Форум » Обсуждение книг "Три мушкетёра", "20 лет спустя", "Виконт де Бражелон" » Встреча мушкетеров на Королевской площади в романе "Двадцать лет спустя". » Ответить

Встреча мушкетеров на Королевской площади в романе "Двадцать лет спустя".

Луиза Водемон: Прежде всего скажу, что эпизоды со встречей мушкетеров на дороге, а затем чуть было не состоявшаяся их дуэль, всегда были одними из самых любимых в трилогии. Когда я первый раз читала, я даже чуть не плакала, так меня всё это проняло и так я испугалась, что они вдруг "подерутся":) Но, собственно, ближе к теме. Я вот всё думаю: а могла бы состояться все-таки эта дуэль, если бы не мудрые слова Атоса? Судя по настрою остальных-да. [quote]Кровь сразу бросилась в голову д'Артаньяну. Он встал и ответил: — Я нахожу, что они вполне достойны питомца иезуитов. Видя, что д'Артаньян поднялся, Портос встал также. Все четверо стояли друг против друга с угрожающим видом.[/quote] [quote]— Как вы смеете вмешиваться! — воскликнул Арамис, бледнея от гнева при мысли, что, может быть, д'Артаньян подглядел его с г-жой де Лонгвиль. — Я вмешиваюсь в то, что меня касается, и умею делать вид, будто не замечаю того, до чего мне нет дела. Но я ненавижу лицемеров, а к этой категории я причисляю мушкетеров, изображающих из себя аббатов, и аббатов, прикидывающихся мушкетерами. Вот, — прибавил он, указывая на Портоса, — человек, который разделяет мое мнение. Портос, не произносивший до сих пор ни звука, ответил одним словом и одним движением. Он сказал: «Да», и взялся за шпагу. Арамис отскочил назад и извлек из ножен свою. Д'Артаньян пригнулся, готовый напасть или защищаться.[/quote] Товарищи настроены были очень решительно, и если бы не граф наш де ла Фер, по ходу, была бы схватка. Так я понимаю головой. Однако, я себе вообще не представляю эту картину, моя фантазия не способна ее нарисовать. Ну не могу я вообразить, что мушкетеры будут биться друг с другом насмерть, подобно миньонам и анжуйцам. Те ненавидели друг друга, и то Антрагэ и Келюс в конце сказали друг другу что-то типа того, что жаль, что они не могли быть друзьями. А тут-друзья! Которых так много связывает, которые столько прошли...Способны ли они были убить друг друга? И если-да, то как бы выжившие потом с этим всем жили(извините за тавтологию)? Кто как думает?

Ответов - 119, стр: 1 2 3 4 All

FC: NN пишет: Дело в том, что гг. мушкетеры в первую очередь дворяне XVII века, для них естественная реакция на явно намеренное оскорбление – взяться за оружие, а не пытаться помириться, потому что честь стоит выше дружбы. Эти люди сражались на дуэли, то есть рисковали умереть в состоянии смертного греха, за неверно сказанное слово, будучи при этом верующими. Это немного другая перспектива на то, что такое честь, Вы согласны? Хм, да я как бы и не спорю, но вроде же как речь идет несколько о не о том? Конкретно - о ДРУЖБЕ и ее сохранности, для кого она чем является. Это же не враги, а друзья, неразлучные, почти братья и прочая и прочая...Более того, тут поднимался вопрос, для кого дружба стала (а может быть и была) чистой воды фикцией...Вот с этой точки зрения я смотрю. Нормально все, да? Ну вот мне кажется как-то, что к друзьям-братьям несколько иначе относятся, по крайней мере сначала договориться пытаются, прежде чем заточку втыкать. NN пишет: В остальном, я боюсь, что Вам придётся признать, что мы по-разному читаем один и тот же текст. Да и этого я с самого начала не отрицала...

NN: FC пишет: Ну вот мне кажется как-то, что к друзьям-братьям несколько иначе относятся, по крайней мере сначала договориться пытаются, прежде чем заточку втыкать. С точки зрения нашего времени, несомненно. С точки зрения других времен, все немного иначе и есть действия, совершив которые, человек ставит себя по ту сторону дружбы. Это другая ментальность, и подходить к ней с мерками 21-го века неправильно. Все равно, что требовать от человека представить себе тессеракт.

FC: NN пишет: С точки зрения нашего времени, несомненно. С точки зрения других времен, все немного иначе С чего бы? Вот и Атос с вами не согласен - а чего это он, действительно, начал этих двух останавливать, типа нормально же все? А чего все четверо терзались-то, а? Раз типа было бы все логично? Да перетыкали бы друг друга и пошли бы со спокойной душой набухались. Но ведь их терзания о чем-то говорили? Как минимум, о неспокойной совести. Совесть есть сигнал несоответствия проделанного действия с принятым протоколом. Но нет, на самом деле, к дружбе - к Евангельской любви - отношение во все времена одинаковое. По крайней мере, стандарты его.

NN: FC пишет: Но нет, на самом деле, к дружбе - к Евангельской любви - отношение во все времена одинаковое. По крайней мере, стандарты его. Определите слово стандарты, иначе Ваше утвержение нефальсифицируемо в принципе. В наши дни друга (настоящего, не раз доказавшего свою дружбу), переспавшего с твоей женой, не убивают. В то время это было поведение, в правомерности которого не усомнился бы никто. Изменились ли стандарты дружбы? Я процитирую Вам фрагмент из статьи Новоселова Дуэльный кодекс: теория и практика дуэли во Франции XVI века, просто чтобы проиллюстрировать различие нравов: Точно так же всеобщее мнение осудило графа де Грандпре, "доблестного, как шпага", капитана пехоты, проявившего излишнюю куртуазность в поединке с квартирмейстером легкой кавалерии де Гиври (дело относится к войнам Лиги в 80-е годы XVI в.). Когда у де Гиври сломалась шпага, граф предложил ему взять другую, на что де Гиври заявил, что ему хватит и обломка, чтобы убить противника, тогда де Грандпре опустил свою шпагу и прекратил поединок. Обсуждавшие эту дуэль дворяне и военные сочли, что граф был обязан убить соперника, который не хотел получить милость от врага. Но было бы еще лучше, если бы де Гиври убил графа за чрезмерное безрассудство и браваду. Конфликт евангельских ценностей с дворянским кодексом – да, было. Но я пытаюсь Вам объяснить, что потому Атос в этом конфликте и демонстрирует высокую дружбу, что он призывает их переступить через то, что для них всех естественно. Не говорит им о чем-то очевидном, типа "ребят, вы чего это на другана полезли?", а взывает к лучшей их стороне вопреки нормам эпохи. По крайней мере, в этом, мне показалось, была цель автора.

FC: NN NN пишет: В наши дни друга (настоящего, не раз доказавшего свою дружбу), переспавшего с твоей женой, не убивают. В то время это было поведение, в правомерности которого не усомнился бы никто. Изменились ли стандарты дружбы? Не изменились. То, о чем вы говорите, скорее иллюстрирует резко сократившийся список допустимых вариантов ответного хода. В любом случае, в плане дружбы все ясно - ее больше не будет. А вот в плане того, как донести до нагадившего тебе человека, насколько он был неправ - уже не так однозначно, убить его в наши дни действительно не является законным, да и как-нибудь навредить, не скрывая свою личность - тоже. Дворянский кодекс? Его нарушали в те времена в хвост и в гриву, простите конечно. Да, цитируемое вами было бы естественно, но не для друзей. Еще раз - почему Атос еще в момент провала Портоса и гасконца с де Бофором говорит - "вы что, жалеете, что не пролили нашей крови?!" Уже это высказывание свидетельствует в пользу того, что все-таки в те времена поднимать оружие против близкого человека нормальным не считалось.NN пишет: а взывает к лучшей их стороне вопреки нормам эпохи. Боюсь, что не вопреки нормам эпохи, а вопреки первоочередным приоритетам Д'Артаньяна и Портоса. Ведь чем они разозлены больше всего? И у того, и у другого крупный профит уплыл из-под носа. Но ведь не скажешь же это прямо, пришлось применять (безуспешно, правда) метод "самадуравиновата".

Стелла: Le sang monta aussitôt aux tempes de d'Artagnan, qui se leva et répondit : - Je trouve que ce sont bien ceux d'un élève des jésuites. En voyant d'Artagnan se lever, Porthos s'était levé aussi. Les quatre hommes se retrouvaient donc debout et menaçants en face les uns des autres. A la réponse de d'Artagnan, Aramis fit un mouvement comme pour porter la main à son épée. - De quoi vous mêlez-vous ? s'écria Aramis, pâle de colère au doute qui lui vint dans le coeur qu'épié par d'Artagnan, il avait été vu avec madame de Longueville. - Je me mêle de ce qui me regarde, et je sais faire semblant de ne pas avoir vu ce qui ne me regarde pas, mais je hais les hypocrites, et, dans cette catégorie, je range les mousquetaires qui font les abbés et les abbés qui font les mousquetaires, et, ajouta-t-il en se tournant vers Porthos, voici monsieur qui est de mon avis. Porthos, qui n'avait pas encore parlé, ne répondit que par un mot et un geste. Il dit « Oui », et mit l'épée à la main. Aramis fit un bond en arrière et tira la sienne. D'Artagnan se courba, prêt à attaquer ou à se défendre. Вот вам оригинальный текст моментов.

Стелла: А вот и перевод, который принципиально делаю дословным, без литературных изысков: Кровь поднялась к вискам дАртаньяна, который встал и ответил: - Я нахожу, что они хороши для ученика иезуитов. Видя, что дАртаньян встал, Портос поднялся тоже. Теперь эти четверо людей стояли друг против друга с угрозой на лице. В ответ дАртаньяну Арамис сделал движение, словно он ложит руку на свою шпагу. -С какой стати вы вмешиваетесь?- воскликнул Арамис, бледнея от гнева при мысли, проникшей к нему в сердце, что дАртаньян видел его с мадам де Лонгвиль. - Я вмешиваюсь в то, что мне видно, и делаю вид, что не вижу того, что меня не касается, но я ненавижу лицемеров, а к этой категории я отношу мушкетеров, строящих из себя аббатов и аббатов, которые делаются мушкетерами, -, добавил он, поворачиваясь к Портосу, - вот господин, который согласен с моим мнением. Портос, который до этого не сказал ни слова, ответил словом и жестом. Он сказал "Да" и положил руку на шпагу. Арамис отскочил назад и вытащил свою. ДАртаньян пригнулся, готовый атаковать или защищаться. NN, возможно, я что-то неточно перевела, поправьте, пожалуйста. Но в целом, вот последовательность действий троих. Как по мне - совершенно естественное поведение трех записных дуэлянтов, которых кроме старых воспоминаний на данный момент ничего не связывает. Зато для вражды нашелся повод. Дюма достоверен в характерах.

FC: Стелла Ну вот - вы подтвердили, дуэль начал Портос. Арамис еще только дернулся к шпаге, но Атос остановил его, да и то, похоже, что Рене остановил на этом этапе сам себя, потому его рука (а это движение у него уже вбито на уровень условного рефлекса) остановилась на полдороге. Портос взялся за шпагу. Неважно даже, выхватил он ее раньше Арамиса или позже. Взяться - дать понять, чего ты хочешь. Хотел этот человек рубки, мяса, кровь-кишки и тд. Рене - нет, де Ла Фер тоже нет. Д'Артаньян - сомнительно, скорее "как карта ляжет".

Стелла: Да все они, кроме Атоса, хотели драки. Вспомните, как Арамис убеждал Атоса вооружиться. Арамис и дАртаньян, как два петуха или два кота на городской помойке.)))) А Портос... Портос дублер в тандеме дАртаньян-дю Валлон. А как он должен был выразить поддержку дАртаньяну? Разразиться речью? так он не столь речист. Он - исполнительный солдат, он отвечает действием и кратким "Да". В этом движении - весь Портос-мушкетер. Вам хочется обелить Рене? так момент не тот: и Рене и гасконец оба хороши. Но они - люди, мужчины, воины, а не небесные создания. Они мушкетеры, кровь у них горячая. Это не монахи, черт побери!

FC: Стелла Ну, Арамис-то убеждал Атоса вооружиться, положим, не для того, чтобы нападать, а для ЗАЩИТЫ. Согласитесь, это не одно и то же? Тем более, Рене совершенно правильно сказал - ладно бы было это ваше частное дело, но речь идет не об Атосе, не о графе де Ла Фер, но целой партии, которая на него рассчитывает. А это уже, простите, более серьезные требования и если ситуация в таком случае требует - надо делать так, как она того требует, во имя высшей идеи не бывает "некрасивых" поступков, если они привели к нужному результату. Стелла пишет: как он должен был выразить поддержку дАртаньяну? Разразиться речью? Да можно не разражаться, язык-то у него не проглочен и разводил г-жу де Кокнар на экипировку он весьма и весьма убедительно. Да только вот тут не захотел. Что проще, сказать : граф, вот по чесноку вам надо было прямо сказать Д'Артаньяну, что вы фрондер, причем активный, а не рожать ежика два дня, тогда бы мы поняли вас правильно и как-то действовали уже бы иначе, чтобы на вас не налететь. Арамис, ну и к вам та же ерунда. Мы поняли вас неправильно, но только ли в нас дело?" А про гасконца - я и не говорю, что он желал дуэли, он тоже приготовился защищаться. А ну как Атосу и Арамису дано приказание вообще с ними покончить? Мог он предполагать такое? Мог. Это не соответствует истине, но подозревать такое Д'Артаньян мог. А Рене не собирался устраивать бойню, просто ему не свойственно преувеличивать людскую природу. Любой человек склонен ко греху от природы, кому как не ему знать это. Ну и да, приготовился защищаться, а тут от быстроты реакции вообще-то жизнь зависит! Обелить? Ну может быть... Вы будете смеяться, мне хочется обелить и Атоса...в чем-то. Потому что если рассматривать его из книг как трех разных Атосов, то из ДЛС он мне наиболее симпатичен. Того, из ВдБ мне очень хочется удавить, простите конечно.

Орхидея: Однако, у меня сложилось иное впечатление от перевнденной сцены. Д'Артаньян в этой ситуации откровенный правокатор. Не знаю, какой реакции он ожидал в ответ на свои оскорбления, но сам стрательно заводил разборки в самую горячую стадию. Гасконец ищет поддержки у товарища, который по одну сторону баррикад с ним, и получает её. Портос ещё в своем поместье принял сторону д'Артаньян и верен ему. Своим жестом дю Валлон говорит, что готов поддержать мнение д'Артаньяна даже шпагой, если понадобиться. Друг может на него положиться. Это не агрессия, это знак поддержки. Где вы, FC, разглядели жажду крови со стороны Портоса, мне не очень понятно. Из предыдущей главы, где речь идёт о приготовлениях к встрече на Королевской площади, достаточно хорошо видно, что Портос ни Атосу, ни Арамису зла не желал. От отправляется туда, как на встречу с друзьями, а не с врагами, и не держит на графа и аббата обиды, чего нельзя сказать про д'Артаньяна.

FC: Орхидея Да? Интересно.... Провокатор, а чем, как он их оскорблял? Вы имеете в виду, "питомца иезуитов"? Ну так не самый токсичный вариант...не намекнул же он по отношению к другому товарищу ничего неприличного с использованием слова "бастард"...Вот если бы он это сделал, тогда бы можно говорить о самой горячей стадии. Может быть, Д'Артаньян провоцировал друзей на прорыв молчания ? Как вы думаете?

Стелла: Да объяснил же все Атос Арамису по поводу дАртаньяна: уязвили его самолюбие, которое и руководит его поступками. ДАртаньян проиграл, ему такая мысль невыносима, его обвели вокруг пальца сначала в Нуази, а потом - в Бражелоне. Да, он понял, что друзья фрондеры, но он не думал, что они столкнуться в прямом противостоянии на дороге. И только один человек мог его остановить и Судьба его и поставила на дороге. От всего этого можно умом тронуться такому человеку, как мушкетер. К тому же они с Арамисом всегда были на определенном расстоянии, всегда соперничали и всегда не принимали в друг друге многое. Хотя - любили друг друга. Предостаточно причин для взрыва.

Орхидея: FC пишет: Может быть, Д'Артаньян провоцировал друзей на прорыв молчания ? Как вы думаете? По-моему прорыв молчания и так был достаточный. Арамис дал ему прекрасную и вполне справедливую отповедь. Д'Артаньян недвумысленно донес до аббата, что считает его человеком лживым, лицемерным, коварным. Арамис вспыхнул моментально. А намекать на лестницы и герцогиню было с стороны гасконца вообще мягко говоря не корректно. На мой взгляд в Нуази-ле-Сек и в Бражелоне былые товарищи достаточно ясно намекнули д'Артаньяну о своих политических предпочтениях. Он действительно мог догадаться и догадался, что Атос и Арамис связаны с Фрондой. Но основная его притензия заключалась в том, что если бы друзья открылись ему, он не бросился бы в предприятие по поимке де Бофора и не столкнулся бы с ними на Вандомской дороге. Теперь привожу цитату: "- И вот сейчас мы враги! Тьфу, пропасть! Кто мог этого ожидать? - сказал Портос. Д'Артаньян ничего не сказал, а только взохнул." Гасконец молчит и вздыхает, как раз потому, что это ему следовало ожидать возможности такого развития событий. И как это он мог упустить такую деталь? В этом д'Артаньян отчаянно не хочет признаваться себе, а тем более другим. Поэтом во всём виноваты Арамис и Атос, которые почему то не захотели выдать как на духу планы своей партии внезапно объявившемуся боевому товарищу. Вот и причина раздражения и нежелание идти на встречу с людьми, которые так не вовремя появились на пути.

FC: Стелла понять-то он естественно понял. Но ему бомбило оттого, что он планировал их обхитрить, а упс - не удалось. Орхидея поначалу Портос действительно мог ничего такого не подразумевать, но уже на Королевской площади ситуация ему начала нравиться меньше и меньше. И он прямо перешел от слов к действиям. Где - я вам выше описала. Орхидея пишет: По-моему прорыв молчания и так был достаточный. Арамис дал ему прекрасную и вполне справедливую отповедь. Д'Артаньян недвумысленно донес до аббата, что считает его человеком лживым, лицемерным, коварным. Арамис вспыхнул моментально. А намекать на лестницы и герцогиню было с стороны гасконца вообще мягко говоря не корректно. Ну вот, хоть в этом сходимся. Он бы еще в адрес Рауля сделал намек насчет бастардов, прикидывающихся усыновленными, точно бы на площади и остался. Не хотел Арамис дуэли, нет,абсолютно. Но был готов защищаться. То есть...вы считаете, что Д'Артаньян как раз таки и хотел хорошо помахать шпагами?

Орхидея: FC пишет: И он прямо перешел от слов к действиям. Я всё же убеждена, что это знак поддержки д'Артаньяну, а не готовность тут же напасть, как уже писала выше, хоть, возможно, и воспринятый Арамисом как сигнал к обороне. Не хотел Арамис дуэли, нет,абсолютно. Но был готов защищаться. То есть...вы считаете, что Д'Артаньян как раз таки и хотел хорошо помахать шпагами? На мой взгляд махать шпагами не хотел никто из них, с той разницей, что Арамис и д'Артаньян рассматривали возможность дуэли, а Атос и Портос всецело полагались на былую дружбу. Своим предыдущим постом, я постаралась в первую очередь выявить причину несправедливых претензий лейтенанта. Он был обижен и рассержен на себя и весь свет, а потому на Королевской площади изливал эмоции с присущей ему гасконской экспрессией, не успев, как сказал Атос, остыть после стычки. Обе стороны вовсе не рады драться, они занимаются не более чем предосторожностями на всякий случай. Мол, это конечно друзья, но фиг узнаешь, что у них в голове. Запаслись оружием. Противная сторона думает, что тоже не зря вооружилась. И так далее по нарастающий. Рука на эфесе в поддержку - сигнал занять оборону. Обнаженная для защиты шпага - повод для драки.

Стелла: FC , ну что вы все на Рауля стрелки переводите: он к этой истории вообще никаким боком не причастен. ДАртаньян взбешен и оттого, что Атос, которого он не считал способным на обман, Его, своего сына, провел Атос: Атос притворялся! Для лейтенанта это тоже оскорбление его лучших чувств. Но он, при всем при том, никогда бы графа не упрекнул в том, что он родного сына представил приемышем. Потому что есть грань, которую человек порядочный в те времена перейти не имел права. Вспомните де Варда. С Арамисом дАртаньян себе позволил то, что мог бы позволить с соперником. Мне кажется, его здорово раздражали эти герцогини дЭрбле. К тому же гасконец видел, что на фоне друзей он за 20 лет ничего не достиг, а только прогадал. И теперь у него снова выбили из-под ног ступеньку. И кто? Бывшие друзья! Знаете, отбросив высокие слова о Боге и принципах, по-человечески его можно понять. У Дюма все здорово именно потому, что отношения между героями естественны. И даже если вам хочется кого-то из них удавить это оттого, что вы с ними не согласны. Ну, а кто-то согласен.

FC: Стелла Стелла пишет: Мне кажется, его здорово раздражали эти герцогини дЭрбле. Естественно, потому что самому ему давали максимум трактирщицы. Стелла пишет: К тому же гасконец видел, что на фоне друзей он за 20 лет ничего не достиг, а только прогадал. И теперь у него снова выбили из-под ног ступеньку. И кто? Бывшие друзья! Ну да, я даже добавлю - ему выгодно так думать. Атос потому как правило к нему и обращается - он это увидел, хотел не дать гасконцу совершить непоправимое. У Рене бы было оправдание в случае дуэли и крови, а у гасконца - никакого. В петлю бы голову сунул и все. Атос этого не мог допустить.

Стелла: Мне кажется, дАртаньян, который не был завистлив, все же испытывал раздражение от поведения Арамиса. Скорее всего, его злила манерность аббата. Для воина это было неприятно, тем более - для близкого друга. Собственно, четыре - это нестабильное число, оно все время разбивается на два плюс два. И в жизненных ситуациях, когда нет единого командира над ними или единой цели( как в Англии), их объединяют в пары насущные нужды.

FC: Стелла а я не нахожу, что Арамис манерен и да, считаю, что тут ДАртаньян ему завидует. Потому что Рене умел держать лицо, как и Атос и успешно сочетал изысканность, нежность с силой и мужеством. А мужество его Дюма не раз подчеркивал. Умный, холодный, сильный, гибкий умом и телом, изысканный при этом, бабы штабелями падают - чего бы и не позавидовать? Мог завидовать ДАртаньян и принципиальности Арамиса. Говорю же, зря Рене не ответил ему насчет идейных проституток - это в пику "питомцу иезуитов"... Воин не только берсекером-Портосом бывает, знаете ли. Многие воинов и "о красе ногтей" не забывают и их качетсвам как воинов это ничуть не мешает.

Стелла: Я понимаю, что вы находитесь под влиянием обаяния Арамиса и Рауля и на их фоне дАртаньян и Портос выглядят для вас простыми солдафонами. Но у каждого из них своя роль в романе: дАртаньян добр и предан друзьям , он деятелен, он умен, и он всегда готов помочь друзьям. О Портосе я вообще не говорю плохих слов: его Завещание - это самая лучшая ему характеристика. Есть характеристика Арамису от самого Дюма: жесткая, бескомпромиссная и самая верная, потому что автор лучше всех знал свое дитя.

NN: Стелла Я не буду все править, с Вашего разрешения, только тут: Il dit « Oui », et mit l'épée à la main. Он сказал «Да» и взял шпагу в руку. Т.е. обнажил шпагу, в оригинальном тексте не просто взялся, а обнажил. Спасибо, что не поленились найти. FC Я не буду повторять то, что говорили другие: на момент встречи на Королевской площади четырех бывших мушкетеров трудно считать близкими друзьями, и причины их поведения тоже указаны были, мне кажется, очень точно. Я только внесу еще одно уточнение, относительно "питомца иезуитов" - именно где-то в это же время иезуитов начали рассматривать как символ коварства и бесчестия, так что слова д'Артаньяна не так невинны, как может показаться.

LS: Дарту не дает никто выше хозяйки постоялого двора, Никогда даже в страшном сне мне не могло прийти в голову, что придется заступаться за миледи, графиню де Ла Фер, а также леди Винтер баронессу Шеффилд. И вместе с теми напомню уважаемому сообществу о необходимости соблюдать правило № 6 На Дюмании не приветствуются извращенные и сокращенные названия произведений Дюма, даже в условиях интереснейшей полемики. :)

Грация: LS пишет Никогда даже в страшном сне мне не могло прийти в голову, что придется заступаться за миледи, графиню де Ла Фер, а также леди Винтер баронессу Шеффилд. Думаю, и не стоит). Там не было никаких романтических чувств, только холодный расчет. Я даже полагаю, что миледи «отмазалась» бы от гасконца деньгами, если бы могла.

Констанс1: Грация , не отмазалась бы Миледи от Д Артаньяна, особенно после того как он узнал о клейме. Вернее увидел его воочию. Это был приговор. Миледи всяко сжила бы его со свету если бы не Атос, (т. е. воскресший граф де Ла Фер).

Луиза Водемон: LS пишет: Никогда даже в страшном сне мне не могло прийти в голову, что придется заступаться за миледи, графиню де Ла Фер, а также леди Винтер баронессу Шеффилд.

Луиза Водемон: Грация пишет: даже полагаю, что миледи «отмазалась» бы от гасконца деньгами, если бы могла. Миледи бы ему не поверила, даже если он бы поклялся молчать.

Грация: Констанс1, Луиза Водемон, я имела ввиду причину, по которой миледи оказалась в постели с Д Артаньяном - убийство де Варда. Именно за эту услугу она вполне могла бы заплатить деньгами, а не телом, будь такая возможность. Ибо как мужчина гасконец ее явно не интересовал, а слугам, в свою очередь за его голову, миледи заплатила немало. Разумеется, видевшему клеймо полагалась смерть; ни о каком подкупе в этом случае я и не думала.

FC: Ну если убила бы, то и правильно бы сделала, потому что Д'Артаньян и честность - это простите, как металлист в прикиде Хеллоу Китти. Луиза Водемон пишет: .Способны ли они были убить друг друга? И если-да, то как бы выжившие потом с этим всем жили(извините за тавтологию)? Способны. Включая Атоса. Я например ни на минуту не верю ему, что он на Вандомской дороге якобы не понял, с кем сцепился на шпагах. Все он понял и вознамерился оставить Д'Артаньяна на этой самой дороге, в идеале бы не убитым, а просто нейтрализованным, но уж как повезет. Атос как фехтовальщик на порядок выше гасконца, так что это ему удалось бы. Что Арамис не понял, кому противостоит - охотно верю, Портос до той вспышки никак себя не засветил. Как жил бы? Да как тот зайка, которого бросила хозяйка - баб приводит, пиво пьет, замечательно живет. Но если отбросить приколы, то думаю, что Атос бы особо совестью не мучился. Оружие-то он поднимал во имя идеи, так что все логично, они в данной ситуации враги и никакое другое слово сюда не подходит. Ну не он, так гасконец бы его положил, это тоже следует помнить. Это Арамис бы себе не простил никогда. ПС. Господа, спасибо вам за интереснейшие сообщения, извините, если отвечу не сразу - тут немного завал с работой и по понятной причине я здесь набегами. Однако ответить обещаю всем.



полная версия страницы