Форум » Наше творчество » Пьеса А.Дюма "Графиня де Монсоро" (1860) » Ответить

Пьеса А.Дюма "Графиня де Монсоро" (1860)

Рошешуар: Никогда бы не подумала, что я возьмусь переводить самого Дюма! Честно. Но вот, сподобилась... И не что-нибудь, а саму "Графиню де Монсоро" (такое даже и во сне бы не приснилось), правда, не роман, а пьесу, но благоговения моего перед мэтром это не уменьшает. Хотелось бы сказать два персональных "СПАСИБО" Стелле))) Во-первых, за то, что она нашла отличный исходный текст (полагаю, что он вообще такой только в прошлом году и появился). А во-вторых, она вселила в меня какую-то совершенно лихую и абсолютно необоснованную самоуверенность, что все у меня получится))) причем легко)))) "тут вообще нет ничего сложного" - сказала она - "это вообще, проще простого, переводить пьесы Дюма!" И я ей поверила))) наивная чукотская девочка))) О том, что получится, судить читателям. Переводчик я еще тот. Скорость перевода тоже не крейсерская. Но, я буду стараться Итак... Александр Дюма в соавторстве с господином Огюстом Маке Графиня де Монсоро (1860) Пьеса в пяти актах и десяти картинах с описанием интерьеров в Боже и прологом.

Ответов - 77, стр: 1 2 3 All

Рошешуар: Пролог Гостиная замка Боже в Анжу; стены украшены резьбой по дереву, кожаной испанской драпировкой, тяжелыми гобеленами. Двери слева и справа. Слева в разрез драпировки видна дверь в прихожую с красными обоями. В центре широкое трехстворчатое окно с видом на озеро Боже. На горизонте видны черные деревья. Конец зимы. Сцена I (Орильи; слуги за работой) Орильи (входя): Апартаменты готовы? В двух комнатах натоплено? ... Хорошо! Вы удалили все замки и внутренние запоры? ... Хорошо! Теперь, запомните: здесь поселится одна женщина. Если кто-либо из вас будет пытаться увидеть или узнать ее, тот отправится в тюрьму! Вполне возможно, что вы услышите шум, крики ... Предупреждаю! Если хоть один из вас ответит на крили и сигналы из этих комнат, это будет расценено, как предательство, и предатель также будет отправлен именем Месье, герцога Анжуйского, в тюрьму! (Слуги кланяются) Сцена II (Те же и молодой дворянин) Дворянин: Господин Орильи, на дороге показались лошади. Орильи: Отлично! Вы меня поняли? Что бы после приезда в замок Месье, ни одна тень не шевельнулась, ни одно дуновение не осязалось! Давайте! (Слуги удаляются) Дворянин (возвращаясь): Господин Орильи носилки остановились у ступеней замка. Я иду вниз… Орильи: Отлично!... Оставьте меня и не возвращайтесь, пока я вас не позову. (Дворянин уходит; Орильи следует за ним и закрывает дверь)

Рошешуар: Сцена III (Диана, человек в маске и Гертруда) Диана: Я не сделаю дальше ни шага, если вы не ответите на мои вопросы! (человек в маске показывает ей комнату) Где я? ... (мужчина ничего не говорит) Гертруда: Успокойтесь, мадмуазель! Вероятно мы прибыли туда, куда нас хотели привезти, и здесь мы найдем человека, который нам все объяснит. (В это время человек в маске уходит) Диана (удрученно, ни к кому не обращаясь): Ох!... Гертруда: Итак, он ушел?... Он закрыл дверь:… Ах! Сомнений нет! Диана: Я умру от страха! Гертруда: Ах, а я разозлюсь, в конце концов! Подождите! ... (она начинает стучать в дверь и кричать) Сударь! ... Эй! ... Помогите! Помогите! (Диане) Вот увидите. Диана: Гертруда, осторожно! Гертруда: Нет! Мадмуазель, мы должны положить этому конец! (она яростно колотит в дверь) Убивают! Пожар! Диана: Мы пропали. Гертруда: Я была уверена! (замечает Орильи). Еще один человек в маске! Сцена IV (Те же и Орильи в маске) Диана: Сударь, я – баронесса Диана, единственный ребенок в семье барона де Меридора, сподвижника короля Франциска Первого. Насколько мы далеко от моего отца, мы не можем понять, и кто посмел оскорбить меня? ... Я направлялась в замок Люд, к своей родственнице. Почему ваши люди остановили мои носилки? Почему меня заставили изменить мой путь? По какому праву всадники, которые привезли меня сюда, плохо обошлись с моими людьми и прогнали их? Кто эти несчастные, и кто вы сами? ... Где я нахожусь? Где я? Орильи: Вы дома, мадам. Диана: Вы издеваетесь… Орильи: Если вам что-нибудь понадобится, всего лишь ударьте молотком в дверь, и на ваш зов прибежит слуга, который не отлучается из этой комнаты. Гертруда: Вы держите нас под замком! Диана: И, наконец, что вы собираетесь со мной сделать? Орильи: Относиться к вам, как к королеве! (Он кланяется и выходит)

Вольер: Рошешуар , всё отлично, мы все ждём продолжения и оказываем посильную моральную поддержку.

Рошешуар: Сцена V (Диана, Гертруда) Диана: Я бы предпочла угрозы! ... Гертруда, не говорите, ничего! Гертруда: Ах, мадмуазель, мы в ловушке! Диана: Автора которой не трудно угадать! Гертруда: Граф де Монсоро? Диана: Кто же еще, если не он? … К несчастью, я в этом уверена! Гертруда: Но, мадмуазель, Монсоро не нужно похищать вас, он мог свободно видеться с вами в Меридоре, испросив разрешения у вашего отца, ведь отец ваш ему не отказал. Диана: Да… но я отказала, я! Гертруда: Возможно, вы были не правы. Диана: Что ты знаешь? Стала бы ты отрицать тот необъяснимый ужас, который охватил меня, когда, я впервые услышала, как имя де Монсоро было произнесено в Меридоре. Несомненно, это было предчувствие, ведь я еще не видела графа. Ты не знаешь, что с тех пор, всякий раз, когда он подходит ко мне или я замечаю на себе его алчный и лживый взгляд, мое сердце сжимает лед? Нет, ты не знаешь, Гертруда? Но, ты будешь знать. Помнишь ли ты тот день, когда наши лесорубы, привезли меня в замок, без чувств, почти умирающую? Гертруда: Еще бы не помнить! Барон сам едва не умер, увидев, как вы бледны, но вы ведь просто немного утомились. Это был день, когда господин де Монсоро первый раз появился в лесу Боже. Диана: Да, так и было! Монсеньор герцог Анжуйский совсем недавно отправил его в нашу провинцию, которой он и управлял от его имени. До того момента я была счастлива, живя в Меридоре среди моих цветов, моих овечек и моих лебедей, я обожала моего старого отца, и эта моя любовь распространялась на все, окружающее меня, на птиц, парящих в небе, и животных, живущих в лесу. Точно также меня любила и моя лань Дафна, которая покидала лесные заросли, что бы подойти и поесть из моих рук. Однажды утром я услышала звуки рога и лай собак в соседнем лесу. Это была, как ты правильно сказала, первая охота нового губернатора. Заинтересовавшись, я выбежала к воротам парка, и увидела Дафну, едва дышащую, спасающуюся от стаи собак. За ними мчался всадник, подгоняя своего черного коня… Это был господин де Монсоро, который охотился на бедную Дафну… Я закричала: «Пощадите!...» Но он скрылся, не услышав меня! Гертруда: Ах! Диана: Чтобы прекратить это преследование, которое разбивало мое сердце, я попыталась найти графа или одного из его егерей. Я бежала через лес, направляясь за шумом охоты. Я предчувствовала, что Дафна уже устала. Один раз она пробежала совсем рядом от меня, крича так жалобно, словно хотела попрощаться со мной. Я спешила, забыв про усталость и жалость к себе, когда, наконец, я оказалась на аллее, засаженной вековыми дубами, которая ведет в замок герцога Анжуйского, на берегу большого пруда Боже. Я затаила дыхание, прислушиваясь. Вдруг на меня обрушился шум, состоящий из лая, криков и звуков рогов… Охота возвращался. А с другой стороны огромного пруда лань выскочила из-за деревьев и бросилась в воду, как будто пытаясь добраться до меня. Я наблюдала за этим со слезами на глазах, протянув к ней руки. Она плыла изо всех сил, среди собак, готовых разорвать ее. Монсоро тоже появился на краю леса и соскочил с лошади. Не было сомнений в том, что он увидел меня и услышал, о чем я прошу, потому что он бросился к лодке и быстро отвязал веревку: он собирался спасти мою бедную Дафну. Он уже коснулся ее, раскидав свирепых врагов, когда я вдруг увидела как что-то блеснуло: он выхватил охотничий нож. Блеск исчез вместе с лезвием, которое вонзилось в самом сердце бедного животного. Дафна испустила жалобный стон, и замерла мертвая в воде, окрасившейся ее кровью! Я сделала несколько шагов, чтобы скрыться от этого ужасного зрелища, и упала без чувств в зарослях вереска, где меня вечером нашли наши люди. Ах! Гертруда, с того дня, всякий раз, как я видела графа, как бы глупо, странно и несправедливо это не звучало, между ним и мной стоят слезы, кровь, агония! Гертруда: Но, мадмуазель, он не знал, что бедная Дафна ваша любимица; то, что он сделал, делает каждый охотник, это не преступление. Диана: Да, может быть. Гертруда: Граф очень любит вас, что бы рискнуть вызвать ваше презрение и ненависть. Вы же не простите ему насилия. К чему тогда похищение? Смогу ли я вас защитить? Диана: Милая Гертруда! ... Тем не менее, это насилие и это похищения, мы не можем это отрицать, и у них есть автор. Гертруда: Хотите знать, что я думаю, мадмуазель? Диана: Говори. Гертруда: В прошлом месяце вы были приглашены, вместе с вашим отцом, в Анже, на бал, устроенный в честь Монсоро, Месье герцогом Анжуйский, братом нашего короля Генриха III. Диана: Прекрасный великолепный праздник! Гертруда: Где собралось все дворянство провинции, где вы были замечены и где вами восхищались. Диана: Да, я помню, один странный навязчивый взгляд, который преследовал меня весь вечер. Гертруда: Какой взгляд? Диана: Продолжай. Гертруда: Монсоро конечно же ревновал, это естественно, так как он любит вас. У Монсоро, говорю я, на следующий день был длинный разговор господином де Меридором, вашим отцом, после которого барон выглядел весьма обеспокоенным. Диана: Это правда. Гертруда: После этого разговора ваш отец спешно решает отправить вас в замок Люд. Диана: Ты права. Гертруда: Хорошо, мадмуазель, я считаю, что на этом празднике вы произвели столь сильное впечатление на какого-то господина, проживающего в этих окрестностях, что господин граф, боясь соперничества, опасного, как для него, так и для вас, возможно, посоветовал вашему отцу, отослать вас из Меридора. Вот почему мы сегодня собирались в Люд. Вот почему люди в масках, остановившие носилки, прогнали ваших людей. Вот почему мы здесь. Диана: У соперника господина де Монсоро! у человека, способного так легко устроить засаду! Но, по правде говоря, Гертруда, это не более, чем твое предположение! ... Где же мы находимся? ... Это следует узнать. Гертруда: Терпение! Не будем терять голову! Прежде всего, мадмуазель, вы заметили, что когда мы шли в эту комнату, мы поднялись на пять ступеней? Диана: Да. Гертруда: Значит мы находимся на первом этаже, так что, если эти окна ... Диана: Если эти окна не заперты, ты это имеешь в виду? Гертруда: И если мадмуазель имеет мужество ... Диана: Имею ли я? Ты увидишь! Гертруда: Тсс! ... Ах! Тут еще одна комната. Подождите. (она несет факел, в то время как Диана пытается открыть ставни окна) Позвольте мне сделать это. (Диана открывает ставни, мы видим пейзаж, сначала облачно, потом появляется луна, поблескивает вода в пруду) Диана (радостно): Решетки нет! Гертруда: Да, но вода плещется у самых стен. Диана: Вода! Огромный пруд! ... О! Но я узнаю это место, это пруд в Боже. Гертруда: Мы находимся в замке? Диана: Мы в руках герцога Анжуйского. Гертруда: И что это значит, мадмуазель? Диана: Это значит, Гертруда, что человек, который преследовал, который пожирал меня своим взглядом весь праздник, этот человек – герцог Анжуйский! Гертруда: Ох! Диана: Тиран, держащий в страхе всю провинцию, мрачный развратник с бледным лицом, брат всемогущего короля, который боится его преступлений и заговоров. Гертруда: Тише! Тише!... Диана: Но мы находимся в его доме, во власти того, кто организовал эту отвратительную ловушку! Гертруда, надо выбираться отсюда. Гертруда: Это все, что я прошу, но как? Диана (заглядывая в соседнюю комнату): Здесь комната без выхода... Тут их шпионы, их охранники ... Там ... (она показывает на окно) Гертруда: Смерть! Диана: Смерть часто бывает спасением... Теперь мне кажется, что даже стены угрожают мне, как и обжигающий взгляд, который наблюдал за мной. Я не могу больше думать, я не могу больше дышать, я боюсь! Мы в ловушке! Мы в ловушке! Гертруда: Ничего! Ни задвижки, ни ключа! Они все предусмотрели, мадмуазель! Диана: О мой отец! Мой милый отец! Ты бы смог защитить меня! Гертруда: Ну что сказать, мы же женщины! У нас нет силы, у нас нет ничего!... Там, там, в сотне туазов*, в ивах, я вижу лодку! Если бы я была мужчиной, я бы доплыла! Диана: О, Господи! Гертруда: Что такое? Диана: У меня мутится зрение, я схожу с ума! Гертруда: Но что случилось? Диана: Мне показалось, что лодка движется. Гертруда: Да, так и есть! Диана: Она приближается! Гертруда: И эти тени, которые движутся на краю леса ... возможно, это друзья! Диана: Или принц! Гертруда: Он бы не скрывал этого. Посмотрите, как лодка прячется в темноту, посмотрите, как эти тени скользят, сливаясь с камышами под ивами. Диана: Конь заржал. Гертруда: О, луна прячется, я ничего не вижу. Диана: Я слышу всплески воды под веслами! Гертруда: Закрыть! Диана: Закройте это окно! Голос (снаружи): Гертруда! Диана: Что это? Гертруда: Меня зовут! Диана: Кто там? примечание: * Туаз (фр. toise) — французская единица длины, использовавшаяся до введения метрической системы. 1 туаз = 1,949 м.

Констанс1: Рошешуар , с почином Вас! Так держать!

Рошешуар: Вольер, Констанс1, спасибо))))

Рошешуар: Сцена VI (Те же и Монсоро) Монсоро (глядя на балкон): Друг! Гертруда: Монсоро! Диана: Он! Монсоро: Вы не ожидали меня увидеть, ваша честь? Гертруда (снизу, Диане): Вы видите! Монсоро: Прибыв в Меридор, я узнал о предательстве, жертвой которого вы стали. Вас похитили люди в масках. Я гнался, я преследовал, я нашел ваши следы. Больше ничего не бойтесь, мадемуазель, я здесь! Диана: Я вам признательна, сеньор. Монсоро: Приказывайте мне, мадмуазель. Я здесь внизу, в лодке; в лесу меня ждут верные слуги с моими лучшими лошадьми. Никто не видел меня, никто не подозревает меня. Не будем терять время, отправляемся! Диана: Куда вы повезете меня? Монсоро: В Меридор! Диана: К моему отцу? Монсоро: Вы сможете поцеловать его, не пройдет и трех часов! Диана: О, сеньор, если то, что вы сказали, правда! Монсоро: Готовы ли вы? Диана (нерешительно): Сеньор… Монсоро: Мгновения бесценны… Принца нет в замке, но завтра, возможно, он появится. Бежать открыто – невозможно! И как только принц прибудет, я больше ничего не смогу сделать для вас, что бы не рисковать своей жизнью напрасно, так, как я рискую сейчас, надеясь вас спасти. Диана: Вы рискуете своей жизнью? Монсоро: Нет сомнений! Принц называет меня своим другом, а я предал его из-за вас! Если бы он только мог подозревать, что я нахожусь здесь, завтра я был бы уже убит! Гертруда: Ах, мадемуазель, поверьте уже! Диана (обращаясь к себе): Эта помощь страшит меня не меньше, чем опасность! Монсоро: Вы колеблитесь, потому что вам дурно или потому что не доверяете мне?... Я надеялся, что это будет лучшим доказательством моей преданности. Диана: Вы сказали, что вы прибыли из Меридора, что вас послал мой отец… Почему он не пришел вместе с вами? Монсоро: Сюда?! К герцогу Анжуйскому?! Я бы смирился, если бы что-то случилось со мной. Но ваш отец! Диана: Но он бы мог написать мне; Одной строкой он бы убедил меня следовать за вами! (Монсоро быстрым движением достал письмо) Он написал, не правда ли? ... Дайте! (она протягивает руку) Монсоро (задумался и спрятал письмо): Нет, мадемуазель, он не написал!... Разве он мог представить себе, что преданный друг, спаситель, может оказаться в такой момент подозреваемым? Гертруда: Послушайте!... Кто-то идет! Диана: Господин граф!... (Раздается стук) Монсоро: Я пропал, и вы не спасены… (Раздается стук) Гертруда: Сюда, господин, сюда! (Прячет его в соседней комнате. Стук становится постоянным. Диана падает без сил)

Рошешуар: Сцена VII (Те же, спрятанный Монсоро, Орильи в маске) Гертруда (открывая): Что такое?... Кто здесь? Орильи (показывая письмо): Мадемуазель !... Диана: От кого вы пришли? Орильи: Потрудитесь прочесть. Диана: Я не буду читать это письмо, не зная, от кого оно. Я отказываюсь. (Орильи кладет письмо на подушку перед Дианой и уходит) Сцена VIII (Те же и Монсоро) Гертруда (читает): «Прекрасной Диане де Меридор…» Диана: Выкини прочь эту бумагу. Монсоро: Напротив, читайте, читайте, мадмуазель! (Гертруда распечатывает письмо и передает его Диане) Диана (читает): «Несчастный принц, обезумевший от любви, обидел вас, и хочет заслужить ваше прощение. Сегодня вечером, в десять часов, он придет молить о нем у ваших ног». Монсоро: Вечером!... Гертруда: В десять часов!... (Слышно, как в замке бьют часы) Монсоро: Без четверти десять пробило в Боже. Герцог очень точен, мадмуазель, он ожидает любовной награды! Диана: Ах, какая пытка! Монсоро: Для Дианы де Меридор, которая столь прекрасна, он способен передвинуть время. Посмотрите, вы видите эти огни, мелькающие сквозь лес? Гертруда: Это правда. Монсоро: Это факелы его эскорта! Гертруда: Мадмуазель! Мадмуазель! Умоляю вас… Диана (не двигаясь): Я бы бежала, но это невозможно (доносятся звуки далеких колоколов) Монсоро: Герцог заехал в замок. Еще минута и будет слишком поздно! (Он подтаскивает мебель к двери) Диана: Ко мне, Гертруда! Ко мне! Гертруда: Я здесь! Я здесь! (Она поднимает ее и ведет на балкон) Монсоро (бросая вуаль Дианы в пруд): Ее вуаль! Таким образом они скорее поверят в ее смерть! (В свою очередь исчезает)

Рошешуар: Сцена IX (Орильи и герцог Анжуйский) Орильи (стучит снаружи): Откройте! Откройте! Вам нечего бояться, это Монсеньор. (Дверь сотрясается. Орильи входит через другую дверь, не увидев в комнате света, смотрит в другой комнате и начинает растаскивать мебель. Входят оруженосцы с факелами, затем принц) Никого, Монсеньор! (Подбегает к окну) Выбросилась! Герцог (выходя на балкон, оглядывается): Ее вуаль плавает в воде! Мертва! Мертва! (испуганно отворачивается) На этом пролог заканчивается... Можно перевести дух и выпить чашечку кофе))))

Стелла: Рошешуар , а я что говорила!( довольно потираю руки)))) У нас в Израиле говорят: "Нахальство - второе счастье!" Не надо бояться и все будет получаться. Тем более, что получается отлично и быстро! Может, коллективными усилиями мы и переведем если не все, то самые стоящие из пьес. Господа, все, кто владеет французским - присоединяйтесь. Представляете, как рады будут не только наши Дюманы, но и все, кто приходит пока гостями на форум. Это и для них подарок тоже.

Вольер: Рошешуар, самое трудное (история Дианы) позади. Дюма и Маке постарались, втиснув её в пролог. )

Орхидея: Стелла пишет: Может, коллективными усилиями мы и переведем если не все, то самые стоящие из пьес. Господа, все, кто владеет французским - присоединяйтесь. Представляете, как рады будут не только наши Дюманы, но и все, кто приходит пока гостями на форум. Прекрасные, а, главное, стоящие начинания! Рошеруар, перевод замечательный. Так держать!

Рошешуар: Орхидея, спасибо))) Прошу прощения за вынужденный перерыв. Потихоньку продолжу))) Акт первый Картина первая Большой кабинет, примыкающий к галерее во дворце де Коссе-Бриссаков. Двери в задней части, слева и справа. Великолепное освещение. Сцена первая (Можирон, сидит; Шомберг, Сен-Люк, затем Келюс) Шомберг (входя, обращается к Сен-Люку): Ах, мой дорогой Сен-Люк, свадьбы прекрасны! Но, ты знаешь, когда я вижу женившегося человека, я начинаю задыхаться, это сильнее меня! Сен-Люк: Бедный Шомберг! В этом кабинете ты будешь в состоянии дышать ... (Увидев Можирона) Смотри-ка! И ты здесь, Можирон? Можирон: Да! Я бежал ... Невеста слишком красива! А здесь я жду Келюса, которого поймал господин де Бриссак, твой тесть. Келюс (входя): Ах, господа, какой прекрасный отец! ... (замечая Сен-Люка) Прости, мой добрый Сен-Люк, но вот уже семь раз дорогой господин де Бриссак интересовался у меня, почтит ли его король своим присутствием... А ведь это то, что никто никогда не знает: придет король или не придет король! (Смеются) Сцена II (Те же и Жанна) Жанна (входя): Как! Король не придет? Но, господа, король обещал! Сен-Люк: Друзья мои, это правда! Будьте уверены, мадам де Сен-Люк. Келюс: Разве я сказал «король», мадам? Я обмолвился. Мы говорим о герцоге Анжуйском, и я сказал: «Надеюсь, что он не придет!» Жанна: Но герцог Анжуйский также обещал… Сен-Люк (тихо): Дорогая Жанна! Жанна: Почему он не придет? Келюс: Потому что мы не наблюдаем здесь никого из его анжуйцев. Шомберг: Слава Богу! Жанна (удивленно): Слава Богу? Сен-Люк (делает ему знак): Хм… хм… Келюс: Госпожа де Сен-Люк, совсем недавно покинувшая стены монастыря, со всеми его очаровательными прелестями, еще не знает обычаев анжуйского двора. Герцог Анжуйский шага не сделает, предварительно не отправив на разведку небольшой авангард своих приспешников, головорезов и карманников! Жанна: Ох! Келюс: Антраге, Риберак, Ливаро или Бюсси, любой из них. Жанна: Луи де Клермон, сеньор де Бюсси – головорез!? Сен-Люк (Жанне): Келюс шутит. Келюс (серьезно): Ни в коей мере. Таким образом, сударыня, пока вы не увидите здесь этого бахвала Бюсси, будьте уверены, герцог здесь не появится. Жанна: Еще есть время! Сен-Люк (Жанне, тихо): Да замолчите вы! Жанна: Что? Келюс: Что? Сен-Люк (Келюсу): Мадам де Сен-Люк жалуется на погоду. Жанна: Здесь тепло, а на улице – снег! Шомберг: Вряд ли это украсит день свадьбы. Сен-Люк: Смотрите, мой тесть, направляется сюда. Келюс: Он хочет знать, почтит ли его король… Сен-Люк (уверенно): Он ищет кого-то. Келюс: Может быть меня? Сен-Люк: Может быть Келюс (Можирону): Спасайся, кто может! Сен-Люк: Вы нас покидаете? Келюс (Сен-Люку): Это будет восьмой раз!... Мой друг, мы еще вернемся (всем остальным) Живо! (Они поспешно уходят) Жанна: Они сумасшедшие, все эти люди! Сен-Люк: Наконец-то мы одни!

Рошешуар: Сцена III (Жанна, Сен-Люк) Жанна: Но что это за мучение, которому вы подвергаете меня? Что происходит? Сен-Люк: А что должно происходить, моя любимая Жанна?... Неужели вы бы хотели превратить нашу свадьбу в свадьбу Пирифоя*? Мы будем убивать их, моя дорогая! Жанна: Господи помилуй, зачем? Сен-Люк: Как? Ну, вы же хотите видеть здесь короля! И вместе с королем – герцога Анжуйского! ... Но это же огонь и вода, которые вы призываете на наш дом! Пожар и потоп! Жанна: Два брата? Сен-Люк: Нет! Два сына Екатерины Медичи!… Ах, моя прекрасная графиня, сколькому еще мне предстоит вас научить. Жанна: Научите, сударь, научите! Сен-Люк: Вы так безрассудно поддерживаете д’Анжу и господина де Бюсси! Перед друзьями короля! Но Жанна, у нашего короля нет наследника, Франсуа – брат короля, и значит, Франсуа унаследует все... В результате, Генрих боится Франсуа, а Франсуа ненавидит Генриха! Это же очевидно! Жанна: Слишком очевидно! Сен-Люк: Итак, друзья Генриха желают, что бы он здравствовал и правил… Да, но друзья Франсуа хотят, что бы он тоже правил в свою очередь. Как это сделать? Жанна: Это ужасно! И мы должны это терпеть? Сен-Люк: О, конечно нет! Есть некто, кто следит за этим! Жанна: В добрый час! Сен-Люк: И это тот, кто хочет ни Генриха, ни Франсуа! Жанна: Почему?... Сен-Люк: Потому что он хочет править сам. Жанна: И кто это? Сен-Люк: Три головы, такие разные, но действующие едино, подобно головам Гекаты**. Одна из них – главная, это армия, ее зовут Генрих де Гиз. Вторая – раздает советы, это Майен. А третья – религия, кардинал Лотарингский. И это я не считаю их запасную голову, змеиную, их сестра, мадам де Монпансье, самая опасная из всех... Так вот, король, брат короля, трехглавый или четырехглавый Гиз… Каждый из них имеет свою партию, свою цель, ведет свою игру. Каждый из них строит заговоры и подсылает к своим соперникам маленькие армии шпионов. Куда ни глянь, они повсюду. Вы не можете открыть глаза, вы не можете открыть рот без того, что бы кто-нибудь из них вас не увидел и не услышал. И если вы поддерживаете одного, значит против вас все остальные. И еще, моя любимая Жанна, учитесь видеть не смотря, говорить, не произнося ни слова, бойтесь всех, всем улыбайтесь, всегда лгите, и не принадлежите ни к какой партии, кроме нашей, любите только саму себя и меня, который дрожит, шепча вам на ушко «я вас люблю». Жанна: А как же двор? Сен-Люк: Только мы! Жанна: Это счастье, которое вы мне обещаете? Сен-Люк: О, терпение! Если бы вы знали, сколько усилий и мастерства мне пришлось приложить, что бы отвоевать малую часть свободы, ускользнуть из дружеских объятий короля. О, Жанна, король очень ревнив к своим друзьям. Он не видит ничего хорошего в моем браке, браке, который лишает его друга, друга, который хочет иметь такую малость! И он действительно может таить на нас обиду… Поверьте мне. Давайте затаимся, давайте постараемся, что бы о нас забыли, постараемся вести себя тише, как можно тише, это единственный способ для нас быть рядом. Жанна: Я придумала! Давайте уедем в Меридор. Сен-Люк: Что такое Меридор? Жанна: Это противоположность двора: деревья, цветы, небо! Красивое, дружелюбное, восхитительное сокровище! Моя дорогая Диана, подруга моего детства, Диана и ее старый отец, милый сеньор Огюстен, который называл нас своими дочерьми! ... О, я провела в Меридоре замечательные дни! Сегодня утром, в часовне, когда вы увидели, что я плачу, вы спросили у меня, отчего эти слезы... Дело в том, что я думала о Диане, которой нет рядом, и об обещании, которым мы обменялись – присутствовать на свадьбе друг у друга... Ее нет здесь. Это единственное, что омрачает мое счастье в этот самый лучший день в моей жизни! Сен-люк: Почему же вы ее не пригласили? Жанна: Я написала, но ответа нет... Анжу, это так далеко! К тому же мы поженились так быстро! Сен-Люк: Вы упрекаете меня в этом? Жанна: Нет! Но теперь, когда я знаю о судьбе, которая нас здесь ожидает, вы понимаете, как мне хочется уехать в Меридор! Решайтесь, давайте уедем! Сен-Люк: Как уедем? А свадьба, а двор, а король? Жанна: Вы собираетесь отказать мне в первой же милости, о которой я вас прошу? Сен-Люк: О, нет! Нет! Однако… Жанна: Меридор! Меридор! Меридор! Сен-люк (на коленях): Хорошо. Да. Завтра! Жанна: Завтра?... Этой ночью! Немедленно! Примечания: *Пирифой – древнегреческий герой, царь лапифов. Один из мифов рассказывает о его свадьбе, на которую среди прочих жителей Древней Греции, были приглашены кентавры. Кентавры, впервые попробовавшие зелена вина, начали безобразно вести себя, бросаться на женщин, в том числе на невесту и подружек невесты. И тогда греческие герои (Пирифой, Тесей и другие) поколотили кентавров и прогнали их далеко-далеко. **Геката – древнегреческая богиня лунного света, преисподней и всяких таинственных явлений. Частенько Гекату изображали в виде трех женских фигур, связанных спиной друг к другу.

Рошешуар: Сцена IV (Те же, Антраге, Ливаро, Риберак) Антраге: На коленях перед женой!... Мои комплименты! Сен-Люк: Антраге! Анжуйцы! Жанна: Анжуйцы? Антраге (Сен-Люку): Окажите нам честь, граф, представьте нас мадам графине. Сен-Люк (Жанне): Господин маркиз д’Антраге, господин де Ливаро, господин де Риберак, о чьем отсутствии вы только что сожалели, графиня. (в сторону) Лишь бы только те, другие не вернулись! Жанна: Возможно, господа хотели бы поприветствовать моего отца? Антраге: Мы уже имели эту честь, мадам, и господин де Бриссак неоднократно вопрошал… Сен-Люк: Не прибыл ли король. Антраге: В том числе. Но это вряд ли... Король никогда не появляется без сопровождения некоторых людей, которых мы здесь не видим. Риберак: Слава Богу! Сен-Люк: Слышали? Жанна: Да-да! Антраге: Но герцог Анжуйский придет. Сен-Люк (в сторону): Чума! (вслух) Его Высочество так великодушен. Антраге: Его Высочество назначил тут встречу Бюсси, который, без сомнения, уже прибыл. Сен-Люк: Этого еще не хватало! (прислушивается) Келюс возвращается!... (вслух) Не могли бы вы пройти вместе со мной? Антраге: Пойдемте! Жанна (Сен-Люку): Попытайтесь их развести. (В тот момент, когда Сен-Люк собирается увести анжуйцев, Келюс появляется в дверях и перекрывает выход, занятый разговором с господином де Бриссаком).

Рошешуар: Сцена V (Те же, Келюс, затем Шомберг и Можирон) Келюс (поворачивается спиной): Да, господин де Бриссак, да, король придет. Сен-Люк: Отлично! Антраге (видит Келюса): Ах-ах! Келюс (двигается дальше, ничего не замечая): Тем охотнее он придет, ведь здесь собрались только порядочные французы, ни одного анжуйца! Антраге, Риберак, Ливаро: Что он говорит? Сен-Люк: Ой-ё! Келюс (замечая их): О-о! Антраге (Сен-Люку): Вы слышали это, господин де Сен-Люк? Сен-Люк (любезно): Слышал что? Антраге: Этот господин упомянул анжуйцев!... Келюс: Ну и что? Жанна (испуганно, умоляюще): Господин де Келюс! Келюс: О, мадам… Шомберг и Можирон (входя): Что хотят эти господа из Анжу? Антраге (увидев их): В добрый час! У каждого будет свой противник Сен-Люк: Господа! Господа! Жанна: Господа! Сен-Люк: В присутствии дамы! (Шум и гул из главного зала возвещают о прибытии короля) Сцена VI (Те же и король в боковой двери; Шико в другой двери; придворные, пажи в центре галереи) Король: Что случилось, господа? Шико (передразнивает короля): Господа, что случилось? Король: Два короля здесь, мастер Шико!... К чему эта злая шутка? Шико: Послушай, Энрике, я побуду королем, а ты побудешь Шико. Я буду царствовать, а ты танцевать. Я буду слушать весь вздор и всю ложь, что произнесут эти господа, а ты в это время развлечешься, бедный король! Король: Ты прав, я хочу развлечься, и как можно лучше!... Слышите, господин де Сен-Люк? Сен-Люк: Сир! (в сторону) Он в бешенстве! Король (проходя мимо Жанны, приветствующей его глубоким поклоном) Мадам де Сен-Люк? Сен-Люк: Да, сир! Король (сухо): Вы прелестны, мадам. (проходит, удаляясь) Жанна (Сен-Люку): Что вы мне наговорили о злопамятности короля?... Король находит, что я прелестна! Сен-Люк: О! Тем хуже! (пытается увернуться) Жанна: Вы меня покидаете? Сен-Люк: Небом заклинаю, не смотрите на меня так, дорогая моя. Вы видите, что король улыбается, это значит, что он что-то задумал. Король (требовательно): Сен-Люк! Сен-Люк (обреченно): Сир! Король: Я уже угощал тебя этими пастилками? (Сен-Люк благодарит) Послушайте-ка, кто-то там расшумелся… Слышишь? Король сердится.

Стелла: Рошешуар , великолепно!

Рошешуар: Сцена VII (Те же и Шико в дверях) Шико: Да, я наиздавал законов против расточительства, и если их недостаточно, то я буду издавать их снова и снова! Если они недостаточно хороши, по крайней мере, пусть их будет много. Рог Вельзевула!... Господин де Бюсси? Король: Кто сказал «де Бюсси»? (за сценой слышен глухой шум) Голоса (за сценой): Бюсси! Бюсси! Бюсси д’Амбуаз… Бюсси! Жанна: Господин де Бюсси? Сен-Люк: Его-то тут и не хватало! (зрители видят шесть красиво одетых пажей, которые входят и останавливаются в нале галереи) Король: Шесть пажей! Келюс: По-королевски! (Появляется Бюсси) Сцена VIII (Те же и Бюсси, осматривается в поисках короля) Шико: О-ля-ля! Господин де Бюсси, обратите-ка свой взор на нас! Неужели вы не видите, что я – настоящий Генрих? Не отличаете короля от его шута? Бюсси (обращается к королю): Сир… Король (сухо): Сударь, вас зовет король. (отворачивается) Бюсси (уязвленно): Ах так… (обращается к Шико) Простите, сир, мое замешательство! Король (оборачивается): Что он говорит? Сен-Люк: Ничего, сир, абсолютно ничего. Шико (Бюсси): Сударь, вы посягаете на мои права! Вы разоритесь на ваших пажах! Что! Вы нарядили этих клоунов в шитую золотом ткань, а вы, полковник, Клермон, почти принц, одеваетесь в простой черный бархат! Бюсси (поглядывая на миньонов, которые с вызовом смотрят на него): Сир, мы живем в такое время, когда всякие клоуны одеваются, как принцы, поэтому принцу, обладающему хорошим вкусом, приходится одеваться как клоуну, что бы отличиться от них! Келюс, Шомберг, Можирон: Черт возьми! Проклятье! Король: Наглец! Шико (Бюсси): Вот как! Для кого вы сейчас это сказали? Для моих друзей, или для друзей моего брата? Бюсси: Для любого, кого это заденет, государь. Келюс (выступая вперед): Отлично, сударь… Сен-Люк (удерживая его): Во имя неба, умоляю, сдержись. Келюс: Сдерживайся сам! Тот, кто задевает нас, тот задевает короля. Король (тихо): Замолчите, Келюс. Бюсси (обращается к друзьям): Позвольте вам показать, как это надо делать. Сен-Люк (в сторону): Так, теперь второй! (обращается к Бюсси) Господин де Бюсси… Бюсси (Сен-Люку): Вы хотите поговорить о том, что я только что сказал? Сен-Люк: Единственное, что я хочу, это поприветствовать вас и выразить вам благодарность, вместе с мадам де Сен-Люк, за ту честь, которую вы оказали нашему дому, придя сюда. Бюсси (почтительно): Простите меня, мадам… Ничто в этом зале не может заставить меня лишиться вашего уважения. Король (своим друзьям): Сен-Люк бросает ему вызов. Но я не хочу, то бы он был убит, пусть даже и в день своей свадьбы! Иди к ним, Келюс… Нет, не ты… у тебя слишком горячая голова. Иди ты, Можирон… Нет, ты такой же. Шико (в сторону): Бедный король! (Обращается к Бюсси) О чем вы думаете, граф де Бюсси? Похоже, что вы потеряли голову, коли вы не видите, каков мой брат… мой брат Франсуа, которого вы выбрали своим господином… Он такой некрасивый. Но вы сделали свой выбор, тем хуже для вас! Ну, вот, не прошло и сорок лет, как появился Бюсси )))

Рошешуар: Ну вот, пошло что-то интересное))) наконец-то появились сюжетные расхождения с книгой))) Сцена IX (Те же и герцог Анжуйский, который слышит последние слова) Герцог (королю): Государь, возможно, кто-то найдет приятным, когда шут без разбора оскорбляет дворян, ваших и моих, но он берется оскорблять меня – сына Франции, а это уже совсем другое дело. Я не позволю ему. Шико (королю): Ответьте ему, Шико, я вам разрешаю. Король: Брат мой, вы слишком обидчивы. Наш дед Франциск I баловал Трибуле. Наш отец Генрих II, смеялся, глядя на потешную борьбу Брике с маршалом Строцци. А я, я многое прощаю Шико, потому что он любит меня, немного. Не презирайте его, Франсуа… Он дворянин. Он остался сиротой, но был достойно воспитан одним из одним из ваших анжуйцев – Меридором, представителем старинной французской знати… Герцог (в сторону): Меридор! Жанна: Меридор! Король: И к тому же, Шико не может позволить презирать себя даже принцу. Он прекрасно владеет шпагой. Георцог: Надеюсь, не против меня. Ведь он не направил ее против господина де Майена, который приказал поколотить его, ни даже против Николя Давида, у которого в руках была палка. Король: Франсуа, вы злопамятны! Шико: Ну, что ж, Шико? Мы напоминаем вам, что были избиты, что вы получили сорок девять ударов… хотя поговаривают, что пятьдесят. Но это не ваша вина; это может случиться с каждым. Смотрите, вот господин де Бюсси, гордый и отважный. Давайте спросим его, что бы он ответил, если бы однажды ночью он был застигнут с любовницей своим соперником, ревнивым принцем, и оказался бы перед лицом к лицу с двенадцатью громилами с палками и одним нормандским адвокатом… Что бы сказали вы, Бюсси? Бюсси: Что это принц – подлец и трус, и что он опозорил себя. Вот что бы я ему сказал. Шико: Отлично! А что бы вы сделали? Бюсси: Я не знаю, но завтра же бы этот принц оплатил мне этот долг! Шико: Завтра же?... О, господин де Бюсси, вы не умеете вести дела! Шико не стал требовать свой долг на следующий день. Он, представьте себе, пустил его в рост. Так вот, за семь лет, включая один високосный, при ставке десять процентов… законная ставка, именно под такую король берет займы у евреев… за семь лет капитал удвоился. В результате, те пятьдесят ударов, что получил Шико, а также пинта крови, что вытекла из его тела, на сегодняшний день составляют сто ударов и по две пинты крови для каждого из должников. И если господин де Майен, мужчина крупный, справится с долгом, то Николя Давиду, пожалуй, может и не хватить кожи или крови, что бы расплатиться с Шико. И тогда его придется объявить банкротом, на восемьдесят восьмом или девяностом ударе. (смеется) Бюсси: Что ж, не так уж и глупо! Король (герцогу): Скажите, что вы думаете об этой арифметике? Герцог: Замечательно, государь… Господин Шико – само совершенство. Только это не имеет никакого отношения к достоинству, это – фанатизм. (смеется) Шико (герцогу): Бедный Шико, он заслуживает немного любви, неправда ли? Герцог: Он заслуживает большего! Шико: О, какой милый, какой хорошенький двор будет у нас! Ягнята всех мастей будут блеять хором… Я не очень-то любил анжуйцев, но теперь все переменилось. Рог Вельзевула, к нам возвращается золотой век! Да узрим мы, как будут течь молоко и мед по улицам Парижа*. Брат мой, где же ваши друзья, которых я так люблю? Господин де Бюсси, вы будете первым, кого я обращу в свою веру! Бюсси (игриво): Сир, вы так добры! Шико: Я вас никогда ничем не одаривал? Нет?... Я был не прав. Как раз сейчас при дворе имеется одна вакансия: должность главного ловчего. Герцог (в сторону): Что он болтает? Король (Келюсу): Позвольте-ка, я послушаю. Шико (Бюсси): О, я знаю, Бюсси, что вы хотели получить эту должность, и что мой брат обещал вам попросить ее для вас (Франсуа становится напряженным) Это же очевидно, вы самый верный его слуга, его лучший друг, его жемчужина. Герцог (сам себе): Предатель! Шико: Вы опытный придворный, знатный дворянин, вы храбры, и я желаю назначить вас главным ловчим. Герцог (в сторону): Несчастный! Шико (любезно обращается к герцогу): О, не благодарите меня! (королю, тихо) Если ты не воспользуешься этим, что бы разделаться с ним, значит ты не сын своей матери! (удаляется) Герцог (в сторону): Загнал в ловушку! Король: Мой брат, будьте снисходительны! Шико думал, что доставляет вам удовольствие. Он же не может знать, что сегодня утром вы испросили эту должность для другого. Бюсси: Для другого!... Герцог (Бюсси): Я все тебе расскажу, я все объясню... Бюсси: А есть ли смысл, монсеньор… Король: Этот новый главный ловчий, протеже моего брата, естественно, из Анжу, его зовут… Как его зовут, Франсуа? Никак не могу запомнить это имя! Герцог: О! (королю) Господин граф де Монсоро, государь. Шико (на заднем фоне): Монсоро? Келюс: Монсоро! Кто такой? Бюсси: Монсоро? Все: Монсоро? Король: Когда вы нам его представите, Франсуа, чтобы мы могли его хотя бы увидеть, коль скоро мы о нем ничего не знаем? Герцог: Государь, предоставьте ему несколько дней; господин де Монсоро в Анжу, в своих землях. Я еще не оповестил его о той милости, которой вы его пожаловали. Келюс (королю): Какой прекрасный жест в пользу врага! Какая ошибка, государь! Король: Монсоро или Бюсси, какая разница! Это будет все равно анжуец! Разве вы не видите, что они владеют ситуацией? Келюс: Это еще один повод для нас, что бы избавить вас от них, начиная с самого ненавистного из всех. Король: Конечно, Бюсси! Ах, если бы это можно было сделать без особого риска… Хорошо (говорит тихо) я даю тебе карт-бланш. Келюс: Ты слышишь, Можирон? Можирон: Ты слышишь, Шомберг? Герцог (обращается к Бюсси): Бюсси, выслушай меня, я прошу. (Бюсси холодно кивает ему) Шико (увидев это): Прекрасно! Сен-Люк (королю): Государь, все ожидают Ваше Величество… (звучит бальная музыка) Шико: Энрике, давай-ка начнем танцы! Герцог: Проклятый дурак! Король: Ну же, Франсуа! Герцог: Я уже тут… (Они уходят) Примечание: * Да узрим мы, как будут течь молоко и мед по улицам Парижа* (on va voir couler le lait et le miel dans les rues de Paris) – отсылка к Библии, где неоднократно упоминается сочетание мёда и молока при словах о благословенных землях.

Рошешуар: Сцена X (Слева стоят Келюс, Шомберг, Можирон и д’Эпернон, справа – Бюсси, Риберак, Ливаро и Антраге) Риберак: Похоже, они там что-то замышляют. Бюсси: Изобретают новую помаду. Антраге: Миньоны ждут нас. Бюсси: Давайте, лучше мы их подождем. Келюс (своим друзьям): Итак, решено! (вслух) Что ж, господа! Нам необходимо обсудить организацию охоты. Король изъявил желание, он хочет видеть завтра на своем столе мясо какого-нибудь благородного животного, оленя… или голову кабана, к примеру! Можирон: С земляникой, по-итальянски*. Шомберг: Что-то вроде… (он смотрит на Бюсси) Бюсси (элегантно приближается к ним): Что-нибудь похожее на это? (показывает на свой воротник-брыжи) Келюс: Можно сказать и так, господин де Бюсси. Бюсси: К слову сказать, на улице похолодало… У вас кожа потрескается. К тому же, у кабана такая щетина... Можирон: Мы наденем перчатки с подкладкой, чтобы прикасаться к зверю. Риберак: Вы будете загонять одно животное? Келюс: Мы будем загонять столько животных, сколько их будет. (Риберак, Ливаро, Антраге приближаются к ним). Бюсси: Ба! Их всего четверо, одного зверя для них будет предостаточно. Миньоны (вместе): Наглец! (Они останавливаются по знаку Келюса) Антраге (Бюсси): Но… Риберак (Бюсси): Один! (миньонам) Как вы собираетесь охотиться, господа? Келюс: Мы устроим засаду. Вы присоединитесь к нам? Бюсси: Как бы это устроить? Дело в том, что сегодня ночью у меня дела, у моего ростовщика, в Сент-Антуанском предместье. Можирон: В таком пустынном месте. Шомберг: Где нередко убивают. Бюсси: Правда? Клянусь, я об этом ничего не знаю. Помогите мне немного... Какую дорогу вы посоветуете выбрать? Келюс: О, Бог мой! Сначала набережными до Гранд-Шатле, затем по улице Тиксерандери, далее Гревская площадь, и потом по улице Сент-Антуан вплоть до дворца Тюильри и Бастилии. Бюсси: Отличный маршрут! Я не отклонюсь от него ни на шаг… Вы больше ничего не хотите мне сказать, господа? Келюс (кивает): Абсолютно ничто. Бюсси (сам себе): И никакой провокации? Ничего не понимаю… Шомберг: Доброго пути, господин граф! Бюсси: С этими людьми совершенно нечем заняться. Келюс: Он предупрежден, это полдела… Теперь займемся организацией охоты. (миньоны удаляются) Реберак (Бюсси): И все-таки ты не прав, что собираешься ехать один. Бюсси: Ба! Ливаро: Мы поедем с тобой. Бюсси: Я вам запрещаю это делать, я приказываю! Риберак: Не сердись. Антраге: Герцог тебя разыскивает. Бюсси: Тогда я удаляюсь. (Появляется герцог. Они раскланиваются и выходят.) Примечание: * Можирон здесь играет словами, а Бюсси подхватывает его игру. "Une fraise" - это и "земляника/клубника" и "брыжи". Интересно, что Дюма здесь делает замену: в романе Можирон говорит о кабаньей голове с "отложным воротничком по-итальянски", намекая на простой воротник Бюсси, отличающийся от брыжей, которые носят миньоны (Дюма это оговаривает в авторском тексте). А в пьесе, получается, Можирон делает отсылку в гастрономию, и у Бюсси воротник - "миньонские" брыжи.

Констанс1: Рошешуар , интересно, этот Риберак не родственник ли некоей мадам де Понс -Риберак, которая отказала Генриху 4. И каковую форумные фикрайтеры упорно сватают на роль матушки Атоса?

Рошешуар: Констанс1, пока ничего вразумительного по этому поводу не могу сказать))) Надо посмотреть в древо Рибераков, но это ближе к вечеру)))

Рошешуар: Итак, чего мне удалось нарыть: Этот товарищ Франсуа де Риберак или Рибейрак (честно, не уверена, как правильно), которого Дюма легким росчерком пера превратил из гизара в анжуйца, и продлил ему жизнь на почти полтора года, был из рода д'Айди де Рибераков. Вот его генеалогическое древо (см. 4 ветвь) http://gw.geneanet.org/genroy?lang=fr&m=N&v=d+aydie+de+riberac Имеется у него прабабка Анна де Понс, родная сестра Франсуа II де Понса - прадеда Антуанетты де Понс-Риберак (той самой дамы ). Вот генеалогическое древо самой Антуанетты (см. 9 ветвь) http://gw.geneanet.org/genroy?lang=fr&m=N&v=de+pons . То есть фактически они четвероюродные брат и сестра. Но это родство по линии Понсов. А вот по линии Рибераков... что-то я не могу отследить, почему Антуанетта де Понс стала еще и Риберак, откуда взялась эта приставка? Сейчас бы Armande на помощь призвать, да что-то ее не видно, к моему сожалению. Кстати, и по линии графов де Фуа (ее младшая ветвь де Фуа-Кандаль) они тоже были вполне себе дальние родственники: матушку Франсуа де Реберака звали Мария де Фуа-Кандаль, она была одной из десяти детей Гастона III де Фуа-Кандаля, а у Антуанетты была пра-пра-прабабка Изабелла де Фуа, ее родной брат - Жан де Фуа-Кандаль и есть родоначальник этой ветви.

Рошешуар: Сцена XI (Герцог Анжуйский и Орильи) Герцог (наблюдая, как уходят Бюсси и остальные анцуйцы): Они не любят меня, но скоро они меня будут бояться! Орильи: Месье… Герцог: Орильи!... Итак? Орильи: Вы все еще думаете о той женщине, на которую вы обратили внимание в тот вечер в церкви Святой Екатерины? Герцог: Думаю ли я о ней? … Мне показалось, что я увидел призрак прекрасной Дианы, которую я убил. Орильи: Я последовал за этим призраком… Хотите ли вы знать, где он живет? Герцог: Орильи… Орильи: В доме, расположенном напротив Турнельского дворца, в ста шагах от Бастилии. Герцог: Ты уверен? Орильи: Вот ключ. Герцог: Сегодня же ночью, я избавлюсь от угрызений совести. Сцена XII (Те же и Шико, который наблюдает за ними) Шико: Смотрите-ка, господин Орильи! ... Все сюда! Сейчас господин Орильи сыграет нам на лютне. Орильи: Для чего, сударь? Шико: Для того, чтобы развеселить Месье. Взгляните на эту мрачную фигуру! Герцог: Господин Шико, вы, я вижу, желаете свести со мной счеты. Шико (с серьезным видом вытаскивает из кармана книгу для записей): Для вас, Месье, мы установим ставку в пятнадцать процентов. (Смех в зале. Герцог уходит.) Сцена XIII (Те же, Жанна, Бюсси и Сен-Люк) Жанна (Бюсси): Благодарю вас, господин граф, за то, что вы не омрачили наш праздник, хотя имели право защищаться. Ранее мы восхищались вами, теперь испытываем признательность, я не осмеливаюсь говорить о дружбе. Бюсси: Что вы мадам! Это – то немногое, что я мог бы вам дать. Сен-Люк (говорит тихо Бюсси): Господин де Бюсси, возвратившись сегодня домой, не ходите больше никуда. Бюсси: Вот как! Нансей: Свита короля! Сцена XIV (Те же и король, придворные, дамы, офицеры) Жанна (Сен-Люку): Король уезжает, мы будем свободны, и больше не расстанемся. Сен-Люк: Никогда!... Король! Немедленно оставьте меня! Король (Бриссаку): Господин де Бриссак, все прошло прекрасно… Мои комплименты… к сожалению, уже поздно, а мне еще добираться до Лувра. (к ним подходит паж) Герцог: Позволите ли вы сопровождать мне вас, Ваше Величество? Король: Нет, спасибо. Доброго вечера, Франсуа. Герцог (говорит тихо Орильи): Отлично, начнем же, Орильи. (они выходят) Сен-Люк: Я провожу вас с факелом до носилок, Ваше Величество. Король: Все мои друзья – шалопаи – сбежали погулять на масленичном карнавале... Дурные мальчишки! И только ты, Сен-Люк, только ты – серьезный женатый человек. Жанна: В добрый час. Король: Спокойной ночи, мадам де Сен-Люк. Жанна (радостно): Государь!... (в сторону) Он великолепен! Король (оборачивается): Я тут подумал, что буду скучать по дороге. Ты будешь сопровождать меня Сен-Люк. Сен-Люк: Вот видите! Жанна: Вы уезжаете! Король: Ну же, Сен-Люк! Сен-Люк: Я здесь! Я здесь! (Жанне) Я вернусь! Шико (в сторону): Ах, бедная малышка! Жанна: Боже мой! Боже мой! Шико: Вы что, боитесь, Сен-Люк? Комнаты Лувра совершенно безопасны. (Глядя на Бюсси.) Чего не скажешь, о предместье Сент-Антуан, рядом с Бастилией, перед Турнельским дворцом… Там есть укрытие, в котором легко могут спрятаться четверо мужчин, что бы удачно набрасываться на прохожих. Бюсси (удивленно): Похоже, он говорит это для меня… Шико: Добрый вечер, Энрике! Сын мой, подождите меня. (Он быстро выходит). Бюсси (сам себе): Может быть он это сказал, что бы напугать меня… Ладно! (Жанне) Мое почтение, мадам! (Он раскланивается и выходит. Другие также раскланиваются и уходят. Постепенно Жанна остается в галерее одна.) Жанна: Одна!... В первую брачную ночь!... О, Меридор, Меридор!

Рошешуар: Картина вторая Улица Сент-Антуан, рядом с дворцом Турнелей. – Слева – насыпь и ров дворца. Каменный навес, под которым скрываются миньоны. Еще левее – деревянный дом с балконом и дверью с небольшим окошком. Улица проходит между дворцом и домом; она выходит к Бастилии, башни которой окутаны туманом. – Идет снег. Светит луна. Сцена первая (Келюс, Шомберг, Можирон, д’Эпернон, прячутся) Келюс: Как же холодно! Совсем, как в Польше! Этот бешенный Бюсси был прав: моя кожа действительно сейчас потрескается! Шомберг: Да будет так! Закутайся в плащ до самых глаз и засунь руки в карманы. (Он стряхивает снег с ноги) Келюс: Тебе хорошо, Шомберг, ты немец! Можирон: У меня сосульки на усах. Д’Эпернон: О, мои руки… Келюс: Немного терпения; возможно, скоро вы будете считать, что стало чересчур жарко. Можирон: Да услышит тебя Бог! И пусть поскорее настанет жара! Шомберг (прислушиваясь): Тихо! Келюс: Что? Можирон: Какой-то треск. Шомберг: Открывается окно… Как раз на этом балконе. Можирон: Женщина! Келюс: Две! Сцена II (Гертруда и Диана на балконе) Гертруда: Идемте, мадмуазель, здесь слишком холодно. Диана: В этом пригороде страшно в ночное время. Вот уже две недели, как господин де Монсоро оставил нас в этом доме, каждую ночь мы просыпаемся из-за каких-то неприятностей. Гертруда: Но сегодня все спокойно, не волнуйтесь и возвращайтесь. Вам опасно показываться, с тех пор, как герцог Анжуйский заметил вас в церкви Святой Екатерины. Диана: И возможно узнал меня… О, мой Бог! Келюс (Можирону): Ты слышишь, о чем болтают эти две кумушки? Можирон: Клянусь, нет. Их слова замерзают в воздухе не долетая сюда. Гертруда (Диане): Какие-то люди прячутся на углу Турнельского дворца. Диана: Возможно, злоумышленники... О, беги и посмотри, хорошо ли старая Маргарита закрыла, уходя, двери. Гертруда: Бегу, мадам. (Она уходит) Можирон: Кажется, Келюс, минуту назад вы говорили о наступающей жаре? Я полагаю, что она приближается. Шомберг: Где? Можирон: По улице Сен-Поль. Келюс: Действительно, два человека. Д’Эпернон: Клянусь, да! Гертруда (возвращаясь): Дверь хорошо закрыта, мадемуазель. Что это вас так заинтересовало? Диана (показывая на улицу): Видишь ли ты этих двух людей, которые приближаются? Гертруда: Возможно, именно их и ожидают эти прячущиеся люди... Давайте вернемся в комнату... Диана: А если это господин де Монсоро? Гертруда: Граф приезжает всегда один. Диана: Это правда... Эти люди останавливаются. Гертруда: Перед нашей дверью!... Скорее уйдем, мадемуазель!... (Она тянет ее за собой). Диана: Что же будет? (Она возвращается в комнату, окно вновь закрывается). Сцена III (Келюс, Шомберг, Можирон, д’Эпернон, прячутся; Орильи и герцог Анжуйский приближаются) Герцог: Я слышал, как закрылось окно. Орильи: И Ваше Высочество, если старый колдун, что продал мне ключ, не обманул, мы услышим, как открывается дверь. Надо только убедиться, тот ли это дом. (осматривается) Деревянный дом, под крышей статуя Девы Марии. Герцог: Да тот это дом. Открывай. Келюс (вдалеке, друзьям): Это может быть только Бюсси. Не дадим ему войти в дом. Все: Выходим! Выходим! (Они появляются из укрытия). Герцог (замечает их): Вооруженные люди! Это ловушка! Орильи (открывает дверь): Давайте быстро войдем, монсеньор. Келюс (приближается первым): Смерть ему! Смерть ему! Все: Смерть ему! Герцог (скрещивая руки): Мне кажется, господин де Келюс, что вы только что сказали сыну Франции: «Смерть ему!»? Келюс: Монсеньор герцог Анжуйский! Все: Месье! Можирон: Простите, монсеньор, это была шутка. Герцог: Хорошенькая шутка! Келюс: Мы не ожидали, что это окажетесь вы. Герцог: Я вам верю. Но кого же тогда вы ожидали увидеть? Келюс: Одного из наших друзей. Можирон: Чтобы напугать его. Келюс: Монсеньор, вы же не подумали, что мы хотели помешать вашим развлечениям. Герцог: О каких развлечениях вы говорите, сударь? Можирон: О любых, которые понравятся Вашему Высочеству, прошу прощения. Келюс: Монсеньор, вы можете рассчитывать на наше молчание. Герцог: Я не требую этого у вас. В конце концов, у меня нет тайн, которые следовало бы скрывать... Я собирался посоветоваться с евреем Манасесом, с колдуном, который живет неподалеку… Орильи, заметил вас и принял за лучников на обходе, а так как он сам состоит в совете чародеев, и многому понахватался от них, он попытался пробрить стену, чтобы ускользать от ночного патруля... Вот и все, господа, что вам следует говорить, и все, во что вам следует верить. Прощайте, господа. Келюс: Мы уходим, монсеньор. (Он делает знак своим друзьям отойти в сторону) Орильи: У монсеньора, у этих людей дурные намерения. Герцог: Ты уверен? Орильи: Они никуда не ушли. Видите? Герцог: Давайте войдем, раз уж мы приехали сюда… Я хочу знать, кто эта женщина, и также ли она красива, как Диана. Орильи: Ах, Месье, никакой неосторожности! Принц крови, герцог Анжуйский, наследник короны… Сколько людей не хотело бы видеть вас наследником! Герцог: Пожалуй, ты прав... Давайте возвратимся во дворец ... Я приеду сюда подготовившись лучше. Орильи: Осторожно, вы их видите? Герцог: Да… Вытащил ли ты ключ, закрыл дверь? Орильи: О, да, монсеньор, да! Уезжаем! (Орильи и герцог уезжают)

Рошешуар: Сцена IV (Те же, после отъезда герцога Анжуйского и Орильи) Келюс: Господа! Все: Мы здесь! Келюс: Что ему нужно было в этом забытом Богом квартале? Можирон: Хороший вопрос!... И женщины, которые только что шептались на этом балконе? Келюс: Да уж, черт возьми! Ах, слушайте! На этот раз… Голос (напевающий вдалеке): Кто в драке лучший у нас? Господин д’Амбуаз! В любви кто лучший? – спроси. Господин де Бюсси!* Келюс: Это он! Можирон: Да нет, этот один. Его друзья не допустили бы этого. Келюс: А я тебе говорю, что это он! Можирон: Значит он хочет заманить нас в ловушку. Келюс: Ловушка это или нет, мы все равно атакуем его! Вперед! К оружию! Все: К оружию! Примечание: *Оригинал песенки у Дюма Un beau chercheur de noise, C’est monseigneur d’Amboise; Un bel amant aussi, C’est monsieur de Bussy!

Рошешуар: Сцена V (Те же и Бюсси верхом на лошади) Бюсси (пересчитывает нападающих): Два, три, четыре. Ах, как высоко вы меня цените! Спасибо, господа! Келюс: Это же он? Бюсси: Он самый! Кабан, чью отрезанную голову вы обсуждали… Только он сам собирается вспороть некоторым живот. Я начинаю. (Ранит д’Эпернона, который его атакует) Д’Эпернон (раненый): Отлично! Мой счет открыт! Теперь вы, господа! (он отступает под навес, чтобы перевязать рану) Шомберг: Вы только посмотрите на этого великого невежу! Он разговаривает с нами сидя верхом! Бюсси (спрыгивает с лошади): Подожди! (Направляет на Шомберга удар шпаги) Шомберг (задетый): Der Teufel!* Бюсси: Уже двое! Теперь два других! Келюс (ранит Бюсси): А! А, я задел его! Бюсси: Одежду! (Он обезоруживает Келюса, у которого шпага отлетает в сторону) Келюс (пытается снова): Посмотрим! Посмотрим! А, ты отступаешь! Бюсси: Нет, я прорываюсь! Можирон (Бюсси): Ты слабеешь! Бюсси: Сейчас увидите! (Он ударяет Можирона эфесом своей шпаги по голове). Можирон (оглушенный, катается по земле): Живодер! Бюсси: Ну же, будьте мужественны!... Похоже, что именно вы ослабели. Келюс (также раненый): Ах! Все: Смерть ему! Смерть ему! (Они теснят его к двери Дианы) Бюсси (прислоняется к двери, чувствует, что она подалась под ним): Открыто! (Он начинает атаку и, отогнав миньонов, устремляется в прихожую). Все: Открыто! Бюсси (закрывая дверь): А теперь закрыто! (смеется) Келюс: Ах ты, демон! Шомберг: Ломаем дверь! (вдали слышен звук колокола) Можирон (все еще оглушенный): Что это? Келюс: Колокол тревоги в Бастилии. Шомберг: Патруль! Келюс: Отступаем! Все: Быстрее! Быстрее! Можирон: Помоги мне, Шомберг. (Они пошатываясь и поддерживая друг друга, исчезают) Бюсси (за дверью): Доброй ночи, господа!... Самое время! (Он шатается и падает. – Вдалеке вооруженный отряд появляется из ворот Бастилии). Приложение: * Der Teufel! (нем.) – Дьявол!

Рошешуар: Акт второй Картина третья Лувр. – Три входа. Слева – вход в покои короля. Справа еще одна дверь. На переднем плане большая галерея, примыкающая к королевской оружейной. Сцена первая (Нансей и Сен-Люк) Нансей (стражнику у дверей): Никого не впускайте сюда. (входящему Сен-Люку) Ах, господин де Сен-Люк, нельзя, никак нельзя! Сен-Люк: Король не примет меня? Нансей: К сожалению, нет! Разве вы не слышали новость? Сен-Люк: Нет, я почти не выхожу из своих комнат. Нансей: Господин Можирон едва жив... Господин д’Эпернон серьезно ранен… Господин Шомберг искалечен... Господин де Келюс... Сен-Люк: Боже мой! Но кем? Нансей: Господином де Бюсси, который, кажется, и сам умер, ибо его никто не видел. Король в гневе!... Слышите? Сен-Люк: С кем это он так ссорится? Нансей: С герцогом Анжуйским. О, какая сцена!... Они идут сюда, давайте уйдем. (стражнику у дверей) Отойди на двадцать шагов! Проходите, господин де Сен-Люк, проходите! (они уходят) Сцена II (Король и герцог Анжуйский) Король: Я говорю вам, сударь, что это неправда. Герцог: А я вам говорю, что это ваши друзья организовали нападение у Турнельского дворца. Король: Кто вам это сказал? Герцог: Я сам их там видел. Король: Это уже слишком! Герцог: Более того, они приняли меня за Бюсси, и попытались на меня напасть. Король: На вас? Герцог: Да, на меня. Король: А что это вы делали в Сент-Антуанском предместье? Герцог: Какая разница, что я там делал, брат мой? Король: А я хочу знать. Я такой любознательный сегодня... Герцог: Я шел к Манасесу. Король: К колдуну!? Герцог: Ну, вы же посещаете Руджери, отравителя! Король: Я хожу туда, куда хочу! Я – король! Герцог: Это не ответ, это отговорка. Король: Ваш Бюсси спровоцировал их! Герцог: Конечно, он вызвал четырех человек разом!!!... Да будет так! Король: Смерть Христова! Я же вам говорю, что я слышал его провокации на балу у Сен-Люка... Это был заговор. Герцог (смиренно): Я его не защищаю. Король: Тем лучше для вас! Я накажу его, и это будет страшным примером для других… Ваши друзья убивают моих друзей! Герцог: Зато ваши лучшие друзья оскорбляют меня! Меня… вашего брата, которому во Франции и в глаза-то никто не имеет права смотреть, кроме Вашего Величества. Король: О чем это вы говорите? Герцог: Я говорю о том, Ваше Величество, что меня переполняет жажда правосудия и справедливости. Вчера была одна возмутительная сцена; сегодня – другая. Пребывание при вашем дворе невозможно более для меня. Сцена III (Те же и Шико) Шико (вносит завтрак короля): Ах, вы ссоритесь ?... Два брата! Как красиво! Король: Замолчи. Шико: Энрике, ты же старший, ты должен быть более благоразумным, а ты заставляешь малыша плакать. Герцог (уязвлено): Ах ты! Шико: Он такой милый!... Я не хочу, что бы над ним издевались. Не так ли, Франсуа, сладенький мой? Герцог: Государь, отпустите меня, умоляю вас… Отправьте меня куда-нибудь, освободите!... Король: Я не задерживаю вас. (герцог выходит) Шико (усаживается, поставив блюдо): Ты его отпускаешь: Король: Бюсси! Этот Бюсси!... Если бы я только мог! Шико: Ты бы назначил его коннетаблем, не так ли? Король: Нет! Я приказал бы его четвертовать! И тебя вместе с ним! Шико: Неблагодарный!... У тебя имеются четыре миньона, к которым все общество питает отвращение, четыре пиявки, четыре разновидности чумы, из-за которых тебя прозвали Иродом и Гелиогабалом, из-за которых тебя, не сегодня – завтра, свергнут… И вот нашелся добрый малый, который решил освободить тебя от них, а ты хочешь его четвертовать!... Завтракал ли ты? Король: Несчастный! Шико: У тебя есть брат, единственный брат, образцовый брат, брат с двумя носами... А ты его прогоняешь! Король: Да замолчи ты уже, ничтожество! Проклятая оса! Шико (со слезами): Ах, куда же он собрался идти, наш милый Франсуа? Король: Пусть идет к черту! И ты вместе с ним! Шико: Генрих де Гиз, великий Генрих, надоел тебе, и ты послал его управлять армией... Его брат надоел тебе и ты отправил его вслед за Генрихом де Гизом... Толстяк де Майенн надоел тебе и ты отослал его вслед за кардиналом... Наконец, их хромая младшая сестрица, герцогиня, которая вечно смеется, натачивая свои чудесные маленькие золотые ножницы, коими, как ты знаешь, она мечтает выстричь тебе тонзуру, она тоже надоела тебе… Ты отправил ее вслед за тремя братьями. И вот теперь, твой брат Франсуа тоже тебе надоел, и ты отправляешь его на все четыре стороны... Такое ощущение, что ты весь свет решил отослать прочь. Черт возьми! Энрике – ты тонкий политик, ты – истина в последней инстанции, я верю в тебя. Отправь-ка всех этих людей в одно место… А еще, еще отправь по тому же адресу своего нового главного ловчего, этого Монсоро, злого гения твоего брата. И пошли им еще пятьсот тысяч парижан, которые высмеивают тебя с утра до вечера... Давай же, Энрике, пошли им всю Францию, и давай останемся тут с тобой в гордом одиночестве. Король (громко): Господин де Нансей! Шико: Пожалуй, сейчас начнется! Сцена IV (Те же и Нансей) Король: Попросите моего брата не покидать Лувр, не поговорив со мной. Нансей: Сир, господин герцог только что уехал. Король: Бегите! Догоните его! Верните его сюда! Нансей: Да, государь. Король (привратнику): Посланник господина де Гиза, где он? Нансей: Смиренно ожидает, Ваше Величество… (уходит) Король: Я выйду к нему. Шико (идет за ним с позолоченным блюдом): Ты только попробуй это. Король: Ах, этот Бюсси!... (выходит в соседний зал) Шико: Энрике!...

Рошешуар: Сцена V (Шико, Сен-Люк, а затем Жанна) Сен-Люк (показывая рукой): Гроза миновала… Шико! Шико: Что? Сен-Люк: Позволь поблагодарить тебя, ты хороший человек. Шико: Меня? Сен-Люк: Тебя, ведь это ты освободил меня этой ночью, это ты вернул меня моей жене, после того, как король сыграл со мною эту шутку. Шико: Каким образом? Сен-Люк: О, я догадался… Благодарю за столь великодушную дружбу. Шико: Я не испытываю к вам ни малейших дружеских чувств, поверьте. Жанна: К нему – нет, но к Жанне де Бриссак, подруге Дианы де Меридор, с которой вы вместе выросли, которую вы называете сестрой, о которой вы заботились, как брат… О, если бы она была здесь! Если бы вы увидели ее прекрасные черные глаза, золотистые волосы, ее ангельскую улыбку, они заставили бы вас измениться? О, я прекрасно вас знаю! Шико: Помилуйте! Жанна: Как? Разве не вы, тот бедный сирота, которого старый сеньор Огюстен принял и воспитал с любовью? Шико: Я понятия не имею, о чем вы тут говорите. Сен-Люк: Полноте, король сам нам вчера про вас рассказал. Шико: Ну, нельзя же верить во все, о чем говорит король. Фу, Сен-Люк, какой ты гадкий! Дай мне спокойно позавтракать. Сцена VI (Король, посланник и Нансей) Король (офицеру – посланнику господина де Гиза): И в конце передайте моему кузену де Гизу, что он не нужен мне здесь, в Париже, но он нужен мне во главе армии, которая осаждает Ла Шарите. И пусть он ждет моего приказа и не предпринимает никаких действий… Засвидетельствуйте ему мое почтение. Прощайте, сударь. (Посланник кланяется и уходит. – Нансей возвращается) Король: Ну что? Нансей: Монсеньор герцог Анжуйский собирался уже уезжать. Однако по приказу Вашего Величества он возвращается. Король: Хорошо… Теперь скажите, есть ли какие-либо новости о господине де Бюсси? Нансей: Нет, государь. Все считают, что он мертв. Король: Мне не важно, что считают все, мне нужно знать. Человек не может исчезнуть без следа. Найдите мне господина де Бюсси, живым или мертвым! Вы слышите меня?

Рошешуар: Сцена VII (Те же и Бюсси) Бюсси: Государь! Все: Бюсси! Король: Это действительно он! Бюсси: Я полагаю, что Ваше Величество оказывает мне честь и беспокоится обо мне? Король: Вы распустили слухи о своей смерти… Вы скрывались. Бюсси: Я не скрывался, государь, ибо вот я, перед вами. Король: Вы утверждали, что были атакованы сегодня ночью? Бюсси: Я ничего не утверждал, государь. Король: Значит, вы пришли жаловаться? Бюсси: Зачем бы мне жаловаться, государь? При мне всегда две руки, которые в состоянии защитить меня и отомстить за меня. Шико (королю): Я бы хотел, что бы у тебя была хотя бы сотня таких друзей, как этот. Сцена VIII (Те же и вбегает герцог Анжуйский) Герцог: Бюсси! Мой дорогой Бюсси! (обнимает его) Бюсси: (отстраняясь): Прошу прощения, Монсеньор, вы причиняете мне боль. Герцог: Вас что-то беспокоит?... Ответьте мне. Король: Прекрасно, прекрасно. Франсуа, мне нужно с вами поговорить. Господин де Бюсси, мы урегулируем это дело. Ожидайте меня здесь. Пойдем, Франсуа. (Оба брата уходят)



полная версия страницы