Форум » История » Луи де Клермон, сеньор де Бюсси д'Амбуаз (исключительно реальный)-2 » Ответить

Луи де Клермон, сеньор де Бюсси д'Амбуаз (исключительно реальный)-2

Рошешуар: Тема посвящается реальному человеку, послужившему прототипом небезызвестного графа де Бюсси из романа "Графиня де Монсоро" Разбираем легенды, мифы, исторические анекдоты и прочие мелочи его жизни, копаемся в первоисточниках и мировой паутине, делимся находками и открытиями и так далее. Милости прошу к нашему шалашу, если кому интересно! [more]что-то же нужно было написать в шапке [/more]

Ответов - 206, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Viksa Vita: Это сообщение получено в премодерацию от незарегестрированного участника duchesse Radziwill. Я его скопировала, поскольку не смогла зарегестрировать его автора. Duchesse, будьте любезны, зарегестрируйтесь еще раз на форуме. Будет очень жаль вас потерять. Здравствуйте, уважаемые форумчане, "Ходя" по интернету в поисках всевозможной информации о коронации Генриха Валуа польским королем и o его поездке в Польшу, о его сопровождавших лиц, случайно попала сюда и - глазам своим не поверила, сколько всего нашла полезного. Не смогла просто тихо читать, очень хотела выразить своё восхищение и сказать большое спасибо за то, что интересуетесь всем этим и делитесь своими находками! У меня филологическое образование, и я немало работаю с латинскими и польскими старыми письменными памятниками, документами, интересуюсь генеалогией дворянских (иногда и не дворянских) родов давней Речи Посполитой, особенно Великого княжества Литовского, также отдельными историческими личностями и темами. Но так как русский язык для меня не родной и не очень часто мне приходиться его слышать, заранее прошу простить меня за ошибки грамматические и стилистические... Недавно как то "занесло"меня (опять) в творчество Яна Кохановского, который в Польше - самый великий поэт Ренессанса, а в "кресах", особенно не славянских - как где... Иногда народ у нас ещё просвещать надо, тем и занимаюсь :) И вот в контексте поезии Кохановского странным образом я “встретила” Бюсси д'Амбуаза. В научной литературе он упоминался как "заказчик" (или что-то в этом роде) стихов, которые после возвращения из Польши написал поэт Ф. Депорт и которых "лирический адресат" - королева Маргарита Наварская. (Как связаны между собой поэты Кохановский и Депорт - см. дальше.) Как то пробудился во мне научный интерес... Сначала подумала: "а, этот, да про него Дюма писал, да псевдо(?)герой такой". А ведь с раннего возраста я очень любила Дюма! Обожала исторические темы, сюжеты, некоторые герои... В третьем классе я мечтала быть такой, как Миледи, признаюсь. И французкий фильм "Графиня де Монсоро" тоже нравился очень, но книгу я не читала, не было тогда у нас её перевода. А потом были уже другие интересы и дела... Так вот, начала этим летом искать информацию про “этого героя” уже глазами "взрослого человека", даже почти историка (ибо работая с ранними текстами невольно становишся историком, а не только "филологом"). И не как героя романа, а как исторической личности, сведения о которой мне были нужны в определённом контексте. Много прочитала. И немало из того приведено здесь, на этом форуме, я же копала всё самостоятельно, того не зная... А потом здесь нашла ещё деталей, спасибо вам за это! Но уже "до вас" у меня сложилась картина, что 2/3 информации "для масс" о Бюсси есть не правда, и что редко "встречаешь" историческую личность так оклеветанную, с такой перепутанной, недосказанной биографией, и именно это ещё силнеe побуждало интерес докопатся до истины... "Истины" пока не нашла, но картина получается уже яркая… Теперь будет екскурс о двух поэтах и одном короле. Или мои хождения кругами. Можно пропустить, но так как это касается и Генриха Валуа, может материал покажется интересным. Поэт Кохановский и король Генрих. Ян Кохановский от ок. 1564 г. был поэтом при дворе польского короля Сигизмунда Августа, и ещё королевским секретарём (можно полагать, формально). Когда умер Сигизмунд Август, Кохановский поддержал кандидатуру Генриха Валуа и был активным его сторонником. Но бегство Генриха из Польши его очень разочеровало, он ещё короткое время надеялся, что Генрих вернётся, но увы... Потом отсторонился от двора и городской жизни, уехал в провинцию в наследсвенное имение и жил там. Ну он очень хотел быть придворным поэтом Генриха - не вышло... Но из этого вышла "дуэль двух поэтов"! В Польшу Генриха, как знаем, сопровождал и его придворный поэт Филипп Депорт. В "каталоге" короля сопровождавших лиц (Catalogue des princes, seigneurs, etc., qui accompagnent le roi de Pologne) он, кстати, фигурирует как королевский секретарь (см. кем был Кохановский). После коронации немалая часть свиты короля вернулись во Францию. Депорт остался до побега Генриха, и, как пишут, он был одним из тех, которые подготовили план его бегства. Также он сопровождал Валуа в Италии, и именно там написал стих "Adieu à la Pologne" (т.е. 1574 г. летом), антипольскую сатиру, которая задела всех хороших польско-литовских патриотов, ибо в ней Польша изображена как отдалённый край, где только зима, холод и ветры, также высмеивался быт и обычаи. Этот стих знали во французком дворе, а издавался он в сборниках Депортa с 1577 г. (Атмосфера наколялась... И первый начал француз! Но это потому, что ему было стыдно! :) ) Тогда кто-то перевёл этот стих на латинский. Кажется, кто-то из поляков (?) (секундант? – шучю :) ). На латинском там ещё хуже всё оказалось... И Кохановский ответил - ок. 1576 г. (а может, и раньше) он тоже написал сатирический стих на латинском "Gallo crocitanti Аmoibe" (Ответ кудакающему петуху/французу; или "каркающему петуху"? не знаю, как лучше) - с намёками на Варфоломеевскую ночь, a ещё про изнеженность и трусость "француза", или петуха (со соответствующим смыслом). А потом ещё добавил - стих "De electione, coronatione et fuga Galli" (О избрании, коронации и бегстве француза). А когда-то он для короля Генриха, нашего родного Валезего, оду писал... (Спасибо тому, кто ещё читает... :) Но я очень хотела рассказать о этих двух "дуэллянтов"…) Теперь дошли до Бюсси д'Амбуаза. Депорт свой стих печатал в сборниках с 1577 г. (напр., “Les premieres oeuvres”), ссылка здесь https://books.google.ch/books?id=s8gOqpnD9_0C&printsec=frontcover&hl=lt&source=gbs_ge_summary_r&cad=0#v=onepage&q&f=false ) В эти сборники попали и другие "антипольские" стихи, особенно в раздел "Les Amours d’Hippolyte". Все французкие издатели Депорта ХХ века (Malherbe, Graham и ещё не помню сколько литературоведов) единым голосом говорят, что есть основание полагать, что этот раздел (он сам по себе мог быть и отдельной книжкой) заказал Депорту написать именно Бюсси (вопрос, почему сам не писал? Но у Депорта - форма, стиль, опыт и продуктивность какая! Может быть и заказал... Но за какие деньги?.. хммм...). Это потом хором повторяют польские исследователи (они пишут в основном о Кохановском, а французы в своих французких деталях им авторитет бесспорный). Дальше обычно приводится анализ этих стихов, это в основном 3 сонеты, в которых есть аллюзии на биографию Бюсси. В основном там нет ничего очень "антипольского", только поэтическая топика по примеру античной поэзии - далёкие края, Скития и Аквилоны (но для "нас", старой доброй Речи Посполитой, это всё равно не нравится!), ещё упоминается поездка с королём и оставленная в родине дама сердца, также воинственность и военные заслуги. Сперва я отнеслась к этому скептически - подумать только, locus communis в поэзии, но чем дальше, тем больше мне кажется, что эти французкие литературоведы всё-таки правы... В издании 1577 г. это сонеты LXX, LXXI, LXXII “Les Amours d’Hippolyte". Но в более поздних сборниках - всего уже больше. Нп., в сборнике 1607 г. это уже сонеты LXXXIII, LXXXIIII, LXXXV, LXXXVI (и в нём намёки на биографию Бюсси, даже век его указан - 24-ый год, или 24 (?), это в 1574 г.). Можно сразу задать провокационный вопрос: почему именно имеется в виду Бюсси, когда весной 1574 г. ещё жил Ла Моль? А вот это как раз не аргумент. Стихи Депорта явно написаны ок. 1575, а может быть, несколько раньше, но не в коем случае не 1574 г. весной - тогда ему не до того было :). Значит, "лирическая ситуация" в стихах - уже "ex post", в них говорится не о том, что тогда, а о том, что теперь. А теперь - любовь, и здесь мне тоже так кажется (источник - сама Маргарита), или на меня эти французы повлияли, не знаю :) Нужно ещё внимательно читать этот сборник. (Жаль, мой французкий этакой как у Кохановского :), мне лучше латинский да итальянский, на современном французком сяк-так читаю, а здесь уже - как могу, так...) А первый раздел книги Депорта "Les Amours de Diane" - это стихи по заказу Генриха Валуа. И всё-таки - я разом и верю, и не верю этому Бюсси в поезии Депорта. Может быть, здесь я получу какой нибудь полезный совет? Зараннее благодарна duchesse Radziwill

Рошешуар: Ка-а-ак интересно! Viksa Vita пишет: Duchesse, будьте любезны, зарегистрируйтесь еще раз на форуме. Будет очень жаль вас потерять. Присоединяюсь! duchesse Radziwill, непременно попробуйте с регистрацией еще раз. Мне тоже она удалась не с первого раза. Но так как русский язык для меня не родной и не очень часто мне приходиться его слышать, заранее прошу простить меня за ошибки Дай, Бог, нам всем так изъяснятся на неродных для нас языках))) Судя по всему, у вас еще и поэтический дар присутствует, это очень чувствуется по мелодике письма. Теперь по сути)))) у меня сложилась картина, что 2/3 информации "для масс" о Бюсси есть не правда, и что редко "встречаешь" историческую личность так оклеветанную, с такой перепутанной, недосказанной биографией Сложно более точно дать определение биографии этого человека. У меня тоже сложилось стойкое ощущение, что против него целенаправленно велась настоящая информационная война. Причем она не закончилась с его гибелью, она только еще больше развернулась после 1579 года. Кому и для чего она была выгодна я еще не определилась, но факты говорят сами за себя. Даже спустя 450 лет его "официальная" биография, гуляющая по просторам Интернета - это клубок вымыслов, домыслов и откровенных фальсификаций. Viksa Vita пишет: "Истины" пока не нашла, но картина получается уже яркая… Аналогично! Недавно как то "занесло" меня (опять) в творчество Яна Кохановского, который в Польше - самый великий поэт Ренессанса, Все французкие издатели Депорта ХХ века (Malherbe, Graham и ещё не помню сколько литературоведов) единым голосом говорят, что есть основание полагать, что этот раздел (он сам по себе мог быть и отдельной книжкой) заказал Депорту написать именно Бюсси И вот тут я поняла, что ничего не знаю... Как-то я обычно рассматривала в качестве первоисточников французские документы той поры, ну, плюс дипломатическая переписка английского двора, ну, немного испанцы и венецианцы отметили существование Бюсси д'Амбуаза. Была у меня мысль поискать голландские первоисточники... Но то, что они могут быть и в Польше, как-то совсем ускользнуло от меня. Тем более, что мы так и не нашли стопроцентных доказательств, что Бюсси доехал до Кракова. После коронации немалая часть свиты короля вернулись во Францию. Вероятнее всего Бюсси был именно в этой части. Какую функцию выполняли в этом походе они с Симье, для меня до сих пор загадка. вопрос, почему сам не писал? Но у Депорта - форма, стиль, опыт и продуктивность какая! Может быть и заказал... Но за какие деньги?.. хммм...). Тут уместно вспомнить книгу французского библиографа Франсуа де Ла Круа дю Мена "Библиотека сьера де Лакруа дю Мена, или Всеобщий каталог всевозможных авторов, писавших на французском языке в течение последних пяти столетий". В ней дю Мен, в 1584 году, написал, что Бюсси "... любил и опекал прежде всего литераторов (Il aimoit et carressoit sur-tout les Hommes de Lettres)..." Возможно Депорт был одним из них. В издании 1577 г. это сонеты LXX, LXXI, LXXII “Les Amours d’Hippolyte". Но в более поздних сборниках - всего уже больше. Нп., в сборнике 1607 г. это уже сонеты LXXXIII, LXXXIIII, LXXXV, LXXXVI (и в нём намёки на биографию Бюсси, даже век его указан - 24-ый год, или 24 (?), это в 1574 г.). duchesse Radziwill, а нельзя ли вас попросить кинуть подстрочный перевод этих сонетов, а равно и стихов Кохановского? Пока же я пошла читать о Кохановском. Как говорится: век живи - век учись.

Armande: Попробовала загнать в поиск Кохановского и Бюсси вместе. Получилась вот эта статья.. Собственно, судя по всему, на нее и ссылается герцогиня Радзивилл. Статья на польском. А он совершенно интуитивно понятен. Стихи на польском и французском


Констанс1: Да , полякам досталось во французских стихах. Во первых, их землю обозвали Скифией, во вторых обвинили в полном отсутствии культуры, прибавив к этому, что даже немецкие наемники идут служить не к ним, а в Голландию, ибо даже там земля плодороднее и отдача больше.Нахождение там названо" жестокостью небес". Полякам , видимо, обидно.

duchesse Radziwill: Попробовала выслать сообщение и зарегистрироватся. Кажется, опять не вышло :( Пробую как гость. Спасибо вам за внимание и теплоту! Viksa Vita пишет: Duchesse, будьте любезны, зарегестрируйтесь еще раз на форуме. Будет очень жаль вас потерять. Постараюсь не пропасть, но почему-то не получается зарегистрироваться :( Пробую ещё раз, вместе с этим сообщением. Рошешуар пишет: Ка-а-ак интересно! Меня вдохновляют эти слова :) ... поэтический дар присутствует, это очень чувствуется по мелодике письма. эти тоже (краснея...) :) Рошешуар пишет: цитата: Все французкие издатели Депорта ХХ века (Malherbe, Graham и ещё не помню сколько литературоведов) единым голосом говорят, что есть основание полагать, что этот раздел (он сам по себе мог быть и отдельной книжкой) заказал Депорту написать именно Бюсси И вот тут я поняла, что ничего не знаю... Как-то я обычно рассматривала в качестве первоисточников французские документы той поры, ну, плюс дипломатическая переписка английского двора, ну, немного испанцы и венецианцы отметили существование Бюсси д'Амбуаза. Была у меня мысль поискать голландские первоисточники... Но то, что они могут быть и в Польше, как-то совсем ускользнуло от меня. Тем более, что мы так и не нашли стопроцентных доказательств, что Бюсси доехал до Кракова. Что-то я здесь пропустила, Graham - это издатель ХХ века, а F. Malherbe - комментатор поэзии Депорта ХVI-ХVII века, и он родился как раз в "нужное время" - 1555 г. А Graham издал Депорта с комментариями Malherbe. И вот сам ли Малерб пишет про Бюсси, или это делает Грэхэм, мне неясно, ибо мне это издание (Les Premières Œuvres de Philippe Des Portes, édition critique suivie du Commentaire de Malherbe, par Victor E. Graham, 7 tomes, Genève, Droz, 1958-1963.) недоступно. Но частично оно повторяется в многотомной J. P. Barbier, Ma Bibliothèque Poétique, T.I- ... Genève Droz, (1994-1997 г. примерно). Вот здесь Бюсси тоже "объявился", 5-6 раз. Ссылка https://books.google.lt/books?id=S-7Tx3FNTEAC&pg=PA37&dq=Ma+biblioth%C3%A8que+po%C3%A9tique+bussy+desportes&hl=lt&sa=X&ved=0ahUKEwiEyqPiu7XeAhXsposKHRjuCZ0Q6AEIKDAA#v=onepage&q&f=false До Кракова доехал точно, и, кажется, докажу. Материал у меня есть, польский, косвенный - ибо там сам Бюсси не упоминается, но многое становится яснее ясного. Про Франкфурта и что в нем творилось :D Потом продолжу - про поэзию Депорта, про статью Р.Фигута (кстати, он немец). И ещё очень бы хотела поместить здесь фото страниц некоторых книг, их в сети нет.

Рошешуар: duchesse Radziwill пишет: До Кракова доехал точно, и, кажется, докажу. Материал у меня есть, польский, косвенный - ибо там сам Бюсси не упоминается, но многое становится яснее ясного. Про Франкфурта и что в нем творилось Буду ждать с нетерпением! События во Франкфурте мы очень подробно разбирали в этой теме. Мое мнение таково (не помню, озвучивала ли я его здесь или сформулировала уже позже той беседы): вероятнее всего 17 декабря 1573 года Бюсси встречался в Спрендлингене с Вильгельмом Оранским, которому передал от лица Екатерины Медичи крупную денежную сумму для поддержки штанов революционного движения в Нидерландах (она уже тогда имела виды на управление этой страной для любимого Генриха). Возможно, он встречался не с самим Вильгельмом, а с его младшим братом Людовиком, который случайно оказался настолько рядом, что собственно и выручил Бюсси из тюрьмы графа д'Изенбурга. Мы помним, что 20 октября господин де Бюсси получил "за услуги, оказанные в штаб-квартире Ла-Рошель, и на расходы, понесенные для путешествия по Польше" из государственной казны 8000 (!) турских ливров. Это очень большая сумма, очень. Больше, чем Бюсси не выдали никому, даже близко не приближаются суммы! Цитата из книги Николя Ле Ро ...Шарлю де Бальзаку де Клермону д’Антрагу даруют 1100 турских ливров, выданные ему, однако, только пять лет спустя... ...Анри де Сен-Сюльпис приобретает золотые цепи на 500 экю... ...Франсуа д’О покупает на 1190 ливров товара у парижского ювелира Антуана Андрю... ...- главный метрдотель Николя Аламанни получает 3000 ливров 17 октября, - Жан де Гюер, барон де Кастельно получил 3750 ливров 23 ноября; - Мери де Барбезьер и Жорж де Вилькье, каждый получил по 3000 ливров; - Бюсси получает 8 000 ливров 20 октября "за услуги, оказанные в штаб-квартире Ла-Рошель и расходы, понесенные для путешествия по Польше". Из точки "А" (из Парижа) Бюсси выезжает позже основного каравана, потому что, предполагаю, что в точке "Б" (в Спрендлингене, в 10 км от Франкфурта) у него назначена встреча с представителем Оранского (если не с ним самим, учитывая что английский посол в 1578 году открыто называет Бюсси и Оранского друзьями), а отделиться незаметно от такой массы всевозможных соглядатаев, коими был нашпигован королевский поезд, довольно сложно. В точке "Б" Бюсси "засвечивается" так ярко и открыто, что аж в глазах рябит, но вовсе не по политическим мотивам, а по совершенно дурацкому бытовому, не сказать бы уголовному, поводу: он принародно пристает к трактирщице в присутствии ее мужа, затем носится по всей деревушке, как оглашенный, дерется с местным населением и в конце концов сдается в руки правосудия. Вопрос: где же все это время находятся 8000 ливров? Лично для меня ответ очевиден: они уже у Нассау (либо старшего, либо младшего). А во время встречи в трактире, где происходила передача денег, что-то пошло не так, как планировалось. Может быть они привлекли чье-то нездоровое внимание, может быть кто-то узнал Оранского (или его посланника), может быть просто возникла ситуация, мешающая Оранскому незаметно покинуть место встречи, может быть его караулили на входе или еще где (мало ли какие шпионские игры велись вокруг Молчаливого, а они велись, однозначно). И вот, что бы Оранскому (или его посланнику) удалось незаметно выскользнуть из трактира с крупненькой суммой денег, полученной от француза (ели бы это стало известно широкому кругу людей, то вся политическая карьера Оранского развалилась бы не начавшись, а обвинения в госизмене и так-то сыпались на него постоянно, а тут - неопровержимый факт), и был организован весь этот переполох. Все обсуждали только ненормального Бюсси и его беготню по городу, про его спутников никто даже не вспомнил, а их (на секундочку) было не менее шести (плюс слуги или пажи, или что там положено еще). Их вообще как будто нет. А ведь мы знаем, что вокруг Бюсси всегда были люди, готовые за него умереть (и умирали, кстати сказать). И последнее, данные о том, что в 1573 году Оранский получил от Екатерины большую сумму денег, для гарантирования дружественной политики в пользу Генриха (а затем и Франсуа), циркулировали всегда. И Оранский до последнего придерживался этой политики, даже во вред себе. Никто только не связывал ранее воедино эти факты. Больше Бюсси на всей дороге до Кракова не отметился ничем (хотя это на него мало похоже). Равно и в самом Кракове. Во всяком случае, мне этого пока раскопать не удалось. Поэтому, duchesse Radziwill, буду ждать, чем Вы нас порадуете. Armande пишет: Попробовала загнать в поиск Кохановского и Бюсси вместе. Armande, полагаю, что нам нужно гуглить пару "Бюсси и Депорт", и отдельно "Депорт и Кохановский", а связала их воедино именно duchesse Radziwill.

NN: Оффтоп: мне тоже интересно читать беседы с Madame la Duchesse Radziwill, поэтому вношу предложение: если у нее не получается зарегистрироваться, кто-то может попробовать сделать это за нее, а потом сообщить ей пароль в общей теме (чтобы она могла потом его сменить).

duchesse Radziwill: Часть литературная Вообще-то тема про дуэль поэтов Кохановского и Депорта совсем не новая. Один литератувед повторяет другого, прибавляет что то новое, и - вот. Составляла список статей о "дуэле", но вдруг так повезло, нашла готовый. Он под катом. S. Kot, Adieu à la Pologne, in “Silva Rerum”, n. 4/7, 1930, pp. 49-75; W. Weintraub, Kochanowski versus Desportes. A Sixteenth-Century French-Polish Poetic Duel, in W. E. Harkins (ed.), Symbolae in honorem Georgii Y. Shevelov, Universitas Libera Ucrainensis, München 1971, pp. 463‑473 (Polish version: Poetycki pojedynek z Desportes’em, in Id., Rzecz czarnoleska, Wydawnictwo Literackie, Kraków 1977, pp. 358-374); Z. Głombiowska, “Tere de France, mult estes dulz pais”. Jana Kochanowskiego spotkania z Francją, in Ead., W poszukiwaniu znaczeń. O poezji Jana Kochanowskiego, Wydawnictwo Uniwersytetu Gdańskiego, Gdańsk 2001, pp. 74-93; R. Finnin, Attendants to the Duel: Classical Intertexts in Philippe Desportes’s “Adieu à la Pologne” and Jan Kochanowski’s “Gallo Crocitanti”, in “Comparative Literature Studies”, n. 44/4, 2007, pp. 458-483; https://www.jstor.org/stable/25659615?seq=1#metadata_info_tab_contents D. Półćwiartek-Dremierre, Pierwsze polsko-francuskie rendez-vous kultur. Polski epizod Henryka Walezego, in “Roczniki Humanistyczne”, n. 63/1, 2015, pp. 205-222 http://czasopisma.tnkul.pl/index.php/rh/article/viewFile/1076/1192 Жаль, что в сети недоступны Кот и Вейнтрауб. Гломбёвской не знаю. Все три есь по крайней мере в библиотеках (когда смогу, посмотрю). Финнин есть в сети, в базе "Jistor" (с регистрацией, но у меня есть этот текст в pdf без поиска). Пулчвертак есть в сети. Бюсси, кажется, не упоминается нигде. Но где-то я его видела в польском материале последних лет (полагаю, в сносках), теперь уже не найду. И может быть нет смысла искать, потому что всё сводится к упомянутой статьи Р. Фигута (R. Fieguth. Francuskie i polskie gniewy, żale i śpiewy : o erotykach Philippe’a Desportes’a i "Lyricorum libellus" Jana Kochanowskiego.) http://bazhum.muzhp.pl/media//files/Pamietnik_Literacki_czasopismo_kwartalne_poswiecone_historii_i_krytyce_literatury_polskiej/Pamietnik_Literacki_czasopismo_kwartalne_poswiecone_historii_i_krytyce_literatury_polskiej-r2013-t104-n3/Pamietnik_Literacki_czasopismo_kwartalne_poswiecone_historii_i_krytyce_literatury_polskiej-r2013-t104-n3-s39-67/Pamietnik_Literacki_czasopismo_kwartalne_poswiecone_historii_i_krytyce_literatury_polskiej-r2013-t104-n3-s39-67.pdf Я потом выложу стихи "дуэля" Депорта и Кохановского. Но так как они меньше касаются сути дела, сперва будет то, что касается больше :) Armande пишет: Попробовала загнать в поиск Кохановского и Бюсси вместе. Получилась вот эта статья.. Собственно, судя по всему, на нее и ссылается герцогиня Радзивилл. Статья на польском. А он совершенно интуитивно понятен. Стихи на польском и французском Да, верно! Именно в этой статье упомянутые обе стороны. Кажется, что французы раньше рассуждали только о Депорте (про весь его сборник), а поляки - о Кохановском (только о "Gallo crocitanti", но не про другие стихи). Фигут просто соединил то, что писали французы о Депорте, и то, что писали поляки о Кохановском, за это ему спасибо. Вот что значит широкий кругозор :) Он, как я понимаю, немец, профессор славистики Фрибурского университета, а они там если чем занимаются, так очень усердно. И издавался Депорт в ХХ веке тоже - в Женеве, ну любят швеицарцы эту французкую поэзию :) А я просто обратила внимание на эту связь, есть у меня привычка стараться видеть мир и события в целом, насколько это восможно, а не безсвязными фрагментами. Но, кажется, Фигут сделал одну ошибку (?): Бюсси, вероятнее всего, заказывал не весь сборник, а просто стихи, несколько стихотворений. Но так как сборник тематически очень связный, отрицать, что заказал весь, тоже нельзя. Словом, вопрос остаётся открытым. Но всё это как бы потверждает то, что пишет де Ла Круа дю Мен в "Библиотекe". Опять этот Грэхэм, опять Бюсси: https://www.jstor.org/stable/40521936?seq=1#page_scan_tab_contents И ещё: https://academic.oup.com/fs/article-abstract/XV/3/262/521435?redirectedFrom=PDF Теперь стихи Депорта, в которых (как бы) упоминается Бюсси. Сборник 1607 г. Первые три сонета - "польские" - про расставание, поездку с королём, вечную зиму и лёд, Скифию и Аквилонов. В четвёртом упоминается век Бюсси. Извините, что нет дословного перевода - слишком много времени он у меня займёт, мой французкий довольно слабый. Но, мне кажется, здесь постепенно разберёмся и с этими стихами. LXXXV Mes yeux, accoustumez au jour de vostre veuë, Sont clos aussi soudain que vous disparoissez, Et des autres beautez les rayons élancez Me sont pour m'éclairer qu'une effroyable nuë. Mon ame en vos cheveux est si bien detenuë, Mes sens de trop d'amour sont si fort insensez, Et vers vous mes desirs tellement sont dressez, Qu'aucune autre beauté n'est de moy reconnue. Et si le ciel jaloux me force à vous laisser, Quelque mont, fleuve ou bois que je puisse passer, Bien qu'aux deserts glacez pour jamais je m'habite, Tousjours malgré le tans, la distance et les lieux, Vostre beauté divine, ô celeste Hippolyte! Sera pres de mon cœur, s'elle est loin de mes yeux. LXXXVI Je vey contant les jours et les heures passées, Depuis que de mon bien je me suis separé, Et qu'avec un grand roy, des mortels adoré, J'ay choisi pour sejour ces campagnes glacées. Amour, qui vois sans yeux mes secrettes pensées, Si je t'ay jusqu'icy saintement reveré, Chasse, ô Dieu ! le regret dont je suis devoré, Et tant de passions dans mon ame amassées. Fay qu'avec moins d'ardeur je desire à la voir, Ou que de mon grand roy congé je puisse avoir, Ou m'apprens à voiler et me preste tes ailes, Ou ne fay plus long tans mon esprit égarer, Ou tempere mon mal qu'il se puisse endurer, Ou m'enseigne à souffrir des douleurs si cruelles. LXXXVII Au nid des aquilons en la froide Scythie, Où jamais le soleil ne se daigne lever, Je ne puis, malheureux, de remede esprouver, Amour, pour rendre en moy ta chaleur amortie. Celle que de mon cœur l'exil n'a departie, M'accompagne partout, partout me vient trouver, Et parmy les rigueurs d'un éternel hyver, Elle fait que mon ame en braise est convertie. Mais le plus grand ennuy dont je suis tourmenté, C'est de sentir le feu sans en voir la clairté : Mon soleil luit ailleurs quand plus fort il m'enfiame. N'est-ce un presage seur qu'en bref je doy mourir? Je suis loin du plaisir qui me peut secourir, Et porte en tous endroits le tourment de mon ame. LXXXVlII Je veux jurer ces vers, qui rendront tesmoignage Ou de mon inconstance, ou de ma ferme foy, En presence d'Amour mon grand maistre et mon roy Qui peut lire en mon cœur, si Iraistre est mon langage : C'est qu'à vostre beauté sans plus je fais hommage, Je n'aime rien que vous, en vous seule je croy; Vostre œil m'assujettist et me donne la loy, C'est mon heur et mon gain, ma perte et mon dommage. Si j'ay jusques icy vollagement erré, De mille traits divers à toute heure enferré, Ce sont des tours communs de l'aveugle jeunesse; Maintenant que six ans quatre fois j'ay dressez Devers vous seulement mes pensers sont passez Et mon ame en ses maux n'implore autre deesse. Здесь издание 1858 г., удобно читать. https://books.googleusercontent.com/books/content?req=AKW5QaeCuRd2n4gfXUA0MMxM4d79XphvmPuo8IknZGViX_u1AiNE6P42-vdHiXFC_03bGWVjY3BBwB0-J9EXzDEHyz-kn7ZYA6FPTHCWRg_KFcF3QzJhuR2j61d1ouByAq2kCfc8cN-Z_1SEU2hotb8dR3h1M5RbQh2M2HZTI1oQo29tRBi-urftisDRq18w6_bdjY4rPhvX4GZOdEC5GgNv4xmGtJ33TPOdn9ahONNYiEfW5AkOUfywun4HSUUvoST-nxnCQQi6QwwG5YIOrBxTK-fx-eOfCw

duchesse Radziwill: NN пишет: Оффтоп: мне тоже интересно читать беседы с Madame la Duchesse Radziwill, поэтому вношу предложение: если у нее не получается зарегистрироваться, кто-то может попробовать сделать это за нее, а потом сообщить ей пароль в общей теме (чтобы она могла потом его сменить). Была бы очень благодарна! Как вы меня обрадовали! Конечно, я согласна, так как я пробовала зарегистрироваться раз 5-6 - всё впустую.. И ещё - мой пост доходит до вас за сутки, а то и больше. Понятия не имею, когда дойдёт этот... Может быть, причина тому интернет-провaйдеры, неполад взаимный какой то. Всё делаю как будто "как человек"...

Viksa Vita: duchesse Radziwill не могу понять, почему не выходит вас зарегестрировать. Вы пока пишите так, все заходит в премодерацию, а я одобряю. Но, вроде, на этот раз сработало. Попробуйте. И благодарю вас за интереснейшие комментарии. Читаю, затаив дыхание.

duchesse Radziwill: Часть историческая Рошешуар пишет: События во Франкфурте мы очень подробно разбирали в этой теме. Мое мнение таково ... ... Никто только не связывал ранее воедино эти факты. ... Поэтому, duchesse Radziwill, буду ждать, чем Вы нас порадуете. Спасибо, Рошешуар, как это интересно! Совсем поглотили меня перипетии Бюсси. Да это же исторический детектив, нельзя его так оставить! Эта версия событий совсем не противоречит моему материалу, наоборот... И она мне показалась довольно убедительной. Так вот, приношу вам дневник, где всё правда и никакой лжи :) Как бы там ни было, это писал человек, который был одним из тех послов Польшы, которые ехали к Генриху Валуа, которых принимали во французком дворе и которые, приняв присягу нового короля Польшы, вместе с ним и вместе со свитой Генриха ехали эту долгую дорогу в Краков. Это протестант, лютеранин Андрей Гурка, каштелян мендзыжечский. Wiki для знакомства https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D1%83%D1%80%D0%BA%D0%B0,_%D0%90%D0%BD%D0%B4%D1%80%D0%B5%D0%B9_(%D0%BC%D0%BB%D0%B0%D0%B4%D1%88%D0%B8%D0%B9) Diariusz poselstwa polskiego do Francji po Henryka Walezego w 1573 roku, изд. Adam Przyboś, Roman Żelewski, Zakład Narodowy im. Ossolińskich, 1963, 341 стр. https://books.google.lt/books/about/Diariusz_poselstwa_polskiego_do_Francji.html?id=JSIaAAAAIAAJ&redir_esc=y Там коротко, но иногда приводя листы, документы и пр., описан почти каждый божый день польских послов и Генриха от 1573 07 04 до 1573 12 29, а потом Гурка, кажется, от них отлучился и занялся другими заданиями. Я ещё не прочла этого дневника, только перелистала, он у меня в компе валяется с этого лета, когда сфотографиловала его в библиотеке - подумала, пригодится. Я вообще то материал собирала про Радзивилла Сиротку (нет, мой ник не от него :), а от прапрапра...внучки его Стефании Радзивилл). Про Сиротку здесь ещё будет. Tак что же видел и слышал Андрей Гурка 18-ого декабря 1573 года (он подаёт эту дату)? А вот. Когда "ненормальный Бюсси", пьяница этот и распутник, бегал по деревне и задевал мирных жителей, приставал к порядочным женщинам, на самом деле во Франкфурте и его окресностях эти жители в тот день устраивали провокации, заговоры и прочее, и, кажется, только с немалыми усилиями с обеих сторон избегнуто хаоса, стычек и, может быть, резни. Про эти настроения, кажется, говорит и Ла Гюгери (ещё буду читать внимательно, пока только ознакомилась). Да просто Бюсси 17-ого попал в "подготовку" бить французов любой ценой, они - с Оранским? - может быть и догадывались, что возможны какие-нибудь неладности из за этих настроений, но не знали, что настолько. Был ли это "спектакль" Бюсси, или какой-то гибрид "спектакля" и настоящей драки, пока не понимаю... Вот текст на польском. Опять извиняюсь, не перевожу, хочу, чтобы он здесь оказался скорее, а мой пост форум "обрабатывает" как минимум сутки, и вы видите то, что я писала вчера или позавчера. И ещё обратите внимание на поведение Генриха... Он "неввязывается", он всё усмиряет, хотя даже поляки кричат ему: "нельзя так оставить!". А нет. Он вот ходит по супермаркету к купцам, покупает дорогие рождественские безделушки и пишет брату про "ненормального Бюсси". Я теперь вижу в этом письме страх, лепетание ребёнка про что угодно, только бы не говорить правды, что случилось. А случилось то, что было избегнуто позора перед Европой (принц Франции, король Польшы не сумел даже добратся до своего королевства!), убийств и ещё мало чего. Да, недипломатично отвечать на эти провокации насилием. Но тогда написал бы: были провокации, справился дипломатичностью, всё хорошо. А про Бюсси промолчать. Или преувеличиваю? Хотя... Всё же трус этот Генрих, ой трус. К дневнику ещё вернёмся и почитаем больше. Теперь на скорую руку - маршрут Генриха, все дни и места. Вы многое уже знаете, но вдруг пригодится и этот. Он из книги польского историка Тадеуша Кемпы про Николая Кристофора Радзивилла Сиротку. Mikołaj Krzysztof Radziwiłł Sierotka (1549-1616), wojewoda wileński. Tomasz Kempa Warszawa : Semper, 2000 ss. 381. Вот итинерарий любимого Николая Кристофора (и короля Генриха Валуа, разумеется). Рожденный в 1549 году, Сиротка тоже был послом во Францию. Это такой "золотой юноша" Литвы, отпрыск самого богатого рода, невероятно образованный, довольно приятной внешности тип, с итальянскими манерами, и он ненавидел сарматизм и протестантов (хотя тата его, Николай Радзивилл Чёрный, был протестант, но к этим годам уже не жил), симпатизировал Габсбургам, любил итальянскую культуру, таскался по Европе всему учась и на месте неусидел. К тому же был незаурядным кавалером (т.е.бабником и... об этом потом, будет интрига про двор французкий). И у него были одни из красивейших доспехов в Европе (к счастью, сохранились). И тётка его короткое время была королевой Польшы - это мы про Барбару, жену любимую Сигизмунда Августа. Ну, хватит про этого лицемера, сепаратиста, выскочку, наглеца и ещё как там его поляки "короняжы" называли. Это я шучю, но он был настолько яркой личностью, что просто не могла о нём только ссылку подать на сухую биографию... А как он по Ближнему Востоку потешествовал, забирался на пирамиду Хеопса, как Иерусалим посещал, вступил в орден Святого Гроба Господнего, дневник писал, был меценатом, бедных студентов опекал, школы строил, по заказу его какую карту составили в Амстердаме... и т.т. и т.п. А что он по дороге поляков в Париж наделал... - нет, это не совсем то, что Бюсси, но некоторое сходство есть, и для романа в стиле Дюма материала из его жизни хватило бы на книги примерно три. Кстати, языки. Все польские послы хорошо знали латинский. Многие - и итальянский. Протестанты, нп. Гурка, на итальянском, кажется, не общалися, но они хорошо знали немецкий. Некоторые знали и французкий. Такой Пронский вообще провёл немало времени при дворе брата Генриха, Карла IX (что делал, не выяснила пока, но он был очень молодой). Уровень французкого у Сиротки трудно точно определить, но, кажется, понимал и общался (латинский, италянский, немецкий и знание греческого доказаны). Так что не были они просто сарматскими ослами, это уж точно. Надеюсь, дойдёт до вас :)

duchesse Radziwill: Viksa Vita пишет: Сработало! Но только сейчас. Спасибо вам большое!

Рошешуар: duchesse Radziwill пишет: Сработало! Поздравляю! Не ложилась спать, ждала что-нибудь новенького от Вас. С огромным интересом прочла ваши размышления и комментарии! Дневник Андрея Гурки достоин самого пристального внимания и изучения, да и другие источники тоже. Насчет волнений в германских княжествах, связанных с движением через них Генриха со свитой, не сомневался никто. Екатерина, снаряжая сыночка в дальнюю дорогу, надавала ему (и не только ему) 1000 наставлений, где, как и с кем себя вести. Маршрут был продуман по максимально безопасным городам. Однако-однако... Вы знаете, duchesse Radziwill, возможно Генрих и не был таким уж трусом. Решиться на такое путешествие, спустя всего год с небольшим после резни протестантов во Франции, надо, мне кажется, иметь смелость. Конечно, его окружали закаленные в боях воины и не самые последние дипломаты, но, как Вы сами заметили, провокаций никто не отменял. И, возможно, поляки, ехавшие в свите и призывавшие Генриха "не спускать", тоже имели своей целью компрометацию будущего короля Польши, и возможно, надежду, что он таковым не станет (тоже ведь не все гладко прошло в Польском Королевстве при избрании Генриха, противники-то его никуда не делись). Тоже не помню уже где, возможно, все в том же Николя Ле Ро, но попадалась мне информация, что на время дороги в Польшу при Генрихе, еще во Франции, было сформировано нечто наподобие тайного совета из особо приближенных дворян, и в совет этот также входили Бюсси и Симье (просто не приложу ума, на основании чего они были туда включены, особенно учитывая тот факт, что оба они спустя всего лишь год окажутся в свите Франсуа Алансонского, причем один сразу первым дворянином, а второй будет также всегда оставаться при Месье наперсником и доверенным лицом).

Рошешуар: И еще, момент и побегу спать. Почитала про Депорта. Товарищ был обласкан всеми Валуа, и, судя по всему, не очень-то нуждался в покровительстве фаворита герцога Анжуйского. Пришла мне тут в голову, в порядке бреда, мысль... Может быть эти сонеты были написаны самим Бюсси? А так как напечатать их под своим именем он, по вполне понятным причинам, не мог, а Депорт печатался и довольно хорошо, то и было это все оформлено в виде заказа... Хотя, даже не знаю, зачем бы это Депорту?

duchesse Radziwill: Рошешуар пишет: Поздравляю! Насчет волнений в германских княжествах, связанных с движением через них Генриха со свитой, не сомневался никто. Екатерина, снаряжая сыночка в дальнюю дорогу, надавала ему (и не только ему) 1000 наставлений, где, как и с кем себя вести. Маршрут был продуман по максимально безопасным городам. Однако-однако... Вы знаете, duchesse Radziwill, возможно Генрих и не был таким уж трусом. Решиться на такое путешествие, спустя всего год с небольшим после резни протестантов во Франции, надо, мне кажется, иметь смелость. Конечно, его окружали закаленные в боях воины и не самые последние дипломаты, но, как Вы сами заметили, провокаций никто не отменял. И, возможно, поляки, ехавшие в свите и призывавшие Генриха "не спускать", тоже имели своей целью компрометацию будущего короля Польши, и возможно, надежду, что он таковым не станет (тоже ведь не все гладко прошло в Польском Королевстве при избрании Генриха, противники-то его никуда не делись). Спасибо за Ваше терпение! Да, про эти волнения всё так... Может быть, тогда Генрих просто "держался инструкции"... А про поляков и компрометацию - нет, не думаю. Эти в делегации были ещё сносные. Да, не всем нравился Генрих, но открытой неприязни не было. И короля надо "довезти" как никак, а потом - посмотрим. У них это просто недальновидность и "характер" проявился. Вот в Кракове - дело другое. Там и интриги, и неприязнь, и ненависть, и деятельность против французов. Читая про Генриха в Кракове, невольно приходит мысль, что каждый, имея хоть малейшую возможность, сделал бы то, что и он. Хотя Стефан Баторий как то ужился, но это человек совсем другого типа, другой культуры, и их сравнивать с Генрихом невозможно. Рошешуар пишет: Тоже не помню уже где, возможно, все в том же Николя Ле Ро, но попадалась мне информация, что на время дороги в Польшу при Генрихе, еще во Франции, было сформировано нечто наподобие тайного совета из особо приближенных дворян, и в совет этот также входили Бюсси и Симье (просто не приложу ума, на основании чего они были туда включены, особенно учитывая тот факт, что оба они спустя всего лишь год окажутся в свите Франсуа Алансонского, причем один сразу первым дворянином, а второй будет также всегда оставаться при Месье наперсником и доверенным лицом). Почитаю этот дневник внимательно... теоретически намёк возможен, но имён не будет, уж точно. Хотя там много чего интересного, про Париж тоже. Даже какие стихи были записаны на всех парижских ворот, когда выезжал Генрих. Кажется, о балете Медичи тоже пишут. Рошешуар пишет: Почитала про Депорта. Товарищ был обласкан всеми Валуа, и, судя по всему, не очень-то нуждался в покровительстве фаворита герцога Анжуйского. Пришла мне тут в голову, в порядке бреда, мысль... Может быть эти сонеты были написаны самим Бюсси? А так как напечатать их под своим именем он, по вполне понятным причинам, не мог, а Депорт печатался и довольно хорошо, то и было это все оформлено в виде заказа... Хотя, даже не знаю, зачем бы это Депорту? Да. У меня тоже была такая мысль - зачем это Депорту? Но вот такой момент - Бюсси хорошо знал Депорта. Может быть, зная Бюсси, зная Маргариту, эти стихи Депорт написал просто так, без какого там заказа? Т.е. использовал как хороший "тематический материал"? А платил уже тот, кто заказал весь сборник. Которий посвящается Маргарите... Да не сама она себе заказывала, и не Генрих... Ну вот, опять в тупик. А может быть, платил Генрих, а Депорт писал, что сам хотел? Ещё почитала старую вашу тему. И вот, что там пишет Ла Гюгери про роль Депорта в франкфуртской истории Бюсси? Только что мне пришло в голову, что это он самый, наш поэт-дипломат! Тот, которий на всякий случай готовил побег Бюсси из тюрьмы графа Изембурга! К тому же, он и побег Генриха готовил... Да какой поэт-храбрец! Вот голова! Или - это не он? Но должно быть он самый? Секретарь же короля... А ещё мы удивляемся, что он для Бюсси "польские" стихи писал... Было про что :)

Рошешуар: duchesse Radziwill пишет: И вот, что там пишет Ла Гюгери про роль Депорта в франкфуртской истории Бюсси? Только что мне пришло в голову, что это он самый, наш поэт-дипломат! Тот, которий на всякий случай готовил побег Бюсси из тюрьмы графа Изембурга! Однако!

duchesse Radziwill: Рошешуар пишет: Однако! И ещё Фигут в своей статье пишет, что Николя Ле Ро недооценивает роли Депорта в делах Генриха. Рошешуар пишет: duchesse Radziwill, возможно Генрих и не был таким уж трусом. Верно, не был. Да зря я Генриха трусом обозвала. Вот как нехорошо не проверять... Вчера поспешила выслать сообщение, а там такой ляп. Теперь вчиталась. Смысл там противоположный - Генрих как раз не испугался. Поляки просили, чтобы он поскорее уехал из этого Франкфурта (смысл "чтобы не смотрел на это так небрежно (беззаботно, легко, в смысле - неосторожно) и поскорее оставил это место"). Опекались :) А он по Фракнфурту ездил. Всё-таки этот польский от польского XVII-XVIII веков отличается немало. А я в этих веках в основном "сижу". Ещё нашла информацию, что польским послам была дана инструкция уступать французам , если они по статусу равные, так как они едут в незнакомую страну и культуру и не надо портить им жизни ещё больше. Послы это усердно выполняли, а вот в Кракове... А ведь здесь эта инструкция была на много актуалнее, был как бы условный договор её держаться. Но на практике было не так.Бедные французы, досталось им от воеводы краковского, протестанта Яна Фирлея. Хотя этот самый Фирлей принимал короля в своём дворце в Балицах 1573 02 16 (это здесь https://www.google.com/maps/place/50%C2%B005'15.2%22N+19%C2%B047'18.9%22E/@50.0826976,19.8050545,11z/data=!4m5!3m4!1s0x0:0x0!8m2!3d50.087544!4d19.788575 ) Но в Кракове он им нарочно создавал самые лихие условия быта, "чтобы они неосвоились и поскорее уехали обратно". Эта информация из историка ХIX века Теодора Моравского, а он - из хроник. И вот начала я хроники переглядывать, потом доложу, там много интересного, но насколько релевантно, пока незнаю.

duchesse Radziwill: Здравствуйте! Соскучилась я по вам :) Но хотела собрать что-то "со смыслом". И вот мой доклад. Пересмотрела некоторые хроники. Есть интересные детали, их приведу позже, надо ещё подготовить тексты. В основном это Рейнгольд Гейденштейн, Ожельский, Фредро. Они там про эти несчастные дуэли французов и поляков, но никакие фамилий там неуказаны. А некоторые цитаты из хроникистов подаю здесь дальше в посте. Ещё смотрела Стрийковского, Гваньини, Виюка-Кояловича, там ничего. Правда, самого Бюсси в Кракове "невидно", но он явно там есть . И по моему, он показывается в Венеции по пути с Кракова во Францию в начале апреля 1574-ого. Нашла очень интересную книгу, автор которой - маркиз Эмманюэль де Ноай (Noailles), французкий дипломат и литератор ХIX века. Он очень интересовался историей Польши, даже жена его была полькой. Кстати, в ХIX веке во Франции жило много поляков (про Адама Мицкевича не говоря), эмигрантов после восстаний, и была популярной некого рода полонофилия, a длилась она до ХХ века. Так вот, де Ноай написал трёхтомную книгу Henri de Valois et la Pologne en 1572. T. 3 / par le marquis de Noailles – 1867. Ссылка на Gallica https://gallica.bnf.fr/services/engine/search/sru?operation=searchRetrieve&version=1.2&collapsing=disabled&rk=21459;2&query=dc.relation%20all%20%22cb31020501n%22 Такая книга, что читала как роман, и даже не столько текст Ноайя, сколько самые документы. Но может не для всех так покажется, дело вкуса и интереса, у меня он был большой. Де Ноай использовал и французкие, и польские документы, и переписку амбассадоров, и документы из своего личного архива, так как предок его в ХVI веке был дипломатом. К книге приложено немало документов. Нашей темы непосредственно касаются 2 и 3 тома, а 1 - это контекст, "часть подготовительная", там история Франции, история Польши, Ягеллонов и прочее. 2 том посвящён Польской эпопеи Генриха: выборам короля на польский трон, пребыванию делегации поляков в Париже, царствованию Генриха и возвращению его во Францию. Здесь и Бюсси нашла упомянутого (по крайней мере, так кажется, ибо там проблема с транскрипцией). 3 том - это сами документы, многие на французком. Там столько всякой всячины! Вот "знакомые лица" - ещё в 1572 году посол в Польше Жан де Монлюк не только сам ведёт переговоры с поляками, но ещё и своего сына Баланьи здесь притащил, юного дипломата, того, который посже женился на Рене д'Амбуаз. Потом они возвращаются во Францию, и опять едут в Польшу, словом, без работы не сидели. Да про них в теме уже было. Кому интересно, оффтоп про Монлюка, поляков и прочее. Монлюк должен был добится положительного результата, и поэтому наобещал полякам очень многое. Даже ходил по народу такой анекдот: если поляки Монлюка попросят, чтобы французы им построили золотой мост через Вислу, он ответит: "Хорошо! А из какого золота хотите – французкого или венгерского?" А потом даже нарицательное слово появилось - "монлюк" - тот, который слишком много обещает. (Это я всипомнила из других польских источников). Делегация поляков в Париже, кажется, произвела хорошее впечатление на де Ту, да это у него самого описано. О Генриховых артикулах – де Ноай подаёт очень интересную версию событий. Как помним, Генрих противился пункту о непреследованию иноверцев в Польше и не хотел подписать артикулы. Как без скандала подписать такой пункт в тогдашнем Париже? Согласно версии де Ноая, "сопротивление" Генриха - это политически продуман спектакль, будто его "поляки принудили". B действительности - вот акторы, а Монлюк, возможно, режиссёр? А может режиссёр - сам Генрих? Цитата: "Il est probable que toute cette scène de la protestation avait été concertée d'avance entre le duc d'Anjou, l'évêque de Posen, Laski, Radzivil, et peut-être Montluc lui-même. A Paris, ou la réaction était triomphante, on trouvait scandaleuse ta confédération des Polonais et leur loi sur la paix des dissidents l'évêque de Posen, Laski, Radzivil, et peut-être Montluc lui-même.“ Епископ познанский на то бы согласился. Лаский - он весь во французкую культуру уже "погряз". Радзивилл Сиротка - он Генриху, так сказать, без мыла... Генриха поддерживает даже очень. Они могли бы. A ещё один актор - протестант Зборовский, который скалазал эти уж легендарные слова - Si non jurabis, non regnabis (если не присягнешь, не будеш царствовать). Семья Зборовских, кстати, продвигали бульдозером очень поддерживали кандидатуру Генриха на польский трон. Потом Лаского Генрих посвящал во всякие тайные международные дела (одно из них - войны с турками, какая-то большая его роль; что именно там имеется в виду, недочитала, но у всех итальянских государств там был большой интерес, полно международной кореспонденции) и "отрезал" ему провинцию (Mолдавию), про всё это Лаский проговорился Венецианскому амбассадору в Кракове Липпомано, да так специально, с чего ясно, что эта информация предназначается для итальянцев, а Липпомано тут же сделал доклад (шифром) своему дожу; де Ноай подаёт этот документ. Ноай о вечерах Генриха и его окружения Извиняюсь за орфографию, там только такое копирование возможнo, я и так чуть чуть поправила. С французкого не перевожу. Но за то подаю перевод цитат с хроник, которые написаны на латыни, да только мой русский, возможно, там немного "кривой". CHAPITRE XXXIX. Le règne de Henri de Valois. Attitude du roi. Mécontentement des Polonais. Épisode tragique. Meurtre de Wapowski. Programme politique. Avis de Gratiani. Mémoire de Lanssac. Diète de couronnement. Discussion sur la confirmation des droits. Mort de Firley. Dissolution de la diète. ... Pendant son court séjour en Pologne, Henri montra bien qu'il n'y était venu qu'à regret: “Il portoit ceste couronne, dit Pierre Matthieu; comme un rocher sur sa teste.“ Le même historien, fort bien renseigné sur tout ce qui se passa à Cracovie, nous a laissé une curieuse peinture de l'attitude du jeune roi: “En ceste langueur de son exil, Henry, dit-il, n'avoit autre contentement qu'à escrire en France Beaulieu, secrétaire de ses commandemens, m'a dit qu'il envoyoit quelquefois quarante ou cinquante lettres de sa main et qu'il y en avoit de trois feuilles les dames, qu'il n'avoit perdues que de veue, avoient la meilleure part de son travail quand il escrivoit à une princesse (1) [1. La princesse de Condé.] il tiroit du sang de son doigt, et Souvray ouvroit et fermoit la picqueure à mesure qu'il falloit remplir la plume pour escrire si la mort n'eust esteint ce feu, il estoit monté à un tel degré de chaleur, qu'il luy promettoit de l'espouser, la passion de son amour estant plus puissante en son âme que la raison. Cet exercice à lire les lettres de France et à y rèspondre estoit l'unique allégement de son esprit, si ennuyé qu'on luy a ouy dire: Qu'il eust mieux aymé vivre captif en France que libre en Pologne, et qu'il n'y avôit prince au monde qui deust porter envie à sa condition. Pour évaporer plus librement ses ennuys, il paroissoit rarement en public, faisoit le malade, demeuroit quelquefois quinze jours au lict, ne s'entretenant que de ce qu'il avoit laissé ou espéroit de revoir. Ceste solitude déplaisoit aux Polonnois, et de là vint le repentir de l'eslection et du repentir les soupirs, qui se fussent convertis en murmure, puis en plaintes et clameurs, et tout cela en sédition, s'il n'eust changé de vie car c'est partout que les sujets veulent voir et estre veus de leur roy. Il passa d'un extrême à l'autre, du cabinet à la campagne, des plaisirs domestiques aux réjouissances publiques, alla à Niepolomice à trois lieues de Cracovie, où il invita les palatins et les plus apparens du royaume ce n'estoient que tournois, danses, chasses, festins et beuveries perpétuelles, car elles font partie de la discipline du pays. Les délicatesses et les délices à la françoise entretenoient tousjours une gaillarde soif dans les bouches plus tempérées des Polonnois, et les plus sages dès François et dont les charges demandoient plus de sobriété ne se pouvoient dispenser de boire au gré des Polonnois, jusques à se faire porter de la table au lict (1)“.[1. Histoire de France, par feu M. Pierre Matthieu, conseiller et historiographe du roy. Paris, 1631 t. I, p. 386.] De leur côté, les historiens polonais n'ont point ménagé la mémoire de Henri. Par son insouciance des affaires, par sa préférence marquée pour les Français qui l'avaient accompagns et dont il vivait exclusivement entouré, par ses prodigalités et ses excès, par le peu d'égards qu'il témoignait aux plus grands personnages de l'État, il mécontenta ses nouveaux sujets et se fit de nombreux ennemis. Orzelski raconte que, pendant les séances de la diète, il restait muet et comme étranger à ce qui se passait autour de lui; qu'il faisait attendre les sénateurs des heures entières dans ses antichambres et les renvoyait ensuite sans les avoir reçus; qu'enfermé tout le jour au fond de ses appartements, il consumait les nuits en débauches avec des favoris et des courtisanes (1) [1. Rex, inspectore quasi omni remoto, cum Gallis qui circa illum erant ludicris rebus et chartarum lusibus, choreis, tempestivisque conviviis totum se dare, in quorum nonnullis nudae etiam puellae introductae, spectandaeque exhibitae fuisse dicebantur. Heidenstein, p. 60 - Когда уходили все, кто бы мог [это] видеть, король вместе с французами, которые были в его окружении, весь (totum) предавался развлечениям (также можно перевести: представлениям) и играм в карты, танцам, пирам, которые устраивал по любой причине, и говорят, что на этих пирах присутствовали даже некоторые голые девицы, на которых все могли смотреть.]; qu'il se livrait au jeu avec passion, et perdait dès sommes énormes, dans le dessein, disait-on, de faire emporter par ses Français tout l'argent de la République. Ses prodigalités épuisèrent le trésor, qu'i laissa presque vide à son départ. Les dé règlements du roi, la légèreté de ses favoris, leurs façons insolentes et leur persiflage de tout ce qui se faisait en Pologne finirent par aigrir les esprits. Il y eut plusieurs duels entre Français et Polonais, et d'injurieux pamphlets furent affichés jusque sur les murs du château (2). [2. „Pasquilli foribus etiam ad conclave regium magna industria audaciaque affigebantur; exprobrata istis mendacia Monlucii, gallici mores, jurisjurandi contemptus, piorum persecutio, illecebrae regiae, multaque alia quae referre non magis piget quam dispudet.“ Orzelski, lib. III. - К стенам королевского замка приклеивали много дерзких пасквилей; в них Монлюк упрекался во лжи, порицались французкие обычаи, пренебрежение короля присягой, травля набожных людей, увлечения короля и ещё многое, о чём говорить и злобно, и стыдно.] Les graves sénateurs et les matrones polonaises ne pouvaient se faire aux mœurs légères de la cour de Catherine de Médicis on trouvait scandaleuse l'inconvenance des danses françaises, dont une, entre autres, appelée la volte, dit Orzelski, était véritablement obscène: ”En faisant voleter la robe, écrit Brantôme, la volte monstroit toujours quelque chose d'agréable à la veue.“ ... Вот злобные хроникисты! CHAPITRE XL. Clôture de la diète. Séjour du roi au château de Niepolomice. Ambassade du khan des Tartares. Retour de Henri à Cracovie.- Changement notable dans son humeur. Les Français qui l'avaient accompagné quittent la Pologne. État de la France. Maladie de Charles IX. Sa mort. Arrivée de la nouvelle à Cracovie. Conciliabule secret. Le départ du roi décidé. Il réunit les sénateurs et demande la convocation de la diète. Exigences des Polonais; agitation des esprits. La fuite du roi. Il est poursuivi. Son arrivée à Vienne. Accueil de l‘Empereur. Lettres de Henri au sénat et à la noblesse de Pologne. Discours de Danzai. Les sénateurs convoquent la diète.– Henri III à Venise. Il cède Pignerol, Savillian et Pérouse à la Savoie. Son arrivée à la frontière de France. Son entrevue avec sa mère. Il s'arrête deux mois à Lyon. La paix ou la guerre. Le roi à Avignon. Processions de pénitents.– Henri III sacre à Reims le 15 février 1575. ... La noblesse partageait les illusions de la princesse Anne et se flattait d'avoir enfin un roi sur le trône, et non plus un étranger qui semblait s'affaisser sous l'ennui d'une couronne qu'il portait malgré lui. Ce qui surtout contenta les Polonais, ce fut le départ de presque tous les Français arrivés avec Henri. Leurs façons trop libres et souvent insolentes irritaient la noblesse. Le roi avait montré une telle mauvaise humeur de se voir en Pologne, qu'il était de bon ton dans son entourage de tourner la Pologne en ridicule. [вот вот... Депорт...] En outre, l'intervention d'étrangers dans le gouvernement froissait le sentiment national. Mais, a vrai dire, ce que redoutait le plus la noblesse, c'était qu'ils n'envahissent les starosties et les places, qu'elle ne voulait partager avec personne. Le maréchal de Retz était parti le premier, ensuite le marquis de Rambouillet; puis Mayenne, puis le duc de Nevers: il ne resta bientôt plus avec le roi que Pibrac, Miron, son médecin, et un certain nombre de gentilshommes qu'il affectionnait particulièrement et qui lui étaient tout dévoués. В 3-ем томе де Ноайя, стр. 579, можно найти письмо амбассадора Венеции Гиеронима Липпомано дожу Венеции 26 марта 1574 года. Вот что он пишет: ... Partì hieri mattina il marescial di Retz per Francia, et tra duoi giorni se ne ritornerà anco Monsignor di Rambouillet, et di mano in mano tutti li Francesi, i quati se ne vanno non manco per i rumori, che sentono esser in Francia, che perchè non siano qui ben veduti dai Polacchi, che in somma non vogliono veder altri intorno al re che loro stessi. [Вчера утром во Францию уехал маршал де Рец, в течении двух дней возвращаются и месье Рамбуйе, и все французы рука об руку, ибо они не хотят оставаться из за слухов, которые, как они знают, ходят во Франции, и ещё из за того, что поляки к ним относятся не доброжелательно, так как они вообще не хотят видеть вокруг короля других, a только себя самих.] (Какие слухи? про войну?) То есть де Рец уехал утром 25-го марта 1574 г., Липпомано пишет 26-го, значит, они уезжают 27-28 марта. Надо полагать, среди них и наш незабвенный Бюсси. А французы - не совсем "tutti" уехали, немногие ещё остались, среди них Депорт и Пибрак. И Мирон, как же без него. Ещё этот добрый человек де Ноай подал цитату из письма французкого амбассадора в Венеции Арно дю Феррье Катерине Медичи. Письмо, по сравнению с другими датами, написано после 2 апреля. M. du Ferrier, ambassadeur de France à Venise, écrivait à Catherine de Médicis: "Les chemins sont'tout pleins de Français qui reviennent déjà de Pologne voulant excuser leur inconstance et soudain partement sur l'incivilité et mauvais traitements qu'ils disent avoir reçus des Pollaques, dont je n'ai été guère content, même d'aucuns gentilshommes normands qui ont passé par ici, déplorant la condition du roi de Pologne pour avoir laissé le royaume de France et pourrait bien être que lesdits Français pensaient que leur fût permis de vivre licencieusement en Pologne comme en France, et qu'ils ont été pardelà châtiés. On attend dans cette ville de Venise les ducs du Maine et d'Aumale, quis'en retournent en France. Avant-hier arriva ici le sieur de Balagny, venant de Pologne, et hier le sieur de Buffee et autres gentilshommes. " Ясно же. Но транскрипция - страшная. Bсё-таки, как увидеть своими глазами оригинал? Ну, чтобы уточнить. Но если "переключить" шрифт ХVI-ХVIII вв., то всё нормально, там же "ss", вот только эти две "ее"... Нашла эту цитату, но в несколько другой форме (больше текста, и обрывается на другом месте - до Бюсси - oбидно) в Négociations de la France dans le Levant, ou Correspondances, mémoires et actes diplomatiques des ambassadeurs de France... Négociations de la France dans le Levant, ou Correspondances, mémoires et actes diplomatiques des ambassadeurs de France à Constantinople et des ambassadeurs, envoyés ou résidents à divers titres à Venise, Raguse, Rome, Malte et Jérusalem, en Turquie, Perse, Géorgie, Crimée, Syrie, Égypte, etc., et dans les États de Tunis, d'Alger et de Maroc. III. 1853, 951 p. / publiés... par E. Charrière... - 1848-1860 https://gallica.bnf.fr/ark:/12148/bpt6k114523w/f2.image.r=N%C3%A9gociations%20de%20la%20France%20dans%20le%20Levant Стало ясно, что нужно искать в коллекции рукописей Кольбера, список рукописей есть https://archive.org/details/cataloguedesman00manugoog/page/n11 , да и нa Gallica он есть. И в этом списке есть рукописи дю Феррье, и под Но. 366 есть то, что нужно, Венеция, но, возможно, эти рукописи - не в цифровой форме. Всё, тупик. (Уже не понимаю - это такая страсть детектива или уже болезнь?). Должно быть, маршрут французов был такой же, как потом у Генриха - с Кракова до Вены, чтобы не ехать через немецкие государвства. потом - до Венеции, так сказать, прямиком. Потом через северную Италию до Лиона, а дальше - кто куда. Ещё в 3-ем томе есть интересное описание прибытия Генриха в Гейдельберг (1573 12 11), на латыни, как его встретил курфюрст пфальцский, там и описание Генриха, и много лиц упомянуто (нашего нет), но про Нассау есть, просто конфета, не документ. Писал какой то шпик, кажется, немец, протестант, подданный курфюрста, для какого-то польского деятеля, тоже протестанта, Dе transitu Henrici per Germaniam cum in Poloniam discederet ad capessendum regnum (О проезде Генриха через Германию, как он ехал в Польшу принять королевскую власть). Ещё есть интересный документ на польском, в котором кинематографически описан побег Генриха. Да там ещё детали - например, как Пибрак заблудился, какие-то холопы повалили его в болото, раздели, всё отобрали, да ещё комары несчастного покусали, потом поляки нашли его и дали всё на дорогу. Ну, пока столько. :)

duchesse Radziwill: Вот опять пропустила одно предложение. Поправляюсь. duchesse Radziwill пишет: Ясно же. Но транскрипция - страшная. Bсё-таки, как увидеть своими глазами оригинал? Ну, чтобы уточнить. Но если "переключить" шрифт ХVI-ХVIII вв., то всё нормально, там же "ss", вот только эти две "ее"... Нашла эту цитату, но в несколько другой форме ... Ясно же. Но транскрипция - страшная. Bсё-таки, как увидеть своими глазами оригинал? Ну, чтобы уточнить. Но если "переключить" шрифт ХVI-ХVIII вв., то всё нормально, там же "ss", вот только эти две "ее"... Нашла эту цитату, но в несколько другой форме (больше текста, и обрывается на другом месте - до Бюсси - oбидно) в Négociations de la France dans le Levant, ou Correspondances, mémoires et actes diplomatiques des ambassadeurs de France Négociations de la France dans le Levant, ou Correspondances, mémoires et actes diplomatiques des ambassadeurs de France à Constantinople et des ambassadeurs, envoyés ou résidents à divers titres à Venise, Raguse, Rome, Malte et Jérusalem, en Turquie, Perse, Géorgie, Crimée, Syrie, Égypte, etc., et dans les États de Tunis, d'Alger et de Maroc. III. 1853, 951 p. / publiés... par E. Charrière... - 1848-1860 https://gallica.bnf.fr/ark:/12148/bpt6k114523w/f2.image.r=N%C3%A9gociations%20de%20la%20France%20dans%20le%20Levant Стало ясно, что нужно искать в коллекции рукописей Кольбера, список рукописей есть https://archive.org/details/cataloguedesman00manugoog/page/n11 , да и нa Gallica он есть. И в этом списке есть рукописи дю Феррье, и под Но. 366 есть то, что нужно, Венеция, но, возможно, эти рукописи - не в цифровой форме. Всё, тупик.

Рошешуар: duchesse Radziwill, с огромным интересом читаю Вас! Но, к сожалению, пока совершенно нет времени откомментировать и поучаствовать в беседе. duchesse Radziwill пишет: Avant-hier arriva ici le sieur de Balagny, venant de Pologne, et hier le sieur de Buffee et autres gentilshommes. соглашусь, что, пожалуй, это наш ненаглядный Луи. Вариантов написания его имени попадается достаточно: и Bussi, и Busi, и Buffi. Почему бы не быть и такому варианту? Читаю это все и еще раз понимаю, что все-таки Польша крепко связала некоторых персонажей французского двора.

duchesse Radziwill: Спасибо, Рошешуар! Да всё понятно, у меня самой материал стоит, и не только этот, и в работе ничего не успеваю... Ех. Как-нибудь доберёмся до всего. Рошешуар пишет: Читаю это все и еще раз понимаю, что все-таки Польша крепко связала некоторых персонажей французского двора. Да только скажу, что у меня как-то уже раньше сложилось предположение, что именно в Польше Бюсси познал какую-то ему неприемлемую сторону/черту Генриха, или случилось что-то, из за чего потом он перешёл к Франсуа. Потому что там условия были довольно экстремальные, по крайней мере психологически. Не исключено, что не прав мог быть и один, и другой, и оба, и даже правы оба... Но может быть, ошибаюсь, так как тогда не уточняла "по дням", что когда случилось, только примерно "по полугодиям".

Рошешуар: А мне всегда казалось, что определенный Рубикон Генрихом был "перейден" именно в Венеции, во время возвращения из Польши домой. Екатерина его оттуда кое-как выцарапала. То есть мальчик и раньше был нежным и пушистым, но он играл в мальчишеские игры, из него растили мужчину. И в Польше он все-таки был королем, а не "полукоролевой". А вот в Венеции какой-то недобрый человек намекнул ему, что он имеет полное право быть самим собой и делать то, что ему приспичит. А насчет ухода Бюсси от Генриха к Франсуа. Сложно там как-то все было. Дело в том, что до мая 1575 года у Бюсси с Генрихом никаких противоречий не было, а потом вдруг начались. Изначально, мне кажется, и Бюсси, и Симьер, и тот же Сен-Сюльпис были назначены в Дом Месье исключительно для того, чтобы "застолбить" место при дворе. В чьем дворе было место, туда и стремились, лишь бы зацепиться. А потом, когда у Бюсси, якобы, начались "шуры-муры" с Маргаритой, когда Дю Гаст начал его активно "топить", а Генрих при этом не встал на защиту Луи, а Франсуа встал, причем с оружием в руках (я ж говорю, что вокруг Луи всегда были люди, готовые за него умереть), вот тут-то, я полагаю, Бюсси действительно обиделся и "ушел" к Франсуа "по-настоящему". Ну, это, опять же, версия на тот случай, если не брать в расчет, что Бюсси и Симьер (и Монлюк с Ферваком, наверное, тоже) были двойными агентами Екатерины Медичи при ее младшем отпрыске, что бы он больше ни в какие заговоры не влез. А чтобы Франсуа действительно доверился Бюсси, чтобы, так сказать, вывести последнего из круга общения Генриха, Луи устроили весной 1575 года при дворе веселую жизнь, на которую только святой человек не обидится. Ну, это пока только мои домыслы, я еще даже не определилась для себя, был ли в курсе дела Генрих.

duchesse Radziwill: Рошешуар пишет: А мне всегда казалось, что определенный Рубикон Генрихом был "перейден" именно в Венеции, Звучит убедительно. Рошешуар пишет: Дело в том, что до мая 1575 года у Бюсси с Генрихом никаких противоречий не было, а потом вдруг начались. Про 1575 год - я ещё не настолько хорошо углубилась в его биографию... Да, как видно, всё-таки они неполадили в этом году, не в 1574-ом. Дю Гаст, кстати, тоже в Польше торчит, яркий весь - упоминают его в том рапорте шпика на латыни. Мелочь, но. Теория, что Бюсси работает няней Франсуа для Eкатерины, мне нравится, и какая-то... правдоподобная, тоже. Монлюк да, хитёр как змея, лиса и золотой дракон вместе взятые. Рошешуар пишет: Луи устроили весной 1575 года при дворе веселую жизнь, на которую только святой человек не обидится. О да! обратила внимание на такую неадекватность, что ни в какие рамки!

duchesse Radziwill: Всё собираюсь написать про французов в Кракове. Но хочу подать некоторые детали, а там нужен перевод с латыни, и никак не успеваю с ним из за других работ. Но вот как зацепил этот господин де Бюсси, так напишу, что ещё мне в голову пришло о создании его образа в литературе, то есть прообразе, который является соединением между реальным человеком и литературным героем. Составила такой вот хронологический список самых ранних источников, которые не являются только фактографией (как Л’Этуаль), а "несёт в себе" некую литературность - от малой части литературности (мемуары) до парафразы жизни реального человека. 1. Есть одно творение человека из круга Франсуа Анжуйского, он хорошо знал Бюсси, и вполне возможно, что в этих речах передано хотя бы часть того, что было сказано "в реале". Это Филипп Дампмартен и его философский "неоплатонический" диалог "Fortune de la Cour" (Pierre de Dampmartin, La fortune de la cour, ou Discours curieux sur le bonheur et malheur des favoris entre les sieurs de Bussy d’Amboise et de La Neuville, tiré des Mémoires d’un des principaux conseillers du duc d’Alençon, frère du Roy Henry III) Первое издание - 1594? 7? Здесь, мне кажется, много "собак зарыто", но как одолеть этот текст, Боже мой... Совсем логично, что у Франсуа был свой кружок литераторов и музыкантов - их и имеет в виду де Ла Круа дю Мен, как кажется. Как представитель принца опекать их вполне мог и Бюсси. 2. Мемуары Маргариты (здесь реальный) + поэзия Пибрака и эпитафии (возможно, часть стихов - авторства самой Маргариты? этого неотгадаем). Также - неуцелевшая книга с эпитафиями Бюсси. 3. Один из круга литераторов Маргариты, Франсуа де Россе, написал "Трагические истории нашего времени" (Histoires tragiques de nostre temps, первое изд. 1614 г.), и в этот сборник от 1619 г. точно (а может быть раньше? как в первом издании 1614 г., не проверяла, предстоит проверить) входит история Бюсси, т.е. сюжет "Графини де Монсоро", под названием „De la mort pitoyable du valeureux Lysis“. Должно быть, уже от 1579 г. циркулировали какие-то сочинения? (Да как он пишет, этот де Россе! Вот над чем слёзы лили дамы ХVII века! :) Да, и Дюма, и Маке это читали, я уверена.) 4. Брантом. 5. 2 драмы Чепмена (10 издании в период от 1607 до 1657 г.), пьеса „Bussy d‘Ambois“ поставлена в 1604 году, есть сведения про какой-то её вариант ок. 1594-5 гг. Ну вот. Какой же это такой головорез и негодяй, над котором надо столько слёз пролить, столько бумаги испортить и столько времени провести впустую беседуя, вот интересно, а?

Рошешуар: duchesse Radziwill пишет: Здесь, мне кажется, много "собак зарыто", но как одолеть этот текст, Боже мой... Да... Мне снова пришлось записаться на курсы французского. Хотя, по идее, нужны курсы старо-французского. duchesse Radziwill пишет: + поэзия Пибрака и эпитафии (возможно, часть стихов - авторства самой Маргариты? этого неотгадаем). Как минимум есть две эпитафии, написанные Агриппой, но этого нам тоже, похоже, в ближайшее время не узнать. Странно, что французы не предприняли ни одной попытки напечатать поэтические альбомы Маргариты (мне, во всяком случае, такового издания не попадалось, как и упоминаний о нем). А ведь они есть, эти альбомы, и периода 1575-1578 годов, и периода жизни в Нераке. В них кто только и чего только не писал (включая самого Бюсси), причем авторство там, насколько я понимаю, не подвергается сомнению. На этих альбомах можно пару диссертаций точно защитить. duchesse Radziwill пишет: Один из круга литераторов Маргариты, Франсуа де Россе, написал "Трагические истории нашего времени" Аааа... Ну, вот, еще один день прожит не зря))) Как-то и этот первоисточник проскочил мимо меня. duchesse Radziwill, снимаю шляпу перед Вашими изысканиями! Не сомневаюсь, что у Вас еще будет много чего интересного. Предвкушаю))))) duchesse Radziwill пишет: 2 драмы Чепмена (10 издании в период от 1607 до 1657 г.), пьеса „Bussy d‘Ambois“ поставлена в 1604 году, есть сведения про какой-то её вариант ок. 1594-5 гг. Вообще меня удивляет столь пристальное внимание англичан к французской истории, тем более, что это практически не история, а современность. Интересно Ваше замечание насчет первого варианта пьесы от 1594-95 годов. Наличие этого варианта очень хорошо вписывается в "шекспировский вопрос" : 1. Чепмен был очень хорошо знаком с Марло, автором "Парижской резни" (в которой, кстати, есть Монсоро, но нет Бюсси), фактически был его душеприказчиком. Учитывая факт, что Чепмен уверенно дописал "Геро и Леандр", он был в курсе творческих планов поэта. 2. Чепмен был очень хорошо знаком с Шекспиром (часть сонетов, по мнению некоторых исследователей Шекспира, адресована именно ему), они в некотором роде соперничали, а в некотором роде "продвигали" друг друга. 3. Возможно, Чепмен был знаком с Бюсси лично, и уж 100% знаком с людьми хорошо его знавшими. Если мне не изменяет память, то в юности он путешествовал не только по революционным Нидерландам, но и посещал Францию. 4. "Гамлет" и "Месть Бюсси д'Амбуаза" - сюжетно очень похожи, не смотря на то, что одна пьеса основана на старинной легенде, а вторая - на событиях двадцатипятилетней давности. 5. Марло - один из главных претендентов на роль Шекспира. Получается: 1592 года - Шекспир "появляется" в Лондоне; 1593 год - Марло издает "Парижскую резню" и в этом же году погибает все в том же Лондоне; 1594/95 год - появляется первый вариант пьесы "Бюсси д'Амбуаз"; 1600/01 года - написан "Гамлет"; 1604-07 года - пьеса "Бюсси д'Амбуаз" появляется на сцене и успешно идет много лет (раньше, видимо, не могла появиться, ибо была жива Елизавета, так почитавшая покойного Франсуа Анжуйского); 1613 год - появляется "Месть Бюсси д'Амбуаза", откровенно копирующая драматическую линию "Гамлета"... Могу предположить, что сюжеты обеих пьес про Бюсси могли принадлежать Марло, и он обсуждал их с Чепменом (и с Шекспиром... или авторами, скрывавшимся за именем Шекспира, если, конечно, он сам не был Шекспиром). А если учитывать, факт, что с еще одним из основных кандидатом в Шекспиры - Оксфордом, Бюсси точно был знаком лично... можно еще на одну кандидатскую материала накопать. duchesse Radziwill пишет: Какой же это такой головорез и негодяй, над котором надо столько слёз пролить, столько бумаги испортить и столько времени провести впустую беседуя, вот интересно, а? Да уж, можно подумать, что во Франции других негодяев и головорезов больше не было, один только Бюсси всем и запомнился)))

Констанс1: duchesse Radziwill , кидайте ссылку на Даммартена, попробую помочь с переводом. Если там иного текста , буду выкладывать потихоньку по частям

Рошешуар: Уууу, я уже затаила дыхание! Вдруг получится. Констанс1, вы случайно доброй феей-волшебницей не подрабатываете? Вот он на Gallica https://gallica.bnf.fr/ark:/12148/bpt6k73254m/f26.vertical

Констанс1: Рошешуар , если получится с переводом, значит именно феей и подрабатываю

Констанс1: Рошешуар , по Вашей ссылке мне пишет " Требуемый ресурс недоступен".. Ищите может другую ссылку,

Рошешуар: А так? https://gallica.bnf.fr/ark:/12148/bpt6k73254m/f36.item



полная версия страницы