрушкою, и в лапах у Судьбы. И осталась грусть. Как осталась - Память. И осталась - Верность. И - ЛЮБОВЬ. Что НЕ может, и в смерти, НЕ ЛЮБИТЬ..

Дженни: МЕРСЕДЕС! Я хотела бы Вам задать один вопрос..Вы говорите в одном из своих постов фразу о "себялюбии Атоса"..Скажите: где, в какой именно сцене, Вы это увидели? Вы это узнали? Подскажите, пожалуйста, обоснуйте, хотя бы цитатой, свой приведенный аргумент. И, еще просьба к Вам большущая, МЕРСЕДЕС: пожалуйста, не обижайтесь! Хотелось бы мне просто вот узнать, почему так думаете Вы.. КОНСТАНС! Да, изысканность и внешний лоск и блеск, и вся эта магнетическая утонченность, пришла, и к древним аристократам, конечно же, отнюдь не сразу. И то, что волею-неволею, в каком либо отпрыске из древнейших и знатнейших родов - что во Франции, что в Англии, да по всей Европе, и словом, неважно, еще где, и волею иль случая, иль злополучной ли, наследственной, уже врожденной ли генетики, внезапно просыпались, вспыхивали нередко, зачастую, зловредные, свирепые гены либо лихого разбойника с большой дороги, с кинжалом или кистенем за поясом, в повязке черной через глаз, иль в шапке набекрень, иль гены "Львиного ли Сердца" иль "Красного и Черного ли Вепря", ну иль иного зверя или хищной птицы, и далее, действительно, по списку, - все это - очень верно. И вряд ли кто-нибудь из них потом краснел, и за свои ли "шалости", граничившие с грабежом, насилием, разбоем или с не знавшим удержу, иль вовсе, ошалело-оголтелым пьянством...При этом заливаясь, наливаясь по уши, и бурой краской..Иль как вареный рак..Иль перезрелый помидор..В общем, на Ваш всецело выбор и решенье, Кому как нравятся сравнения, друзья! Но ведь и поэзия и песни, сказы труверов, предания-сказанья, старинные и вещие легенды бродячих менестрелей, своеобразные, и увлекательные, полные возвышенного и одухотворенного лиризма, и занимательного, и исторического романтизма, и совсем ведь не лишенные и завлекательности и умудренности, канвы, завязки, фабулы, динамики развития сюжета, и завершения финала, счастливого иль полного трагизма, и первые представления и трагифарсы, комедии, мистерии, и драмы, что сыграны и на подмостках и дощатых сцены, закапанных заляпанных дождями, и осветившихся багровым и багряным, нередко чужедальним Солнцем, и труппой ли комедиантов,бродящих в пыли и в бесконечности и вечности заросших ли бурьяном, в полынье и полымем горящих ли дорог, и клоунов, паяцев, гаеров, шутов репризы, реплики, и тонкие и резкие, со свежим грубоватым и здоровым юмором, и уморительно смешные буффонады, акробатические трюки, фокусы и "магия-иллюзии, их эксцентричные, и все-таки сложнейшие, и на поверку, эскапады, и волшебство, и яркость красок упоительного грима, и сочность шуток, и мудрость зрелости, и юности веселье, и бесшабашные и дерзкие, с непримиримо вдохновенною отвагой, и удаль, и задор, и скрип кибиток, и свистящий в дырах ветром, и небывалого еще кочевья, волнение цыганской шалой ворожбы, бархат и потертый ли камзолов, и завитки и букли странных и ни на что ведь не похожих париков, что в запахе-дурмане холодновато-сладковатой, чуть горчащей, и в послевкусии и привкусе, и сладко-жгучего и алого вина, седой, лесной, размашистой полыни, и заросли мохнатой, в топи одури болот, таинственно мерцающей крапивы, дыхание и прорезь бархата холодной, живым, душевным ли, живительным теплом, в прикосновению к лицу, к глазам, к ладоням, когда-то, кем-то разогретой маски, дыхание горящее и терпкое кулис, и зазеркалья-Закулисья, живого магнетизма Сцены, где в бархате упавшего ли занавеса, впервые, и в Италии, однажды зародилась комедия дель арте..Что значит, в переводе с итальянского, что есть, на самом деле,и что является, ничем иным, как в сущности, Комедией ли Масок. Комедией и воплощенного на сцене, Мастерства..И - Волшебства. Что вечно, бесконечно, пленяет, завораживает, и чарует, в живую лишь захватывая Дух. И "Роман о Розе", что возник в Провансе еще 12 века, как, впрочем, и игра в шахматы, как и обучение грамоте, и чтению-письму, хотя бы и простых и сельских жителей, и клятва верности вассала сюзерену, все это, согласитесь, совсем неплохо - для начала..Ведь надо же, в конце концов, с чего-то начинать! Ну, а то что, возникли у меня эти невольные уклоны в медицину и вообще по сути, в психофизику и метафизику, и вообще - в психологию Человека..Просто так вот получилось..(Теперь - с налетом, долей юмора, иронии) Невольно как бы..Невзначай.. Извините..И вновь - СПАСИБО ВАМ, КОНСТАНС!

Констанс1: Дженни ,, если Вы имеете в виду развитие западноевропейской цивилизации и культуры, то да: Шарлемань, кодекс. рыцаря, вассальный долг, труверы, трубадуры, Крестовые походы, чума, Возрождение сыграли в нем основополагающую роль. И без всякой иронии. Только мы чего то сильно удалились от темы графа де Ла Фер. Хотя он с Арамисом, наверное, тоже спорил на эти темы.

Дженни: КОНСТАНС! Да я говорю, и именно об этом. О развитии и расцвете всей западноевропейской культуры и цивилизации. И роль свою, и главную, и здесь, конечно же, сыграли крестовые походы и мор и эпидемии, и лютой ли, чумы. Эпоха Возрождения, а вслед за ней, ранний, потом уже и поздний, Ренессанс. И песни труверов, и альбы Розы, крОви, и верность, благородство рыцарей, пылающих лихой, и необузданной, и безрассудною отвагой, и обладающих неустрашимо верным Сердцем,что отдано. и без остатка, возлюбленной и избранной им Даме, и канцоны, сожженные Любовью, бродяги и пророка, юнца ль, седого Менестреля..И сказки и легенды, где огнедышащи драконы, неистощимые властители и повелители, роскошной зеленью, русалочьи раскосою, загадкой вечною, и изумрудом Света и стихией Солнца, однажды вспоенных морей. Где самый расцвет и бессилие, и искушения и, Искуса вновь чернокнижия, под властью Искусителя ли Рока, и извечные поиски средневековых ли алхимиков как философского ли камня, так и томящегося в вечном заточении, священного и древнего Грааля. Молитвы странников-изгнанников, бродивших в жарких ли песках, в палящем зное иудейской Палестины, странноприимных, милосердных пилигриммов, что оставили, и в свое время, в своем Сердце, святой Иерусалимский Храм. Все это лишь способствовало и укрепляло становление и века страшного и страстного, загадки странной ли Средневековья. И в мешание примеси, и запахов и вкусов, как важно отделить, в глотке, и свежего, и сладко-алого вина, зерно, глоток, и крохотный ли, Истины, от плесенью и затхлостью, в замшелом мхе, уже покрывшихся плевел. Вы говорите, КОНСТАНС, что мы, увлекшись, невольно отдаляемся от темы об Атосе.. Что ж..Может быть, здесь - Ваша Правда.. Но ведь и прошлое, и глубь, да и нутро, уже ушедшей ли, в небытие, изгоем ли Исхода, и исторической, эпохи, нельзя совсем рассматривать, и вне контекста, и настоящего, будущего, и применительно к уже заявленной эпохе 17 века. Поскольку одно - неотделимо, и бесконечно вновь неразделимо, от другого. И неразрывно, кровно, и вновь поет, исповедально-сокровенным, взаимосвязь, и одного столетия, - с другим. И нет распада ведь Времен. Как нет и безысходной обреченности, и Искусителя-Исхода. Как нет и завершенности, финала ли игры, уже земного, Бытия. И вновь мы возвращаемся к Атосу. Что ж, друзья..поговорим? Атосу и Раулю Небом отпущен был не столь уж долгий Жизни срок.. Если вдруг, внезапно, и в чистой ли фантазии, в воображении и буйно, бурно, и хлестко разыгравшемся своем воображении, попробуем замыслить: не повернуть ли случаем, и сие время, вещее и мудрое, и вспять? Иными словами, как бы повернулась, и как сложилась бы Судьба, если б вдруг - Луиза ответила и своею страстью и Любовью, и на страсть и на Любовь Рауля? И если бы Миледи оказалось на самом деле Ангелом. А не демоном, что изгнан был, и некогда, их ада..И д Артаньян не потерял бы здесь свою Констанцию? И Арамис женился бы на своей возлюбленной - молоденькой ли белошвейке, что из Тура..Портос, положим бы, обрел в своем счастливом браке с г-жой Кокнар - вожделенный же, набитый золотом сундук, и бывшего и мужа-прокурора, покамесь мы оставим, и в покое, - обрел и мал мала ли меньше - кучу обаятельных и крохотных Портосиков (согласно пожеланию, однажды высказанному в одном весьма известном, повсеместно, фильме..). А также и Любовь и страсть Анны Австрийской и герцога Бэкингэма, Вы вновь представьте, уже в безумии и Жизни английского премьера.. Позвольте ж нам, в Вас пробудить воображенья власть. Представьте, что в ограде этих стен, Заключены, два мощных государства. Что поднимают гордое чело Над разделившим их проливом бурным. Восполните несовершенства наши. Из одного лица - создайте сотни. И силой мысли превратите в рать. В.Шексипир "Генрих Пятый" Ну что же, ДАМЫ МОИ И ГОСПОДА! Поиграем?..

Констанс1: Дженни ,, для ролевых игр по Дюма есть специальный сайт. Если бы Миледи была ангелом, то они бы с графом наделали бы кучу маленьких Атосиков, графу незачем бы было бросать свое имение, скрывать имя и идти в мушкетеры, И романа бы не было.

Стелла: Слава Богу, эта ролевая игра, которую ты, скорее всего, имеешь в виду,Констанс1 , заявлена в рамках Канона. так что миледи, хоть и погибает там немного иначе, но все же погибает, и от руки мужа. И она там еще похлеще чем у Дюма. Но полно и других форумных игр, где такие варианты прорабатываются.)) Только у меня ссылок на них нет, если что.)

Дженни: СТЕЛЛА И КОНСТАНС! Спасибо Вам за напоминание о ролевых ли играх. И сайтах, специально посвященных им. Хотя и вариантов, версий и интерпретаций и инсценировок. и на эту тему - много. И появление и пьесы и оригинала романа на Свет белый, Божий, отнюдь здесь, таки и вовсе не мешает. Вновь - СПАСИБО.

Агата: Дженни пишет: Рауль любил в Луизе не только ее чистоту и ее невинность, что стали - идеалом для него. Он любил и поклонялся не только придуманному им самим, и вымышленному Образу, что олицетворял для него - Божество. Он любил в ней все же - ЖЕНЩИНУ. Любил страстно, безумно. Дженни , так я же и не отрицаю, что страстно любил и желал как женщину. Движением быстрым, как мысль, она вложила обе руки в руки Рауля и выбежала, не сказав больше ни слова, ни разу не оглянувшись. От прикосновения ее пальцев дрожь прошла по всему телу Рауля. Вот и невербальное подтверждение. Но это не отменяет идеализации. Разрушение которой неизбежно при ближайшем рассмотрении. Вспоминаем Монтеня: "Для камердинера нет героя" (С). Вот этого - разрыва шаблона, крушения идеала Рауль избегает (может быть, подсознательно). Дженни пишет: И потом. АГАТА..Вы пишите, что Раулю "быть удобнее вдали от Луизы"..Мне кажется, Вы выразились здесь несколько неловко..Словно - немножечко не так.. Возможно, выразилась неловко. Попробую уточнить. Речь не столько о пребывании Рауля в Англии (это всего лишь ограниченный временной отрезок). Молодые люди же до этого были знакомы и довольно давно. Года три уж как Луиза вполне созрела для отношений, переросших детскую дружбу. Во многом именно Рауль повлиял на мировоззрение юной Луизы и ее несколько странный выбор, но это уже тема не об Атосе. Дженни пишет: Атосу и Раулю Небом отпущен был не столь уж долгий Жизни срок.. Да, не столь долгий... Но отцу и сыну необходимо было самостоятельно разгрести кармические завалы и прохождение событий и людей в их жизни во многом предопределено. Иное дело - каким образом их пройти... Дженни пишет: Если вдруг, внезапно, и в чистой ли фантазии, в воображении и буйно, бурно, и хлестко разыгравшемся своем воображении, попробуем замыслить: не повернуть ли случаем, и сие время, вещее и мудрое, и вспять? Дженни пишет: Ну что же, ДАМЫ МОИ И ГОСПОДА! Поиграем?.. Поиграть, конечно, можно (в случае Атоса и Рауля), но не заигрываться. Чуть скорректировать - другое дело. Об этом напишу позднее.

Констанс1: Агата , поповоду ролевых игр обратитесь к участнику форума. NN. Он вам все подскажет, где можно развернуть игру об Атосе и Рауле. Стелла, я ведь правильного человека даю? Уточни, пожалуйста.

Стелла: Констанс1 , все верно. А вот придет в тему NN, и уточнит. Хотя, мне кажется, что Агата имела в виду не ролевые игры, а игры в предположения.

NN: Стелла Мне кажется, то, о чем вы говорите, больше похоже на сюжеты для фанфиков Ролевые игры, и форумные РИ в том числе, по большей части о взаимодействии, мне кажется...

Дженни: ДОБРОЕ ВРЕМЯ СУТОК, ДАМЫ И ГОСПОДА! Да, АГАТА, все верно, Вы действительно НЕ отрицаете, что Рауль любил, и так страстно, глубоко и так трагично, в Луизе именно - ЖЕНЩИНУ. Здесь - Правда Ваша. Соглашусь, что невербальные, тактильные реакции и выражение своих эмоций, чувств и мыслей, и страстей, а также дум, вовсе не отвергает идеализации Того, Кого Любишь - Всем Сердцем. Да, и конечно же, Рауль чувствует, чует всем нутром своим, где-то на подсознательном, иррациональном уже уровне, и чисто интуитивно, словно данным Кем-то ли ему наитием, и психофизически ли ощущает, - не может не ощутить! - что разрыв его с Луизой - близок. И что его лирическое чувство и страсть, так долго, и с такой невыплаканною Нежностью лелеемые, обречены, и безысходно, на провал. И дело к свадьбе уже не сдвинется, и никогда, и с мертвой точки. И, опасаясь поверить самому себе, и в этом чисто плане, он, как можно глубже, стремиться избежать ему уготованной трагедии. И насчет того, что Луиза, в их отношениях, также как и Рауль, внутренне переросла, столь близкую детскую дружбу, и будучи взрослой молодой девушкой, и чисто по-женски созрев, и в развитии, высоком и духовном, своего мировоззрения и мироощущения, на что впервые, и очень сильно, повлиял виконт, была вполне готова к уже более серьезным, более интимным отношениям, - согласна с Вами также! И те временные отрезки, которые Рауль провел вдали, и поневоле, от своей любимой Женщины, - сначала -будучи в военных походах и участвуя во внешних и во внутренних войнах страны, а также в битвах во многих и сражениях, потом - будучи в Англии - в ссылке - по приказу короля, помогли, и очень хорошо, им обоим - внутренне, душевно, нравственно, морально, и психофизически, просто отлично повзрослеть. СПАСИБО Вам за Ваш отклик и за Ваше пояснение, АГАТА! А завалы кармы им обоим - и отцу и сыну - давно уж были предопределены. И каждый из них разгреб их уже своим, и сокровенным образом. И каждый из них прошел своей, только ему предназначенный, только ему предначертанный путь..Уже другое, иное совсем дело, что их душевная духовная взаимосвязь.нарушает все существующие рамки и на сей счет, выходит за все мыслимые и немыслимые пределы-запределы, и уходит за грани, за черту живого человеческого Бытия. А насчет ролевых и форумных игр, - что также находятся, и меж собой, во внутренней и некоей ли взаимосвязи, а также разработки сюжетов для написания, фанфиков, - а может быть, еще и для создания, в своем замысле-придумке-выдумке, в своей задумке, фантазии, воображении и знаниях ли, - пьес, либретто, синопсисов, сценариев, вообще - драматургии, равно как и для развития всего иного творчество, всех существующих жанров его, и стилей-направлений, - СПАСИБО ЗА ПОДДЕРЖКУ ВАМ, АГАТА! СПАСИБО ВАМ, И СТЕЛЛА, И КОНСТАНС! СПАСИБО ВАМ, МЕСЬЕ NN!

Римма Эйвазова: Констанс1 пишет: Хотя он с Арамисом, наверное, тоже спорил на эти темы. Было бы очень интересно послушать эти споры.

Стелла: Римма Эйвазова , они есть в некоторых фанфиках, если вам интересно. NN, для меня по сей день секрет, как вы умудряетесь разрабатывать сюжеты, находясь только на виртуальной связи. А вот как идет взаимодействие уже в процессе самого действия, как рождаются реплики - это я, как раз, врубаюсь. Дженни пишет: Уже другое, иное совсем дело, что их душевная духовная взаимосвязь.нарушает все существующие рамки и на сей счет, выходит за все мыслимые и немыслимые пределы-запределы, и уходит за грани, за черту живого человеческого Бытия. Мне это не кажется невероятным - сколько раз замечала, что стоит только пообщаться с человеком, с которым думаешь на одной волне, и тут же начинается синхронное мышление. А уж родных и близких друзей ощущаешь настолько, что порой и телефон не нужен: стоит подумать - и человек объявляется, сны сбываются и еще есть масса признаков, о которых долго рассказывать.

Дженни: СТЕЛЛА! Вся штука вот, все дело в том, что эта самая душевная и духовная взаимосвязь, что была, и в свое время, и у Рауля, и Атоса, она одновременно - и невероятна. И в то же время - вполне естественна. Синхронна, как явление, как одно из проявлений человеческого мышления, сознания и подсознанья, и сама ведь - по себе. И все то, о чем Вы сейчас говорите, - мне очень близко знакомо. Я тоже знаю это. И отнюдь - не понаслышке. И ОГРОМНОЕ И ДУШЕВНОЕ СПАСИБО ВАМ, СТЕЛЛА, что поделились чем-то. очевидно, и очень для себя ведь личным. И в чем-то - Сокровенным..И в чем-то, может быть, исповедальным..С друзьями. Здесь на форуме. И со мной. СПАСИБО! РИММА! А споры с Арамисом на эту и иные темы, было б несомненно, интересно, хоть краем глаза, и взглянуть, и подглядеть. И было б здорово послушать! ДА! Последуем, и мудрому совету СТЕЛЛЫ? А?

anemonic: Попалась на глаза заметка, озаглавленная "Загадка Атоса". Предлагаю с ней ознакомиться. "Да что загадочного в этом персонаже?" -- спросят читатели. "Благородный герой", -- скажут одни. "Скучнейший персонаж", -- скажут другие. "Убийца!" -- заявят третьи. "Да еще и алкоголик", -- мрачно добавят четвертые. "Да с какой стати его вообще можно считать благородным?!" -- удивятся многие. И все же не забудьте, представления о благородстве зависят от времени и в каждой эпохе они свои. Для Арамиса, Портоса и д'Артаньяна (и не только для них) Атос казался недосягаемой вершиной. И Дюма объясняет почему: "он [Атос] был среднего роста, но так строен и так хорошо сложен, что не раз, борясь с Портосом, побеждал этого гиганта, физическая сила которого успела войти в пословицу среди мушкетеров; лицо его, с проницательным взглядом, прямым носом, подбородком, как у Брута, носило неуловимый отпечаток властности и приветливости, а руки, на которые сам он не обращал никакого внимания, приводили в отчаяние Арамиса, постоянно ухаживающего за своими с помощью большого количества миндального мыла и благовонного масла <…>. Шла ли речь об обеде, Атос устраивал его лучше любого светского человека, сажая каждого гостя на подобающее ему место в соответствии с положением, созданным ему его предками или им самим. Шла ли речь о геральдике, Атос знал все дворянские фамилии королевства, их генеалогию, их семейные связи, их гербы и происхождение их гербов. В этикете не было такой мелочи, которая была бы ему незнакома; он знал, какими правами пользуются крупные землевладельцы, он был чрезвычайно сведущ в псовой и соколиной охоте и однажды в разговоре об этом великом искусстве удивил самого короля Людовика XIII, который, однако, слыл знатоком его. Как все знатные вельможи того времени, он превосходно фехтовал и ездил верхом. Мало того, его образование было столь разносторонне, даже и в области схоластических наук, редко изучавшихся дворянами в ту эпоху, что он только улыбался, слыша латинские выражения, которыми щеголял Арамис и которые якобы понимал Портос; два или три раза, когда Арамис допускал какую-нибудь грамматическую ошибку, ему случалось даже, к величайшему удивлению друзей, поставить глагол в нужное время, а существительное в нужный падеж. Наконец, честность его была безукоризненна, и это в тот век, когда военные так легко входили в сделку с верой и совестью, любовники -- с суровой щепетильностью, свойственной нашему времени, а бедняки -- с седьмой заповедью господней." Если внимательно прочесть это описание, то получается, что Арамис, Портос и д'Артаньян восхищались вещами, которые не зависели от их кумира -- манерами, внешностью, силой и данным ему блестящим образованием. А как же его личные качества? Что можно сказать о них? Практически ничего. Хотя нет, Дюма сообщил, что честность Атоса была безукоризненной. Во всяком случае, так считали мушкетеры. Правда, довольно скоро д'Артаньян столкнулся с ситуацией, когда честность его старшего товарища оказалась не такой уж безупречной. Решение играть на имущество, которое ему не принадлежит -- не самый достойный поступок. Признание (пусть и под видом рассказа о друге), что он убил жену, не свидетельствует, что у Атоса есть хотя бы крупица милосердия. Да-да, оскорбленная честь, мы помним. Но не случайно потрясенный д'Артаньян, даже услышав о клейме жены Атоса и зная о правах вельможи вершить правосудие в своих землях, назвал это убийством. "Да, всего лишь убийство", -- ответил Атос. Всего лишь… Благородный Атос удивительно жесток. Д'Артаньян простил солдата, который пытался его убить, и даже заботился о его выздоровлении. Атос убил человека, вся вина которого заключалась в том, что он узнал его настоящее имя. Так что же получается, безупречного Атоса придумали его друзья, очарованные блистательными манерами старшего друга? Во многом да. Это они представляли, что бы сделал или не сделал он. И приписывали ему свои собственные решения. И все же даже д'Артаньян, больше всех восхищавшийся Атосом, видел, что с этим блистательным человеком что-то не в порядке. Атос попросту спивался. Дюма описывает это довольно красочно: "В дурные часы Атоса -- а эти часы случались нередко -- все светлое, что было в нем, потухало, и его блестящие черты скрывались, словно окутанные глубоким мраком. Полубог исчезал, едва оставался человек. Опустив голову, с трудом выговаривая отдельные фразы, Атос долгими часами смотрел угасшим взором то на бутылку и стакан, то на Гримо, который привык повиноваться каждому его знаку и, читая в безжизненном взгляде своего господина малейшие его желания, немедленно исполнял их... Нельзя было сказать, чтобы эту грусть вызывало в нем вино, ибо, напротив, он и пил лишь для того, чтобы побороть свою грусть, хотя это лекарство делало ее, как мы уже говорили, еще более глубокой." Причина? Как выяснилось, весьма почтенная -- оскорбленная честь и любовь. Дворянская честь, что подвигла его на убийство жены, но так и не излечила дух. Так что же получается, Атос, которого автор и персонажи рассматривают, как идеал, оказался слаб? В общем-то, да. Это он из-за одного единственного несчастья стал с недоверием относиться ко всем женщинам, особенно блондинкам. Это он, принципиально не давая советы, все же раз за разом пытался влить в душу д'Артаньяна яд недоверия к женщинам. И во многом благодаря ему Рауль не смог удержать счастье. Спросите, как так получилось? В романе "Двадцать лет спустя" Атос, рассказывая о влюбленности Рауля, делает очень интересное признание д'Артаньяну: "первые потребности сердца так неодолимы, порывы любовной тоски у молодых людей так сладки и так горьки в то же время, что часто носят все признаки настоящей страсти. Я помню, что сам в возрасте Рауля влюбился в греческую статую, которую добрый король Генрих Четвертый подарил моему отцу. Я думал, что сойду с ума от горя, когда узнал, что история Пигмалиона – пустой вымысел." "Это от безделья", -- говорит явно шокированный д'Артаньян и во многом он прав. Но это не вся правда. Проблемы графа де Ла Фер начались с того, что он был книжным мальчиком. Да-да, его представления о любви, о чести, о правосудии были совершенно оторваны от жизни. История Пигмалиона, рыцарские романы -- он по ним строил свою жизнь? Получается, что да. "Женился против воли всей семьи", -- говорил он. А потом пришел в ярость, когда выяснилась, что реальность не соответствует его представлениям об идеале. А ведь граф мог избежать разочарования, если бы дал себе труд хоть что-то узнать о невесте. Но не дал, ему достаточно было того, что "по слухам она была хорошего происхождения". По слухам... Ну да, ведь герои рыцарских романов чувствуют высокое происхождение и благородство возлюбленных сердцем. И как он отзывается о жене, оцените слог: "Ангел оказался демоном!". А ведь тогда он всего лишь думал, что его жена воровка. Воровка -- демон? Да он смеется что ли? О нет, граф де Ла Фер почти всегда абсолютно серьезен. Просто это слова из книжек. И сцена придуманного им суда над миледи -- это тоже наследие рыцарских романов. По книжному красиво, возвышенно и жестоко. И в результате даже д'Артаньян, мечтавший отомстить за Констанцию, не выдерживает: "-- Я не могу видеть это ужасное зрелище! Я не могу допустить, чтобы эта женщина умерла таким образом! Миледи услышала его слова, и у нее блеснул луч надежды. -- Д'Артаньян! Д'Артаньян! -- крикнула она. -- Вспомни, что я любила тебя! Молодой человек встал и шагнул к ней. Но Атос выхватил шпагу и загородил ему дорогу. -- Если вы сделаете еще один шаг, д'Артаньян, -- сказал он, -- мы скрестим шпаги! Д'Артаньян упал на колени и стал читать молитву." А вот интересно, Атос понимал, что может сломать друга? Видимо, нет. В рыцарских романах об этом не писали. Да и д'Артаньяну повезло, что он не так уж и долго был рядом с Атосом, а то даже его жизненных сил и живительной неидеальности могло бы не хватить. И все-таки Атос человек благородный, вот только его благородство запоздало лет на сто. Он весь блистательный анахронизм, не случайно его идеал находится в далеком прошлом -- он неоднократно это подчеркивает. Все эти пигмалионы, рыцарские романы и феодальные права тоже безнадежно устарели. Как осколок прошлого, Атос не имел шансов восторжествовать над своей судьбой. Ему только и оставалось умереть от горя. Что он и сделал.

Стелла: Автор - злюка и неудачник.

Констанс1: А то, что Атос живой анахронизм эпохи независимых вассалов Куси,и показной рыцарственности времен Франциска1, так об этом на форуме давно говорили, и многие согласны, как и с тем, что граф вовсе не полубог,а живой человек со своими достоинствами и недостатками.Этим он и интересен, ибо противоречив.

Дженни: Автор, думаю, здесь во многом не прав..Хотя, конечно, вИденье и представление у каждого - разное - об это герое.. И потом, он вовсе - не осколок прошлого. А просто - живой Человек. С трагически сложившейся Судьбой. И это Вы абсолютно верно, и вновь подметили, КОНСТАНС!

Стелла: Констанс1 Дженни - автор просто подбирал цитаты под свое отношение. То, что его не устраивало или не вписывалось в приемлемую для него картинку, он, с завидной непосредственностью, не замечал.

Дженни: Да, такое бывает..К сожалению, подчас бывает, СТЕЛЛА..

de Cabardes: Стелла пишет: de Cabardes , это еще советских времен фильм? Название знакомо, а вот сам фильм не припомню Да - старый чешский фильм.



полная версия страницы