Форум » Наше творчество » Самопиар-3 » Ответить

Самопиар-3

ЛенинЪ: Предлагаю себя пиарить тут, кто во что горазд помимо Дюма:) (я знаю, что були уже подобные темы, но хоцццца чтоб была одна организованная) Начну с себя, тут выложены мои рисунки http://leninidze.gallery.ru/photoalbums/14449_film.html (осторожно, у кого траффик - не стоит)

Ответов - 227, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

Рыба: Ибн Гвироль «Письмо» (вольная фантазия на тему стихотворения) Подстрочный перевод: Сможет ли жить человек, друг которого уехал? Князь, ожерелье которого - милость и красота, И с которым мы обменялись сердцами. И я положил свое сердце в его руку И отпустил его, но сердце мое привязано к нему - Как сердце Исаака - к его отцу, когда тот приносил его в жертву! *** Как жить тому, с которым нет тебя, Жить без тебя, как в доме опустелом, Тоскуя о тебе душой и телом? Уехал ты, и вот раздвоен я И так же пуст. Где ты, душа моя? Тебя из дома позвала дорога; Я у окна, у двери, у порога Рассветов жду и угасаний дня, Веду учет минутам, дням, мгновеньям, Заслышу стук из сада поутру – То мак гремит созревший на ветру, Колеблемый внезапным дуновеньем! Иль сердце в клетке ребер, словно птица, Ломая крылья, бьется? Нет, давно Твоей добычей сделалось оно; Я – бессердечен и устал молиться! Мне слаще боль, когда горчит вино, Но охладел я и спешу забыться… (Я лгу, еще не дописав страницы!) Пусть и в разлуке, мы с тобой – одно! Я обречен тебе – о, связь крепка! Как тяжкой раной, ожиданьем мучась, Я покоряюсь, принимаю участь, Хоть эта жертва, право, велика… Лети, посланье, с ветром ‒ так верней! Мой князь, ты для врагов бываешь страшен, Но ожерельем милости украшен – Яви же милость и вернись скорей!

jude: Касмуна, дочь Исмаила-еврея "Лань в саду" (вольное переложение) Ах, лань, мы так с тобой похожи! Ты грациозна и нежна, Дика, как я, пуглива тоже И черноглаза... и грустна. Ты чахнешь, грезя о той роще, Где ты резвилась средь подруг? И на судьбу невольно ропщешь, О доме отчем вспомнив вдруг? Твои друзья теперь далеки, Моих - мне видеть не велят. Мы обе страшно одиноки, И пышный сад - нам каземат! Касмуна - одна из трех известных еврейских поэтесс Средневековья. Происходила из гранадской аристократии. Стихосложению ее научил отец. По легенде, услышав стихи дочери, он воскликнул: "Клянусь десятью заповедями, ты превзошла меня!" Дж. Беллами и некоторые другие авторы отождествляют Касмуну с дочерью Шмуэля а-Нагида, арабское имя которого было Исмаил. Подстрочный перевод: О, лань, что всегда пасется в этом саду! Я, как и ты, дика и пуглива и, черноглаза, как и ты. Мы обе одноки и лишены друзей (изолированы, удалены от друзей), И обе сетуем на судьбу... Перевод на английский и транслитерация арабского текста здесь. Еще перевод на английский (он отличается от первого): AH, GAZELLE always grazing here in this garden— I’m dark-eyed just like you, and lonely. We both live far from friends, forsaken— patiently bearing our fate’s decree. Примечание: Словом цвия (лань) называли юных девушек, часто рабынь, танцовщиц и наложниц. Точно так же, как мальчиков называли цви (олененок). Пойманная лань, которую приручили держат во дворе дома (или во внутренних покоях), - нередкий образ в еврейской поэзии.

Рыба: Касмуна, дочь Исмаила-еврея (дочь Нагида?) "Лань в саду"(переложение) Подстрочный перевод: О, грациозная лань, что всегда гуляет в этом саду! Я, как и ты, дика, пуглива и черноглаза, как и ты. Мы обе одиноки, нет у нас друзей, И обе покорны приговору судьбы... *** Лань черноглазая, нам вместо леса – сады! Обе невольницы мы. Ты дика и пуглива, Так же, как я. Без друзей ты глядишь сиротливо, Так же, как я. Я подвластна судьбе – как и ты!


Рыба: Шмуэль а-Нагид «Вот олененок…» Подстрочный перевод: Я покажу тебе олененка - и он заставит твое сердце Страдать, как ты заставляешь мое! Благословен сотворивший сердце твое холодным, как снег, А в мое - вложивший пламя (любви) к тебе! Благословен изостривший стрелу твою (т.е. взгляд) И сделавший тебя сильнее носящих оружие и воинов! Ибо воины тратят тьму стрел, чтобы поразить нескольких человек - А ты одной стрелой поражаешь тьму воинов! *** Вот олененок у ручья резвится Невинный – на него взглянуть изволь, И ты узнаешь, чем душа томится, И как ее благословенна боль! К тебе мое пыланье не остынет, Пусть мне не шлют привет твои уста, Пусть в сердце холод, снежная пустыня – Твоя благословенна чистота! Сжимает воин острый меч в деснице, ‒ Сильней меча оружие твое! Благословенны темные ресницы И огненного взгляда острие! Тьмы стрел ударят в цель, но не пойму, Как ты лишь взглядом поражаешь тьму? Сонетная форма ничем не оправдана, но вот так получилось, что теперь делать?!

jude: Сонетная форма ничем не оправдана, но вот так получилось, что теперь делать?! Оправдана, оправдана) Есть мнение, что европейский сонет родился именно из восточного жанра "газель".

Рыба: Проще сказать, что не пришло в Европу с Востока! Вот еще. Омар Хайям Некоторое время мы в детстве ходили к учителям, Некоторое время потом гордились своей ученостью. Послушай конец повести, что сталось с нами: Из праха появились - по ветру пронеслись. *** Внимали мы речам учителей, Потом гордились мудростью своей. Послушай же, что сталось нынче с нами: Наш прах развеял ветер-суховей. Тайн вечности ни ты не знаешь, ни я. Этих загадочных письмен ни ты не прочитаешь, ни я. Существует только наша с тобой беседа за завесой. Когда [же] упадёт завеса – ни тебя не останется, ни меня. (Переводчики Р.М.Алиев и М.-Н.О.Османов.) *** Предвечных тайн не знал ни ты, ни я, Их знаков не прочел ни ты, ни я, Когда же тайны упадет завеса, Уж ни тебя не будет, ни меня. Я не тот, кого страшит смерть – Ибо та часть моего [существования] будет лучше этой части. Жизнь дана мне Богом на подержанье – Вручу её [ему], когда придёт пора вручить. *** Смерть устрашает многих ‒ я не тот: Отрадна участь, что за гранью ждет. Мне Богом жизнь дана на подержанье – Верну обратно, как пора придет. Не бойся невзгод скоротечного времени, Не бойся того, что постигнет (тебя), ибо это недолговечно. Этот миг наличный проведи в веселии, Не грусти об ушедшем, не бойся грядущего. (Перевод: Р.М.Алиев и М.-Н.О.Османов) *** Невзгоды скоротечны – их не бойся, Изменчивой судьбы своей – не бойся, В веселье проведи сей краткий миг, ‒ Былого нет, грядущего – не бойся! О кравчий! Цветы и травы, ставшие столь пленительными, Смотри, через неделю превратились в прах. Пей вино, срывай цветы, ибо пока оглянешься – Цветы станут прахом, а травы сравняются [с землёй]. *** О, кравчий, эти травы на лугах Пленительны в цвету – но будут прах. Пей и срывай цветы, покуда можно, Блеск лепестков покуда не исчах. С жадностью я прильнул устами к устью кувшина, Чтобы в нём найти средство для долгой жизни. [Кувшин], приложив губы к моим губам, сказал [мне] тайком: « Я тоже был подобен тебе, побудь со мною миг». (пер. Р.М. Алиев и М.-Н. О. Османов) *** Кувшина к устью с жадностью приник, Я в нем искал бессмертия родник. Кувшин, к устам моим прильнув, промолвил: «Я был как ты*, побудь со мною миг». _________________________________________________________ * был как ты - был человеком, потом прахом, глиной, стал кувшином О вино, для меня, безумца, ты – возлюбленная. Я пью и не боюсь [быть] опозоренным. Я выпью столько вина, что каждый, кто увидит, спросит: «Эй, жбан вина, откуда ты идёшь?» (Перевод: P.M. Алиев и М.-Н.О. Османов) *** Влюблен в вино, безумец я, и всё ж Я пью, за то меня осудят – что ж? Я выпью столько, что прохожий спросит: «Эй, жбан вина, откуда ты идёшь?»

Орхидея: Ой, люблю Омара Хайяма.)

Рыба: *** Я тебя не окликну, лишь только взгляну вослед, и не спрошу, за что, поскольку ответа нет. Уходишь, словно свечу уносишь, не просишь простить. Я отпущу тебя и останусь просто жить. Будет белее белого утро – ночи исход. В раме окна рисунок светом смыт и затерт. Я и так вижу всё это, не поднимая век. Вечным быть обещалось лето, но выпал снег.

Рыба: Опять Омар Хайям. *** Путями веры праведник идет, А кто-то мнит, что истину найдет. Боюсь, в конце пути услышат оба: «Не этот путь к спасенью и не тот!» *** В груди моей пожар – как эту боль снести? Как душу без вина безвинную спасти? Мне снадобья во вред, одно осталось средство – Пить лишь вино и в нём лекарство обрести. *** Достанется кому зерно надежд твоих? Ждать будет дом и сад уже не нас – других. От связок ячменя до серебра и злата С друзьями трать, не то врагу оставишь их. *** Сто не пройдешь путей – не выйдет ничего, В смущенье не сгоришь – не выйдет ничего. Зачем горюешь ты? Покуда, как влюбленный, Себя не расточишь, не выйдет ничего. *** С надменностью шепнул мне розовый бутон: «Я краше, чем Юсуф, моё подобье он!» Сказал я: «Коль Юсуф, тогда яви примету»! – «Мои уста – как лал*, и мой в крови хитон!»** __________________________________________________________________ *лал (яхонт, рубин) – названия одного и того же драгоценного камня (корунда) **братья продали Юсуфа (Иосифа) в рабство, выпачкали кровью его одежду, принесли отцу и сказали, что мальчик растерзан хищниками Подстрочники: *** Одни люди думают о путях веры. Другие люди задумались над истинным путём. Боюсь, что как-нибудь раздастся крик: «[Настоящий] путь не этот и не тот!» *** Я болен, все тело горит, Воздержание от вина губит мою душу. Взгляни на эти диковинные лекарства, применяемые при болезнях: Мне лично, кроме вина, все другое вредно. *** И зерно надежды останется на гумне, И сад, и дом останутся без меня и тебя... Серебро и золото свое, от дирхема до ячменя, Трать с друзьями – не то останутся врагу. *** Пока не пройдёшь пути бродяжничества – [ничего] не выйдет. Не омоешь щёки кровью сердца – ничего не выйдет. Зачем горюешь? Пока, как влюблённый, Не откажешься от себя – ничего не выйдет. *** Роза сказала: «Я – Юсуф Египетский на лугу, Мои уста – оправленный в золото драгоценный яхонт». Сказал я: «Коль ты Юсуф, покажи примету». Ответила [роза]: «Взгляни на мою окровавленную рубашку».

Рыба: Омар Хайям Подстрочный перевод: Солнце вечного неба – [это] любовь. Птица благословенного луга – [это] любовь. Любовь – это не стенание соловья, А вот если умираешь без стона – это любовь. *** Солнца в вечной лазури сияние – это любовь. Птица вольная сада эдемского – это любовь. Но любовь ли стенанье о розе и стон соловьиный? ‒ Если ты умираешь без стона – вот это любовь.

Рыба: Из древнеиспанской лирики (вольное переложение) *** Мой дорогой уснул в тени моих кудрей. Что ж, разбудить его? Нет, пожалей! Спит кабальеро на моих коленях, Сном унесен, забылся милый пленник. Покой его нарушить как посметь? Так разбудить его иль пожалеть? Он взор не мог поднять передо мной, Любовью побежден. Лишь мне одной Его очей пусть воссияет свет! Но спит мой милый. Разбудить иль нет? Оригинал * * * A la sombra de mis cabellos mi querido se adurmió; ¿si le despertaré o no? Adurmióse el caballero en mi regazo acostado; en verse mi prisionero muy dichoso se ha hallado, de verse muy trasportado se adurmió, ¿si le despertaré yo? Amor hizo ser vencidos sus ojos cuando me vieron, y que fuesen adormidos con la gloria que sintieron. Cuando más, mirar quisieron, se adurmió; ¿si le despertaré o no? Anónimo

Стелла: Нет, лучше пусть спит. действительность хуже снов.

Констанс1: Рыба , замечательный авторизованный перевод. У Вас получаются прекрасные и абсолютно авторские стихи.

Рыба: Шломо ибн Гвироль "Разлука» Подстрочный перевод: Воистину, расставание заставляет сердца болеть И зажигает внутри языки пламени! Вечно будет гореть в сердце пламя любви И язвить его, как мечом! (Это пламя любви) к возлюбленным моим, что оживляют души и освещают путь всему своему поколению! Сердечный друг мой, любовь к тебе - всегда в моем сердце, Даже если я не всегда вспоминаю о ней на словах. Я не забуду твою дружбу, любимый мой, И слова твои - высечены у меня на сердце! Расставание с тобой, господин мой, так тягостно! О, заставляющий дрожать воинов, Да пошлет тебе Бог росу милости Своей! И да сохранит душу твою, Живущий на небесах! *** Разлука, ты воистину беда, Ты возжигаешь яростное пламя, Что в сердце не угаснет никогда, Его изранив пуще, чем мечами! Но тот огонь, в котором я горю, К возлюбленным – в нем духа исцеленье! За все друзей моих благодарю, ‒ Они душа и светоч поколенья. А ты, прошу, не сетуй: не слова То, что пылает до сих пор меж нами; В глубинах сердца о любви глава Начертана огнем, не письменами! Но так разлука душу тяготит С тобою, воин, на врага идущий! Пусть милость ниспошлет и сохранит Тебя Господь, на небесах живущий!

jude: Рыба, замечательно!

Констанс1: Рыба , это прм похоже на Сонеты Шекспира, которве тоже обращены к прекрасному юноше.

Рыба: Констанс1! Это в моей интерпретации в который раз на сонет становится похоже! Каюсь! Никак не переболею Маршаком! Что до прекрасных юнцов, вдохновлявших поэтов, то это встречалось так часто, что даже странно! Похоже, греха не слишком боялись!



полная версия страницы