Форум » Обсуждение книг "Три мушкетёра", "20 лет спустя", "Виконт де Бражелон" » Миледи - за и против: Перезагрузка - 6 » Ответить

Миледи - за и против: Перезагрузка - 6

Евгения: Сторонникам и противникам миледи Винтер - сюда. Примечание модератора: начало разговора перенесено из темы "Граф де Ла Фер, он же Атос".

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Стелла: - I am lost ! murmura en anglais Milady, I must die. А мне за последними словами миледи видится очень многое: признание своего бессилия, невозможность продолжать борьбу, гибель всех надежд. И то, что родной язык для нее все же - английский. Из этих последних слов можно столько выкрутить о ее внутреннем мире, что в дополнение к ее действиям можно получить представление о ней с очень многих сторон.

Талестра: Viksa Vita Там у вас Атос (или миледи? простите, не помню точно) где-то говорит, что клеймо в нем отпечаталось. Вот это очень и очень точно. И это ваше. мррррр ))) "– Вам повезло, – глухо сказал он, чувствуя вздымающийся в груди гнев. – Раскалённое клеймо – вероятно, тоже незабываемые ощущения. – Не помню, я была без сознания, – буднично сказала миледи. – Потом жгло, да. Но вас, кажется, оно жгло куда сильнее. И жжёт до сих пор". - вы про это? ) Про взгляд Дюма на героев... он же пришёл из драматургии ) И это чувствуется не только в блестящих диалогах, отсутствии пейзажей и ударных фразах в конце главы: "При виде Маргариты Карл, шатаясь, пошел к ней сквозь окружавшую его раззолоченную волну. – Сестра, благодарю вас! – сказал он и тихо прибавил: – Осторожно! У вас на руке кровавое пятно... – Это пустяки, государь! – отвечала Маргарита. – Важно то, что у меня на губах улыбка!" - Но и в умолчаниях. Драматург передаёт историю в репликах - и с одной стороны, он должен выразить в них всё, с другой - оставить воздух актёрам, чтоб им было чем наполнить персонажа. И этих умолчаний, не-расшифровок в романе много. Разговор с Рошфором, например, в главе "Два демона". Или вот это: "Миледи снилось, что д'Артаньян наконец-то в ее руках, что она присутствует при его казни, и эту очаровательную улыбку на устах у нее вызывал вид его ненавистной крови, брызнувшей под топором палача. Она спала, как спит узник, убаюканный впервые блеснувшей надеждой". - Это не только о кровожадности миледи. Это о её надеждах - о гибели д'Артаньяна на плахе. Не она ему вонзает кинжал в сердце, что было бы ещё кровожадней. А его казнят - по чьему приказу? Конечно, Ришелье. (То есть приказ короля, но добился его кардинал). Ришелье делает это для неё - главная её надежда в том, что она станет его правой рукой, будет вершить миром и судьбами. - Так же, как сейчас в её руках судьба Бэкингема. Неслучайно она видит себя Юдифью во вражеском стане, когда оглядывает английский берег. Её удел - интриги и соблазнения. Ей нужны не сексуальные победы, а соблазнение души человека, когда она может вертеть им как хочет. Ощущение власти над другим - сильнейшее наслаждение. И этим своим умением покорять она мостит, как ей думается, дорогу на вершину.

Талестра: Viksa Vita пишет: А какая она у вас? У меня она не такая демоничная ) Меня интересовало всегда, откуда она берёт силы, чтобы после сокрушительных падений подняться вновь. Изумляет её жизнестойкость. Я думаю, в ней заложено это умение соблазнять и покорять, которое она оттачивает конечно. - Соблазнение, опять же, далеко не только в сексуальном смысле. (Собственно, это вообще обычная вещь, смотрите, что Констанс делает: ты меня любишь? съезди, милый, за подвесками, спаси меня и королеву. Миледи Фельтону: ты любишь Христа? отомсти за него и за меня нашему общему злейшему врагу. Миледи Фельтона не любит, врёт ему, использует и посылает на верную смерть. Констанс д'Артаньяна любит, говорит ему правду, переживает за него, но в общем он тоже вполне мог погибнуть). Констанс добрая душа, и она способна любить. Что не мешает ей манипулировать влюблённым гасконцем ) Для миледи любовь - исключительно слабость, удобная для управления другим. То есть в моих глазах она не исчадие ада. Она сильная женщина со своими траблами и заскоками.

Señorita: Стелла пишет: - Небо! Атос! преступление! - Да, преступление, не более, - сказал Атос, бледный, как смерть. un meurtre - убийство( в переносном смысле употребляется, как преступление) pas davantage, - не более Горькая ирония вам не чудится? Над чем? Или над кем? Только если над собой, да и то... Понимаете, "чудится" нам может все, что угодно. Но вы сами не раз, и даже не два повторяли, какой Дюма мастер слова (и это я сейчас без малейшей подковырки). Как писатель, любой писатель, владеющий словом, что его, собственно, от графомана и отличает, он владеет словом. И в его арсенале куча средств, чтобы подчеркнуть и показать те или иные чувства и переживания героя. Неужели он не нашел бы для этого иных средств? Итак: Что у нас с Атосом? и по мере того как его задумчивость углублялась, он бледнел на глазах у д’Артаньяна. Атос был в той стадии опьянения, когда обыкновенный пьяный человек падает и засыпает. Он же словно грезил наяву. "Бледен как смерть", неоднократно подчеркивается, говорит с трудом, смотрит с ужасом, дрожит и т.д. и т.п. Т.е., даже если мы и упустим покуда из виду, что он пьян, простите, в хлам, вспоминая и рассказывая эту историю он до сих пор в ужасе. В УЖАСЕ даже я бы сказала. Он буквально там на грани обморока, что понятно, опять это все переживать пришлось, а ему было, мягко говоря, нелегко. Где тут может быть ирония? Над чем он тут может пошутить? Если только в словах про "болвана и осла", который женился на сестре кюре, вопреки мнению родичей. Но никак не в словах про убийство, которые он произносит с ужасом, "бледный как смерть". Там только страх у него, вызванный неприятными, опять же мягко говоря, воспоминаниями. Viksa Vita пишет: Атоса автор щедро наделил подтекстом. В Атосе можно утонуть психологически. У миледи все на поверхности, кроме клейма. Ой, да ладно вам!:)) Не более, чем у миледи у него "подтекста" и у всех остальных. У него тоже все на поверхности: весь из себя такой страдающий в душе, оступившийся вроде как по молодости лет, но все равно - смелый, честный, благородный и блаблабла!))) То, что автор там всячески подчеркивает его "таинственность, мрачность и стррашную тайну из Прошлого", - не более чем авторский прием. Дополнительные краски к образу, не более. Но чтоб утонуть...

Стелла: Señorita, это опять же - субъективность восприятия авторского персонажа. И - кто как понимает текст. Когда мне интересен образ, я пробую на вкус и на цвет каждую строчку. Когда мне персонаж ( с моей точки зрения) абсолютно ясен, я читаю текст в лоб. При том( говорю о себе, и только о себе! ), как работает женская логика и женские мозги - я понимаю. Мужские же для - меня загадка. Совершенно естественным для меня же( только для меня) образом, я пытаюсь разобраться именно в мужских мозгах.

Viksa Vita: Талестра пишет: - вы про это? ) Да, именно про это :) Таки мррр... Согласна про вашу миледи, что она соблазняет не ради секса, а ради власти. Это же ее сверхзадача - властвовать, быть всемогущей, Дюма неоднократно это подчеркивает. При этом залезая в ее голову в главах про Фельтона, совсем забыв о своей операторской роли и превращаясь в почти Достоевского. Я же говорила, он совершенно достоверно описывает ход мыслей человека с психопатическим расстройством :) Это не наезд на миледи и не переход на личности, а просто диагноз :) Миледи не способна испытывать привязанность и эмпатию к другому человеку, хоть она и гений в плане понимния голов других людей. Сухое такое понимание, эгоцентричное совершенно. Мне особенно нравится как она рассуждает о том, что и в ссылке в Америке могла бы властвовать и покорять, но это левое такое властвование, поскольку она будет там не среди королев, а это "фи". У нее абсолютно нарцисстические, грандиозные мысли. Что вовсе не значит, что Констанция не манипулировала дАртом. Они все там по полной программе друг друга использовали, ведь изначально дАрт хотел спасать похищенную Констанцию из-за квартплаты, не будем забывать. При этом благородство всехнее у Дюма проявляется исключительно в мужской дружбе, там и только там. Во всех этих: "Раз это надо вам, друг мой", и как они после дуэли с англичанами благородно швыряются кошельком как горячей картошкой. Но это так ммм.... тоже. Броманс это, а не авантюрный роман, то есть не гетный текст :) :) Шипперам там негде развернуться. То же самое, кстати, можно сказать и о "Королеве Марго". Лювовь любовью, но истинный подвиг любви совершает Коконнас, идущий на плаху вместе Ла Молем. Ну и рукопожатие с палачом, тоже, подается как верх благородства. Именно эту песнь Дюма и воспевал в своих романах: ода возвышенным отношениям между мужчинами.

Viksa Vita: Señorita пишет: Ой, да ладно вам!:)) Не более, чем у миледи у него "подтекста" и у всех остальных. У него тоже все на поверхности: весь из себя такой страдающий в душе, оступившийся вроде как по молодости лет, но все равно - смелый, честный, благородный и блаблабла!))) То, что автор там всячески подчеркивает его "таинственность, мрачность и стррашную тайну из Прошлого", - не более чем авторский прием. Дополнительные краски к образу, не более. Но чтоб утонуть... Сударыня, вы хотите запретить мне утонуть в Атосе? :) Но у вас ничего не получится, ибо я тону. Конечно, это авторский прием. Но блестяще выполненный. Но и не только, это еще и искренняя влюбленность автора в этого персонажа и восхищение им. Она передается, с нее отождествляешься, читая текст. Мне так кажется. Если мы тут вспомнили кино, так это как влюбленная камера, знаете, когда снимают актера с выгодного угла, под особенно импонирующим освещением, особенно ему подходящим, и один и тот же Хью Лори может быть одуряющим красавцем в "Хаусе" и смешным асексуальным обормотом в "Дживсе и Вустере". Даже если ни реплики при этом не вымолвит.

Atenae: Я тоже вижу неизмеримые глубины в Атосе, а в миледи нырять мне не только не хочется, но и некуда. Мотивации миледи совершенно просты. Весь их спектр сводится к трем словам: "Все. Мне. Побольше". Иное дело Атос. Здесь целый калейдоскоп конфликтов: Как хороший человек встречается со злом? Как он живет, сам сотворив зло? Как найти опору в жизни, утратив прежние ориентиры? Это просто так, навскидку. На само деле там значительно больше. Потому что в любых отношениях Атоса с окружающими присутствуют любые мотивы, кроме узко эгоистических и, в силу этого, совершенно прозрачных. Тема Атоса в отношениях с людьми вообще неисчерпаема. От кого-то он шарахается, к кому-то прикипает всем сердцем. Кого-то принимает, видя его насквозь (как Арамиса). Атос интересен не только читателю, во всяком случае, большинству из них. Он интересен самому Дюма. Атос для автора - цель, а миледи - лишь средство, пробный камень для Атоса. Да, Дюма ей тоже любуется, и нас приглашает к тому же "Поглядите, какое шикарное зло я создал!" В самом деле, написать убедительное зло - это большое достижение любого писателя. Но Мэтр не подпадает под обаяние этого зла. Оно - просто зло, шикарное, но понятное. Наблюдать за хорошим человеком в соприкосновении со злом куда увлекательнее. Мне могут возразить, что Атос не лусше миледи. Да вот нет, лучше и больше. Человек с соаестью всегда больше человека без совести. Хотя бы на эту совесть. А в Атосе и помимо совести есть и другие вещи.

Талестра: Viksa Vita Да, именно про это :) Таки мррр... Сухое такое понимание, эгоцентричное совершенно. Да. При этом в таком сухом понимании самом по себе нет ничего преступного. Так же, как есть рационально думающие люди, а есть "живущие сердцем". Вопрос в том, куда оно её завело ) в сочетании с её стремлением к власти над людьми. Шипперам там негде развернуться. Да, тесновато. Ну вот, ютимся на пятачке, фантазируем из двух сцен ))) ода возвышенным отношениям между мужчинами. Да, в этом Дюма равных нет. Atenae пишет: Атос интересен не только читателю, во всяком случае, большинству из них. Он интересен самому Дюма. Атос для автора - цель, а миледи - лишь средство, пробный камень для Атоса. Не сведи Дюма его с миледи, он остался бы одним из тройки и его полностью затмил бы д'Артаньян. Мы влюбляемся в Атоса из-за его загадочности, невозмутимости, сдержанности и тайной печали. А кто её вызвал? ))) Не будь миледи, так и остался бы он одним из многочисленных ничем не примечательных графов )) А миледи и без истории с Атосом останется незабвенной белокурой бестией ))))

Стелла: Талестра , ну не всем интересна загадочность Атоса, тем более, что надолго той загадочности не хватает. Раскалывается он довольно быстро. Мне, например, интересна противоречивость образа. И есть еще Атос и в "20 лет" и в " Виконте", где он тоже не всегда однозначен. Сводить образ в развитии только к молодости - это ограничивать само понимание его личности. Не сведи автор Атоса и миледи, ему пришлось бы выдумать для него другую историю, приведшую его в мушкетеры. Это все равно было что-то, из ряда вон: не обязательно женщина может привести к внутреннему конфликту.

Талестра: Стелла в "Двадцати годах" он, на мой вкус, забронзовел, а в "Виконте" они все уже ходячие мифы. Там мне про них неинтересно )

Стелла: Получается, вам интересен Атос не сам по себе, а только в конфликте с миледи? Кстати, просветите, что это за словечко такое - шиппер?

Талестра: Стелла Атос не сам по себе, а только в конфликте с миледи? не буквально только в сценах с ней, я Атоса на протяжении всего романа люблю ) но там как раз на протяжении всего романа он с ней и связан, явно или подспудно )) так что - да ) Шиппер (от англ. relationship - отношения) - тот, кто фанатеет от конкретной пары персонажей в книге или фильме. Шипперить Атоса с миледи, скажем. - Как правило, речь о парах, которых нет в каноне. Вряд ли кто-то шипперит Ромео с Джульеттой.

Стелла: Понятно. И, естественно, я имела в виду эту связь не в конкретике, а в том подспудном, что связывало эти два персонажа. Дюма глубок хотя бы уже потому, что каждый, кто его любит, нашел для себя в нем нишу. Кому-то интересно противостояние, кому-то, наоборот, душевная близость. Здорово, что у каждого своя нота есть в этих историях. А у кого-то - и целый аккорд.

Señorita: Viksa Vita пишет: Сударыня, вы хотите запретить мне утонуть в Атосе? :) Но у вас ничего не получится, ибо я тону. Да тоните, ради бога в чем и в ком угодно, господь с вами, какие еще "запретить"!))) раз нравится. Кто любит дыню, кто арбуз. Ну, это уже личное отношение к герою, кому чего. Как говорится, каждый ловит свой фан, там где он его ловит. Кому-то и группа "Ласковый май" - это вершина музыкального творчества. И в этом, поверьте нет ничего плохого. Я абсолютно серьезно. Стелла пишет: Для меня вот, ну, если близкий пример брать, соратника, тксзть, то глубины, так чтоб не измерить;)) конфликта - это Вальжан и Жавер, допустим. Первое вот, что пришло на ум. Оффтоп:Да, "Отверженных" я считаю вообще одной из вершин мировой классики вообще, и тв-ва Гюго в частности. А Вальжан - это один из любимых героев, рядом с которым, для меня, никакой Атос и рядом не валялся. Хотя того же Атоса в мои 14 я любила нежно. Даж странно... нынче, право слово!)))- конец оффтопа. Вот тут я утону. А Атос с миледи - увы! Ну да это уже пошли фломастеры, конечно. Viksa Vita пишет: это еще и искренняя влюбленность автора в этого персонажа и восхищение им. Она передается, с нее отождествляешься, читая текст. Мне так кажется. Честно? Далеко не всегда. Иногда это немного, мягко говоря, раздражает. И в случае с Атосом чем дальше в лес, тем толще партизаны)), т.е. с каждым томом этого авторского восхищения становится все больше, под финал так вообще слипается от сахара, а герой - раздражает все сильнее. Талестра права Талестра пишет: в "Двадцати годах" он, на мой вкус, забронзовел, а в "Виконте" они все уже ходячие мифы. Это, конечно, опять субъективно, но... я очень не люблю, когда автор без конца придыхает над героем и долбит читателю: Вот! Он хороший! Вы поняли?! Хороший, я сказал!)))). вам интересен Атос не сам по себе, а только в конфликте с миледи? В 1 части его образ на этом и завязан. Если этот конфликт там убрать, то... он окажется просто проходным персонажем, мало чем примечательным). Потом уже, миледи-то нет), рано вот автор ей голову-то оттяпал))))), приходится искать другие точки и другие краски), чтобы образ "заиграл".

Талестра: Señorita Потом уже, миледи-то нет), рано вот автор ей голову-то оттяпал))))), приходится искать другие точки и другие краски), чтобы образ "заиграл".

Zander: Кстати, насчёт залезания миледи в голову. В этих английских главах подробно объясняется с её точки зрения, за что она ненавидит дАртаньяна, упоминается, что когда-то любила, а теперь ненавидит Бэкингема, что пылала страстью к де Варду... А вот к Атосу она, судя по описанию её мыслей, ни любви, ни даже особенной ненависти не испытывает. Только страх. Даже злости за повешение нет, только за то, что охранный лист отнял. Из чего можно сделать вывод, что повешение не было для неё такой уж неожиданностью. Выходя замуж за графа, она сознавала, что граф - это не священник, которым можно крутить как хочешь. Что если муж узнает её тайну, кара не заставит себя ждать и будет страшной. И действия Атоса ей самой чрезмерными не показались. Чего-то примерно такого она от него и ждала, просто надеялась, что пронесёт.

Талестра: Zander ну вот к палачу она тоже ничего не испытывает, кроме страха. А д'Артаньяна как раз не боится, только ненавидит, хотя тот представляет реальную угрозу для неё. Мне кажется, перед палачом и Атосом у неё страх как перед людьми, над которыми она не имеет власти. А ненависть к ним превратилась в комплекс мести: ей важно отомстить за свои обиды, так же, как ей (с её точки зрения) мстили палач и граф.

Стелла: Талестра , вы считаете, что свою казнь в лесу миледи рассматривала как месть, а не как наказание?

Талестра: Стелла безусловно ))) или вы считаете, она поднялась, верёвку сбросила и подумала горестно - поделом мне, поделом? ))))

Стелла: Нет, конечно.))) Но, если она во всем видела только месть ей лично, как понять ее последние слова? " Я должна умереть" ? Так думает и говорит тот, кто понял, что пришла расплата, наказание. Тот, кто считает себя правым перед мстителями, сказал бы: " Они убивают меня! Они отомстят мне на этот раз!"

Талестра: Стелла ну, ей столько раз везло, она столько выскакивала из петли в последний момент (в буквальном смысле), что привыкла ходить по грани и играть со смертью. И на сей раз она понимает: всё. Ловушка захлопнулась, удача изменилась, небо отвернулось. Ни про Атоса, ни про месть мушкетёров она не думает. Только она - и судьба.

Талестра: И это её - "я молода! я слишком молода, чтобы умереть!" - очень реалистично, кстати. Это протест почти физический: не может быть, чтобы для меня, такой полной жизни, сил и планов, сейчас всё должно быть кончено. Едва ли не самая сильная сцена романа.

Zander: Талестра пишет: в "Двадцати годах" он, на мой вкус, забронзовел, а в "Виконте" они все уже ходячие мифы В "Двадцати годах" Атос какой-то слишком оторванный от жизни получился, тогда как в ТМ он при всей "щепетильности в вопросах чести" смотрит на вещи трезво. В "Трёх мушкетёрах": - Браво! - закричал Портос. - Ты положительно рожден быть полководцем, Атос, и кардинал, хоть он и мнит себя военным гением, ничто в сравнении с тобой! В "20 лет спустя": - Право, Атос, из вас вышел бы довольно странный полководец: вы сражались бы только днем, предупреждали бы врага о часе, когда намерены напасть на него, и никогда не делали бы ночных вылазок из опасения, как бы вас не упрекнули, будто вы хотите воспользоваться темнотой. Где-то, как на Королевской площади, его идеализм оправдан, но в других ситуациях, как, например, когда он идёт к Анне и Мазарини требовать освобождения дАрта и Портоса, хочется приложить руку к лицу. А вот в ВдБ он снова неидеальный и живой.

Стелла: На мой взгляд, самый живой Атос получился в сценах с Шевреттой и, пожалуй, в сцене с Мордаунтом на Ла-Манше. Там его идеализм можно понять и оправдать. В сценах с Раулем он тоже не бронзовый.

Zander: Талестра пишет: ну вот к палачу она тоже ничего не испытывает, кроме страха. А д'Артаньяна как раз не боится, только ненавидит, хотя тот представляет реальную угрозу для неё. Мне кажется, перед палачом и Атосом у неё страх как перед людьми, над которыми она не имеет власти. А ненависть к ним превратилась в комплекс мести: ей важно отомстить за свои обиды, так же, как ей (с её точки зрения) мстили палач и граф. "Страх перед людьми, над которыми она не имеет власти", несомненно, тоже присутствует. Но, по-моему, это в первую очередь страх неотвратимого возмездия. Ведь подбивая брата палача на кражу и позже выходя замуж с клеймом, миледи не могла не понимать, что если она попадётся, то последует наказание. При этом, справедливым его считать ей было необязательно. Просто риск как данность. Также как грабитель вполне осознаёт, что если попадётся - тюрьма, но всё равно грабит, а попадаясь - вполне понимает, за что его наказывают, но угрызений совести не испытывает. Так и хочется сказать "Анна к успеху шла. Не получилось, не фартануло..." (с) От гасконца же ей прилетело, что называется, откуда не ждала. Вот и ненависть.

Талестра: Zander ну то, что ей от палача прилетит в виде клейма, она тоже не ожидала. Она не воспринимала себя как преступницу. Она воспринимала себя как женщину, которой очень не повезло с жизненными обстоятельствами, а она с помощью своих красоты и ума оборачивала эти обстоятельства в свою пользу. Даже клеймо в конце концов )) А палач и граф - это ужасное прошлое, о котором лучше не вспоминать.

Zander: Талестра так преступники вообще редко думают о себе как о преступниках) Самопровозглашённые злодеи - это что-то из детских мультфильмов. Вполне верю, что Она воспринимала себя как женщину, которой очень не повезло с жизненными обстоятельствами, а она с помощью своих красоты и ума оборачивала эти обстоятельства в свою пользу Только у людей, за счёт которых она это делала (или их родственников), была иная точка зрения. И миледи, как женщина умная, отлично это понимала.

Señorita: Zander пишет: А вот к Атосу она, судя по описанию её мыслей, ни любви, ни даже особенной ненависти не испытывает. Только страх. Даже злости за повешение нет, только за то, что охранный лист отнял. Из чего можно сделать вывод, что повешение не было для неё такой уж неожиданностью. Любви, понятное дело, там изначально и не было. Там было желание, скажем так, устроиться получше. Ну а страх - да, видно на тот момент он был самым сильным чувством. Там еще говорилось, что она хотела и могла бы выдать его кардиналу, но он знал о ней всю правду, и если бы она сделала, то он выдал бы ее. Т.е. она рисковала своим положением в этом случае, а это серьезно. Касаемо, надеялась, что пронесет - соглашусь. Т.е. мне даже кажется, что она раз уж само в руки плывет: граф! молодой! богатый! влюбленный!!! - надо брать. Не каждый день так повезет:-) Понятное дело, что вечно она скрывать клеймо свое не могла, но какое-то время - у нее вполне вот получилось. Вынесем за скобки, что мне это кажется ооч большой натяжкой: спать с женой и не увидеть, что у нее на плече! Да как бы темно там не было! Надо было ему еще и глаза завязывать в таком случае. А еще служанки были, горничные, она должна была переодеваться, мыться. А потом вполне могла думать, ну время пройдет, он от меня без ума - чё-нить придумаю, лапши навешаю (а уж это-то она умела))). Но вышло по-другому. Талестра пишет: ну то, что ей от палача прилетит в виде клейма, она тоже не ожидала. Она не воспринимала себя как преступницу. А самое веселое, что она как бы и не была осуждена как преступница на момент знакомства с Атосом. Клеймо - это было самоуправство и месть палача, а за священные сосуды ее приговорить не успели, она сбежала)). Zander пишет: Только у людей, за счёт которых она это делала (или их родственников), была иная точка зрения. И миледи, как женщина умная, отлично это понимала. Она умела грамотно играть на слабых местах других людей. И за их счет, как говорится, на чужом горбу в рай залезть.

Стелла: В пьесе Дюма, кстати, объясняет, почему никто ничего из прислуги не знал - миледи одевалась сама и категорически запрещалось кому-либо присутствовать при этом.



полная версия страницы