Форум » Обсуждение книг "Три мушкетёра", "20 лет спустя", "Виконт де Бражелон" » Г-н Портос дю Валлон де Брасье де Пьерфон » Ответить

Г-н Портос дю Валлон де Брасье де Пьерфон

Евгения: Обсуждаем этого достойного человека. :)

Ответов - 260, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All

jude: География владений Портоса Он узнал, что поместье Брасье было расположено в четырех милях от города [Вилле-Корте], по что Портоса нужно было искать вовсе не там. (с) "Двадцать лет спустя", глава XII Я потерял госпожу дю Валлон два года тому назад и до сих пор скорблю об этом. Потому-то я и уехал из моего замка Валлон, близ Корбея, и поселился в Брасье, а из-за этого переезда в конце концов прикупил вот это именье [Пьерфон]. (с) "Двадцать лет спустя", глава XIII На следующее утро, однако, д'Артаньян несколько утешил Мушкетона, объявив ему, что война, по всей вероятности, будет все время вестись в самом Париже и поблизости от замка Валлон, расположенного в окрестностях Корбея, или же около Брасье, лежащего близ Мелена, а также возле Пьерфона, находящегося между Компьенем и Вилле-Котре. (с) там же, глава XIV Мой друг, ваше преосвященство, владеет тремя великолепными поместьями: дю Валлон в Корбее, де Брасье в Суассоне и де Пьерфон в Валуа. (с) там же, глава XVI Почему бы не поселиться вам в Блуа, вместе со мной? Вы теперь свободны, богаты. Хотите, я куплю вам славное именьице около Шеверни или Брасье? С одной стороны у вас будут чудесные леса, которые соединяются с Шамборскими, а с другой – изумительные болота. (с) "Виконт де Бражелон", том 1, глава XXXVIII Итак, Валлон находится близ Корбея. Скорее всего, имеется ввиду г. Корбей-Эсон, находящийся ближе всего к столице (около 10 лье), раз д'Артаньян говорит о войне. В четырех лье от Корбея лежит Мелён. Пьерфон находится в Пикардии (Валуа), между Компьеном и Вилле-Корте. david выкладывал фотографии замка выше в этой теме. А вот с Брасье - вопрос. Это поместье Дюма помещает то в Пикардии (Суассон), недалеко от Пьерфона и в четырех лье от Вилле-Корте, то рядом с Мелёном - иными словами, недалеко от Валлона. Расстояние от Вилле-Корте до Мелена приличное - около 25 лье. И, наконец, в "Виконте де Бражелоне" мэтр указывает точное расположение Брасье - Блуа. Именно там это владение и находится, недалеко от Шеверни и Шамборских лесов. В четырех с половиной лье от Блуа. От Пьерфона его отделяет около 60 лье, от Мелёна - около 45. Есть одно но: разговаривая с д'Артаньяном Атос никак не упоминает, что это Брасье принадлежит их другу Портосу. В общем, Брасье гуляет по карте. :) Помимо этих владений, в завещании Портоса перечислены: пятьдесят ферм в Турени, составляющие в сумме пятьсот арпанов; три мельницы на Шере, приносящие по шестьсот ливров дохода каждая; три пруда в Берри, приносящие каждый по двести ливров.

Констанс1: jude , классное исследование т.е.. получается, что все замки,которые Дюма приписал Портосу и особо отметил, что они находились неподалеку друг от друга, на самом деле достаточно далеки географически. Но тогда понятна обмолвка Дюма, или Маке, что от Портоса до имения Атоса Д Артаньян с Планше добирались аж 4 дня.

Стелла: Но тогда странно, что о том, что Атос усыновил мальчика, говорили на таком пространстве. Это же все таки не король и не наследный принц. Такие вещи соседей интересуют, как правило.


jude: Констанс1, д'Артаньян с Планше застали Портоса в Пьерфоне (Пикардия), и оттуда поехали в Блуа. Выходит около шестидесяти лье - как раз "четырехдневный или пятидневный путь", если не больший. Пьерфон Дюма "оставил" там, где он на самом деле находится - между Компьеном и Вилле-Корте. Валлон - разместил около Корбея. Эти замки в романе далеко друг от друга. А вот Брасье - путешествует: эта барония то возле Вилле-Корте и Пьерфона, то близ Мелена и Валлона. Стелла, верно. Остается принять версию из "Виконта де Бражнлона", что именье Брасье все-таки находилось в Блуа, а не в Пикардии и не рядом с Меленом. Тогда Портос, приезжая в Блуа, мог слышать от соседей, что граф де Ла Фер усыновил сироту. Вопрос: почему он сам не навестил Атоса?

jude: К слову, во Франции есть еще, по крайней мере, два Корбея. Один в Шампани, а другой в Пикардии - Корбей-Сер, но довольно далеко от Вилле-Корте - 25 лье. И от Парижа - около 20 лье. Если Дюма называет Портоса пикардийцем, то логично было бы расположить Валлон возле пикардийского Корбея. Но тогда от столицы, где идет война, получается далековато. Евгения однажды приводила цитату из седьмой главы романа: "Адрес был: "Замок дю Валлон". Портос и не подумал дать более точные указания. В своей надменности он думал, что весь свет должен знать замок, которому он дал свое имя." То есть, скорее всего, поместье под Корбейлем - это не родовой замок предков Портоса, а имение, приобретенное, по всей видимости, на деньги госпожи Кокнар и затем переименованное. А приобрести замок Портос мог где угодно, в том числе - и около Корбей-Эсон.

Стелла: Я лично проезжала развилку близ Блуа, площадь, на которой разворачивался автобус, была снабжена указателями: Брасье, Виллесавин. Наши, кто там бродил, говорят, что местные поставили там памятник Портосу. Застолбили, надо понимать, исторический участок. Чтоб больше нигде Брасье не искали.

Armande: Стелла, Вы меня заинтриговали памятником Портосу. Я его даже нашла - он на стоянке при шоколадной фабрике, если что. На мой вкус, какой-то бесплотный и худосочный. И страшноватенький(((

Стелла: Armande , после того, как я лет 6 назад в Версале увидела при входе какие-то колеса, которые водрузил мэр Версаля, я уже ничему не удивляюсь.))))))

Lumineux: Armande пишет: Я его даже нашла - он на стоянке при шоколадной фабрике, если что. На мой вкус, какой-то бесплотный и худосочный. И страшноватенький((( Простенький памятник, дешевенький видно, люди собрались, на свои деньги поставили - какой получился )) Молодцы!

Констанс1: Памятник, как памятник, то ли Портосу- героюДюма, то ли Исааку деПорто, реальному человеку.

Констанс1: Чего то подумалось о Портосе. Вроде везунчик по жизни- такие друзья, женитьба на богатой буржуазке, титул барона, гибель за * други своя*. Полный набор счастливого человека. Но.... с другой стороны- даже друзья немного подтруднивают над его искренним простодушием и такой легко читаемой хитростью и пользуются его дружбой и дове8рием в своих целях, свою престарелую жену , бывшую прокуроршу ему пришлось терпеть 18 лет, самых золотых в жизни мужчины. Живет в своих имениях анахоретом, близко по душам пообщаться может только с Мушкетоном, детей нет,друзья о нем вспоминают , когда понадобится его силушка и простодушное доверие. Кстати, и Рауль ведет себя точно также ,вспоминает о том, что Портос в Париже, только когда приперло, и использует в качестве секуданта в своем вызове де Сент Эньяну, почитай, тоже вслепую .А ведь Портос собирается сделать виконта своим единственным наследником.Всю жизнь мечтал быть принятым в кругу знати, а получилось лишь дважды. Один раз отобедал с королем, другой раз поучаствовал в празднетстве в Во ( лучше бы дома сидел). Кстати, а откуда Раулю , бывшему в Англии стало известно, что Портос в. Париже? Значит отец или Д Артаньян, или Арамис всеже писали ему в Англию?

Стелла: Пренебрежительное отношение - только в молодости. Даже не пренебрежительное, а чуток свысока. И - только у Атоса. Да и то, что в русском переводе написано, как "глупец" - скорее всего: "простофиля". Атос, безусловно, писал Раулю - они письмами лечили тоску. Д'Артаньян без острой нужды два слова бы не накорябал. (С его-то почерком)))) Ну, а Арамису уж точно писать Раулю не с руки. Он всю трилогию с ним едва общался, зачем ему сообщать Раулю, что Портос в Париже? Ему самому Портос нужен был.

Констанс1: Стелла , так ты считаешь, что в свою бытность в Англии Рауль получал письма только от отца?

Стелла: Естественно. От де Гиша было только одно.

Констанс1: Стелла , но Атос ведь сидел у себя в Бражелоне, откуда же он знал, что Портос уехал в Париж?

Стелла: Я же не говорю, что Атос не переписывался с Арамисом и д'Артаньяном. Думаю, капитан мог написать Атосу, что барон в Париже - а вдруг граф захотел бы повидаться со всеми?

Констанс1: Стелла , вот не знаю почему, но иногда Портос кажется мне самым трагическим персонажем из всей Четверки. Он был настоько одинок, что бросал все и бежал на помощь, стоило кому то из друзей его позвать.Только с ними он не чувствовал себя одиноким. А они этим пользовались, пусть и не всегда осознанно. Нет , они его любили конечно, но не очень интересовались, что же у него там происходит внутри. Ну вот почему через 35 лет дружбы таким откровением дляАрамиса является бесконечное великодушие Портоса, а Д Артаньян, проницательный гасконец, понимает всю широту души, бескрайнюю доброту сердца , имудрость своего друга, только услышав завещание последнего?

Стелла: Если честно, то при всей их дружбе, они, каждый, оставался во многом закрытым для товарищей. Атос готов был выслушать каждого, но никто из друзей не догадывался. какая буря у него внутри бушует, Арамис стыдился раскрываться, Портос не считал, что кого-то должны касаться его сокровенные мысли, а д'Артаньян не хотел выглядеть слабым или несостоявшимся. И не принято было надоедать друзьям своими излияниями. В молодости это еще бывало, но не у Портоса: как он мог показать себя в чем-то не успешным: он был по-детски тщеславен. И потом,Констанс1 , мы ведь знаем точно только то, что у Дюма; все остальное - наши предположения и логические построения. А сколько было встреч и бесед за кадром, какие выводы делались о каждом каждым из друзей - это все надо домысливать. Хотя в тексте есть достаточно моментов, если припомнить.

Констанс1: Стелла , но вот в одном месте Дюма прямо пишет, что Дартаньян изучил своего Портоса вдоль и поперек.Но по моему Д Артаньян знал не Портоса, а свое представление и мнение о нем. Конечно, у каждого из них было свое личное пространство, которое другие уважали, иначе их дружба не продержалась бы так долго. А может быть дело в том, что они видели друг друга , в основном, в действии, в деле, в бою, за дружеской пирушкой, но * не в танцах и серенадах* как сам Д Арт сказал Мустону. Танцы и серенады- это , в моем понимании, личная жизнь, которой они без острой необходимости друг с другом не делились. И поэтому не слишком хорошо знали друг друга в приватном смысле.

Стелла: Безусловно, они не лезли друг другу в душу, хотя готовы были помочь или выслушать всегда. Потому так и был ошеломлен д'Артаньян, когда Атос вдруг стал ему открываться с совсем неожиданной стороны на Сен-Маргерит. И капитан не нашел, что сказать другу, кроме весьма банальных слов. А ведь сочувствовать тоже надо уметь.



полная версия страницы