Форум » Обсуждение книг "Три мушкетёра", "20 лет спустя", "Виконт де Бражелон" » Виконт де Бражелон-5 » Ответить

Виконт де Бражелон-5

bluered_twins: И здесь все о нем :-)

Ответов - 220, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

Орхидея: Если бы роман "Десять лет спустя" не имел трагического финала, очень возможно, что трилогия не запала бы мне так глубоко в душу. Три кирпича "Десяти лет спустя" я одолела прежде всего ради мушкетёров. Эти герои стали уже как родные за две предыдущие книги. Некоторые моменты, где их нет, даже хотелось пропустить, особенно во втором томе. Но для себя решила, что прочту от корки до корки, иначе не смогу с чистой совестью утверждать, что читала произведение. Но третий том потряс до глубины души, несмотря на то, что о гибели героев я знала заранее. Послевкусием осталось чувство вопиющей несправедливости, просто до слёз. Хорошие люди страдают, гибнут, а ловким пронырам и подлецам всё с гуся вода. Но ведь и в жизни так бывает, и добро отнюдь не всегда побеждает зло, особенно, если стесняется выпустить когти. Но всё же всё вышло очень закономерно, и счастливый финал простом неуместен. Он будет смотреться притянутым за уши. В "Иду на грозу" Даниила Гранина мне попадалась интересная фраза, которая очень хорошо мне запомнилась: "Умирает один, а убивают всегда несколько". Эти слова показались мне очень подходящими для "Десяти лет спустя" в целом, но особенно для истории Бражелона. А то на форуме есть большое обсуждение, кто же виноват в его смерти. Ну, вот, собственно, да. Это не только неблагородные люди виноваты, а всякие. А вообще от самого человека очень много зависит.

Констанс1: Орхидея , так кто спорит? Дюма гениально описал титаническую гибель Портоса, героическую Д Артаньяна, тихую Атоса и трагическую Рауля. Все сделано в соответствии с логикой развития сюжета и даже с исторической правдой. Я же не о том. Зачем Дюма было называть сына Атоса Рауль де Бражелон? Ведь дальше уже все предсказуемо, во всяком случае для французского читателя. Для того , чтобы в действие вступил Бражелон, автор даже пошел на подмену маленького поместья в Русильоне , заявленного в финале«» Три Мушкетера«», на не такое уж маленькое поместье Бражелон в Орлеаннэ. При том, что такого поместья там не было и нету. А есть там замок Ла Вальер. Поэтому рядом появилось поместье Бражелон, волею Автора , и ничем более.

Стелла: Десять лет спустя уже выросло новое поколение, которое больше занято собой и своей личной жизнью, чем поколение друзей; оно эгоистичнее, оно больше внимания уделяет карьере, оно не ищет в дружбе приложения сил и талантов: ему попросту на всех начхать. Рауль воспитан по старому образцу, но он должен жить в условиях тотальной власти короля и для его самобытности нет места в новом мире. Рауль - призрачный мост меж двух поколений, мост, который прошедшие десять лет не сделали ни устойчивым, ни ведущим в будущее. На нем прервалась связь времен. Вот так я понимаю название книги.

Констанс1: Стелла , а как же тогда лорд Бэкингем-сын, де Вард-младший, де Лоррен, де Гиш, наконец? Они то сумели приспособиться и прекрасно перешли из эпохи феодальной вольницы в эпоху абсолютизма. Их воспитывали по другому , или они сами до всего дошли?

Стелла: Да, их воспитывали по-другому. ( мы же говорим о книжных). Ни один из них не рос, зная, что он подкидыш. Ни одному из них так жестко не давали понять, что такое принцип. Перестроится было уже просто: они привыкли к исполнению желаний, так что не сложно было найти исполнителя. Рука дающая - рука гладящая по шерстке. Зачем отказывать себе в приятном, когда достаточно лизнуть эту руку.

Констанс1: Стелла , да ты права, книжный Рауль лизнуть был неспособен категорически, также как и подводить своего приятеля под монастырь королевского гнева, как это делал с де Гишем де Лоррен. Но.... на примере де Гиша , Рауль одним из первых понял , что у Людовика 14 о-о-чень растяжимые понятия о чести и долге в отношении себя самого. Именно Рауль дает де Гишу самый толковый совет как выйти из щекотливой ситуации не вызвав королевского гнева и не замарав своей чести. Когда дело касалось других Рауль очень реалистично видел и истолковывал поведение и намерения монарха, что не мешало ему верно и преданно служить последнему, и не задумываясь , почему его вдруг так срочно отсылают в Англию еще и собраться за 10 минут. Такой спешки с отьездом король от него уж точно не требовал. Так что в данном случае виконт явно перестарался с усердием и не в свою пользу. Ему даже в голову не пришло оглядеться и поинтересоваться у людей знающих почему такая спешка. Если б он тогда расспросил де Сент-Эньяна о приключении под королевским дубом....А последний рассказывал об этом каждому кто хотел его выслушать. Мог бы и раньше призадуматься.... Виконт сам не дал себе времени даже подумать что к чему.... С чего бы ему такому умному и дальновидному так доверять королю. Людовик , вроде, повода к такому не давал.

Стелла: Рауль, как и отец его, не приучен собирать сплетни. Он солдат, а уважение солдата к командиру - в быстром повиновении. Это одна из армейских основ.

Констанс1: Стелла , и все же вернувшись во Францию, не без помощи письма от какого-то придворного «» доброхота«»-анонима, и сразу почти застукав Луизу и короля вместе, Рауль что сделал? Правильно-пошел собирать сплетни. И глаза ему раскрыла, получая от этого садистское удовольствие, самый главный враг Луизы на тот момент, принцесса Генриетта. И про то , что он ходит и расспрашивает узнали все кому не лень, и языки за его счет почесали всласть. А это был совсем не тот результат, которого он хотел. И с Луизой все же обьясняться пришлось. А его письмо де Гишу из Кале это вообще верх наивности и глупости, странной для молодого человека 25 лет.

Стелла: А тебе не кажется, что как только Рауль начинает заниматься своими личными делами - он просто образец беспомощности и глупости. И это не просчет Дюма: это поведение человека, всю жизнь проведшего в седле и с оружием в руках. Его восприятие мира - это восприятие солдата: на войне все проще: тут - наши, а там - враг. Французы - испанцы. А жизнь при дворе идет своим ходом, и меряется своими критериями. Рауль не умеет плавать в этом море - отсюда и беспомощное поведение.

Констанс1: Стелла , но ведь когда коснулось де Гиша, именно Рауль правильно и быстро разобрался в ситуации и предложил самый безболезненный выход из нее. Другое дело, что граф его не послушал, а ведь он царедворец с младых ногтей, но это уже не проблема Рауля. А вот когда дело касается самого виконта , он на удивление беспомощен, ничего вокруг себя не видит, не хочет понимать, что и по отношению к нему окружающие могут быть завистливы, злы, сделать ему подлость ( например, увести невесту).А ведь с открытой враждой в лице де Варда-младшего виконт уже здорово столкнулся. Так почему он не пытается хоть как-то охранить свою единственную любовь? Откуда уверенность, что все вокруг должны к нему хорошо относиться, а де Вард-просто досадное исключение из правила?

Стелла: Рауль просто не предполагает в других подлость, пока не столкнется с ней лоб в лоб.

Констанс1: Самое странное что семьи de Bragelonne никогда не существовало во французском дворянстве, но зато была семья de Bragelogne ( де Бражелонь) и ей принадлежал замок в 45 км. от Парижа в долине реки Эссон неподалеку от Корбей. Замок существует и сегодня , но носит другое имя им владеет семья де Бурбон Бюссе. Об этом замке Sussey наша Дельфиния делала подробный фоторепортаж. Но почему-то фамилию владельцев в 17 в она написала как де Бражелон, тогда как их фамилия и по написанию и по произношению де Бражелонь.

Стелла: Не исключено, что неустоявшееся правописание сыграло свою роль.

Констанс1: Понятно , что роман «»Виконт де Бражелон«» не совсем о виконте де Бражелоне. Рауль не только не участник большинства действий в романе, но даже и не наблюдатель, о многом что делается чуть не под его носом он не знает вообще. Интересно подумать глазами какого персонажа мы читатели смотрим на происходящее в этом романе?

Стелла: Иногда у меня ощущение, что я в толпе придворных, иногда - в трактире, где-то у стеночки, исподтишка наблюдаю за четверкой. А минутами чувство, что вижу все это как бы сверху. Но через восприятие дАртаньяна я почти никогда не вижу. Скорее - кое на что смотрю глазами Атоса.

Орхидея: А мне обычно кажется, что я либо присутствую при событиях, смотрю со стороны, либо вселяюсь в кого-то из действующих лиц. Чаще это кто-либо из Четверки, но не обязательно. В этом случае я смотрю на действие через призму взглядов данного героя, и бывает, почти физически чувствую его эмоции. Если сцена мощная, от этого даже жутко становится. Могу мысленно прыгать из тела в тело на протяжении одного эпизода, то глазать одного, то глазами другого, и это особенно интересно. А что роман не очень то о Браженоне, быстро понимаешь при чтении. Это только одна из ниточек всего сюжетного хитросплетения. На мой взгляд дело в том, что у Дюма романы часто называются по имени героя или героини с которыми связана основная любовная линия, как, например, "Графиня де Монсоро" или "Асконио", хотя того же Асканио совершенно затмевает Бенвенуто Челлини. В "Десяти лет спустя" основной и наиболее душещипательной любовной линией можно назвать сердечную трагедию Рауль. К тому же он сын Атоса, а это создаёт некую приемственность между поколениями. На мой взгляд главным героем всей мушкетерской трилогии является д'Артаньян. Он и действующее лицо, и наблюдатель, и это преимущественно его глазами, через его систему оценок, автор смотрит на события. Ведь, стоит заметить, действие с д'Артаньяна начинается, д'Артаньяном и заканчивается.

Констанс1: Орхидея, «»Ведь, стоит заметить, действие с д'Артаньяна начинается, д'Артаньяном и заканчивается«». Очень точное наблюдение. Но мне лично не всегда нравится смотреть на события глазами Д Артаньяна. И вместе с тем , я не в толпе и ни в коем случае не сторонний наблюдатель. Раньше думала , что глазами автора. Но теперь мои оценки зачастую очень сильно расходятся с авторскими ,( как я их понимаю).

Орхидея: Мы на то и являемся думающими читателями, чтобы с кем-то расходиться в оценках. Помнится, я как-то раз подсчитывала, во скольких главах участвуют основные герои "Десяти лет спустя". На лидирующих позициях с огромным отрывом оказался д'Артаньян. Этот гасконец просто вездесущ.)) И едва ли найдётся сюжетная линия в которой он не поучаствовал хотя бы чуть-чуть.)) Он словно объединающее звено. При этом я наставнаю, что вместе с ним основной сюжетные вес несут Людовик 14, де Бражелон и Арамис. На передний план на протяжении трёх томов выходит то один, то другой, то третий. Они сами и всё то, что концентрируется вокруг них, толкают вперёд действие романа. Изредка появляется в произведении и автор собственной персоной, словно выглядывает из театральных кулис, и что-то коментирует. Тут он независим от мировозрения героев. Хотя я уже писала о том, что очень многое автором транслируется через д'Артаньяна. А теперь вопрос. Всегда ли оценки автора совпадают с оценками д'Артаньяна?

Стелла: Мне вообще кажется. что герои живут сами по себе, а Дюма только следует за ними. ))) Автор выступает вперед лишь тогда, когда описывает местность, прошедшие годы, дает свою авторскую оценку. Как только начинается действие - персонажи сами разыгрывают пьесу, становятся автономны.

Констанс1: Орхидея , про большой сюжетный вес Арамиса и Луи 14 в «» Виконте«»- полностью согласна. А Рауль скорее-информационный повод рассказать эту историю, и не в качестве лично Рауля, а в качестве бастарда Атоса, пусть и признанного, и неудачливого «» жениха«» Луизы де Ла Вальер.

Орхидея: Констанс1, не вижу Рауля придатком Атоса. Не ударяясь в крайности, предпочитаю признавать обоих самодостаточными личностями, а не одного тенью другого. Хотя лично мне Атос в разы больше нравится, чем Рауль, и характер у графа ярче. Но в "Десять лет спустя" Атос выполняет преимущественно роль отца, за исключением поездки в Англию. Роли и функции Рауля куда более разнообразны. В мемуарах некий Бражелон, покончивший с собой где-то в лесочке из-за несчастной любви, действительно фигура незначительная. Про персонажа этого сказать не могу. Без Бражелона произведение станет попросту другим. Я не могу не согласиться, что его любовные терзания далеко не самое интересное в романе, но и далеко не незначительное. Да, его линия связана приемущественно с любовью, но эта любовь первопричина конфликта мушкетёров с королём. А это самая острая стадия противоборства времён, на котором построен весь роман. Возможно неосознанно, но толчок событиям Рауль даёт немалый. Нескончаемая печаль Лавальер, сплетни, злословие придворных, связаные с ним, уже не существенны на этом фоне. А ещё благодаря виконту де Бражелону было предотвращено несколько конфликтов, которые могли иметь громкие последствия. С одной стороны он исподволь разжигает борьбу (просто так само получается), с другой стороны выступает своего рода миротворцем.

Констанс1: Орхидея , сейчас крамолу скажу, но для меня Рауль из «» Двадцать лет спустя«» более самодостаточен и самостоятелен в решениях, чем Рауль из «» Виконта«». Хотя этот персонаж уже после второго прочтения вызывает у меня чувство большой симпатии. Ведь в нем , по- существу Дюма описал того«» принца на белом коне«», о котором мечтает каждая представительница женского пола. Верный , преданный, любящий, красивый( не пьющий, не курящий и в карты не играющий), чего еще можно желать Только «»идеальным дворянам«» из рыцарских баллад очень уж тяжело приспособиться к реальной жизни.

Орхидея: Констанс1 пишет: Ведь в нем , по- существу Дюма описал того«» принца на белом коне«», о котором мечтает каждая представительница женского пола. Рауль симпатичный персонаж, и сейчас я стала к нему лучше относиться. Но как представительница женского пола говорю, что умерла бы с таким рыцарем от скуки. У нормального человека должно быть хоть немножко придури. В сущности, я говорю сейчас не о самодостаточности или несамодосточности Рауля, просто к слову пришлось. Я лишь пытаюсь обосновать мнение о его значительной и сюжетообразующей роли в произведении.

Стелла: Рауль симпатичный персонаж, и сейчас я стала к нему лучше относиться. Но как представительница женского пола говорю, что умерла бы с таким рыцарем от скуки. У нормального человека должно быть хоть немножко придури. говорит Орхидея . Вот это точно! Потому и кажется он мне даже не бледной копией своего неистового по натуре папаши: Рауль нежизнеспособен в своей идеальности. Прояви он чуть менее сдержанности, сорвись он со своей рыцарской позиции, сожми в объятиях Лавальер - это был был бы поступок естественный и понятный.

Констанс1: Стелла , так Рауля именно Атос приучил держать в жесткой узде свои эмоции. Он даже опекуну-отцу стесняется кинуться на шею. Где уж тут об прижать девушку говорить-то? Ты права в одном, виконт слишком правильный. Не странно ли, что вращаясь какое-то время при дворе, обладая выигрышной внешностью, титулом, не бедный, он не находится в центре внимания дам? Помнишь сцену «» под королевским дубом«», когда Луиза признается , что она только ДУМАЛА , что любит Рауля, Ора предлагает его кандидатуру рассмотреть де Тонне-Шарант. И та отметает его с порога. Хотя Рауль-красивый , капитан кавалерии и неплохо обеспеченный, точно уж лучше ее еще не жениха, но ухажера Монтеспана, совершенно нищего, пусть и родовитого. Может быть , именно эта «» идеальность«» и отпугнула сразу умную, саркастичную и практичную Атенаис?

Стелла: Атенаис просчитывала каждый свой шаг, она строила свою жизнь и свою карьеру и отлично поняла, что с таким, как Рауль, слишком правильным и слишком витающим в облаках, не добьешься в жизни большого успеха. Атос, мне кажется, делая карьеру сыну, предчувствовал, что только при его жизни Рауль сможет занять нужную позицию; не будет кому руководить его карьерой, Рауль не станет ничего добиваться: он начисто лишен честолюбия. Вот если бы он правильно женился, он под воздействием жены и ее семьи мог бы продолжать продвигаться по служебной лестнице. Если у Бражелона и были какие-то честолюбивые устремления, то все было связано только с Луизой: для нее он бы и добивался постов, назначений и прочего.

Констанс1: Стелла , да. Но и Луиза была совершенно не честолюбива. Поэтому останься они вместе- вышла бы пара провинциальных помещиков, некоторое время , служивших при Дворе.

Стелла: А Раулю и надо было, в конечном счете, только сидеть, и смотреть на Луизу. Вообще то, похоже, что Рауль по характеру был из тех, кому никогда не стать лидером: он охотно подчинялся тому, в ком видел превосходство над собой. Атос, в своем отцовском ослеплении, не видел, что маршалом Раулю не быть: ему это было не интересно и не нужно.

Констанс1: По своим военным качествам, Рауль, наверное, мог в перспективе и получить маршальский жезл. Я не думаю, что Бофор хотел подольстить Атосу, говоря , что Рауль сделан из того теста из которого делаются маршалы Франции. Судя из этих слов принц видел виконта в деле, т. е. в бою. Но вот честолюбия и умения уживаться с властью, а значит с королем, Раулю очень не хватало.

Орхидея: Извините, дамы, но это получается просто безыдейная амёба, которая ничем не стремится выделится и сама от жизни ничего взять не способна. Рауль всё же очень талантливый человек, хоть и при полном отсутствии честолюбия. Таланты часто замечают те люди, которые хотят эти таланты привлечь на пользу своему делу. Ведь принц Конде отметил в виконте его способности, храбрость, образованность. Герцог де Бофор сам предложил Раулю стать его адъютантом в военном походе. Рауль нисколечко не придворный, но зато выдающийся военный. А прямота и честность в этой среде более приемлемы. На поле боя он как раз стремится быть в числе первых и показать себя доблестным воином. Разве не возможно такое, что повышения по службе ему просто предлагались бы начальством без всяких амбиций с его стороны? У Рауля в сущности обычно так и происходило.



полная версия страницы