Форум » Наше творчество » Пьеса А.Дюма "Юность мушкетеров" » Ответить

Пьеса А.Дюма "Юность мушкетеров"

LS: Перед вами - пьеса А.Дюма "Юность мушкетеров". Вернее, ее Пролог. Пьеса в пяти актах, издана и поставлена была в 1849 году. Является авторской инсценировкой романа "Три мушкетера". Шла на сцене в два вечера вместе с другой пьесой "Мушкетеры" - инсценировской "Двадцать лет спустя". На наш форум попала в английской версии, переведена с помощью ПРОМТ. Пролог отредактирован мной. Если что не так, извините.

Ответов - 147, стр: 1 2 3 4 5 All

LS: ПРОЛОГ. Дом священника. Низкая зала, дверь в глубине, дверь слева; окно справа, большой камин, лестница, ведущая на первый этаж. СЦЕНА I. Гримо, ждет стоя. Шарлотта, спускается по лестнице в глубине, затем Клодетта. Шарлотта (Клодетте): Хорошо, все-таки приготовьте скарб и белье, чтобы возчик увез все за одну поездку. Не вы ли говорили мне, что сегодня дом должен быть свободным? Клодетта, (с порога своей комнаты): Да, мадемуазель. Шарлотта, (замечая Гримо): А, это вы, господин Гримо. Гримо: Я принес письмо господина виконта, дверь была открыта, я не хотел звонить из страха обеспокоить мадемуазель; я вошел и ждал… Шарлотта: Господин виконт имеет привычку проезжать мимо дома священника, когда едет на охоту… и когда возвращается… Не буду ли я иметь честь видеть его сегодня утром? Гримо: Благоразумие, вероятно, не позволит господину виконту прийти. Шарлотта: Благоразумие? Гримо: Господин виконт в ссоре со своим отцом. Шарлотта: Со своим отцом?… Виконт в ссоре со своим отцом, которого он так почитает?.. Но из-за чего? Гримо: Старый господин хочет представить господина виконта мадемуазель де Ла Люсе… Шарлотта: А! Этой красавице-сиротке, про которую говорят, что она самая богатая наследница провинции… Гримо: Верно! Шарлотта: И что же?.. Гримо: Господин виконт отказался от этого знакомства… Под тем предлогом, что он не чувствует никакой охоты к женитьбе. Так что он не поехал к Ла Люссе… И вернулся сюда… Вы понимаете? Шарлотта: Хорошо, хорошо, спасибо, Гримо. Посмотрим, что пишет виконт…(Гримо отходит. Шарлотта читает): «Мадемуазель, длительное отсутствие вашего брата выглядит как отказ от должности. Сегодня прибывает новый кюре, господин Витрэ, который готов занять пустующее место.» Сегодня! Гримо: Беда! Мадемуазель, шесть месяцев, как ваш брат уехал… Это долго для крестьян… Шесть месяцев без мессы! Шарлотта (продолжает). «Дом, в котором вы жили вместе с братом, с сегодняшнего дня – ваш. И я уведомил об этом нового кюре, так же как и том, что он может расположиться в павильоне замка. Живите у себя без тревоги и беспокойства. Верьте в мое нежное расположение, мадемуазель. Ваш преданный слуга, виконт де Ла Фер.» Гримо: Мадемуазель передаст мне ответ? Шарлотта: Еще дня не проходило, чтобы я не увиделась с господином виконтом. Гримо: О, конечно. Шарлотта: Я подожду его, чтобы выразить свою благодарность лично. Гримо уходит.

LS: СЦЕНА II. Шарлотта (одна). Если я буду вынуждена покинуть этот дом, то придется платить за новое жилье, и расходы увеличатся. Еще месяц - и мои средства иссякнут. А для меня этот жалкий домишко не что иное, как преддверие замка… Замок! Графство и баронство, которым триста лет. Жестоко жить лачуге с видом на такое великолепие! Однако пословица гласит: «Видит око да зуб неймет!» Пословица лжет! Клодетта, оставьте все вещи, мы не уезжаем! Клодетта, (на лестничной площадке, с вещами): Мы не уезжаем! Шарлотта: Нет… Возможно, что возвращаясь с охоты, граф проедет здесь. Принесите вина и каких-нибудь фруктов на стол. Ах! Мне кажется, что сквозь деревья я вижу всадника. О! Как он спешит… Как он стремителен… Он галопом приближается к этой лачуге… К лачуге деревенского священника… Хорошо же! Клодетта, я не нуждаюсь больше в вас, идите!

LS: СЦЕНА III. Шарлотта, виконт. Виконт: Я увидел издалека вас, Шарлотта. Почему вы вышли при моем приближении? Шарлотта: Я вышла к вам навстречу. Виконт: Правда? Благодарю… (Целует ее руку). Шарлотта: Вы сегодня позже обычного… Виконт: Я писал вам… Гримо передал мое письмо? Шарлотта: Да… Вы добры ко мне, господин виконт, слишком добры. Виконт: Слишком добр?.. Отдавая вам лачугу… Вы достойны того, чтобы жить в во дворце. Шарлотта: О! Я говорю, что думаю, и повторяю, вы слишком добры, господин виконт. Я признательна вам за ваше предложение. Но, простите меня, я не могу согласиться… Виконт: Вы не можете согласиться? Почему вы всегда смущаетесь, принимая что-нибудь от меня! Шарлотта: О! От вас, когда вы были моим господином, я приняла бы все, но… я покидаю этот край, господин де Ла Фер. Так надо. Я должна. Виконт: Вы отказываетесь от этого дома? Вы должны покинуть этот край? Что вы говорите, Шарлотта?.. Объясните… Почему вы бежите? Вы бежите от меня? Шарлотта: Потому что появление молодой безвестной девушки, бедной, без будущего, стало помехой для дворянина вашего звания и достоинства. Виконт: Что вы имеете в виду, Шарлотта? Шарлотта: Господин виконт не хочет брать в жены мадемуазель де Ла Люсе, которая молода, красива, знатна… И чье состояние удвоило бы ваш доход. Виконт: Так вы знаете это, Шарлотта? Вы знаете также, что я отказался, не так ли? Шарлотта: Да, и вот почему я больше не страдаю; уехав отсюда я избавлю вас от непослушания отцу и себя от угрызений совести, ведь я больше не буду мешать вашему благополучию… Виконт: Послушайте меня, мадемуазель!

LS: Шарлотта: Виконт! Виконт (приближаясь к Шарлотте): Выслушайте меня, прошу вас! Вот уже больше года прошло с тех пор, как вы появились здесь. Вы приехали с Вашим братом в 1620 году, когда я и многие дворяне провинции, отправились на помощь армии короля, осаждавшего тогда Анже. Людовик XIII воевал с королевой-матерью. Через три месяца, когда епископ Люсонский заключил перемирие, я вернулся в замок. Все здесь говорили о брате с сестрой, которые очень нежно любят друг друга (Шарлотта вздрогнула). Ваша преданность брату была похожа на жертву, ибо угрюмый и нелюдимый нрав Жоржа Баксона лишил вас возможности бывать в свете, где ваш ум, ваша молодость и ваша красота создали бы вам положение… Признайтесь, эта жертва не сделала вас счастливой. Шарлотта: Это неправда! Виконт: Я вас увидел… Я вас полюбил… Шарлотта, (поднимаясь и делая шаг к нему): Виконт! Виконт: Позвольте мне продолжить! Вы – такая целомудренная, такая юная, чистая! Позвольте мне сказать все, что я должен сказать! Целых пять месяцев вы с братом непреклонно и строго отказывались помощи, которую я предлагал вам. Аббат перестал посещать замок, куда мой отец и я напрасно приглашали его, он избегал нас… Когда вы случайно дарили мне взгляд, мне казалось, что он укоряет меня, как будто за какое-то преступление… Между тем вам не за что было ненавидеть меня… Ведь я ни разу не сказал вам, что люблю вас!.. Шарлотта: Сударь! Виконт: И вдруг неожиданное событие изменило вашу жизнь... Однажды ночью, когда все исполнено покоя и тишины, около вашего дома раздался непривычный шум. Жители деревни слышали конский топот. На следующее утро стало известно, что ваш брат исчез. Шарлотта: О! Господин виконт, поверьте… Виконт: Я ни о чем не допытываюсь, Шарлотта. Я приехал к вам только затем, чтобы сказать вам то, что я говорю. После исчезновения брата вы живете - одна, вы покинуты всеми… Я люблю вас еще сильнее, с тех пор как узнал о вашем несчастии. Прошло уже полгода, с тех пор как вы соблаговолили принимать меня… За эти шесть месяцев вы стали относится ко мне благосклонней, и я признателен вам за это. Скажите, Шарлотта, разве хоть раз я пожал вашу руку, не поблагодарив вас за это, как за милость? Разве я хоть раз заговаривал с вами о любви, не получив прощения в ваших глазах? Наконец, разве я хоть раз спросил вас о том, кто вы, откуда вы пришли, и почему исчез ваш брат… Шарлотта: Нет, сударь. Вы были со мной таким же, какой вы со всеми, кого знаете. То есть самым честным и самым великодушным дворянином королевства. Виконт: Благодарю… Теперь вы видите, Шарлотта, что то, о чем я вас спрашиваю - это вовсе не досужее любопытство. Шарлотта Баксон, расскажите мне сегодня обо всем с чистым сердцем… Вы можете это сделать?

LS: Шарлотта: Вы хотите знать, откуда я родом? Виконт: Да, несколько слов о вас, о вашем брате, о вашей семье. Все что ваша дружеская откровенность поведает мне, сохранится в глубине моего сердца, как личная тайна. Желаете вы этого? И я повторюсь: можете ли? Шарлотта (отходит к левой стене, к шкафу и берет пергамент): Здесь все обо мне и моей семье… Вот документы, которые ответят на ваши вопросы. Читайте, господин виконт, и вы убедитесь, что Шарлотта Баксон благородного происхождения, хоть и не самого знатного. Что касается моего брата, то его тайны - не мои. Виконт: Хорошо, Шарлотта, не будем больше говорить о вашем брате. А если мы к этому вернемся… Шарлотта: Мы не вернемся никогда, сударь… Виконт, (читая): Вильям Баксон, дворянин из Уэльса… Шарлотта: Это мой отец!.. Виконт, (читая): Анна де Бейль… Шарлотта: Моя мать… У моего старшего брата, от первого брака матери, было небольшое состояние, которым владела наша семья. Мой, брат, которого вы знаете, посвятил себя служению церкви и взял меня к себе, когда погибли мои отец и мать. Виконт: Да… Ваш отец в 1612… Ваша мать в 1615… Бедное дитя… Шарлотта: Теперь вы знаете все, сударь. Виконт: Так значит, вы одиноки, Шарлотта? Шарлотта: Одна на всем белом свете. Виконт: И никого, кто имел бы права над вами? Шарлотта: Никого! Виконт: И ваше сердце свободно? Шарлотта: Я надеялась сказать вам, что люблю вас! Виконт: Повторите еще раз это - смело, прямо и честно! Шарлотта: Господин виконт, я вас люблю! Виконт: Шарлотта Баксон, хотите вы стать моей женой? Шарлотта: Что вы такое говорите?.. Виконт: Это просто и естественно, Шарлотта… Я люблю вас и вы любите меня. Шарлотта: Но ваш отец? Виконт: Послушайте, Шарлотта! Я прошу вас довериться мне и прошу вас о жертве. Если мы объявим о нашем браке, который не отвечает желаниям моего отца, это омрачит его последние дни. Вы не потребуете этого от меня, не так ли? Вы согласны на тайный брак?

LS: Шарлотта: Я к вашим услугам, господин виконт. Виконт: В тот же день, когда я приму имя графа де Ла Фер, вы станете всеми уважаемой графиней де Ла Фер! Вы знаете, что мой отец стар, он болен и страдает… Вам не придется долго ждать, Шарлотта!.. Шарлотта: О! Виконт: Вы согласны?.. А до этого момента наше счастье будет скрыто ото всех в тишине и безвестности. Послушайте! Новый кюре прибыл сегодня утром в замок; он – товарищ моего детства и знает все о моей любви к вам. Он согласен благословить наш союз. Через час приходите в церковь. В часовне будет гореть свет. Я протяну вам руку, вы дадите мне свою. Мы поклянемся друг другу в вечной любви. У меня есть предчувствие, что в этой простой деревенской церкви Господь примет наши клятвы более благосклонно, быть может, чем он принял бы клятвы королей в сверкании соборов! (Протягивает ей руку.) Шарлотта: Мой господин! Мой супруг! (Она дает ему свою руку). Виконт: Вот подарок вашего жениха, Шарлотта. Эти бриллианты принадлежали моей матери. Я уверен, что она благословила бы мой выбор, столь же чистый и благородный, как и она сама. Не отказывайте мне, Шарлотта! Этот сапфир - камень грусти, это кольцо она передала мне, говоря последнее «прощай»… Шарлотта: (беря футляр): Ваша жена благодарит вас… Оливье!.. Виконт: Через час я буду ждать вас в часовне. Удар колокола будет сигналом вам. Приходите туда одна… Приходите туда как - есть, в обычной одежде и без украшений. После того, как я схожу к отцу, чтобы выразить почтение, - это в обычае у меня каждый вечер, - я вернусь на порог этого дома, который стал для меня настоящим дворцом. Возлюбленный вернется умолять вас впустить супруга. До свидания, Шарлотта, до свидания!.. (Он целует ее руку и уходит).

Ринетта: LS огромное спасибо!!!!!!!!!!!!!!!!

Ринетта: jeanna-d-ark так это и есть одно из имен Атоса: Оливье де Селер граф де Ла-Фер.

Ринетта: Так салат с ударением на последний слог, а имя на букву и.

Amiga: Так салат с ударением на последний слог, а имя на букву и. На "И"? Во французском языке?..

Andree: ОлИвье?!!!!!! Быть такого не может!!!!!!!!!

LS: Ринетта пишет: Оливье де Селер граф де Ла-Фер. Извините, я что-то туплю. А это откуда?

LS: jeanna-d-ark пишет: Этьен, Анри, Ангерран.Кто угодно!!!! :) "А давайте назовем кота Васькой" (с) анекдот

LS: Шарлотта (одна, открывает шкатулку с драгоценностями): Графиня де Ла Фер! - через час! (Встает), возможно ли это? Шарлотта! Шарлотта в самых смелых надеждах могла ли ты рассчитывать на такое? А я хотела остаться здесь… О, как я и говорила раньше, - этот дом был только преддверием замка. (Клодетта вносит лампу), Сюда идут… По правде говоря, если бы передо мной не было этих бриллиантов, если б я не чувствовала, как кольцо с сапфиром сжимает мой палец, я не поверила бы тому, что только что произошло здесь. (Она разглядывает диадему) О! Она мерцает как созвездие! Эти звезды земли достойны сверкать на челе королев! Камни, вобравшие весь блеск мира – теперь мои. Моя рука, так долго тянувшаяся к ним, теперь касается их. (В дверях появляется человек), Кто - там? И что Вы хотите от меня? (Входит Неизвестный) Шарлотта: Кто вы, сударь? Чего вы хотите? Неизвестный: Вы мадемуазель Шарлотта Баксон? Шарлотта: Да, это я. Неизвестный: Вы одни? Шарлотта: Как видите. Неизвестный: Вам хочет сообщить нечто важное один человек. Он мог бы переговорить с вами четверть часа без помех? Шарлотта: Конечно. Неизвестный: (Указывает на дверь слева от зрителя) Куда ведет эта закрытая дверь? В комнату того, кого вы зовете вашим братом? Шарлотта: Да, сударь. Неизвестный: (Идет влево и открывает дверь) Входи, не бойся ничего Жорж, я буду посторожу снаружи. (Выходит через заднюю дверь. Входит Жорж)

LS: Жорж (сбрасывая шляпу и плащ): Шарлотта, мое сокровище, моя любовь, моя жизнь! Шарлотта (в сторону): Никогда не думала, что увижу его снова! Жорж: Шарлотта, это – я. Шарлотта, ответьте мне, разве Вы не узнаете меня? Шарлотта: Вы здесь! (Садится) Жорж: Да. (На коленях) Это странно, не так ли? Это невероятно, неожиданно для Вас? Вернувшись я нахожу вас еще более красивой, чем тогда, когда я оставил Вас. Шарлотта: Почему Вы вернулись? Жорж: (Поднимаясь) О, не спрашивайте меня. Я не ничего знаю. Я все забыл. Я снова вижу вас, я снова говорю с вами. Я снова обрел вас, после того как потерял на шесть месяцев. О, эти шесть месяцев - шесть месяцев пытки… Но вы поможете мне забыть их, не так ли? Шарлотта: Бедный Жорж! Жорж: О! Не жалейте меня, ведь если вы все еще любите меня, нет более счастливого человека, чем я, в целом мире. Шарлотта: Бедный Жорж! Жорж: Что вы говорите? Шарлотта: Я говорю, что вам нельзя оставаться здесь. Вы пропадете, если вас увидят. Жорж: О, меня долго не было здесь, и я снова уеду. Шарлотта (Радостно): Вы уезжаете снова? Жорж: Да. Я привез счастливую весть. Как видите, я на свободе. У меня есть немного денег - пятьсот пистолей. Мы отправимся к морю, сядем на корабль и через пять недель, которыми мы будем в Квебеке. Там никто не станет требовать, чтобы мы объяснили наше прошлое. Мы не будем больше скрывать, мы ничего не будем больше бояться. Начнется новая жизнь. Жизнь для радости и счастья. Вы сильны, вы храбры. Собирайтесь, мы уезжаем. Поедем, моя любовь! Поедем! Шарлотта: Это невозможно, Жорж. Жорж: Почему невозможно? Шарлотта: Пятьсот пистолей – это нищета. Квебек - изгнание. Жорж: Пятьсот пистолей – это больше чем нам нужно для безбедной жизни. Что касается изгнания, изгнания не существует, когда мы любим. Шарлотта: Да, когда мы любим. Жорж: Боже мой! Шарлотта, разве Вы не любите меня больше? А как же клятвы, которыми мы обменялись? Шарлотта: Эти клятвы принесли много несчастий, Жорж. Это доказывает их нечестивость. Жорж: Но, вспомните, Шарлотта, как тесно мы связаны нашей любовью, нашими бедами, нашим преступлением. Шарлотта: Жорж, вы обманываете себя. Все это, наоборот, разделяет нас. Нам надо раскаяться. Мы больше никогда не должны видеть друг друга. Жорж: Шарлотта, во имя нашей любви… Шарлотта (Подходит к столу, где находятся бриллианты, садится): Бессмысленной любви двух одиноких детей, оставленных Богом и отверженных людьми. Само небо заставляет нас забыть об этой любви. Жорж: Шарлотта! Шарлотта! (Указывает на шкатулку с драгоценностями) Что это? Алмазы? Шарлотта: Оставьте, Жорж. Вы свободны и я счастлива видеть вас на свободе. Не спрашивайте меня больше ни о чем . Жорж: Вы любите другого, Шарлотта? Шарлотта: Через полчаса я выхожу замуж. Жорж: И эти алмазы? Шарлотта: Это подарок моего жениха. Жорж: Значит, тот, за кого вы выходите замуж богат? Шарлотта: Богат и знатен. Жорж: О, горе мне! Но и ему горе! Назовите его, Шарлотта. Шарлотта: (Поднимается, указывает на замок). Его имя граф де Ла Фер, это его замок. Теперь вы можете пойти, разыскать его и рассказать все. Но вы поступите, как трус.

LS: Жорж: И это, действительно, говорит Шарлотта? С таким ужасающим хладнокровием, лед которого проникает к глубинам моего сердца? Это, действительно, та юная девушка, которую я любил? Шарлотта: Нет, это говорит женщина, которая много страдала. Жорж (Обнимает Шарлотту): Шарлотта, умоляю, поедем со мной в тот уголок мира, где я смогу свободно называть вас своею женой, поедем отсюда, где я вынужден называть вас сестрой. Шарлотта: Если вы снова повысите голос, как сейчас, вас услышат, Жорж, и это будет равносильно тому, что вы предадите меня. Жорж (Берет ее за руку и прижимает к сердцу): О, как холодна ее рука. Ее сердце не бьется. Вы не женщина, Шарлотта. Вы – мрамор, и Вы правы, и это безумство любить статую. Шарлотта: Итак, что вы решили? Жорж: Час настает, не так ли? Шарлотта: Что вы решили относительно меня? Жорж: О, для меня все решено, я уже принял решение о своем будущем. Не беспокойтесь обо мне, Шарлотта! О! (падает к ее ногам) Мой бог! Если в вашем сердце остался хоть один едва тлеющий уголек вашей старой любви, я еще мог бы разжечь его своим дыханием. Мы молоды, мы могли бы быть счастливы. Шарлотта: Да, счастливы по-вашему, но не по-моему, а значит, оба несчастны. (Бьют часы) Жорж: Что это? Шарлотта: Это время, когда решится моя судьба. Жорж, я нахожусь в ваших руках. Жорж: Шарлотта! Вы свободны. Шарлотта: Благодарю. Жорж: Когда вы вернетесь, меня здесь уже не будет. (В изнеможении падает на стул) Шарлотта: Благодарю и прощайте! (Она протягивает ее руку, он отдергивает свою) Жорж: Прощайте, госпожа графиня де Ла Фер (Шарлотта выходит)

д'Аратос: Бедный граф, а он не знал! Дома священников несут ему несчастья! LS пишет: это безумство любить статую.

LS: д'Аратос пишет: LS пишет: цитата: это безумство любить статую. :)))))))))))))))))))))))))) Здорово вышло!!! Вообще-то, Дюма пишет... Хочу попросить уважаемое сообщество вот о чем. Если у кого-либо из вас вызовут возражения некоторые из моментов моей редактуры текста пьесы, прошу высказывать ваши соображения. Они будут восприняты с благодарностью и огромным вниманием. :)

Antoinette: LS Вы не могли бы прислать мне эту пьесу на английском? arje@bk.ru

Antoinette: Кстати, у меня скоро (примерно через месяц) появится французское издание пьесы "Мушкетеры" вместо той адаптированной английской версии. Если нужно, я могу ее отсканировать.

LS: Antoinette "Мушкетеры" или "Юность мушкетеров"?

Antoinette: LS пишет: "Мушкетеры" или "Юность мушкетеров"? Я имела в виду пьесу "Мушкетеры", но "Юность мушкетеров" тоже есть в этом издании. LS, спасибо за присланную вами пьесу! Оказывается, существует также инсценировка "Виконта де Бражелона". Пьеса называется "Le Prisonnier de la Bastille : Fin des Mousquetaires". Написана Дюма и Маке, была издана в 1861 году. Никому не попадалась?

LS: Ух ты!!!!! По-моему, об этом упоминаний на нашем форуме еще не было...

adel: Спасибо! А то все выходные читала в переводе ПРОМТа. Особенно понравилось про маленький сифилис (вместо оспы). Да... а как же гл. 15 "Супружеская сцена": "… имя леди Кларик скрыло Анну де Бейль! Не так ли вас звали, когда ваш почтенный братец обвенчал нас?" А что до имен... LS упоминала про 2 восприемников (соответственно, 2 имени) при крещении, но ведь есть еще и конфирмация, когда присваивается еще как минимум одно имя (что подтверждают мои собственные крещеные предки из простой польской шляхты). Впоследствии счастливый облдатель выбирал для родителей одно, для возлюбленной - другое... Так что и Оливье, и Этьен с Арманом - все сгодится. Тем более, что количество имен у родовой аристократии не менее 6-8 (почитайте хотя бы "Слово о словах" Л.Успенского). Это Раульчику 3 имен хватит. И потом - к кому мы пытаемся "привязать" Атоса - к Арману Атосу д'Силлегу, простому гасконскому дворянину или к графу де Ла Фер из дома Куси? По-моему, второе вернее. А тогда - см. изыскания Евгении в "Страстях по Атосу" За пьесу еще раз спасибо!

LS: Жорж: Боже мой! Боже мой! (Из глубины сцены выходит Неизвестный) Неизвестный: Ну, что, брат? Жорж: Ты прав! Все так, как ты и говорил. Неизвестный: Теперь ты видишь, что у этой женщины нет души, не так ли? Жорж: Да, теперь я вижу это. Неизвестный: Ты презираешь ее как самое мерзкое из существ? Жорж: Я презираю ее. Неизвестный: Вот и хорошо! Возьми свой плащ – нам придется ехать всю ночь. Завтра ты освободишься от всего этого. Жорж: Я освобожусь от этого еще до завтра, брат. Неизвестный: Что ты хочешь этим сказать? Жорж: Я презираю ее, но я все еще люблю ее. Неизвестный: Жорж! Жорж: Я презираю ее, но я не могу жить без нее. Неизвестный: Боже мой! Жорж: Я презираю ее, но я умру. Неизвестный: Умрешь?! Это очень серьезно. Ты хорошо подумал? Жорж: О! Я думал об этом, пока был разлучён с ней. Пока я был в тюрьме, я думал, что если смогу избежать наказания, то сразу же вернусь к ней. Благодаря тебе, брат, я свободен. Я говорил тебе, что жизнь без нее - ничто для меня. Здесь, на пороге ее дома, прежде чем войти, я говорил, что если она не любит меня больше, я умру. Неизвестный: Любовь к женщине не много значит в жизни, Жорж. Жорж: Любовь к женщине не много значит для того, у кого кроме любви есть радость, богатство и будущее. Но для того, у кого есть только любовь, эта любовь – всё! Брат, ты знаешь, как я устал от жизни, (Садится к столу) жизни, которая тяготит меня и других. Теперь, когда я услышал, назначенный мне приговор, я возьму один из твоих пистолетов. Я не сделал этого раньше, я сделаю это теперь. Неизвестный: Ты решил это твердо? Жорж: Твердо! Неизвестный: (Протягивает ему пистолет): Возьми, брат, и обними меня! Жорж: (Оба брата бросаются в объятия друг другу. После судорожных рыданий Жорж выбегает из комнаты в левую дверь): Прощай, брат! Прощай, брат! Неизвестный: Ну, что ж, хорошо. Но теперь, Жорж, та бессердечная женщина умрет, как ты, или понесет ту кару, что и ты. (Он кладет железо в огонь и гасит лампу потом идет к противоположной стене и, когда Шарлотта входит, он закрывает дверь за нею дверь.) Шарлотта: (Выходит в центр сцены): Он ушел? Неизвестный: Да, но я - здесь. Шарлотта: Кто вы такой? Неизвестный: Я был здесь только что. Шарлотта: Не подходите ко мне, или я буду кричать. Жорж, Жорж, на помощь! Неизвестный: Ага! Теперь вы зовете его? Шарлотта: Где он? Неизвестный: Я скажу вам, но сначала вы узнаете, что с ним стало Шарлотта: Мой Бог! Неизвестный: У Жоржа было доброе и благородное сердце, он дал обет и стал священником, чтобы посвятить себя церкви и благу людей. Но в его жизни появился демон, притворившийся молодой женщиной, чтобы соблазнить его. Шарлотта: А… Неизвестный: Последствия были неминуемы, как и в первородном грехе. Их связь не могла длиться долго, не обнаружив себя. Девушка заставила Жоржа обещать, что они оба оставят тот край, где жили. Но чтобы убежать на другой конец Франции, где они смогут жить спокойно, нужны были деньги. А их не было у обоих. Тогда священник украл священные сосуды и продал их. Шарлотта: Господи! Неизвестный: Добыв денег, они сбежали, и, приехав в Витри, спрятались в этой деревне Но Божье правосудие настигло их, точнее того, кто был менее всего виноват. Жоржа нашли, схватили и отправили в тюрьму в Бетюне. Он взял всю вину на себя и не назвал свою сообщницу. Он был осужден и осужден один – его клеймили и заточили. Шарлотта: Черт возьми! Неизвестный: Но было еще нечто ужасное – то чего вы не знаете, то, о чем Жорж никогда не говорил вам. Палачом города Бетюна был его брат. То есть там, куда привезли Жоржа, чтобы осудить и покарать, его должен был заклеймить родной брат. Вы не знали об этом обстоятельстве, не так ли? Палач передал пистолеты Жоржу, чтоб он не сошел с ума, но бедный глупец предпочел жить; он любил и он жил. Его заклеймили и сослали на галеры Шарлотта: Ужас! Неизвестный: С тех пор, брат бедного Жоржа, думал только об одном, как освободить осужденного. Вместо того, чтобы бежать он отправился к той, которую любил и которая совратила его. Он пришел к ней, чтоб отдать ей свою жизнь, потому что свою честь он уже отдал ей. Она отказалась от него. И тогда его дал клятву. Шарлотта: Клятву в чем? Неизвестный: Он поклялся, что зло должно быть наказано, что истинный виновник преступления, сообщник Жоржа, женщина, разбившая его сердце, будет заклеймена, как и он. Шарлотта: Но ведь он жив. (Слышится пистолетный выстрел) Неизвестный: Вы поняли, что это? (Достает кинжал) Шарлотта: (падает на колени) О, пожалуйста, я хочу жить. Неизвестный: Вы выбираете жизнь? Пусть будет так! (Он быстро достает железо из огня и клеймит ее плечо.) Шарлотта: А! Неизвестный: Теперь я скажу Вам, кто я такой. Я - брат Жоржа - палач из Бетюна. (В дверь стучат, Он выпрыгивает в окно). Шарлотта: (Прислонившись к стене) Ах! Виконт: (из-за двери) Откройте! Это - я. Шарлотта: Ах! Виконт: Откройте это – я, ваш супруг. Шарлотта: (Идет к двери, по дороге берет со стула плащ, который положила туда, войдя в комнату): Входите, господин виконт. Ваша жена ждет Вас. (Занавес)

мадмуазель Нитуш: Давно хотела продолжить перевод пьесы. Только вот печатать не люблю. Но ничего, тихой сапой... Если что не так - поправляйте.

мадмуазель Нитуш: Действие I. Сцена I Ночь, прихожая. Слева - кабинет господина де Тревиля. Дверь в правой части прихожей ведет к Кардиналу. Мушкетер стоит на страже у дверей господина де Тревиля, гвардеец кардинала у дверей Кардинала. Приближается утро. ЖЮССАК (гвардейцу у дверей Кардинала): Бикара, вот пароль. Запомните, что его Высокопреосвященство любит мир. БИКАРА: Да, господин лейтенант. ЖЮССАК: (глядя на Арамиса): Это означает, что гвардейцы кардинала должны жить в мире даже с мушкетерами короля. БИКАРА: Да, господин лейтенант. ЖЮССАК: Стойте на посту. Господин де Рошфор сменит Вас. (уходит) АРАМИС: Вы не лейтенант, господин де Бикара, и можно говорить с вами на посту. БИКАРА: Говорите, господин Арамис, говорите. АРАМИС: Я считаю оскорбительной фразу "даже мушкетеры короля" – а вы, господин Бикара? БИКАРА: Я, господин Арамис, – я гвардеец Кардинала и эти слова меня не шокируют. АРАМИС: Не могли бы вы разъяснить мне это после смены караула, господин де Бикара? БИКАРА: Могу, господин Арамис. АРАМИС: Это все, что я хотел сказать Вам, господин гвардеец. БИКАРА: К вашим услугам, господин мушкетер. (Возвращаются на свои места) (Госпожа Бонасье, появляется из кабинета господина де Тревиля, открывает дверь и касается плеча Арамиса.) ГОСПОЖА БОНАСЬЕ: Тс-с! Aunis(?) и Анжу. Не двигайтесь, заслоняйте меня, чтобы гвардеец не мог меня видеть.

мадмуазель Нитуш: АРАМИС: Так? ГОСПОЖА БОНАСЬЕ: Да. Возьмите этот платок, обратите внимание на монограмму, и если кто-нибудь покажет Вам такой же, будьте уверены в этом человеке. АРАМИС: Но где и как мне покажут этот платок? ГОСПОЖА БОНАСЬЕ: В вашем доме, на улице Вожирар. Они постучат в ставень. Предупредите особу, которая прячется в вашем доме. АРАМИС: Как вы узнали? ГОСПОЖА БОНАСЬЕ: Достаточно, что я знаю – пока это всё – остальное узнаете позже – займите ваш пост – прощайте! (Возвращается в кабинет и исчезает.) (Миледи и де Рошфор выходят из кабинета Кардинала.) РОШФОР: Нет ничего проще, Миледи – Вы возьмете этот платок — обратите внимание на монограмму. МИЛЕДИ: Я вижу — "К" и "Б". РОШФОР: Вы скоро отправитесь на улицу Вожирар – напротив остановки карет, постучите в ставень дома, увитого плющом, покажете этот платок человеку, который откроет дверь, затем вы спросите адрес, а поскольку этот платок – знак, по которому вы узнаете друг друга, он скажет вам этот адрес. МИЛЕДИ: Ничего, кроме адреса? РОШФОР: А вы его запомните и тот час сообщите мне. МИЛЕДИ: И последнее, - если меня спросят, кто владелец этого дома. РОШФОР: Это мушкетер по имени Арамис. МИЛЕДИ: Арамис! Отлично! РОШФОР: Теперь я отпущу гвардейцев с поста. МИЛЕДИ: Я еду домой. (Идут в разные стороны.) РОШФОР: Господа, – бьет семь часов. Вы свободны. (Бьет семь часов -- Миледи уходит, надев маску. Арамиса отпускают с поста. Звук трубы. Мушкетеры заходят в прихожую – двери открываются.)

LS: мадмуазель Нитуш Спасибо, сударыня! Огромное! :))

мадмуазель Нитуш: ПОРТОС: Господа, я простудился той ночью, а поскольку я боюсь лихорадки, я взял плащ, даю слово! БУА-ТРАСИ: О, Портос, на вашей груди не перевязь, а настоящее солнце! (Все восклицают в восхищении.) ПОРТОС: (небрежно): Да, не так ли? АРАМИС: Привет, Портос. ПОРТОС: Привет, Арамис. АРАМИС: Честное слово, вы сверкаете. Давайте отойдем в строну – как здоровье вашего друга? ПОРТОС: Он страдает, он ранен. Шпага прошла через плечо в грудь. АРАМИС: Бедный Атос – он в постели? ПОРТОС: (очень громко) С лошадиной лихорадкой – хорошо что никто не знает – а я не стану говорить господину де Тревилю. (Д’Артаньян появляется позади группы мушкетеров.) АРАМИС: Тс-с! Портос, ваш голос как ваша перевязь, слишком привлекает внимание. ПОРТОС: Верно – здесь есть чужаки. (Д’Артаньян, со шляпой в руке, подходит к группе мушкетеров.) АРАМИС: Кто это там? Посмотрите, Буа-Траси. БУА-ТРАСИ: Должно быть, недавно приехавший гасконец – подождите (подходит к д’Артаньяну) Сударь! Д’АРТАНЬЯН: Сударь! БУА-ТРАСИ: Смогу ли я быть вам чем-то полезен? Д’АРТАНЬЯН: Будьте добры, я ищу господина де Тревиля, капитана мушкетеров. БУА-ТРАСИ: Сударь, его слуга находится вот там. Д’АРТАНЬЯН: Сударь, покорнейше благодарю вас. (Слуге) Будьте добры, сообщите пожалуйста господину де Тревилю, что шевалье д’Артаньян просит его о краткой аудиенции. СЛУГА: Позже. Господин де Тревиль еще не прибыл. МУШКЕТЕР: Господа! Господа! Капитан Мушкетеров. ВСЕ: Ах! МУШКЕТЕР: Он в ужасном настроении. БУА-ТРАСИ: Он уже знает о нашей вчерашней проделке? (Входит господин де Тревиль. Все мушкетеры салютуют ему.) ТРЕВИЛЬ: Добрый день, Господа, добрый день. Какие новости? БУА-ТРАСИ: Никаких, господин Капитан. ТРЕВИЛЬ: Дежурные, отчитайтесь (заходит в кабинет). Д’АРТАНЬЯН: Его взгляд как пистолетный выстрел. ПОРТОС: Плохо дело. АРАМИС Плохо! (Портос отходит поговорить с группой мушкетеров; Арамис остается с одним из мушкетеров на авансцене.) Д’АРТАНЬЯН: Как замечательно, мушкетеры, мне нравятся лица всех людей здесь. Я чувствую к ним симпатию. Один из них потерял свой платок. (Арамису, который заметил это и наступил на него.) Сударь, вы обронили платок. АРАМИС (сурово) Благодарю! Д’АРТАНЬЯН: Он не слишком дружелюбен!

marsianka: мадмуазель Нитуш, Большое спасибо! :)

Señorita: Спасибо, мадмуазель Нитуш!:)

Диана де Кастро: Спасибо огромное за перевод. Безумно интересно читать!:)))

Nataly: adel пишет: А то все выходные читала в переводе ПРОМТа. Особенно понравилось про маленький сифилис (вместо оспы). Я прошу прощения, но я недавно выяснила, что слово verole, которое употребляется в тексте пьесы имеет значение как сифилис, так и оспа, а в том контексте как говорит Портос - petit verole, это уже не маленький сифилис, а ветряная оспа. Что и подтверждает реплика Тревиля -- "Болеть оспой в его возрасте!" ЗЫ. А Портос у нас молодец:)) Пошлит и не краснеет:)))

Лейтенант Чижик: Nataly пишет: подтверждает реплика Тревиля -- "Болеть оспой в его возрасте!" Я никак понять не могу: почему в этой реплике уже оспа, а не сифилис?

Nataly: Лейтенант Чижик пишет: Я никак понять не могу: почему в этой реплике уже оспа, а не сифилис? Потому что у нас получается игра слов -- "маленький сифилис" означает ветряную оспу, ветрянку, но, при желании, и венерическую болезнь:))) Тревиль как культурный человек выбирает наиболее мягкое толкование:))))

Athos: http://gallica.bnf.fr/ark:/12148/bpt6k229504d.pagination Здесь пьеса на французском,если кого интересует=)

Филифьонка: LS пишет: Если б он наводил справки о ее прошлом, рассказ палача в Армантьере не был бы для него таким сюрпризом. Я сейчас читаю пьесу "Юность мушкетеров" (LS, не могу в очередной раз не выразить благодарность). Там Атос явно наводил справки о прошлом жены. Кульминация разговора с д'Артаньяном звучит так: ATHOS A fleur de lys!The angel was a demon, the poor girl had stolen sacred vessels from a church. Атос: Цветок лилии! Ангел оказался демоном. Бедная девушка украла священные сосуды из храма. И что любопытно: Вы, вероятно, сделали вывод о том, что рассказ палача - сюрприз для Атоса из слов: " Атос глядел на него... с изумлением, как и все остальные недоумевая, каким образом этот человек мог оказаться причастным к ужасной драме". Но в пьесе (я специально заглянула в конец) Атос тоже не знаком с палачом. Просто почему-то знает про священные сосуды. Заранее прошу прощения, если этот вопрос уже обсуждался.

LS: Филифьонка Поэтому я предлагаю заполнять пьесой только пустоты в романе. Там, где "Юность мушкетеров" противоречит "Трем мушкетерам" (например, в вопросе венчания графа де Ла Фер и Анны де Бейль или знакомства Констанции с Арамисом) полагаю, лучше опираться исключительно на роман. (Хотя, если вообразить, что г-жа Бонасье владеет инструментом лжи не менее уверенно, чем г-жа Винтер сцена объяснения с д'Артаньяном приобретает известную пикантность)

Филифьонка: Просто интересно, что Дюма допускал возможность наведения Атосом каких-то справок без личного знакомства с палачом. Хотя, с другой стороны, вероятно, он вложил эти слова в уста Атоса только для того, чтобы как-то донести эту информацию для зрителя:).

Филифьонка: Сегодня развлекалась тем, что переводила с английского. Думаю, толку от этого не очень много, даже я вижу, что в англ. тексте есть неточности по сравнению с французским оригиналом (что могла - учитывала, но французский я не знаю). И все-таки решила выложить, чтоб не пропадало;).

Филифьонка: БУА-ТРАСИ: (берет платок) Так-так. Мой скрытный Арамис, вы и теперь будете утверждать, что в дурных отношениях с моей кузиной, мадемуазель де Буа-Траси? Она была с вами так любезна, что одолжила свой платок. Взгляните, господа: инициалы К. Б. Д’АРТАНЬЯН: Прекрасно. Отличное начало. АРАМИС: (наградив д’Артаньяна свирепым взглядом) Сударь, вы ошибаетесь. Это не мой платок, и я не знаю, почему этому господину взбрело в голову подать его именно мне, а не вам. Лучшее подтверждение моих слов - то, что мой платок у меня в кармане. БУА-ТРАСИ: Так вы отказываетесь от него! Это хорошо, потому что в противном случае, ради чести моей кузины, я должен был бы… ТРЕВИЛЬ: (стучит кулаком по столу) Это оскорбление, смерть Христова! БУА-ТРАСИ: Капитан в ярости. Д’АРТАНЬЯН: (Арамису) Сударь, я в отчаянии. АРАМИС: Сударь, мы с вами рассчитаемся. Д’АРТАНЬЯН: Э, раз вы так, то идите к черту! ТРЕВИЛЬ: Прелестный рапорт! Прелестный шум он поднимет, смерть Христова! ПОРТОС: Он распаляется… ТРЕВИЛЬ: Разберемся прямо сейчас… Но сначала избавимся от посторонних, чтобы мы могли обсудить это дело в семейном кругу. (слуге) Кто там? СЛУГА: Интенданты. ТРЕВИЛЬ: Позже. СЛУГА: Секретарь от господина де ла Тремуля. ТРЕВИЛЬ: Завтра. СЛУГА: И подписи. ТРЕВИЛЬ: Давайте их сюда, быстро (подписывает несколько бумаг). БУА-ТРАСИ: Слава Богу, капитан успокоился. Распахните ваш плащ, Портос, чтобы мы могли любоваться вашей перевязью – даже у короля нет ничего подобного. АРАМИС: Бьюсь об заклад, эта вышивка стоила десять пистолей за локоть. ПОРТОС: Двенадцать. А всего в ней три четверти. БУА-ТРАСИ: Роскошно. А сзади она так же хороша? ПОРТОС: (закутывается в плащ, его окружают любопытные) Еще лучше. ТРЕВИЛЬ: Итак, это все? СЛУГА: Ох, сударь, я забыл, дворянин из Гаскони… господин д’Артаньян. ТРЕВИЛЬ: Д’Артаньян… отец? Мой старый друг д’Артаньян? СЛУГА: Нет, сударь, молодой человек. ТРЕВИЛЬ: Значит, это сын… Зовите его, зовите. СЛУГА: Господин д’Артаньян! Д’АРТАНЬЯН: Здесь! (Срывается с места и сталкивается с Портосом, некоторое время они оба пытаются сохранить равновесие. Д’Артаньян запутывается в плаще Портоса, плащ соскальзывает – все видят, что перевязь расшита золотом только спереди). ПОРТОС: Идиот! БУА-ТРАСИ: Ха-ха! У перевязи лишь одна сторона! Д’АРТАНЬЯН: Отлично. Еще один промах. (Взрывы смеха. Д’Артаньян пытается пройти, Портос удерживает его). ПОРТОС: Вы мне заплатите за это, господин гасконец! Д’АРТАНЬЯН: Как вам будет угодно, но дайте мне пройти. ПОРТОС: О, я буду ждать вас здесь. ТРЕВИЛЬ: Где же этот господин д’Артаньян? Д’АРТАНЬЯН: Здесь, здесь! (Проходит, над Портосом продолжают смеяться). Д’АРТАНЬЯН: Простите меня, господин капитан. Я явился невовремя, и все же я чувствую радость - только от того, что вижу вас. ТРЕВИЛЬ: Благодарю вас… одну минуту, молодой человек (говорит что-то слуге вполголоса). ПОРТОС: (мушкетерам, смеющимся над ним) Это была шутка, пари. АРАМИС: Приятный сегодня день.

Alaska: А можно где нибудь всю пьесу целиком на русском найти?

LS: Alaska Как сказано выше, на русский она переводилась (если можно это нзвать переводом) только с помощью программы-переводчика. Других переводов в нашем распоряжении пока нет.

Alaska: Все Ясно. спасибо огромное за ответ и за выложенные переводы =))

Atosia2: Мнe тaк пьeсa пoнpaвилaсь! a a гдe нaйти пpoдoлжeниe? ну кaк aтоc ee пoвeсит. тaк интeрecнo!

LS: Atosia2 В пьесе рассказ кaк aтоc ee пoвeсит представлен почти в том же виде, что и в романе: диалог Атоса и д'Артаньяна.

Филифьонка: Atosia2 пишет: a гдe нaйти пpoдoлжeниe? Там дальше значительных расхождений с романом нет (есть небольшие несоответствия, очень интересные, на мой взгляд). У меня была идея попереводить дальше, но в результате я решила, что перевод французской пьесы с английского на русский - занятие довольно бессмысленное :).

Светлана: Просто невероятнейшие спасибо LS и мадмуазель Нитуш за перевод, всю жизнь пока и читала и смотрела сотни раз экранизацию романа, мучил вопрос за какие такие проступки, Миледи о была клеймена, не ужели нельзя найти ее ни где на русском языке? Больше всего интересуют взаимоотношения Атос и Миледи, потому что читая остально только вносить не понятки в сложившиеся годами представление о мушкетрах и их истории)) интересно имено заполнить пробелы)

LS: Светлана пишет: за какие такие проступки, Миледи о была клеймена Вообще-то, рассказ об этом содержится в главе "Суд" второй части романа "Три мушкетера". :)

Lys: Предлагаю общественности перевод с французского одной сцены из Юности мушкетеров, это объяснение о повешенной жене, есть интересные ньюансы. ACT II SCENE VIII Д’Артаньян, Атос. Д’Артаньян. Браво! Оставайтесь, Атос. Впрочем, в этих бутылках еще есть вино и будет неблагодарностью, если Вы уйдете. Атос Давайте, Д’Артаньян! Садитесь-ка напротив меня… если только у Вас нет диссертации для защиты, как у Арамиса или парочки важных дам, для прогулок как у Портоса. Д’Артаньян, грустно Ах, мой дорогой Атос… Атос Вздохи! Выпейте, Д’Артаньян, и остерегайтесь этих вздохов. Д’Артаньян Почему? Атос Д’Артаньян, остерегайтесь (Пьет) Д’Артаньян Вы говорите… Атос Я говорю что ты влюбился. Д’Артаньян Атос, вообразите себе женщину… Атос Ангела, не так ли? Д’Артаньян Нет, демона. Атос Не так страшно. Д’Артаньян А, но это не важно. Атос Что не важно? Д’Артаньян Я хотел спросить у Вас совета. Атос Хорошо! Д’Артаньян Для этого уже поздно Атос Потому что ты думаешь, что я пьян, Д’Артаньян; имей в виду, самые умные мысли я всегда нахожу в вине, так что говори, я весь твой. Д’Артаньян Нет, причина не в том, что Вы пьяны, дорогой Атос, а в том, что Вы никогда не любили… Атос Ах, это! Да, верно, я никогда не любил. (Пьет). Д’Артаньян Вот видите, каменное сердце! Атос Нежное сердце – разбитое сердце. Д’Артаньян Что Вы говорите? Атос Я говорю, что любовь это лотерея, в которой тот, кто выиграл – выиграл смерть… Вы выиграли или проиграли, Д’Артаньян? Д’Артаньян Думаю, что проиграл. Атос Тогда Вы счастливчик, поверьте мне, Д’Артаньян, проигрывайте всегда. Д’Артаньян На мгновение я подумал, что она могла бы меня любить. Атос А она любит другого, так? Хорошенько запомните, нет такого мужчины, который бы не верил, что его любят и который бы не был обманут своей любовницей. Д’Артаньян Она не была моей любовницей. Атос Она не была твоей любовницей, и ты жалуешься, она не была твоей женой и ты стенаешь? Выпей! Д’Артаньян Но тогда Вы, философ, просветите меня, поддержите меня, я хочу знать, мне нужен совет. Атос Совет в чем? Д’Артаньян В моем несчастье, черт побери! Я люблю, а меня не любят. Атос Ваше несчастье просто смешно, Д’Артаньян, и интересно было бы знать, что Вы скажете, если я расскажу Вам одну любовную историю.(Пьет). Д’Артаньян Случившуюся с Вами? Атос Или с моим другом, какая разница? Д’Артаньян Говорите, Атос, говорите. Атос Лучше выпьем Д’Артаньян Пейте и рассказывайте. Атос Это можно, эти вещи вполне совместимы… Один из моих друзей… один из моих друзей, имейте в виду, не я, но граф из моей провинции, граф дю Берри, знатный как Роан или Монморанси, когда ему было 25 лет влюбился в прелестную 16-летнюю девушку, прекрасную как сама любовь, она не просто нравилась, она опьяняла. Д’Артаньян Так же как моя. Атос О, пусть, если Вы прерываете меня. Д’Артаньян Нет, нет, продолжайте, Атос! Д’Артаньян Она жила в домике на отшибе, между деревней и замком, вместе с братом который был священником: оба были пришельцами, никто не знал откуда они, но видя ее красоту и набожность брата никто не осмеливался расспрашивать откуда они. Впрочем, по слухам, они были хорошего происхождения. Однажды брат исчез или сделал вид, что исчез. Мой друг был господином тех земель, он мог бы соблазнить ее или взять силой… Кто стал бы помогать молодой неизвестной девице, незнакомой? К несчастью он был честный человек и он на ней женился. Олух, глупец, болван! Д’Артаньян Почему, если он любил ее? Мне кажется… Атос Подождите! После смерти отца, через полгода, он привез ее в свой замок, он сделал ее первой дамой провинции и надо отдать ей должное, она прекрасно справлялась… Выпьем! Д’Артаньян Давайте! Атос Хорошо! Однажды, когда она была на охоте вместе с мужем, она упала с лошади и потеряла сознание. Муж соскочил с коня и так как одежда стесняла ее, он разрезал платье кинжалом и обнажил плечо. (Смеется). Угадайте, что было у нее на плече, Д’Артаньян? Д’Артаньян Черт! Могу я узнать? Атос Цветок лилии! Ангел был демоном, бедная девушка украла священные сосуды в церкви. Д’Артаньян Ужас! Что сделал Ваш друг? Атос Граф был сеньором, обладавшим на тех землях правом высшего суда, он окончательно разорвал одежду на графине, связал ей руки за спиной и повесил на дереве. Д’Артаньян О, небо! Это убийство! Атос Не имеет значения! Но мне кажется, у нас не осталось вина? Д’Артаньян Нет, вот еще полная бутылка. Атос, пьет Отлично! Это отвратило меня от женщин, красивых, поэтичных и влюбленных… Дай Вам Бог того же! Д’Артаньян Так же как Вам? Атос Разве я сказал, что это был я?... Ладно, к черту тайны! Д’Артаньян И она умерла? Атос Черт побери! Д’Артаньян А ее брат? Атос Ее брат! я хотел распорядиться, чтоб и его повесили тоже, но так и не смог его найти; без сомнения, это был первый любовник и сообщник красотки, достойный человек! который прикинулся священником… чтоб выдать замуж свою любовницу и так обеспечить ее судьбу… надеюсь, что его колесовали. Д’Артаньян, падает на стол Боже мой, боже мой! Атос, глядя на Д’Артаньяна Вина… Планше! А, мужчины больше не умеют пить, а этот еще из лучших. Планше вносит две бутылки. Занавес. Обратите внимание, гасконец рассказывает о проблеме с миледи, а не с Констанцией (как в книге). И еще, справки граф не наводил, потому что власти могли ему сообщить только следующее: священник-вор, он заклеймен, девушка сбежала. А что говорит граф? Она - воровка с клеймом, он, наверное, любовник. Граф ничего не знает, видимо ориентируется на свои знания в области исполнения наказаний, воров клеймили буквой V, может клеймо в виде лилии применялось в конкретных случаях и граф об этом знал, почему и сделал выводы о виде преступления "украла священные сосуды"?

david: Lys И еще один момент: "После смерти отца, через полгода...." - отвечает на некоторые вопросы (из разных тем).

Lys: david пишет: И еще один момент: "После смерти отца, через полгода...." - отвечает на некоторые вопросы (из разных тем). Тут уже надо решить кому верить - Дюма, или документам. Жениться без согласия родителей граф не мог (закон такой, да еще 4 свидетеля нужно было), значит он женился после смерти родителей. Опять же в книге он говорит о себе как о графе и хозяине, при живом отце этого быть не могло. Но если придерживаться точки зрения Дюма, о тайном браке, который был обнародован только через полгода, тогда тут можно строить совсем другие версии. Кстати, в пьесе решается вопрос с братом брат убег еще до венчания! Правда возникает другой вопрос - а кто тогда венчал? Мне понравился момент самого признания, что это таки он - "к черту тайны!", однако, в пьесе граф честнее!

Стелла: Кстати а где можно почитать на французском и Мушкетеров и сценическую версию Виконта? Но перевод Юности все таки предпочтительнее с французского-тем более что уже есть Французский текст.

LS: Стелла Насколько я помню, французского текста "Мушкетеров" и "Железной маски" у нас не было.

david: Antoinette По поводу "Le Prisonnier de la Bastille : Fin des Mousquetaires": издавалась она единственный раз (как я понял, изд. Кальман-Леви, 23 с.), но я разыскал в интернете вариант на испанском(!). Теперь вопрос, как привести текст в удобоваримый вид, а перевести - переведем!

Antoinette: david Спасибо!

Helder: Спасибиссимо! Давно искал эту пьесу.

Стелла: У меня вопрос к Дюманам. Я, наконец-то, прочитала " Юность мушкетеров" Очень много моментов, отличных от книги. Я буду переводить пьесу, но начну перевод только с того момента, когда закончен предыдущий перевод. Коллектив заинтересован в этом и хотите ли вы прочитать пьесу на русском?

Стелла: Ну, поехали! Предыдущая сцена закончилась , вызывают на ковер троицу. Тревиль:( продолжая читать бумаги) Я не в силах далее сдерживаться. Атос! Портос! Арамис! ДАртаньян: Что это за имена? Портос: Ай! Все: Ай! Тревиль: Атос! Портос! Арамис! Портос и Арамис( входя к де Тревилю) Мы здесь, капитан! Остальные мушкетеры: Послушаем! Тревиль: Знаете ли вы, господа, что сказал мне король вчера вечером? Портос: Нет, сударь. Арамис: Но я надеюсь, что вы нам окажите честь сказать это. Тревиль: Что он будет набирать отныне своих мушкетеров среди гвардейцев кардинала. Все: О! О! Портос: С чего бы это, сударь? Тревиль: Потому что его слабенькому винцу нужно взбодриться хорошим вином.О, Его Величество прав! Его мушкетеры имеют бледный вид при дворе и господин кардинал! Великий кардинал! Рассказал вчера в моем присутствии, что эти проклятые мушкетеры, эти рубаки, эти головорезы, задержавшись в трактире на улице Феру в кругу гвардейцев, вынудили его, Ришелье, арестовать этих нарушителей порядка. Дьявол! Арестовать мушкетеров! Не возражайте! Вы там были! Вас опознали! Вас назвали! Арамис, Портос: Сударь! Тревиль: О, это моя ошибка! Это научит меня лучше отбирать своих людей! Посмотрим! Вы, господин Арамис, почему вы испросили у меня казакин мушкетера, когда вы так отлично выглядите в сутане? А вы, господин Портос, к чему вам золотая перевязь? Чтобы повесить на нее соломенную шпагу? Проклятие! А Атос? Я не вижу Атоса! Где он? Арамис: Атос болен. Тревиль:Болен... А чем он болен? Портос: Опасаются, что у него ветрянка. Тревиль: Что за сказку вы мне тут рассказываете! Он не болен, он, наверное был ранен, возможно убит! Если бы я мог знать!.. Святое чрево! Мушкетеры( снаружи) Дьявол! Дьявольщина! ( они переговариваются между собой, потом двое из них выходят)

Орхидея: Стелла пишет: Коллектив заинтересовнно в этом и хотите ли вы почитать пьесу на русском. Ещё бы! Разумеется. Какие могут быть вопросы.

Стелла: Я залпом прочитала и "Мушкетеров" И в полном шоке - Дюма сам себе фанфик сделал из книги. Сделаю перевод обеих пьес, но будет не быстро: в общей сложности там почти 450 страниц. Так что развлечение на несколько месяцев обещаю.

anemonic: Стелла пишет: Сделаю перевод обеих пьес Там есть и третья.

Стелла: anemonic , я уже боялась там смотреть дальше, потому что сегодня уже одурела от чтения.

Стелла: Тревиль: Кровь господня!... Господа мушкетеры. Я не желаю слышать, что посещаются подозрительные места, что поигрывают шпагой на перекрестках; я не желаю, чтобы поднимали на смех гвардейцев кардинала, которые храбрые ребята,( шепот) законопослушны( шепот), люди, которые не дадут повода к аресту, а в случае чего, я уверен, не дадут себя арестовать.Они предпочтут смерть на месте, но не бегство. Спасаться, бежать — это в духе мушкетеров. ( топот, шум снаружи. Арамис и Портос сжимают кулаки) А! Шесть гвардейцев Его Высокопреосвященства арестовывают шесть мушкетеров короля! Дьявольщина! Я принял решение: я отправляюсь прямо сейчас в Лувр и подаю в отставку с места капитана мушкетеров, чтобы принять должность лейтенанта гвардейцев кардинала! И если мне откажут, я сделаюсь аббатом; лучше уж так! Вы, Портос, будете у меня привратником, а вы, Арамис, причетником. ( врыв ропота снаружи. ДАртаньян прячется за столом.) Портос: Ну, так вот, мой капитан: это правда, что мы были шестеро против шестерых, но на нас предательски напали прежде, чем мы успели выхватить шпаги. Двое из нас были убиты, а Атос опасно ранен. Тревиль: А, ранен! Портос: Вы знаете же Атоса: он дважды пытался подняться и дважды падал. Мы не могли вернуться- нас уволокли. Арамис: А я имею честь вам доложить, что я убил одного гардой, так как мою шпагу украли вместе с ножнами. Убил или заколол — как вам больше нравится. Тревиль: Мне об этом не сказали... А Атос? Арамис: Прошу вас, капитан, не говорите никому, что Атос был ранен; он будет в отчаянии, если это достигнет ушей короля. А так как рана очень опасна и он вынужден находится в постели... я опасаюсь...( видно Атоса, который входит, поддерживаемый двумя мушкетерами. Он бледен, как смерть. Приподнимает портьеру и показывается). Атос! Тревиль: Атос! Неосторожный! Атос: Вы меня вызывали и я поспешил явиться по вшему распоряжению. Что от меня требуется? Тревиль: Я уже говорил этим господам, что я запрещаю моим мушкетерам рисковать жизнью без необходимости. Храбрецы дороги королю, а мушкетеры одни из самых храбрых людей на свете. Вашу руку, Атос! ( крики Браво, апплодисменты) Атос: (изнемогая), Простите, сударь! Тревиль: Что с вами? Арамис: Извините, сударь.. Тревиль: Да что с вами? Арамис: Он потерял сознание. От боли: вы сжали ему руку. Тревиль: Хирурга! Моего или королевского! Хирурга ! Боже правый! Мой храбрый Атос умирает!( Все мечутся, бегают и кричат: Хирурга!) Перенесите его в эту комнату! Осторожнее! Арамис! Ничего, он сильный! Буа- Траси: К черту Преосвященство! Портос: Ну, гвардейцы Его Высокопреосвященства не так-то уж и хорошо держались. Тревиль: Ну же, господа, у меня не так уж и много места здесь. (Все выходят и образуют группу в передней)

Стелла: Сцена 7. Тревиль, дАртаньян. Тревиль: Ну и где я теперь? ДАртаньян ( робко выходя из своего угла) Сударь! Тревиль:А! Вы, верно, господин дАртаньян? Ну-с, и что вы желаете от меня? Я был бы счастлив сделать что-нибудь для вас в память о вашем отце. ДАртаньян: Сударь, когда я пришел к вам я думал просить у вас мундир мушкетера. Но после того, что я увидел здесь, я понял, что это огромная честь и я ее не заслужил. Тревиль: Это прекрасно — быть скромным, особенно если ты гасконец. Нет, я не смогу вам дать мундир; чтобы вступить в мушкетеры надо два года участия в компании или особые заслуги: но есть и другие способы для начала. Наши младшие гасконские сыновья не богаты и вы, без сомнения, не катаетесь в золоте... ДАртаньян: Сударь! Тревиль: Да-да, мне знаком этот вид! Я из тех же краев... Когда я прибыл в Париж, у меня было четыре экю в кармане и я дважды дрался с людьми, которые мне заявили, что я не в состоянии купить Лувр. ДАртаньян: Четыре экю! У меня — восемь. Тревиль: Подумайте... Я дам вам письмо к директору Академии: вас туда примут без жалования... Дворян там обучают верховой езде, фехтованию и танцам. ДАртаньян: О, сударь!.. Я умею ездить верхом, я умею держать шпагу в руках, а что до танцев... Тревиль: Ну хорошо, вы состоявшийся парень, вы ни в чем не нуждаетесь. Время от времени приходите повидаться со мной, чтобы поведать о своих делах. ДАртаньян ( тихо): Он меня выпроваживает. ( громко) Ах, месье! Я и не знаю, что вам сказать! Вы меня привели в смущение... я потерял голову... почему у меня нет с собой рекомендательного письма от отца! Оно помогло бы мне избежать сегодня ошибки. Тревиль: В самом деле, как могло случиться, что вы явились сюда не имея рекомендации? ДАртаньян: У меня она было и превосходная! Но у меня ее вероломно выкрали. Тревиль: Выкрали? ДАртаньян: Да, месье, в Менге, в гостинице. Я ехал на желтом коне.. Тревиль: Вы были на лошади? ДАртаньян: Цвета лютика... Дворянин, находившийся там же, утверждал, что этот оттенок принадлежит скорее растительному миру, чем миру животных. Мы вытащили шпаги... Но трактирщик не дремал и его слуги подло напали на меня с палками. Они меня ранили, сударь! Они меня ранили, не взирая на угрозы, которые я раздавал им вашим именем. Тревиль: Моим именем? Вы громко меня называли? ДАрнтаньян: Что вы хотите! Такое имя, как ваше, мне служило щитом: на всем протяжении своего пути я представлялся, как протеже господина де Тревиля; но, в конечном итоге. Это обернулось против меня: мой противник оставил меня в награду челяди. Тревиль: Дворянин? .. Это плохо. ДАртаньян: У него было оправдание: он ждал женщину... очень красивую женщину... Которая явилась, наконец и с которой у него была длительная встреча. Но это не оправдывает его расспросов хозяина на мой счет, то, что он шарил в моих карманах после того, как меня раздели, видимо для перевязки, но, на самом деле, чтобы у меня украсть письмо отца. Без сомнения, это тот, кто меня обокрал. Тревиль: Но мотив? ДАртаньян: А, в конце-концов: ревность. Возвращаются Портос и Арамис. Тревиль: Вы говорите, это произошло в Менге? ДАртаньян: Да, сударь. Тревиль: Когда? ДАртаньян: Неделю назад. Тревиль: И этот дворянин ждал женщину? ДАртаньян: Очень красивую женщину. Тревиль: Это был человек высокого роста? ДАртаньян: Да. Тревиль: Смуглый, волосы и борода черные? ДАртаньян: Да, именно так? Тревиль: На лбу шрам? ДАртаньян: Точно. Но как это все делает его узнаваемым для вас? А, если я его когда-нибудь найду! О сударь, прошу вас, найдите мне его! Тревиль: Вы не знаете, что говорила ему та женщина? ДАртаньян: Она ему сказала: «Спешите передать туда, что он прибудет через неделю». Тревиль: И он ответил? ДАртаньян: Он ответил: « Хорошо, миледи!» Тревиль: Этот так! Это так! Это были они.. А! .. господин кардинал!.. Посмотрим, молодой человек... Подумаем о вас. ДАртаньян: Сударь, вы только что сказали, что знаете, кто он. Я готов расстаться со всеми вашими обещаниями, со всей вашей благосклонностью, скажите мне только его имя... его имя! Я хочу отомстить.. Я весь горю... Тревиль: Упаси вас Бог от этого. Если вы только увидите его, идущего по вашей стороне улицы- перейдите на другую сторону. Не бейтесь об эту скалу, вы разобьетесь, как стекло. Успокойтесь, хоть вы и гасконец, пока я буду писать директору Академии. ДАртаньян: Хорошо, отлично! Если я его найду! (Тревиль пишет) Скала или шип, если он попадет мне в руки... ( он смотрит на дверь) Ах! Тревиль: Ну, что еще? ДАртаньян: А! Но это он! Тревиль: Кто « он»? (Рошфор, выйдя от кардинала, пересекает театр) ДАртаньян: Мой предатель, мой вор! Тревиль: Остановитесь! Честное слово, это дьявол. ДАртаньян: ( исчезая) Остановитесь! Остановитесь!

Стелла: Сцена 8. Те же и Атос. ДАртаньян выходит от Тревиля и сталкивается с Атосом. Атос: Кровь Господня! (Хватается рукой за плечо) ДАртаньян: Простите... Я спешу. Атос: Вы спешите! ( останавливая его) И это для вас достаточный повод? ДАртаньян: Мушкетер, которого ранили!.. Еще глупость... Простите меня, сударь... Я... Атос: Минутку... Вы не господин де Тревиль, чтобы вести себя бесцеремонно с мушкетерами. ДАртаньян: Честное слово, сударь, я не специально толкнул вас и я сказал « Извините»; я нахожу, что этого достаточно... отпустите меня ; я спешу, слово чести! Атос: Я вижу, что вы спешите, но при чем тут я? ДАртаньян: А это мне сегодня не поможет: я гонюсь за кое-кем. Атос: Ну-с, господин Торопыга, меня вы найдете, не гоняясь за мной, слышите вы?! ДАртаньян: Не угодно ли сказать : где? Атос: У Карм Дешо. ДАртаньян: В котором часу? Атос: В полдень. В четверть первого именно я вам уши на ходу отрежу. ДАртаньян: Буду без десяти двенадцать. Атос отпускает его и он убегает. Портос, в группе Портос: Господин Гасконец! ДАртаньян: Человек с перевязью! Дьявол побери! Портос: Вам знаком Люксембург? ДАртаньян: Я с ним ознакомлюсь. Портос: В полдень! ДАртаньян: Нет!... В час, если вам будет угодно! Портос: Согласен! ДАртаньян: Два! Если хорошо бежать, у меня еще будет время догнать моего вора. Он собирается бежать. Арамис ( в дверях) Сударь! ДАртаньян: А, хорошо! Человек с платочком! Арамис: К вашему сведению, я буду ждать вас в полдень на улице Шасс- Миди. ДАртаньян: Нет, сударь, в два часа, если вас это устроит. Арамис: Согласен, в два... ДАртаньян: Ну, вот теперь я могу быть уверен в себе. Тройной шанс быть убитым сегодня; да, но я буду убит мушкетером!.. И будет прекрасно, если я буду убит моим вором еще до полудня!.. Ну-с, постараемся! ( Он скрывается в прежнем направлении).

Стелла: Привратник( у Тревиля) Король! Король ( входя к Тревилю): Добрый день, Тревиль! Вы помирились с кардиналом? Я иду к нему. Тревиль: Помирился? Я с Его Высокопреосвященством? Король: Конечно вы должны это сделать. Его гвардейцы победили наших мушкетеров. Тревиль: О! Часовые выстраиваются с оружием. Остальные строятся в две линии. Король выходит.

Стелла: Картина 2. Вход в Карм дешо. Засохший луг; Старые здания без окон. В стороне — пространство, свободное от домов. Сцена 1. Атос, дАртаньян Атос: ( сидит на межевом камне) Никого! Мой гасконец не придет? Подождем... ДАртаньян( подходит совсем запыхавшись): А, месье! Вы первым явились на свидание. Извините меня : я совсем забегался и ничего не нашел! Уфф! Атос: Еще нет двенадцати, так что вы не опоздали. ДАртаньян: А вот и полдень звонят. Атос: Сударь, я велел предупредить двух своих друзей, которые будут моими секундантами, но эти двое еще не явились. В конце-концов, я не вижу и ваших секундантов. ДАртаньян: У меня их нет, сударь. Я только вчера прибыл в Париж и не знаю никого, кроме господина де Тревиля... и еще... Атос: Вы ни с кем не знакомы? Но, если , к несчастью, я вас убью, я буду иметь вид пожирателя детей... ДАртаньян: Не слишком. Вы в невыгодном положении, поскольку оказываете мне честь скрестить вашу шпагу с моей будучи раненым и рана причиняет вам неудобство. Атос: Очень большое неудобство, даю вам слово! Вы причинили мне чертовскую боль!.. Но, если у меня правая рука очень устала, я беру шпагу в левую. Так я обычно делаю в подобных ситуациях... О, вас это не пощадит: я одинаково действую обеими руками и это очень удобно для меня. Левша - это очень затруднительно для тех, кто к такому не привык. ДАртаньян: О, месье! Не занимайтесь мною, прошу вас!... Я не стою того... Поговорим о вас. Атос: Вы меня смущаете... Но эти господа все не идут!.. А! Кровь Господня! Как же больно вы мне сделали! Плечо так и горит!.. ДАртаньян: Если бы вы мне позволили, сударь... У меня есть чудодейственная мазь для ран... мазь, которую я получил от матери. Я вам уделю часть и по прошествии трех дней, я уверен, мазь вас исцелит. Атос: И?... ДАртаньян: И по прошествии трех дней, когда вы выздоровеете, я буду готов к вашим услугам. Атос: Черт возьми! Вот предложение, которое мне по душе. Оно выдает сердечного человека. Благодарю! Но спустя три дня кардинал и его люди прознают, что мы должны драться и помешают нашему поединку... А, эти бездельники все не идут! ДАртаньян: Если вы спешите, сударь, и если вам угодно отправить меня на тот свет немедленно, прошу вас, не стесняйте себя. Атос: Мне нравится сказанное вами... Сказано хорошо и сказано неглупым человеком. Сударь, я люблю людей подобной закалки; и если сегодня мы не убьем друг друга, сдается мне, что впоследствии для меня беседа с вами будет истинным удовольствием. А, вот и один из моих людей! ДАртаньян: Что! Господин Портос? Атос: Вы против? ДАртаньян: Ни в коей мере!

Стелла: Сцена 2. Те же, Портос, Арамис Портос: А! Что я вижу! Атос: Ты видишь человека, с которым я дерусь. Портос: И я тоже? Атос: И вы тоже? ДАртаньян: Только в час дня. Арамис:( приближаясь) И я тоже! Я дерусь с этим господином! ДАртаньян: Только в два часа дня! Арамис: Но почему деретесь вы, Атос? Атос: Честное слово, я не знаю! Он причинил мне боль в плече. А вы, Портос? Почему вы деретесь с этим молодым человеком? Портос: Я дерусь... потому что...потому что я дерусь. ДАртаньян: Мы поспорили об одежде. Атос: А вы Арамис? Что у вас с ним? Арамис: Позиция в ученом споре. Сударь? ДАртаньян: Кстати, о святом Августине. Атос: ( в сторону) Решительно, этот парень умен! Портос: Итак, займемся нашим делом? ДАртаньян: Минуту, господа! Раз мы все уже здесь собрались, разрешите мне принестои вам свои извинения... Все: О! О! ДАртаньян: Вы меня не поняли; я приношу вам свои извенения только в том, что я не смогу уплатить свой долг всем троим: в конце-концов господин Атос имеет право убить меня первым. Это во многом снижает ваши возможности, господин Портос, а ваши, господин Арамис, сводит почти к нулю. Я сделаю одного из вас банкротом, возможно и двоих. Вот за это я и прошу прощения, но только за это! А теперь, господа, если вы желаете! Атос: В добрый час! ДАртаньян: Здесь я буду заколот. Но, соберись здесь вместе даже сотня мушкетеров, я не отступлю ни на шаг. ( Они обнажают шпаги) Атос: Вы избрали плохое место: солнце светит вам прямо в глаза. ДАртаньян: Ба! Я это знаю! Я с Юга! ( Они скрещивают оружие)

Стелла: Сцена 3. Те же и Жюссак, Бикара, де Винтер, Каюзак , гвардейцы. Жюссак: О! О!...Мушкетеры! Здесь дерутся? А как же эдикты? Атос: Жюссак! Портос: Люди кардинала! Арамис: Шпаги в ножны! Жюссак: Слишком поздно! Атос: Э! Господа, к чему вам вмешиваться! Если мы бы увидели, что вы деретесь, убиваете, уверяю вас, что мы бы не стали вам препятствовать... Бикара: Любезны, как всегда! Сдается, урок не пошел вам впрок? Арамис: Господин Бикара, вы напоминаете, что партию следует продлить? Жюссак: Опять провокации! Мы на службе, господа; сдавайтесь, тысяча чертей! И следуйте за нами! Арамис: Невозможно для нас подчиниться столь любезному приглашению... Господин де Тревиль нам запретил... Жюссак: Как это? Атос: Ну да! Это именно так! Жюссак: Ах, так! Если вы не подчинитесь... Атос: То? Жюссак: Вы сейчас увидите... Внимание, вы все! Господин де Винтер, вы не из людей кардинала, вы... вы англичанин. Если вы желаете воздержаться... Винтер: Нет, господа, я не из людей кардинала, но моя сестра принадлежит к числу его друзей. Я англичанини, это так, но есть смысл в том, чтобы я показал, что в Англии сражаются так же хорошо, как во Франции и раз уж моя прогулка привела меня сюда, я буду делать то же, что и вы, господа. Атос: ( друзьям) Нас трое. Их пятеро. И нам придется здесь сражаться и умереть. Потому что, заявляю вам, что побежденным я не появлюсь перед капитаном. Портос: Ни я! Арамис: И ни я! ДАртаньян ( в углу). Вот момент сыграть свою роль. Если не ошибаюсь, это одно из тех событий, что решают жизнь человека... речь о выборе между королем и кардиналом... печальный друг король и беспощадный враг кардинал... А! Ба!.. У меня сердце мушкетера! Тем хуже! Прошу прощения, господа! Атос: Что? ДАртсньян: Вы только что ошиблись, говоря, что вас только трое... Арамис: Но! Портос: Нас трое... Жюссак: Черт возьми! Они что, ждут подкрепления? Эй, все вы! Шпагу в руки и в линию. А вы, красавчик гасконец, убирайтесь!.. Мы даем вам такую возможность... Спасайте свою шкуру! Бикара: Вы поступите благоразумно, потому что удары посыпятся дождем... ДАртаньян: Пусть этот дождь падет на всех... Я остаюсь! Атос: Вы хотите быть на нашей стороне против них... Вы, наш враг?.. Это прекрасно, но... ДАртаньян: Я вижу, вы спрашиваете себя, чего я стою, как мужчина... так испытайте меня! И я сделаю все, чтобы убить умело. Атос: Я вижу, что вы чудный юноша! Как ваше имя? ДАртаньян: ДАртаньян. Атос: Итак, Атос, Портос, Арамис и дАртаньян — вперед! Все: Вперед! ( общая драка) ДАртаньян: (После того, как он скрестил шпагу с Жюссаком, Винтеру ) Если желаете, тут найдется место для всех. Винтер: Нет, я заменю первого, кто будет ранен. Портос: (Каюзаку) Почему я не слышу, чтобы звонили половину первого? Каюзак: Фанфарон! Портос: У вас сейчас прекрасный клинок, мой дорогой. Арамис: ( Бикара) Я вынужден сделать это ( Убивает его). Первый из них. Жюссак: Вы устроили здесь провинциальную игру. ДАртаньян: Гасконскую игру, да, сударь. ( ранит его) Атос ( Арамису): А у дАртаньяна идет хорошо! Арамис: А у вас, Атос? Атос: У меня, у меня... я терплю... но я распалился... ДАртаньян: Немножко подождите... Жюссак: Он очарователен... ДАртаньян: Не правда ли? ( он опрокидывает Жюссака) Это сапог господина дАртаньяна-отца. Господин де Винтер, я к вашим услугам. Атос: Оставьте мне этого, это он вчера меня ранил.( Обезоруживает одного из гвардейцев). Портос ( трогая своего): Трое из четверых. Атос: ( тому, кого разоружил) Вернитесь! ДАртаньян:( Винтеру) Я вас убью! Винтер: Убейте! ДАртаньян: Честное слово, нет! Вы произвели на меня впечатление храброго англичанина, живите! Винтер: Благодарю вас! Ваше имя, ваш адрес? ДАртаньян: Если это для того, чтобы возобновить, я здесь, начнем немедленно! Винтер: Нет, сударь, это чтобы отблагодарить вас. Чтобы представить вас моей сестре как галантного человека, которому я обязан жизнью; итак: ваше имя, ваш адрес? ДАртаньян: Шевалье дАртаньян, ул. Могильщиков. Винтер: Господа, примите мои комплименты. До свидания... Портос: О! О! Вот это реванш! ДАртаньян ( видя, что мушкетеры уходят без него) А я?! Атос: Вы... ты... Поцелуй меня, только не делай больно плечу... ( Арамис и Портос целуются с дАртаньяном) ДАртаньян: Так мы друзья? Атос: И в жизни и до самой смерти! Все: И в жизни! И в смерти! Атос: Вот только ты теперь в ссоре с кардиналом. ДАртаньян: А! Ба! Зато я получил место ученика мушкетера! А господин кардинал — не мой дядя!

Стелла: Сцена 2. Кэтти, Рошфор (входит первым) Кэтти: Нет, господин, вы не войдете: мадам не принимает. Рошфор:( появляясь на сцене) Хорошо, мое прелестное дитя! Вы, которая может войти, объявите господина Рошфора. Идите живо! Кэтти: Я? Я не могу зайти к мадам также, как и вы, когда она одевается. Рошфор: Ах, да, англичанка!... И тем не менее их приводят в пример, когда спешат. Кэтти: Я позвоню мадам.( звонит). Рошфор: Так не принято во Франции. Кэтти: И тем не менее здесь так. Рошфор: Ах, вот как! Кэтти: Господин спешит? Рошфор: Очень спешу! Кэтти:( звонит еще раз и скрывается в глубине сцены) Миледи: А, это вы, господин Рошфор! Вы принесли мне новости о лорде Винтере? Рошфор: О лорде Винтере? Нет... А почему бы? Миледи: Кажется, было сражение между гвардейцами кардинала и мушкетерами? Рошфор: А что вы видите тут необычного? Такое случается каждый день. Миледи: Безусловно! Но не каждый день мой брат лорд Винтер оказывается замешан в эти сражения. Рошфор: Так он дрался сегодня? Миледи: Вот что произошло: лорд Винтер прогуливался с этими гвардейцами; именно они встретили мушкетеров де Тревиля и тут же полилась кровь... возможно, мой брат убит! Рошфор: О, мой Бог! Но откуда вы все это узнали, миледи? Миледи: [/b ]Лакей моего брата издали видел все сражение. Он примчался сюда в ужасе, бедный парень! Рошфор: Вы отправили его предупредить кардинала? Миледи: Нет!.. Я потеряла голову, я не знала, что делать! Рошфор: О, ваше отчаяние сверх меры: барон не ваш брат. Миледи: Это всего лишь брат покойного лорда Винтера... Но тем не менее, я его очень люблю. Рошфор: Ах, бедный барон! Я не знаю почему, но что-то подсказывает мне, что с ним случилось несчастье. Миледи: Вы думаете? Рошфор: У этих чертовых мушкетеров рука такая счастливая... или несчастливая, что после этого остается только одно утешение... Миледи: Какое? Рошфор: Если барон убит, его состояние не пропадет. Миледи: Как это? Рошфор:У него сто тысяч экю ренты, не так ли? Миледи: Что-то около того... Рошфор: Ну, а разве его племянник, ваш сын, не наследует ему? Миледи: О, граф, это совсем не то, что вы должны были мне сказать, я полагаю. Рошфор: Простите, вы знаете, что я человек положительный. Но оставим в стороне наследство лорда Винтера. Нет, не за этим я пришел к вам поговорить... Миледи: Тогда говорите! Рошфор: Я пришел объяснить вам весь наш план по похищению лорда Бэкингэма. Миледи: Посмотрим! Рошфор: Раз показанный носовой платок по данному вам адресу по улице Вожирар, не так ли? Миледи: Далее... Рошфор: Однажды открыв адрес, вы побеспокоитесь о свидании с герцогом Бэкингэмом. Миледи: Прекрасно! Где же? Рошфор: У этой крошки Бонасье, наперсницы королевы. Герцог туда явится без подозрений. Миледи: Конечно! Рошфор: А так как мы собираемся устроить мышеловку у этой крошки Бонасье... Миледи: Мышеловку? Рошфор: В Париже мы это называем мышеловкой: место, куда мышка входит, но никогда не может выйти. Миледи: Я поняла. Рошфор: Вы видите, как герцог принят и принят у Бонасье, наперсницы королевы. Что и требовалось доказать, как говорится в геометрии. Миледи: Это обговорено. А эти вечером... Оставьте мне разузнать... Рошфор: Ах да, успех... простите, ситуацию с лордом Винтером. Кэтти ( входя): Лорд Винтер, миледи! Миледи: Ранен? Рошфор: Смертельно?

Стелла: Сцена 3а (Те же и Винтер) Винтер: День добрый, миледи, день добрый, сестра! Миледи: О, сударь, я так беспокоилась! Рошфор: Я тому свидетель, дорогой граф. Мадам сочла вас мертвым. Винтер: Если бы не благородство моего противника, подарившего мне жизнь, я был бы мертв. Рошфор: Прекрасный поступок! Прекрасный поступок, не так ли, мадам? Миледи: О! Великолепный.. Винтер: Настолько прекрасный, что я осмелился пригласить сюда этого кавалера, чтобы представить его вам, сестрица. Миледи: И он пришел? Винтер: Он внизу. Разрешите мне пригласить его подняться? Миледи: Безусловно! Мне будет очень приятно... Как имя этого кавалера? Винтер: Это беарнский дворянин, шевалье дАртаньян. Миледи: Мой гасконец! Рошфор: Мой гасконец! Нельзя, чтобы он меня здесь видел! Миледи! Миледи!... Простите, граф!.. Миледи, у вас тут не найдется какой-нибудь потайной двери? Миледи: ( показывая ему боковую дверь): Сюда! Рошфор: Очень хорошо! Разрешите исчезнуть! ( в сторону) Я был уверен, что здесь имеется потайная дверь. Миледи: И что теперь?.. Ну, что же, я жду вашего победителя, брат мой! Винтер: Шевалье! Шевалье, входите, прошу вас!

Стелла: Сцена 4. ( Те же и дАртаньян) Он входит с подозрительным видом и все время оглядывается. ДАртаньян: ( в сторону) Я только что видел человека, пересекавшего двор... человека... Это странно, но я учуял моего вора... ( еще раз взглянув в окно, он сворачивает в коридор.) Винтер: Вы видите, мадам, дворянина, который сохранил вам брата. Поблагодарите его, если вы хоть сколько -нибудь дружны со мной. Миледи: ( в сторону) Проклятый гасконец!( громко) Добро пожаловать, сударь! Вы сегодня заслужили вечные права на мою признательность. Но что это с вами? ДАртаньян: Простите, мадам, но это то, на что я всегда надеялся... А! Миледи... Винтер: Ну, и что? Миледи: Странный способ представиться! ДАртаньян: Простите мою рассеянность, мадам.. и вы, милорд... Но мадам так прекрасна! Миледи: Человеку столь храброму и столь благородному, как вы, господин дАртаньян, прощается все, даже комплименты. Я очень люблю воинственную храбрость и если вы хотите, чтобы я была полностью удовлетворена, расскажите мне о вашей стычке. ДАртаньян: А! Мадам... А скромность? Винтер: Тогда я расскажу, поскольку вы скромны. Но прежде: вот кипрское вино и бокалы, вы дадите мне право... Не так ли, миледи? Миледи: Ну конечно же!... Винтер: ( наливает бокалы) ДАртаньян: Это странно, но я был уверен, что эта нежная сестра мне бросится на шею, осыплет ласками, а вместо этого, беседуя, она смотрит так, словно видит меня насквозь. О, какие глаза! Винтер: Ваше здоровье, господин шевалье! Сестрица!.. ДАртаньян: Как жаль, что такие глаза могут быть так злы.. ( пьет) Винтер: Садитесь, шевалье! Садитесь, прошу вас! Теперь, сестра, я преступлю к своему рассказу. Это была жестокая битва! Девять прекрасно отточенных клинков переплелись, как ужи, блистая на солнце! Кэтти: Милорд, маленький лакей ждет под вестибюлем. Он говорит, что его хозяйка очень беспокоится за Вашу Честь. Винтер: А! Это правда! Бедная женщина! Разрешите, сестра, разрешите, господин дАртаньян! Я вас оставляю в прекрасной компании друг друга. Шевалье, я не прощаюсь. Идем, Кэтти.

Стелла: Сцена 5. Миледи, дАртаньян. ДАртаньян: Чертов англичанин! Оставил меня наедине с этой дамой! Вот и оказывай после этого услуги людям. Миледи: Ну, вы больше не говорите? ДАртаньян: Но, по правде говоря, мадам, я испытываю страх быть нескромным... Миледи: Но отчего же, господин дАртаньян? Вы смущены? ДАртаньян: Право мадам, я не просто в смущении, я поставлен в затруднительное положение. Миледи: И вы в этом признаетесь? ДАртаньян: О, если я в этом не признаюсь, вы это все равно заметите... лучше уж я в этом признаюсь... это меня заставит говорить... и это мало-помалу придаст мне смелости. Миледи: Господин дАртаньян, вы слишком застенчивы, это очень вам вредит. ДАртаньян: В чем, мадам? Миледи: Доблестный, молодой, храбрый вы очень быстро заработаете репутацию. Вместе с репутацией придет успех. ДАртаньян: Вы думаете? Миледи: Это неизбежно. Плохо, что вы не обладаете нравом влюбленного. ДАртаньян: О, мадам, совсем напротив! Миледи: А! Вы... ДАртаньян: О! Миледи... да... И если я нахожу... Миледи: Что? ДАртаньян: ( пытаясь взять ее за руку) Если я нахожу немного снисходительности... Миледи: Простите, господин дАртаньян, не вы ли искали, где бы можно было служить в Париже? ДАртаньян: (В сторону) Она сменила тему беседы. Жаль... Была моя очередь метать... ( громко) Службу в Париже? Миледи: Безусловно! У вас же есть друзья? ДАртаньян: У меня из трое... три мушкетера. Миледи: Но вам не место среди мушкетеров... Это очень трудно... Неужто у вас нет хоть немного амбиций? ДАртаньян: Это возможно... Миледи: Есть служба, которая возвысит... Очень возвысит... Служба Его Высокопреосвященству, например?.. ДАртаньян: А! Я не могу, мадам: трое моих друзей в ссоре с кардиналом и я сам... после того сражения... Миледи: О да! Его Преосвященство не из тех, кто прощает... Но я не предлагаю вам службу у кардинала, господин дАртаньян... Я просто задала вопрос официально. ДАртаньян: О, мадам! Но я вовсе не считаю недостойной службу у Его Высокопресвященства, я слишком восхищаюсь господином кардиналом. Но это меня возвращает к тому, что кабинет в Лувре и Пале-Кардиналь подчас могут что-то не поделить и в положении и моем и моих друзей, которые могут предвидеть, если, однажды, Его Величество, или сам господин де Тревиль... Ну вот, я лезу в политику... Я предпочитаю прежнюю беседу, миледи! Миледи: Господин дАртаньян! ДАртаньян: Миледи, я все время пытаюсь сказать, что если я нахожу снисходительную душу, я нахожу в себе силы быть не только слишком нескромным, но и не слишком застенчивым. Миледи: ( в сторону) На этот раз это он сменил тему беседы. На самом деле это не плохо... Я поговорню об этом забавнике с кардиналом. ДАртаньян: Вы не отвечаете, мадам? Миледи: По правде, сударь, что мне вам ответить? Вы мне внезапно делаете заявление… Да здравствует наступление! ДАртаньян: Заявление?.. Ну, так защищайтесь, мадам! Миледи: Вы слишком опасны, шевалье.( в сторону) Из-за него я потеряла сто тысяч экю ренты, и он еще ухаживает за мной!.. Я с него глаз не спущу.( громко) Господин дАртаньян, гарнизон настоятельно требует сдачи, так как у него осталась только одна возможность... ДАртаньян: Какая? Миледи: Уйти. ДАртаньян: О, мадам! Вы меня покидаете? Вы этого желаете? Миледи: Я этого не хочу, но я замыкаюсь в себе. Прощайте, господин шевалье. Сцена 6. ДАртаньян ( один) ДАртаньян : Ну вот, наконец-то этот приезд в Париж что-то обещает. Там — победа со шпагой в руке; здесь, мне кажется, для первого свидания я взялся за дело достаточно напористо: я прекрасно видел по глазам миледи, что был момент, когда она начала сдаваться...Она замкнулась в себе... не вашу дверь мне мешают открыть, мадам... Но лорд Винтер может вернуться... Мои друзья ждут меня в « Еловой шишке», чтобы отпраздновать нашу победу. Я не должен, я не хочу заставлять их ждать.

Стелла: Сцена 7. ДАртаньян, Кэтти ( Тихо входит с последними словами дАртаньяна) Испускает вздох) Кэтти: Ох! ДАртаньян: Кто здесь? ( оборачивается) Кэтти: Ах, какая жалость! ДАртаньян: Как? Отчего жалость? Кэтти: Какой прелестный юноша! ДАртаньян: Ну и?... Кэтти: Какое прекрасное лицо! ДАртаньян: Так это ты обо мне сожалеешь, прелестное дитя? Кэтти: Да!.. Дартаньян:А почему ты обо мне сожалеешь? Кэтти: Я хочу сказать, что вы достойны... ДАртаньян: Ну говори же! Говори дальше! Кэтти: Нет! Нет, оставьте меня! ДАртаньян: Я хочу, чтобы ты объяснила, почему ты обо мне сожалеешь и чего я достоин... Кэтти: Если миледи услышит меня, Боже мой! Ах!.. Пустите меня! ДАртаньян: Ты боишься миледи? Кэтти: О! ДАртаньян: Она злюка, не так ли? Кэтти: Молчите! Молчите! ДАртаньян: Я не оставлю тебя, пока ты мне не скажешь.. Кэтти: Никогда! ДАртаньян: Это плохо... Кэтти: Да, это будет плохо оставить вас так пропасть... ДАртаньян: Пропасть мне? Кэтти: Довольно! Довольно! Я и так сказала слишком много... Прощайте, господин шевалье! ДАртаньян: Постой! Еще одно слово! Кэтти: Хорошо, ну хорошо же... Постарайтесь никогда не влюбиться в мою хозяйку. ДАртаньян( удерживая ее): Но почему? ( звонок) Кэтти: Потому что она вас никогда не полюбит. ДАртаньян: Она меня никогда не полюбит? Кэтти: Она любит другого. Погодите ... (Она показывает ему письмо) ДАртаньян:( читая) « Господину барону де Варду» Соперник! (он забирает письмо) Кэтти: А! Мой бог! Верните мне это письмо! Верните мне его! ДАртаньян: Прощай, Кэтти! Кэтти: Мое письмо! ДАртаньян: Если ты хочешь его, приходи искать его ко мне! Кэтти: Куда? ДАртаньян: Улица Могильщиков, у галантерейщика Бонасье.

Стелла: Второе действие. Картина 4. У дАртаньяна Сцена 1. ДАртаньян, затем Планше. ДАртаньян( шаря по шкафам) Пустые бутылки и чистые тарелки: вот что оказывается хозяйством, которое содержится в порядке! Планше! Планше ( входя): Господин? ДАртаньян: Я желаю завтракать! Планше: Господин желает завтракать? ДАртаньян: Да! Чем ты меня попотчуешь? Планше: Я? Ничем? ДАртаньян: Как « ничем»? Бездельник! Планше: Ничем абсолютно... ДАртаньян: А, вот как!... Вы забываете, господин Планше, что я очень плохо вчера пообедал. Планше: Это правда, господин шевалье очень плохо пообедал. ДАртаньян: И что меня огорчил завтрак. Планше: Господина завтрак огорчил, это правда. ДАртаньян: И вы считаете, что такой порядок мне понравится? Планше: Действительно, печально, что некоторое время дела таковы. ДАртаньян: Ну-с, дайте мне мою шпагу. Планше: ( в сторону) Его шпагу? К чему это? ДАртаньян: Я иду завтракать к Арамису. Я уверен, что его слуга старательнее вас, господин Планше. А!.. Если я возьму Базена к себе на службу вместо того, чтобы держать вас... ( Видит Планше, протягивающего ему письмо) Ну вот! Это еще что? Планше: Письмо от господина Арамиса. ДАртаньян: А! А! Что он говорит? ( читает) « Мой дорогой шевалье! Мой плут книготорговец не принес мне вчера, как он мне обещал, гонорар за мою поэму, а этот недостойный Базен не сумел создать кредит в квартале и поэтому я закажу завтрак на это утро у вас. Вы знаете, насколько я воздержан: чашка шоколада, варенье и несколько пирожков мне достаточно. Арамис» Планше: Действительно, невозможно быть менее требовательным. ДАртаньян: Ты скажешь Арамису, что я вышел до того, как пришло письмо. Я иду завтракать к Портосу... Ну, что там еще? Планше: Письмо от господина Портоса. ДАртаньян: Давай. ( читает) « Мой дорогой дАртаньян! Сегодня ночью я проиграл в этом проклятом притоне четверть годового дохода.( в сторону) Какого черта он пошел туда? ( читает) Весь вчерашний день я прожил на черствых корках. ( в сторону) Тем лучше! ( читает) Сегодня утром я приду разделить с вами завтрак. Постарайтесь, чтобы он был обильным, так как я очень голоден...» ДАртаньян: Точно также, как и я... А, у меня осталась последняя возможность... Планше: Какая, сударь? ДАртаньян: Мою шляпу. Мне нельзя терять время. Планше: Чтобы сделать что?.. ДАртаньян: Чтобы успеть спастись...Ты скажешь Портосу, что письмо пришло тогда, когда я уже завтракал у Атоса. Планше: (показывает ему третье письмо) Сударь! Письмо от господина Атоса. ДАртаньян: Наверное, это приглашение. ( читает). « Дорогой мой шевалье, я вчера допил последнюю бутылку испанского вина»... ( говорит) Воистину, господин Планше, ваш образ действий в отношении меня не подлежит определению... Наконец, господин Бонасье, наш домовладелец, обладает множеством полезных вещей в своем магазине... ликеры, варенья, всяческие соленья... Планше: Да, сударь, но мы ему обещали аванс в течении двух недель.. ДАртаньян: И? Планше: Мы об этом забыли... ДАртаньян( читает): « Впрочем, я не очень нуждаюсь в том, чтобы поесть ( говорит) Он действительно счастливчик,( читает)... но выпить мне необходимо. Вытащите из вашего погреба лучшее, что найдете из мадеры, портвейна или хереса. ( говорит) А как та маленькая зеленщица, за которой я вам приказывал поухаживать? Планше: Сударь, позавчера она мне дала отставку, а вчера она меня заменила лакеем господина де Ла Тремуйля. ДАртаньян: Вы дали себя оттеснить? Это трусость! ( продолжает читать письмо) « Если вдруг окажется, что ваш погреб пуст, пошлите в « Еловую шишку» . Только там можно найти лучшее вино.» Планше: Если бы речь не шла о трактирщике! Но трактирщик объявил, что поставлять он будет теперь не иначе, как только за пистоли! ДАртаньян ( глядя на Планше): Господин Планше, я заметил, что в моменты нужды, а эти моменты были не раз в течении месяца, господин Планше! Я заметил, что ваш нрав не пострадал от сильной жажды. Планше: Это правда, сударь. У меня очаровательный характер. ДАртаньян: Господин Планше, я заметил, кроме того, что, когда вы страдаете от голода, ваш физический облик не страдает от жажды. Планше: Это оттого, что у меня отличный желудок... ДАртаньян: Господин Планше, у вас имеются неизвестные возможности. Планше: У меня, сударь? ДАртаньян: Погодите, я с вами говорю целый час, а вы не испытываете голода? Планше: О, сударь, разве так можно говорить! Вот, посмотрите на мои зубы! ДАртаньян ( с сомнением) Хм! Планше ( быстро): Господин уходит? ДАртаньян: Да. Планше: Что, если придут друзья господина? ДАртаньян: Пусть подождут. Планше: У господина не будет других приказаний на мой счет? ДАртаньян ( наступая на Планше): А хорошо ли вы исполнили те поручения, которые вам давали? Тупица, бездельник, мародер!

Орхидея: Спасибо, Стелла. Последний эпизод просто очаровательный. "...чашка шоколада, варенье и несколько пирожков мне достаточно." А Арамис похоже сластёна.

Стелла: Орхидея , тут вообще полно ситуаций, которые были описаны в романе, а в пьесе стали живыми сценами. И с такой ехидцей, с таким юмором!

Диамант: Да, эта сцена - чудесный само-фик!

Стелла: Ой, то что у меня сейчас в переводе - вообще блеск. Печатаю и ржу. Там длинная сцена, думаю завтра выложу, если не помешают закончить.

Стелла: Сцена 2. Планше (один) Планше: Он голоден! Это что-то неслыханное, эти мушкетеры! Вместо того, чтобы соблюдать порядок, экономить, думать о голодных временах в дни изобилия, они играют, пьют, пируют, а когда деньги потрачены остается втянуть живот. Я не голоден!.. Как это несправедливо, господа! К слову, я умираю от голода и только жду, когда он уйдет, чтобы я мог позавтракать.( он достает из одного кармана куриную ножку, завернутую в бумагу, а из другого — бутылку вина) А, вот один из лучших моментов, которые у меня были за день. Сцена 3. Планше, дАртаньян ДАртаньян, который притворился, что уходил и который видит все приготовления Планше. ДАртаньян: Пстт! ( Планше в растерянности оборачивается). Ваше здоровье, господин Планше: Уфф! ( прячет бутылку и куриную ножку под куртку). ДАртаньян: Ну-с, и чем это вы тут занимаетесь? Планше: Сударь, я выпил стакан воды чтобы заморить червячка. ДАртаньян: Стакан воды? (Он берет стакан из рук Планше, рассматривает его, потом капает себе на ноготь каплю вина) Планше: Это красная вода, сударь... ДАртаньян: Господин Планше, от вас пахнет домашней птицей. Планше: Это правда: Я разочек укусил от индюшиной ножки. ДАртаньян: (оттаскивая в сторону Планше и тем самым открывая все его приготовления на столе) А! А! Господин Планше, у нас свадьба и крестины, как я посмотрю! Ну, и как могло случиться, что лакей ест домашнюю птицу и пьет вино, тогда как хозяин затягивает пояс на животе? ( Планше отходит и хватается за дверь) Стоять! И отвечайте мне! Планше: Ну, хорошо! Господин шевалье правильно догадался: у меня есть скрытые ресурсы. ДАртаньян: А! А! Планше: Особое производство! ДАртаньян: Посмотрим, что это у вас за производство, господин Планше. Я не прочь с ним ознакомиться. Планше: Господину известно, что эта комната расположена точно над бакалейной лавкой господина Бонасье? ДАртаньян: Мне это известно. И что с того? Планше: Я раскрыл потайное окошко. ДАртаньян: Какое потайное окошко? Планше: Кажется, эта комната принадлежала господину Бонасье и, чтобы видеть отсюда, что происходит в его магазине, он использовал люк. ДАртаньян: Несчастный! Я надеюсь, что вы не спускались в этот люк, чтобы пополнить ваши запасы? Планше: Фи, сударь! Я? Спускаться? Это было бы воровством! Я заставлял припасы подниматься ко мне. Дартаньян:А! Они поднимались? Планше: Да, сударь. ДАртаньян: А как они поднимались? Объясни мне это... Планше: Вы хотите это знать? ДАртаньян: Да! Планше: (открывая люк) Господин хочет оказать мне честь нагнуться и посмотреть? ДАртаньян: Но... Если в магазине кто-то есть? Планше: О нет, мой господин! В это время дня там никто не бывает. ДАртаньян: Да, я вижу... Планше: И что видит мой господин? ДАртаньян: Я вижу ларь с хлебом, ликеры и копченую ветчину. Планше: Господин хорошо видит все это? ДАртаньян: Да! Да! Планше: Ну, вот, сударь... Подождите немного (берет из угла алебарду) Я буду иметь честь предложить господину нежнейший хлеб и копченую ветчину. ( просовывает алебарду в люк). ДАртаньян: Вот это да! И как это никто до этого времени не догадался об истинном предназначении алебард! Планше ( который наколол на алебарду хлеб и ветчину) Вы видели, сударь, единственный в своем роде способ обслуживания. ДАртаньян: Хорошо! Вот хлеб и ветчина: ну а вино, господин Планше, а вино? Планше: Господин, я случайно познакомился с одним испанцем, который путешествовал в Новом свете. ДАртаньян: Какое отношение, господин Планше, имеет Новый свет к тому вину, которое вы пили за свое здоровье, когда я вошел? Планше: В Мексике коренные жители страны охотятся на тигра или тура с помощью простой веревочной петли, которую они набрасывают на шею этих ужасных животных. ДАртаньян: Господин Планше, я до сего момента так и не понял... Планше: Господин сейчас увидит... Поначалу я очень сомневался в его способности бросить эту веревочную петлю на двадцать-тридцать шагов именно туда, куда он хочет, но когда мой друг поставил бутылку и каждый раз с расстояния в тридцать шагов набрасывал на ее горлышко веревочную петлю, я тоже стал проделывать это упражнение и сейчас я бросаю лассо почти так же хорошо, как и житель Нового света. Господин хочет убедиться? ( он достает из кармана веревку) ДАртаньян: Да, мне любопытно поприсутствовать при этом... Планше:Ну вот ( бросает веревку) держите... ( бутылка поднимается за горлышко) ДАртаньян: Но это ликер, а не вино... Планше: Господин шевалье, за одну бутылку ликера, которую я продам за два ливра, я могу купить четыре бутылки бургундского по десять су за штуку. Теперь сударь, позвольте мне вам предложить жаркое. ( он поднимает удочку) ДАртаньян: Ты хочешь сказать: мясо, жаренное на масле? Планше: Нет, именно жаркое. ДАртаньян: Зажаренное? Планше: Если бы окна господина шевалье выходили на пруд или на озеро, или на речку, я бы удил щук, карпов, форель; но окно выходит в курятник и я ужу кур. Господин сможет увидеть, как это клюет. ( он забрасывает удочку и вытаскивает курицу) нужно только время, чтобы забросить леску. Вот! ДАртаньян: Господин Планше, вы большой плут! Планше: Сударь... ДАртаньян: Но, в связи с сложившейся ситуацией я вас прощаю. Ощипайте эту курицу и приготовьте из нее жаркое. Погодите!...Стучат... Это, возможно, мои друзья. Планше: Это они, возможно... ДАртаньян: Пройдоха исполнен изобретательности: как лакей он - сокровище. Планше( вваливаясь совсем запыхавшись): Сударь! Сударь! ДАртаньян: Ну, что с тобой? Планше: Господин Бонасье, наш домовладелец. ДАртаньян: О! О! Возможно, он видел как вы кидали лассо или забрасывали удочку, господин Планше? Планше: Я не знаю, сударь, но, на всякий случай, втисните мне эту курицу в карман. Бонасье( в прихожей) Хм! Хм! ДАртаньян: Честное слово, тем хуже... Входите, господин Бонасье, входите! (Бонасье входит. Планше украдкой выходит)

Орхидея: Теперь я пребываю в весёлой эйфории.

Стелла: Сцена 4. ДАртаньян, Бонасье Бонасье: Господин мушкетер... Ваш покорный слуга ДАртаньян: Это я ваш, сударь. Планше, кресло! Ну, и где он? Прошу прощения, сударь, но у меня в слугах плут, достойный галер. ( подставляет кресло) Бонасье: Вы не наказываете его. Я слышал, что о вас говорили, как об очень достойном, а главное - как об очень храбром шевалье. ДАртаньян: Сударь... Бонасье: Это последнее качество побудило меня обратиться к вам. ДАртаньян: Чтобы сделать что? Бонасье: Чтобы доверить вам мой секрет. ДАртаньян: Секрет...Говорите, сударь, говорите! Бонасье: Речь идет о моей жене. ДАртаньян: У господина есть жена? Бонасье: Которая служит кастеляншей у королевы и которая не испытывает недостатка ни в молодости, ни в красоте. Я женился на ней около трех лет назад потому что у нее хотя и было очень маленькое приданое, господин де Ла Порт, камердинер королевы - ее крестный и протежирует ей. ДАртаньян: Ну и что, сударь? Бонасье: А то, что моя жена была похищена вчера, когда она выходила из своей рабочей комнаты. ДАртаньян: А, так ваша жена была похищена? И кем? Бонасье: Я не могу это утверждать, сударь, но, во всяком случае я уверен, что в этом похищении больше политики, чем любви. ДАртаньян: Меньше любви, чем политики? Но что вы подозреваете? Бонасье: Я не знаю, должен ли я вам говорить, что я подозреваю. ДАртаньян: Сударь, позвольте заметить, что я у вас абсолютно ничего не спрашивал; это вы - тот, кто пришел, это вы — тот, кто сказал, что у него есть секрет, чтобы доверить мне. Поступайте как вам угодно. ( он встает) У вас еще есть время уйти. Бонасье: Нет, сударь, я доверюсь вам. Я считаю, что не любовь была причиной ареста моей жены. ДАртаньян: Тем лучше для вас. ]Бонасье: Но любовь дамы куда более знатной, чем моя жена. ДАртаньян: Так речь о любовных связях мадам де Комбале? Бонасье: Выше, сударь, много выше! ДАртаньян: Мадам де Шеврез? Бонасье: Выше, сударь, много выше... ДАртаньян: Там?.. Бонасье: Да, сударь... ДАртаньян: И с кем? Бонасье: С кем же еще, как не с герцогом де... ДАртаньян: С герцогом де?.. Бонасье: Совершенно верно... ДАртаньян: Но откуда вы узнали? Бонасье: Как я уже говорил...Вот... ДАртаньян: Никакой полуоткровенности ( встает) или, вы понимаете... Бонасье: Я узнал это, сударь, от моей жены, моей собственной жены. ДАртаньян: Каким образом? Бонасье: Моя жена приходила четыре дня назад. Она мне доверила, что у королевы на данный момент есть большие опасения, потому что она думает... ДАртаньян: Что она думает? Бонасье: Она думает, что Бэкингэму написали от ее имени. ДАртаньян: Ба! Бонасье: Да, для того, чтобы заставить его приехать в Париж и, раз он уже будет там, заманить в какую-нибудь западню. ДАртаньян: Но ваша жена, какое она имеет отношение ко всему этому? Бонасье: Ее преданность королеве известна и ее хотят либо удалить от ее госпожи, чтобы узнать секреты Ее величества, либо подкупить, чтобы использовать ее на службе королеве как шпиона. ДАртаньян: Вполне вероятно. Но вам известен человек, который ее похитил? Бонасье: Я не знаю его имени, но однажды жена мне его показала: это господин высокого роста, белозубый, со шрамом на виске. ДАртаньян: Но это мой человек! Бонасье: Ваш человек? ДАртаньян: Без сомнения: если это тот самый человек, я сумею одним ударом отомстить дважды! Где я смогу встретиться с ним? Бонасье: Об этом мне ничего не известно... ДАртаньян: У вас нет никаких сведений? Бонасье: Только это письмо. ДАртаньян: Дайте! ( читает) « Не ищите вашу жену; она будет вам возвращена, когда отпадет надобность в ней; если вы предпримете хоть что-то , чтобы ее отыскать — вы пропали.» Вот хоть что-то положительное: это, кроме прочего, это всего лишь угроза. Бонасье: Да, сударь, но эта угроза меня приводит в ужас: я штатский человек во всем и я боюсь Бастилии. ДАртаньян: Гм, не могу сказать, что меня совсем не волнует Бастилия, но если речь идет всего лишь об одном ударе шпагой, продолжайте... Бонасье: Тем не менее, я очень рассчитываю на вас в этом случае. ДАртаньян: Правда? Бонасье: Без сомнения!.. Видя вас в окружении столь блестящих мушкетеров и признав в них мушкетеров де Тревиля и, следовательно, врагов кардинала, я подумал, что вы и ваши друзья, всецело отдаваясь службе нашей бедной королеве, сочтете очаровательным сыграть злую шутку с кардиналом. ДАртаньян: Я знаю, это очень соблазнительно. Бонасье: И потом,.. я еще и подумал, что находясь у меня, вы настолько были заняты своими важными обстоятельствами, что забыли мне оплатить свое проживание... ДАртаньян: А, это!.. Бонасье: Опоздание, о котором я вам ни разу не напомнил; вот я и подумал, что вы уважите мою деликатность. ДАртаньян: Как же! Дорогой господин, будьте уверены, что я полон признательности за подобный поступок. Бонасье: Более того: считая, что вы мне оказываете честь, проживая в моем доме, я в будущем никогда не заговорю об оплате. (дАртаньян делает жест). И в счет этого, если, против всех вероятностей, вы находитесь в стесненных обстоятельствах, я предлагаю вам пятьдесят пистолей. ДАртаньян: О, никогда, сударь, я не соглашусь ( Бонасье сует ему деньги в карман). Но, что бы сделать мне такое предложение, вы должны быть богаты? Бонасье: Не будучи богатым, я человек состоятельный. Я скопил около двух-трех тысяч экю ренты. ДАртаньян: Господин Бонасье, я всецело к вашим услугам. Бонасье: Мне кажется, что к вам стучатся, господин шевалье. ДАртаньян: А, черт! Вы попали в самый раз! Мои друзья пришли попроситься на завтрак: ваше дело будет непринужденным советом. Бонасье: ( входящему Планше) Мой дорогой господин Планше, поддерживайте вашего хозяина в его лучших намерениях к моим знакам внимания и мы с вами сойдемся, господин Планше. Я не говорю: как. Господа, ваш покорный слуга. ( входит Портос) ДАртаньян: Мой дорогой Портос, я вам предоставляю жемчужину среди домовладельцев... Портос — один из моих лучших друзей! Портос: ( тихо) Он скверно одет, ваш владелец. ДАртаньян: ( также) Как для галантерейщика-бакалейщика, не нахожу. Бонасье: Господин, я не считаю излишним сказать, что весь мой дом полностью к вашим услугам. ( он уходит) Портос: Мушкетон, возьми мой плащ. ДАртаньян: ( возвратившись после того, как он проводил Бонасье.) Портос, у вас прошел насморк? Портос: А где вы были вчера вечером, что вас везде искали: здесь, в кабачке и у господина де Тревиля, нигде вас так и не найдя? Арамис: ( входя и услышав вопрос Портоса) Портос, мой друг, вы поразительно нескромны.Где он был? Безусловно, по своим делам; когда вы отправляетесь на Медвежью улицу, понравится ли вам, если спросят, куда вы идете? Портос: Медвежья улица? Когда я иду на Медвежью улицу... Вы идете или вы хотите идти: это никого не касается. (входящему Атосу) Не так ли, Атос? Атос: Самое плохое открытие в этом направлении: какой-нибудь хорошо набитый погреб; в таком случае будет преступлением не привести туда друзей. Планше, у нас есть вино? Планше: Есть, сударь и достойное вас, я надеюсь. Атос: Ну, тогда все хорошо. Портос: Вы так любите вино, Атос? Атос: Я не вино люблю, а опьянение. Портос: Я не понимаю. К столу!.. Атос: Гримо, я вас отпускаю. Портос: Идите, Мушкетон. Арамис: Идите, Базен. ДАртаньян: А теперь поговорим. Атос: Вы хотите сказать: выпьем? ДАртаньян: Планше, спуститесь к моему владельцу, господину Бонасье и попросите его прислать нам пять-шесть бутылок иностранного вина и само-собой, разумеется, испанское вино. Портос: Ах, вот как! У вас открытый кредит у вашего владельца? ДАртаньян: Да, с сегодняшнего дня. И, будьте покойны: если вино окажется плохим, мы отошлем его заменить другим. Арамис: Нужно потреблять, но не злоупотреблять, дАртаньян. Атос: Я всегда говорил, что из нас четверых самая лучшая голова у дАртаньяна. Портос: В конце-концов, что происходит? ДАртаньян: А вот что: Бэкингэм прибывает в Париж по подложному письму королевы: господин кардинал исполнен решимости сыграть скверную партию с Ее величеством и жену нашего домовладельца, крестницу господина де Ла Порт и наперсницу королевы, похищают. Атос: Ну и?... ДАртаньян: Ну, и господин Бонасье желает вернуть свою жену. Атос: Болван!.. Арамис: Мне кажется это дело недурственным и с этого храбреца можно будет вытащить с сотню пистолей. Портос: Сотня пистолей! Черт! Отличные деньги! Атос: Речь идет о том, чтобы подумать, стоит ли из-за ста пистолей рисковать четырьмя головами. ДАртаньян: Ш-ш-ш! Портос: Что? Арамис: Молчание... Бонасье: (на лестнице) Господа! Господа! ДАртаньян: Это мой достойный домовладелец!

Стелла: Сцена 5. Те же и Бонасье Бонасье: ( открывая дверь) Господа! Ко мне! На помощь! Спасите! (Все, за исключением Атоса, вскакивают) Портос: Что происходит? Бонасье: То, господа, что меня хотят арестовать. Там, внизу, четыре человека... Спасите меня!..Спасите меня!.. Портос: Черт возьми! Арестовать владельца такого хорошего вина! ДАртаньян: Минуту, господа! Здесь нам нужна не храбрость, а осмотрительность. Портос: Тем не менее мы не дадим арестовать этого человека. Атос: Предоставьте действовать дАртаньяну, Портос. ДАртаньян дает войти гвардейцам, которые пришли арестовать Бонасье. Входите, господа, входите!.. Вы здесь у меня, как говорится: у верного слуги Его величества и господина кардинала.

Стелла: Сцена 6. Те же, жандарм, гвардейцы. Жандарм: Итак, господа, я надеюсь, что вы не будете мешать исполнению приказа, который мы получили? ДАртаньян: Напротив, господа! Мы окажем вам помощь, если это потребуется. Портос: Да что это он говорит?! Атос: Ты простофиля, Портос. Бонасье:( тихо дАртаньяну) Но вы же мне обещали... ДАртаньян: Молчите! Мы можем спасти вас только оставаясь на свободе, а если мы окажем сопротивление вашему аресту нас арестуют вместе с вами. Бонасье: Но мне кажется, после того, как... ДАртаньян: Господа, у меня нет никаких причин защищать человека, о котором вы говорите; Я его сегодня увидел в первый раз, да еще по какому поводу... он вам скажет сам: это касательно оплаты моего жилья... Не правда ли, господин Бонасье? Отвечайте! ( тихо) Отвечайте же! Бонасье: Да, господа, это чистая правда! Но господин не говорит вам... ДАртаньян: Молчите! Молчите ради меня и моих друзей! Молчите особенно ради королевы! Или вы погубите всех без того, чтобы спасли вас! ( громко) Эй! Что вы там бормочете? Говорите громко! Вы предлагали мне деньги? Вы хотите меня подкупить? Я буду вас зашищать? Я буду сопротивляться исполнению приказов Его высокопреосвященства? Вы еще и грабитель со странностями! Попытка подкупа в присутствии гвардейцев Его величества! О! Уведите его, господа! Уведите его! Воистину, этот человек лишился ума! Жандарм: Идем! Пойдем, дружище и не пытайтесь сопротивляться! ДАртаньян: Господин жандарм, не выпить ли мне за ваше здоровье , а вам за мое? ( наполняет два стакана) Жандарм: Это большая честь для меня, господин гвардеец! Дартаньян: Итак, ваше здоровье, сударь! Жандарм: За вас и ваших друзей! ДАртаньян: И сверх того, особенно: за короля и кардинала! Бонасье: Как подумать, что это мое вино... Жандарм: Пошли! В путь...( оборачивается) Господа, ваш покорный слуга!( Гвардейцы уходят, уводя Бонасье).

Стелла: Сцена 7. ДАртаньян, Атос, Портос, Арамис. Портос: За каким чертом вы сотворили эту мерзость, дАртаньян? Четверо мушкетеров позволяют арестовать находящегося среди них несчастного, который взывает о помощи?.. Дворянин чокается с полицейским?.. Честное слово, я в растерянности.! Как! Вы согласны с тем, что он только что сделал? Атос: Я считаю это чертовски удачным. Я не только тебя поддерживаю дАртаньян, я тебя поздравляю. ДАртаньян: А теперь, господа, когда мы бросились в авантюру, которая может быть нашим проигрышем или нашей судьбой более, чем когда-либо,.. поклянемся в верности нашим девизом: «Все за одного, один за всех.» Портос: Но все же, я хотел бы знать.. Атос: Это бесполезно... Арамис: Протяните руку и клянитесь! ДАртаньян: Все за одного!.. Все вместе: Один за всех!.. ДАртаньян: А теперь, господа, зная это, вы полностью свободны. Портос: У меня свидание с некой знатной дамой... Планше,подай мне мой колет...Плащ. Арамис: У меня дела с известным теологом. Портос: А вы, Атос? Атос: Поскольку я не занят ни любовью, ни теологией... я остаюсь. Арамис и Портос к дАртаньяну и Атосу: Ну, так до свидания! ДАртаньян и Атос: До свидания! Дальше, до конца сцены идет перевод Lys, который она когда-то выкладывала в этом разделе. Д’Артаньян, Атос.  Д’Артаньян.  Браво! Оставайтесь, Атос. Впрочем, в этих бутылках еще есть вино и будет неблагодарностью, если Вы уйдете.  Атос  Давайте, Д’Артаньян! Садитесь-ка напротив меня… если только у Вас нет диссертации для защиты, как у Арамиса или парочки важных дам, для прогулок как у Портоса.  Д’Артаньян, грустно  Ах, мой дорогой Атос…  Атос  Вздохи! Выпейте, Д’Артаньян, и остерегайтесь этих вздохов.  Д’Артаньян  Почему?  Атос  Д’Артаньян, остерегайтесь (Пьет)  Д’Артаньян  Вы говорите…  Атос  Я говорю что ты влюбился.  Д’Артаньян  Атос, вообразите себе женщину…  Атос  Ангела, не так ли?  Д’Артаньян  Нет, демона.  Атос  Не так страшно.  Д’Артаньян  А, но это не важно.  Атос  Что не важно?  Д’Артаньян  Я хотел спросить у Вас совета.  Атос  Хорошо!  Д’Артаньян  Для этого уже поздно  Атос  Потому что ты думаешь, что я пьян, Д’Артаньян; имей в виду, самые умные мысли я всегда нахожу в вине, так что говори, я весь твой.  Д’Артаньян  Нет, причина не в том, что Вы пьяны, дорогой Атос, а в том, что Вы никогда не любили…  Атос  Ах, это! Да, верно, я никогда не любил. (Пьет).  Д’Артаньян  Вот видите, каменное сердце!  Атос  Нежное сердце – разбитое сердце.  Д’Артаньян  Что Вы говорите?  Атос  Я говорю, что любовь это лотерея, в которой тот, кто выиграл – выиграл смерть… Вы выиграли или проиграли, Д’Артаньян?  Д’Артаньян  Думаю, что проиграл.  Атос  Тогда Вы счастливчик, поверьте мне, Д’Артаньян, проигрывайте всегда.  Д’Артаньян  На мгновение я подумал, что она могла бы меня любить.  Атос  А она любит другого, так? Хорошенько запомните, нет такого мужчины, который бы не верил, что его любят и который бы не был обманут своей любовницей.  Д’Артаньян  Она не была моей любовницей.  Атос  Она не была твоей любовницей, и ты жалуешься, она не была твоей женой и ты стенаешь? Выпей!  Д’Артаньян  Но тогда Вы, философ, просветите меня, поддержите меня, я хочу знать, мне нужен совет.  Атос  Совет в чем?  Д’Артаньян  В моем несчастье, черт побери! Я люблю, а меня не любят.  Атос  Ваше несчастье просто смешно, Д’Артаньян, и интересно было бы знать, что Вы скажете, если я расскажу Вам одну любовную историю.(Пьет).  Д’Артаньян  Случившуюся с Вами?  Атос  Или с моим другом, какая разница?  Д’Артаньян  Говорите, Атос, говорите.  Атос  Лучше выпьем  Д’Артаньян  Пейте и рассказывайте.  Атос  Это можно, эти вещи вполне совместимы… Один из моих друзей… один из моих друзей, имейте в виду, не я, но граф из моей провинции, граф дю Берри, знатный как Роан или Монморанси, когда ему было 25 лет влюбился в прелестную 16-летнюю девушку, прекрасную как сама любовь, она не просто нравилась, она опьяняла.  Д’Артаньян  Так же как моя.  Атос  О, пусть, если Вы прерываете меня.  Д’Артаньян  Нет, нет, продолжайте, Атос!  Атос  Она жила в домике на отшибе, между деревней и замком, вместе с братом, который был священником: оба были пришельцами, никто не знал откуда они, но, видя ее красоту и набожность брата, никто не осмеливался расспрашивать, откуда они. Впрочем, по слухам, они были хорошего происхождения. Однажды брат исчез или сделал вид, что исчез. Мой друг был господином тех земель, он мог бы соблазнить ее или взять силой… Кто стал бы помогать молодой неизвестной девице, незнакомой? К несчастью, он был честный человек и он на ней женился. Олух, глупец, болван!  Д’Артаньян  Почему, если он любил ее? Мне кажется…  Атос  Подождите! После смерти отца, через полгода, он привез ее в свой замок, он сделал ее первой дамой провинции и надо отдать ей должное, она прекрасно справлялась… Выпьем!  Д’Артаньян  Давайте!  Атос  Хорошо! Однажды, когда она была на охоте вместе с мужем, она упала с лошади и потеряла сознание. Муж соскочил с коня и так как одежда стесняла ее, он разрезал платье кинжалом и обнажил плечо. (Смеется). Угадайте, что было у нее на плече, Д’Артаньян?  Д’Артаньян  Черт! Могу я узнать?  Атос  Цветок лилии! Ангел был демоном, бедная девушка украла священные сосуды в церкви.  Д’Артаньян  Ужас! Что сделал Ваш друг?  Атос  Граф был сеньором, обладавшим на тех землях правом высшего суда, он окончательно разорвал одежду на графине, связал ей руки за спиной и повесил на дереве.  Д’Артаньян  О, небо! Это убийство!  Атос  Не имеет значения! Но мне кажется, у нас не осталось вина?  Д’Артаньян  Нет, вот еще полная бутылка.  Атос, пьет  Отлично! Это отвратило меня от женщин, красивых, поэтичных и влюбленных… Дай Вам Бог того же!  Д’Артаньян  Так же как Вам?  Атос  Разве я сказал, что это был я?... Ладно, к черту тайны!  Д’Артаньян  И она умерла?  Атос  Черт побери!  Д’Артаньян  А ее брат?  Атос  Ее брат! я хотел распорядиться, чтоб и его повесили тоже, но так и не смог его найти; без сомнения, это был первый любовник и сообщник красотки, достойный человек, который прикинулся священником… чтоб выдать замуж свою любовницу и так обеспечить ее судьбу… надеюсь, что его колесовали.  Д’Артаньян, падает на стол  Боже мой, боже мой!  Атос, глядя на Д’Артаньяна  Вина… Планше! А, мужчины больше не умеют пить, а этот еще из лучших.  Планше вносит две бутылки. Занавес. 

Стелла: Картина5. Внутренность лавки Бонасье. Четыре человека в черном и жандарм составляют протокол.Чувствуется, что в доме все перевернуто вверх дном. Сцена 1. Жандарм, четверо людей в черном. Жандарм:( читает). « И обыск, проведенный во всем доме, показал, что мы не нашли никаких бумаг кроме тех, которые были присоединены к связке С. Под чем и подписываемся.» ( он подписывается) Один из черных людей: Это все? Жандарм: Относительно подписей... да. Теперь речь о том, чтобы взяться за истинный объект нашей миссии. Один из черных людей: ( вставая перед столом) Какова она? Жандарм: Вот она. Так как вышеназванный Бонасье мог и должен был иметь сообщников... и прошло уже девять часов, как он увезен... и сейчас глухая ночь, а именно ночью объединяются сообщники,.. наше задание состоит в том, чтобы постоянно находиться в доме вышеназванного Бонасье, чтобы впускать всех, кто постучится в эту дверь, не выпуская никого, чтобы затем допросить их и сделать им очную ставку. Черный человек: Женщин тоже, если они будут? Жандарм: Женщин в особенности, потому что основной виновный тут не муж, а жена. Человек в черном: Мне кажется, кто-то стучится в дверь. Жандарм: Погасите свет везде... и каждый на свой пост. ( лампу тушат. полная темнота)

Стелла: Сцена 2. Те же и мадам Бонасье. Мадам Бонасье: ( после того, как она постучала снаружи, тихонько толкает дверь) Кстати, это странно: дверь открыта, в доме никого... Жандарм: Пст! Один из людей проскальзывает позади мадам Бонасье и закрывает дверь. Мадам Бонасье: Эй! Мне кажется, я что-то слышу. Господин Бонасье! Господин Бонасье! ( она оборачивается и жандарм прячется в углу) Он выйдет. Зажжем что-нибудь. К счастью, есть огонь. ( она зажигает подсвечник на камине и замечает жандарма.) Кто вы? Что вам от меня нужно? Жандарм: Замолчите! Мадам Бонасье: Что вы здесь делаете? На помощь! Помогите! Жандарм: Ко мне, друзья мои. Я думаю, что мы держим то, что ищут все. Мадам Бонасье: Что вы от меня хотите? Я хозяйка этого дома. Жандарм: Вне всякого сомнения. Мадам Бонасье: Я мадам Бонасье! Жандарм: Замечательно! Мадам Бонасье: Простите, господа... на помощь! Помогите! А! ( в этот момент люк в потолке поднимается и видно спускающегося дАртаньяна: сначало показываются ноги, потом туловище, а потом и голова.) ДАртаньян: Держитесь! Вот и я! Планше: ( появляясь в комнате) Но вас убьют! ДАртаньян: Молчи, болван!

Стелла: Сцена 3 Те же и дАртаньян, скачущий посередине комнаты. Жандарм: Что это такое? ДАртаньян: Что это такое? Я вам сейчас отвечу: это дворянин, который не даст в обиду женщину, которая перед ним! А ну ка, отпустите эту женщину! Жандарм: Именем короля! ДАртаньян: Отпустите эту женщину! Жандарм: ( своим людям) Уведите ее! Уберите ее! ( он выхватывает шпагу) ДАртаньян: А, шпаги! Тем лучше! Я не так хорошо владею палкой, как шпагой! Воронье, берегите свои перья! ( Сражение, суматоха, пять человек вынуждены бежать: один — через окно, остальные — в дверь. ДАртаньян запирает за ними дверь и возвращается к мадам Бонасье.) Ну-ну, мадам, успокойтесь. Мой Бог, она лишилась чувств? Уже ничего не будет...... Они ушли, мадам... Черт меня побери, она очаровательна! Мадам Бонасье: Ах! ДАртаньян: Смотрите -ка, она приходит в себя... Мадам Бонасье: А, сударь, это вы меня спасли? Разрешите вас поблагодарить. ДАртаньян: Мадам, я сделал то, что на моем месте сделал бы любой дворянин: вы не обязаны меня благодарить. Мадам Бонасье: О, простите меня, я пыталась вам доказать, что я не являюсь неблагодарной. Но скажите мне чего от меня хотели эти люди, которых я поначалу приняла за воров и почему до сих пор нет господина Бонасье? ДАртаньян: Эти люди были агенты кардинала. Что до господина Бонасье, то он в Бастилии. Мадам Бонасье: Мой муж в Бастилии? О мой бог! Это добрый, дорогой мой человек, воплощенная невинность. Что он мог совершить? ДАртаньян: Его самое большое преступление, мадам, состоит, я думаю, в том, что он имеет в одно и то же время счастье и несчастье быть вашим мужем. Мадам Бонасье: Но, сударь, что вам в конце-концов известно? ДАртагьян: Я знаю, что вы были похищены, мадам. Мадам Бонасье: И кем? Вам это известно? ДАртаньян: Неким человеком лет сорока-сорока пяти, черноволосым, смуглым, со шрамом на левом виске. Мадам Бонасье:Ш-ш-ш! Не произносите его имени. ДАртаньян: Я не опасаюсь произносить его имя: мне оно не известно. Вы его случайно не знаете? Мадам Бонасье: Молчите! ДАртаньян: Но почему, наконец? Мадам Бонасье: Во имя неба — молчите! Но скажите мне; господин Бонасье догадался о причине моего похищения? ДАртаньян: Он объяснил это политическим мотивом. Мадам Бонасье: Значит, он не подозревал меня ни одной минуты. ДАртаньян: О, он далек от этого, мадам! Он был очень горд вашим благоразумием и, особенно, вашей любовью. Но как вам, узнице, удалось убежать? Мадам Бонасье: Я воспользовалась моментом, когда меня оставили одну и спустилась из окна при помощи простыней. ДАртаньян: Но вы рисковали жизнью! Мадам Бонасье: Будь у меня десять жизней, я бы рискнула ими. ДАртаньян: Как вы решились явиться сюда только освободившись? Мадам Бонасье: Вполне вероятно, что мое бегство не заметят до завтра. ДАртаньян: А, это верно! Мадам Бонасье: И очень важно, чтобы я увиделась с моим мужем этим вечером. ДАртаньян: Вы рассчитываете, что он вас защитит? Мадам Бонасье: О! Бедный человек! Вы видели, что он не может служить мне защитой. Нет, он мне может сослужить службу в другом. ДАртаньян: В чем? Мадам Бонасье: О, это не мой секрет и я не могу вам его сказать. ДАртаньян: Но что должен был сделать ваш муж? Мадам Бонасье: ( собираясь уходить) Я это сделаю сама. ДАртаньян: Вы меня покидаете? Мадам Бонасье: Так нужно.. ДАртаньян: И вы так пойдете одна по улицам? А воры? Мадам Бонасье: При мне нет ни денье. ДАртаньян: Вы забываете о прекрасном вышитом платочке, украшенном гербами, который упал к вашим ногам и который я вернул в ваш карман. Мадам Бонасье: Молчите! Молчите вы, несчастный! Вы хотите меня погубить? ДАртаньян: Вы хорошо видите, что для вас еще остается опасность, потому что одно - единственное слово заставляет вас дрожать... Послушайте, избавьтесь от всякого сомнения, отдохните рядом со мной, прочтите в моих глазах всю мою симпатию к вам. Мадам Бонасье: О, я была бы неблагодарной, если бы сомневалась в вас после оказанной вами услуги, спросите у меня о моих секретах: я их вам расскажу... но секреты других- никогда! ДАртаньян: Пусть будет так! Я оставляю вам свободу их скрывать, но вы оставляете мне свободу их раскрывать. Мадам Бонасье: О, ради признательности, которую я к вам испытываю: берегитесь, сударь! Не вмешивайтесь ни во что, что касается меня, не ищите, как мне помочь в том, что я исполняю, прошу вас во имя интереса, на который я вас вдохновляю, именем дела, которое вы мне вернули и которое я не забуду никогда в жизни. Нет, нет, подумайте над тем, что я вам говорю, не занимайтесь больше мной, я для вас не существую более, как если бы вы никогда меня и не видели. ДАртаньян: Но вам на самом деле угрожает опасность! Мадам Бонасье: Да, опасность тюрьмы, опасность жизни, если меня узнают. ДАртаньян: Ну, тогда я больше вас не покину! Мадам Бонасье: Во имя неба, во имя чести военного, во имя вежливости дворянина : оставьте меня! Уже звонят пол одиннадцатого... меня уже ждут в это время... я уже опаздываю на полчаса. ДАртаньян: Я не могу сопротивляться, когда меня так просят... Вы свободны... Я удаляюсь. Мадам Бонасье: Нет, дайте мне уйти. Вы выйдете попозже... Дайте мне слово... ДАртаньян: Какое? Мадам Бонасье: Что вы не станете выслеживать меня, не последуете за мной. ДАртаньян: Слово дворянина, мадам! Мадам Бонасье: О, я знаю, что у вас храброе сердце.( нежно пожимает ему руку) ДАртаньян: ( целуя ей руку) Когда я вас увижу? Мадам Бонасье: А вам очень хочется меня увидеть? ДАртаньян: О, очень! Мадам Бонасье: Тогда положитесь на меня. ДАртаньян: Я рассчитываю на ваше слово! Мадам Бонасье: Рассчитывайте. ( она уходит).

Стелла: Сцена 4. ДАртаньян, потом Планше. ДАртаньян: Я заявляю, что это все станет так ясно, словно я смогу это увидеть своими глазами. Арамис, госпожа де Буа-Траси, королева, герцог Бэкингэм, кардинал, госпожа де Бонасье. Какого дьявола все эти люди оказались связаны между собой? Как она очаровательна, эта малышка мадам Бонасье: вид принцессы!.. сердце!..храбрость!.. ум!.. И это жена этого ужасного галантерейщика... И в правду, нужно приехать в Париж, чтобы увидеть такое, что никогда не могло произойти в Тарбе. Планше:( сквозь потолок) Сударь, сударь, вы еще здесь? ДАртаньян: Да! Планше: Стучат в дверь. ДАртаньян: Кто? Планше: Я думаю, стража. ДАртаньян: Ба! Планше: Я слышу мушкетные приклады. Надо открыть? ДАртаньян: Конечно, потому что меня здесь уже нет. Планше: Хорошо, не двигайтесь. ( люк снова закрывается). ДАртаньян: А, брось мне мой плащ и шляпу! Чума! Что опасного в том, если я шевелюсь? Только, мне кажется, не лишней предосторожностью будет закрыть дверь.( Задув свечу он приближается к двери в глубине, но, прежде чем он успевает закрыть дверь, появляется Миледи, одетая точно так же, как мадам Бонасье).О! О! Что я вижу!

Стелла: Сцена 5. ДАртаньян, Миледи, Рошфор Миледи: Неужто это не здесь и я ошиблась? И, тем не менее это действительно лавка, она в глубине. Я действительно у господина Бонасье, галантерейщика-бакалейщика, я вижу имя над дверью. Приближаясь к окну: Граф!..Граф!..( показывается Рошфор) Рошфор: Ну, что? Миледи: Ну, я думала, что дом занят нашими людьми, но я никого не вижу. ( ДАртаньян в лавке ударяется о бочку) Миледи: ( отстраняясь от окна) Я ошиблась, здесь кто-то есть. ДАртаньян: Уже вернулись? Миледи: Вернулась? Откуда? ДАртаньян: Это не ее голос! Миледи: Кто вы? ДАртаньян: Но я вам могу задать тот же вопрос, мадам. Только, если вы откажетесь здесь отвечать ( он идет к камину и зажигает свечу)... Рошфор: ( в окне) Я нужен вам? Миледи: Не знаю, но держитесь поблизости ( узнает дАртаньяна) Мой гасконец! (Рошфору) Не о чем не беспокойтесь! ДАртаньян: Миледи! Миледи: Вы не ошибаетесь? ДАртаньян: Не узнать вас, мадам? Ну как вы такое можете говорить, мадам! Миледи: Что-то мне подсказывает, что некий господин дАртаньян, который ухаживал за миледи Винтер , в то же самое время был влюблен в маленькую галантерейщицу по имени мадам Бонасье. ДАртаньян: Влюблен я, Миледи? Я ее увидел сегодня вечером в первый раз. Миледи: Вы ее видели этим вечером? ДАртаньян: О!. Дьявол! Что я сказал? Миледи: Я, тем не менее, считала, что она за милю от безопасности. ДАртаньян: ( в сторону) Она знала о ее аресте! ( Громко) Как бы это сказать... Нет, мадам... Я желаю быть откровенным... Я ее знаю достаточно давно, она из моих краев и сегодня вечером, видя, что она, вот уже три дня как отсутствует, я спустился, чтобы узнать новости о господине Бонасье и увидел, что дом пуст. Я был здесь, я ждал, я был в одиночестве... Наконец, пришли вы и я счастлив! Миледи: вы нашли дом пустым? ДАртаньян: Черт, посмотрите сами... Миледи: Что вы хотели этим сказать? ДАртаньян: И как я уже вам сказал, мадам, я счастлив, очень счастлив! Миледи: Это хорошо, шевалье! Я узнала то, что желала знать. ДАртаньян: А что вы желали знать? Миледи: Я желала знать, насколько глубоки клятвы в любви шевалье дАртаньяна. ДАртаньян: Мадам, во имя неба! Миледи: Я думала, что вы мне окажете любезность думать, что миледи Винтер достаточно уважаема, чтобы не ставить ее на одну арену с мадам Бонасье. Подождите ее возвращения, шевалье...А! Я не считаю вам нужным говорить, что впредь бесполезно появляться безоружным в отеле на Королевской площади. ДАртаньян: Мадам, помилосердствуйте, выслушайте меня!( он преграждает ей путь) Миледи: А я надеялась, что войдя свободно, я свободно и выйду! Рошфор: ( открывая окно) Миледи! Миледи! ДАртаньян: ( оборачиваясь) Мой человек из Менга! А, в этот раз, надеюсь, ты от меня не сбежишь!( он выпрыгивает из окна, слышен его голос, который удаляется) А! Подлец! А! Негодяй! А! Фальшивый дворянин! Рошфор: ( поднимаясь и запрыгивая в окно) Он узнал вас? Миледи: Да!. Но я объяснила ему свое присутствие. Рошфор: Так что можно не опасаться, что он сомневается в мотиве, который нас сюда привел? Миледи: Нисколько! А вы как? Рошфор: Разве вы не видите? Он выскочил едва ли не на голову мне и вынужден был бежать до самой реки, не глядя по сторонам. Странный он! Миледи: Но! Рошфор: Но, пойдем... Похоже, что удар не попал в цель. Миледи: Это еще этот проклятый гасконец, который явился под нашу крышу. Рошфор: Будьте покойны, он ответит за все разом! ( В ту минуту, что в глубине они покидают лавку, можно видеть спускающиеся ноги Планше).

Стелла: Сцена 6. Планше, ДАртаньян. Планше: ( полностью показываясь сквозь потолок) Господин дАртаньян! Господин дАртаньян! Ну же, где вы, господин дАртаньян? Ах, Боже мой! Боже мой! Уж не обзавелся ли он крыльями, чтобы не выдать себя? ДАртаньян( возвращаясь) Ты не видел его, Планше? Планше: Кого, сударь? ДАртаньян: Его, это воплощение дьявола, который мне все время показывается и с которым я никак не могу встретиться. Планше: Выслушайте меня. Стража вернулась. Они нашли господина Атоса, который был в вашей комнате и увели его с собой. ДАртаньян: Дьявольщина! И он дал это сделать? Планше: Они его приняли за вас. ДАртаньян: Они не узнали его? Планше: Совсем напротив: как только я начал говорить, он приложил палец ко рту; я его понял. ДАртаньян: О, храбрый Атос! Узнаю его. Дверь в глубине открывается

Стелла: Сцена 7. Те же и мадам Бонасье. Мадам Бонасье: Шевалье, Шевалье! Вы еще здесь? ДАртаньян: Мадам Бонасье! Мадам Бонасье: Да! ДАртаньян: Мой Бог, что с вами? Планше! Планше! Мадам Бонасье: Нет-нет, не занимайтесь мной! ДАртаньян: Что произошло? Мадам Бонасье: Я опоздала на полчаса. ДАртаньян: Ну и ?.. Мадам Бонасье: Я пришла слишком поздно; женщина, одетая точно также, как и я, точно с таким платочком, как и этот, предъявила его в доме на улице Вожирар и благодаря этому она получила адрес. ДАртаньян: Женщина, одетая как и вы? Она сюда заходила. Мадам Бонасье: Вы ее видели? Вы говорили с ней? ДАртаньян: Да. Мадам Бонасье: Что с ней стало? ДАртаньян: Демон, которого я преследую вот уже три недели и которого я буду преследовать , если потребуется, всю мою жизнь, скрылся через это окно; я побежал за ним; Я не знаю, что с ней произошло за это время... Но погодите!.. Этот мужчина... Это тот самый, что вас похитил. Мадам Бонасье: О, Боже мой! ДАртаньян: И, сверх того, меня приходили арестовать. Мадам Бонасье: Где это? ДАртаньян: Наверху, у меня. Мадам Бонасье: Вас не нашли? ДАртаньян: Нет, но нашли одного из моих друзей, которого увели вместо меня. Мадам Бонасье: Уходя, они думали, что поймали вас? ДАртаньян: Совершенно верно. Мадам Бонасье: Господин ДАртаньян, нельзя терять ни минуты! ДАртаньян: Приказывайте! Мадам Бонасье: Скажите вашему лакею , чтобы он осмотрел окрестности. ДАртаньян: Планше, ты слышишь? Планше: Бегу, сударь! Мадам Бонасье: Вы пойдете со мной! ДАртаньян: Куда? Мадам Бонасье: Туда, где он прячется... Мой Бог! Мой Бог!Только бы мы успели вовремя! ДАртаньян: Поторопимся. Планше: ( у двери в глубине) Не входите... Когда вам говорят, чтобы вы не входили...

Стелла: Сцена 8. Те же и человек, закутанный в плащ. Человек: Да, но Я войду. ( он отстраняет Планше и входит) Планше: Господин! Господин! На помощь! ДАртаньян: Вот тот, кто заплатит за все! Человек: Ты осмелишься, плут? ДАртаньян:( вытаскивая свою шпагу) Сударь, вам сказали, чтобы вы не входили? Человек: А я говорю, что я войду! ДАртаньян: Кто вы? Человек: А вы сами кто? ДАртаньян: Дьявол! Вы пришли это узнать? Человек: Вы этого желаете, наконец?( он сбрасывает свой плащ) Мадам Бонасье: ( узнав его) Отлично!( она бросается между ними и разъединяет шпаги) Милорд! Милорд! ДАртаньян: (делая три шага назад) Сударь, вы?.. Мадам Бонасье: Милорд, герцог Бэкингэм. ( К дАртаньяну) А теперь вы можете всех нас погубить. ДАртаньян: Вы, милорд, здесь? ( к мадам Бонасье) Как такое возможно? Мадам Бонасье: О, я ничего не знаю и не нам милорд станет объяснять это. Бэкингэм: Но все очень просто. На названной мне улице Арфы мне показали носовой платок и сказали, чтобы я ожидал на улице Могильщиков у Люксембурга, у галантерейщика по имени Бонасье.Так как это имя было мне известно, я не возражал и вот я здесь! ДАртаньян: Это так, этот дом и сейчас считают занятым жандармом и его людьми и желают заманить милорда в западню. Милорд, простите меня, что я скрестил свою шпагу с вашей и скажите мне, каким образом я могу услужить Вашей светлости? Бэкингэм: Спасибо! Вы храбрец, вы предлагаете мне свои услуги и я их принимаю. Идите позади нас на двадцать шагов; сопровождайте нас до самого Лувра и, поскольку вы знаете, чьи интересы затронуты здесь, если кто-то будет следить за нами — убейте его. ДАртаньян: Хорошо! Милорд, проходите вперед, я следую за вами.. Бэкингэм: Пойдемте, мадам. ДАртаньян: Планше, предупреди Портоса и Арамиса, чтобы они не ложились спать этой ночью. Планше выходит через окно.

Стелла: Картина 6. Комната королевы в Лувре. Сцена 1. Анна Австрийская, Ла Порт. Анна: Что герцог? Ла Порт: Герцог? Анна: От него до сих пор нет известий? Ла Порт: Мы можем их получить только от мадам Бонасье, а с момента, что кардинал велел ее похитить, мы находимся в неизвестности. Анна: Ла Порт! Ла Порт: Мадам! Анна: Мне кажется, что я слышу шаги в потайном коридоре; взгляните, кто это может быть. Сцена 2. Те же и мадам Бонасье. Мадам Бонасье: ( открывая дверь в коридор) Молчание! Анна: А, это ты, Констанс! Мадам Бонасье: Да, мадам... Да... Ваше величество, это я. Анна: Тебя освободили? Мадам Бонасье: Я убежала. Анна: И ты примчалась сюда? Мадам Бонасье: Я там, где мое присутствие необходимо. Анна: Ты видела его? Мадам Бонасье: Ваше величество! Анна: Отвечай быстро... Ты видела его?.. С ним не случилось ничего плохого? Мадам Бонасье: Он здесь. Анна: Здесь... Кто? Мадам Бонасье: Герцог... Анна: Герцог Бэкингэм? Мадам Бонасье: Собственной персоной. Анна: В Лувре!.. У короля... Рядом с кардиналом! Мадам Бонасье: Мадам, он говорит, что раз уж он здесь, он не вернется в Лондон, не повидав вас: что он знает, что письмо было написано не вами; он знает, что его хотели заманить в западню и что он благодарен своим врагам за то, что они дали ему возможность увидеть вас. Анна: Какое безумие! Вернись туда, где он находится...проси, умоляй, прикажи моим именем... ( показывается герцог) скажи ему, что нужно, чтобы он уехал... что я не увижу его, что я не хочу его видеть. Если понадобиться, я расскажу все королю! Сцена 3 Те же и Бэкингем. Бэкингем: О, вы не осмелитесь, мадам! Анна: Герцог!... Ла Порт... с этой стороны!...Констанс - в коридор! (Бэкингему) О, сударь, сударь! Что же вы творите! ( двое слуг удаляются, королева и Бэкингем остаются одни) Сцена 4. Королева, Бэкингем. Бэкингэм: ( становясь на колени) Я преклоняю перед вами колени и говорю вам: Джордж де Вилльерс, герцог де Бэкингем всегда самый послушный и самый почтительный из ваших обожателей. Анна: Герцог, вам известно, что это не я писала вам письмо, не так ли? Бэкингем: Я знаю, что был безумен, когда думал, что снег может растаять, что мрамор способен ожить! Но, чего же вы хотите! Когда любят, считают, что для любви все легко; К тому же, я ничего не потерял от этого путешествия, поскольку я увидел вас! Анна: Вы забываете, милорд, что видя меня вы рискуете жизнью и заставляете меня рисковать своим счастьем; вы увидели меня, чтобы я могла сказать вам, что нас разделяет глубина морей, враждебность наших королевств, святость принесенных клятв: святотатство бороться против всего этого, милорд; вы меня увидели для того, чтобы я могла сказать вам: мы не должны больше видеться... Бэкингем: Мадам, говорите!.. Говорите, королева! Нежность вашего голоса скрадывает суровость ваших слов. Вы говорите о святотатстве: но святотатство разъединять сердца, которые Господь предназначил друг для друга. Анна: Милорд, я никогда не говорила,что я вас люблю. Бэкингем:: Но, в то же время, вы никогда не говорили, что не любите меня. Анна: Милорд! Бэкингем: Это было бы жестокостью, которую вы не совершите... в таком случае, скажите мне, королева, найдете ли вы еще такую любовь, как моя: такую, которую ни время, ни отсутствие, ни отчаяние не смогли погасить. Любовь, которой достаточно ленты... оживающей от случайного взгляда, вырвавшегося слова... Вот уже три года, как я увидел вас в первый раз, мадам и все эти три года я люблю вас все так же. Анна: Герцог! Бэкингем: Хотите, я вам расскажу, как вы были одеты в тот первый раз, когда я вас увидел? Хотите, я вам опишу каждую деталь вашего туалета? Я все еще вижу вас в этом платье из шелка, расшитого золотом, рукава которого, скрепленные алмазными подвесками, падали на ваши прекрасные руки. О! Погодите! Я закрываю глаза и вижу вас такой прекрасной, какой вы были тогда... Я открываю глаза и вижу вас такой, как теперь... то есть, в сто раз прекрасней! Анна: Что за безумие возрождать бесполезную страсть такими воспоминаниями... Бэкингем: А для чего вы хотите чтобы я жил? У меня есть только эти воспоминания... Это мое счастье, мое сокровище, моя надежда. Каждый раз, когда я вас вижу это добавляет еще один алмаз в ларец моего сердца. Это уже четвертый, которому вы дали упасть и который я подобрал; за три года, мадам, я видел вас всего четыре раза; первый: когда я явился для беседы с вами, второй: у герцогини де Шеврез, третий в садах Амьена... Анна: Не говорите мне об этом вечере, милорд! Бэкингем: Это был счатливый и лучезарный вечер в моей жизни... Помните ли вы, как прекрасна была та ночь? Как нежен и ароматен был воздух? Каким синим и разукрашенным звездами было небо? О! В тот раз, как и сейчас, я был с вами наедине; в тот раз вы были готовы рассказать мне все... о вашем одиночестве в жизни, печалях вашего сердца... вдовстве вашей души... Вы опирались на мою руку... взгляните,.. на эту самую... Я чувствовал, склоняясь к вам, как ваши прекрасные волосы касаются моего лица и каждый раз, когда они задевали его я вздрагивал с ног до головы. О! Королева!.. Королева... Вы не знаете, сколько радости заключено в подобных мгновениях. Смотрите! Все мое положение, мое состояние, моя слава... те дни, что мне осталось жить... за подобную ночь, потому что той ночью... О! Мадам!.. Той ночью мадам, вы любили меня! Анна: ( вставая) Но клевета охватила все, что было той ночью. Король, подстрекаемый кардиналом, пришел в ужасную ярость; мадам де Верне была изгнана, Пютанж сослан, мадам де Шеврез впала в немилость, а когда вы захотели вернуться во Францию в качестве посла сам король воспротивился вашему возвращению. Бэкингем: Да, и Франция заплатит войной за отказ своего короля. Анна: Как так? Бэкингем: Я не питаю надежды проникнуть до самого Парижа вооруженной рукой, конечно же, нет! Но эта война может привести к миру... для мира нужен будет посредник... этим посредником буду я... и я вернусь в Париж, я вас увижу. Анна: Но, милорд, подумайте: все эти заверения в любви, которые вы мне дали, преступны. Бэкингем: А! Это потому, что вы меня не любите! Мадам де Шеврез, о которой вы только что говорили, была не так жестока: Холланд любил ее и она ответила на его любовь. Анна: Госпожа де Шеврез не была королевой. Бэкингем: Вы бы любили меня, мадам, если бы не были ею? О! Благодарю вас за эти нежные слова, Мое прекрасное величество, сотни раз благодарю! Анна: О! Вы неправильно поняли! Бэкингем: Я счастлив заблуждаться... посмотрим! Я не имею права заблуждаться насчет жестокости того, кто похитил бы меня. Письмо, которое я получил, не от вас: вы мне сами сказали об этом, оно заманило меня в ловушку и там я должен был расстаться с жизнью. Хотя, погодите... некоторое время назад у меня было предчувствие, что я скоро умру. Анна: О, мой Бог! Бэкингем: Я не говорил этого ранее, мадам, чтобы вас не пугать: не думайте, что меня занимают подобные мечты. Но это слово, которое вы только что произнесли... эта надежда, которую вы мне почти подали... она все оплатит,.. и мою жизнь тоже. Анна: Ну, хорошо... и у меня, герцог, тоже были подобные предчувствия. Я тоже... у меня тоже было видение... и в этом видении я видела вас лежащим,.. окровавленным... раненым. Бэкингем: В левый бок... не так ли? ..ножом. Анна: О, милорд, это так! О! Мой Бог! Но кто вам мог рассказать, что у меня было подобное видение? Я говорила о подобном только с Богом, да и то в своих молитвах!( она встает) Бэкингем: Я больше не могу... ( на коленях) Вы любите меня, мадам, это ясно. Анна: Я вас люблю? Я... Бэкингем: Да, вы! Как Бог может нам посылать одни и те же видения, если вы не любите меня? Могут ли быть у нас одни и те же предчувствия, если две наши сущности не соприкасаются сердцами? Вы меня любите, королева, и вы будете оплакивать меня! Анна: Мой Бог! Боже мой! Вы видите, что это больше, чем я могу вынести... Прошу, герцог, во имя неба, уходите, бегите! Я не знаю, люблю я вас или я вас не люблю... но что я знаю, так это то, что если на вас будет покушение во Франции, если вы умрете во Франции... если я смогу предположить, что ваша любовь ко мне стала причиной вашей смерти... я никогда не утешусь... я знаю, что я сойду с ума. Уходите! Уходите, умоляю вас! Бэкингем: О! Как вы прекрасны сейчас! Как я вас люблю! Как я вас люблю! Анна: Уходите! Уходите и возвращайтесь позднее как посол, возвращайтесь как министр, окруженный гвардейцами, которые вас защитят, слугами, которые преданы вам. И тогда... Тогда, когда я не буду опасаться за ваши дни, я буду счастлива вас увидеть. Бэкингем: Тогда, в знак вашего расположения, дайте мне какую-нибудь вашу вещь, какой-нибудь предмет, который бы мне напоминал о вас,.. о том, что все это не было видением! Что-то, что носили вы и что, в свою очередь, мог бы носить и я: кольцо, колье, цепочку... Анна: А вы уйдете, вы уйдете... если я вам дам то, что вы просите? Бэкингем: Да! Анна: В ту же минуту? Бэкингем: Да. Анна: Вы покинете Францию? Вы вернетесь в Англию? Бэкингем: Да! Клянусь вам!..Клянусь вам! Анна: Подождите, милорд, подождите!( Она выбегает из аппартаментов, Бэкингем ждет ее, неподвижный, с протянутыми руками. Анна появляется, держа в руках шкатулку розового дерева.) Возьмите, милорд, и храните это в память обо мне: Это алмазные подвески, которые были на мне в тот день, когда вы впервые увидели меня и которые даны были мне королем. Бэкингем:( падая на колени) Это все правда, мадам? Анна: Вы мне обещали уйти. Бэкингем: И я сдержу слово! Вашу руку, мадам! Вашу руку и я ухожу! (Анна протягивает ему руку, которую он целует с восторгом). Через три месяца, мадам, я или умру или увижу вас вновь, даже если для этого мне придется перевернуть весь мир. Сцена 5. Те же, потом мадам Бонасье, потом дАртаньян. Мадам Бонасье: Мадам! Мадам! Анна: Что еще случилось? Мадам Бонасье: За герцогом следили, есть описание его примет, пароль изменен. Анна: Вы слышите, герцог? Бэкингем: Мой бог! Что же делать? ДАртаньян: (поспешно входя) Возьмите этот плащ и эту шляпу, монсеньер и оставьте здесь ваши. Бэкингем: Новый пароль? ДАртаньян: Рошфор и Ла Рошель. Теперь не забудьте, что вы из компании де Тревиля. Бэкингем: Мадам! Анна: Уходите, герцог, уходите!.. Во имя неба, уходите! Мадам Бонасье: Уходите! ДАртаньян: Уходите! (герцог уходит) Анна:(прислушивается) Молчание! Голос: Кто идет? Бэкингем: ( снаружи) Компании де Тревиля. Рошфор и Ла Рошель. Голос: Проходите! Анна: (падая в кресло) Он спасен!

Стелла: Картина 7. Кабинет кардинала. Сцена 1. Секретарь, ( кардинал за портьерой) Секретарь: Менсеньор может подождать? Голос за портьерой: Да. Секретарь: Введите заключенного. Сцена 2. Те же и Бонасье между двух гвардейцев. Секретарь: Ваша фамилия, имя, возраст и место проживания. Бонасье: Жак-Мишель Бонасье, сорок один год, галантерейщик-бакалейщик, улица Могильщиков. Секретарь: Вам известно, без сомнения, почему вы в Бастилии? Бонасье: Потому что меня сюда сопроводили, сударь; кроме того, уверяю вас, что я сам никогда... Секретарь: Вы не ответили на мой вопрос или вы сделали вид, что не поняли его. Я у вас спросил, готовы ли вы признаться в преступлении, из-за которого вас препроводили в Бастилию? Бонасье: Преступление, месье? Я совершил преступление? Секретарь: Вы обвиняетесь в самом опасном из всех: государственной измене. Бонасье: Государственной измене? Но как, месье, хотите вы, чтобы бедный галантерейщик, которому противны гугеноты, который опасается испанцев, мог быть обвинен в государственной измене? Секретарь: Господин Бонасье, у вас есть жена? Бонасье: Ай! Да, месье... Дело в том, что у меня была жена... Секретарь: Как это: была? Что вы сделали, если ее больше нет? Бонасье: У меня ее похитили, сударь! Секретарь: А вы знаете, кто осуществил это похищение? Бонасье: Гм! Я подозреваю одного вельможу высокого роста, черноглазого, черноволосого со шрамом на виске. Секретарь: ( обернувшись к портьере) А!...А!.. и его имя? Бонасье: О, что до его имени, то оно мне не известно; но, если я его встречу, я вам обещаю, что его я узнаю среди тысячи лиц. Секретарь: Вы его узнаете среди тысячи, говорите вы? Бонасье: Простите, это сказано... Секретарь: Вы ответили, что вы его узнаете...Это хорошо. Бонасье: Сударь, я не сказал, что я в этом уверен, я сказал, что я так надеюсь.( В это время входит человек и что-то говорит на ухо секретарю) Секретарь: А!.А!. Бонасье: Поглядим, что там еще?... Секретарь: Ваше дело усложнилось. Бонасье: Мое дело? Секретарь: Что вы делали у господина дАртаньяна, вашего соседа, с которым вы долго совещались в течении дня? Бонасье: А да, если это!.. Это правда! Я был у господина дАртаньяна. Секретарь: Какой повод был для этого визита? Бонасье: Я его умолял помочь мне найти мою жену: Я считал, что имею право заявить об этом. Я ошибся, сударь. Секретарь: А что ответил вам господин дАртаньян? Бонасье: Поначалу господин дАртаньян пообещал мне помощь; но очень скоро я увидел, что он меня предал. Секретарь: Вы лжете, сударь! Господин дАртаньян заключил договор с вами. Он прогнал людей из полиции, которые пришли арестовать вашу жену и он ее поддержал во всех ее поисках. Бонасье: ДАртаньян поддержал мою жену? Что вы такое говорите!? Секретарь: К счастью, господин ДАртаньян в наших руках и мы вам устроим очную ставку. Бонасье: А! Честное слово, я этого желаю! Я не буду сердиться, если увижу знакомое лицо. Секретарь: Введите господина дАртаньяна! Бонасье: А! Наконец. Сцена 3 Те же, два гвардейца вводят Атоса. Секретарь: ( Атосу) Господин дАртаньян, заявите, что произошло между вами и этим господином. Бонасье: Но вы мне показываете не господина дАртаньяна! Секретарь: Как, это не господин дАртаньян? Бонасье: Ни в коем случае! Секретарь: Вы его покрываете? Бонасье: Ну, например как? Секретарь: Как зовут этого господина, если не дАртаньян? Бонасье: Я не знаю, как его зовут; спросите его сами.. Секретарь: Как ваше имя? Атос: Атос. Секретарь: Но это не человеческое имя: это название горы. Атос: Это мое имя. Секретарь: И тем ни менее, вы назвались этим именем. Атос: Я? Секретарь: Да, вы! Атос: Это мне сказали: « Это вы господин дАртаньян?» Я ответил: « Вы так считаете?» Мои стражники закричали, что они в этом уверены. Я не стал им возражать: к тому же я мог и ошибиться; я был пьян. Сударь, Вы оскорбляете достоинство правосудия! Атос: Нисколько... Секретарь: Вы — господин дАртаньян! Атос: Вот видите, вы опять это говорите. Бонасье: Но я вам говорю, господин комиссар, что нет оснований сомневаться в этом: господин дАртаньян мой жилец, он мне не платит и именно поэтому я должен его знать. Секретарь: В этом есть смысл. ( посыльный передает ему письмо) Что? Посыльный: Читайте! Секретарь: О! Несчастная! Бонасье: Как! Что вы говорите? Что вы сказали? Я надеюсь, это не о моей жене? Секретарь: Именно о ней! Ваше дело ясное! Идите! Бонасье: ( в отчаянии) А, так! Сударь, будьте любезны мне объяснить, чем ухудшилось мое дело, и что такого совершила моя жена, пока я был в тюрьме? Секретарь: То, что она сделала, было продолжением плана, заключенного между вами, адского плана. Бонасье: Я вас уверяю, господин комиссар, что вы глубоко заблуждаетесь, что я абсолютно ничего не знаю о том, что должна была сделать моя жена, что я никак не причастен к тому, что она делала и, если она натворила каких-то глупостей, я ее отвергаю, я отказываюсь от нее, я ее проклинаю! Атос: А! Если я вам больше не нужен, отправьте меня куда-нибудь; он невыносим, ваш Бонасье! Секретарь: Препроводите заключенных в их камеры! Атос: Тем не менее, если вам нужно посадить под ключ господина дАртаньяна, я не вижу причины, почему нужно меня отправить в тюрьму. Секретарь:( стражникам) Делайте то, что я сказал.

Стелла: Сцена 4. Те же и кардинал. Кардинал: ( появляясь) Погодите! Все: Монсеньер! Атос: ( кланяясь) Монсеньер... Кардинал: Вы свободны, господин Атос. ( Бонасье) Вы останьтесь. (стражникам). Оставьте нас. ( Атос кланяется. Все выходят со знаками самого глубокого почтения) Бонасье: Что это еще за господин тут? Сцена 5. Кардинал, Бонасье. Кардинал: Вы устроили заговор. Бонасье: Это то, в чем меня уже обвинили, монсеньер; но я вам клянусь, что мне ничего не известно. Кардинал: Вы сговорились с вашей женой, с мадам де Шеврез и с милордом герцогом Бэкингемом. Бонасье: А, действительно, да, монсеньер, да, я слышал, как произносили эти имена. Кардинал: Кому? Бонасье: Мадам Бонасье. Кардинал: По какому случаю? Бонасье: Она говорила, что кардинал Ришелье заманил герцога в Париж, чтобы его погубить и погубить вместе в ним королеву. Кардинал: Она говорила это? Бонасье: Да, монсеньер, но я говорил ей, что это слишком: говорить на такие темы и что его Высокопреосвященство был невиновен... Кардинал: Замолчите! Вы болван! Бонасье: Это справедливо! То же самое мне ответила моя жена, монсеньер. Кардинал: Вам известно, кто похитил вашу жену? Бонасье: Нет, монсеньер. Кардинал: Но, тем не менее, у вас есть подозрения? Бонасье: Да, монсеньер. Но против этих подозрений был господин комиссар и я их больше не имею. Кардинал: Когда вы встречали свою жену в Лувре, она сразу возвращалась прямо к вам в дом? Бонасье: Последнее время нет: у нее почти всегда были дела с торговцами полотном. Кардинал: И где жили эти торговцы полотном? Бонасье:Один — на улице Вожирар, другой — на улице Арфы. Кардинал: Вы заходили вместе с ней? Бонасье: Никогда, монсеньер: я ждал у дверей. Кардинал: А какой предлог она использовала, чтобы зайти одной? Бонасье: Никакой: она говорила мне ждать и я ждал. Кардинал: Вы очень покладистый муж, мой дорогой господин Бонасье. Бонасье: Он назвал меня своим дорогим господином! Все не так плохо! Кардинал: Вы бы узнали двери этих домов? Бонасье: Да! Кардинал: Это хорошо! Кто-нибудь! ( подходит офицер) Отыщите мне Рошфора и если он пришел, пусть тут же явится. Офицер: Граф здесь и он настоятельно просит поговорить с Вашим высокопреосвященством. Бонасье: ( в сторону, ошеломленно) Высокопреосвященство! Ваше высокопреосвященство! Его высокопреосвященство! Кардинал: Пусть он войдет! Бонасье: О, мой Бог! Вы кардинал собственной персоной, монсеньер, великий кардинал!( падает на колени) И я! Милосердия!( он ударяется лбом о паркет) Кардинал: Входите, Рошфор!

Стелла: Сцена 6. Те же и Рошфор. Рошфор: Монсеньер! Бонасье: Это он! Кардинал: Кто «он»? Бонасье: Тот, кто похитил мою жену. Кардинал: ( офицеру) Передайте этого человека в руки стражи. Бонасье: Нет, монсеньер, нет, это не он!.. Я ошибся: господин совсем не похож на него!.. Господин достойный человек!.. Кардинал: уведите этого болвана! Бонасье делает жесты отчаяния, пока его уводят.

Стелла: Сцена 7. Кардинал, Рошфор. Рошфор: Они виделись... Кардинал: Королева и герцог? Рошфор: Да. Кардинал: Где? Рошфор: В Лувре. Кардинал: Кто вам сказал? Рошфор: Мадам де Ланнуа. Кардинал: На нее можно рассчитывать? Рошфор: Она всецело предана Вашему преосвященству. Кардинал: Это хорошо. Мы сражаемся... Постараемся взять реванш. Рошфор: Я на вашей стороне всей душой, монсеньер. Кардинал: Как это произошло? Рошфор: В одиннадцать часов королева была со своими дамами. Она зашла в свой будуар со словами: « Подождите меня». Кардинал: Они виделись именно в будуаре? Рошфор: Да. Кардинал: Кто ее сопровождал? Рошфор: Мадам Бонасье. Кардинал: Сколько времени они оставались вдвоем? Рошфор: Полчаса или около того. Кардинал: После этого королева вернулась? Рошфор: Чтобы взять ларец розового дерева и тут же вышла. Кардинал: А, когда она вернулась позднее, ларец был при ней? Рошфор: Нет. Кардинал: Мадам де Ланнуа знает, что было в этом ларце? Рошфор: Алмазные подвески, подаренные королеве королем. Кардинал: И она отдала их герцогу? Рошфор: Она их ему отдала. Кардинал: Вы уверены в этом, Рошфор? Рошфор: Абсолютно уверен. Кардинал: Хорошо! Хорошо. Еще возможно не все потеряно и возможно все складывается к лучшему. Теперь вы знаете, где укрываются госпожа де Шеврез и герцог Бэкингем? Рошфор: Одна на улице Вожирар, другой — на улице Арфы. Кардинал: Это так. Рошфор: Ваше высокопреосвященство желает, чтобы я велел их арестовать? Кардинал: О, они уже уехали. Рошфор: Не важно! Можно подстраховаться... Кардинал: Я послал Витре во главе десяти человек. Выждите, пока он вернется и держите меня в курсе, что он будет делать. Рошфор: Будьте покойны, монсеньер! Он выходит.

Стелла: Сцена 8. Кардинал, Бонасье. Кардинал: Введите узника. ( входит Бонасье) Вы мне лгали. Бонасье: Я, монсеньер, лгал Вашему высокопреосвященству? Кардинал: Ваша жена, бывая на улице Вожирар и улице Арфы, ходила не к торговцам полотном. Бонасье: Куда же она ходила, Боже мой? Кардинал: Она ходила к герцогине де Шеврез и к герцогу Бэкингему: двум смертельным врагам короля! Бонасье: Да-да, это так. Ваше Высокопреосвященство правы: я неоднократно говорил моей жене, что это странно, что торговцы полотном живут в домах, которые не имеют вывески... и каждый раз моя жена принималась смеяться. А! Монсеньер! Вы действительно кардинал, великий кардинал! Гений, которым восхищается Европа и который...( он бросается к его ногам) Кардинал: ( поразмыслив) Поднимитесь, мой друг! Вы храбрый человек. ( поднимает его) Бонасье: Кардинал коснулся меня рукой... Меня коснулся рукой великий человек! Великий человек назвал меня своим другом! Кардинал: И так как вас несправедливо подозревали, вам полагается компенсация. Вот, примите эту сотню пистолей и простите меня. Бонасье: Чтобы я вас простил, монсеньер? Но вы вольны велеть меня арестовать, вы более чем вольны велеть пытать меня, вы вольны приказать повесить меня! Вы просите прощения у меня, монсеньор? На самом деле вы так не думаете! Кардинал: А теперь прощайте, вернее:до свидания, так как я надеюсь, что мы еще увидимся. Бонасье: О! Как будет угодно монсеньору! (он выходит) Кардинал: До свидания, господин Бонасье, до свидания! Вот безоружный человек, который даст себя убить за меня. А, это вы, Рошфор! Ну, что?

Орхидея: Стелла, а у вас три пьесы на французском в виде книги или это какой-то интернет ресурс?

Стелла: Орхидея, я пользуюсь вот этим сайтом. http://www.dumaspere.com/pages/bibliotheque/sommaire.php?lid=r28 Там весь Дюма. Может, есть и другие, но я не люблю заниматься поиском ради поиска. Меня вполне удовлетворяет он.

Стелла: Сцена 9. Кардинал, Рошфор. Рошфор: Ну-с, никого! Они скрылись. Кардинал: Да, одна по дороге в Тур, другой — в Булонь. Мы встретим герцога Бэкингема в Лондоне. Рошфор: Каковы будут приказания Вашего Высокопреосвященства? Кардинал: Ни слова о том, что здесь произошло! Пусть королева остается в совершенной безопасности; пусть она думает, что мы ищем политический заговор. Рошфор: Это все? Кардинал: Вы направитесь к Миледи, вы назначите ей свидание на послезавтра на одиннадцать вечера в кабачке « Красная голубятня», где мы с ней уже дважды встречались. Она будет ждать меня в той же комнате и там она должна приготовиться к путешествию. Запряженный экипаж будет ждать ее у дверей. Рошфор: Да, монсеньер: Кстати, об этом человеке... Кардинал: О каком человеке? Рошфор: Этот болван по имени Бонасье, который только что был у Вашего высокопреосвященства. Я видел, как он выходит сияя и с кошельком в руках, в котором было золото. Кардинал:Я из него сделал то, что из него можно было сделать: шпиона за своей собственной женой. Рошфор: А если мадам де Шеврез возвращается в Париж?

Стелла: Сцена 10. Те же и король. Король: Как госпожа де Шеврез возвращается в Париж? Она что, уже вернулась? Кардинал: Ваше величество слышали? ( Рошфору): Оставьте нас, но держитесь поблизости. Король: Да, господин кардинал, я слышал... А, мадам де Шеврез покинула Тур невзирая на мои указы? Кардинал: Пять дней назад, сир. Я обязан признать это. Король: Господин кардинал, это то, отчего я бы не хотел страдать впоследствии. Кардинал: Сир, я не находил в этом путешествии ничего предосудительного до той минуты, пока не узнал... Король: Что вы узнали, господин кардинал? Кардинал: Что мадам де Шеврез видела королеву... Король: Они виделись? Кардинал: Да, сир! Король: А! Господин кардинал, это заговор! Кардинал: Да сир! И с этого момента я держу все нити этого заговора; но... Король: Что: но? Кардинал: Но как, если во Франции нет почтения к судьям, поскольку шпага отсекает все вопросы, как, если служба Вашего величества под предлогом, который скрывает любое насилие, любой преступный заговор... Король: Господин кардинал, а в чем моя служба связывает исполнение правосудия? Что случилось? Кардинал: Случилось, сир, поскольку вы вынуждаете меня сказать это; я приказал арестовать на месте содеянного, очевидного правонарушения, обеспеченного всеми доказательствами, посланца герцогини де Шеврез и королевы. И в это время мушкетер или гвардеец, одним словом - военный, явился и помог насильственно прервать действия правосудия, напав со шпагой в руке на достойных людей суда, занятых беспристрастной проверкой дела, которое я намерен был представить Вашему величеству. Король: Так среди моих слуг имеются заговорщики? Кардинал: Спокойствие, сир! Король: Я буду спокоен, когда я буду знать все! А, использовать моих мушкетеров! Использовать моих собственных защитников против меня самого, против моей чести! Посмотрим! ( направляется к аппартаментам королевы) Кардинал: Простите, но куда идет Ваше величество? Король: Куда я иду, черт побери? К королеве. Кардинал: У меня еще есть несколько слов к Вашему величеству. Король: Говорите живее. Кардинал: В то же время, что и герцогиня де Шеврез, в Париже был герцог. Король: Какой герцог? Кардинал: Герцог Бэкингем. Король: Герцог Бэкингем? И что он там делал? Кардинал: Без сомнения, он прибыл, чтобы устроить заговор вместе с испанцами и гугенотами и подготовить эту неподражаемую экспедицию в Ла Рошель. Король: Нет, чтобы устроить заговор против моей чести. Кардинал: Ваше величество говорит мне это после донесений мадам де Ланнуа? Король: Каких донесений? Кардинал: Мадам де Ланнуа должна была сообщить Вашему величеству, что королева уснула очень поздно, а сегодня утром много плакала, когда в одиночестве писала у себя письмо. Король: Она плакала? .. Она писала?.. Но эти письма... эти письма, что она писала... они, должно быть, уже отосланы? Кардинал: Не думаю, сир. Мадам де Ланнуа мне бы об этом сказала. Король: Эти письма... их нужно добыть! Кардинал: О! Сир! Король: А что до этого англичанина, до этого проклятого герцога Бэкингема: почему его не арестовали? Кардинал: Арестовать герцога, арестовать первого министра короля Карла 1? Что подумаюот, сир? Король: Ну, хорошо, вместо того, чтобы его арестовать, поскольку он представляется шпионом, надо было... Кардинал: Надо было? Король: Ничего... Но что он делает? Кардинал: Он скрылся, сир. Он покинул Париж этой ночью. Король: Вы действительно уверены, что они не виделись? Кардинал: О, я считаю, что королева слишком предана Вашему величеству. Король: Ожидая, они переписывались... Она писала, писала и плакала... Господин герцог, повторяю вам, что мне нужны эти письма. Я хочу их! Кардинал: Подобная миссия, сир, затруднительна для любого подданного Вашего величества. Поскольку, когда король говорит: « Я хочу!» королева может сказать: « Я не хочу!» Король: Вот сейчас мы и увидим, подчиниться ли она мне... ( Звонит. Входит привратник.) Объявите королеве, что я прошу ее прийти сюда. Кардинал: Я удаляюсь. Король: Я вас не задерживаю. А, мой канцлер работает в моем большом кабинете... Пригласите его ко мне. ( кардинал на выходе приветствует королеву)

Орхидея: Стелла, большое спасибо за ссылку. Чудесный сайт.

Стелла: Сцена 11. Король, Анна Австрийская. Анна: ( в сторону) Бог мой, кардинал... (громко) Ваше величество оказал мне честь, позвав меня. Король: Да , мадам. Анна: Я жду ваших приказаний. Король: Поменьше почтения, мадам и побольше искренности. Почему мадам де Шеврез в Париже? Анна: Небо! Мадам де Шеврез? Я не знаю, сир. Король: Почему вы бодрствовали этой ночью? Анна: ( в сторону) Я чувствую, что умираю. Король: Почему вы плакали? Почему вы писали? Анна: Я вас заверяю... Король: Вы писали! Кому... мадам? Анна: Сир... Король: Это письмо... вы его еще не отослали по адресу... Где оно? Я хочу его. Анна: Ваше величество женились на принцессе моего имени не для того, чтобы сделать из нее рабыню. Король: О, предательница! Я предпочитаю это вашему двуличному почтению. Ваше письмо! Анна: То, что я писала, у меня. Король: То что вы писали находится у вашего короля, у вашего властелина. Вы не желаете мне отдать это письмо? Анна: Поразмыслите, сир!

Стелла: Сцена 12. Те же и канцлер. Король: А! Входите, господин канцлер. ( к королеве) Мадам, вы отказываетесь? Анна: Да. Король: В последний раз! Это письмо! Анна: Никогда! Король: Господин канцлер, вы первое должностное лицо в моем королевстве, вы разбираетесь в таких преступлениях, как предательство и оскорбление величества... вы зайдете в покои мадам... королевы и сделаете тщательный обыск всех бумаг, которые вы принесете сюда. Анна: Это низость. Король: Ваши ключи, мадам. Анна: Господин канцлер прикажет и донья Эстефания, моя камеристка, даст ключи от моих столов и моих секретеров. Король: Идите. Сударь. Канцлер выходит.

Стелла: Сцена 13. Король, Анна австрийская. Король: О, вы слишком горды, слишком высокомерны, вы знаете, что канцлер ничего не найдет; в конце-концов, ни одному мебельному ящику нельзя доверить письма такого рода. Что вы написали? Анна: Что вы хотите сказать, сударь? Король: Когда я покарал смертью этого предателя, этого мятежника, которого называли маршал дАнкр, доказательства его преступлений искали у его жены, но ни в ее ящиках, ни в ее столах ничего не оказалось. Но, обыскав ее... Анна: Маршальша дАнкр была не более чем маршальша дАнкр: флорентийская авантюристка: вот и все! Но супругу Вашего величества зовут Анна Австрийская и она дочь короля... Самая высокопоставленная принцесса в мире. Король: И в качестве таковой она особенно виновна... С виновными не обращаются бережно...( делает шаг) Это письмо! Анна: Я обращусь к моему брату. Король: У меня есть вооруженные армии, чтобы ему ответить... Письмо! Анна: Я обращусь к чести французских дворян! [b]Король: Подумайте прежде о своей! Это письмо, говорю вам! Вы его храните, вы его прячете здесь, на себе! Дайте его мне! Анна: Сир! Король: Дайте! Или я его возьму! Анна: Я сохраню вам эту честь, я сохраню в себе эту обиду! Хорошо! Да, я писала некое письмо. Король: А, вы признаетесь... Анна: Это письмо ваш канцлер не найдет: как вы и говорили, оно при мне: вы его желаете? Король: Я хочу его! Анна: Вот оно.( падает в кресло) Король: ( с осторожностью вскрывая письмо.) « Мой брат...» ( говорит) Она пишет королю Испании.( пробегает глазами) Планы против кардинала, план войны, союз Испании и Австрии с целью опрокинуть моего министра...

Стелла: Сцена 14. Те же, и кардинал. Кардинал: Политика, не так ли, сир? Король: Да, герцог, ничего, кроме политики... Ни слова о том, чего я опасался, храни меня Бог! Смотрите! Кардинал: Я был в этом уверен, я уже говорил об этом Вашему величеству. Король: Не важно! Против вас заговор и королева не избежит моего гнева... Кардинал: О! Сир! Королева мне враг, это правда: но не она ли покорная, безупречная супруга? Позвольте мне заступиться за нее... Анна: Что он говорит? Король: Ну, только если она пойдет навстречу первая... Кардинал: Напротив, сир, подайте пример... Вы должны сделать первый шаг, поскольку это вы подозревали королеву, поскольку это вы спровоцировали скандал. Король: Хорошо... И что мне сделать? Кардинал: Что-нибудь, что будет приятно Ее величеству королеве, что нибудь, что будет развлечением и возмещением в то же время. Дайте бал, а точнее: старейшины Парижа в скором времени устраивают праздник и для них будет великой честью принимать Ваши величества. Король: Когда же? Кардинал: Я думаю, через четыре дня, сир. Это будет, мне думается, большой день для города и это будет случай для Ее величества надеть те прекрасные алмазные подвески, что ей подарил король. Анна: ( в сторону) О! Мой Бог! Король: Вы правы, господин герцог, вы правы! Вы согласны, мадам, не так ли? Кардинал: ( тихо, королю) Ваше величество должно настоять, чтобы королева украсила себя подвесками. ( он выходит)

Стелла: Сцена 15. Король, Анна австрийская. Король: Что он хотел сказать? Не готовит ли он один из тех ужасных сюрпризов, которые он так умеет устраивать?( королеве) Вы не сказали мне, что вы согласны, мадам: вы слышали? Анна: Да, сир, я слышала. Король: Вы появитесь на этом балу, который состоится через четыре дня? Анна: Да. Король: С вашими подвесками? Анна: Да. Король: Я на это рассчитываю, я на это рассчитываю! Прощайте, мадам! ( он уходит) Анна: ( в сторону) Я погибла!

Стелла: Сцена 16. Анна Австрийская, мадам Бонасье. Мадам Бонасье: Не могу ли я быть полезна моей королеве? Анна: Ты! Ты? Мадам Бонасье: Я вам предана душой и телом и как ни далеко я отстою от вас, я нашла способ спасти вас. Анна: Меня, преданную со всех сторон, меня проданную, меня погубленную? Мадам Бонасье: Эти подвески, о которых король спрашивал... Анна: Ты знаешь? Мадам Бонасье: Я все слышала. Эти подвески, они заключены в ларце из розового дерева? Анна: Да... Мадам Бонасье: Этот ларец, не его ли увез вчера герцог Бэкингем? Анна: Молчи! Молчи! Молчи! Мадам Бронасье: Надо его вернуть! Анна: Но каким образом? Мадам Бонасье: Нужно кого-то послать к герцогу. Анна: Кого, Мой Бог! Кого? Мадам Бонасье: Вы доверяете мне, мадам? Если вы мне окажете эту честь, моя королева... Я найду гонца. Анна: Сделай это! И ты спасешь мою жизнь, ты спасешь мою честь. Мадам Бонасье: Но герцог не отдаст эти подвески без слова, написанного вашей рукой! Анна: Слово, написанное моей рукой? Это меня застало врасплох... Для меня это развод, монастырь, ссылка! Мадам Бонасье: А для меня это смерть! ( Анна подходит к столу и пока она пишет, мадам Бонасье наблюдает за дверями) Анна: Держи! Мадам Бонасье: Отлично, мадам! Анна: Но твой гонец... Если его арестуют, нападут на него.. Он тогда никогда не приедет вовремя! Мадам Бонасье: Тот, кого я пошлю, мадам, если его остановят - он пройдет, если его атакуют — он убьет. О, вы увидите! Прощайте, мадам, прощайте!

Стелла: Действие 3. Картина 8. Комната дАртаньяна. Сцена 1. ( Планше, лежа на животе, достает из трапа бутылку. Входит Атос) Атос: ( забирая бутылку, которую Планше поставил рядом с собой) Планше, благодарю! Стакан... Планше: А! Господин Атос... Это действительно вы? Бог мой, как я рад вас видеть!. Стакан? Два, если вы пожелаете!.. Вы, наконец, вышли из Бастилии? Атос: Ты это отлично видишь, раз я здесь. Планше: Я, тем ни менее считал, что дверь заперта на ключ. Атос: Ты знаешь, что у каждого из нас есть ключ от обоюдного жилья. Планше: А, это правда. Атос: А твой господин, где он? Планше: А, сударь, я не волнуюсь... Атос: А, ты не волнуешься... Планше: У господина шевалье добрая удача: он ее подправляет. Атос: Он ее подправляет? С кем? Планше: Вы знаете... С это недоброй дамой. Атос: Какой? Планше: Той, которую называют миледи, женщиной с Королевской площади. Атос: Он тебе что-то говорил? Планше: Он сказал мне, что если он не вернется завтра к девяти утра, чтобы я вас предупредил, так же, как господ Портоса и Арамиса и что вы догадаетесь. Атос: А! Черт! Планше: Тише... Слушайте... Атос: Что? Планше: Мне кажется, что я слышу шум на лестнице. Атос: Посмотрим. ДАртаньян ( снаружи и тряся дверь) Планше! Дьявольщина!.. Открой, бездельник! Планше: Иду! Это он... Это господин шевалье! Атос: Что это с ним? ДАртаньян: Тысяча демонов! Планше: За господином кто-то гонится?

Стелла: Сцена 2. Те же и дАртаньян ДАртаньян: (входит, весь взволнованный) Я ничего не знаю, но закрой все двери. Атос: Ну же, дАртаньян! ДАртаньян: Атос! Вы, мой друг! Наконец вы вырвались из их когтей. Атос: Да, и вы первый, кому я нанес визит. ДАртаньян: Вас привел Господь! Я хотел бежать к вам. Атос: Все же, что произошло? ДАртаньян: Что же все-таки произошло... Планше, посторожи на лестнице и не впускай сюда ни одной живой души. Планше: За исключением женщин... ДАртаньян: Женщин скорее чем кого-либо, дьявол! Атос: А! Кажется наши ухаживания приняли плохой оборот! ДАртаньян: Атос, не смейтесь! О, нет... Во имя небес, не смейтесь! Потому что, клянусь вам моей душой, тут не до смеха! Атос: Действительно, вы так бледны! Вы не ранены? ДАртаньян: Нет, спасибо Господу. Атос: Но что с вами, в конце-концов? ДАртаньян: Я... Я боюсь... Атос: Вы, дАртаньян?.. Вы боитесь? Но что, наконец, произошло? ДАртаньян: Ужасное событие, Атос! Атос: Объяснитесь... Что случилось? ДАртаньян: Случилось то, что миледи заклеймлена цветком лилии . Атос: А!.. Миледи заклймлена... Что вы говорите?.. ДАртаньян: Посмотрим. Ответьте мне... Уверены ли вы, что та, другая, действительно умерла? Атос: Другая? ДАртаньян: Та, о которой вы мне рассказывали позавчера... здесь. Тут, на этом самом месте... Женщина из Берри? ( Атос проводит рукой по лбу) Как она выглядит, миледи? Ее возраст...ее рост, ее приметы? ДАртаньян: Двадцать пять, двадцать шесть лет, скорее маленького роста, нежели высокая, волосы светлые, темные брови, взгляд мрачный, полный молний... Атос: Бледная? ДАртаньян: Бледная. Великолепные плечи и на левом плече рыжеватая лилия... как бы полустертая с помощью притираний. Атос: Вы называли ее англичанкой? ДАртаньян: А ваша, кто она была? Атос: Это правда. Шарлотта Баксон. Как вы узнали? ДАртаньян: Эта женщина заметила, что она мне нравится. Она кокетничала, делала мне авансы. Я был готов принять их, как вдруг, внезапно, ее камеристка воспылала любовью к моей персоне и дала мне понять, что ее госпожа смеется надо мной. Я южанин, гнев ударил мне в голову, я потребовал объяснений и она мне призналась, что миледи назначила свидание у себя некоему господину де Варду. « Я ей отомщу ужасным способом» воскликнул я. Камеристка не в чем не могла мне отказать: я приказал ей провести меня в покои ее хозяйки. Это было не трудно: миледи ждала своего любовника и в комнате не было света. Атос: Не было света? ДАртаньян: Естественно: из-за цветка лилии, черт возьми! Ну... я вошел и мои дела шли чудесно, как вдруг, камеристка, ревнуя и опасаясь, без сомнения, как бы моя месть не стала более нежной, чем я говорил, притворно закричала и внесла свет. Миледи меня узнала, она велела мне уйти, я желал остаться и в борьбе разорвался ее пеньюар. Атос: А, вы увидели плечо? ДАртаньян: Мой друг, заприте меня с разъяренной пантерой, с бешеной львицей, с шипящей змеей; я согласен. Но с этой женщиной, которая меня преследовала с кинжалом в руке... Атос, я могу вам все выразить в двух словах... Даже здесь, рядом с вами, когда я думаю об этом... я боюсь. Атос: Погодите... Что это у вас на пальце? ДАртаньян: Кольцо, которое она мне дала, считая, что я де Вард. Атос: Это кольцо... ДАртаньян: Я его даже не разглядел... Атос: Я его узнаю. Это то самое, что я ей подарил... в вечер нашего бракосочетания. ДАртаньян, это она! ДАртаньян: В таком случае, дорогой Атос, я боюсь, что навлек ужасную месть на нас обоих. Атос: Для меня это не важно! ДАртаньян: Как это : для вас не важно? Атос: Клянусь душой, ДАртаньян, я не дам за свою жизнь и волоса. Но вы очень сильно встревожили меня. Я считал ее мертвой, как и она меня. ДАртаньян: Атос, во всем этом кроется какая-то ужасная тайна... Она готовится к путешествию... Смотрите, я не знаю почему, но у меня есть уверенность, что эта женщина — шпион кардинала. Атос: ( беря свой плащ) Это хорошо. ДАртаньян: Вы меня покидаете? Атос: Она живет на Королевской площади, не так ли? ДАртаньян: Угловой дом слева. Атос: Великолепно! ДАртаньян: Последнее слово: Идя туда, вызовите ко мне Портоса и Арамиса со слугами. Нам надо собрать все наши силы, чтобы встретить врага лицом к лицу. Атос: Хорошо. ДАртаньян: Идите.

Стелла: Сцена 3. ДАртаньян, потом мадам Бонасье. ДАртаньян: Уф! Вот это приключения. Без сомнения, это еще не конец! Голос: ( снизу) Господин дАртаньян!.. Господин дАртаньян! ДАртаньян: Не свое ли имя я слышу? ( Снова стук под ногами у дАртаньяна) Голос: Господин дАртаньян! ДАртаньян: ( открывает люк) Кто меня зовет? Голос: Я, мадам Бонасье. Вы один? ДАртаньян: Да. Хотите, чтобы я спустился? Голос: Нет, я поднимусь к вам. В можете меня принять? ДАртаньян: Черт возьми! Голос: Прежде закройте люк. ДАртаньян: ( закрывает люк) Не могу ли я ее принять!.. Я охотно верю, восхитительное создание! Что она не идет, черт побери? (он идет к двери) Планше, дай пройти! Сцена 4. ДАртаньян, мадам Бонасье. Мадам Бонасье: О! Мой Бог, я умираю! Планше: Сударь, еще нужно стоять на страже? ДАртаньян: Более, чем когда-либо, Планше. Мадам Бонасье: Господин дАртаньян... Ах, какое счастье, что я вас встретила... ДАртаньян: Я здесь, мадам. Мадам Бонасье: Вы мне предлагали свои услуги... ДАртаньян: И я их вам предлагаю вновь. Мадам Бонасье: Тем лучше... Потому что я поручилась за вас. ДАртаньян: Перед кем? Мадам Бонасье: Перед королевой. ДАртаньян: И вы хорошо сделали. Я в ее распоряжении, а в особенности в вашем. Мадам Бонасье: Сударь, я вас едва знаю, но я полностью доверяю вам... почему? Я этого не знаю. ДАртаньян: Я это знаю. Это потому что я вас люблю. Мадам Бонасье: Вы мне это говорите... Выслушайте меня: я поклялась перед Богом, что если вы меня предадите, а мои враги меня пощадят, я не буду колебаться, я поклялась... я поклялась, что я убью себя и вы будете виновны в моей смерти. ДАртаньян: Я тоже клянусь перед Богом, я тоже клянусь, мадам, что, если я возьмусь за исполнение распоряжений, которые вы мне дадите, я умру прежде, чем скажу или сделаю что-то, что скомпрометирует того, кого я почитаю или люблю. Мадам Бонасье: Речь идет о том, чтобы уехать немедленно, не теряя ни секунды. ДАртаньян: В какие края? Мадам Бонасье: В Лондон и передать это письмо... ДАртаньян: Кому? Мадам Бонасье: Герцогу де Бэкингему. ДАртаньян: Но мне необходим отпуск от де Тревиля. Мадам Бонасье: Я немедленно иду к нему. Через четверть часа отпуск будет здесь. ДАртаньян: Я еду. Но... по моему возвращению... Мадам Бонасье: По вашему возвращению?.. ДАртаньян: Что сделает госпожа Бонасье для человека, который рисковал для нее жизнью? Госпожа Бонасье: Молчите! ДАртаньян: Как? Мадам Бонасье: Голос моего мужа! ДАртаньян: Будьте покойны, Планше защищает дверь. Что она сделает? Говорите. Мадам Бонасье: Я не могу этого знать, но приходите встретиться с ней туда, где она будет находиться и мы посмотрим. ДАртаньян: Но где она будет? Мадам Бонасье: Вы это спросите у королевы и королева вам скажет: Это будет вашей наградой. Бонасье: ( по другую сторону двери) Но я вам говорю, что я не с господином дАртаньяном желаю говорить, а со своей женой. Мадам Бонасье: Спасайтесь! Я остаюсь. ДАртаньян: ( открывая люк) Сюда! Мадам Бонасье: У вас есть деньги? ДАртаньян: Я знаю, чем их заменить!( целует мадам Бонасье) Мадам Бонасье: Что вы теперь будете делать? ДАртаньян: Я возьму задатки по дороге! Мадам Бонасье: Но вы еще не уехали! (ДАртаньян спускается через люк.) Планше: Как, с вашей женой? Бонасье:( самому себе) Да: знаю, что моя жена у господина дАртаньяна и я желаю с ней говорить; какого черта! Я имею право говорить со своей женой. А, господин Планше, господин Планше! Я вас предупреждаю, что если вы не откроете, я пойду искать ночной караул. Мадам Бонасье: ( открывая дверь). Откройте, наконец, господин Планше:; раз мой муж желает со мной говорить, он поговорит со мной. Сцена 5. Бонасье, мадам Бонасье. Бонасье: Какое счастье! Что вы делаете здесь, мадам? Мадам Бонасье: Жду господина дАртаньяна. Бонасье: ДАртаньяна? Вы ждете господина дАртаньяна? Гм... ГМ... ( оглядывается вокруг себя) Мадам Бонасье: Без сомнения. Вы видите, что его здесь нет. Бонасье: А, его нет здесь. Мадам Бонасье: Черт, но мне так кажется! Бонасье: Это правда: но почему вы ждете господина дАртаньяна? Мадам Бонасье: Господин Бонасье, но вас это не касается. Бонасье: Как это - меня не касается? А кого это должно касаться, спрашиваю я вас? Мадам Бонасье: Это касается людей, которых вы не знаете и с которыми у вас нет дел. Бонасье: ( сжимая руки) Да, не так ли? Это касается герцогини де Шеврез, это касается герцога Бэкингема? Мадам Бонасье: Бог мой, что вы такое говорите? Бонасье: А, мадам, вы не знаете, что я посвящен в ваш заговор? Мадам Бонасье: Чьи имена вы сейчас произнесли... и кто вас просветил? Бонасье: Интриги, не так ли? Всегда интриги... Но теперь я им не поддамся, вашим интригам; господин кардинал для меня все прояснил на этот счет. Мадам Бонасье: Кардинал! Вы видели кардинала? Бонасье: Он призвал меня, мадам! Мадам Бонасье: И вы откликнулись на его приглашение!? Как же вы неосторожны! Бонасье: Я должен сказать, что у меня не было выбора идти или не идти на это приглашение, поскольку я находился между двух стражников. Мадам Бонасье: Так значит, с вами грубо обращались, вам угрожали? Бонасье: Он коснулся меня рукой, он назвал меня своим другом. Слышите, мадам : я друг великого кардинала! Мадам Бонасье: Великий кардинал! Он сделал его своим сторонником! Бонасье: Я очень огорчен, мадам. Но я не знаю никого, кто бы мог сравниться с великим человеком, которому я имею честь служить. Мадам Бонасье: Вы служите кардиналу? Вы не могли сделать более неудачный выбор, как служить партии тех, кто угрожал вашей жене, кто преследует вашу королеву? ( При заключительных строках этой сцены Портос и Арамис в сопровождении своих лакеев осторожно входят и их впускает Планше.) Бонасье: Мадам, королева — коварная испанка и то, что делает кардинал, это хорошо. Мадам Бонасье: А, сударь, я знала вас подлецом, скупцом, болваном... но я не знала, что вы подлец. Бонасье: Эй! Что вы говорите! Мадам Бонасье: Я говорю, что вам не удастся, сопровождая меня, шпионить за мной. Бонасье: Это действительно то, что я делал, Мадам Бонасье: Доносить на меня... Бонасье: Это то, что я собираюсь делать. Мадам Бонасье: Как, вы пойдете докладывать кардиналу? Бонасье: Что я вас нашел у дАртаньяна и что вы не пожелали мне объяснить причину, по которой вы пришли к нему... Я более не сомневаюсь, что у вас с ним заговор. Мадам Бонасье: Вы пойдете это сделать? О нет! Невозможно! Бонасье: Именно так, мадам, я иду туда. Мадам Бонасье: О, есть справедливость и Бог не допустит... Бонасье: А, хорошо! Кардинал на короткой ноге с ней и он сделает то, что нужно.

Стелла: Сцена 6. Те же, Портос, Арамис, лакеи. Портос: Простите, вы храбрый человек, но здесь не пройти. Бонасье: Как, не пройти? Арамис: Это запрет. А вы знаете, что мушкетеры — рабы своих запретов. Бонасье: И кто вам дал этот запрет? Портос: Наш друг дАртаньян. Бонасье: Но его здесь нет, вашего друга дАртаньяна. ДАртаньян: ( просовываясь через люк) Простите, мой милый Бонасье, но вы заблуждаетесь... Я здесь. Бонасье: ДАртаньян... Наполовину у меня, наполовину у себя! Портос: ( со шляпой в руке) Что нужно делать, бригадир? ДАртаньян: Не спускайте глаз с господина Бонасье; он ничем не побрезгует. Заприте его в его собственном погребе и пусть он не выходит до моего возвращения. Планше, Мушкетон и Базен посторожат его. Таков приказ. Бонасье: До вашего возвращения? А когда вы вернетесь? ДАртаньян: ( исчезая) Я и сам толком не знаю! Прощайте! Мадам Бонасье: Это вас научит, сударь, как быть шпионом кардинала.

Стелла: Картина 9. Таверна « Красная голубятня». Первый и второй этаж. Сцена 1. Миледи пишет на первом этаже. Атос , на первом этаже, хозяин. Атос: ( одетый простым всадником) Но мне кажется, что нет ничего необычного в том, что я вам здесь говорю. Я жду двух моих друзей: мы желаем напиться в компании; мы боимся, что кто-нибудь может нам помешать во время этого почтенного занятия и мы хотим снять у вас эту комнату. Хозяин: Но я вас понял так, что вы имели в виду весь дом, вы слышите? А так как второй этаж уже занят... Атос: Да, женщиной, вы мне уже это говорили; какого черта! Мы достаточно галантны, чтобы не беспокоить даму! Пусть эта дама остается там, где она есть... а мы можем расположиться и в этой комнате. Хозяин: Очень хорошо! Таким образом все уладится, мой Бог! И посредством пистоля... Атос: Вот он. Принесите нам вина. Хозяин: Сколько бутылок? Атос: Столько, сколько пожелаете. Хозяин: ( в сторону) Известное дело. ( он выходит)

Стелла: Атос: Она здесь, я видел, как она входила. Я слышу над собой шаги. Миледи: ( подойдя к окну) Кардинал сказал « в половину одиннадцатого» ( звонят десять) Подождем, он не из тех, кто опаздывает; это я прихожу заранее. Портос: ( подходя снаружи к Атосу )Ш-ш! Атос: Ну? Портос: Арамис подаст сигнал. Атос: Так они подъезжают? Портос: Да! Атос: Отлично! Портос: Теперь вы можете мне сказать... Атос: Ни к чему... Я хочу знать только одну вещь... Портос: Какую? Атос: Каким образом я смогу услышать то, о чем будут говорить на втором этаже. Хозяин: ( входя) Вот вино. Атос: Благодарю. Мы у себя и никто нас не потревожит? Хозяин: Нет: Только одно пожелание. Атос: Какое? Хозяин: Не разжигать огонь в печи. Атос: Это почему? Хозяин: Вы поймете. Я неглупый человек: я использую камень в два приема; печкой я отапливаю первый этаж, трубой — второй этаж. Но вчера труба упала в сумятице, в споре, в драке и, как результат, если вы раззожжете огонь, вы ее удушите дымом. Атос: Кого? Хозяин: Маленькую даму на втором этаже, которая сняла комнату для себя одной. Атос: Для одной себя? Хозяин: И для кавалера, который должен приехать ее навестить. Атос: Ш-ш! Это нас не касается. Хозяин: Браво! Вот ваше вино; если вам не хватит, закажете еще. ( он выходит и в дверях встречает Рошфора)

Стелла: Сцена 2. Те же и Рошфор у двери в глубине. Потом кардинал с двумя гвардейцами. Рошфор: Здесь, друг! Хозяин: Кто там? Рошфор: Эта таверна называется « Красная голубятня»? Хозяин: Вы сами видите... Рошфор: Нет ли у вас на втором этаже дамы, которая ждет кое-кого? Хозяин: Вас? Рошфор: Нет. Хозяин: Ну, и что дальше? Рошфор: Молчите! (он идет вглубь сцены и обращается к кардиналу, который ждет, закутавшись в плащ и в сопрвождении двух гвардейцев). Входите, монсеньер! Кардинал: Она прибыла? Рошфор: Она ждет Ваше высокопреосвященство. Кардинал: Укажите мне дорогу. Хозяин: О! Тут невозможно ошибиться: следуйте по лестнице на внешний балкон, первая дверь слева. Кардинал: Благодарю. ( он поднимается) Рошфор: ( хозяину) В теперь, мой друг, займитесь своими делами. Хозяин: Моими делами? Рошфор: Да. Они должны быть у вас. Идите! Миледи: ( у окна) Входите, монсеньер, сюда! (Атос подслушивает у двери. Арамис стучит в окно слева) Атос: Взгляните, кто стучит в окно, Портос. Арамис: ( снаружи) Я... Арамис. Атос: Откройте, Портос. ( Арамис входит через окно) Портос: Почему вы входите через окно? Арамис: Потому что входить через дверь опасно. Атос: Вы видели главного в группе? Арамис: Да, при свете луны. Он приоткрыл плащ на мгновение, но этого было достаточно. Атос: Это кардинал, не так ли? Арамис: Это кардинал! Портос: О! Атос: А остальные? Арамис: Граф Рошфор и два гвардейца. И так как они уже здесь, я вернулся через окно, а не через дверь, чтобы не быть замеченным ими. Портос: Я понял! И как это не пришло мне в голову самому? Атос: ( прислушиваясь) Портос, поднимите печку и поставьте ее куда пожелаете. Портос: Печку? Атос: Делайте, прошу вас! ( Портос поднимает печь) Миледи: Мы действительно одни, монсеньер, не опасайтесь ничего. Кардинал: Не важно! Не следует предпринимать слишком много предосторожностей! Атос( подслушивая у трубы.) Настоящая органная труба. Арамис: Вы слышите все, о чем они говорят? Атос: Я не пропустил ни слова. Портос: А, понимаю... Вот почему вы мне сказали... Атос: Портос, выпейте это вино или выбросьте бутылки в окно. Портос: Вылить бутылки? Атос: Нужно создать видимость, что мы пьем. Портос: Да, да, да! Кардинал: Присядем, миледи и побеседуем. Атос: Тс-ссс! Миледи: Я слушаю Ваше высокопросвященство. Атос: Этот голос! Кардинал: Вы знаете, насколько важную миссию я вам доверил? Миледи: Да. Но удостойте меня чести дать мне ваши инструкции яснее, монсеньер. Я хочу иметь доказательства вашей доверительности, монсеньер. Атос: Арамис, закройте дверь на задвижку. Кардинал: Вы поедете в Лондон. Миледи: Если вы меня посылаете быть подле герцога Бэкингема : остерегитесь, монсеньер! Это я была той, кто на улице Арфы показал ему платок, который должна была представить ему малышка Бонасье. Он вполне может меня узнать... Кардинал: Не имеет значения. Он ничего не сможет вам сделать, потому что будет знать, что вы посланы от меня. Миледи: А, это поручение, как я поняла - разведка и я могу представиться ему открыто и честно. Кардинал: Честно и открыто... как сейчас. Миледи: Говорите, монсеньер: я следую за списком ваших распоряжений. Арамис: ( Портосу, который откупоривает бутылки) Потише, Портос! Портос: Но Атос мне сказал опустошить бутылки. Вот я их и опустошаю. Кардинал: Вы явитесь к Бэкингему, как мой сторонник. Вы скажете ему, что мне известно обо всех приготовлениях, которые он ведет, но меня война не беспокоит, потому что при первом же его движении я погублю королеву. Миледи: Не считает ли Ваше Высокопреосвященство, что неосмотрительно использовать эту угрозу? Кардинал: Вы скажете ему, что у меня есть доказательства и если он будет знать, что эта война, которую он затевает, будет стоить чести и свободы даме его мечтаний, я вам отвечаю, что он подумает дважды. Миледи: А если он будет упорствовать? Кардинал: Это маловероятно. Миледи: Но это возможно. Кардинал: Если он будет упорствовать? Что ж, тогда я буду уповать на одно из тех событий, которые меняют лицо государства. Миледи: Ваше Высокопреосвященство хочет сказать об ударе ножом Равальяка? Кардинал: Совершенно верно. Миледи: Но не опасается ли Ваше Высокопреосвященство, что казнь Равальяка ужаснула тех, кто настоятельно пытается ему подражать. Кардинал: Всегда, во все времена и во всех странах, в особенности в странах, разделенных религией: таких, как Англия, например, имеются, говорю я, фанатики, которые только и думают о том, как стать жертвой. Миледи: А, Вы думаете, что можно найти подобного человека? Кардинал: Взгляните, действительно, судно, которое вы возьмете в Булони, чтобы добраться до Лондона, торговый шлюп под командой человека такого сорта. Миледи: Вы его знаете как врага милорда? Кардинал: О! У него длинная рука. Миледи: Как его имя? Кардинал: Фельтон. Миледи: А! Кардинал: Этот Фельтон под маской пуританина прячет пламенную душу. Нужно всего лишь найти молодую, красивую, ловкую женщину, чтобы вскружить голову подобному человеку. Миледи: Да... такая женщина найдется? Кардинал: Да, такая женщина, если она вложит кинжал в Жака Клемана или Равальяка в руку подобному фанатику... такая женщина спасет Францию. Миледи: Да, но она окажется сообщницей убийцы. Кардинал: Что нужно, чтобы ее успокоить? Миледи: Я думаю, что ей необходим ордер, который бы ей заранее прощал все, что она посчитает нужным сделать для блага Франции. Кардинал: Теперь главное: найти такую женщину. Миледи: Я нашла ее. Кардинал: Все идет прекрасно: мужчину нашел я, женщину — вы. Миледи: Остается только ордер. Кардинал: Ордер не в таком ли духе? ( пишет ордер). Миледи: Да, а теперь, когда я получила распоряжения монсеньера по поводу его врагов: я хочу сказать врагов Франции, не разрешит ли мне Его высокопреосвященство поговорить о моих собственных? Кардинал: Так у вас есть враги? Миледи: Да, монсеньер, и враги такие, против которых вы можете стать мне опорой и которых я приобрела на службе Вашему Высокопреосвященству. Кардинал: Назовите мне их. Миледи: Прежде всего: эта маленькая интриганка Бонасье. Кардинал: А, королева в чем-то сомневается на ее счет: этой ночью она велела отправить ее в монастырь кармелиток в Бетюне. Миледи: Кармелиток в Бетюне? Кардинал: Вы знаете эти места? Миледи: Я там жила. Другой враг... Кардинал: Так у вас их два? Миледи: Другой хорошо знаком Вашему высокопреосвященству... Это злой гений нас двоих; Это тот, кто при встрече с гвардейцами Вашего высокопреосвященства так опасно ранил де Жюссака... Это то, кто, когда все было готово, чтобы взять герцога Бэкингема в этом доме на улице Могильщиков, вмешался и разогнал агентов Вашего высокопреосвященства, заставив нас потерпеть поражение. Кардинал: А, я знаю, о ком вы изволите говорить. Миледи: Я хочу говорить об этом негодяе дАртаньяне. Кардинал: Он храбрец! Миледи: Ни этого надо в нем опасаться. Кардинал: Но мне необходимы доказательства его связей с Бэкингемом. Миледи: Доказательства? Я найду с десяток. Кардинал: О, тогда не может быть ничего проще: дайте мне эти доказательства и я отправлю его в Бастилию. Миледи: А после? Кардинал: Для тех, кто попадает в Бастилию, нет никаких « после»... Миледи: Монсеньер, давайте меняться: жизнь за жизнь, человек за человека; дайте мне дАртаньяна, а я вам дам Бэкингема. Кардинал: Я не знаю, что вы мне хотите сказать, миледи, но, так как я желаю вам сделать приятное, то вот бумага, о которой вы просили. Миледи: Спасибо, монсеньер. Портос: Вы слышали? Арамис, О, ужасное создание! Атос: Хорошо! Не двигайтесь! Портос: Что? Атос: Оставьте мне посмотреть! Арамис: Вы уходите? Атос: Да, но оставайтесь здесь. Портос: Что вы сможете изменить? Атос: Я изменю все! Арамис: Мы должны продолжать слушать? Атос: Да, если это может вас интересовать. ( он выходит через окно) Кардинал( забирает свой плащ) Мы обо всем договорились, мадам? Миледи: Договорились, монсеньер. Кардинал: У вас почтовая карета? Миледи: Да, в ста шагах отсюда. Кардинал: Подставы готовы на всем протяжении дороги, шлюп капитана Фельтона ждет вас. Если ветер будет попутный, вы прибудете в Лондон завтра вечером. Миледи: Я буду там. Кардинал: Немедленно по прибытии вы меня известите о всех новостях и о том, что вы делали в пути. Миледи: Через кого? Кардинал: Это вас не должно беспокоить: в тот момент, как вам понадобиться гонец, он вам будет предоставлен. Миледи: Как я его узнаю? Кардинал: Он вам скажет: « Ла Рошель» Миледи: И я отвчу? Кардинал: « Портсмут». Миледи: Хорошо. Прощайте, монсеньер! Кардинал: До свидания, мадам. Миледи: ( в свою очередь готовится к отъезду и читает записку.) « По моему распоряжению и на благо государства предъявитель сего сделал то, что сделал. Ришелье» ( говорит). Без даты... Чудесно! С этим можно быть уверенной в мести и никакой опасности. (В это время Ришелье спускается и встречается со своими людьми, которые его сопровождают. Арамис и Портос остаются на первом этаже).

Стелла: Сцена 3. Атос, Миледи, Арамис, Портос. Атос поднимается на второй этаж и закрывает за собой дверь. Миледи: Кто вы такой и что вам нужно? Атос: Мы наедине. ( он отбрасывает плащ, поднимает шляпу. Миледи делает шаг назад) А, я вижу, что вы меня узнали. Миледи: Граф де Ла Фер! Атос: Да, миледи, граф де Ла Фер собственной персоной специально явился с того света, чтобы иметь удовольствие вас видеть. Присядем же и побеседуем, как говорит господин кардинал. Миледи: ( падает в кресло) О, мой Бог! Атос: Вы демон, посланный на землю? К счастью, люди иногда с Божьей помощью побеждают демона. Вы уже попались мне на моем пути и я думал, что уничтожил вас; но или я ошибся, или Ад воскресил вас... Миледи: Ах... ( она закутывается в свою накидку) Атос: Да, Ад воскресил вас, Ад сделал вас богатой, Ад дал вам другое имя, Ад дал вам другое лицо. Но он не смыл ни грязи с вашей души ни клейма в вашего тела. Миледи: Сударь! ( она встает, Атос продолжает сидеть) Атос: Вы считали меня мертвым, не так ли? Миледи: Так что же что вас привело ко мне? Что вы хотите? Атос: Я хочу сказать, что оставаясь невидимым для ваших глаз, я не терял вас из виду. Миледи: Вы знаете, что я делала? Атос: Не только то, что вы делали, но и то, что вы хотите сделать. Миледи: О! Атос: Вы сомневаетесь? Хорошо, тогда слушайте... Вы перебрались в Англию; покидая Францию, вы вышли замуж за лорда Винтера, барона Кларика. Через два года он скончался... от странной болезни, от которой по всему телу идут синие пятна. После этой смерти вы стали опекуншей вашего сына и наследницей лорда Винтера. После этого вы возвращаетесь во Францию и поступаете на службу к кардиналу. Вы были той, кто привез в Лондон известное письмо королевы, которое должно было заставить милорда Бэкингема приехать в Париж. Вы были той, кто принес на улицу Арфы носовой платок, который должен был заманить герцога в западню; это вы, надеясь принять у себя в комнате графа де Варда, приняли вместо него шевалье дАртаньяна, который еще не знал ваш ужасный секрет, чтобы он убил лорда Винтера, вашего шурина и которому бы наследовал ваш сын; наконец, это вы, та, кто придя в эту комнату и сидя в этом же кресле, в котором вы сидите сейчас, это вы только что дали обещание кардиналу убить герцога Бэкингема взамен на обещание, что кардинал вам позволит убить дАртаньяна. Миледи: Вы сам Сатана. Атос: Может быть, но слушайте хорошенько: убьете вы или не убьете милорда Бэкингема: мне все равно! Я его не знаю и потом он англичанин. Но не троньте пальцем ни единого волоса дАртаньяна, который мой верный друг, которого я люблю и защищаю, не трогайте никого из его близких, или, клянусь памятью моего отца, преступление, которое вы попробуете совершить или вы поручите совершить, будет последним. Миледи: ДАртаньян меня смертельно оскорбил, дАртаньян умрет. Атос: Не повторяйте эту угрозу, мадам! Миледи: Он умрет! Сначала он, потом она! Атос: О, берегитесь! У меня начинается головокружение.( он выхватывает пистолет из-за пояса и хладнокровно) Мадам, вы немедленно отдадите мне бумагу, подписанную кардиналом, или, клянусь душой, я размозжу вам голову. Миледи: Нет! Атос: ( поднимая свой пистолет) У вас есть секунда, чтобы решить. ( Миледи достает бумагу с груди и бросает ее, скрежеща зубами.) Атос: ( разворачивает ее и читает) « По моему распоряжению и на благо государства предъявитель сего сделал то, что сделал. Ришелье» ( он берет свой плащ и шляпу) А теперь, когда я вырвал у тебя зубы, гадюка, кусайся, если сможешь Миледи: (извиваясь от бешенства) А! ( Атос быстро покидает комнату) Арамис: Какого дьявола эта женщина имеет отношение к Атосу? Портос: Я думаю, это его тетя.

Стелла: Действие 4. Картина 10. Портсмутский порт. С одной стороны палатка Бэкиегема; с другой стороны пространство строения, которое может использоваться как таверна для матросов. Между этим строением и палаткой свободное пространство. Миледи пишет в таверне. Общая сцена. Миледи, лорд Винтер, капитан, мужчина, Бэкингем, Патрик, Фельтон, дАртаньян. Винтер: ( выйдя из палатки и уходя от нее) Да, милорд, се будет сделано, как желает Ваша светлость. ( зовет) Господин капитан порта! Капитан: ( спускаясь с барки с гребцами) Ваша честь? Винтер: Его светлость, герцог Бэкингем, с утра принимает офицеров флота. Потом, после полудня, он проследует на адмиральский корабль. Этим вечером мы снимаемся с якоря. Капитан: Есть, Ваша честь. Винтер: Что нового? Капитан: Этой ночью прибыл шлюп. Винтер: Под каким флагом? Капитан: Английским. Винтер: Военный или торговый. Капитан: Торговый. Винтер: Капитан? Капитан: Фельтон. Винтер: Погодите... Не тот ли это Фельтон, что один из старейших офицеров королевского флота? Капитан: Да, Ваша честь. Отчисленный Его светлостью герцогом Бэкингемом за отсутствие дисциплины. Винтер: С ним были пассажиры? Капитан: Женщина. Если пожелаете, я буду иметь честь положить перед глазами милорда бортовой журнал капитана Фельтона, который он должен забрать и подписаться под списком пассажиров. Винтер: Покажите мне это список. Капитан: Принести его Вашей чести или Ваша честь пожелает проследовать на мой катер? Винтер: Я иду с вами. ( они выходят) Миледи: ( читая написанное) « Господин кардинал, все произошло, как вы и предвидели. Капитан шлюпа, который меня доставил в Англию, не только отважный моряк, который пересек море за девять часов, но и экзальтированный пуританин, который молится Богу каждый вечер, прося его не дать совершить преступление, встретившись с герцогом лицом к лицу. Фельтон, за время путешествия, проникся сочувствием к моим несчастьям. Я ему рассказала, не называя имен, что некий английский вельможа меня соблазнил и подло бросил и что жажда ужасной мести меня привела в Англию. Фельтон плакал вместе со мной, мы вместе пели псалмы...Мы названные брат и сестра... Сесиль и Фельтон. Сегодня, 23 августа 1624 года, герцог, который раскинул свою палатку в порту, надеется поднять паруса и отплыть во Францию. Я прибыла вовремя, чтобы сообщить Вашему высокопреосвященству, что я надеюсь, что он не отчалит... Служа Вашему высокопреосвященству, я спешно отправляю это письмо, используя наш обычный шифр... Наконец, я жду Фельтона, который в девять утра должен явиться на борт катера капитана порта, чтобы забрать свой список. Уже без четверти четыре, а я все еще не вижу гонца, которого вы, Ваше высокопреосвященство, мне обещали.» Мужчина: ( приближаясь к ней) Ла Рошель. Миледи: Портсмут. Мужчина: Я жду. Миледи: Вы направляетесь во Францию? Мужчина: Я отправлюсь туда, куда вы пожелаете. Миледи: У вас самый лучший транспорт? Мужчина: Барк здесь, подставы там. Миледи: Мне необходимо, чтобы как и вас, по первому же приказу барк меня вывез из порта на первое же рыболовецкое судно, на котором я буду дожидаться... Вот депеша. Идите... Что вы делаете? Мужчина: ( указывает на другого представителя, который его сопровождает) Этот человек прибыл на мое место. Миледи: Вы доверяете ему? Мужчина: Как самому себе. Миледи: Это хорошо. Мужчина: Я остаюсь в распоряжении миледи. Миледи: Осмотрите вдвоем окрестности палатки герцога и постарайтесь понять, как повиноваться по одному знаку, по одному слову.

Стелла: Винтер: ( стучится во вторую половину и Бэкингем, который появляется) У Вашей светлости было заперто. Бэкингем: ( со смехом) Я творил свою молитву. Винтер: Я не считал милорда настолько благочестивым. Бэкингем: О, я не говорю о каком-то святом.. Винтер: Или о какой-то святой. Бэкингем: Ш-шш! Ни слова о наших юношеских проказах. О, как великолепно море! О, как прекрасно небо! О, мой дорогой милорд! Миледи: Вот! Бэкингем: Вы не можете представить, насколько я счастлив. Я рад отплытию как дитя! ( с появлением герцога трубят трубы и бьют барабаны). Винтер: Милорд, вы слышите? Часовые, которые сторожат вашу палатку по первому знаку свернут ее. Бэкингем: Но ведь это королевская почесть, де Винтер? Винтер: А! Не вы ли истинный король? Миледи: Он, случайно, не ушел? (она идет к дверям) А Фельтон все не идет. Винтер: Не будет ли вам приятно подойти к перилам и обозреть свой флот? Бэкингем: Да, дайте мне вашу руку, милорд. Крики : Да здравствует Бэкингем! Винтер: Видите этот лес мачт, монсеньер! Видите этот морской муравейник? Крики: Да здравствует Бэкингем! Да здравствует герцог! Винтер: Вы слышите! Слышите вы? Бэкингем: Благодарю, друзья мои, благодарю! Винтер: Милорд еще нуждается во мне? Бэкингем: Нет, мой дорогой Винтер. Распорядись насчет приема офицеров и отплытия этим вечером и... потом возвращайся. Винтер: Я вернусь через полчаса. Бэкингем: ( стражникам) Пропускать всех! Эти бедные люди хотят меня видеть. Разве это преступление? Этим вечером я отправляюсь во Францию. Знают ли они, за кого молются и кто возможно умрет за них? Крики: Да здравствует Бэкингем! Да здравствует Жорж де Вильерс! Да здравствует милорд герцог! Бэкингем: Благодарю, дети!.. Благодарю! Давид, подготовьте мне подписи! Патрик! ( Патрик подходит, герцог что-то тихо говорит ему на ухо.) Патрик: Хорошо, монсеньер! Миледи: ( глядя через дверь) А! Что я там вижу? Черный костюм... Эта сдержанная и неторопливая поступь... Это он! Он не слишком спешил прийти, но он здесь!..( тихо) Фельтон! Фельтон!... Фельтон: Меня зовут? Миледи: Да! Здесь. Заходите! Фельтон: Вы, Сесиль? Миледи: Собственной персоной. Фельтон: Что вы здесь делаете одна?.. Откуда эта бледность, этот сверкающий взор, этот обнаженный нож. Миледи: ( увлекая его к окну). Идите сюда. Фельтон: Я здесь. Миледи: Смотрите... Фельтон: Эта палатка... Я вижу ее. Миледи: Узнаете ли вы гербы, поднятые над ней? Фельтон: Они принадлежат Жоржу Вильерсу, герцогу де Бэкингему. Миледи: Я вам говорила, что прибыла в Англию, чтобы отыскать моего врага? Фельтон: Да. Миледи: Это человек, который похитил у меня все: счастье, будущее, состояние... Фельтон: Этот человек был? Миледи: Вы не догадываетесь? Фельтон: О! Тот самый, что и у меня украл все: карьеру, будущее, счастье. Миледи: И я еще должна говорить вам, почему я здесь и почему здесь этот нож? Фельтон: Нет, я понимаю. Я понимаю! ( берет нож) Миледи: Что вы делаете? Фельтон: А вы, в свою очередь, не догадываетесь? Миледи: Фельтон, Фельтон, этот человек меня обесчестил! Фельтон: Вы ошибаетесь: он меня оскорбил еще до нашего знакомства. Миледи: Он мой! Фельтон: Он наш. Еще слово... Бог привел меня сюда за руку. У меня рука мужчины... оскорбленного мужчины... и место кинжалу лучше в моей руке, чем в вашей... поспешите на пристань и поднимитесь на борт... И первая морская птица, что полетит в направлении Франции, принесет вам весть о смерти Биэкингема. Миледи: О! У каждого свое пятно... Если я вам дам отомстить за меня, Фельтон, я не покину вас в опасности... Я не покину Англию без моего друга... без моего брата... без моего героя. Ваш шлюп под парусом и ждет вас. Он нас сюда принес... нас и унесет. Фельтон: Но если Бог направит меня в Палестину? Миледи: Ваша сестра с вами и в Вечности. Фельтон: Благодарю. Я призову Господа...Сестра моя, оставьте меня одного перед его грозным присутствием. Миледи: До свидания, брат мой. ( она останавливается в глубине).

Стелла: Фельтон: ( коленопреклоненный) Господи, ты судишь судей, ты приговариваешь тиранов... Число их дней сочтено... Дай мне силы исполнить приговор. Бэкингем: ( преклонив колени) Мой Бог, вы пожелали, чтобы на всем свете я возлюбил единственно ту, чей портрет здесь. Мой Бог, дай мне жить, если она меня любит так, как люблю ее я. Дай мне умереть, если я должен буду держать свою любовь в себе. (Шум за палаткой. Миледи быстро возвращается.) Фельтон: Ну, что там? Миледи: Лошадь прискакала... с человеком, который прибыл оттуда. Я не знаю, но... Но сходство! Я боюсь быть узнанной... Фельтон: Узнанной? Миледи: Нет, замеченной. ( шум усиливается) Стражник: Я вам говорю, что никто не пройдет. ДАртаньян: А я вам говорю, что я пройду, черт побери! Я хочу говорить с герцогом Бэкингемом... Дайте мне пройти, а не то... Фельтон: Вы слышите? Миледи: Да, мне кажется, что я узнаю этот голос. Бэкингем: ( на пороге) Что такое? ДАртаньян: Скажите ему, что это французский дворянин, который загнал трех лошадей от Дувра до Портсмута, скажите ему мое имя, если потребуется: ДАртаньян. Миледи: ДАртаньян! Бэкингем: Французский дворянин! .. дАртаньян! Я здесь! ДАртаньян: Милорд! Милорд, ко мне! Бэкингем: Дайте пройти! Дайте пройти! Не я ли говорил, что сегодня каждый может пройти ко мне свободно. Вы здесь, сударь? Надеюсь, с королевой не произошло ничего дурного? ДАртаньян: Не думаю, милорд. Но, только я знаю, ей угрожает большая опасность и только Ваша светлость один можете ее спасти. Бэкингем: Я?.. Находясь по другую сторону моря от нее, я буду счастлив сделать для нее что-то хорошее. ДАртаньян: Примите это письмо. Бэкингем: Это письмо? От кого оно? ДАртаньян: От нее. Бэкингем: От королевы? Мой Бог! ( шатается) ДАртаньян: Что с вами, милорд? Бэкингем: (садясь, как упав) А, я не ждал такого счастья! Я здесь не вижу! ( читает) «Эти подвески, или я погибла! Эти подвески, ради любви ко мне, которая так много страдала из-за вас! Анна » ( говорит) Посмотрим, мой храбрый дворянин, что знаешь ты еще? ДАртаньян: Абсолютно ничего. Бэкингем: Ее преследуют. ДАртаньян: Я предполагаю. Бэкингем: Но, в конце-концов, что ты заметил? ДАртаньян: Я заметил, что отсюда до Парижа сто двадцать лье и у меня осталось двадцать четыре часа, чтобы их проделать. Бэкингем: Ты выедешь через час. ДАртаньян: Милорд! Бэкингем: О, вы мне оставили достаточно времени, чтобы присоединить повязку к этому ларцу. Давид, предупреди адмирала, что я предоставляю лучший парусник эскадры « Британия», в распоряжение этого дворянина. Отдохните час, дАртаньян,.. ради любви вашей королевы... час. ДАртаньян: Останется двадцать три, милорд... Примите предосторожности. Бэкингем: Патрик, пусть этому дворянину прислуживат, как мне самому. Патрик: Да, милорд. Бэкингем: ( сопровождаемый дАртаньяном, в глубине, достает из алтаря ларец.) Взгляните, вот они, эти знаменитые подвески, которые должны были сопровождать меня в могиле в вечность и которыми я не смогу вскоре обладать. Она мне их дала, она у меня их и отбирает. Ее желание, как и желание Господа, способно осуществить все. Патрик: Для Его чести все готово. Бэкингем: Идите, мой дорогой шевалье. Пока вы выпьете бокал французского вина, я напишу ей. ДАртаньян: Милорд, у меня нет необходимости вам говорить, что, чем раньше вы меня отпустите, тем раньше... Бэкингем: Мы с вами договорились на один час. ДАртаньян: Согласен. ( Патрику) Сюда? Патрик: Да. ( они выходят)

Стелла: Бэкингем: О! Мое прекрасное величество... Мы вдвоем!.. Миледи: Наконец он один! Он пишет... Фельтон: Этот час отмечен! Миледи: Иди, Фельтон! Иди... спаси Англию. ( Фельтон спускается и входит в палатку.) Бэкингем: Кто вы, что вам нужно? Фельтон: Вы узнаете меня, милорд? Бэкингем: А, вы тот молодой моряк, которого я прогнал из королевского флота! Фельтон: Ошибиться было легко, а кара была строгой, милорд! Бэкингем: Это справедливо,.. вы явились за компенсацией. Вы удачно попали, Фельтон. У меня сегодня счастливый день. Ваше имя будет восстановлено в армейских кадрах... Помощник капитана на « Нептуне» сломал вчера ногу, вы замените его, если вы пришли за этим. Идите! Фельтон: Я пришел сюда не за этим. Бэкингем: Тогда за чем вы пришли? Фельтон: Чтобы сказать вам, что вы затеваете кощунственную войну. Бэкингем: Что с вами? Фельтон: Чтобы сказать вам, что ни король, ни Англия, которую вы защищаете в этот час, это не причина, но настоящая причина: только ваша преступная любовь, которой вы служите. Бэкингем: Несчастный. Фельтон: Чтобы вам сказать, что Господь желает, чтобы вы в тот же миг отказались от этой фатальной войны, которая разрушит Англию и тогда... тогда я прощу вам ваши прошлые ошибки и свое имя, поруганное для моих сограждан. Бэкингем: Этот человек сумасшедший. Фельтон: Не более сумасшедший и не более недостойный, чем тот, кто не желает меня слушать. Бэкингем: Убирайтесь, сударь, или я позову и вас поместят к сумасшедшим. Фельтон: Вы никого не позовете! Бэкингем: Эй! Патрик! Стража! ( Фельтон разит его) А! Предатель! Ты убил меня! Патрик: Милорд звал меня? Бэкингем: Ко мне! Ко мне! Патрик: Убийство! Фельтон: ( убегая) Дорогу мстителю за Англию! Дорогу! Миледи: Спасен! Он спасен! Крики: Убийство! Убийца! Бегите! Бегите! Это он! Он! Он! Миледи: Пушка! Пушка! Пушечное предупреждение. ДАртаньян: Милорд, милорд! Бэкингем: Подойдите!.. Подойдите... ДАртаньян: На помощь! Врача! Бэкингем: Бесполезно... Я буду мертв до прихода врача. Оставьте нас... Оставьте нас... Держи,.. держи... это ларец, вот он... это все, что у меня есть от нее... с письмом. Письмо.... где оно? Я поцелую его еще раз, прежде чем мои губы скует льдом, я перечитаю его перед тем, как мои глаза закроются. ДАртаньян, ты вернешь ей этот ларец. ДАртаньян: Милорд! Мой Бог, если этот убийца был врагом королевы, если он меня убьет... Я опасаюсь не за себя. Но брать это письмо, этот ларец! Бэкингем: Да, да … ты прав. Давид, пишите! Приказ о закрытии порта … не выпускать никаких судов не исключая и лодок, в течении трех дней... за исключением « Британии» , которая предоставлена господину дАртаньяну. Дайте... дайте я подпишу. ( он подписывает) Этот приказ — лорду Винтеру. Давид! Идите... Идите! ДАртаньян: Мой дорогой господин! Бэкингем: А сейчас... Скорее... скорее ларец... мое письмо написано наполовину... хорошо... Ты вернешь этот ларец Ее величеству и как память...( он показывает ему нож) Держи. ( он падает) Нет, нет, оставьте меня там, где я есть... Иди, или же, дАртаньян, и скажи ей, что последним произнесенным мной словом было ее имя... что мой последний вздох... А! Ее портрет... ( Давиду, который вошел) Ну, что с приказом? Давид: Я вручил его самому лорду Винтеру. Бэкингем: Ее портрет... Благодарю...благодарю. Езжай, дАртаньян. Слуги: Мертв! Стража : ( уводя Фельтона) Иди, негодяй! Иди! Фельтон: Мертв! Миледи: Мертв! Теперь во Францию! ( пушечный залп) Что это? Капитан барка: Миледи, порт закрыт. Барк занят морской стражей. Бежать невозможно! ДАртаньян: Дорогу, дорогу! Миледи: ДАртаньян! ДАртаньян: Я не сомневался, что это чудовище где-то недалеко. Миледи: Во всяком случае он тоже останется в Англии. Капитан: Господин дАртаньян, « Британия» подняла паруса и ждет только вас. Миледи: Ты уезжаешь, дАртаньян? До свидания. ДАртаньян: О! Миледи... подлая убийца! Да, будь спокойна! До свидания! До свидания!

Стелла: Картина 11 Зал в Парижской ратуше. В глубине, галерея, отделенная от зала широкой портьерой. Старейшины, дамы, придворные в галерее. Сцена 1 Тревиль, Жюссак. Тревиль: Одного мушкетера на эту дверь.( мушкетер занимает свое место). Французского гвардейца сюда.( Гвардеец занимает пост) Жюссак: А теперь, гвардеец Его Высокопреосвященства — под эту дверь! Тревиль: Простите, сударь, но что вы делаете? Жюссак: Сударь, я ставлю одного из моих гвардейцев сюда. Тревиль: Простите, сударь, но где мы находимся, не угодно ли ответить? Жюссак: В городской Ратуше, сударь. Тревиль: А для чего? Жюссак: Мы прибыли сюда на бал, роскошный бал, который старейшины дают для короля. Тревиль: Так вот, сударь, везде, куда прибывает король — он у себя, а у короля нет другой стражи, кроме его гвардии: иначе говоря мушкетеров, французских гвардейцев и швейцарских гвардейцев. Один швейцарец к третьей двери. ( Швейцарец занимает свой пост). Жюссак: Сударь, я пожалуюсь Его высокопреосвященству. Тревиль: Как вам будет угодно, господин де Жюссак. Сцена 2. Те же и Рошфор. Рошфор: ( Жюссаку) И Его высокопреосвященство скажет вам, что вы неправы, сударь, поскольку прав господин де Тревиль. ( Тревилю) Сударь, я ваш покорный слуга. Тревиль: А я — ваш, господин Рошфор. Рошфор: Красивый праздник, господин капитан! Красивое собрание! Сколько цветов, золота и стоек с закусками! Правду говорят: « добрый город Париж». Ах, это город кондитеров! Тревиль: Кто эта красивая дама, которую встречают по-королевски? Рошфор: Супруга первого президента, сударь, хозяйка ложи, которая будет иметь честь принять Ее величество королеву. Тревиль: Господин кардинал придет, я полагаю? Рошфор: Его высокопреосвященство приглашен, сударь. ( шум вдалеке) Атос: ( Тревилю) Простите сударь, каков приказ? Тревиль: Никого не впускать в этот зал кроме короля и королевы, господина кардинала и старших офицеров ( указывая на боковую дверь) и в этот кабинет, где будет одеваться королева никого, кроме королевы и ее дам. Атос: Будет исполнено! Тревиль: Господа гвардейцы! Господа мушкетеры. Вот идет король! ( бьют барабаны, музыка, приветственные крики)

Евгения: Стелла пишет: Атос: ( разворачивает ее и читает) « По моему распоряжению и на благо государства предъявитель сего сделал то, что сделал. Ришелье» ( он берет свой плащ и шляпу) А теперь, когда я вырвал у тебя зубы, гадюка, кусайся, если сможешь Миледи: (извиваясь от бешенства) А! ( Атос быстро покидает комнату) Арамис: Какого дьявола эта женщина имеет отношение к Атосу? Портос: Я думаю, это его тетя. Это прекрасно!

Стелла: Сцена 3. Те же, король, появляющийся в глубине, кардинал входит с другой стороны вместе с Рошфором. Рошфор: ( кардиналу) Пройдите сюда, монсеньер. Кардинал: Сколько у нас времени до открытия балета? Рошфор: Столько, сколько необходимо королю и королеве, чтобы переодеться в костюмы танцоров. Кардинал: Они будут переодеваться здесь? Рошфор: Король в своем кабинете в конце галереи, королева — в комнате, что прямо перед Вашим высокопреосвященством. Привратник: Король! Король:( в глубине) Господа старейшины моего доброго города Парижа, я немного запоздал; простите меня, это ошибка господина кардинала, который меня задержал. Кардинал: ( Рошфору) Как всегда, ошибка моя. Рошфор: Но не в этот раз, я думаю... Король: ( с беспокойством) Разве господин кардинал еще не прибыл? Ришелье: Я только ждал момента, тобы принести свое почтение Вашему величеству. Король: А, господин герцог, я вас обвинил, чтобы меня простили. На самом деле Его высокопреосвященство больше любит работу, чем балы. В котором часу начнется балет, господа? Старейшина: Как только прибудет Ее величество и как только Ваше величество отдаст свои распоряжения. Король: Мои распоряжения? О, вы здесь у себя, господа. Королева должна быть уже в пути. Кардинал: Ее величеству лучше? Король: Королева всегда больна, когда считают, что она в добром здравии и всегда в добром здравии, когда ее считают больной. Кардинал: Но Ее величество явится на бал? Король: Я очень рассчитываю на это. Кардинал: Она не придет. ( шум, приветствия) Король: Это должна быть королева. Привратник: Королева! ( движение)

Стелла: Сцена 4. Те же и Анна Австрийская. Анна: Добрый день, господа.( смотрит вокруг себя) Ничего. Ничего... Никого... Никакой надежды... Кардинал! Король: Мадам, я извинился, объяснив это работой, но вы, какое извинение найдете вы тому, что замешкались? Кардинал: Мадам. ( кланяется. В сторону) На ней нет подвесок! ( громко) Извинение мадам может иметь естественную причину: ее красота, хлопоты с туалетом, время, которое необходимо, чтобы скрепить рукава этими подвесками. Анна: Неумолим, словно Ад! Король: Но нет... Их нет... Мадам, будьте любезны, скажите наконец, почему вы не надели ваши алмазные подвески, когда вы знаете, что мне было бы приятно видеть их на вас? Королева: Сир... Король: Я вам сделал этот подарок, мадам; я рассчитывал, что увижу на вас это украшение. Вы поступили неправильно. Кардинал: Может стоит послать отыскать их? Где они? Анна: В Лувре. ( в сторону) Как мало времени, как мало времени, Боже мой! ( громко) Ваше величество желает этого? Король: Да, я этого желаю! Так как балет начнется только тогда, когда танцоры будут одеты, то есть, когда готовы будете вы лично. Кардинал: ( в сторону) Начиная с этого момента, она найдет предлог в недомогании, в потере сознания. Король: Вы пошлете в Лувр? Анна: Да, сир. Я немедленно пошлю. Кардинал: Я тоже.( он кланяется и выходит).

Стелла: Сцена 5. Те же, кардинал снаружи. Анна: Бог мой, у вас нет ко мне сострадания! Я погибла! Тревиль: Могу ли я чем-то услужить Вашему величеству? Анна: Вы не можете, сударь, мне помочь ничем... ничем... Тревиль: Ах! Мадам! Анна: Погодите! Не знаете ли вы гвардейца, молодого человека? Тревиль: Молодого человека? Анна: Его зовут дАртаньян. Тревиль: Который испросил у меня отпуск? Анна: Вы не видели его? Он не вернулся? Тревиль: Нет, мадам. Атос, вы не видали господина дАртаньяна? Атос: Господина дАртаньяна? Нет... Анна: Это конец...Это конец... Камеристка: Служба Вашего величества. ( королева направляется направо, ее сопровождают дамы.)

Стелла: Сцена 6. Те же и Рошфор. Рошфор: ( в глубине) Господа, господа! По малой лестнице только что поднялся человек, он преодолел пост, раскидал часовых... Ему кричали, чтобы он остановился, но он продолжил свой путь. Тревога! Тревога! Тревиль: Человек! Атос: Человек? Мы видим его! Сцена 7. Те же, дАртаньян, покрытый потом и пылью. ДАртаньян: ( входя, тихо к гвардейцу) Товарищ... товарищ, ваш мушкет. Атос: ДАртаньян! Тревиль: ДАртаньян! Королева: ( останавливаясь на пороге кабинета) ДАртаньян! Боже мой, Боже мой! Рошфор: Мой гасконец! Так это вы раскидали все посты? ДАртаньян: Мой вор! Я? Какие посты? Я никого не раскидывал. Рошфор: Ладно, что вы здесь делаете? ДАртаньян: Сейчас моя очередь заступать на пост, моя очередь! Рошфор: В таком состоянии? В пыли, покрытым потом? Мы еще посмотрим, подходит ли это для бала. Королева: ( тихо, де Тревилю) О, господин де Тревиль! Тревиль: (Рошфору) Сударь, с какой стати вы вмешиваетесь? ДАртаньян из ваших? Рошфор: Нет, но... Тревиль: А мне нравится, когда гвардеец Его величества, покрытый пылью и потом, охраняет короля. Я полагаю, что это я командую здесь! Рошфор: Хорошо, сударь, хорошо! ( в сторону) Проклятый гасконец! ( он смотрит на дАртаньяна) Атос: ( Рошфору) Ну, что еще? ДАртаньян: Оставьте его, Атос: у меня с этим господином открытый счет) Тревиль: Ваш пост здесь, дАртаньян. ДАртаньян: ( тихо Тревилю) Он пойдет все рассказать кардиналу. Тревиль: Я с вами за компанию, господин Рошфор. ( уводит его)

Стелла: Сцена 8. Те же, Тревиль и Рошфор снаружи Анна: Ну? ДАртаньян: Вот ларец, мадам. Анна: А! Я спасена!... Мои подвески!.. Благодарю! Благодарю! Кинжал! Небо! На этом кинжале кровь! ДАртаньян: Кровь Джорджа Вильерса, герцога де Бэкингема, который умирая избрал меня сказать вам... Анна: Он умер? ДАртаньян: Произнося ваше имя. Анна: Джордж! Как дорого обходится любовь королевы. Привратник: ( в кулисах) Король! Анна: Подвески!.. Скорее! Эстефания, сохрани ларец. Сцена 9. Те же, король, кардинал, Тревиль, Рошфор. Король: Ну-с, мадам, вернулись из Лувра? Кардинал: Там никто и не был. Король: Вы готовы, мадам? Анна: Я в распоряжении Вашего величества. Кардинал( в изумлении) Подвески! Король: А, подвески на вас! Благодарю. Так что вы мне скажете, господин кардинал, по поводу этих подвесок? Кардинал: Ничего, сир, ничего...( в сторону) Когда же они появились? Рошфор: Посмотрите на пыль, которая покрывает этого гвардейца... позади меня, монсеньер. Кардинал: А...Хорошо. Идем. Король: ( Тревилю) Кардинал так побледнел. Вы не знаете: отчего? Тревиль: Я думаю, что знаю, сир: это шалость королевы. Ваше величество хочет ее знать? Король: А! Расскажите. Анна: ( дАртаньяну) Как отблагодарить моего спасителя,.. моего героя... моего друга? ДАртаньян: Одним словом, мадам. Констанс исчезла; где Констанс? Анна: Чтобы избавить ее от мести кардинала, я отослала ее к кармелиткам в Бетюне. ДАртаньян: Благодарю! Мы в расчете. Анна: А!..Еще нет. Король:( Тревилю) Так кардинал дал себя провести и теперь он в бешенстве? Это чрезвычайно весело! ( королеве) Я надеюсь, вы мне простите шутку с подвесками, не так ли? Анна: ( в сторону) Шутку! ( громко) Да, сир! Король: Вы идете, мадам? Балет уже начинается, выразите радость. Анна: ( прижимая руку к сердцу) Большую радость. Да, сир. ( она подавляет рыдание и протягивает руку королю). ДАртаньян: Смерть выглядит и то жизнерадостней.

Стелла: Картина 12. Комната в монастыре кармелиток в Бетюне. Сцена 1. Рошфор, настоятельница. Настоятельница: Вы спрашивали настоятельницу монастыря кармелиток в Бетюне? Она перед вами. Рошфор: Мне, мадам, хотелось бы получить у вас некоторые сведения. Настоятельница: Спрашивайте, сударь. Рошфор: Не остановилась ли у вас женщина лет двадцати четырех, двадцати пяти, приехавшая по Булонской дороге? Настоятельница: Но, сударь, я не знаю, должна ли я отвечать на подобный вопрос. Рошфор: ( доставая бумагу из кармана ) Приказ кардинала. Настоятельница: Я повинуюсь. Спрашивайте, сударь. Рошфор: Не приняли ли вы, мадам, в свой монастырь женщину лет двадцати четырех, двадцати пяти, прибывшую по Булонской дороге? Настоятельница: Да, сударь. Рошфор: Когда? Настоятельница: Вчера. Рошфор: Велите ее предупредить, что гонец от Его высокопреосвященства желает говорить с ней. Настоятельница: Через некоторое время она будет рядом с вами, сударь. Рошфор: Благодарю.

Стелла: Сцена 2. Рошфор, потом Миледи. Рошфор: Кой черт надоумил ее запереться в монастыре в Бетюне? Без сомнения, чтобы быть поближе к границе; осмотрительная женщина эта миледи де Винтер. Миледи: Это вы, граф? Ну, что говорит кардинал по-поводу смерти Бэкингема? Рошфор: Как христианин он безнадежен; правда, как политик, он не может спешить говорить, что это было великим счастьем. Миледи: А как он распорядился насчет меня? Рошфор: Он одобрил ваш план и послал меня к вам, думая, что вы мне должны сказать нечто, что вы не захотите доверить бумаге. Миледи: Он прав. Рошфор: Итак, говорите... Миледи: Первое, что меня ожидало здесь в монастыре — это малышка Бонасье. Рошфор: Я надеюсь, вы подумали о том, чтобы не попадаться ей на глаза? Миледи: Она меня не знает. Рошфор: В таком случае, вы должны стать ее лучшим другом. Миледи: Совершенно верно. Рошфор: А как вы представились здесь? Миледи: Я представилась здесь жертвой кардинала. Рошфор: И, в соответствии с ситуацией... Миледи: Вы понимаете. Рошфор: Я думаю, что понимаю отлично! Миледи: В конце-концов: ваш визит мне на руку. Рошфор: В чем? Миледи: Вы скажете, что вы раскрыли мое отступление и что меня станут разыскивать завтра- послезавтра. У меня есть основания не задерживаться в Бетюне. Рошфор: Но где я разыщу вас, если вы мне понадобитесь? Миледи: Погодите... В Армантьере. Рошфор: Хорошо. Вы что-то еще хотели бы сказать кардиналу? Миледи: Скажите ему, что наша с ним беседа в таверне «Красная голубятня» была подслушана тремя мушкетерами; что, после его отъезда, один из этих мушкетеров, по имени Атос, поднялся ко мне и силой вырвал у меня охранное свидетельство, которое кардинал дал мне; что этих мушкетеров следует опасаться, поскольку они знают наш секрет и от них необходимо избавиться. Рошфор: Не друзья ли это нашего гасконца? Миледи: Неразлучные. Рошфор: В таком случае, я их встретил в десяти лье отсюда. Они сделали остановку в трактире. Миледи: Что им здесь понадобилось? Рошфор: Не вы ли говорили, что один из них любовник малышки Бонасье? Миледи: Это дАртаньян. Рошфор: Тогда, вне сомнения, они ищут ее. Миледи: Ищут ее? Рошфор: Безусловно, что после услуги, оказанной королеве дАртаньяном, она ни в чем не сможет ему отказать. Миледи: Вы правы, Рошфор: не в Париж вам следует возвращаться, а ждать меня в Лилле. Рошфор: Ждать вас? Миледи: Думаете, господин кардинал не сочтет хорошей помощью иметь под рукой малышку Бонасье? Рошфор: Да, но кармелитки Бетюна под покровительством королевы. Миледи: А если я переведу эту крошку в Лилль? Рошфор: Тогда другое дело! Миледи: Значит, не завтра, не послезавтра, а именно сегодня мне необходимо уехать. Рошфор: Наконец, наши люди могут прибыть с минуты на минуту. Миледи: При вас почтовая карета и слуга? Рошфор: Да. Миледи: Оставьте их в моем распоряжении. Рошфор: А я? Миледи: Вы поедете верхом, чтобы встретить меня в гостинице « Черный медведь». Рошфор: Это там мне надо будет ждать вас? Миледи: Да. Рошфор: Лилль, гостиница « Черный медведь»? Миледи: Лилль. Гостиница « Черный медведь».

Стелла: Сцена 3. Миледи, потом мадам Бонасье. Миледи: Это за нее или это против меня, что эта четверка оказалась здесь? Мне ничего не известно, но, во всяком случае, они здесь не найдут ни ее, ни меня. Посмотрим, а пока пройдем к ней и постараемся как следует разыграть роль преследуемой женщины. А, а вот и она! Мадам Бонасье: Ну вот, то чего вы опасались, мадам, может произойти. Кардинал послал людей вас взять этим вечером, а возможно и ранее. Миледи: Кто вам такое сказал, мое милое, дорогое дитя? Мадам Бонасье: Но я слышала это от самого гонца. Миледи: Сядьте здесь, рядом со мной. Мадам Бонасье: Я здесь. Миледи: Подождите, пока я не удостоверюсь, что нас никто не слышит. Мадам Бонасье: К чему все эти предосторожности? Миледи: Вы узнаете. ( возвращается и садится) Что, хорошо он сыграл свою роль? Мадам Бонасье: Кто он? Миледи: Тот, кто представился настоятельнице от имени кардинала. Мадам Бонасье: Как, этот человек не... Миледи: Этот человек — мой брат. Мадам Бонасье: Ваш брат? Миледи: Ш-шш! Только вы посвящены в эту тайну, дитя мое; не делитесь ею ни с кем, или я погибла и вы, возможно, тоже. Мадам Бонасье: О, Боже! Миледи: Слушайте, что произошло: мой брат, зная, что я была мишенью для мести кардинала, ехал сюда, чтобы быть мне защитником, когда по дороге он встретил посланца кардинала, который меня разыскивал. Мой брат последовал за ним и со шпагой в руке потребовал отдать бумаги, которые были у гонца. Гонец пожелал сопротивляться и мой брат убил его. Мадам Бонасье: О! Миледи: Итак, мой брат забрал бумаги, представился здесь, как посланец кардинала и через час должен прибыть экипаж, который и доставит меня в распоряжение Его Высокопреосвященства. Мадам Бонасье: Итак, вы нас оставляете. Миледи: Погодите! Мне остается сообщить вам новость, которая ответит на ваш вопрос. Мадам Бонасье: Какую? Миледи: Мой брат, кроме всего, открыл заговор против вас. Мадам Бонасье: Против меня? Миледи: Да. Кардинал хочет взять и вас! Мадам Бонасье: О! В монастыре, находясь под непосредственным покровительством королевы, невозможно подвергнуться насилию. Миледи: Да, но хитрости? Мадам Бонасье: Что вы говорите? Миледи: Переодевшись в мушкетеров. Мадам Борнасье: В мушкетеров? Миледи: Когда вы были на службе у королевы, не были ли вы знакомы с молодым то ли гвардейцем, то ли мушкетером, дАртаньяном? Мадам Бонасье: Да, конечно. Ну и что? Миледи: Они должны были вызвать вас к дверям монастыря именем дАртаньяна и, когда бы вы появились перед ними на пороге, похитить вас. Мадам Бонасье: О!.. Что же вы мне посоветуете делать? Миледи: Есть самый простой и самый лучший вариант. Мадам Бонасье: Какой? Миледи: Спрятать вас в окрестностях и убедиться, что это те самые люди, что разыскивают вас. Мадам Бонасье: Но я доставлена сюда по приказу королевы и мне не дадут уйти. Миледи: О! Большое затруднение! Мадам Бонасье: Как? Миледи: Экипаж у дверей, вы мне говорите « прощай!», поднимаетесь на ступеньку, чтобы в последний раз заключить меня в объятия, слуга моего брата, который прибыл за мной, предупрежден; необходим только знак почтальону и мы уносимся галопом. Мадам Бонасье: Да! Да, вы правы: до сих пор все было хорошо, может, и это к лучшему. Но, если мы не будем здесь находиться... Миледи: Да, понимаю. Мадам Бонасье: А вдруг ... это могли бы быть дАртаньян и его друзья? Миледи: Бедная малютка! ( приближается к сервированному столу) Вы простите? Мадам Бонасье: О, прошу вас! Миледи: Вы понимаете, экипаж может прибыть с минуты на минуту. Мадам Бонасье: О! Как я дрожу! Миледи: ( опуская бисквит в стакан испанского вина). Безумие...О! Вы слышите? Мадам Бонасье: Что? Миледи: Экипаж, который мне послал мой брат. Мадам Бонасье: Звонят у двери монастыря. Миледи: Поднимитесь в свою комнату. У вас есть какие-то драгоценности, которые вы бы хотели забрать с собой? Мадам Бонасье: У меня есть два письма от него. Миледи: Хорошо, отыщите их и приходите на встречу со мной. Мадам Бонасье: Я задыхаюсь, я не могу идти. Миледи: Вы любите дАртаньяна? Мадам Бонасье: О! Всей душой! Миледи: Ну, так подумайте о том, что, ускользнув, вы сохраните себя для него. Мадам Бонасье: А, вы мне возвращаете мужество! ( дверь открывается и появляется слуга). О, кто здесь? Миледи: Не опасайтесь ничего: это камердинер моего брата. Идите! Госпожа Бонасье: Иду.

Стелла: Сцена 4. Миледи, слуга. Слуга: Что прикажете, миледи? Миледи: Как только эта молодая женщина, которая только что вышла отсюда, окажется рядом со мной в экипаже, вы галопом направитесь в сторону Лилля. Слуга: Это все? Миледи: Погодите... Если во время наших приготовлений к отъезду вы заметите трех или четырех всадников, погоняющих лошадей, заверните экипаж вокруг монастыря и поджидайте нас у ворот в сад. Это все... Идите! ( слуга выходит)

Стелла: Сцена 5. Миледи ( у окна), потом мадам Бонасье. Миледи: Мне показалось... Нет, ничего... Мадам Бонасье: А вот и я. Миледи: Итак, все готово, дорогое дитя: настоятельница ничего не подозревает... Этот человек отдает последние распоряжения. Не хотите ли по моему примеру съесть бисквит и выпить стакан вина? Мадам Бонасье: Нет, спасибо, мне ничего не надо. Миледи: Ну, тогда не будем терять время! Поехали! Мадам Бонасье: ( нерешительно) Да, поехали! Миледи: Смотрите, нам все помогает: вот уже и ночь на пороге. Мадам Бонасье: О! Что это за шум? Миледи: В самом деле? Мадам Бонасье: Похоже на галоп множества лошадей. Миледи: Это наши друзья или наши враги: оставайтесь на своем месте; я вам скажу. Мадам Бонасье: ( шатаясь) О! Боже мой! Боже мой! Миледи: Это форма гвардейцев кардинала... Еще мгновение и все потеряно!... бежим, бежим! Мадам Бонасье: Да! Да! Миледи: Бежим! Ну, бежим же! ( слышен звук удаляющегося экипажа) Мадам Бонасье: Слишком поздно! ( слышно крики « Стоять» « Стоять!» потом два или три выстрела) Миледи: Нет, мы не можем скрыться через садовую дверь. Идем! Идем же! ( мадам Бонасье падает на колени) О! Она меня погубит... Идем!.. Это она меня вынуждает... ( она идет к столу, опустошает оправу своего кольца в стакан, берет его и возвращается к мадам Бонасье) Пейте, это придаст вам сил. Пейте!..( Мадам Бонасье машинально пьет. Миледи, в сторону) Ах, не так мне хотелось отомстить! Но сделано то, что можно было сделать! ( она скрывается в аппартаментах) Мадам Бонасье: ( приподнявшись) Подождите, я с вами!... ДАртаньян:( на улице) Приказ королевы!.. Мадам Бонасье: ( Оживленно) Его голос! Его голос! ( бежит к дверям) ДАртаньян, дАртаньян, сюда! Мой Бог, это вы? ДАртаньян: Констанс! Констанс! Где вы?

Стелла: Сцена 6. Мадам Бонасье, дАртаньян, Атос, Портос, Арамис, потом настоятельница. Мадам Бонасье: А!.. дАртаньян! Я не надеялась... это действительно вы! ДАртаньян: Да, да, это я! Мадам Бонасье: Как я хорошо сделала, что не скрылась с ней! ДАртаньян: С ней? Атос: Кто, она? Мадам Бонасье: Но эта женщина, которая из интереса ко мне хотела меня увезти, та, которая приняла вас за гвардейцев кардинала и которая только что скрылась. ДАртаньян: Которая только что скрылась? Что вы говорите? Бог мой, женщина, которая только что скрылась? Мадам Бонасье: Откуда я могу знать? О, у меня кружится голова, я больше ничего не вижу! ДАртаньян: Ко мне! У нее холодеют руки, ей дурно! Мой Бог! Она потеряла сознание! Атос: ( рассматривает стакан, в который Миледи высыпала содержимое перстня) О, нет, это невозможно! Бог не допустит подобного преступления! Мадам Бонасье: Воды! ДАртаньян: Воды! Воды! Портос, Арамис: Воды... Врача! Атос: А!.. Бедная женщина! Бедная женщина! ДАртаньян: Вот, она приходит в себя! Атос: Мадам, во имя Неба, кто пил из этого стакана? Мадам Бонасье: Я... Атос: Но кто вам налил вино, которое было в нем? Мадам Бонасье: Она. Атос: Графиня де Винтер, не так ли? Все: О! ДАртаньян: ( сжимая руку Атоса) Как, ты считаешь?... Атос: Она узнала от кардинала, где прячут эту женщину и явилась. Мадам Бонасье: ДАртаньян, дАртаньян, не оставляйте меня, вы же ясно видите, что я умираю! ДАртаньян: Во имя Неба! Бегите, зовите, просите помощи! Атос: Бесполезно! От яда, который она подсыпает, нет противоядия! Мадам Бонасье: На помощь! ( напрягаясь)А! ( бросаясь на шею к дАртаньяну) Я люблю тебя! ( Она умирает. У Портоса прорывается рыдание) ДАртаньян: Мертва! Мертва! Арамис: Месть! Атос: Мой Бог, имей к нам сострадание! ДАртаньян: ( падая рядом с ней) Мертва, мертва!

Стелла: Сцена 7. Те же, и Винтер Де Винтер: Я не ошибся: вот господин дАртаньян и трое его друзей. Все: ( кроме дАртаньяна) Кто этот человек? Винтер: Господа, вы, как и я, гонитесь за некоей женщиной, не так ли? Атос: Да. Винтер: За женщиной, которая побывала здесь, потому что вот труп? Атос: Кто вы? Винтер: Я лорд де Винтер, шурин этой женщины. Атос: А, правда... Теперь я вас узнал. Добро пожаловать, милорд! Так вы с нами! Но каким образом... Винтер: Я выехал из Портсмута через пять часов после нее; я прибыл через три часа после нее в Булонь; мне не хватило сорок пять минут в Сент-Омере; наконец, в Лилле я потерял ее след: я вернулся назад, опрашивая всех вокруг, пока не увидел вас, несущихся галопом. Я хотел следовать за вами, но моя лошадь слишком устала, чтобы идти таким же аллюром, что и ваши, тем не менее, несмотря на ваши старания, вы прибыли слишком поздно. Атос:( настоятельнице) Мадам, мы оставляем на ваше почтительное попечение тело этой несчастной женщины; она была ангелом на земле до того, как стала ангелом на небе. Позаботьтесь о ней, как об одной из своих сестер: однажды мы вернемся, чтобы оплакать ее могилу. ДАртаньян: ( целуя мадам Бонасье в лоб) Констанс! Констанс! Атос: Плачь!.. Плачь, сердце твое полно любви, молодости и жизни. Плачь! Я бы хотел плакать, как ты! ДАртаньян: Но сейчас, посмотрите же, почему мы не преследуем эту женщину? Атос: На все свое время! Я должен сделать кое-какие приготовления. ДАртаньян: О, она от нас скроется, Атос и это будет твоя ошибка! Атос: Я отвечаю за нее! Винтер: Но мне кажется, господа, что если нужно что-то предпринять против графини де Винтер, это касается меня. Атос: Почему? Винтер: Она моя золовка. Атос: И меня, господа: это моя жена. Все:( за исключением дАртаньяна) Твоя жена? ДАртаньян: В ту минуту, как ты признал, что она твоя жена, это значит, что ты уверен, что она умрет. Благодарю! Атос: Будьте готовы следовать за мной. Я буду здесь через десять минут. ДАртаньян: И мы отправимся? Атос: Да, но нам недостает еще одного спутника в дорогу и я иду его искать.

Стелла: Сцена 8. Те же, человек в маске( показываясь в дверях) Человек: Покойница? Она была здесь? Атос: Что вам нужно? Человек: Я ищу женщину, которая должна была прибыть вчера и которую я узнал, когда она прошла мимо моего дома. Атос: Эта женщина уехала. Человек: ( делает движение, словно он решил следовать за ней) Это хорошо. Арамис и Портос становятся перед дверью. Атос: Что вы хотите делать? Человек: Это касается только меня. Атос: Простите, сударь, но поскольку эта женщина только что совершила преступление, было бы не плохо, если бы мы согласовали все, что знаем о ней и кто с ней знаком. Вы знаете ее? Человек: Да. Атос: Тогда скажите мне, кто вы? Человек: Вы желаете этого? Атос: Непременно. Человек: Согласен, тогда приблизьтесь.(он говорит ему что-то тихо на ухо) Атос: А, в таком случае: добро пожаловать! Человек: Как это? Атос: Вы будете нас сопровождать. Человек: Невозможно! Атос: И почему? Человек: Я могу покинуть город только по отпускному свидетельству или по приказу. Атос: Тогда: вот приказ! Человек: Подписано: Ришелье. Атос: Да, Человек: Командуйте; я подчиняюсь. Атос: ( дАртаньяну) Друг, будь мужчиной! Женщины оплакивают умерших, мужчины мстят за них. Идем! ДАртаньян: А спутник, которого нам не хватало? Атос: Я нашел его. ДАртаньян: Итак, больше ничего не мешает нам преследовать эту женщину? Атос: Ничего! ДАртаньян: ( в последний раз целует госпожу Бонасье) Едем!

Стелла: Эпилог Долина у реки Лис. Справа хижина. Ночь. Сцена 1. Те же и миледи. Миледи: ( сидя в одиночестве в хижине. Смотрит на часы) Вот-вот полночь. Отсюда до Армантьера лье; еще и сорока пяти минут не прошло, как ушел хозяин этой хижины.Лошади, запряженные в большой дилижанс, не могут быть здесь раньше, чем через двадцать минут. Планше: ( до того прятавшийся под дверью, встает) Пстт! Мушкетон: ( показываясь из-за дома) Что? Планше: Я слышу шум. Мушкетон: Нет, она ждет. Планше: Тогда по местам! (Они вновь занимают свои места) Миледи: Мне кажется, что я слышу голос в завываниях ветра, угрозы в раскатах грома. (Гримо поднимается во весь рост в глубине и машет платком) Сцена 2. Появляется Атос в сопровождении Портоса, Арамиса, Де Винтера и человека в маске. Атос: Наконец, вы ее выследили? Гримо: Да. Атос: Где она? Гримо: Там! Атос: Но она может выйти из этого дома. А если ей вдруг вздумается скрыться? Гримо: Тут всего лишь одна дверь и одно окно. Планше сторожит дверь, а Мушкетон — окно. Атос: ( обернувшись к остальным) Идем! Миледи: Мне кажется, я слышу шаги. Атос: А где хозяева этого дома? Планше: Это дом дровосека. Сломленная усталостью, она не смогла продолжить путь и послала дровосека в Армантьер отыскать почтовых лошадей. Атос: И где этот человек? Планше: Мы его задержали; Базен караулит его в пятистах шагах отсюда. Атос: Портос, к этой двери. Я — под окном. Остальные, оставайтесь на своих местах. Портос: Я здесь! Миледи: ( вздрагивает) Ах! В этот раз я слышу шаги с этой стороны.( она смотрит в окно и замечает Атоса) О, я надеюсь, мне это только кажется! ( Она хочет скрыться через дверь) Портос: ( поднимая пистолет) Стойте! ( В это время Атос высаживает окно ударом кулака и заходит в хижину) Атос: Опустите ваш пистолет, Портос! Эту женщину следует судить, а не убивать. Подойдите, господа! Миледи: ( падает на стул.) Кто вам нужен, господа? Атос: Нам нужна Шарлотта Баксон, которая звалась графиней де Ла Фер, а затем графиней де Винтер, баронессой Кларик. Миледи: Вы хорошо знаете, что все это - я. Атос: Пусть так! Я желаю услышать это признание из ваших уст. Миледи: Что вам от меня нужно? Атос: Мы хотим вас судить согласно вашим преступлениям; вы вольны в своей защите, оправдывайтесь, если сумеете. Господин дАртаньян, вам обвинять первому. ДАртаньян: ( появляясь на пороге двери) Перед Богом и людьми я обвиняю эту женщину в отравлении Констанции Бонасье, умершей на моих руках два часа назад в монастыре кармелиток в Бетюне. Атос: Милорд де Винтер, ваша очередь. Винтер: ( на пороге двери) Перед Богом и людьми я обвиняю эту женщину в подкупе морского офицера по имени Фельтон, которого она заставила убить герцога Бэкингема и за смерть которого, на этот момент, Фельтон заплатил своей головой. Убийца Бэкингема, убийца Фельтона, убийца моего брата... я прошу правосудия для вас и заявляю, что если я его здесь не найду, то осуществлю его сам. Атос: Моя очередь! Я женился на этой женщине, когда ей было семнадцать лет, я женился на ней против воли моего отца, я ей дал свое состояние, я ей дал свое имя. Однажды я обнаружил, что она заклеймена. У этой женщины клеймо в виде лилии на левом плече. Человек в маске: ( в дверях) Я свидетельствую это! Миледи: Кто произнес «Я свидетельствую»? Человек: Я. Миледи: Я вас призываю найти тот трибунал, который вынес это подлое решение! Я вас призываю найти того человека, который его осуществил! Человек: ( сбрасывая свою маску) Он здесь! Миледи: ( падая на колени) Кто этот человек! Кто этот человек? Человек: О, вы меня хорошо узнали! Миледи: А! Все: Вы? Человек: Я брат человека, которого вы любили, которого вы погубили и который лишил себя жизни из-за вас. Я брат Жоржа. Атос: Шевалье дАртаньян, какую меру наказания предлагаете вы для этой женщины? ДАртаньян: Мера — смерть! Атос: Милорд де Винтер, какую меру наказания предлагаете вы для этой женщины? Винтер: Смертную казнь! Миледи: О! Господа! Господа! Атос: Шарлотта Баксон, графиня де Ла Фер, миледи де Винтер, баронесса Кларик, ваши преступления утомили людей на земле и Бога на небе: если вы знаете какие-нибудь молитвы, прочитайте их, потому что вы осуждены и должны умереть... Палач, эта женщина ваша. Миледи: Вы все подлецы, вы убийцы! Вы здесь собрались вшестером, чтобы убить одну женщину; берегитесь! Атос: Вы не женщина, в вас не осталось ничего человеческого! Вы демон, вырвавшийся из Ада и мы заставим вас туда вернуться. Миледи: Убийцы! Убийцы! Убийцы! Человек: Палач может убивать, не будучи убийцей, мадам. Это последний судья, вот и все! Миледи: Но, для того чтобы не быть убийцей, ему нужен приказ! Человек: Этот приказ, вот он: « По моему распоряжению и на благо государства предъявитель сего сделал то, что сделал. Ришелье» Миледи: А! Я погибла! Атос: Палач, исполняй свой долг! Миледи: ( влекомая палачом) Ко мне! Ко мне! ДАртаньян: А, я не могу видеть это ужасное зрелище, я более не согласен с тем, чтобы эта женщина умерла таким образом! Миледи: О! ДАртаньян, спаси меня! Атос: (между дАртаньяном и миледи) Если вы сделаете еще шаг, мы скрестим оружие! ДАртаньян: О! Атос: Все, о чем вы имеете право просить, мадам, это право умереть с нашим прощением. Я прощаю вам все то зло, которое вы мне причинили. Я прощаю вам мое разбитое будущее, мое утраченное счастье, мою честь, навсегда опороченную отчаянием, в которое вы его бросили. Умрите с миром! Винтер: Я вам прощаю отравление моего брата, убийство Бэкингема, смерть Фельтона. Умрите с миром! ДАртаньян: А я, мадам, прошу у вас прощения за то, что, поступком, недостойным дворянина, вызвал ваш гнев и, в свою очередь, прощаю вам смерть моей бедной подруги. Я прощаю вас и я оплакиваю вас. Умрите с миром! Миледи: О! Последняя надежда... ( палачу) Идем! ( мушкетерам) Берегитесь! Раз мне не спастись, я отомщу! ( палач уводит ее) Атос: На колени, господа и помолимся, поскольку это создание, виновное, но прощенное, идет на смерть. Палач: Идите! ДАртаньян: Атос! Атос! Атос! ( Слышен крик, прерванный на середине. Палач появляется в глубине, с обнаженным мечом в руке) Палач: Да свершится правосудие Божье! ДАртаньян: ( поднимаясь) Все кончено! Прости нас, Господи!

Стелла: Вот теперь все! Можно обсуждать. Финальные слова дАртаньяна сразу отсылают к следующей пьесе. К слову, во французском тексте нет тех слов Атоса, которыми он обвиняет миледи, что она плохая мать и не вспомнила о сыне.

Стелла: Послесловие. Пьеса была представлена впервые 17 февраля 1849г. на сцене Исторического театра, приобретенного А. Дюма двумя годами ранее. Она оставалась в репертуаре до 30 июня, т.е . выдержала 89 представлений. Она очень верно показывает основные интриги романа«Три Мушкетера». Можно упомянуть, что если пьеса несколько странно называется«Юность мушкетеров», то это потому, что другая пьеса на основе «Двадцать лет спустя«», называлась просто « Мушкетеры» и была поставлена четырьмя годами ранее. Дело было в том, чтобы названием упорядочить хронологию пьес. Третий роман Трилогии «Виконт де Бражелон» тоже был адаптирован для театра под названием« Узник Бастилии или конец мушкетеров». Персонажи очень хорошо описаны и многочисленные приключения, происходящие в романе, в пьесе ими рассказаны (как, например, прибытие дАртаньяна и его шумная встреча с Рошфором и Миледи в Менге). Ритм убыстрен, разнообразие картин и многочисленных сцен придают пьесе некоторое эпическое звучание. Читатель унесен потоком событий. Темы романа остаются без изменений. Миледи точно так же, вкусно коварна под ангельской маской, она замышляет наихудшие преступления без тени сожаления и мало заботится о членах своей семьи, своих любовниках, о величии Франции, которой она служит за деньги. ДАртаньян остается отважным и иногда безрассудным юношей, для которого «честь» самое главное слово. Вопреки тому, что можно было бы подумать, он не выступает против интересов Франции, отправляясь в Лондон на поиски бриллиантовых подвесок. Он защищает честь Анны Австрийской и тем самым и честь короля, мешая Ришелье нанести бесчестье королеве Франции, обвинив ее в супружеской измене, преступлении, в котором она невиновна.( ну, разве только мысленно). Атос топит свою печаль и попранную честь в алкоголе. Конечно, он вешает свою жену, когда выясняется, что она заклеймена, но можно задать себе вопрос: не повесил ли он ее умышленно так, чтобы она могла выжить после казни? Самый старший из мушкетеров, он является немного учителем Д Артаньяна, которого он направляет своими советами. Портос, все тот же добрый гигант, хотя и простак. Арамис - влюбленный семинарист и большой лицемер. Основная разница с романом состоит в подаче истории, которая начинается с точки зрения Атоса и его разрушительного брака с Миледи. Пролог рассказывает об идиллической любви между виконтом де Ла Фер и Шарлоттой Баксон. Потом - отчаяние молодого семинариста, которого она соблазнила по расчету, также как ненависть и жажда мести бетюнского палача, который был вынужден заклеймить своего брата-священника как вора церковных сосудов. Палач клеймит молодую женщину именно до ее свадьбы с Ла Фером, чтобы отомстить за своего брата, от отчаяния наложившего на себя руки. Автор:Дельфин Дюбуа. Перевод: Констанс1

Орхидея: Смерть выглядит и то жизнерадостней. Кой черт надоумил ее запереться в монастыре в Бетюне? Чудесные фразы. Смерть Бекингема, которого королева всё таки не любит, в разы эффектней. Даже в сцене отравления Констанции и предшествующего разговора с миледи, мадам Бонасье не производит впечатление хрупкого наивного ангела, что мне понравилось. Она вообще в пьесе немного другая. Ришительна, более твёрдая, проявляет ум и в опасную минуту беспокоится о новой "подруге". При этом такая же добрая, нежная, отзывчивая, как и книжная. Но в романе она более наивная и пугливая. Раз мне не спастись, я отомщу! А эта фраза тоже звучит как отсылка к продолжению. Вернуться и отомстить в образе своего сына Мордаунта. Он и пытается это сделать как одержимый. Огромнейшее спасибо вам, Стелла, за ваши труды. Снимаю шляпу. Продолжайте в том же духе.

Стелла: Все, кто хочет получить пьесу в электронном виде ( в таком, как она должна выглядеть в печати) обращайтесь к anemonic Мы работали вместе и именно он по ходу исправлял мои ляпы и переводил текст в удобочитаемый вариант, за что ему огромное спасибо!

Вольер: Стелла, огромная благодарность Вам, anemonic, а также вашим предшественникам: LS, мадмуазель Нитуш, Филифьонка, Lys и Antoinette.

LS: Стелла Огромное спасибо!

Стелла: Вольер , спасибо, что напомнили мне, что я не всех упомянула. Конечно же, и им спасибо. Коллективное творчество - отличная вещь, но у него есть на форумах одно "но". Оно, как правило, заканчивается на самом интересном месте. А, поскольку, я на свое пребывание на форуме уже давно не смотрю, как на забаву, сделаю все, от меня зависящее, чтобы с переводом этих трех пьес все же закончить. А там, если будет время, подумаем и об остальных пьесах. Их так много, что мне одной точно не управиться. А ведь среди нас сегодня уже немало людей, которые отлично знают французский.



полная версия страницы