Форум » История » Исторические персонажи » Ответить

Исторические персонажи

Гастон: Требуется информация о героях "Виконта де Бражелона". Конкретно об Оре(Авроре) де Монтале и Франсуа Рене дю Баке, (графе) маркизе де Вард. О последнем знаю только, что он был капитаном швейцарской гвардии, любовником графини де Суассон и фаворитом принцессы Генриетты. О первой, только то что писал Дюма. Также, буду рад любой информации об реальных исторических персонах времен раннего правления Луи 14. (т.е. года до 1684)

Ответов - 80, стр: 1 2 3 All

jude: "Альфонсо Лопесу, Я одобряю предложение, сделанное фламандскими купцами [речь идет о покупке военных кораблей]. Когда узнаете все их условия, скрепите договор, если сочтете это разумным. Искренне любящий Вас друг, Кардинал де Ришелье Ла-Рошель, 6 января 1628 года". "Если г-н Мазарини будет покупать что-либо у Лопеса, то пусть покупает на свое имя, чтобы я не имел ничего общего с господином Евреем". Из письма Ришелье от 3 декабря 1641 года Господин Еврей Кто же был этот человек, которого Ришелье называл своим другом и любимым шпионом? Альфонсо Лопес родился в Арагоне в 1582 году. Еврей, сын маррана или мориск? О его происхождении историки спорят до сих пор. Что касается современников, то они считали Лопеса крещеным евреем. "Сколько бы ты ни съел свинины, это не сделает тебя лучшим католиком", "Это распятие стоит слишком дорого. Оригинал ты продал дешевле, Иуда". Подобные фразы Лопес нередко слышал и от соседей, и от клиентов. В 1602 году испанские мориски обратились за помощью к Генриху IV, желая поднять восстание против Филиппа III. Послом во Францию отправился Альфонсо, которому тогда было только 20 лет. На родину он так и не вернулся, опасаясь за свою жизнь. Лопес остался при дворе, завоевал расположение короля и даже выполнял различные секретные поручения. Опасения Альфонсо оказались не напрасными: заговор морисков вскоре был раскрыт. В 1605 году французский шпион де Сент-Эстев был арестован в Валенсии и под пыткой сознался во всем. Четыре года спустя мориски были изгнаны из Испании. Вместе с ними королевство покинуло и немало марранов. Генрих IV позволил изгнанникам селиться во Франции к северу от Гаронны и Дордони. Лопес в это время всеми силами помогал соотечественникам. Прибыв в Париж в 1602 году, Альфонсо поселился на улице Сент-Оноре. Судя по всему, он был весьма предприимчивым молодым человеком: быстро завел полезные знакомства и занялся ювелирным ремеслом и ростовщичеством. Дамы любили украшения, кавалеры - нуждались в деньгах. Не удивительно, что Лопеса радушно принимали при дворе. В скором времени он оказался в окружении Леоноры Галигаи, где подружился с медиком Карлосом Гарсиа, с Монтальто, а также с Филиппом д'Акином. О мэтре д'Акине следует рассказать отдельно. Филипп д'Акин родился в 1578 г. в Карпантра в еврейской семье. При рождении получил имя Мордехай. Был раввином в Авиньоне. Однако около 1590 г. община обвинила его в вольнодумстве и ереси. Уехал в Италию, где принял крещение. В 1610 г. прибыл в Париж и был представлен Людовику XIII. В том же году д'Акин получил кафедру древнееврейского языка в Королевском коллеже (по другим сведениям - в Сорбонне). Известный филолог своего времени, автор нескольких трудов по ивриту. В 1645 году ему было даровано дворянство. Сын Филиппа, Луи-Анри, позднее стал личным врачом Людовика XIV и женился на дочери Альфонсо Лопеса. Когда в 1617 году начался процесс против Леоноры Галигаи, вся "дружная компания" предстала перед судом по обвинению в колдовстве и тайном исповедании иудаизма. У Лопеса был обыск, но, кроме драгоценных камней и инструментов ювелира, полиция ничего не нашла. Ни иудейских книг, ни амулетов. На суде Альфонсо защищал д'Акина, а также отказался признать, что покойный Монтальто был колдуном. В тот раз Альфонсо повезло, как и прочим. Но в 1624 г. "господин Еврей" снова был обвинен - теперь в шпионаже в пользу Испании и попал в тюрьму. Некоторые историки полагают, что Лопес, действительно, был двойным агентом. Другие считают, что он был слишком предан Ришелье для такой игры. С Ришелье Лопес познакомился еще когда тот был епископом Люссонским. В 1624 году от суда Альфонсо спасло заступничество маркизы де Рамбуйе. И вскоре мы видим его уже на службе у кардинала. Ришелье быстро оценил ум и деловую хватку "господина Еврея". В 1626 году Лопес едет по поручению кардинала в Гавр, чтобы решить, можно ли использовать город как военный порт. В 1628 году - отправляется в Голландию, где покупает военные суда и боеприпасы. Корабли были куплены, но рзрешения их вывезти Альфонсо долго не получал. Кроме того, в Голландии Лопес тяжело заболел, однако, несмотря на все трудности, выполнил свою миссию. И Ришелье, как видно из писем, остался им очень доволен. В 1629 г. Альфонсо возвращается в Париж. Его вновь принимают при дворе: как в Лувре, так и у королевы-матери. А также у маркиза де Мирабеля, испанского посла, и у Мишеля де Марильяка. При ювелире о многом говорят. Даже о том, что следовало бы держать в тайне. В 1630 г. интрига против Ришелье закончилась провалом, в частности, благодаря "господину Еврею". А в 1631 г. Лопес едва не погиб от рук грабителей, выполняя очередное поручение кардинала. Во время войны с Испанией Альфонсо снова покупал оружие для Франции. Кроме того он часто приобретал для Ришелье картины и разные редкости, не брезгуя даже контрабандой. Кардинал очень ценил своего "любимого шпиона". Благодаря Ришелье, Лопес получил дворянство. Альфонсо был женат, у него было двое детей. Судьба сына неизвестна. А дочь Клер в 1624 г. вышла замуж за Луи-Анри д'Акина. Скончался "господин Еврей" в Париже в 1649 году. Похоронен как христианин. Источники: HENRI BARAUDE LOPEZ AGENT FINANCIER ET CONFIDENT DE RICHELIEU The Expulsion of the Moriscos from Spain: A Mediterranean Diaspora Philippe d'Aquin

Стелла: jude -Обалдеть! неисповедимы пути господни, а особенно пути марранов.

Стелла: А еще мне подумалось: то, что творили великие мира сего более-менее освещено в истории, хотя и там мраком покрыто очень многое. Но ведь кроме королей, кардиналов и прочих, были миллионы людей, которые остались безвестными, хотя они прожили тоже свои жизни и были связаны со своим временем теснейшими узами. Только об этих связях известно не многим. А в подавляющем большинстве случаев - ничего.

jude: Еще немного о еврейском окружении Леоноры Галигаи Неизвестно точно, сколько марранов было в Париже в начале XVII в. История сохранила для нас имена пяти персонажей: Лопес, д'Акин, Гарсиа, Альварес и Мендес. И то, известны они стали благодаря судебным протоколам по делу Леоноры Галигаи. Мендес и его родственник Альварес были португальцами, Лопес и Гарсиа - испанцами, д'Акин - уроженцем южной Франции. Все пятеро были хорошо знакомы, а Мендес, Лопес и Гарсиа даже жили по соседству. Самый старший из них, Мануэль Мендес (в 1617 г. ему было 64 года) родился в семье государственного казначея и стал парфюмером. До конца 1597 г. Мендес жил при дворе герцога Савойского, но после смерти герцогини перебрался в Париж. Вскоре он был назначен королевским парфюмером. В 1606 г. встречался с Монтальто - во время его первого визита во Францию. Мария Медичи ценила Мендеса (королева-мать ходатайствовала за него перед Людовиком XIII, даже сама находясь в опале). А португалец использовал свое положение при дворе, чтобы помогать соотечественникам. Он рекомендовал Марии Медичи своего родственника (мужа племянницы), Франсиско Альвареса. Молодой человек стал одним из королевских лекарей. Некоторое время он будет личным врачом Анны Австрийской, несмотря на протест испанского посла. О д'Акине и Лопесе я уже писала выше, добавлю только, что в 1649 г. Альфонсо Лопес умер в должности государственного советника. Карлос Гарсиа - арагонец, как и Лопес. Родился около 1581 года (в 1617 г. ему 36 лет), медик, астролог, автор плутовского романа, а также двух памфлетов. Что заставило его покинуть Испанию, неизвестно. Предположительно, Гарсиа бежал от преследования инквизиции. В Париж он прибыл около 1614 г. Дружил с Монтальто, но в 1615 г. у них произошла серьезная размолвка: последний считал Гарсиа шпионом. Ссора закончилась тем, что арагонец на 8 месяцев был заключен в Форт-Левек без предъявления обвинения. За него просили такие влиятельные лица, как герцог де Рец, герцог де Вантадур (де Леви) и принц де Жуанвиль (Гиз). Но напрасно: на свободе Гарсиа оказался только в феврале 1616 г. - после смерти Монтальто. В 1617 г. Гарсиа был арестован и допрошен одним из первых. Обвинение по делу Кончини строилось, в основном, на его свидетельстве. Наверное, Монтальто не зря не доверял Гарсиа: арагонец оговорил всех своих знакомых. Он обвинил Мендеса, Альвареса, д'Акина и Лопеса в колдовстве, ворожбе, а также попытках повредить королю и королеве-матери. Леонора Галигаи на очной ставке сказала, что видит сеньора Гарсиа впервые. Либо он, действительно, не входил в окружение Кончини, либо маршальша от него отреклась. Альварес, узнав о гибели маршала д'Анкра бежал из Парижа, но тринадцать дней спустя был схвачен и вынужден вернуться в столицу. На суде он умолял о снисхождении. Д'Акин дал показания против Леоноры Галигаи. Лопес отверг все обвинения. За него вступился епископ Люссонский, а за Мендеса и Алвареса - Мария Медичи. Впрочем, судьи и не собирались выносить смертный приговор обвиняемым. У них уже был козел отпущения - Леонора Галигаи. Источник: Доктор Карлос Гарсиа

Armande: Екатерина Медичи - к 497-й годовщине со дня рождения. Здесь небольшая статья, посвященная этой дате. С картинками.

Рошешуар: Искала в Интернете статью Бориса Бурды про Екатерину Медичи, которая несколько лет назад была напечатана в журнале "STORY", не нашла. Надо как-нибудь попробовать ее отсканировать, хотя бы картинками. Если кому-нибудь попадется, не пожалейте времени - прочтите, отличная статья. Вот тут тоже неплохая биографическая подборка о Екатерине.

Armande: Рошешуар, я, собственно, вылезла с этой статьей, потому что наткнулась на ссылку в новостях дня на Google news. Меня несказанно удивило само упоминание 497-летия (и дата некруглая!) м-м Катерины в новостной ленте.))) Почему бы, например, не упомянуть о Леонардо да Винчи - ему сегодня 564. Так нет! Интересный выбор!

Констанс1: Armande , наверное, выбрали Екатерину, потому что именно такой «»железной леди«» и не хватает сегодня Франции. При ней вон били своих, да еще как!, чтоб чужие боялись, а в наше время «» чужие«» заполонили всю страну, и диктуют свои правила, вовсе не желая ассимилироваться. И чихать им с высокой горки еа великую французскую Культуру.

Рошешуар: Констанс1, я больше склонна доверять тем историкам, которые отходят от утверждения, что Констанс1 пишет: При ней вон били своих, да еще как!, чтоб чужие боялись, Дело в том, что если убрать из биографии Екатерины Варфоломеевскую ночь, то получится, что она всю свою жизнь положила на бесконечную балансировку между молотом и наковальней, она единственная из политиков (ну, возможно, Маргарита тоже, но она была не так влиятельна, как мать) того нелегкого времени пыталась реально примирить католиков и гугенотов, жителей одной страны. А уж чем обросла ее жизнь за четыре с половиной столетия, тут без поллитры бургундского не разберешь. Armande пишет: Почему бы, например, не упомянуть о Леонардо да Винчи - ему сегодня 564. Так нет! Интересный выбор! Да Винчи не приписывают 100500 убийств и отравлений, на него народ стойку не сделает))))

Констанс1: Рошешуар , так не убирается Варфоломеевская Ночь. Событие для истории Франции слишком знаковое. И имя Екатерины, не важно, точно ли это соответствует исторической правде, или не совсем , с этой Ночью повязано намертво. А теперь настали такие времена, что ее образ, как умного и ловкого политика, умевшего добиваться своих целей и всегда стоять у кормила власти, приобретает все более положительную коннотацию.

Рошешуар: Констанс1 пишет: И имя Екатерины, не важно, точно ли это соответствует исторической правде, или не совсем , с этой Ночью повязано намертво. Однозначно и бесповоротно повязано. И пока не изобретут машину времени, правду мы не узнаем.

Стелла: А я часто думаю: а нужна ли правда? Нужна ли она современникам, а еще больше - потомкам? Менять устоявшееся мнение люди в массе своей не хотят. (далеко ходить не надо: вспомните Перестройку. )

Armande: В продолжение темы о Генрихе 3 и Карле 9 в литературном разделе. Рошешуар пишет Кстати, молва приписывала и Генриху незаконнорожденную дочь, которую он, якобы, от всех скрывал, дабы королеву не оскорбить (но это, я думаю, скорее всего был слух, распущенный им самим). Знаю об этом и совершенно согласна. Вполне укладывается в рамки комплексов о королевской полноценности. До определенного времени он усиленно сопротивлялся хирургическому вмешательству, прикрываясь случайным бастардом, рожденным где-то в середине 1530-х, и бедную Екатерину чем только не пичкали, леча ей заболевание, которого у нее не было. Да, Диана Ангулемская, дочь Филиппы Дучи, родилась в 1538 (почти через 5 лет после его свадьбы с Екатериной), а Франциск 2 - только в 1544. Через 10 лет и 3 мес. после свадьбы. Немного о другом. Откуда вообще взялось это имя - Генрих. Единственный Генрих до 16 в. на французском троне жил аж в 11 в. и был мужем небезызвестной Анны Ярославны, дочери Ярослава Мудрого. Ни Капетинги старшей ветки, ни Валуа не любили это имя. Даже Генрих 3, четвертый сын, получил имя "Генрих" только при конфирмации в 1565, через несколько лет после смерти отца (а до того в его имени Александр-Эдуард второе было от его крестного, английского короля Эдуарда 6). Наверное, Франциск (в честь деда), Луи (самое популярное у монархов Франции), Карл (любимое имя Валуа) были привычнее и приятнее.. Сам же Генрих 2 получил имя в честь своего крестного, английского короля Генриха 8, который в ту пору (1519) был добрым католиком и не пустился еще во все брачные и религиозные тяжкие. Бурбонам это имя, видимо, тоже не очень нравилось. Может, напоминало о печальном угасании предшественников.

Рошешуар: Armande пишет: Может, напоминало о печальном угасании предшественников. Да уж, если посмотреть, то все четыре французских Генриха, особенно последних три, окончили свои дни весьма трагично. Наверняка, венценосные Бурбоны умышленно избегали этого имени, впрочем и Францисков они тоже не жаловали. Зато Филиппов у них было, ну просто завались (правда, это имя скорее стало синонимом "вечно второй", а то и третий)))) А вообще, глянула сейчас википедию на предмет имени Генрих у королевских особ - Генрихи . Надо сказать, что имечко-то в Европе в целом вышло из моды уже к 15 веку, французские Генрихи были последними. Интересно...

jude: Появилась интересная информация о де Варде-старшем. К сожалению, это всего лишь статья из русской Википедии, и других источников я не нашла. Автор ссылается на книгу виконта де Ноай "Épisodes de la guerre de Trente ans. Le maréchal de Guebriant". Французским я не владею, поэтому цитирую по статье. Рене II дю Бек-Креспен, маркиз де Вард, родился около 1595 г. В молодости носил титул барона дю Бек-Креспена. Около 1618 г. он женился на Жаклин де Бёй (1588-1651), бывшей фаворитке Генриха IV. Три года спустя у барона родился сын Франсуа-Рене - прототип де Варда в "Виконте де Бражелоне". В 1626 г., вскоре после издания эдикта, де Вард-отец дрался на дуэли, а затем бежал из страны, спасаясь от наказания. Получив королевское помилование вернулся во Францию. Во время Тридцатилетней войны де Вард-старший был губернатором Ла-Капеля. В 1636 году армия принца Томаса Кариньянского, Иоганна фон Верта и Оттавио Пикколомини вторглась в Пикардию с территории Испанских Нидерландов, и овладела несколькими крепостями. Одной из первых целей захватчиков была Ла-Капель. Город защищался весьма посредственным, но хорошо расположенным замком, гарнизон был слаб, а фортификационные работы не были завершены. Крепость располагала всего десятью орудиями, причем половина из них не имела лафетов. Губернатора аббат Арно описывал, как человека умного и достойного, но никогда не видевшего войны. Де Вард "умелый и храбрый в своем кабинете, потерял разум и сердце при виде врага". По мнению одних авторов, слабый и ненадежный гарнизон потребовал у дю Бек-Креспена сдать город , другие утверждают, что сам губернатор принудил офицеров к капитуляции, под угрозой, в случае, если они не подпишут ее, передать их в руки врагов без надежды на пощаду. Во всяком случае, было очевидно, что дю Бек-Креспен капитулировал, далеко не исчерпав всех возможностей обороны. После семи дней осады, 10 июля он вступил в переговоры, после чего покинул город и поспешно пересек французскую границу, решив не дожидаться ареста. Кардинал Ришелье приказал начать следствие, чтобы использовать этот случай для показательного процесса. Он уговорил короля присутствовать на заседании Военного совета, 14 августа осудившего дю Бек-Креспена по обвинению в оскорблении величества, так как тот вследствие трусости и измены передал в руки врагов место Ла-Капель. Совет приговорил маркиза к четвертованию лошадьми на Гревской площади. Чрезвычайная жестокость приговора объяснялась яростью кардинала, от которого ускользнула жертва, заранее признавшая фактом бегства из страны свою вину. За голову бывшего губернатора была назначен цена в 60 тыс. ливров. 20 августа капитан Манфьё, жандарм Французского превоства, получил приказ снести дома, принадлежавшие де Варду. После смерти кардинала Ришелье Парижский парламент признал Рене дю Бек-Креспена, барона дю Бека, маркиза де Варда, невиновным, и постановил вернуть ему все его земли. Источник на французском: http://gallica.bnf.fr/ark:/12148/bpt6k6570915w/f51.item.zoom http://gallica.bnf.fr/ark:/12148/bpt6k6570915w/f52.item.zoom http://gallica.bnf.fr/ark:/12148/bpt6k6570915w/f53.item.zoom http://gallica.bnf.fr/ark:/12148/bpt6k57209826/f284.item.zoom

Armande: А вот и его портрет.Он датируется 1630. Значит, Варду на нем около 35 лет. Мрачноватый парниша))). Надо признать, сынок его Франсуа-Рене, тот что из "Десяти лет спустя", смотрится симпатичнее и веселее.

Рошешуар: Носы красивые, породистые

Armande: Очередная статья на diletant.media. Достаточно любопытная. Называется В бочке д'Артаньяна. И посвящена, естественно, славному генералу Монку.)))

Стелла: Интересно. Только бы автор статьи пересмотрел перед этим еще и "первую часть необъятного романа", чтобы не путать бочку и ящик. Или он по ассоциации со "Сказкой о царе Салтане"?

jude: В мемуарах Пьера л'Этуаля (1546-1611) рассказывается история любви Генриха IV к маркизе де Гершвиль, о которой Констанс писала в этой теме выше. Там Антуанетта де Пон выступает под именем Силинда, а король - великий Алькандр (с. 337-342).



полная версия страницы