Форум » Наше творчество » Пьеса А.Дюма "Графиня де Монсоро" (1860) » Ответить

Пьеса А.Дюма "Графиня де Монсоро" (1860)

Рошешуар: Никогда бы не подумала, что я возьмусь переводить самого Дюма! Честно. Но вот, сподобилась... И не что-нибудь, а саму "Графиню де Монсоро" (такое даже и во сне бы не приснилось), правда, не роман, а пьесу, но благоговения моего перед мэтром это не уменьшает. Хотелось бы сказать два персональных "СПАСИБО" Стелле))) Во-первых, за то, что она нашла отличный исходный текст (полагаю, что он вообще такой только в прошлом году и появился). А во-вторых, она вселила в меня какую-то совершенно лихую и абсолютно необоснованную самоуверенность, что все у меня получится))) причем легко)))) "тут вообще нет ничего сложного" - сказала она - "это вообще, проще простого, переводить пьесы Дюма!" И я ей поверила))) наивная чукотская девочка))) О том, что получится, судить читателям. Переводчик я еще тот. Скорость перевода тоже не крейсерская. Но, я буду стараться Итак... Александр Дюма в соавторстве с господином Огюстом Маке Графиня де Монсоро (1860) Пьеса в пяти актах и десяти картинах с описанием интерьеров в Боже и прологом.

Ответов - 77, стр: 1 2 3 All

Рошешуар: Сцена IV (Те же и Антраге) Герцог: Маркиз д’Антраге, сопроводите этого господина к пленнику, что бы зачитать ему акт об отречении, в малейших деталях. Антраге: Да, монсеньор. Герцог: Вы можете ожидать, что он будет оказывать сопротивление. Но все, на что он способен – это жалоба, угроза или молитва. Не возражайте ему. Антраге: Да, ваше высочество. Герцог: Закройте все. О, я не хочу слышать его голос!... Вот акт, идите. (Антраге и Орильи уходят к королю и закрывают дверь; в это время Монсоро приближается к герцогу) Что вам нужно, граф де Монсоро? Монсоро: Одно слово, монсеньор. Через минуту ваше высочество станет королем, и нам, тем кто поддерживает вас, нужны гарантии. Герцог: Гарантии? Монсоро: Король обязуется беречь честь и покой своих слуг, не так ли? Герцог: Сударь! Монсоро: Я говорю вам об этом, монсеньор, потому что с каждым днем вы проявляете все больше неуважения к жене одного из самых преданных вам дворян. Герцог: О чьей это жене вы говорите? Монсоро: О моей. Ваше высочество все еще любит Диану де Меридор, ваше высочество все еще надеется. Герцог: Граф! Монсоро: Каждую ночь, начиная со дня моей свадьбы, ваше высочество появляется со своим пажом в окрестностях моего дома. Герцог: Я?... Монсоро: Монсеньор, я видел! Я слежу... О, я клянусь, что эта женщина не будет принадлежать никому. Пока я жив, она не покинет меня, а мертвого – тем более, я заберу ее с собой… Думайте, что хотите! Считайте это моим бредом, монсеньор. К счастью, я вас предупредил. Но подумайте, когда станете королем, что произойдет, если я вас не узнаю, когда вы будете скрываться в тени и окажетесь от меня в пределах аркебузного выстрела? Герцог: Монсоро, да вы глупец! Монсоро: Я видел из окна моего дома человека… Герцог: Вы видели человека… Возможно. Но кто вам сказал, что это был я? Монсоро: А кто же еще? Герцог: Это очевидно. Монсоро: Человек, которого любит Диана? Герцог: Да. Монсоро: И который любит ее? Герцог (пожимает плечами): Вероятно! Монсоро: О, монсеньор, назовите этого человека! Я прошу вас, в оплату всех моих услуг вам. Монсеньор, я не отступлю от вас, пока вы мне его не назовете. Герцог: Вы узнаете, не сомневайтесь. (дверь в келье короля вновь открывается; тишина) Сцена V (Те же, Антраге и Орильи) Герцог: Итак? Антраге: Акт отречения зачитан, монсеньор. Герцог: И что он сказал? Антраге: Ничего. Герцог: Он не возражал, не протестовал? Антраге: Остался неподвижен, словно раздавленный этими словами, пряча лицо в дрожащих ладонях, он остался стоять на коленях, смиренно склонившись ниже, чем когда-либо. Вы и сами можете отсюда увидеть, что он словно громом пораженный. Монсоро: Странно! Герцог (проходит вперед, что бы посмотреть): Он боится... Орильи: Скорее всего, он растерян. Монсоро: Монсеньор, доведите это дело до конца. Получите его подпись в знак заключения сделки. Герцог: Ах! Приведите его, Антраге. (Антраге подчиняется) Монсоро (с тревогой): Я пойду предупредить Лотарингских принцев и дам распоряжения моим людям. (в сторону) Она кого-то любит!... Кого?... (уходит) Герцог: Надо же, заговорить с ним гораздо труднее, чем я думал. Сцена VI (Герцог Анжуйский, Антраге, Орильи, король в надвинутом на лицо капюшоне, он согнулся, сильно наклонив голову и сцепив руки на груди) Антраге (тихо): Какое жалкое зрелище! Герцог: Приблизьтесь, Генрих. Теперь вы знаете всю правду, ту правду, которую слишком часто скрывают от королей, и которая обычно звучит для них, как гром среди ясного неба. Вы знаете, что ваш народ отверг вас, что ваше дворянство низложило нас. Не беспокойтесь, вам будет оставлена жизнь, и акт, который вы собираетесь подписать, представляет собой ваше добровольное отречение, это сохранит честь нашего дома. (король делает шаг) О, вы были более жестоки ко мне. Вы столь часто унижали меня, словно я не был сыном Франции, равным вам, единственным наследником трона, трона, с которого вы сегодня повержены, и который отныне принадлежит мне! Антраге: Монсеньор, это ваш брат, прервите его агонию (обращается к королю) Подписывайте, государь! Орильи: Подписывайте!... (он протягивает королю перо, король колеблется) Герцог: О, будьте осторожны!... Не испытывайте нашего терпения. (снаружи слышится шум) Подписывайте, Генрих, или приготовьтесь к самому худшему... Монсоро (вбегая): Лотарингцы исчезли, а через кладбище в аббатство входят швейцарцы. Герцог (с угрозой): Да подписывайте же вы!... (король склоняется и медленно подписывает) Наконец-то! Орильи (подбегает к окну): А вот и Крийон со своими гвардейцами-французами. Антраге: Они поднимаются! Герцог: С таким заложником нам нечего бояться. (дверь сотрясается от сильных ударов) Голос (снаружи): Открывайте, преподобные отцы! Герцог: Этот голос! Монсоро: Бог мой! Голос (снаружи): Верните мне моего шута! Он все еще не вернулся в Лувр. Монсоро (выглянув в окно): Король!... Герцог: Но кто тогда... (читает подпись) «Шико Первый!... » Монсоро (стягивает капюшон с поддельного короля): О!... Шико (хохочет): Ах-ха-ха! Как я вас разыграл?... Герцог: Несчастный! Король (снаружи): Выламывайте двери, господин де Крийон! Герцог (в панике): Ко мне! Ко мне! Монсоро: Все кончено!... Каждый сам за себя, монсеньор. (выпрыгивает в окно и скрывается) Орильи (взывает к герцогу): Скорей, скорее, монсеньор... (они собираются убегать, но их останавливают швейцарцы под командованием Сен-Люка, которые входят справа; с треском вылетает задняя дверь) Сен-Люк (обращается к Шико): Где Монсоро? Шико: В тоннель за этой дверью… Быстрее! (Сен-Люк убегает)

Рошешуар: Сцена VII (Те же, король, Сен-Люк, Крийон, стража у дверей и повсюду) Шико: Ты очень вовремя. Меня заставляли отречься. Король: Пусть ко мне приведут господ де Гизов... (быстро) И господина де Бюсси!... Слышите, Нансей? Келюс (королю): С этим господином у нас имеются счеты... Я сам возьмусь за это! (миньоны уходят) Король: Господин де Монсоро!... Шико: Этого я беру на себя!... Король: Оставьте меня, господа… А вы, Шико, не уходите... (гвардейцы выходят на лестницу на заднем плане, Шико стоит опершись о косяк двери) Сцена VIII (Король, герцог Анжуйский и Шико) Герцог (ошеломленный): Государь!... Король: Таким образом, вы устроили заговор против меня, как когда-то против моего брата Карла! Тогда вы объединились с королем Наваррским, сегодня – с Гизами, которые на самом деле презирают вас и используют в своей игре. Прежде вы шипели, подобно змее, а сегодня вы вообразили себя львом и хотите кусаться!... От хитрости вы перешли к насилию, от яда – к мечу! Герцог: Яда!... О чем вы говорите? Король: Ты не знаешь, о чем я говорю?... Ты не знаешь о той книге про охоту, которая предназначалась королю Наваррскому, но которую случай предназначил нашему брату Карлу? Нам всем хорошо известно, что яд нашей матушки смертелен! Слишком хорошо, не правда ли? Вот почему ты не стал применять его ко мне! Вот почему ты выбрал шпагу. Но посмотри на меня. Ты замахнулся мечом на победителя Жарнака и Монкотура!... Герцог: Брат мой!... Король: Шпагу!... Итак, я бы хотел встретиться с тобой лицом к лицу, с оружием в руках. У тебя есть шпага, ты хотел забрать мою корону, что ж мы один на один, посмотрим! Ах, какая неприятность! Я убежден, что человек твоего склада никогда не сможет убить человека подобного мне. Защищайся! И не думай воспользоваться каким-нибудь другим способом, потому что отныне я больше не твой брат, я твой король, я твой хозяин, твой повелитель… Я вижу, ты колеблешься и прячешься в тень. Но я буду преследовать тебя и настигнув, без всяких сомнений, наложу на тебя, ничтожество, руку и брошу под топор палача! Герцог (униженно): Пощады, государь!... Пощады!... Король: Нет! Герцог: Умоляю!... Король: Вы можете умолять сколько вам угодно, если считаете, что это вам поможет!... Герцог: Позвольте мне увидеться с нашей матушкой! Король: Зачем? Я знаю о нашем фамильном яде. Герцог: О, государь! Государь!... Король: Довольно!... Ко мне, Крийон!... Мои капитаны!... Весь двор! Сцена IX (Те же и весь двор) Король: Арестованы ли господа де Гизы?... Нансей: Сбежали, государь! Их преследуют. Король: Истинные наследники Карла Великого!... Такое не забывается. Я найду их! Сен-Люк (приводит Монсоро): Вот господин де Монсоро, государь!... Шико: Ой, наш главный ловчий, вас тоже загнали? Король (обращается к Монсоро): Измена королю, предательство и святотатство… Вы знаете, что вас ждет?... Монсоро: Знаю, государь... Шико: Похоже, что одна молодая особа овдовеет в самое ближайшее время. Король: Мы ее снова выдадим замуж! Монсоро (сдерживаясь): О!... Келюс: Господин де Бюсси скрывается очень хорошо, мы не смогли найти его в аббатстве. Нансей: Государь, господин де Бюсси!... (Бюсси входит) Король (обращается к Бюсси): Где вы были?... Бюсси: В собственной постели, сир... Спросите у вашего капитана гвардейцев... Нансей: Он говорит правду. Бюсси: К тому же, если это предательство, как я слышал, то ваше величество знает, что я никогда и никого не предавал. (в этот момент герцог улыбается) Вы улыбаетесь, господин герцог? Герцог: От неожиданности. Король: От какой же? Герцог: Я полагал, что господин де Бюсси слишком благороден, что бы оставлять своих друзей в опасности. Бюсси: Что вы хотите этим сказать, ваше высочество? Король: Говорите, я приказываю. Бюсси: Что это за друзья, которых я оставляю в опасности? Герцог: Во-первых, я. Были ли вы сегодня вечером со мной, во время процессии? Бюсси: Но... Герцог: Когда я вас встретил с господином де Сен-Люком? Шико: О! Герцог: Возле церкви... Где у вас была встреча с одной персоной? Король: Какой персоной? Герцог (обменивается взглядами с Монсоро): С дамой! Бюсси (тихо): Монсеньор, я вас умоляю... Герцог (громким голосом): С графиней де Монсоро! Монсоро (подпрыгивает): О! Шико: Несчастный! Монсоро (герцогу): Монсеньор... Герцог (вполголоса, указывая на Бюсси): Это он! Монсоро: Он!... Бюсси: Ах, монсеньор, почему же вы не свободны? Почему же вы не вооружены? (Сен-Люк удерживает Бюсси) Король (обращается к Шико): Ты ручаешься мне за Бюсси? Шико: Как за самого себя… Король (герцогу): Вы, господин герцог, отправляетесь в Лувр! (обращается к Нансею) Под стражу его... (обращается к миньонам) Вы меня слышали!... (обращается к Монсоро) Вы, господин де Монсоро, – в Венсеннский замок! Господин де Бюсси, вы свободны… Монсоро (в бешенстве): Он свободен! А я, я – арестован! О, нет! Свободу! (обращается к герцогу) Монсеньор, мне нужна свобода!... Герцог (отдавая свой кинжал): Забирайте! Монсоро: Да-да, забирайте! (выходит, окруженный стражниками) Король: Господа, в Лувр! (Нансей подходит, что бы забрать шпагу у герцога) Нансей: Вашу шпагу, монсеньор. Герцог (проходя мимо Бюсси): Ты еще пожалеешь... (Бюсси кланяется, не отвечая ему. Весь двор выходит вслед за королем.) Бюсси (обращается к Шико): О, друг мой!... Это просто мечта!... Шико (обращается к Бюсси): Что ж мои труды окончены. Король спасен, Диана свободна... Остальное меня не волнует. Бюсси: Вы не отправитесь на улицу де Турнель, что бы сообщить об этом счастливом событии барону де Меридору и Диане? Шико: А разве не вы отправитесь туда?... По-моему, это должны сделать именно вы… Бюсси (обнимает его): О, уже лечу! Прощайте! Шико: А я, я пойду спать... Доброго вечера!

Рошешуар: Картина десятая Дом на улице де Турнель. Спальня на втором этаже, смежная с террасой, на которую ведет дверь с витражом. Справа дверь. Парижский вид с грозовой ночью. Сцена первая (Диана, Бюсси и Гертруда) Диана: Вы действительно не обманываете меня и не ошибаетесь сами? Это такая радость для моего доброго отца, а для меня – свобода, чувства, жизнь… Это все, что вы мне хотели сообщить? Бюсси: И я повторю вам это, стоя на коленях... Бог послал мне это мгновение счастья после целого века отчаяния. Диана: Не говорите мне о счастье в этом доме, где, мне кажется, я до сих пор вижу этого несчастного. Бюсси: О, да, я понимаю вашу чистую душу. Не должно быть крови между вашим прошлым и будущим. Что ж, мы будем умолять короля, вы обратитесь к нему сами, он дарует нам жизнь этого человека. Его преступление навсегда отделит вас от него, его проступок аннулирует брак. Разве этого не достаточно? Пусть он живет! Диана: Пусть он живет и пусть будет обязан этой жизнью нам… О, завтра, завтра же покинуть Париж, вернуться в Меридор, как мы вчера мечтали с Жанной, жить без страха, без угрызений совести, жить счастливой! Бюсси: Вы уедете… И не будете сожалеть ни о чем, оставленном здесь? Диана: Нет, кроме как о моем брате, этом благородном друге, который спас меня. Больше ничего не держит меня в Париже. Бюсси: Даже я? Диана (с восторгом): О, вы!... Но, нет, вы здесь, и поэтому я ничего вам не скажу… Здесь я увидела вас умирающего, здесь я поймала ваш первый взгляд, здесь я испытала страдание и стыд, здесь… нет, нет, не спрашивайте меня, я не скажу вам ни слова! Бюсси: Что ж, взгляните на меня еще раз, теперь вы можете это сделать. Не говорите ничего, позвольте мне посмотреть на вас, позвольте мне любить вас. Диана: Бюсси! Милый Бюсси! Сцена II (Те же и Шико) Шико (в маске): Хвала Богу! Я снова вовремя... Бюсси: Кто ты?... (Шико снимает маску) Диана: Мой брат! Шико: Монсоро, которого полагали безоружным, напал на стражников, которые сопровождали его в Венсенн. Он заколол двух, раскидал остальных и сбежал. Диана: Ах! Бюсси: Сбежал! Где он сейчас? Шико: Вероятнее всего, сюда он вернется в первую очередь. Нельзя терять время! Нужно уйти отсюда! Бюсси: Я дождусь его. Шико: Вы? Зачем? Что найдете вы в этом доме, если сюда вернется муж и увидит вас? Диана: Бегите! Бюсси: Бежать! Шико: Отправляйтесь к Сен-Люку. Пусть он вооружит своих слуг, пусть соберет всех своих друзей, каких только сможет найти, и солдат, что бы снова схватить этого несчастного. Бюсси: А Диана? Шико: Я отведу ее к отцу. Поспешите привести сюда Сен-Люка и его людей, но не попадитесь сами Монсоро на глаза. Вы единственный, кто не должен коснуться даже волоска на голове этого человека. Давайте же! Бюсси: Я тороплюсь! Но пока меня не будет?... Шико: Тут буду я! Диана: О, вы покидаете меня! Я брошена! Бюсси: Я остаюсь... Шико: Да вы в гроб меня загоните! Вы можете убить ее, но только не бесчестите! Бюсси: Я ухожу! Диана: Прощайте! Я люблю вас! Прощайте! Бюсси: О, до свидания! (уходит) Диана (со слезами): Увы! Шико: Наконец-то я могу выдохнуть! Сцена III (Диана, Шико и паж Бюсси появляются в дверях) Шико: Пойдемте, сестра, будьте храброй! Все будет хорошо. Через четверть часа мы окажемся у вашего отца. У нас будет защита, и нам не будет дела до всех Монсоро мира. Дайте мне свою руку и уйдем отсюда. Диана (пошатываясь): Друг мой, я не знаю, что со мной. Мне не страшно, но я словно окаменела. Мои ноги приросли к полу. Как будто чья-то таинственная непобедимая воля приказывает мне оставаться здесь, она связывает меня. Ты видишь, я не могу идти, я не могу! Шико: Однако нам надо уходить! Обопритесь на меня, на мою руку. Я спасу вас! Я понесу вас на руках! (неожиданно вдребезги разбивается стекло на окне, окно открывается, трое мужчин заскакивают на балкон) Диана: Это они! Шико: Уже!

Рошешуар: Сцена IV (Те же, Монсоро и шесть наемных убийц) Монсоро (следует за тремя другими людьми): А! Сеньор де Бюсси, вы в ловушке! Диана: Брат! Шико (прикладывает палец к губам): Не называйте меня по имени! Диана: Он убьет вас! Назовите себя! Шико (тихо обращается к Диане): И тогда он убежит и отправиться убивать Бюсси… Или Бюсси его убьет! Вечное препятствие между вами двумя! Так что оставьте все на волю провидения!... (обращается к пажу) Уведите ее! Уведите! (закрывает двери в соседнюю комнату) Монсоро: Да… Закрывай! Ее черед подойдет… Сначала ты, а затем – она. Шико: Мне на роду было написано сделать ее вдовой! Монсоро: Вперед, мои храбрецы, он уже напуган до полусмерти! Шико: Вы лжете, меня зовут Бюсси! Монсоро: А, вы поверили, что бедный главный ловчий в тюрьме, не так ли? Возможно, даже обезглавлен. И вы поспешили с этой хорошей новостью к его жене!... Давайте-ка, снимите вашу маску, посмотрим друг другу в лицо еще раз. Шико: Ни разу. Иначе битва будет не равна: ведь я – красавец, а вы – страшный урод… (он встает на изготовку, что бы защищаться) Монсоро: Нападайте! Шико: Нападайте!... (он делает выпад, человек падает; раздаются два выстрела, один из которых настигает пажа; паж падает; от второго выстрела разбивается зеркало) Бедное дитя!... Эй, ты!... в красном камзоле! (убивает этого человека; идет ожесточенный бой; двое из нападавших падают; других Шико преследует; один убегает через дверь, другой выпрыгивает в окно; Шико возвращается с победой) Ах, этот ушел! Есть ли тут кто-то еще?... Монсоро: Да!... Ко мне!... Шико: Прекрасно! ... (он замечает на балконе еще пять человек) Монсоро: Все вперед, друзья мои! Шико: Похоже, что это убийство? Монсоро: Черт побери! Шико: Что ж, держитесь крепче, бедолаги! (он взмахом своей шляпы гасит свечи и прячется за скамьей для молитв, сделав из нее баррикаду; идет бой; каждым выпадом Шико ранит или убивает противников, и снова прячется, то за этой же баррикадой, то за другими; в одной из схваток с двумя убийцами, у Шико ломается шпага; он теснит противников на балкон, но один из них наносит ему кинжалом удар в спину) Монсоро: Обезоружен!... Он наш! (Шико поднимает кусок мебели и размахивает им, нападающие усиливают напор и он отступает, первый раз за бой) Шико: Без оружия!... Ранен! (паж, который лежал среди других мертвецов, словно мертвый, поднимется и протягивает ему шпагу) О, благодарю, бедное дитя!... Благодарю!... (раздается второй выстрел, паж умирает) Монсоро: Вперед, и пора уже кончать!... Шико: Еще четверо! Возможно, я убью еще двух, но остальные добьют меня… Ах, Бюсси, время на исходе! Монсоро: Вперед!... (звучит выстрел, после которого Шико падает на одно колено) Он сдался! Шико (слабея): Бюсси! Ну, где же ты? Время на исходе! Монсоро (торжествующе): Ты мертвец, Бюсси! Сцена V (Те же, Бюсси и люди с факелами) Бюсси (громким голосом): Сюда!... Здесь убивают!... Шико: Сюда! Сюда!... (убийцы в страхе убегают) Монсоро (узнавая Бюсси в свете факелов): Бюсси!... А кто же тогда другой?... Шико (отстраняя Бюсси, который устремляется к Монсоро): Шут!... (снимает свою маску) Который собирается сделать свою последнюю глупость... (одним ударом шпаги пригвождает Монсоро к стене) Монсоро (вытягивает шпагу из груди): Шико!... Проклятье!... Демоны!… (вбегают Сен-Люк и стражники) Сцена VI (Бюсси, Сен-Люк, Шико, Монсоро, Диана) Бюсси (бросается к Шико и хватает его за руки): Мой друг! Мой брат!... Где Диана?... (Шико показывает на дверь в соседнюю комнату. Бюсси обращается к Сен-Люку) Там!... Там!... Шико: Я бы хотел еще раз обнять и поцеловать ее. (Сен-Люк идет за Дианой; она входит мертвенно-бледная, ни слова не может вымолвить от ужаса, протягивает руки к Шико) Диана (пошатывается): Мой… мой друг!... (Монсоро, видя это, начинает подниматься, чем пугает Диану; она падает на колени и отворачивается в страхе). Шико (обращается к Монсоро): Моя сестра вдова... (обращается к Бюсси). Я делаю это для вас! (Монсоро пытается еще сопротивляться, но последние слова сражают его, он снова падает и умирает) КОНЕЦ

Стелла: Хеппи энд? Ай, да Дюма, ай да хитрец! Ну, скажите на милость, как еще можно было избавиться от необходимости писать и " Сорок пять!?" Рошешуар , спасибо! вы совершили этот подвиг. К тому же - полная неожиданность в финале. Мавр( Шико) сделал свое дело, мавр может уйти.

Рошешуар: Если честно, Стелла, я вообще не поняла смысла существования Бюсси в этой пьесе Можно было Шико, до кучи, прописать и любовную линию с Дианой)))) Вообще непонятно, откуда у этого "пиесного" Бюсси появилась репутация головореза? Он же ж мальчик-одуванчик просто. Он же ж шагу ступить не может, без чьего-нибудь руководства (причем, желательно, что бы его за руку вели, а то заблудится еще по дороге). И такой он весь правильный-правильный, даже до настоящей измены дело не довел, все чинно-благородно, дождался пока Диана овдовеет. Не, я с такой трактовкой главного героя не согласна. Мне книжный Бюсси дороже, я к нему привыкла. И таки да, подвиг я себе в личное дело записала Прям, сама себе не верю, что не прошло и полгода, а я одолела 80 страниц текста. Думала, до нового года прокопаюсь, тормозя на сценах с Гизами и Горанфло, а потом махнула рукой на поступательное движение перевода и стала переводить сцены в разнобой, сначала, какие поинтересней, потом, какие покороче, потом уже и до Гизов добралась)))

Стелла: Интересно, а вот как зритель на такое самоуправство отреагировал? Все же, должна сказать, Мушкетерская трилогия в драматургическом исполнении ближе к книге.

Рошешуар: Я полагаю, что зритель отреагировал хорошо, ибо положительные герои стали еще более положительными и остались живы, а отрицательные герои стали еще более отрицательными и понесли заслуженное наказание (ну, кроме Гизов, конечно). Те, кто плакал над смертью храброго Бюсси, точно остались довольны. Шико, тоже, прямо Супермен Суперменович Суперменов, единолично решил все проблемы и устранил все преграды, его поклонники, думаю, после занавеса рукоплескали. Стелла пишет: Все же, должна сказать, Мушкетерская трилогия в драматургическом исполнении ближе к книге. Так в Трех мушкетерах никого и не убили из главных героев, ради которых стоило бы так радикально переписывать сюжет.

Стелла: Рошешуар , вот переводить в разнобой я не додумалась в свое время)))) Ну, у меня характер занудливый: я иду по-порядку. Я помню, в школьные времена, мы с подругой взялись учить " Андромаху" Расина. Первое действие почти два месяца разучивали, последнее уже за две недели одолели. Зато, практика была феноменальная: в те времена огромные отрывки по литературе заставляли заучивать, и не только стихи, но и прозу. так мы потом это шутя делали. Так и вы - у вас классный перевод получился, может, еще что-то сделаете? Я помню, что " Монте-Кристо " обещала, но все всякие дела не дают начать.

Констанс1: Рошешуар , да концовка-просто класс! Дюма в очередной раз преподнес сюрпиз. Правильно сделал, зритель свою денежку платил не за то , чтобы обрыдаться в конце. А вы, лично, большая молодец!

Armande: Ну вот, кажется, я обрела более или менее стабильное (в смысле дислокации) состояние и дочитала эту пьесу про похождения бравого Шико! Перевод замечательный, Рошешуар! Концовка, конечно, вроде и счастливая, но персонаж г-на графа де Бюсси малость чудноват. Его и в книге Шико практически ''забивает'', а здесь просто низводит до почти интеллигентного мальчика в очках. Даже сцену последней драки отобрал! Но все равно, любопытно! Спасибо!

Рошешуар: Armande пишет: но персонаж г-на графа де Бюсси малость чудноват. Точно. Роль ружья, висящего на стене, которому в конце даже выстрелить не разрешили))) На этой сцене я просто хохотала уже Рошешуар пишет: Шико: Монсоро, которого полагали безоружным, напал на стражников, которые сопровождали его в Венсенн. Он заколол двух, раскидал остальных и сбежал. Диана: Ах! Бюсси: Сбежал! Где он сейчас? Шико: Вероятнее всего, сюда он вернется в первую очередь. Нельзя терять время! Нужно уйти отсюда! Бюсси: Я дождусь его. Шико: Вы? Зачем? Что найдете вы в этом доме, если сюда вернется муж и увидит вас? Диана: Бегите! Бюсси: Бежать! Шико: Отправляйтесь к Сен-Люку. Пусть он вооружит своих слуг, пусть соберет всех своих друзей, каких только сможет найти, и солдат, что бы снова схватить этого несчастного. Бюсси: А Диана? Шико: Я отведу ее к отцу. Поспешите привести сюда Сен-Люка и его людей, но не попадитесь сами Монсоро на глаза. Вы единственный, кто не должен коснуться даже волоска на голове этого человека. Давайте же! Бюсси: Я тороплюсь! Но пока меня не будет?... Шико: Тут буду я! Диана: О, вы покидаете меня! Я брошена! Бюсси: Я остаюсь... Шико: Да вы в гроб меня загоните! Вы можете убить ее, но только не бесчестите! Бюсси: Я ухожу! Диана: Прощайте! Я люблю вас! Прощайте! Бюсси: О, до свидания! (уходит) Диана (со слезами): Увы! Шико: Наконец-то я могу выдохнуть! Такое ощущение, что это комедия. "Я уезжаю в дальний путь, но сердце с вами остается..." У Дюма Шико говорит "Mort de ma vie!", но мне показалось, что "Да вы в гроб меня загоните!" будет звучать более соответствующе диалогу и подходяще для русского слуха. И, конечно, в 19 веке (да и в 16-м) сказали бы "я могу перевести дух", а не "выдохнуть", но мне так было смешно, что я не удержалась... "Шико, выдыхай!" Armande пишет: Его и в книге Шико практически ''забивает'', Угу, не случайно англичане назвали свой перевод романа "CHICOT, THE JESTER; OR, THE LADY OF MONSOREAU."

Рошешуар: Стелла пишет: может, еще что-то сделаете? Стелла, пожалуй, да)))))) наглость моя воспарила от гордости, а пословица "глаза боятся, а руки-крюки руки делают" убедила в том, что все в моих руках, было бы, как говорится желание. Желание есть, но, боюсь, что переводить что-то не связанное с товарищем де Бюсси, мне просто не под силу. Две трети работы я делаю на кураже и интересе, и только остальное на силе воле и необходимости закончить начатое. А третьей "Графини де Монсоро" у Дюма, я так понимаю, нет)))) Поэтому в планах у меня замахнуться на французский водевильчик 1818 года "Крийон и Бюсси-д'Амбуаз". Это история про поездку Бюсси в Польшу в свите Генриха, и как раз она рассказывает про то, как Бюсси влип в маленьком немецком городке в историю с прекрасной буфетчицей трактирщицей Элизой - юной вдовушкой, как за ним гонялись полиция и селяне во главе с женихом Элизы (да, дамочка, оказывается была нарасхват))), как господин де Крийон от широты душевной отжалел Бюсси свою шпагу и из заклятого его врага превратился в любшего друга. В пьесе имеется так же слуга Бюсси по имени Пикард (я, правда, не могу понять, это настоящее имя слуги или его географическая принадлежность - пикардиец), некая смесь Планше и Тартарена, который тоже украшает водевильчик. Одна загвоздка, примерно половина текста - это арии, куплеты и прочие стихотворные формы. Если уж переводить честно, то их надо и переводить, как стихи. Я умею рифмовать слова и подгонять их в нужный размер, и в принципе не вижу в этом ничего сложного, но мне страшно лень это делать, особенно, если вдохновение не явилось на свидание. Так что я пока перевожу сцены с обычной речью, а что делать с песнопениями пока не решила, толи замахнуться на стихи, толи ограничиться подстрочником.

Стелла: Кроме пользы вам и нам ничего не будет! Перевод - это заразительная штука, здорово расширяет словарный запас. Мне тоже интереснее всего было переводить Трилогию( все свои и текст знаком.)))) А Пикар - это вполне может быть прозвище слуги от места его рождения: у Дюма такое прозвище получил и Блезуа от Атоса. ( Тихо смеюсь про себя: все же даже в старой Франции внимательно смотрели, откуда ты прибыл. Ничего не меняется под Луной))))

Вольер: Рошешуар пишет: В пьесе имеется так же слуга Бюсси по имени Пикард (я, правда, не могу понять, это настоящее имя слуги или его географическая принадлежность - пикардиец), некая смесь Планше и Тартарена, который тоже украшает водевильчик. Обычный приём тогдашних комедиографов, подсмотренный в жизни. У французского простонародья примерно к XIV веку прозвища по месту происхождения или профессии стали вытесняться фамилиями. Но слуги носили подобные прозвища дольше, ибо негоже смерду собственным именем щеголять. )) Самое распространённое, что я встречал в пьесах – это Бургиньон, конечно. Но и остальных достаточно. Например, у Мольера, в "Смешных жеманницах": Маскариль. Эй, люди! Шампань, Пикар, Бургиньон, Каскаре, Баск, Ла Вердюр, Лорен, Провансаль, Ла Вьолет! Черт побери всех лакеев! Кажется, ни у одного французского дворянина нет таких нерадивых слуг, как у меня! Канальи вечно оставляют меня одного. P.S. И за пьесу спасибо отдельное! Очень и очень недурственно получилось!

Рошешуар: Стелла пишет: А Пикар - это вполне может быть прозвище слуги от места его рождения: у Дюма такое прозвище получил и Блезуа от Атоса. Вольер пишет: Обычный приём тогдашних комедиографов, подсмотренный в жизни... Например, у Мольера, в "Смешных жеманницах" Вольер, Стелла, спасибо, огромное за подсказку, все встало на свои места. В этом же водевиле у Крийона слугу зовут Шампань (!), ну, как же я сразу не догадалась!

Констанс1: Рошешуар , а знаете, вот до сих пор , мне был известен только один случай, когда на один и тот же сюжет два разных автора написали : один трагедию- опера«» Богема«»( Пуччини), а другой оперетту«» Фиалка Монмартра«». Но чтобы один и тот же автор на один сюжет, с одними героями написал роман драматически -трагедийный, а пьесу почти комедийную- с этим я столкнулась в первый раз. А у нас фикрайтеры, когда хотят придумать неканонное развитие событий сразу указывают: ООС.А автор Канона, как хотел так, и крутил сюжет. Ай да Дюма!



полная версия страницы