Форум » Обсуждение книг "Три мушкетёра", "20 лет спустя", "Виконт де Бражелон" » Луиза де Лавальер » Ответить

Луиза де Лавальер

Просто Алиса: Мне кажется, Дюма переусердствовал в своем стремлении сделать из Лавальер святую. Меня так весь роман просто тошнило от этого "сахара с патокой". Уважаемые дюманы, ваши мнения?

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Орхидея: Но быть может, при таком варианте, разочарование в его личном ангел и в первом дворянине королевства было бы меньше?

Стелла: Рауль из тех людей, что замечают любое пятнышко на балом поле. И это не только оскорбляет его взгляд, это меняяет его представление о мире. А тут не пятнышко - тут целая черная лужа))))) Он физически и психологически не способен к гибкости.

Орхидея: Вывод: каюк Раулю.)) И дело пересмотру не подлежит.) Эх, гены, гены...

Констанс1: Орхидея , каюк им обоим и Раулю и Луизе только в разное время. Но о Рауле лучше говорить в теме о нем.

Стелла: Именно, что гены. Поэтому, хоть я и с удовольствием читаю сказку, как Рауля спасла любовь очередной милой девушки, в хеппи-энд я не верю.

Орхидея: А ведь случись что-нибудь с Лизой, грози ей какая-нибудь опасность, Бражелон бы прелетел на помощь. Он и де Гида перед отъездом настоятельно просил в случае чего за Лавальер вступится. Смог бы, не смог бы простить, но примчался бы точно.

Стелла: Он же сказал, что он не король, чтобы красть.))) Мог бы и подумать, что это теперь не его право: защищать бывшую возлюбленную, у нее есть защитник посильнее.

Armande: Стелла пишет Знаете, а я долго и без успеха искала этот портрет Лавальер: уж больно точно его описывает Дюма. И так и не нашла. Не видела я ее портретов с букетом анютиных глазок и гарлемским тюльпаном. Но в тексте я не вижу упоминания об изображении на холсте анютиных глазок и черного тюльпана Король шел за Лавальер, любуясь ее нежной розовой шеей, на которую спускались завитки белокурых волос. Лавальер была в светло-сером шелковом платье; агатовое ожерелье оттеняло белизну ее кожи. В маленьких изящных руках она держала букет из анютиных глазок и бенгальских роз, над которыми, точно чаша с ароматами, возвышался гарлемский тюльпан с серовато-фиолетовыми лепестками, стоивший садовнику пяти лет усердных трудов, а королю пяти тысяч ливров. В комнате, только что открытой де Сент-Эньяном, стоял молодой человек в бархатном костюме, с красивыми черными глазами и густыми черными волосами. Это был художник. Холст был приготовлен, на палитре лежали краски. Художник поклонился мадемуазель де Лавальер с любопытством артиста, изучающего свою модель, и сдержанно поздоровался с королем, как с обыкновенным дворянином. Потом, подведя мадемуазель де Лавальер к приготовленному для нее креслу, он попросил ее сесть. Молодая девушка села в кресло грациозно и непринужденно; в руках она держала цветы, ноги вытянула на подушку, и художник, чтобы придать взгляду девушки большую естественность, предложил ей чем-нибудь заняться. Людовик XIV с улыбкой опустился на подушки у ног своей возлюбленной. Таким образом, Лавальер сидела, откинувшись на спинку кресла, с цветами в руке, а король, подняв глаза, пожирал ее взглядом. Художник несколько минут с удовольствием наблюдал эту группу, а де Сент-Эньян смотрел на нее с завистью. Художник быстро сделал эскиз; затем после первых же мазков на сером фоне стало выступать поэтичное лицо с кроткими глазами и розовыми щеками, обрамленное золотистыми локонами. Влюбленные говорили мало и все смотрели друг на друга. Иногда глаза их делались такими томными, что художнику приходилось прерывать работу, чтобы не изобразить вместо Лавальер Эрицину. Тогда на выручку приходил де Сент-Эньян: он декламировал стихи или рассказывал историйку в духе Патрю или Таллемана де Рео. Когда Лавальер уставала, делали перерыв. Аксессуарами к этой картине служили поднос из китайского фарфора с самыми лучшими плодами, какие можно было найти, херес, сверкавший топазами в серебряных кубках, но художнику предстояло увековечить только лицо, самое эфемерное явление из всего окружающего. Или где-то дальше есть более подробное описание портрета?

Стелла: Armande , а ведь ваша правда! Мне так въелся в мозг этот тюльпан, что я, представить себе и не могла, что художник ограничится только портретом. Видимо, тут сработал принцип : раз описал, значит был такой портрет. Я видела аксессуары и я бы, на месте художника, не удержалась от их изображения.))))

Armande: Значит, портрет должен быть с серым платьем и без излишеств. Писатели, как правило, в описаниях картин пользуются реальными портретами. Правда, она почти на всех в сероватых платьях.

Стелла: И это - один из первых ее портретов, мне кажется. Во всяком случае, сделанных при дворе. Будем смотреть еще раз.

Констанс1: На французском ТВ несколько лет назад шел такой документальный сериал «» Sous les jupes de l Histoire«»( Под юбками истории), посвященный французским женщинам , вошедшим в Историю Франции. Там была и серия про Ла Вальер. К сожаленю, в Ютюб они не открываются.

Констанс1: Вот сегодня открылась серия про Нинон де Ланкло. А про Ла Вальер все равно не открывается. Но вчера все не открывались . Так что будем надеяться...

Стелла: Констанс1 , у нас Безек барахлит. Стриммер второй день ничего не открывает.

bluered_twins: Констанс1 пишет: не был Бражелон официальным женихом Ла Вальер Был-был:) В глазах всего двора, его друзей, отца, самого Бражелона и даже самой Луизы. Да, процедура помолвки толком не была соблюдена, обручение условное получилось, по-быстрому:)). Но очень много по ходу текста говорится о ее обязательствах по отношению к нему. И о том, что у Рауля есть на нее права, – на этих основаниях принцесса его и звала из Лондона назад. По этому поводу Лавальер ее же подруги потом пинали; на этом основании Бражелон бегал к ней на свиданки в ее комнату, не компрометируя ее; поэтому в ее комнате висел портрет графа де Ла Фер. И пОмните, Маликорн говорил, что ключ от комнаты Лавальер-Монтале даст только Бражелону и королю? И еще весь второй том постоянно мелькает слово жыних:) Констанс1 пишет: подарки от короля получали не только его любовницы , но и отличившиеся придворные А чем отличилась Луиза, кроме обнимашек во время грозы и признаний в любви? :)) Король, откладывая свадьбу (!) виконта, сам говорил: «Я не решусь, даже ради Бражелона, дать без оснований приданое неизвестной мне девушке: это вызвало бы зависть моих дворян». Так что этот подарок в ее случае – настоящий компромат =))

Стелла: bluered_twins , а вы помните, как поступила Лавальер и что она сказала, когда до нее дошла очередь рассмотреть браслеты? А Людовик ждал именно ее реакции. Потому и отдал ей браслеты. Подарок в ответ на ее скромность и непритязательность. Анна Австрийская именно тогда заподозрила, что сын сменил любовные приоритеты.))) Это еще не было компроматом, но насторожились многие. А ведь история с браслетами - правда.

Констанс1: Сегодня перечитала первые главы «» Виконта де Бражелона«», а именно встречу Рауля и Луизы по инициативе и при участии де Монтале. Первое , что вдруг резануло. Не хотела Луиза писать Раулю письмо, она пишет из под палки прямо на глазах Оры, не зная о чем писать, кроме обращения -«»Господин де Бражелон«». И только , когда Ора говорит ей покажите наше знаменитое красноречие, из под руки Луизы выходит некий романтический текст. Но он ведь не к Раулю обращен, девушка пишет в сущности неведомому ей еще пока герою ее девичьих грез . И это НЕ Рауль. Это скорее похоже ...на письмо Татьяны к Онегину. Увидела благообразного молодого человека и наделила его в своем воображении всеми мыслимыми достоинствами, а потом , что было , то и полюбила. Но Татьяна писала свое письмо в полном уединении и имела мужество отправить его адресату. Луиза же не отдала письмо нежданно появившемуся Раулю и Ора , хорошо на тот момент понимавшая подругу, спрятала его у себя на груди. Писать письмо воображаемому предмету можно и на глазах подруги, ведь в реальности этого предмета страсти нежной не существует. А когда появляется Рауль, Луиза демонстрирует робкое , но настойчивое желание не отдавать ему письмо. Только сейчас я поняла, что это не в силу природной застенчивости, а потому что НЕ Рауль адресат этого письма, не к нему оно обращено. Хотя внешняя фактология письма Луизы к Раулю основана на их немногочисленных встречах. Глубинное же содержание , вовсе не Раулю адресовано.

Стелла: Констанс1, ты мне глаза открыла на этот эпизод! Я никак не могла понять, что мне мешает в поведении Луизы. Она же себя просто еще не знает. Сама себя не понимает. Рауль - объект, но не цель.

Констанс1: В виду дискуссии вновь возникшей в теме посвященной Раулю и его трагической ( или героической) гибели. Так вот если помните , Д Артаньян, возвращаясь из Тулона нечто подобное предполагал. И он решил обратиться к Луизе за помощью, чтобы она написала виконту несколько хороших, добрых строк, которые, как полагал Д Артаньян помогли бы Раулю все-таки попытаться жить дальше. Но когда капитан увидел Луизу при дворе , окруженную дамами, и услышал то, что зло , но правдиво сказала Атенаис, то оставшись с Луизой наедине он только более мягко повторил слова де Тонне-Шарант, но не стал просить Ла Вальер написать Раулю несколько строк. Хотя ранее полагал, что эти несколько строк могут быть для виконта спасительными. Вот для меня вопрос, почему все же Д Артаньян не попросил Ла Вальер о том, о чем намеревался?

Стелла: Мне кажется, что капитан подумал, что такая просьба унизила бы Рауля в собственных глазах. Просить подаяния для сына у женщины, опьяненной счастьем с другим? это подло бы было по отношению к гордости Рауля.

Констанс1: Стелла , т. е уязвить гордость Рауля, который был бы уязвлен если бы догадался, что Луиза написала ему с подачи Д Артаньяна, для гасконца было страшнее чем получить его забальзамированное тело? А Луиза настолько была ослеплена своей любовью к Людовику, что даже прямое, оскорбительное высказывание Атенаис, продублированное Д Артаньяном, не сподвигло ее понять , что надо бы написать отвергнутому жениху, принимая во внимание, то отчаянное душевное состояние в котором он отправился в военную компанию? Значит ее великая любовь лишила ее даже элементарного сочувствия.

Стелла: Вряд ли у Луизы было желание еще раз , даже в письменном виде, обратиться к Раулю. Возможно и это тоже понял дАртаньян. Луиза всю себя принесла в жертву Луи. Для Рауля не осталось ничего. Некоторое отрезвление пришло только на могиле Рауля, и то - на короткое время. Любовь такой силы - это уже языческое жертвоприношение.

Констанс1: Стелла , так Луиза и называет свою любовь «» религией«». Но я к тому, что она девушка глубоко верующая, и забыть про сочувствие и поддержку ближнего в горе, особенно, если она сама его причина, это далеко от поведения верующей души.

Стелла: Луиза была воспитана богобоязненной христианкой. А вот когда Так полюбила, стала язычницей. Честно, мне такая самоотдача куда более по сердцу, чем сопли, слезы и крестные знамения. По крайней мере - это искреннее проявление чувств.

Диамант: Мне кажется, Д`Артаньян в тот момент понял, что написать такое письмо, которое нужно, Луиза не сможет: она не лицемерна. Более того, в тот период она про Рауля, ИМХО, вообще забыла эмоционально, насколько могла: счастье эгоистично в данном случае. А искусственно сочиненное доброе письмо между строк содержало бы все то,что Рауль уже знал и то, что не знал, вышло бы даже хуже: Бражелон бы не доехал до Диджелли, застрелился бы раньше. Нужно Д`Артаньяну письмо в той ситуации скорее могла бы написать миледи (будь она жива и заинтересована в его написании) ,Ора, принцесса Генриетта, - кто угодно, но не Лавальер.

Стелла: Мне кажется, что нужно было бы письмо, в котором не жалость, не сочувствие, не раскаяние было бы выражено. Скорее, надо было бы разозлить виконта, заставить его почувствовать, что он ведет себя как последний дурень, и дать ему понять, что есть способ доказать, что Луиза не того нашла. Главное - заставить его не спешить с самоубийством, заставить его выждать.

Констанс1: Ну, чисто теоретически, Д Артаньян, если бы Луиза согласилась, мог бы и надиктовать эти пару добрых слов , в нужном ключе, попросив Луизу только записать их свойственным ей стилем. Мне кажется, что Д Артаньян не стал просить Луизу ни о чем, а даже, пусть и в более мягкой форме повторил справедливое, но уж очень злобное обвинение Атенаис потому что понял: он опоздал. Любовная связь была консумирована. Из платонической возлюбленной Людовика Луиза превратилась в обычную любовницу. А это именно то, от чего бежал Рауль. И виконт при своей сверхчуткости, обязательно бы понял из самого безобидного письма, писанного рукой Луизы, что ее невыносимый для него позор, стал реальностью. И второе, такое письмо, прознай о нем король могло навлечь монарший гнев как на саму Луизу, так и на того , кто подсказал ей идею такого письма. Врать Луиза не умела. Впасть в немилость короля ради Рауля, Д Артаньян , скорее всего, не хотел. Он был готов на это и то, только раз, ради Атоса.

Стелла: Мне кажется, что тут даже не соображения придворного сработали: капитан понимал, что просить Луизу о чем-либо - это лишний раз мучить потом Рауля. Рауль знал после тайны люка, что Луиза для него потеряна: он никогда бы не принял назад " порченный товар"( извините за грубость). Я сейчас читаю " Княгиню Монако" - очень полезная книга для тех, кто подходит к правам женщин и мужчин с позиций нашего времени.))) Огромное количество писанных и неписанных правил, устоев и законов регламентировали жизнь всех трех сословий. И чем выше стоял человек, тем сложнее было ему делать то, что ему хотелось. И Рауль и Луиза были детьми своего века. И как бы они не рассуждали, действовали они, подчиняясь и условностям и свободам того времени. И только на грани жизни и смерти Рауль переступил через свое понимание мира. А Лавальер от всех любовниц отличилась только тем, что любила короля как человека.

Констанс1: Стелла , а король от других богатых и могущественных любовников, всех времен, не отличался ничем. Его любили бескорыстно и он это знал, но наигравшись и присытившись- унизил бывшую любовницу- расплатившись с ней титулом герцогини. Он тоже был сыном своего века в том , что любовница не могла считаться порядочной женщиной, а следовательно не заслуживала уважения и с ней следовало расплатиться как с любой портовой девкой.

Стелла: Это кто любил короля бескорыстно? Все остальные? да они только и делали, что тянули с короля деньги, должности и прочее. Ну, и портовой девке не платят титулом герцогини.))



полная версия страницы