Форум » Обсуждение книг "Три мушкетёра", "20 лет спустя", "Виконт де Бражелон" » Граф де Ла Фер, он же Атос (продолжение 8) » Ответить

Граф де Ла Фер, он же Атос (продолжение 8)

Евгения: У вас есть что сказать об этом человеке? От модератора. Предыдущая часть темы - здесь: http://dumania.borda.ru/?1-8-0-00000229-000-0-0-1324235341 и здесь: http://dumania.borda.ru/?1-8-0-00000237-000-300-0-1331880885, http://dumania.borda.ru/?7-8-0-00000276-000-0-0

Ответов - 76, стр: 1 2 3 All

Nataly: Стелла пишет: если что и странно, так это то, что именно вы, первая!! и были той, кто озвучила факты, что по крупицам собирали всей бригадой. Не надо грязи в нашу песочницу - в моей графомани вся родня поумирала:)))))) Стелла пишет: Я не хочу заменять фон Дюма фаноном, но, как не крути, читатели-современники Дюма знали, что где происходило: эпоха Наполеона была еще рядом. Что где происходило - верю. Но связь Атоса и Ла Фера это как раз фанон и есть. У Дюма было Берри, причем неспроста.

Стелла: Nataly, правильно: У Дюма было Берри, причем неспроста. Атос родом из Берри, оттуда же и пресловутые камни для часовни. Все сходится. У знати не по одному имению могло быть, и, не обязательно, чтобы жили они - в родовом. Ну, мог он не любить эту средневековую громаду, ему уютнее было в Бражелоне. А Берри - это детство и юность.А поскольку получалось, что наследника никто не пошлет на морскую службу, не был наш герой поначалу наследником. И связан был как-то с Берри. Имя - это домен. Значит наследственные владения - это Ла Фер. Разве что, продал он его к времени Бражелона. Хотя, вот это уже маловероятно. Иначе бы и титул и землю потерял. А этого бы король не позволил.Тогда не объявился бы потом графом де Ла Фер. Ну, не стыкуется отрицание графства. К тому же была фраза, обращенная к Раулю, которому по дороге в Бражелон был именно Ла Фер близок заехать и узнать, как там дела. Или попытка продать одну из ферм Ла Фера( но не Бражелона). Ну, не мог Дюма обознаться в таких вещах.

Nataly: Стелла Так я про это же! Про то, что Пикардия в качестве Атосовской родины появилась совсем не на страницах "Трех мушкетеров":))


Стелла: Nataly , чур меня! А я никогда и не утверждала, что Атос в Пикардии родился. Только - в Берри. А родовой замок - это к наследованию прилагается.

Nataly: Стелла пишет: Значит наследственные владения - это Ла Фер. Как соотносятся наследственные владения и "родом из Берри?":))) Причем даже Бражелон ложится в строку - Блезуа рядышком с Берри, часть семьи вполне могла переползти в соседнюю провинцию, а вот в то, что атосовская родня бегала по карте как заведенная, мне верится с трудом:)

Стелла: Nataly , это как раз не редкость. Поскольку родичи были Монморанси и Роаны( про Куси - молчу), наследство могло быть и в Русийоне.

Констанс1: Стелла , Монморенси-это вообще Лангедок. Генрих 1 де Монморенси при королях Генрихе3 и Генрихе 4 -губернатор Лангедока с полномочиями вице-короля. Правил практически единолично, резиденция-замок в Пезена, который он перестроил.

Стелла: Констанс1 , я потому и упомянула Русийон. Все - рядышком.

Armande: Монморанси, вообще, произошли из Иль-де-Франс. То, что род разветвленный, и Данвиля (а следом и его казненного при Людовике 13 сына) занесло в Лангедок - другой вопрос. Но, в принципе, они никак не оттуда. Роаны - бретонцы. До сих пор ныне живущий герцог по имени Жосслен базируется в замке Жосслен (уйма фантазии!). Замок симпатичный, кстати. Находится недалеко от другого их замка - в Понтиви. Оба в пределах 50 км от Ванна.

Констанс1: Armande , да Вы правы -гнездо Монморенси-замок Шантильи, в котором этот самый Генрих1 де Монморенси и родился. Но получив Лангедок, он его уже из рук не выпускал, и следующим губернатором стал его сын Генрих 2 де Монморенси, который и казнен был во дворе Тулузского Капитула. Это место сейчас отмечено чугунной плитой в мостовой. Так что с Лангедоком Монморенси повязаны накрепко. И Дамвилем Генрих был только до смерти своего старшего брата Франсуа, а потом стал главой Дома Монморенси.

Стелла: Armande , так что Дюма знал, о ком говорил. Север Франции, приграничные области, центр страны - это места, которые Мэтр отлично знал не только визуально. Он и легенды и сказания тех мест знал. Я только закончила читать " Таинственного доктора " и " Дочь маркиза". Действие начинается в Берри. И Дюма настолько выразительно подает этот край, что видишь эти домики и эти леса.

Armande: Констанс1, а Вы, когда были в Тулузе, видели эту плиту на месте казни Монморанси? Она в доступном месте?

jude: Поправьте меня, пожалуйста, если я ошибаюсь, но, кажется, Дюма в трилогии не называл напрямую замок в Берри Ла Фером. Титул у графа - де Ла Фер, но родиться и провести детство он, в принципе, мог и в любом другом имении, принадлежавшем семье. Ничто не мешало Жоржу д'Амбуазу носить титул сеньора де Шомон, а жить при этом в Сагоне.

Констанс1: Armande , да видела это место и даже фотографировала. Оно во внутреннем дворе здания Капитула Тулузы.

Констанс1: jude , так и не мог называть. Нету в Берри замка Ла Фер, хоть тресни. В списке дворян Берри есть фаимлия- La Fer. Но пишется по другому и это были дворяне мантии.

jude: Nataly пишет: а вот в то, что атосовская родня бегала по карте как заведенная, мне верится с трудом:) Небольшой оффтоп про "бегавших по карте дворян" :) Все три владения: Моншеню (Рона - Альпы), Гершвиль (Иль-де-Франс) и Ньёй (Пуату - Шаранта), принадлежали даже не представителям одной семьи, а одному человеку - Мари де Моншеню - статс-даме Екатерины Медичи. Гершвиль и Ньёй затем унаследовала ее дочь - Антуанетта де Пон, статс-дама Марии Медичи и возлюбленная Генриха IV. От Моншеню до Гершвиля около 112 лье и примерно столько же до Ньёй. Две недели пути верхом, если я не ошибаюсь.

Nataly: jude Спасибо, очень интересно. А можно уточнить - они принадлежали ей в результате замужества или перешли по наследству от родителей? Спасибо:)

jude: Nataly, перешли по наследству от отца, барона де Моншеню и сеньора де Гершвиль, и матери - дамы де Ньёй. Сыновей в этом браке не было.

jude: В прологе пьесы "Юность мушкеров" упоминается некая мадемуазель де Ла Люсе, самая богатая невеста провинции, на которой старый граф хочет женить виконта. Фамилию de La Lussaie Дюма, скорее всего, придумал. Но в Берри, действительно, была барония (позже графство, затем маркизат) Люсе. Правда, пишется это название иначе - Luçay. Принадлежало это владение семье де Рошфор. В 1620-21 гг., когда начинается действие пьесы, у них, на самом деле, была девица на выданье - Луиза де Рошфор-Люсе. Источники: Люсе Генеалогия У Куртиля Шарль-Сезар, кстати, говорит о своей беррийской родне. Может быть Оливье чуть не женили на одной из сестер Рошфора?

Стелла: jude , неужто Дюма раскопал сплетни 150 -летней давности?

jude: Стелла, не думаю Просто, фамилия звучит похоже (я на нее наткнулась, когда искала что-нибудь про Рошфора). А Луиза де Люсе в 1621 году вышла замуж.

Констанс1: jude , не совсем похоже, та что у Дюма читается«» Люсэ«», а та что Вы привели читается «» Люсей«»-есть разница.

jude: Констанс, мне встречалось, что на русском эту фамилию передают именно как Рошфор-Люсе или Рошфор-Люсэ. Точно так же, как название Vitray, например, - Витрэ. Ошибка переводчиков?

Armande: та что у Дюма читается«» Люсэ«», а та что Вы привели читается «» Люсей«»-есть разница. Не соглашусь. То, что в 16-17 вв было в написании, как -ay-, к 19 в. трансформировалось в -ai-. Это сплошь и рядом встречается в текстах того времени. А произносятся эти сочетания одинаково. Так что в обоих случаях ЛЮСЭ.

Стелла: Как не крути, а получается, что фамилия взята Дюма не с потолка. Копали они с Маке глубоко: один знал эти края( при том Дюма же сидел в архивах дома Орлеанов: там много чего мог накопать), а Маке - просто историк.

Констанс1: Armande , вообще то по правилам чтения французского языка буква «»у- игрек«» когда она идет за буквой «»а«» распадается на две буквы «»i«» Одна из них в сочетании с «»а«» дает звук «»э«», а вторая читается как «»Й«» краткое. Так что по фонетике все таки Люсей. Другое дело, что с фамилиями-дело тонкое, многое зависит от исторически сложившегося написания и его прочтения.

Armande: Да, Констанс1, я знаю, что сейчас так (два раза с детьми произношение в начальной школе изучала ))). Я об исторической трансформации. Как Henry и Henri, J'ay и J'ai и т. д.. С фамилией Люсэ, судя по всему, та же история. Вопрос, как это произносилось в 17в. Ведь в генеалогиях чаще всего дается старое написание без поправки на то, как будет произноситься сейчас. Об этом речь))).

Шевалье д АРМАНТАЛЬ: Доброе время суток, ребята и девчата! Захотелось и мне немного поделиться с Вами своим мнением. Своими мыслями и впечатлениями. Тема, как Вы верно все догадываетесь, пойдет сейчас об Атосе и миледи. Вспомните две фразы Атоса. Всего две небольшие вроде фразы. Но и по сей день, и пой час , до сих пор вызывающие жаркие, трепетные споры. "Клянусь памятью моего отца, это преступление которое Вы совершите, будет последним!" ( Три мушкетера", гл.Супружеская сцена") и "От яда, которого подмешивает ОНА, - нет противоядия." (там же, гл. Последняя капля" ). Вернемся покамесь к лилии на лилейном плече (извините за невольную игру слов!). Да, я знаю, что в семнадцатом веке клеймили людей, в основном за воровство (тем паче, говоря языком современных юристов - за хищение церковного имущества, в размерах - особо крупных). А особ женского пола - еще из-за слишком вольную легкость в нравах. Но, мне кажется, в случае с миледи здесь таки было дело посложнее..Такими клятвами, которую принес Атос, не разбрасываются. Ибо эти клятвы - священны. А если еще принять во внимание то страшное, нервное состояние, в котором он тогда находился..(у него, как Вы помните, "потемнело в глазах. Вид этого существа, в котором не было ничего женственного, оживил в нем терзающие Душу воспоминания. Он вспомнил, как в положении, менее опасном, чем теперь, он уже хотел принести ее в жертву своей чести. Жгучее желание убить ее снова поднялось в нем, и овладело им с непреодолимой силой;) И те слова, которые у него вырвала жуткая душевная боль при виде отравленной Констанции, в "Последней капле"..Здесь - не только уверенность..Здесь - ЗНАНИЕ. Быть может, смерть отца Атоса, и все то, что у него накипело, заживо сгорело и наболело в его Душе, вылившееся невольно, с кровью от едва сдерживаемой, и внутренней муки, и подавляемых вопль, прикушенных губах, в этих словах о яде, "который подмешивает - ОНА!" - на самом деле, взаимосвязаны. Возможно, - теперь уже в глубоком прошлом, - родители, кто-то из близких и родных, друзей Атоса, в бытность его еще виконтом де Ла Фер, какими-то неисповедимыми путями, прознал прошлое его жены. И молодая, будущая графиня де Ла Фер, еще юная невеста, учуяв опасность разоблачения со стороны будущих родственников, и познав, как горит и уходит земля из-под ног, решила разрешить сию проблему..Но - по-своему. В те времена некоторые люди по этому поводу, бывало, не слишком озадачивались. И мадемуазель Анна де Бейль - тоже не являлась исключением из их числа. Как то бишь прозвучало у Дюма однажды в его "Асканио" : Человек мешал - человека устраняли" (Это - о знаменитой дуэли меж маэстро Бенвенуто Челлини и его злостным недругом Помпео, собратом-ювелиром по совместительству!) Ну а способности мадемуазель, чрезвычайно, несмотря на юность, уже искушенной, по этой части, весьма хорошо и к сожалению, печально известны.Недаром в ней, сквозь свойственную ее возрасту наивность, просвечивал " неженский ум, кипучий ум. Ум - Поэта! Она - опьяняла!" В девичестве - Анна де Бейль, потом, в замужестве, двойном, графиня де Ла Фер, Шарлота Баксон, баронесса Шевиллд, миледи Винтер, - эта, по происхождению, франко-английская леди, с такой громкой гроздью имен, - личность разносторонняя, многообразная, весьма сложная и далеко и не ординарная, на мой взгляд. Женщина умная и коварная, соблазнительная для мужчин, ловкий и опытный манипулятор-кукловод, в чьих умелых и красивых, изяшно-белых ручках, чужие Жизни и Судьбы - лишь марионетки в ее изощренной, лукавой игре, дьявольски хитра и чертовски изобретательна. Дама - весьма и весьма "талантливая" в деле мести своим жертвам. Многие из мужчин попадались в ее, с безупречной ловкостью расставленные, чарующие силки и сети. И лишь один - в дальнейшем - сорвался таки с ее крючка..Хотя сорвался он - да лишь в пучину горечи, и жуткой боли, окрашенной послевкусием безмолвия. На этом уважаемом форуме не раз вставал, вопрос: любил ли Атос герцогиню де Шеврез..Возможно.."Ведь Сердце Человека, в особенности если это - Сердце мужчины, способно любить сразу двух женщин. Да, сразу двоих. но разною Любовью.."Это - цитата из романа Дюма "Сильвандир". Э-э-э..нет..Он ЛЮБИЛ всего лишь - ОДНУ! женщину. Любил - до безумия. Эта женщина отражалась в свечном пламени, обжигая его. И языки огня лизали в кровь красными, багровыми, золотисто- багряными языками его Сердце. А тонкая кожа была вспорота, нага, точно в лезвии дождя или ножа. Он Любил так, как дано Любить - немногим, Он, по натуре, по природе своей, - однолюб, Любил так, как Любят - лишь один единственный раз. В Ней Одной - была Его Душа. В Ней одной - был Его смысл. В Ней Одной - была и осталась навек - Его Жизнь. Быть может, отец Атоса ушел - не по своей воле. А "благодаря усилиям своей же собственной, будущей невестки. До ужаса боявшейся, что страшная, неминуемая весть о ее прошлом, и, как следствие, - уже разоблачение, разойдется во все края и веси, и именно, с этой стороны.что придется ей явно, ну уж совсем, - не по нутру.Атосу на многое открылись глаза после той злополучной, несчастной охоты. Быть может, он и раньше подмечал какие-то нюансы, в поведении жены..Быть может, он улавливал обрывки и огрызки невольно просочившихся слухов и сплетней о молодой графине. Но, юный сумасшедший, влюбленный по уши, безумец, в ту пору не обращал на них толком-то внимания, или же не придавал им особого значения, поскольку, с неодолимой и необоримой, и внутреннею силой, он всецело, безраздельно и, вообще, без памяти, доверял своей супруге. Или - интерпретировал, как-то, глубоко по-своему. Кто знает? И что-то, нечто, было, по-моему еще (помимо обнаружения клейма на лилейно-белоснежном плечике), что еще случилось, что-то еще произошло, что пелена-завеса, маячившая перед его взором и застилавшая его глаза, наконец спала. Нечто, что дало ему право )ибо это не метафора, не гипербола, не перефразированное изречение чьих-то древних авторов) сказать д Артаньяну, что это демон - принял обличье Ангела. И что Ангел - на самом деле - явился демоном. Что ад выгнал его из своего сизого и серебристо-белого пекла-пепла, предварительно воскресив и изменив до неузнаваемости, Лик. А заодно - с горькой иронией и беспощадной, - по отношению к ней, к жене, и к самому себе, - и не забыв таки переменить и облик, да и имя. Было нечто, что сорвалось у него - уже потом, уже - много-много позже, в сцене смерти Констанции, и послужило тоже - уже последней каплей. И в этой одной-единственной фразе, горькой и выжженной, в кровИ и боли, в соленоватом привкусе закушенных губ, - бьла своя - Исповедь. Было свое - сокровенное. Было свое - откровение. Это женщина - его супруга, да-да, миледи Винтер, и графиня де ла Фер, со своей и гроздью имен впридачу, там, где она ходит своими мелкими и быстрыми шажками, своей легкой и неслышной, почти совсем бесшумной поступью, оставляет за собой, где только можно, и длинным и блестящим, окровавленным шлейфом,как след невыносимый и больной, заклятия, заклания, проклятия, - такой же,страшный и мятежный, бесконечно кровавый, след И этот след, и прорезь раны, что воспаленно и безнадежно, обреченно, уже отравлена ядом, остался безмерной накипью и рвано-алой хлещущей кровиной, в Его Сердце. Ибо "от яда, который подмешивает в вино - ОНА! - вино яркое и молодое, сладкое и хмельное, горячее и кипучее, и живым и солнечным ли янтарем так золотисто-пенистое, - уже нет- ПРОТИВОЯДИЯ".. Говорят, что в споре всегда рождается капля и зернышко Истины. Друзья! А что думаете, что мыслите по этому поводу, - Вы?

Стелла: Больная тема! Знаете, на тему миледи-отравительницы был фик "Проказа" (кажется, он у нас тут выложен). Я согласна с вами, что у Атоса были основания говорить о том, что то, что исходит от миледи в виде мести - неотвратимо. Но мне не кажется. что это касалось его родителей. К возрасту совершеннолетия они были уже мертвы более, чем полгода (граф правит уверенно, хорошо зная свои права): я исхожу из логики - Анна спешила закрепить свое положение, тянуть долго она не могла. А молодой граф тоже спешил, послав подальше всю родню. От появления миледи в его владениях и до женитьбы на ней не могло пройти много времени. А от сватовства до венчания - тем более. Вряд ли бы Анна начала сразу травить родителей жениха - неразумно. А вот кого-то из сельчан, или предположительных конкуренток - возможно.

Шевалье д АРМАНТАЛЬ: Дня доброго, СТЕЛЛА! Я, в общем-то согласна с Вами, что Анна старалась бы всеми силами закрепить свое положение. Упрочить свой статус, как сказали бы ныне.. И, наверное, пошла бы ради этого - на ВСЕ! Да, вряд ли бы Анна была завзятой отравительницей до своей встречи с молодым виконтом..Вряд ли..Но все же..Предположим, хотя бы на минутку! - что о ее, скажем прямо, далеко не безупречном прошлом, случайно, невзначай, а может даже, и целенаправленно собирая сведения о своей будущей невестке - а по ходу дела, не все соседи относились ровно и доброжелательно к прекрасной и юной сестре неизвестно откуда взявшегося, неведомо с каких краев явившегося, приходского сельского священника, - так или иначе, - ведь предположить можно всякое и многое, и даже, где-то - очень! многое, - нашел таки что-то, не слишком для нее хорошее, разузнал, сведал ,бывалый и мудрый вояка, видать, повидавший виды, старый граф. Не кто иной, а отец Атоса. Юная невеста, прознав о графских происках, да еще и по ее поводу, чувствует, как уходит земля да из-под ног. Ведь разоблачение лишает ее тогда и блестящего положения в обществе. И высокого титула. И немалого, наверное. богатства по праву законной супруги юного виконта. Блеск таинственный, и пока еще недостижимый для нее, чудесных переливчатых драгоценностей также манит ее, завораживает, туманит ей разум. И алчно затмевает рассудок. И, кроме того, для нее здесь кроится угроза - возможно, лишение ее свободы. Или, в более лучшем случае, - изгнание, полное стыда и горечи позора. Как?! Лишиться всего?! Быть снова - отверженной, презираемой и гонимой, словно заразная прокаженная, с неизгладимой и тайной, знаком-отметиной, - словно Каиновой печатью, - на плече?! Ну нет! Плохо Вы меня знаете, Ваша сиятельство, пресветлый граф! Жизнь - в бедности, прозябание да в жалкой нищете? Такая Жизнь - не для нее! Она решает кинуть жребий. И самой Судьбе. И слишком многое Анна ставит на кону. Здесь либо орел либо решка. Либо пан, либо - пропал. Третьего - не дано. Возможно, старый граф ей предложил отступного. Возможно, пригрозил ее позорное прошлое взять и предать огласке. Версий, вариантов тут - масса, уйма. Можно здесь гадать да гадать! И схватка здесь с блестящим аристократом - отчаянная, бешеная, неистовая, до дикости, до полного изнеможения. И страстное, желание лишь - ВЫИГРАТЬ! А вот что случилось дальше..Может, не отрава. Может, несчастный случай, в который она была каким-то образом замешана. И то ли он сам - ушел, а то ли - его ушли..Прямо или косвенно, но вина Анны в этом темном и смутном деле - в смерти отца Атоса, на мой взгляд, все-таки была..Ну иначе не прорвалось бы это у мушкетера! Не прорвалось! А что до устранения да на свой манер, злостным конкуренткам и своенравным соперницам,.Ну, в принципе, такое могло бы быть..Могло, конечно же, случится..Зная характер Анны..И, в особливости, какого рода ее методы борьбы.Но, может, сочла их - потенциальных соперниц - неопасными все же для себя..Да и лишние, нехорошие разговоры о внезапно заболевших или же умерших в графской округе, девушках, могли привлечь к себе внимание многих жителей, владельцев соседних поместий и усадьб, крестьян, охотников, а то и браконьеров, всю местную знать, иль наоборот, всех горничных, камеристок и служанок, породить в самом замке или в ближних и дальних его окрестностях, темные, рождающие внезапное, вольное или невольное, подозрение, опасные слухи, или же, и вовсе нежелательные, толки.. И, знаете что еще, СТЕЛЛА? Помню, читала еще в детстве, отдыхая на Беларуси, в деревне, одну весьма заманчивую и увлекательную для меня книжку..Вроде там был сборник рассказов и повестей разных авторов. И в одном из них, помню, сложилась одна очень интересная, и очень незаурядная ситуация. Немножко похожая на ту, о чем мы с Вами сейчас говорим..Сюжет, самая фабула сюжета, насколько я помню - времени-то прошло уж немало с тех пор! - там таковы: некий дворянин, молодой и знатный, влюбляется по уши в девушку простого, самого незнатного происхождения. Родня вся его воспринимают сию вопиющую новость - в штыки! Молодой человек..как бы так сказать вежливо..посылает лесом всех своих снобов-родичей. И после, различного рода перепитий, таки женится на ней. Родители парня - уважаемые в своей местности люди. И страстные и заядлые охотники притом. Но вот..что-то случилось. Егеря загнали кабана - матерого, с налитыми кровью глазами, умного и хитрого зверя. Старика отца принесли в его замок всего истекающего кровью. Мать, скрывая, еле сдерживая слезы, преданно и верно, и почти бессловесно, скользя бесшумно легкой, молчаливой тенью, чуть ли не мороком-призраком, ухаживала за ним. Старик, чуя приближение к себе, старухи с косой, диктует своим душеприказчикам завещание. Но, как говорится, на все Божья воля! Старик, благодаря усилиям и мольбам к Небу жены, стоя уже на краю, выкарабкивается с того Света. Уже все домочадцы собрались праздновать сие весьма радостное событие. Но..тут вступает в свою игру Его Величество Случай..и выздоравливающий, в приступе некоей загадочной болезни внезапно испускает Дух. Жена не смогла вынести горя. И ушла вместе с ним.Тут у соседей и остальных домашних рождаются невольно подозрения. Что падают, грозно и неотвратимо, на девушку невесту.Но юный осиротевший сын, чтобы положить конец всем нелепым, с его точки зрения, досужим вымыслам и оговорам-наговорам-домыслам, вскоре венчается с ней в старой фамильной замковой церкви. Пресекая тем самым все злобные толки. Было там еще много всякой заманчиво привлекательной всячины в сюжете. Полном и авантюрных приключений, где-то, в иных местах, и юмора, живого, мягкого и доброго, живописных и романтических описаний природы, и сумасшедших и блистательных эскапад. А финал, значит, таков: Девушка действительно оказалась невиновной..Но вот ее сестричка..Да, у нее имелась старшая сестрица..Девица на выданье. Столь же молодая и красивая. .Положившая глаз на ее жениха. Знавшая толк в травах. (Понабралась, в свое время, знаний от местного знахаря). Водившая дружбу, и весьма близкую, всего несколькими годами ранее, с немногими, стоявшими на постое, воинами. И весьма и весьма охочая до чужого богатства. И шибко завистливая до сестринского Счастья. Представляете себе сей нравственный коктейль, СТЕЛЛА? И, в конце-концов выясняется, что в целебное питье выздоравливающего старика была подмешена отрава. Старшей сестрице было невыносимо видеть, как ее любимый венчается с другой. Да ни с кем-нибудь, а с ее младшенькой сестренкой! И,несмотря на все ее происки и каверзы, изо дня в день, "наслаждаться" зрелищем отданного Счастья. И, навеки потерянной теперь для нее, навсегда утраченной, - Любви..Чувство сухое и горячее мести отравляет измотанную издерганную Душу. Выжигает дотла и по капле, раскаляет добела-докрасна ее воспалившееся нутро. И гложет червем и до дна выпивает, и терзает, опустошает напрочь Сердце.. И за примером здесь ходить далеко не надо. Граф Монте-Кристо, миледи Винтер, - явное и живое, и беспримерное доказательство тому. И завершается сия повесть, кажется, еще с рыцарских времен, - признанием в содеянном.. И глубочайшим искренним раскаяньем, как следствие.. И - уходом навечно - в монастырь..И на провидение на Божье, как говорится, тут нечего пенять..А молодые живут в радости и Счастье. Ибо молода и прекрасна здесь, в их отношениях, могущественная и святая чаровница, пресветлая волшебница Любовь. Конечно же, эта история - отнюдь не повторяет историю "Трех Мушкетеров"..Но может, есть какие-то крупицы, какие-то схожие моменты и явления, что волей аль неволей, вызывают, у всех людей, и с особой силой, аналогии. Включать, н что называется, на полную катушку. и фантазию, и воображение. и логику. И, с особой же мощью, заставляют работать сознанье-подсознание, и живое и подвижное, ассоциативное мышление. А фик "Проказа" я еще, честно говоря, не читала. И, если он здесь есть, выложен на форуме, как Вы говорите, СТЕЛЛА, я его почитаю! СПАСИБО! А в образе, и во всем, внешне - обаятельном, и вместе с тем - зловещем, облике, Миледи, Дюма, скорее всего, воплотил, и звездный и безумный, ужас-Рок. Властный и неукротимый, как Время. Неуемный и странный, как человеческая Доля. Неумолимый и неотвратимый, как сама СУДЬБА. СПАСИБО, СТЕЛЛА!



полная версия страницы