Форум » Наше творчество » Пьеса А.Дюма "Юность мушкетеров" » Ответить

Пьеса А.Дюма "Юность мушкетеров"

LS: Перед вами - пьеса А.Дюма "Юность мушкетеров". Вернее, ее Пролог. Пьеса в пяти актах, издана и поставлена была в 1849 году. Является авторской инсценировкой романа "Три мушкетера". Шла на сцене в два вечера вместе с другой пьесой "Мушкетеры" - инсценировской "Двадцать лет спустя". На наш форум попала в английской версии, переведена с помощью ПРОМТ. Пролог отредактирован мной. Если что не так, извините.

Ответов - 147, стр: 1 2 3 4 5 All

Стелла: Сцена 4. ДАртаньян, потом Планше. ДАртаньян: Я заявляю, что это все станет так ясно, словно я смогу это увидеть своими глазами. Арамис, госпожа де Буа-Траси, королева, герцог Бэкингэм, кардинал, госпожа де Бонасье. Какого дьявола все эти люди оказались связаны между собой? Как она очаровательна, эта малышка мадам Бонасье: вид принцессы!.. сердце!..храбрость!.. ум!.. И это жена этого ужасного галантерейщика... И в правду, нужно приехать в Париж, чтобы увидеть такое, что никогда не могло произойти в Тарбе. Планше:( сквозь потолок) Сударь, сударь, вы еще здесь? ДАртаньян: Да! Планше: Стучат в дверь. ДАртаньян: Кто? Планше: Я думаю, стража. ДАртаньян: Ба! Планше: Я слышу мушкетные приклады. Надо открыть? ДАртаньян: Конечно, потому что меня здесь уже нет. Планше: Хорошо, не двигайтесь. ( люк снова закрывается). ДАртаньян: А, брось мне мой плащ и шляпу! Чума! Что опасного в том, если я шевелюсь? Только, мне кажется, не лишней предосторожностью будет закрыть дверь.( Задув свечу он приближается к двери в глубине, но, прежде чем он успевает закрыть дверь, появляется Миледи, одетая точно так же, как мадам Бонасье).О! О! Что я вижу!

Стелла: Сцена 5. ДАртаньян, Миледи, Рошфор Миледи: Неужто это не здесь и я ошиблась? И, тем не менее это действительно лавка, она в глубине. Я действительно у господина Бонасье, галантерейщика-бакалейщика, я вижу имя над дверью. Приближаясь к окну: Граф!..Граф!..( показывается Рошфор) Рошфор: Ну, что? Миледи: Ну, я думала, что дом занят нашими людьми, но я никого не вижу. ( ДАртаньян в лавке ударяется о бочку) Миледи: ( отстраняясь от окна) Я ошиблась, здесь кто-то есть. ДАртаньян: Уже вернулись? Миледи: Вернулась? Откуда? ДАртаньян: Это не ее голос! Миледи: Кто вы? ДАртаньян: Но я вам могу задать тот же вопрос, мадам. Только, если вы откажетесь здесь отвечать ( он идет к камину и зажигает свечу)... Рошфор: ( в окне) Я нужен вам? Миледи: Не знаю, но держитесь поблизости ( узнает дАртаньяна) Мой гасконец! (Рошфору) Не о чем не беспокойтесь! ДАртаньян: Миледи! Миледи: Вы не ошибаетесь? ДАртаньян: Не узнать вас, мадам? Ну как вы такое можете говорить, мадам! Миледи: Что-то мне подсказывает, что некий господин дАртаньян, который ухаживал за миледи Винтер , в то же самое время был влюблен в маленькую галантерейщицу по имени мадам Бонасье. ДАртаньян: Влюблен я, Миледи? Я ее увидел сегодня вечером в первый раз. Миледи: Вы ее видели этим вечером? ДАртаньян: О!. Дьявол! Что я сказал? Миледи: Я, тем не менее, считала, что она за милю от безопасности. ДАртаньян: ( в сторону) Она знала о ее аресте! ( Громко) Как бы это сказать... Нет, мадам... Я желаю быть откровенным... Я ее знаю достаточно давно, она из моих краев и сегодня вечером, видя, что она, вот уже три дня как отсутствует, я спустился, чтобы узнать новости о господине Бонасье и увидел, что дом пуст. Я был здесь, я ждал, я был в одиночестве... Наконец, пришли вы и я счастлив! Миледи: вы нашли дом пустым? ДАртаньян: Черт, посмотрите сами... Миледи: Что вы хотели этим сказать? ДАртаньян: И как я уже вам сказал, мадам, я счастлив, очень счастлив! Миледи: Это хорошо, шевалье! Я узнала то, что желала знать. ДАртаньян: А что вы желали знать? Миледи: Я желала знать, насколько глубоки клятвы в любви шевалье дАртаньяна. ДАртаньян: Мадам, во имя неба! Миледи: Я думала, что вы мне окажете любезность думать, что миледи Винтер достаточно уважаема, чтобы не ставить ее на одну арену с мадам Бонасье. Подождите ее возвращения, шевалье...А! Я не считаю вам нужным говорить, что впредь бесполезно появляться безоружным в отеле на Королевской площади. ДАртаньян: Мадам, помилосердствуйте, выслушайте меня!( он преграждает ей путь) Миледи: А я надеялась, что войдя свободно, я свободно и выйду! Рошфор: ( открывая окно) Миледи! Миледи! ДАртаньян: ( оборачиваясь) Мой человек из Менга! А, в этот раз, надеюсь, ты от меня не сбежишь!( он выпрыгивает из окна, слышен его голос, который удаляется) А! Подлец! А! Негодяй! А! Фальшивый дворянин! Рошфор: ( поднимаясь и запрыгивая в окно) Он узнал вас? Миледи: Да!. Но я объяснила ему свое присутствие. Рошфор: Так что можно не опасаться, что он сомневается в мотиве, который нас сюда привел? Миледи: Нисколько! А вы как? Рошфор: Разве вы не видите? Он выскочил едва ли не на голову мне и вынужден был бежать до самой реки, не глядя по сторонам. Странный он! Миледи: Но! Рошфор: Но, пойдем... Похоже, что удар не попал в цель. Миледи: Это еще этот проклятый гасконец, который явился под нашу крышу. Рошфор: Будьте покойны, он ответит за все разом! ( В ту минуту, что в глубине они покидают лавку, можно видеть спускающиеся ноги Планше).

Стелла: Сцена 6. Планше, ДАртаньян. Планше: ( полностью показываясь сквозь потолок) Господин дАртаньян! Господин дАртаньян! Ну же, где вы, господин дАртаньян? Ах, Боже мой! Боже мой! Уж не обзавелся ли он крыльями, чтобы не выдать себя? ДАртаньян( возвращаясь) Ты не видел его, Планше? Планше: Кого, сударь? ДАртаньян: Его, это воплощение дьявола, который мне все время показывается и с которым я никак не могу встретиться. Планше: Выслушайте меня. Стража вернулась. Они нашли господина Атоса, который был в вашей комнате и увели его с собой. ДАртаньян: Дьявольщина! И он дал это сделать? Планше: Они его приняли за вас. ДАртаньян: Они не узнали его? Планше: Совсем напротив: как только я начал говорить, он приложил палец ко рту; я его понял. ДАртаньян: О, храбрый Атос! Узнаю его. Дверь в глубине открывается

Стелла: Сцена 7. Те же и мадам Бонасье. Мадам Бонасье: Шевалье, Шевалье! Вы еще здесь? ДАртаньян: Мадам Бонасье! Мадам Бонасье: Да! ДАртаньян: Мой Бог, что с вами? Планше! Планше! Мадам Бонасье: Нет-нет, не занимайтесь мной! ДАртаньян: Что произошло? Мадам Бонасье: Я опоздала на полчаса. ДАртаньян: Ну и ?.. Мадам Бонасье: Я пришла слишком поздно; женщина, одетая точно также, как и я, точно с таким платочком, как и этот, предъявила его в доме на улице Вожирар и благодаря этому она получила адрес. ДАртаньян: Женщина, одетая как и вы? Она сюда заходила. Мадам Бонасье: Вы ее видели? Вы говорили с ней? ДАртаньян: Да. Мадам Бонасье: Что с ней стало? ДАртаньян: Демон, которого я преследую вот уже три недели и которого я буду преследовать , если потребуется, всю мою жизнь, скрылся через это окно; я побежал за ним; Я не знаю, что с ней произошло за это время... Но погодите!.. Этот мужчина... Это тот самый, что вас похитил. Мадам Бонасье: О, Боже мой! ДАртаньян: И, сверх того, меня приходили арестовать. Мадам Бонасье: Где это? ДАртаньян: Наверху, у меня. Мадам Бонасье: Вас не нашли? ДАртаньян: Нет, но нашли одного из моих друзей, которого увели вместо меня. Мадам Бонасье: Уходя, они думали, что поймали вас? ДАртаньян: Совершенно верно. Мадам Бонасье: Господин ДАртаньян, нельзя терять ни минуты! ДАртаньян: Приказывайте! Мадам Бонасье: Скажите вашему лакею , чтобы он осмотрел окрестности. ДАртаньян: Планше, ты слышишь? Планше: Бегу, сударь! Мадам Бонасье: Вы пойдете со мной! ДАртаньян: Куда? Мадам Бонасье: Туда, где он прячется... Мой Бог! Мой Бог!Только бы мы успели вовремя! ДАртаньян: Поторопимся. Планше: ( у двери в глубине) Не входите... Когда вам говорят, чтобы вы не входили...

Стелла: Сцена 8. Те же и человек, закутанный в плащ. Человек: Да, но Я войду. ( он отстраняет Планше и входит) Планше: Господин! Господин! На помощь! ДАртаньян: Вот тот, кто заплатит за все! Человек: Ты осмелишься, плут? ДАртаньян:( вытаскивая свою шпагу) Сударь, вам сказали, чтобы вы не входили? Человек: А я говорю, что я войду! ДАртаньян: Кто вы? Человек: А вы сами кто? ДАртаньян: Дьявол! Вы пришли это узнать? Человек: Вы этого желаете, наконец?( он сбрасывает свой плащ) Мадам Бонасье: ( узнав его) Отлично!( она бросается между ними и разъединяет шпаги) Милорд! Милорд! ДАртаньян: (делая три шага назад) Сударь, вы?.. Мадам Бонасье: Милорд, герцог Бэкингэм. ( К дАртаньяну) А теперь вы можете всех нас погубить. ДАртаньян: Вы, милорд, здесь? ( к мадам Бонасье) Как такое возможно? Мадам Бонасье: О, я ничего не знаю и не нам милорд станет объяснять это. Бэкингэм: Но все очень просто. На названной мне улице Арфы мне показали носовой платок и сказали, чтобы я ожидал на улице Могильщиков у Люксембурга, у галантерейщика по имени Бонасье.Так как это имя было мне известно, я не возражал и вот я здесь! ДАртаньян: Это так, этот дом и сейчас считают занятым жандармом и его людьми и желают заманить милорда в западню. Милорд, простите меня, что я скрестил свою шпагу с вашей и скажите мне, каким образом я могу услужить Вашей светлости? Бэкингэм: Спасибо! Вы храбрец, вы предлагаете мне свои услуги и я их принимаю. Идите позади нас на двадцать шагов; сопровождайте нас до самого Лувра и, поскольку вы знаете, чьи интересы затронуты здесь, если кто-то будет следить за нами — убейте его. ДАртаньян: Хорошо! Милорд, проходите вперед, я следую за вами.. Бэкингэм: Пойдемте, мадам. ДАртаньян: Планше, предупреди Портоса и Арамиса, чтобы они не ложились спать этой ночью. Планше выходит через окно.

Стелла: Картина 6. Комната королевы в Лувре. Сцена 1. Анна Австрийская, Ла Порт. Анна: Что герцог? Ла Порт: Герцог? Анна: От него до сих пор нет известий? Ла Порт: Мы можем их получить только от мадам Бонасье, а с момента, что кардинал велел ее похитить, мы находимся в неизвестности. Анна: Ла Порт! Ла Порт: Мадам! Анна: Мне кажется, что я слышу шаги в потайном коридоре; взгляните, кто это может быть. Сцена 2. Те же и мадам Бонасье. Мадам Бонасье: ( открывая дверь в коридор) Молчание! Анна: А, это ты, Констанс! Мадам Бонасье: Да, мадам... Да... Ваше величество, это я. Анна: Тебя освободили? Мадам Бонасье: Я убежала. Анна: И ты примчалась сюда? Мадам Бонасье: Я там, где мое присутствие необходимо. Анна: Ты видела его? Мадам Бонасье: Ваше величество! Анна: Отвечай быстро... Ты видела его?.. С ним не случилось ничего плохого? Мадам Бонасье: Он здесь. Анна: Здесь... Кто? Мадам Бонасье: Герцог... Анна: Герцог Бэкингэм? Мадам Бонасье: Собственной персоной. Анна: В Лувре!.. У короля... Рядом с кардиналом! Мадам Бонасье: Мадам, он говорит, что раз уж он здесь, он не вернется в Лондон, не повидав вас: что он знает, что письмо было написано не вами; он знает, что его хотели заманить в западню и что он благодарен своим врагам за то, что они дали ему возможность увидеть вас. Анна: Какое безумие! Вернись туда, где он находится...проси, умоляй, прикажи моим именем... ( показывается герцог) скажи ему, что нужно, чтобы он уехал... что я не увижу его, что я не хочу его видеть. Если понадобиться, я расскажу все королю! Сцена 3 Те же и Бэкингем. Бэкингем: О, вы не осмелитесь, мадам! Анна: Герцог!... Ла Порт... с этой стороны!...Констанс - в коридор! (Бэкингему) О, сударь, сударь! Что же вы творите! ( двое слуг удаляются, королева и Бэкингем остаются одни) Сцена 4. Королева, Бэкингем. Бэкингэм: ( становясь на колени) Я преклоняю перед вами колени и говорю вам: Джордж де Вилльерс, герцог де Бэкингем всегда самый послушный и самый почтительный из ваших обожателей. Анна: Герцог, вам известно, что это не я писала вам письмо, не так ли? Бэкингем: Я знаю, что был безумен, когда думал, что снег может растаять, что мрамор способен ожить! Но, чего же вы хотите! Когда любят, считают, что для любви все легко; К тому же, я ничего не потерял от этого путешествия, поскольку я увидел вас! Анна: Вы забываете, милорд, что видя меня вы рискуете жизнью и заставляете меня рисковать своим счастьем; вы увидели меня, чтобы я могла сказать вам, что нас разделяет глубина морей, враждебность наших королевств, святость принесенных клятв: святотатство бороться против всего этого, милорд; вы меня увидели для того, чтобы я могла сказать вам: мы не должны больше видеться... Бэкингем: Мадам, говорите!.. Говорите, королева! Нежность вашего голоса скрадывает суровость ваших слов. Вы говорите о святотатстве: но святотатство разъединять сердца, которые Господь предназначил друг для друга. Анна: Милорд, я никогда не говорила,что я вас люблю. Бэкингем:: Но, в то же время, вы никогда не говорили, что не любите меня. Анна: Милорд! Бэкингем: Это было бы жестокостью, которую вы не совершите... в таком случае, скажите мне, королева, найдете ли вы еще такую любовь, как моя: такую, которую ни время, ни отсутствие, ни отчаяние не смогли погасить. Любовь, которой достаточно ленты... оживающей от случайного взгляда, вырвавшегося слова... Вот уже три года, как я увидел вас в первый раз, мадам и все эти три года я люблю вас все так же. Анна: Герцог! Бэкингем: Хотите, я вам расскажу, как вы были одеты в тот первый раз, когда я вас увидел? Хотите, я вам опишу каждую деталь вашего туалета? Я все еще вижу вас в этом платье из шелка, расшитого золотом, рукава которого, скрепленные алмазными подвесками, падали на ваши прекрасные руки. О! Погодите! Я закрываю глаза и вижу вас такой прекрасной, какой вы были тогда... Я открываю глаза и вижу вас такой, как теперь... то есть, в сто раз прекрасней! Анна: Что за безумие возрождать бесполезную страсть такими воспоминаниями... Бэкингем: А для чего вы хотите чтобы я жил? У меня есть только эти воспоминания... Это мое счастье, мое сокровище, моя надежда. Каждый раз, когда я вас вижу это добавляет еще один алмаз в ларец моего сердца. Это уже четвертый, которому вы дали упасть и который я подобрал; за три года, мадам, я видел вас всего четыре раза; первый: когда я явился для беседы с вами, второй: у герцогини де Шеврез, третий в садах Амьена... Анна: Не говорите мне об этом вечере, милорд! Бэкингем: Это был счатливый и лучезарный вечер в моей жизни... Помните ли вы, как прекрасна была та ночь? Как нежен и ароматен был воздух? Каким синим и разукрашенным звездами было небо? О! В тот раз, как и сейчас, я был с вами наедине; в тот раз вы были готовы рассказать мне все... о вашем одиночестве в жизни, печалях вашего сердца... вдовстве вашей души... Вы опирались на мою руку... взгляните,.. на эту самую... Я чувствовал, склоняясь к вам, как ваши прекрасные волосы касаются моего лица и каждый раз, когда они задевали его я вздрагивал с ног до головы. О! Королева!.. Королева... Вы не знаете, сколько радости заключено в подобных мгновениях. Смотрите! Все мое положение, мое состояние, моя слава... те дни, что мне осталось жить... за подобную ночь, потому что той ночью... О! Мадам!.. Той ночью мадам, вы любили меня! Анна: ( вставая) Но клевета охватила все, что было той ночью. Король, подстрекаемый кардиналом, пришел в ужасную ярость; мадам де Верне была изгнана, Пютанж сослан, мадам де Шеврез впала в немилость, а когда вы захотели вернуться во Францию в качестве посла сам король воспротивился вашему возвращению. Бэкингем: Да, и Франция заплатит войной за отказ своего короля. Анна: Как так? Бэкингем: Я не питаю надежды проникнуть до самого Парижа вооруженной рукой, конечно же, нет! Но эта война может привести к миру... для мира нужен будет посредник... этим посредником буду я... и я вернусь в Париж, я вас увижу. Анна: Но, милорд, подумайте: все эти заверения в любви, которые вы мне дали, преступны. Бэкингем: А! Это потому, что вы меня не любите! Мадам де Шеврез, о которой вы только что говорили, была не так жестока: Холланд любил ее и она ответила на его любовь. Анна: Госпожа де Шеврез не была королевой. Бэкингем: Вы бы любили меня, мадам, если бы не были ею? О! Благодарю вас за эти нежные слова, Мое прекрасное величество, сотни раз благодарю! Анна: О! Вы неправильно поняли! Бэкингем: Я счастлив заблуждаться... посмотрим! Я не имею права заблуждаться насчет жестокости того, кто похитил бы меня. Письмо, которое я получил, не от вас: вы мне сами сказали об этом, оно заманило меня в ловушку и там я должен был расстаться с жизнью. Хотя, погодите... некоторое время назад у меня было предчувствие, что я скоро умру. Анна: О, мой Бог! Бэкингем: Я не говорил этого ранее, мадам, чтобы вас не пугать: не думайте, что меня занимают подобные мечты. Но это слово, которое вы только что произнесли... эта надежда, которую вы мне почти подали... она все оплатит,.. и мою жизнь тоже. Анна: Ну, хорошо... и у меня, герцог, тоже были подобные предчувствия. Я тоже... у меня тоже было видение... и в этом видении я видела вас лежащим,.. окровавленным... раненым. Бэкингем: В левый бок... не так ли? ..ножом. Анна: О, милорд, это так! О! Мой Бог! Но кто вам мог рассказать, что у меня было подобное видение? Я говорила о подобном только с Богом, да и то в своих молитвах!( она встает) Бэкингем: Я больше не могу... ( на коленях) Вы любите меня, мадам, это ясно. Анна: Я вас люблю? Я... Бэкингем: Да, вы! Как Бог может нам посылать одни и те же видения, если вы не любите меня? Могут ли быть у нас одни и те же предчувствия, если две наши сущности не соприкасаются сердцами? Вы меня любите, королева, и вы будете оплакивать меня! Анна: Мой Бог! Боже мой! Вы видите, что это больше, чем я могу вынести... Прошу, герцог, во имя неба, уходите, бегите! Я не знаю, люблю я вас или я вас не люблю... но что я знаю, так это то, что если на вас будет покушение во Франции, если вы умрете во Франции... если я смогу предположить, что ваша любовь ко мне стала причиной вашей смерти... я никогда не утешусь... я знаю, что я сойду с ума. Уходите! Уходите, умоляю вас! Бэкингем: О! Как вы прекрасны сейчас! Как я вас люблю! Как я вас люблю! Анна: Уходите! Уходите и возвращайтесь позднее как посол, возвращайтесь как министр, окруженный гвардейцами, которые вас защитят, слугами, которые преданы вам. И тогда... Тогда, когда я не буду опасаться за ваши дни, я буду счастлива вас увидеть. Бэкингем: Тогда, в знак вашего расположения, дайте мне какую-нибудь вашу вещь, какой-нибудь предмет, который бы мне напоминал о вас,.. о том, что все это не было видением! Что-то, что носили вы и что, в свою очередь, мог бы носить и я: кольцо, колье, цепочку... Анна: А вы уйдете, вы уйдете... если я вам дам то, что вы просите? Бэкингем: Да! Анна: В ту же минуту? Бэкингем: Да. Анна: Вы покинете Францию? Вы вернетесь в Англию? Бэкингем: Да! Клянусь вам!..Клянусь вам! Анна: Подождите, милорд, подождите!( Она выбегает из аппартаментов, Бэкингем ждет ее, неподвижный, с протянутыми руками. Анна появляется, держа в руках шкатулку розового дерева.) Возьмите, милорд, и храните это в память обо мне: Это алмазные подвески, которые были на мне в тот день, когда вы впервые увидели меня и которые даны были мне королем. Бэкингем:( падая на колени) Это все правда, мадам? Анна: Вы мне обещали уйти. Бэкингем: И я сдержу слово! Вашу руку, мадам! Вашу руку и я ухожу! (Анна протягивает ему руку, которую он целует с восторгом). Через три месяца, мадам, я или умру или увижу вас вновь, даже если для этого мне придется перевернуть весь мир. Сцена 5. Те же, потом мадам Бонасье, потом дАртаньян. Мадам Бонасье: Мадам! Мадам! Анна: Что еще случилось? Мадам Бонасье: За герцогом следили, есть описание его примет, пароль изменен. Анна: Вы слышите, герцог? Бэкингем: Мой бог! Что же делать? ДАртаньян: (поспешно входя) Возьмите этот плащ и эту шляпу, монсеньер и оставьте здесь ваши. Бэкингем: Новый пароль? ДАртаньян: Рошфор и Ла Рошель. Теперь не забудьте, что вы из компании де Тревиля. Бэкингем: Мадам! Анна: Уходите, герцог, уходите!.. Во имя неба, уходите! Мадам Бонасье: Уходите! ДАртаньян: Уходите! (герцог уходит) Анна:(прислушивается) Молчание! Голос: Кто идет? Бэкингем: ( снаружи) Компании де Тревиля. Рошфор и Ла Рошель. Голос: Проходите! Анна: (падая в кресло) Он спасен!

Стелла: Картина 7. Кабинет кардинала. Сцена 1. Секретарь, ( кардинал за портьерой) Секретарь: Менсеньор может подождать? Голос за портьерой: Да. Секретарь: Введите заключенного. Сцена 2. Те же и Бонасье между двух гвардейцев. Секретарь: Ваша фамилия, имя, возраст и место проживания. Бонасье: Жак-Мишель Бонасье, сорок один год, галантерейщик-бакалейщик, улица Могильщиков. Секретарь: Вам известно, без сомнения, почему вы в Бастилии? Бонасье: Потому что меня сюда сопроводили, сударь; кроме того, уверяю вас, что я сам никогда... Секретарь: Вы не ответили на мой вопрос или вы сделали вид, что не поняли его. Я у вас спросил, готовы ли вы признаться в преступлении, из-за которого вас препроводили в Бастилию? Бонасье: Преступление, месье? Я совершил преступление? Секретарь: Вы обвиняетесь в самом опасном из всех: государственной измене. Бонасье: Государственной измене? Но как, месье, хотите вы, чтобы бедный галантерейщик, которому противны гугеноты, который опасается испанцев, мог быть обвинен в государственной измене? Секретарь: Господин Бонасье, у вас есть жена? Бонасье: Ай! Да, месье... Дело в том, что у меня была жена... Секретарь: Как это: была? Что вы сделали, если ее больше нет? Бонасье: У меня ее похитили, сударь! Секретарь: А вы знаете, кто осуществил это похищение? Бонасье: Гм! Я подозреваю одного вельможу высокого роста, черноглазого, черноволосого со шрамом на виске. Секретарь: ( обернувшись к портьере) А!...А!.. и его имя? Бонасье: О, что до его имени, то оно мне не известно; но, если я его встречу, я вам обещаю, что его я узнаю среди тысячи лиц. Секретарь: Вы его узнаете среди тысячи, говорите вы? Бонасье: Простите, это сказано... Секретарь: Вы ответили, что вы его узнаете...Это хорошо. Бонасье: Сударь, я не сказал, что я в этом уверен, я сказал, что я так надеюсь.( В это время входит человек и что-то говорит на ухо секретарю) Секретарь: А!.А!. Бонасье: Поглядим, что там еще?... Секретарь: Ваше дело усложнилось. Бонасье: Мое дело? Секретарь: Что вы делали у господина дАртаньяна, вашего соседа, с которым вы долго совещались в течении дня? Бонасье: А да, если это!.. Это правда! Я был у господина дАртаньяна. Секретарь: Какой повод был для этого визита? Бонасье: Я его умолял помочь мне найти мою жену: Я считал, что имею право заявить об этом. Я ошибся, сударь. Секретарь: А что ответил вам господин дАртаньян? Бонасье: Поначалу господин дАртаньян пообещал мне помощь; но очень скоро я увидел, что он меня предал. Секретарь: Вы лжете, сударь! Господин дАртаньян заключил договор с вами. Он прогнал людей из полиции, которые пришли арестовать вашу жену и он ее поддержал во всех ее поисках. Бонасье: ДАртаньян поддержал мою жену? Что вы такое говорите!? Секретарь: К счастью, господин ДАртаньян в наших руках и мы вам устроим очную ставку. Бонасье: А! Честное слово, я этого желаю! Я не буду сердиться, если увижу знакомое лицо. Секретарь: Введите господина дАртаньяна! Бонасье: А! Наконец. Сцена 3 Те же, два гвардейца вводят Атоса. Секретарь: ( Атосу) Господин дАртаньян, заявите, что произошло между вами и этим господином. Бонасье: Но вы мне показываете не господина дАртаньяна! Секретарь: Как, это не господин дАртаньян? Бонасье: Ни в коем случае! Секретарь: Вы его покрываете? Бонасье: Ну, например как? Секретарь: Как зовут этого господина, если не дАртаньян? Бонасье: Я не знаю, как его зовут; спросите его сами.. Секретарь: Как ваше имя? Атос: Атос. Секретарь: Но это не человеческое имя: это название горы. Атос: Это мое имя. Секретарь: И тем ни менее, вы назвались этим именем. Атос: Я? Секретарь: Да, вы! Атос: Это мне сказали: « Это вы господин дАртаньян?» Я ответил: « Вы так считаете?» Мои стражники закричали, что они в этом уверены. Я не стал им возражать: к тому же я мог и ошибиться; я был пьян. Сударь, Вы оскорбляете достоинство правосудия! Атос: Нисколько... Секретарь: Вы — господин дАртаньян! Атос: Вот видите, вы опять это говорите. Бонасье: Но я вам говорю, господин комиссар, что нет оснований сомневаться в этом: господин дАртаньян мой жилец, он мне не платит и именно поэтому я должен его знать. Секретарь: В этом есть смысл. ( посыльный передает ему письмо) Что? Посыльный: Читайте! Секретарь: О! Несчастная! Бонасье: Как! Что вы говорите? Что вы сказали? Я надеюсь, это не о моей жене? Секретарь: Именно о ней! Ваше дело ясное! Идите! Бонасье: ( в отчаянии) А, так! Сударь, будьте любезны мне объяснить, чем ухудшилось мое дело, и что такого совершила моя жена, пока я был в тюрьме? Секретарь: То, что она сделала, было продолжением плана, заключенного между вами, адского плана. Бонасье: Я вас уверяю, господин комиссар, что вы глубоко заблуждаетесь, что я абсолютно ничего не знаю о том, что должна была сделать моя жена, что я никак не причастен к тому, что она делала и, если она натворила каких-то глупостей, я ее отвергаю, я отказываюсь от нее, я ее проклинаю! Атос: А! Если я вам больше не нужен, отправьте меня куда-нибудь; он невыносим, ваш Бонасье! Секретарь: Препроводите заключенных в их камеры! Атос: Тем не менее, если вам нужно посадить под ключ господина дАртаньяна, я не вижу причины, почему нужно меня отправить в тюрьму. Секретарь:( стражникам) Делайте то, что я сказал.

Стелла: Сцена 4. Те же и кардинал. Кардинал: ( появляясь) Погодите! Все: Монсеньер! Атос: ( кланяясь) Монсеньер... Кардинал: Вы свободны, господин Атос. ( Бонасье) Вы останьтесь. (стражникам). Оставьте нас. ( Атос кланяется. Все выходят со знаками самого глубокого почтения) Бонасье: Что это еще за господин тут? Сцена 5. Кардинал, Бонасье. Кардинал: Вы устроили заговор. Бонасье: Это то, в чем меня уже обвинили, монсеньер; но я вам клянусь, что мне ничего не известно. Кардинал: Вы сговорились с вашей женой, с мадам де Шеврез и с милордом герцогом Бэкингемом. Бонасье: А, действительно, да, монсеньер, да, я слышал, как произносили эти имена. Кардинал: Кому? Бонасье: Мадам Бонасье. Кардинал: По какому случаю? Бонасье: Она говорила, что кардинал Ришелье заманил герцога в Париж, чтобы его погубить и погубить вместе в ним королеву. Кардинал: Она говорила это? Бонасье: Да, монсеньер, но я говорил ей, что это слишком: говорить на такие темы и что его Высокопреосвященство был невиновен... Кардинал: Замолчите! Вы болван! Бонасье: Это справедливо! То же самое мне ответила моя жена, монсеньер. Кардинал: Вам известно, кто похитил вашу жену? Бонасье: Нет, монсеньер. Кардинал: Но, тем не менее, у вас есть подозрения? Бонасье: Да, монсеньер. Но против этих подозрений был господин комиссар и я их больше не имею. Кардинал: Когда вы встречали свою жену в Лувре, она сразу возвращалась прямо к вам в дом? Бонасье: Последнее время нет: у нее почти всегда были дела с торговцами полотном. Кардинал: И где жили эти торговцы полотном? Бонасье:Один — на улице Вожирар, другой — на улице Арфы. Кардинал: Вы заходили вместе с ней? Бонасье: Никогда, монсеньер: я ждал у дверей. Кардинал: А какой предлог она использовала, чтобы зайти одной? Бонасье: Никакой: она говорила мне ждать и я ждал. Кардинал: Вы очень покладистый муж, мой дорогой господин Бонасье. Бонасье: Он назвал меня своим дорогим господином! Все не так плохо! Кардинал: Вы бы узнали двери этих домов? Бонасье: Да! Кардинал: Это хорошо! Кто-нибудь! ( подходит офицер) Отыщите мне Рошфора и если он пришел, пусть тут же явится. Офицер: Граф здесь и он настоятельно просит поговорить с Вашим высокопреосвященством. Бонасье: ( в сторону, ошеломленно) Высокопреосвященство! Ваше высокопреосвященство! Его высокопреосвященство! Кардинал: Пусть он войдет! Бонасье: О, мой Бог! Вы кардинал собственной персоной, монсеньер, великий кардинал!( падает на колени) И я! Милосердия!( он ударяется лбом о паркет) Кардинал: Входите, Рошфор!

Стелла: Сцена 6. Те же и Рошфор. Рошфор: Монсеньер! Бонасье: Это он! Кардинал: Кто «он»? Бонасье: Тот, кто похитил мою жену. Кардинал: ( офицеру) Передайте этого человека в руки стражи. Бонасье: Нет, монсеньер, нет, это не он!.. Я ошибся: господин совсем не похож на него!.. Господин достойный человек!.. Кардинал: уведите этого болвана! Бонасье делает жесты отчаяния, пока его уводят.

Стелла: Сцена 7. Кардинал, Рошфор. Рошфор: Они виделись... Кардинал: Королева и герцог? Рошфор: Да. Кардинал: Где? Рошфор: В Лувре. Кардинал: Кто вам сказал? Рошфор: Мадам де Ланнуа. Кардинал: На нее можно рассчитывать? Рошфор: Она всецело предана Вашему преосвященству. Кардинал: Это хорошо. Мы сражаемся... Постараемся взять реванш. Рошфор: Я на вашей стороне всей душой, монсеньер. Кардинал: Как это произошло? Рошфор: В одиннадцать часов королева была со своими дамами. Она зашла в свой будуар со словами: « Подождите меня». Кардинал: Они виделись именно в будуаре? Рошфор: Да. Кардинал: Кто ее сопровождал? Рошфор: Мадам Бонасье. Кардинал: Сколько времени они оставались вдвоем? Рошфор: Полчаса или около того. Кардинал: После этого королева вернулась? Рошфор: Чтобы взять ларец розового дерева и тут же вышла. Кардинал: А, когда она вернулась позднее, ларец был при ней? Рошфор: Нет. Кардинал: Мадам де Ланнуа знает, что было в этом ларце? Рошфор: Алмазные подвески, подаренные королеве королем. Кардинал: И она отдала их герцогу? Рошфор: Она их ему отдала. Кардинал: Вы уверены в этом, Рошфор? Рошфор: Абсолютно уверен. Кардинал: Хорошо! Хорошо. Еще возможно не все потеряно и возможно все складывается к лучшему. Теперь вы знаете, где укрываются госпожа де Шеврез и герцог Бэкингем? Рошфор: Одна на улице Вожирар, другой — на улице Арфы. Кардинал: Это так. Рошфор: Ваше высокопреосвященство желает, чтобы я велел их арестовать? Кардинал: О, они уже уехали. Рошфор: Не важно! Можно подстраховаться... Кардинал: Я послал Витре во главе десяти человек. Выждите, пока он вернется и держите меня в курсе, что он будет делать. Рошфор: Будьте покойны, монсеньер! Он выходит.

Стелла: Сцена 8. Кардинал, Бонасье. Кардинал: Введите узника. ( входит Бонасье) Вы мне лгали. Бонасье: Я, монсеньер, лгал Вашему высокопреосвященству? Кардинал: Ваша жена, бывая на улице Вожирар и улице Арфы, ходила не к торговцам полотном. Бонасье: Куда же она ходила, Боже мой? Кардинал: Она ходила к герцогине де Шеврез и к герцогу Бэкингему: двум смертельным врагам короля! Бонасье: Да-да, это так. Ваше Высокопреосвященство правы: я неоднократно говорил моей жене, что это странно, что торговцы полотном живут в домах, которые не имеют вывески... и каждый раз моя жена принималась смеяться. А! Монсеньер! Вы действительно кардинал, великий кардинал! Гений, которым восхищается Европа и который...( он бросается к его ногам) Кардинал: ( поразмыслив) Поднимитесь, мой друг! Вы храбрый человек. ( поднимает его) Бонасье: Кардинал коснулся меня рукой... Меня коснулся рукой великий человек! Великий человек назвал меня своим другом! Кардинал: И так как вас несправедливо подозревали, вам полагается компенсация. Вот, примите эту сотню пистолей и простите меня. Бонасье: Чтобы я вас простил, монсеньер? Но вы вольны велеть меня арестовать, вы более чем вольны велеть пытать меня, вы вольны приказать повесить меня! Вы просите прощения у меня, монсеньор? На самом деле вы так не думаете! Кардинал: А теперь прощайте, вернее:до свидания, так как я надеюсь, что мы еще увидимся. Бонасье: О! Как будет угодно монсеньору! (он выходит) Кардинал: До свидания, господин Бонасье, до свидания! Вот безоружный человек, который даст себя убить за меня. А, это вы, Рошфор! Ну, что?

Орхидея: Стелла, а у вас три пьесы на французском в виде книги или это какой-то интернет ресурс?

Стелла: Орхидея, я пользуюсь вот этим сайтом. http://www.dumaspere.com/pages/bibliotheque/sommaire.php?lid=r28 Там весь Дюма. Может, есть и другие, но я не люблю заниматься поиском ради поиска. Меня вполне удовлетворяет он.

Стелла: Сцена 9. Кардинал, Рошфор. Рошфор: Ну-с, никого! Они скрылись. Кардинал: Да, одна по дороге в Тур, другой — в Булонь. Мы встретим герцога Бэкингема в Лондоне. Рошфор: Каковы будут приказания Вашего Высокопреосвященства? Кардинал: Ни слова о том, что здесь произошло! Пусть королева остается в совершенной безопасности; пусть она думает, что мы ищем политический заговор. Рошфор: Это все? Кардинал: Вы направитесь к Миледи, вы назначите ей свидание на послезавтра на одиннадцать вечера в кабачке « Красная голубятня», где мы с ней уже дважды встречались. Она будет ждать меня в той же комнате и там она должна приготовиться к путешествию. Запряженный экипаж будет ждать ее у дверей. Рошфор: Да, монсеньер: Кстати, об этом человеке... Кардинал: О каком человеке? Рошфор: Этот болван по имени Бонасье, который только что был у Вашего высокопреосвященства. Я видел, как он выходит сияя и с кошельком в руках, в котором было золото. Кардинал:Я из него сделал то, что из него можно было сделать: шпиона за своей собственной женой. Рошфор: А если мадам де Шеврез возвращается в Париж?

Стелла: Сцена 10. Те же и король. Король: Как госпожа де Шеврез возвращается в Париж? Она что, уже вернулась? Кардинал: Ваше величество слышали? ( Рошфору): Оставьте нас, но держитесь поблизости. Король: Да, господин кардинал, я слышал... А, мадам де Шеврез покинула Тур невзирая на мои указы? Кардинал: Пять дней назад, сир. Я обязан признать это. Король: Господин кардинал, это то, отчего я бы не хотел страдать впоследствии. Кардинал: Сир, я не находил в этом путешествии ничего предосудительного до той минуты, пока не узнал... Король: Что вы узнали, господин кардинал? Кардинал: Что мадам де Шеврез видела королеву... Король: Они виделись? Кардинал: Да, сир! Король: А! Господин кардинал, это заговор! Кардинал: Да сир! И с этого момента я держу все нити этого заговора; но... Король: Что: но? Кардинал: Но как, если во Франции нет почтения к судьям, поскольку шпага отсекает все вопросы, как, если служба Вашего величества под предлогом, который скрывает любое насилие, любой преступный заговор... Король: Господин кардинал, а в чем моя служба связывает исполнение правосудия? Что случилось? Кардинал: Случилось, сир, поскольку вы вынуждаете меня сказать это; я приказал арестовать на месте содеянного, очевидного правонарушения, обеспеченного всеми доказательствами, посланца герцогини де Шеврез и королевы. И в это время мушкетер или гвардеец, одним словом - военный, явился и помог насильственно прервать действия правосудия, напав со шпагой в руке на достойных людей суда, занятых беспристрастной проверкой дела, которое я намерен был представить Вашему величеству. Король: Так среди моих слуг имеются заговорщики? Кардинал: Спокойствие, сир! Король: Я буду спокоен, когда я буду знать все! А, использовать моих мушкетеров! Использовать моих собственных защитников против меня самого, против моей чести! Посмотрим! ( направляется к аппартаментам королевы) Кардинал: Простите, но куда идет Ваше величество? Король: Куда я иду, черт побери? К королеве. Кардинал: У меня еще есть несколько слов к Вашему величеству. Король: Говорите живее. Кардинал: В то же время, что и герцогиня де Шеврез, в Париже был герцог. Король: Какой герцог? Кардинал: Герцог Бэкингем. Король: Герцог Бэкингем? И что он там делал? Кардинал: Без сомнения, он прибыл, чтобы устроить заговор вместе с испанцами и гугенотами и подготовить эту неподражаемую экспедицию в Ла Рошель. Король: Нет, чтобы устроить заговор против моей чести. Кардинал: Ваше величество говорит мне это после донесений мадам де Ланнуа? Король: Каких донесений? Кардинал: Мадам де Ланнуа должна была сообщить Вашему величеству, что королева уснула очень поздно, а сегодня утром много плакала, когда в одиночестве писала у себя письмо. Король: Она плакала? .. Она писала?.. Но эти письма... эти письма, что она писала... они, должно быть, уже отосланы? Кардинал: Не думаю, сир. Мадам де Ланнуа мне бы об этом сказала. Король: Эти письма... их нужно добыть! Кардинал: О! Сир! Король: А что до этого англичанина, до этого проклятого герцога Бэкингема: почему его не арестовали? Кардинал: Арестовать герцога, арестовать первого министра короля Карла 1? Что подумаюот, сир? Король: Ну, хорошо, вместо того, чтобы его арестовать, поскольку он представляется шпионом, надо было... Кардинал: Надо было? Король: Ничего... Но что он делает? Кардинал: Он скрылся, сир. Он покинул Париж этой ночью. Король: Вы действительно уверены, что они не виделись? Кардинал: О, я считаю, что королева слишком предана Вашему величеству. Король: Ожидая, они переписывались... Она писала, писала и плакала... Господин герцог, повторяю вам, что мне нужны эти письма. Я хочу их! Кардинал: Подобная миссия, сир, затруднительна для любого подданного Вашего величества. Поскольку, когда король говорит: « Я хочу!» королева может сказать: « Я не хочу!» Король: Вот сейчас мы и увидим, подчиниться ли она мне... ( Звонит. Входит привратник.) Объявите королеве, что я прошу ее прийти сюда. Кардинал: Я удаляюсь. Король: Я вас не задерживаю. А, мой канцлер работает в моем большом кабинете... Пригласите его ко мне. ( кардинал на выходе приветствует королеву)

Орхидея: Стелла, большое спасибо за ссылку. Чудесный сайт.

Стелла: Сцена 11. Король, Анна Австрийская. Анна: ( в сторону) Бог мой, кардинал... (громко) Ваше величество оказал мне честь, позвав меня. Король: Да , мадам. Анна: Я жду ваших приказаний. Король: Поменьше почтения, мадам и побольше искренности. Почему мадам де Шеврез в Париже? Анна: Небо! Мадам де Шеврез? Я не знаю, сир. Король: Почему вы бодрствовали этой ночью? Анна: ( в сторону) Я чувствую, что умираю. Король: Почему вы плакали? Почему вы писали? Анна: Я вас заверяю... Король: Вы писали! Кому... мадам? Анна: Сир... Король: Это письмо... вы его еще не отослали по адресу... Где оно? Я хочу его. Анна: Ваше величество женились на принцессе моего имени не для того, чтобы сделать из нее рабыню. Король: О, предательница! Я предпочитаю это вашему двуличному почтению. Ваше письмо! Анна: То, что я писала, у меня. Король: То что вы писали находится у вашего короля, у вашего властелина. Вы не желаете мне отдать это письмо? Анна: Поразмыслите, сир!

Стелла: Сцена 12. Те же и канцлер. Король: А! Входите, господин канцлер. ( к королеве) Мадам, вы отказываетесь? Анна: Да. Король: В последний раз! Это письмо! Анна: Никогда! Король: Господин канцлер, вы первое должностное лицо в моем королевстве, вы разбираетесь в таких преступлениях, как предательство и оскорбление величества... вы зайдете в покои мадам... королевы и сделаете тщательный обыск всех бумаг, которые вы принесете сюда. Анна: Это низость. Король: Ваши ключи, мадам. Анна: Господин канцлер прикажет и донья Эстефания, моя камеристка, даст ключи от моих столов и моих секретеров. Король: Идите. Сударь. Канцлер выходит.

Стелла: Сцена 13. Король, Анна австрийская. Король: О, вы слишком горды, слишком высокомерны, вы знаете, что канцлер ничего не найдет; в конце-концов, ни одному мебельному ящику нельзя доверить письма такого рода. Что вы написали? Анна: Что вы хотите сказать, сударь? Король: Когда я покарал смертью этого предателя, этого мятежника, которого называли маршал дАнкр, доказательства его преступлений искали у его жены, но ни в ее ящиках, ни в ее столах ничего не оказалось. Но, обыскав ее... Анна: Маршальша дАнкр была не более чем маршальша дАнкр: флорентийская авантюристка: вот и все! Но супругу Вашего величества зовут Анна Австрийская и она дочь короля... Самая высокопоставленная принцесса в мире. Король: И в качестве таковой она особенно виновна... С виновными не обращаются бережно...( делает шаг) Это письмо! Анна: Я обращусь к моему брату. Король: У меня есть вооруженные армии, чтобы ему ответить... Письмо! Анна: Я обращусь к чести французских дворян! [b]Король: Подумайте прежде о своей! Это письмо, говорю вам! Вы его храните, вы его прячете здесь, на себе! Дайте его мне! Анна: Сир! Король: Дайте! Или я его возьму! Анна: Я сохраню вам эту честь, я сохраню в себе эту обиду! Хорошо! Да, я писала некое письмо. Король: А, вы признаетесь... Анна: Это письмо ваш канцлер не найдет: как вы и говорили, оно при мне: вы его желаете? Король: Я хочу его! Анна: Вот оно.( падает в кресло) Король: ( с осторожностью вскрывая письмо.) « Мой брат...» ( говорит) Она пишет королю Испании.( пробегает глазами) Планы против кардинала, план войны, союз Испании и Австрии с целью опрокинуть моего министра...

Стелла: Сцена 14. Те же, и кардинал. Кардинал: Политика, не так ли, сир? Король: Да, герцог, ничего, кроме политики... Ни слова о том, чего я опасался, храни меня Бог! Смотрите! Кардинал: Я был в этом уверен, я уже говорил об этом Вашему величеству. Король: Не важно! Против вас заговор и королева не избежит моего гнева... Кардинал: О! Сир! Королева мне враг, это правда: но не она ли покорная, безупречная супруга? Позвольте мне заступиться за нее... Анна: Что он говорит? Король: Ну, только если она пойдет навстречу первая... Кардинал: Напротив, сир, подайте пример... Вы должны сделать первый шаг, поскольку это вы подозревали королеву, поскольку это вы спровоцировали скандал. Король: Хорошо... И что мне сделать? Кардинал: Что-нибудь, что будет приятно Ее величеству королеве, что нибудь, что будет развлечением и возмещением в то же время. Дайте бал, а точнее: старейшины Парижа в скором времени устраивают праздник и для них будет великой честью принимать Ваши величества. Король: Когда же? Кардинал: Я думаю, через четыре дня, сир. Это будет, мне думается, большой день для города и это будет случай для Ее величества надеть те прекрасные алмазные подвески, что ей подарил король. Анна: ( в сторону) О! Мой Бог! Король: Вы правы, господин герцог, вы правы! Вы согласны, мадам, не так ли? Кардинал: ( тихо, королю) Ваше величество должно настоять, чтобы королева украсила себя подвесками. ( он выходит)

Стелла: Сцена 15. Король, Анна австрийская. Король: Что он хотел сказать? Не готовит ли он один из тех ужасных сюрпризов, которые он так умеет устраивать?( королеве) Вы не сказали мне, что вы согласны, мадам: вы слышали? Анна: Да, сир, я слышала. Король: Вы появитесь на этом балу, который состоится через четыре дня? Анна: Да. Король: С вашими подвесками? Анна: Да. Король: Я на это рассчитываю, я на это рассчитываю! Прощайте, мадам! ( он уходит) Анна: ( в сторону) Я погибла!

Стелла: Сцена 16. Анна Австрийская, мадам Бонасье. Мадам Бонасье: Не могу ли я быть полезна моей королеве? Анна: Ты! Ты? Мадам Бонасье: Я вам предана душой и телом и как ни далеко я отстою от вас, я нашла способ спасти вас. Анна: Меня, преданную со всех сторон, меня проданную, меня погубленную? Мадам Бонасье: Эти подвески, о которых король спрашивал... Анна: Ты знаешь? Мадам Бонасье: Я все слышала. Эти подвески, они заключены в ларце из розового дерева? Анна: Да... Мадам Бонасье: Этот ларец, не его ли увез вчера герцог Бэкингем? Анна: Молчи! Молчи! Молчи! Мадам Бронасье: Надо его вернуть! Анна: Но каким образом? Мадам Бонасье: Нужно кого-то послать к герцогу. Анна: Кого, Мой Бог! Кого? Мадам Бонасье: Вы доверяете мне, мадам? Если вы мне окажете эту честь, моя королева... Я найду гонца. Анна: Сделай это! И ты спасешь мою жизнь, ты спасешь мою честь. Мадам Бонасье: Но герцог не отдаст эти подвески без слова, написанного вашей рукой! Анна: Слово, написанное моей рукой? Это меня застало врасплох... Для меня это развод, монастырь, ссылка! Мадам Бонасье: А для меня это смерть! ( Анна подходит к столу и пока она пишет, мадам Бонасье наблюдает за дверями) Анна: Держи! Мадам Бонасье: Отлично, мадам! Анна: Но твой гонец... Если его арестуют, нападут на него.. Он тогда никогда не приедет вовремя! Мадам Бонасье: Тот, кого я пошлю, мадам, если его остановят - он пройдет, если его атакуют — он убьет. О, вы увидите! Прощайте, мадам, прощайте!

Стелла: Действие 3. Картина 8. Комната дАртаньяна. Сцена 1. ( Планше, лежа на животе, достает из трапа бутылку. Входит Атос) Атос: ( забирая бутылку, которую Планше поставил рядом с собой) Планше, благодарю! Стакан... Планше: А! Господин Атос... Это действительно вы? Бог мой, как я рад вас видеть!. Стакан? Два, если вы пожелаете!.. Вы, наконец, вышли из Бастилии? Атос: Ты это отлично видишь, раз я здесь. Планше: Я, тем ни менее считал, что дверь заперта на ключ. Атос: Ты знаешь, что у каждого из нас есть ключ от обоюдного жилья. Планше: А, это правда. Атос: А твой господин, где он? Планше: А, сударь, я не волнуюсь... Атос: А, ты не волнуешься... Планше: У господина шевалье добрая удача: он ее подправляет. Атос: Он ее подправляет? С кем? Планше: Вы знаете... С это недоброй дамой. Атос: Какой? Планше: Той, которую называют миледи, женщиной с Королевской площади. Атос: Он тебе что-то говорил? Планше: Он сказал мне, что если он не вернется завтра к девяти утра, чтобы я вас предупредил, так же, как господ Портоса и Арамиса и что вы догадаетесь. Атос: А! Черт! Планше: Тише... Слушайте... Атос: Что? Планше: Мне кажется, что я слышу шум на лестнице. Атос: Посмотрим. ДАртаньян ( снаружи и тряся дверь) Планше! Дьявольщина!.. Открой, бездельник! Планше: Иду! Это он... Это господин шевалье! Атос: Что это с ним? ДАртаньян: Тысяча демонов! Планше: За господином кто-то гонится?

Стелла: Сцена 2. Те же и дАртаньян ДАртаньян: (входит, весь взволнованный) Я ничего не знаю, но закрой все двери. Атос: Ну же, дАртаньян! ДАртаньян: Атос! Вы, мой друг! Наконец вы вырвались из их когтей. Атос: Да, и вы первый, кому я нанес визит. ДАртаньян: Вас привел Господь! Я хотел бежать к вам. Атос: Все же, что произошло? ДАртаньян: Что же все-таки произошло... Планше, посторожи на лестнице и не впускай сюда ни одной живой души. Планше: За исключением женщин... ДАртаньян: Женщин скорее чем кого-либо, дьявол! Атос: А! Кажется наши ухаживания приняли плохой оборот! ДАртаньян: Атос, не смейтесь! О, нет... Во имя небес, не смейтесь! Потому что, клянусь вам моей душой, тут не до смеха! Атос: Действительно, вы так бледны! Вы не ранены? ДАртаньян: Нет, спасибо Господу. Атос: Но что с вами, в конце-концов? ДАртаньян: Я... Я боюсь... Атос: Вы, дАртаньян?.. Вы боитесь? Но что, наконец, произошло? ДАртаньян: Ужасное событие, Атос! Атос: Объяснитесь... Что случилось? ДАртаньян: Случилось то, что миледи заклеймлена цветком лилии . Атос: А!.. Миледи заклймлена... Что вы говорите?.. ДАртаньян: Посмотрим. Ответьте мне... Уверены ли вы, что та, другая, действительно умерла? Атос: Другая? ДАртаньян: Та, о которой вы мне рассказывали позавчера... здесь. Тут, на этом самом месте... Женщина из Берри? ( Атос проводит рукой по лбу) Как она выглядит, миледи? Ее возраст...ее рост, ее приметы? ДАртаньян: Двадцать пять, двадцать шесть лет, скорее маленького роста, нежели высокая, волосы светлые, темные брови, взгляд мрачный, полный молний... Атос: Бледная? ДАртаньян: Бледная. Великолепные плечи и на левом плече рыжеватая лилия... как бы полустертая с помощью притираний. Атос: Вы называли ее англичанкой? ДАртаньян: А ваша, кто она была? Атос: Это правда. Шарлотта Баксон. Как вы узнали? ДАртаньян: Эта женщина заметила, что она мне нравится. Она кокетничала, делала мне авансы. Я был готов принять их, как вдруг, внезапно, ее камеристка воспылала любовью к моей персоне и дала мне понять, что ее госпожа смеется надо мной. Я южанин, гнев ударил мне в голову, я потребовал объяснений и она мне призналась, что миледи назначила свидание у себя некоему господину де Варду. « Я ей отомщу ужасным способом» воскликнул я. Камеристка не в чем не могла мне отказать: я приказал ей провести меня в покои ее хозяйки. Это было не трудно: миледи ждала своего любовника и в комнате не было света. Атос: Не было света? ДАртаньян: Естественно: из-за цветка лилии, черт возьми! Ну... я вошел и мои дела шли чудесно, как вдруг, камеристка, ревнуя и опасаясь, без сомнения, как бы моя месть не стала более нежной, чем я говорил, притворно закричала и внесла свет. Миледи меня узнала, она велела мне уйти, я желал остаться и в борьбе разорвался ее пеньюар. Атос: А, вы увидели плечо? ДАртаньян: Мой друг, заприте меня с разъяренной пантерой, с бешеной львицей, с шипящей змеей; я согласен. Но с этой женщиной, которая меня преследовала с кинжалом в руке... Атос, я могу вам все выразить в двух словах... Даже здесь, рядом с вами, когда я думаю об этом... я боюсь. Атос: Погодите... Что это у вас на пальце? ДАртаньян: Кольцо, которое она мне дала, считая, что я де Вард. Атос: Это кольцо... ДАртаньян: Я его даже не разглядел... Атос: Я его узнаю. Это то самое, что я ей подарил... в вечер нашего бракосочетания. ДАртаньян, это она! ДАртаньян: В таком случае, дорогой Атос, я боюсь, что навлек ужасную месть на нас обоих. Атос: Для меня это не важно! ДАртаньян: Как это : для вас не важно? Атос: Клянусь душой, ДАртаньян, я не дам за свою жизнь и волоса. Но вы очень сильно встревожили меня. Я считал ее мертвой, как и она меня. ДАртаньян: Атос, во всем этом кроется какая-то ужасная тайна... Она готовится к путешествию... Смотрите, я не знаю почему, но у меня есть уверенность, что эта женщина — шпион кардинала. Атос: ( беря свой плащ) Это хорошо. ДАртаньян: Вы меня покидаете? Атос: Она живет на Королевской площади, не так ли? ДАртаньян: Угловой дом слева. Атос: Великолепно! ДАртаньян: Последнее слово: Идя туда, вызовите ко мне Портоса и Арамиса со слугами. Нам надо собрать все наши силы, чтобы встретить врага лицом к лицу. Атос: Хорошо. ДАртаньян: Идите.

Стелла: Сцена 3. ДАртаньян, потом мадам Бонасье. ДАртаньян: Уф! Вот это приключения. Без сомнения, это еще не конец! Голос: ( снизу) Господин дАртаньян!.. Господин дАртаньян! ДАртаньян: Не свое ли имя я слышу? ( Снова стук под ногами у дАртаньяна) Голос: Господин дАртаньян! ДАртаньян: ( открывает люк) Кто меня зовет? Голос: Я, мадам Бонасье. Вы один? ДАртаньян: Да. Хотите, чтобы я спустился? Голос: Нет, я поднимусь к вам. В можете меня принять? ДАртаньян: Черт возьми! Голос: Прежде закройте люк. ДАртаньян: ( закрывает люк) Не могу ли я ее принять!.. Я охотно верю, восхитительное создание! Что она не идет, черт побери? (он идет к двери) Планше, дай пройти! Сцена 4. ДАртаньян, мадам Бонасье. Мадам Бонасье: О! Мой Бог, я умираю! Планше: Сударь, еще нужно стоять на страже? ДАртаньян: Более, чем когда-либо, Планше. Мадам Бонасье: Господин дАртаньян... Ах, какое счастье, что я вас встретила... ДАртаньян: Я здесь, мадам. Мадам Бонасье: Вы мне предлагали свои услуги... ДАртаньян: И я их вам предлагаю вновь. Мадам Бонасье: Тем лучше... Потому что я поручилась за вас. ДАртаньян: Перед кем? Мадам Бонасье: Перед королевой. ДАртаньян: И вы хорошо сделали. Я в ее распоряжении, а в особенности в вашем. Мадам Бонасье: Сударь, я вас едва знаю, но я полностью доверяю вам... почему? Я этого не знаю. ДАртаньян: Я это знаю. Это потому что я вас люблю. Мадам Бонасье: Вы мне это говорите... Выслушайте меня: я поклялась перед Богом, что если вы меня предадите, а мои враги меня пощадят, я не буду колебаться, я поклялась... я поклялась, что я убью себя и вы будете виновны в моей смерти. ДАртаньян: Я тоже клянусь перед Богом, я тоже клянусь, мадам, что, если я возьмусь за исполнение распоряжений, которые вы мне дадите, я умру прежде, чем скажу или сделаю что-то, что скомпрометирует того, кого я почитаю или люблю. Мадам Бонасье: Речь идет о том, чтобы уехать немедленно, не теряя ни секунды. ДАртаньян: В какие края? Мадам Бонасье: В Лондон и передать это письмо... ДАртаньян: Кому? Мадам Бонасье: Герцогу де Бэкингему. ДАртаньян: Но мне необходим отпуск от де Тревиля. Мадам Бонасье: Я немедленно иду к нему. Через четверть часа отпуск будет здесь. ДАртаньян: Я еду. Но... по моему возвращению... Мадам Бонасье: По вашему возвращению?.. ДАртаньян: Что сделает госпожа Бонасье для человека, который рисковал для нее жизнью? Госпожа Бонасье: Молчите! ДАртаньян: Как? Мадам Бонасье: Голос моего мужа! ДАртаньян: Будьте покойны, Планше защищает дверь. Что она сделает? Говорите. Мадам Бонасье: Я не могу этого знать, но приходите встретиться с ней туда, где она будет находиться и мы посмотрим. ДАртаньян: Но где она будет? Мадам Бонасье: Вы это спросите у королевы и королева вам скажет: Это будет вашей наградой. Бонасье: ( по другую сторону двери) Но я вам говорю, что я не с господином дАртаньяном желаю говорить, а со своей женой. Мадам Бонасье: Спасайтесь! Я остаюсь. ДАртаньян: ( открывая люк) Сюда! Мадам Бонасье: У вас есть деньги? ДАртаньян: Я знаю, чем их заменить!( целует мадам Бонасье) Мадам Бонасье: Что вы теперь будете делать? ДАртаньян: Я возьму задатки по дороге! Мадам Бонасье: Но вы еще не уехали! (ДАртаньян спускается через люк.) Планше: Как, с вашей женой? Бонасье:( самому себе) Да: знаю, что моя жена у господина дАртаньяна и я желаю с ней говорить; какого черта! Я имею право говорить со своей женой. А, господин Планше, господин Планше! Я вас предупреждаю, что если вы не откроете, я пойду искать ночной караул. Мадам Бонасье: ( открывая дверь). Откройте, наконец, господин Планше:; раз мой муж желает со мной говорить, он поговорит со мной. Сцена 5. Бонасье, мадам Бонасье. Бонасье: Какое счастье! Что вы делаете здесь, мадам? Мадам Бонасье: Жду господина дАртаньяна. Бонасье: ДАртаньяна? Вы ждете господина дАртаньяна? Гм... ГМ... ( оглядывается вокруг себя) Мадам Бонасье: Без сомнения. Вы видите, что его здесь нет. Бонасье: А, его нет здесь. Мадам Бонасье: Черт, но мне так кажется! Бонасье: Это правда: но почему вы ждете господина дАртаньяна? Мадам Бонасье: Господин Бонасье, но вас это не касается. Бонасье: Как это - меня не касается? А кого это должно касаться, спрашиваю я вас? Мадам Бонасье: Это касается людей, которых вы не знаете и с которыми у вас нет дел. Бонасье: ( сжимая руки) Да, не так ли? Это касается герцогини де Шеврез, это касается герцога Бэкингема? Мадам Бонасье: Бог мой, что вы такое говорите? Бонасье: А, мадам, вы не знаете, что я посвящен в ваш заговор? Мадам Бонасье: Чьи имена вы сейчас произнесли... и кто вас просветил? Бонасье: Интриги, не так ли? Всегда интриги... Но теперь я им не поддамся, вашим интригам; господин кардинал для меня все прояснил на этот счет. Мадам Бонасье: Кардинал! Вы видели кардинала? Бонасье: Он призвал меня, мадам! Мадам Бонасье: И вы откликнулись на его приглашение!? Как же вы неосторожны! Бонасье: Я должен сказать, что у меня не было выбора идти или не идти на это приглашение, поскольку я находился между двух стражников. Мадам Бонасье: Так значит, с вами грубо обращались, вам угрожали? Бонасье: Он коснулся меня рукой, он назвал меня своим другом. Слышите, мадам : я друг великого кардинала! Мадам Бонасье: Великий кардинал! Он сделал его своим сторонником! Бонасье: Я очень огорчен, мадам. Но я не знаю никого, кто бы мог сравниться с великим человеком, которому я имею честь служить. Мадам Бонасье: Вы служите кардиналу? Вы не могли сделать более неудачный выбор, как служить партии тех, кто угрожал вашей жене, кто преследует вашу королеву? ( При заключительных строках этой сцены Портос и Арамис в сопровождении своих лакеев осторожно входят и их впускает Планше.) Бонасье: Мадам, королева — коварная испанка и то, что делает кардинал, это хорошо. Мадам Бонасье: А, сударь, я знала вас подлецом, скупцом, болваном... но я не знала, что вы подлец. Бонасье: Эй! Что вы говорите! Мадам Бонасье: Я говорю, что вам не удастся, сопровождая меня, шпионить за мной. Бонасье: Это действительно то, что я делал, Мадам Бонасье: Доносить на меня... Бонасье: Это то, что я собираюсь делать. Мадам Бонасье: Как, вы пойдете докладывать кардиналу? Бонасье: Что я вас нашел у дАртаньяна и что вы не пожелали мне объяснить причину, по которой вы пришли к нему... Я более не сомневаюсь, что у вас с ним заговор. Мадам Бонасье: Вы пойдете это сделать? О нет! Невозможно! Бонасье: Именно так, мадам, я иду туда. Мадам Бонасье: О, есть справедливость и Бог не допустит... Бонасье: А, хорошо! Кардинал на короткой ноге с ней и он сделает то, что нужно.

Стелла: Сцена 6. Те же, Портос, Арамис, лакеи. Портос: Простите, вы храбрый человек, но здесь не пройти. Бонасье: Как, не пройти? Арамис: Это запрет. А вы знаете, что мушкетеры — рабы своих запретов. Бонасье: И кто вам дал этот запрет? Портос: Наш друг дАртаньян. Бонасье: Но его здесь нет, вашего друга дАртаньяна. ДАртаньян: ( просовываясь через люк) Простите, мой милый Бонасье, но вы заблуждаетесь... Я здесь. Бонасье: ДАртаньян... Наполовину у меня, наполовину у себя! Портос: ( со шляпой в руке) Что нужно делать, бригадир? ДАртаньян: Не спускайте глаз с господина Бонасье; он ничем не побрезгует. Заприте его в его собственном погребе и пусть он не выходит до моего возвращения. Планше, Мушкетон и Базен посторожат его. Таков приказ. Бонасье: До вашего возвращения? А когда вы вернетесь? ДАртаньян: ( исчезая) Я и сам толком не знаю! Прощайте! Мадам Бонасье: Это вас научит, сударь, как быть шпионом кардинала.

Стелла: Картина 9. Таверна « Красная голубятня». Первый и второй этаж. Сцена 1. Миледи пишет на первом этаже. Атос , на первом этаже, хозяин. Атос: ( одетый простым всадником) Но мне кажется, что нет ничего необычного в том, что я вам здесь говорю. Я жду двух моих друзей: мы желаем напиться в компании; мы боимся, что кто-нибудь может нам помешать во время этого почтенного занятия и мы хотим снять у вас эту комнату. Хозяин: Но я вас понял так, что вы имели в виду весь дом, вы слышите? А так как второй этаж уже занят... Атос: Да, женщиной, вы мне уже это говорили; какого черта! Мы достаточно галантны, чтобы не беспокоить даму! Пусть эта дама остается там, где она есть... а мы можем расположиться и в этой комнате. Хозяин: Очень хорошо! Таким образом все уладится, мой Бог! И посредством пистоля... Атос: Вот он. Принесите нам вина. Хозяин: Сколько бутылок? Атос: Столько, сколько пожелаете. Хозяин: ( в сторону) Известное дело. ( он выходит)

Стелла: Атос: Она здесь, я видел, как она входила. Я слышу над собой шаги. Миледи: ( подойдя к окну) Кардинал сказал « в половину одиннадцатого» ( звонят десять) Подождем, он не из тех, кто опаздывает; это я прихожу заранее. Портос: ( подходя снаружи к Атосу )Ш-ш! Атос: Ну? Портос: Арамис подаст сигнал. Атос: Так они подъезжают? Портос: Да! Атос: Отлично! Портос: Теперь вы можете мне сказать... Атос: Ни к чему... Я хочу знать только одну вещь... Портос: Какую? Атос: Каким образом я смогу услышать то, о чем будут говорить на втором этаже. Хозяин: ( входя) Вот вино. Атос: Благодарю. Мы у себя и никто нас не потревожит? Хозяин: Нет: Только одно пожелание. Атос: Какое? Хозяин: Не разжигать огонь в печи. Атос: Это почему? Хозяин: Вы поймете. Я неглупый человек: я использую камень в два приема; печкой я отапливаю первый этаж, трубой — второй этаж. Но вчера труба упала в сумятице, в споре, в драке и, как результат, если вы раззожжете огонь, вы ее удушите дымом. Атос: Кого? Хозяин: Маленькую даму на втором этаже, которая сняла комнату для себя одной. Атос: Для одной себя? Хозяин: И для кавалера, который должен приехать ее навестить. Атос: Ш-ш! Это нас не касается. Хозяин: Браво! Вот ваше вино; если вам не хватит, закажете еще. ( он выходит и в дверях встречает Рошфора)

Стелла: Сцена 2. Те же и Рошфор у двери в глубине. Потом кардинал с двумя гвардейцами. Рошфор: Здесь, друг! Хозяин: Кто там? Рошфор: Эта таверна называется « Красная голубятня»? Хозяин: Вы сами видите... Рошфор: Нет ли у вас на втором этаже дамы, которая ждет кое-кого? Хозяин: Вас? Рошфор: Нет. Хозяин: Ну, и что дальше? Рошфор: Молчите! (он идет вглубь сцены и обращается к кардиналу, который ждет, закутавшись в плащ и в сопрвождении двух гвардейцев). Входите, монсеньер! Кардинал: Она прибыла? Рошфор: Она ждет Ваше высокопреосвященство. Кардинал: Укажите мне дорогу. Хозяин: О! Тут невозможно ошибиться: следуйте по лестнице на внешний балкон, первая дверь слева. Кардинал: Благодарю. ( он поднимается) Рошфор: ( хозяину) В теперь, мой друг, займитесь своими делами. Хозяин: Моими делами? Рошфор: Да. Они должны быть у вас. Идите! Миледи: ( у окна) Входите, монсеньер, сюда! (Атос подслушивает у двери. Арамис стучит в окно слева) Атос: Взгляните, кто стучит в окно, Портос. Арамис: ( снаружи) Я... Арамис. Атос: Откройте, Портос. ( Арамис входит через окно) Портос: Почему вы входите через окно? Арамис: Потому что входить через дверь опасно. Атос: Вы видели главного в группе? Арамис: Да, при свете луны. Он приоткрыл плащ на мгновение, но этого было достаточно. Атос: Это кардинал, не так ли? Арамис: Это кардинал! Портос: О! Атос: А остальные? Арамис: Граф Рошфор и два гвардейца. И так как они уже здесь, я вернулся через окно, а не через дверь, чтобы не быть замеченным ими. Портос: Я понял! И как это не пришло мне в голову самому? Атос: ( прислушиваясь) Портос, поднимите печку и поставьте ее куда пожелаете. Портос: Печку? Атос: Делайте, прошу вас! ( Портос поднимает печь) Миледи: Мы действительно одни, монсеньер, не опасайтесь ничего. Кардинал: Не важно! Не следует предпринимать слишком много предосторожностей! Атос( подслушивая у трубы.) Настоящая органная труба. Арамис: Вы слышите все, о чем они говорят? Атос: Я не пропустил ни слова. Портос: А, понимаю... Вот почему вы мне сказали... Атос: Портос, выпейте это вино или выбросьте бутылки в окно. Портос: Вылить бутылки? Атос: Нужно создать видимость, что мы пьем. Портос: Да, да, да! Кардинал: Присядем, миледи и побеседуем. Атос: Тс-ссс! Миледи: Я слушаю Ваше высокопросвященство. Атос: Этот голос! Кардинал: Вы знаете, насколько важную миссию я вам доверил? Миледи: Да. Но удостойте меня чести дать мне ваши инструкции яснее, монсеньер. Я хочу иметь доказательства вашей доверительности, монсеньер. Атос: Арамис, закройте дверь на задвижку. Кардинал: Вы поедете в Лондон. Миледи: Если вы меня посылаете быть подле герцога Бэкингема : остерегитесь, монсеньер! Это я была той, кто на улице Арфы показал ему платок, который должна была представить ему малышка Бонасье. Он вполне может меня узнать... Кардинал: Не имеет значения. Он ничего не сможет вам сделать, потому что будет знать, что вы посланы от меня. Миледи: А, это поручение, как я поняла - разведка и я могу представиться ему открыто и честно. Кардинал: Честно и открыто... как сейчас. Миледи: Говорите, монсеньер: я следую за списком ваших распоряжений. Арамис: ( Портосу, который откупоривает бутылки) Потише, Портос! Портос: Но Атос мне сказал опустошить бутылки. Вот я их и опустошаю. Кардинал: Вы явитесь к Бэкингему, как мой сторонник. Вы скажете ему, что мне известно обо всех приготовлениях, которые он ведет, но меня война не беспокоит, потому что при первом же его движении я погублю королеву. Миледи: Не считает ли Ваше Высокопреосвященство, что неосмотрительно использовать эту угрозу? Кардинал: Вы скажете ему, что у меня есть доказательства и если он будет знать, что эта война, которую он затевает, будет стоить чести и свободы даме его мечтаний, я вам отвечаю, что он подумает дважды. Миледи: А если он будет упорствовать? Кардинал: Это маловероятно. Миледи: Но это возможно. Кардинал: Если он будет упорствовать? Что ж, тогда я буду уповать на одно из тех событий, которые меняют лицо государства. Миледи: Ваше Высокопреосвященство хочет сказать об ударе ножом Равальяка? Кардинал: Совершенно верно. Миледи: Но не опасается ли Ваше Высокопреосвященство, что казнь Равальяка ужаснула тех, кто настоятельно пытается ему подражать. Кардинал: Всегда, во все времена и во всех странах, в особенности в странах, разделенных религией: таких, как Англия, например, имеются, говорю я, фанатики, которые только и думают о том, как стать жертвой. Миледи: А, Вы думаете, что можно найти подобного человека? Кардинал: Взгляните, действительно, судно, которое вы возьмете в Булони, чтобы добраться до Лондона, торговый шлюп под командой человека такого сорта. Миледи: Вы его знаете как врага милорда? Кардинал: О! У него длинная рука. Миледи: Как его имя? Кардинал: Фельтон. Миледи: А! Кардинал: Этот Фельтон под маской пуританина прячет пламенную душу. Нужно всего лишь найти молодую, красивую, ловкую женщину, чтобы вскружить голову подобному человеку. Миледи: Да... такая женщина найдется? Кардинал: Да, такая женщина, если она вложит кинжал в Жака Клемана или Равальяка в руку подобному фанатику... такая женщина спасет Францию. Миледи: Да, но она окажется сообщницей убийцы. Кардинал: Что нужно, чтобы ее успокоить? Миледи: Я думаю, что ей необходим ордер, который бы ей заранее прощал все, что она посчитает нужным сделать для блага Франции. Кардинал: Теперь главное: найти такую женщину. Миледи: Я нашла ее. Кардинал: Все идет прекрасно: мужчину нашел я, женщину — вы. Миледи: Остается только ордер. Кардинал: Ордер не в таком ли духе? ( пишет ордер). Миледи: Да, а теперь, когда я получила распоряжения монсеньера по поводу его врагов: я хочу сказать врагов Франции, не разрешит ли мне Его высокопреосвященство поговорить о моих собственных? Кардинал: Так у вас есть враги? Миледи: Да, монсеньер, и враги такие, против которых вы можете стать мне опорой и которых я приобрела на службе Вашему Высокопреосвященству. Кардинал: Назовите мне их. Миледи: Прежде всего: эта маленькая интриганка Бонасье. Кардинал: А, королева в чем-то сомневается на ее счет: этой ночью она велела отправить ее в монастырь кармелиток в Бетюне. Миледи: Кармелиток в Бетюне? Кардинал: Вы знаете эти места? Миледи: Я там жила. Другой враг... Кардинал: Так у вас их два? Миледи: Другой хорошо знаком Вашему высокопреосвященству... Это злой гений нас двоих; Это тот, кто при встрече с гвардейцами Вашего высокопреосвященства так опасно ранил де Жюссака... Это то, кто, когда все было готово, чтобы взять герцога Бэкингема в этом доме на улице Могильщиков, вмешался и разогнал агентов Вашего высокопреосвященства, заставив нас потерпеть поражение. Кардинал: А, я знаю, о ком вы изволите говорить. Миледи: Я хочу говорить об этом негодяе дАртаньяне. Кардинал: Он храбрец! Миледи: Ни этого надо в нем опасаться. Кардинал: Но мне необходимы доказательства его связей с Бэкингемом. Миледи: Доказательства? Я найду с десяток. Кардинал: О, тогда не может быть ничего проще: дайте мне эти доказательства и я отправлю его в Бастилию. Миледи: А после? Кардинал: Для тех, кто попадает в Бастилию, нет никаких « после»... Миледи: Монсеньер, давайте меняться: жизнь за жизнь, человек за человека; дайте мне дАртаньяна, а я вам дам Бэкингема. Кардинал: Я не знаю, что вы мне хотите сказать, миледи, но, так как я желаю вам сделать приятное, то вот бумага, о которой вы просили. Миледи: Спасибо, монсеньер. Портос: Вы слышали? Арамис, О, ужасное создание! Атос: Хорошо! Не двигайтесь! Портос: Что? Атос: Оставьте мне посмотреть! Арамис: Вы уходите? Атос: Да, но оставайтесь здесь. Портос: Что вы сможете изменить? Атос: Я изменю все! Арамис: Мы должны продолжать слушать? Атос: Да, если это может вас интересовать. ( он выходит через окно) Кардинал( забирает свой плащ) Мы обо всем договорились, мадам? Миледи: Договорились, монсеньер. Кардинал: У вас почтовая карета? Миледи: Да, в ста шагах отсюда. Кардинал: Подставы готовы на всем протяжении дороги, шлюп капитана Фельтона ждет вас. Если ветер будет попутный, вы прибудете в Лондон завтра вечером. Миледи: Я буду там. Кардинал: Немедленно по прибытии вы меня известите о всех новостях и о том, что вы делали в пути. Миледи: Через кого? Кардинал: Это вас не должно беспокоить: в тот момент, как вам понадобиться гонец, он вам будет предоставлен. Миледи: Как я его узнаю? Кардинал: Он вам скажет: « Ла Рошель» Миледи: И я отвчу? Кардинал: « Портсмут». Миледи: Хорошо. Прощайте, монсеньер! Кардинал: До свидания, мадам. Миледи: ( в свою очередь готовится к отъезду и читает записку.) « По моему распоряжению и на благо государства предъявитель сего сделал то, что сделал. Ришелье» ( говорит). Без даты... Чудесно! С этим можно быть уверенной в мести и никакой опасности. (В это время Ришелье спускается и встречается со своими людьми, которые его сопровождают. Арамис и Портос остаются на первом этаже).

Стелла: Сцена 3. Атос, Миледи, Арамис, Портос. Атос поднимается на второй этаж и закрывает за собой дверь. Миледи: Кто вы такой и что вам нужно? Атос: Мы наедине. ( он отбрасывает плащ, поднимает шляпу. Миледи делает шаг назад) А, я вижу, что вы меня узнали. Миледи: Граф де Ла Фер! Атос: Да, миледи, граф де Ла Фер собственной персоной специально явился с того света, чтобы иметь удовольствие вас видеть. Присядем же и побеседуем, как говорит господин кардинал. Миледи: ( падает в кресло) О, мой Бог! Атос: Вы демон, посланный на землю? К счастью, люди иногда с Божьей помощью побеждают демона. Вы уже попались мне на моем пути и я думал, что уничтожил вас; но или я ошибся, или Ад воскресил вас... Миледи: Ах... ( она закутывается в свою накидку) Атос: Да, Ад воскресил вас, Ад сделал вас богатой, Ад дал вам другое имя, Ад дал вам другое лицо. Но он не смыл ни грязи с вашей души ни клейма в вашего тела. Миледи: Сударь! ( она встает, Атос продолжает сидеть) Атос: Вы считали меня мертвым, не так ли? Миледи: Так что же что вас привело ко мне? Что вы хотите? Атос: Я хочу сказать, что оставаясь невидимым для ваших глаз, я не терял вас из виду. Миледи: Вы знаете, что я делала? Атос: Не только то, что вы делали, но и то, что вы хотите сделать. Миледи: О! Атос: Вы сомневаетесь? Хорошо, тогда слушайте... Вы перебрались в Англию; покидая Францию, вы вышли замуж за лорда Винтера, барона Кларика. Через два года он скончался... от странной болезни, от которой по всему телу идут синие пятна. После этой смерти вы стали опекуншей вашего сына и наследницей лорда Винтера. После этого вы возвращаетесь во Францию и поступаете на службу к кардиналу. Вы были той, кто привез в Лондон известное письмо королевы, которое должно было заставить милорда Бэкингема приехать в Париж. Вы были той, кто принес на улицу Арфы носовой платок, который должен был заманить герцога в западню; это вы, надеясь принять у себя в комнате графа де Варда, приняли вместо него шевалье дАртаньяна, который еще не знал ваш ужасный секрет, чтобы он убил лорда Винтера, вашего шурина и которому бы наследовал ваш сын; наконец, это вы, та, кто придя в эту комнату и сидя в этом же кресле, в котором вы сидите сейчас, это вы только что дали обещание кардиналу убить герцога Бэкингема взамен на обещание, что кардинал вам позволит убить дАртаньяна. Миледи: Вы сам Сатана. Атос: Может быть, но слушайте хорошенько: убьете вы или не убьете милорда Бэкингема: мне все равно! Я его не знаю и потом он англичанин. Но не троньте пальцем ни единого волоса дАртаньяна, который мой верный друг, которого я люблю и защищаю, не трогайте никого из его близких, или, клянусь памятью моего отца, преступление, которое вы попробуете совершить или вы поручите совершить, будет последним. Миледи: ДАртаньян меня смертельно оскорбил, дАртаньян умрет. Атос: Не повторяйте эту угрозу, мадам! Миледи: Он умрет! Сначала он, потом она! Атос: О, берегитесь! У меня начинается головокружение.( он выхватывает пистолет из-за пояса и хладнокровно) Мадам, вы немедленно отдадите мне бумагу, подписанную кардиналом, или, клянусь душой, я размозжу вам голову. Миледи: Нет! Атос: ( поднимая свой пистолет) У вас есть секунда, чтобы решить. ( Миледи достает бумагу с груди и бросает ее, скрежеща зубами.) Атос: ( разворачивает ее и читает) « По моему распоряжению и на благо государства предъявитель сего сделал то, что сделал. Ришелье» ( он берет свой плащ и шляпу) А теперь, когда я вырвал у тебя зубы, гадюка, кусайся, если сможешь Миледи: (извиваясь от бешенства) А! ( Атос быстро покидает комнату) Арамис: Какого дьявола эта женщина имеет отношение к Атосу? Портос: Я думаю, это его тетя.



полная версия страницы