Форум » Наше творчество » Самопиар-3 » Ответить

Самопиар-3

ЛенинЪ: Предлагаю себя пиарить тут, кто во что горазд помимо Дюма:) (я знаю, что були уже подобные темы, но хоцццца чтоб была одна организованная) Начну с себя, тут выложены мои рисунки http://leninidze.gallery.ru/photoalbums/14449_film.html (осторожно, у кого траффик - не стоит)

Ответов - 154, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Эли Элистранд: Вот два моих фанфика по "Демону" Лермонтова: "Спасение": http://zhurnal.lib.ru/l/lebedewa_w_a/spasenie.shtml "Ловушка забытого бога": http://zhurnal.lib.ru/l/lebedewa_w_a/lovushkazabytogoboga.shtml Фанфик по роману Марии Корелли "Скорбь Сатаны": "По законам духов и людей": http://zhurnal.lib.ru/l/lebedewa_w_a/pozakonamduhovilyudey.shtml

де Круаль: Вот мой первый кошелёчек ))

Полiн@t()$: Летучий Голландец Прошли века, потухли краски лета, Застыли облака на небесах, И черным золотом ночным теперь одетый Летит корабль твой на полных парусах. Видал он многое, слыхал он голос фурий, И от крушения он был на волосок. И вспыхнул вдруг пожар, и был потушен бурей... Погибли все - матросы, штурман, кок. Средь горьких брызг предутреннего бриза, Средь желтых предрассветных облаков Он видел силуэты молний сизых, Он различал лишь блеск морских оков. Но солнца свет и вход в родную гавань... Надежда дарит вздох из глубины. Лишь пеплом разлетается по миру Соленый аромат морской волны... Прошли века, потухли краски лета, Застыли облака на небесах, И черным золотом ночным теперь одетый Летит корабль твой на полных парусах...


Полiн@t()$: Серая реальность на твоей луне. Белая дорога тонет в тишине. В красках капля соли, пламенный настрой. Страшно, но не больно - принимаю бой. Холодом согреет солнечный накал Белого асфальта каменный оскал. Ветру не разбиться, видит с высоты Серый камень в ленте. Видит - это ты! Солнечные пятна пляшут при луне. Странные надежды бродят в вышине. Это все неправда - как бы невзначай. На пути к свободе, по дороге в рай. Синие просторы, свежая роса. Белые узоры, желтая лоза. В красках капля соли, сдержанный настрой. Нет, не будет боли - мне не нужен бой!..

де Круаль: Вот ещё несколько работ

Viksa Vita: О птицах Уже никогда не петь, стихов не писать Я знаю Даже если придется от стаи отстать Никто не обернется и не заметит, что я Больше не летаю Сдаю, как всегда, экипировку и знамя Но не врагу, а так, в долг, набить карманы Надо же как то дальше жить Если без стихов, то хотя бы какие то планы На будущее, говорят, надо иметь Сколько можно, говорят, петь да петь Недолго голос сорвать, не то что перелететь Океаны Ведь правда, непросто с тощим крылом Ветра заносят, не приведи господь, ураган Или еще какой погром, бурелом Не перелететь, не успеть А все летят, вон уже как далеко Только крылья сверкают Или это парус Арго? Первые льды тают у нас Первые львы на горизонте у них Я знаю, не в первый же раз Вон, знакомое стадо добродушных слоних Скучаю Хотелось бы с ними, эх Туда за горизонтную радость Что-ж надо платить, Стихи это грех Крыло тяжелящая гадость Пошлая рифма Клеймо на пере Ночь на дворе Завтра к ростовщику на рассвете Подороже продать, да получить по монете За каждое выдранное перо Потом на паром Монеты звенят в кошельке Колокола вдалеке Перезвон - перестук вёсел Не лечу - плыву Паромщик якорь бросил Берега набитых карманов Хрустальных фонтанов Да разве этого мало? На что мне теперь океаны Африканские страны Стада добродушных слоних… Клюв к причалу приник Ветер стих Вечер. Стих.

де Круаль: Обожаю шкатулочки. Вот решила попробовать заняться декупажем)

Nataly: де Круаль А что такое декупаж?:) Шкатулочка получилась очень симпатичная:)

де Круаль: Nataly Спасибо) В двух словах декупаж это оклеивание предметов салфетками ( в идеале специальными) или декупажной бумагой. Иногда к этому добавляют роспись по тем же салфеткам (акрилом), приклеивают разнообразные предметы. Потом изделие покрывавают лаком, иногда состаривая изделие. (Сделаем что-то времён Дюма ) А эта моя работа первая и сама так сказать простая

Полiн@t()$: де Круаль, очень мило и оригинально))) Позвольте выставить два своих новых стиха ПАРИЖ А над Парижем солнечные пятна А над Парижем золотые дни. И раскрывают парус необъятный Вечерние французские огни. И панорама утренней столицы Чарует этой тонкой красотой Изяществом парящей в небе птицы, Нетронутой и детской чистотой. Люблю тебя, великое свершенье, Хоть лик твой не узрела с высоты. Твою гармонь - любви благословленье, Твое веселье, радость и мечты!.. КОШКА Кошке не место здесь, на земле, Кошка приходит и снова уходит, Тихо слоняется на небосводе И мрачно уходит себе на уме. Крылья у ней за спиной вырастают, Черные, белые - в цвет ее мыслей, Ей на Земле оставаться нет смысла - Уйдет - и незримо в полете растает. Кошка исчезнет, застынет на век, Хрупкий рисунок из ветра и льдинок - Еще один пазл из великой картины... Где-то родился еще человек.

де Круаль: Полiн@t()$ , восхитительно!

Полiн@t()$: де Круаль, merci))))

Viksa Vita: Пылью дождей yкрываются стены На подоконниках зерна гранатов блестят Под недопущенный запах туманной измены Форточек стук исполняет сонет невпопад Пылью дождей разнесло все дороги Свежие ветры, как парус, взметают плащи Путники - странники сбились толпой у порогов Ищут приюта от ветра, и ты поищи. Что- ж ты не смеешь стучаться в закрытые двери? Дождь не робеет, а ты заслонилась рукой Страшно? Боишься хозяин приюта тебе не поверит? Думаешь участи славной достойна такой? Думаешь, пыль от дождя пулей мести пронзит твое сердце? Сладко и больно мечтать о расправе извне Не ожидала, но глянь, открывается дверца! Не удалось искупаться в безбрежной вине. Дверь отворилась- хозяин стоит на пороге "Будет дрожать", говорит, "Заходи, Переоденься и высуши мокрые ноги. Сядем за стол, выпьем чаю, устала, поди". Жаркое пламя камина пылает под сводом Запах пушистых ковров долетает до мокрых ноздрей Как же приветлив хозяин, как молод! Как он не видит, кого до своих допускает дверей? Как же доверчиво руку к тебе простирает! Лучше бы выгнал взашей да собак натравил. Но улыбается, словно дитя непознавшее рая Словно не знает, что рай - предисловье могил "Ты не робей, заходи, ветер холод заносит На сквозняке простудиться столь просто, а ты так слаба" Не понимает, не слышит немого вопроса: "Для чего? Почему я осталась сегодня жива?" Голос смеется, в глазах отошедшее лето, Солнце сиреневых веток и счастье рекой. Все понимает, он знает, что вместо ответа Лучше всего предложить безвопоросный покой Милый хозяин, безумец в своем всепрощенье Кто ты, святой иль блаженный, наивный болван? Как же его ненавидишь за все восхищенье, За неумение местью платить за обман Ты так хотела заплакать, в дожде раствориться Столько всего обьяснить, замолить, искупить... "Только к чему это все, день к закату клонится Чашу вины все равно нам до дна не испить" "Дай же налью тебе кубок горячего грога Высушу слезы и дождь на лице и плечах Ладно, скиталица, хватит стоять у порога Я ведь не даром разжег этот жаркий очаг" Чем заслужила подобной терпимости стойкость? Разве не дождь завещал тебе стыд и позор? Не раздували ль ветра опаленную совесть? Не обещали ли взгляда холодный укор? Как ты поступишь? Войдешь ли в обьятья ночлега? Иль отвернешься ступая в пустыню ветров? Вверишь ли совесть во власть простоты оберега? Вверишь ли жизнь на милость прощенья оков? "Добрый хозяин, прости, что внесла непогоду В теплый твой дом. Ты других приюти. Я же пойду, мне милее дожди - несвободы Лишь пожелай мне удачи на скользком пути" Не изменяя себе человек улыбнется Свечку вручит и нитей прочно свитых моток: "Благославляю твой путь, пусть беда не коснется Пусть над твоими ночами забрезжет восток. Если же вдруг пожелаешь забытья отрады, Теплой одежды и чистых постелей уют Вспомни, что в городе этом у самой ограды Вечно тебя ожидает мой скpомный приют" Пылью дождей городские ворота гордятся Засухой прежде дышащие много веков Ты улыбнешься украдкой, зачем притворяться? Сделаешь в сторону запада сотню шагов

Луиза Водемон: Viksa Vita , очень красиво.

де Круаль: Viksa Vita пишет: "Дай же налью тебе кубок горячего грога Высушу слезы и дождь на лице и плечах Ладно, скиталица, хватит стоять у порога Я ведь не даром разжег этот жаркий очаг" Стихи так цепляют, а эти четыре сточки особенно... Простите, это через призму личного..

де Круаль:

Полiн@t()$: Я не знаю, что это было – сон или явь, но я отчетливо помню его лицо – такое доброе, открытое… и серьезное… Был вечер, шел дождь. Я возвращалась из института домой. В подворотне было темно, горел всего один фонарь. И в тот миг, когда стала открывать дверь подъезда, я увидела его. Он был маленький, лет шести или семи. На ногах у него ничего не было, да и одет он был очень легко. Я подошла к нему: - Мальчик, ты что здесь делаешь? Он молчал. - Где твои родители? Мальчик молчал. Мигрень дала о себе знать – снова начала болеть голова. Я не удержалась и схватилась за виски. Тут мальчик поднял белокурую головку, и я увидела его глаза – голубые-голубые, как небо летним днем: - Я ждал тебя. Я удивилась. «Откуда этот мальчуган знает меня, черт возьми?» - еле слышно для себя самой прошептала я. Малыш укоризненно покачал головой: - Не чертыхайся. Это грех. Я усмехнулась. Этот мальчик был прекрасен своей детской непринужденностью и наивностью. - Пойдем, - улыбнулась я, беря его за руку – тебе нужно погреться. Ребенок не возражал. При свете настольной лампы мы пили чай с молоком – любимое дело моей бабушки. - Как тебя зовут? - Дима. - Сколько тебе лет? Малыш загадочно улыбнулся: - Я не знаю. Здесь мне может быть шесть лет, на Плутоне – тридцать четыре, а на небе… - он не договорил. – Ты красивая, Белла. Я знал, что ты красивая. Я испугалась. - Кто ты? Что тебе нужно? - Я сказочник. Лампа замигала и стала гореть еще ярче. - Я пишу сказки, - сказал Дима, доставая из кармана толстую потрепенную тетрадь и протягивая ее мне. Тетрадь была теплой и мокрой от дождя. Я открыла ее. - Не надо. Потом,- остановил меня мальчик, - Пожалуйста. Он стоял в дверях и смотрел на меня. Голова снова разболелась, и я поморщилась. Малыш кивнул: - Я приду. Я буду приходить, и у тебя все будет хорошо. Он приходил. Он приходил каждый вечер на протяжении нескольких месяцев, и с каждым днем был все грустнее и бледнее. Я вспоминала Антона и наше расставание. Я любила его, и никто кроме меня не был виноват в нашей ссоре. От этих мыслей на мои глаза то и дело наворачивались слезы. Тогда Дима брал меня за руку и говорил: - Не плачь! Все будет хорошо, поверь мне. Недавно он пришел ко мне весь бледный, больной. - Наверно, это наша последняя встреча, - слабо прошептал он. Вдруг он пошатнулся и начал падать. - Дима! Я подхватила его и уложила на диван. Схватила телефон, набрала 03. Была ночь, за окнами холодными хлопьями ложился снег. Я сидела в белом халате около двери палаты. Только сейчас я поняла, что у меня перестала болеть голова. Антон недавно позвонил мне и предложил встретиться. Мы гуляли по парку, пили горячий кофе и вскоре померились. Все было хорошо, как и обещал мой добрый Дима. Но тут он сам заболел… Тут я вспомнила про толстую потрепанную тетрадь, уже несколько месяцев лежащую у меня в заднем кармане пальто. Я достала ее и открыла. Листы были сплошь исписанными, пожелтевшими и пахли временем. И на каждой страничке читалось мое имя… Вышел врач, я вскочила и зашла в палату. На кровати, на выцветшей простыне лежал мой мальчик. Его лицо было светлым, как белоснежное облако весной… Я заплакала. Слезы капали мне на руки, на колени. Вдруг я услышала чистый детский голосок: - Не плачь. Я не умру. Все будет хорошо, - Дима очнулся. Он улыбался. Я обняла его. Только сейчас, за эти несколько месяцев, я поняла, как этот малыш дорог мне. Тут я вспомнила про тетрадь со сказками. - Скажи, ты сказочник? – Спросила я его – Какие сказки ты пишешь? Он молчал и смотрел на меня так серьезно, а потом заговорил: - Мы пишем сказки. Мы пишем много сказок, их миллионы… Людям они нравятся и не нравятся. Они сами выбирают сказки. Они выбирают, - говорил малыш без тени улыбки – Они. Когда-нибудь выберешь и ты. Может быть, ты уже ее выбрала. Пойми это. Выбираешь ты, ты сказочница. Ты.

Евгения: Можно я опять?.. :) У мужа был день рождения. Кормили коллег: И родственников (это наше совместное с детьми творчество): А через неделю праздновала день рождения подруга.

Nika: Ой, хочу научиться делать такие цветочки и листики! И божью коровку! Прелесть какая!

де Круаль: Какая красота! И вкуснятина

Евгения: Nika, а пойдемте в "Трактир", я всё расскажу. :)

LS: Евгения *восхищенно* Каждый торт - неповторим и снова шедевр!

де Круаль: Дело к Новому Году, народ заказывает подарки =)

Евгения: де Круаль Вот это да! Кошелек с лилией поистине роскошен!

де Круаль: Евгения , спасибо

де Круаль: С риском для жизни выкладываю фанфик. Посвящается тем, кто не переплевался в этот февраль и четвёртого ноября. «Всегда найдется мужчина или женщина, готовые поднять упавшее знамя коварства» А. Марков. «Возвращение мушкетёров или Сокровища кардинала Мазарини» - Что случилось? - Испугался Жан. Он никогда не видел Луизу такой. Мертвенно бледная она сидела в постели и смотрела в одну точку. - Ничего… Просто приснился дурной сон… - Женщина сидела в прострации. - Последнее время тебе стали часто сниться дурные сны. Мне сложно от тебя чего-то требовать, но будь хотя бы осторожнее. Луиза резко повернулась к мужчине. Глаза её лихорадочно блестели, лицо стало ещё бледнее. Мужчина встал, подошел к шкафу, достал небольшую бутылку и, покачав головой поставил её назад. Он уже запер шкаф и хотел вернуться в постель, но наткнувшись на безумный взгляд женщины, снова подошел к шкафчику и, достав бутылку, вылил остатки в бокал. Протянул женщине, обнял её за плечи, поцеловал и попытался уложить. Луиза выпила, попросила задуть свечу и легла. «Господи! Хоть бы она заплакала, что ли! - подумал про себя Жан – Ей бы легче стало. Ведь так невозможно. Она же женщина» *** Опять! – Меня просто подбрасывает на кровати. Сижу, сердце бешено колотиться. Я боюсь. Чего? Не знаю. Жак как-то прошептал, что во мне не осталось ничего человеческого. Думал, что я не слышу... Ошибается. Осталось…Часы на соседней церкви пробили три часа. За эту ночь я просыпаюсь уже второй раз. Никогда этот кошмар не преследовал меня с таким упорством. Это длиться уже несколько месяцев назад. Поздний вечер. Карета сломалась, иду пешком. Снова не сдержалась. «Нет человека – нет проблемы» очень простой способ справляться с трудностями…. Какой-то господин перегораживает дорогу. Не помню его лица, его одежды. Ничего не помню. Только один вопрос: «Помните леди Винтер?». «Да». Мужчина уходит. Нет, растворяется... Ничего не помню.... Хорошо. Значит, лекарство ещё действует... Утро. Захожу в кабинет. У Кольбера странный взгляд. Догадываюсь, что меня ждёт не только задание. Я уже две недели сплю дома. Если это можно так назвать. - Ты опять плохо спала? Заметил. Ну и ладно. Скрывать бесполезно. Да и что мне от него скрывать? Он и так знает всё. Всё, кроме моего кошмара… - Всё хорошо. Мне сейчас главное собраться и всё запомнить. - Тебе надо было остаться. Последнее время ты стала часто уезжать. Что происходит? Нет, мой дорогой министр, не думаю, что пришло время сказать тебе, что происходит. Обещаю, что сегодня не уеду, хотя знаю, что содержимое заветной бутылочки кончилось ещё в прошлый раз. Вот и задание. Надеюсь, что это меня спасёт, мысли будут направлены на дело. *** Оказывается, я тут не одна. Кто и зачем послал этих несчастных детишек? Думая, что управление компанией перешло ему по наследству от папочки, Рауль верховодит остальными. Хорошо, деточка. По наследству от папочки тебе перейдёт и всё остальное. Ты уже вставал на моём пути, теперь ты ляжешь у моих ног. Детишки продолжают меня преследовать. Похоже, настал момент избавиться от проблемы. Сейчас Рауль войдёт в комнату. Она на самом последнем этаже, рядом большой сундук. Его можно придвинуть так, что этот мальчишка никогда уже не откроет дверь изнутри. А дальше я его просто поджарю в комнате, и никто из дружков его не спасёт. Тихий район маленького городка. Захудалая гостиница. Завтра я уезжаю. Дело сделано. Оборачиваюсь к двери. Боже! Рауль! Не понимаю, откуда он здесь! Как он спасся? Теперь придётся быть особо осторожной. Если он понял, кто поджег гостиницу, то приложит все усилия что бы расквитаться со мной. Мне осталась одна ночь. Завтра на рассвете я уеду. Порывом ветра распахивает окно. Просыпаюсь. В ушах ещё голос де Жюссака: «Вы её двойник!». Звучит как приговор. Приговор, который выносится мне за последний месяц уже каждую ночь. В комнату вошёл Рауль. - Что Вы здесь делаете? Как Вы сюда попали? Помню, что запирала дверь. Достаю из-под подушки пистолет и прицеливаюсь. - Уберите оружие. – говорит он. - Я знаю, что оно не заряжено. Иначе я был бы уже мёртв. - Что Вам надо? Наивный вопрос. Я и так знаю, что тебе надо. Последняя ночь оказалась роковой. Неужели он приехал сюда только ради мести? - Хотя Вас с леди Винтер и не связывают кровные узы, но Вы унаследовали её чёрную душу. Когда-то она отравила жизнь моего отца, Вы покушались на мою жизнь. Я помню всё. Всё с того дня, когда встретился с Вами во время поисков сокровищ Франции. Я достаточно долго наблюдал за Вами и не хочу, что бы Ваши злодеяния продолжались дольше, чем злодеяния Вашей предшественницы. Мой отец со своими друзьями казнил миледи, я освобожу мир от Вас. Кошмар, преследовавший меня все эти месяцы, сбывается. Отчётливо ясен смысл слов, являвшегося во снах де Жюссака: « Вы её двойник». Я её двойник! А это может означать только одно – конец у нас с леди Винтер будет один на двоих. Открывается дверь, вот и Анри. Сопротивление бесполезно. Если не сейчас, то потом… Через день, неделю, месяц или два они найдут меня. И конец будет точно такой же. Точно такой же, как у леди Винтер. Встаю. Иду навстречу. - Я готова. Я готова принять смерть, но я не сдаюсь. Замечаю на лице Анри восхищение. Видно, чей он сынок. На улице непроглядная тьма. В комнату дует пронизывающий ветер, грохочет гром, но мне не холодно. Ничего не чувствую. - И где же вы будете меня судить? *** - Здесь. – Рауль спустил курок и де Круаль упала на пол. Молодые люди выбежали из гостиницы, сели на коней и ускакали. Тело Луизы нашли утром. Кольбер, узнав об убийстве, только втихаря перекрестился. *** На постоялом дворе возились дети. К мальчику подошла очаровательная девчушка и попросила игрушку - Не дам! Это моё. Я не даю никому свои игрушки. - А как тебя зовут? – казалось, не слышав отказа, спросила девочка, пристально посмотрев на мальчишку. - Пьер. - Когда-нибудь, Пьер, ты отдашь мне все свои игрушки. - Мари! – раздался женский голос – Мы уезжаем! Где ты? - Иду мамочка! Девочка убежала, а мальчик смотрел ей вслед. Он ещё не знал, что у Мари прекрасная память.

Анна де Ла Фер: Де Круаль, замечательно! Я балдею!=-))) Сама сочинила?

Nika: Ура! Продолжение "Миледи"!!!

де Круаль: Сама, сама ). Думала, правда, что меня тут побьют за такое сочинительство)) Nika пишет: Продолжение "Миледи"!!! И продолжение стиля написания.. Извините, что стащила Вашу манеру написания .. Добро и зло - темы вечные...

Nika: де Круаль, на здоровье то-то мне показалось что-то знакомое на первый взгляд



полная версия страницы