Форум » История » Оружие. Армии. Военное дело. » Ответить

Оружие. Армии. Военное дело.

Евгения: Поскольку сражения и оружие - далеко не последние интересы многих героев Дюма, предлагаю делиться информацией по этому вопросу.

Ответов - 54, стр: 1 2 All

Евгения: Из книги Е.А. Разина "История военного искусства", том 3 "Военное искусство мануфактурного периода войны XVI-XVII вв.". Глава "ФРАНЦИЯ И ЕЕ ВООРУЖЕННЫЕ СИЛЫ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVII в." В 1667 г. на должность государственного секретаря военного министерства, т. е. военного министра, Людовик XIV назначил маркиза Лувуа (1639—1693 гг.), под руководством которого осуществлялась реорганизация французских войск и формирование регулярной королевской армии. Основным способом комплектования войск продолжала оставаться вербовка иностранных наемников. Однако она теперь была дополнена набором солдат среди населения Франции. Королевский указ возлагал на каждый приход обязанность поставлять и снабжать нескольких солдат, что являлось началом создания постоянной национальной французской армии, насчитывавшей 30 пехотных полков (около 25 тыс. человек). В 1672 г. численность всей армии достигала 112 тыс., а в 1701 г. доходила до 300 тыс. человек. Одна из главных задач реорганизации армии заключалась в улучшении качества офицерского состава путем ограничения продажи офицерских чинов и установления строгой воинской дисциплины. Лувуа потребовал от офицеров знатного происхождения, которые предпочитали пребывание при королевском дворе, постоянно находиться в своих частях и нести службу. С целью централизации командования армии была разработана система военной иерархии, что укрепляло воинскую дисциплину. Французские генералы, служившие в одной армии, командовали ею по очереди по одному дню, что исключало возможность последовательного осуществления единого плана действий войск. Лувуа добился отмены такого порядка и узаконил назначение командующего армией в порядке старшинства, повысившее ответственность командования.

Евгения: С целью усиления контроля за расходованием государственных средств Лувуа увеличил число военных комиссаров, наблюдавших за арсеналами, литейными заводами, конскими заводами и «ремонтом» (укомплектованием лошадьми) конницы, за продовольственными складами, походными госпиталями и военными больницами. В пограничных городах страны были организованы магазины, из которых во время войны армии снабжались продовольствием. Этим самым во Франции положено начало магазинной системе довольствия войск, обеспечивавшей регулярное снабжение армии и тем самым повышавшей ее боеспособность. Хлеб выпекали походные хлебопекарни, которые в свернутом состоянии двигались вслед за армией, а затем останавливались для выпечки хлеба. В своем ранце каждый солдат имел трехдневный запас печеного хлеба, в полковом обозе находился шестидневный его запас, а за армией следовал провиантский обоз (подвижной магазин) с мукой на девять дней. Всего армия имела продовольствия на 18 дней, а печеного хлеба — на девять дней, в течение которых хлеб мог сохраниться в годном для питания виде. Закладка хлебопекарен требовала три—четыре дня. Поэтому уже на пятый день армия должна была останавливаться, и на девятый день она имела вновь выпеченный хлеб, но далее могла продвинуться всего на два перехода, что определялось средствами полкового обоза. Пекарня находилась в двух переходах от армии и в трех — от магазина. Два дня требовалось для того, чтобы доехать от армии до пекарни, один день для отдыха и погрузки, два дня — на обратный путь. В этих условиях выработалась пятипереходная система довольствия войск, которая сковывала их действия, так как армия не могла удалиться от магазина далее чем на пять переходов (100—125 км). Пятипереходная система вскоре наложила свой отпечаток на стратегию: боязнь за магазин вызывала разбрасывание сил; заблаговременное закладывание магазинов преждевременно раскрывало противнику стратегический замысел; невозможность оторваться от магазина заставляла ограничиваться короткими операционными линиями; затруднялось производство фланговых движений, а отступление вызывало потерю магазинов. Довольствие фуражом производилось при помощи фуражировок. Вследствие численного роста постоянной армии продовольственные магазины сохранялись и в мирное время. Около этих магазинов начали строить казармы, а при них лазареты. Так возникло казарменное расположение войск.

Евгения: В 1660 г. французский король утвердил штаты войсковых частей, которые закрепляли их определенные формы организации. Пехота составляла 75% всей армии. Высшей административно-хозяйственной единицей был полк, который состоял из 8—12 рот по 50 человек в каждой. Наибольшей боеспособностью выделялись гвардейский полк и четыре, а затем шесть так называемых «старых» полков. По французскому образцу гвардию формировали правители других европейских государств, в том числе и Нидерландская республика. В 1667 г. в гвардейских, а затем и в остальных полках была введена общая военная форма. До этого каждая рота имела свою форму. Теперь роты одного полка различались по цвету чулок, ботинок или отворотов сапог. Эти различия в одежде помогали солдатам быстрее строиться. В 1670 г. однообразную форму надела вся пехота, а в 1690 г. — вся конница. Одновременно начали вырабатывать однообразные приемы ношения оружия. (В Пруссии однообразная форма была введена в 1676 г., в Австрии— в 1690 г., но окончательно в австрийских войсках утвердилась в 1720 г.) В 60-х годах XVII в. во французской армии вводилось регулярное обучение войск. Лувуа и такие генералы, как Монтекуколи и Пюисегюр, требовали, чтобы офицеры сами обучали своих солдат, не перекладывая эту обязанность на капралов. Войска обучались умению владеть оружием в бою. Однако скоро строевое обучение начало принимать плацпарадное направление, которое насаждалось прежде всего в гвардейских полках. Но подготовка к парадам в то время имела и положительное содержание, определявшееся особенностями линейной тактики. Во второй половине XVII в. появились два важных изобретения, усовершенствовавших ручное огнестрельное оружие. Это были штык и кремневый замок. В 1646 г. французский мушкетер вместо сабли для личной обороны получил багинет — короткое копье с клинком в 30 см и такой же длины рукояткой, вставлявшейся в ствол мушкета. Багинет превращал огнестрельное оружие в холодное, но они продолжали оставаться разделенными, хотя и находились теперь в руках одного бойца. В 1684 г. многие французские полки получили на вооружение клинок с пустой ручкой, надевавшейся на ствол мушкета. Теперь можно было стрелять, не снимая со ствола это подобие штыка, мешавшее, однако, заряжанию мушкета. В 1699 г. удалось изобрести трубку с горизонтальной шейкой, превративших багинет в штык, легко примыкавшийся к стволу мушкета. В руках пехотинца оказалось единое огнестрельное и холодное оружие.


Евгения: В 1666 г. Тюренн добился введения во французской армии единого калибра мушкета, что имело важное значение. В это же время был изобретен кремневый замок, который сильно сократил процесс заряжания мушкета и защищал пороховую полку от дождя. Процесс заряжания мушкета сильно упростился и включал только 12 приемов. Увеличилась скорострельность оружия. Но все же она была мала, и солдат в бою расходовал не более 24—36 патронов. С 1681 г. по 1700 г. во Франции происходило перевооружение армии мушкетом с кремневым замком. В связи с разработкой более совершенных уставов улучшилось обучение пехоты, которая училась ходить в ногу. Все это позволило довести скорострельность мушкета до трех — пяти выстрелов в минуту. С 1680 г. высказывались мнения о необходимости отмены пик. Инженер Малле говорил, что пикинеры совершенно бесполезны в бою, для несения сторожевой службы и при атаке крепостей. Затем наличие пикинеров называли вредным фактором, так как каждый пикинер сокращает количество «полезных» солдат, т. е. мушкетеров. В бою на место выбывшего мушкетера обычно становился пикинер, бросавший свою пику и бравшийся за мушкет. В 1671 г. во Франции был сформирован фузилерный полк, предназначавшийся для артиллерийской и инженерной службы, фактически имевший задачу прикрывать во время осады крепостей артиллерийские батареи и инженерные работы. В 1693 г. его называли королевским артиллерийским полком и в составе его не было пикинеров. Мушкетеры имели мушкет с кремневым замком и багинетом. В 1689 г. в имперской армии пика была полностью снята с вооружения. За австрийцами последовали пруссаки. Во Франции отмены пики особенно настойчиво добивался инженер Вобан. Однако только в 1703 г. последовал королевский указ об упразднении пик. Восстановилась однородность пехоты, состоявшей теперь только из одних мушкетеров, получивших на вооружение мушкет с кремневым замком и со штыком. С уничтожением пикинеров исчезли все виды оборонительного снаряжения пехоты. Усовершенствование индивидуального оружия и изменение структуры пехоты потребовало и новых форм ее организации, которые должны были отвечать требованиям новой огневой тактики. К концу XVII в. выработались определенные и устойчивые формы организации пехоты. Тактической единицей был батальон, который имел от 500 до 700 человек. Для специальных целей батальоны подразделялись на роты, а несколько батальонов сводилось в полк. Были созданы подразделения (роты) отборной пехоты (гренадеры), вооруженные вначале гранатами для метания их перед рукопашным боем. Но вскоре на вооружении гренадеров остался лишь один мушкет. В некоторых немецких армиях были сформированы части карабинеров. У австрийцев, французов и голландцев существовал род легкой пехоты, но это были иррегулярные части.

Евгения: Кавалерия во всех армиях приближалась к типу легкой конницы. Защитное вооружение было упразднено. Возросшая действительность огня мушкета заставила многих поставить под вопрос применение кавалерии в бою. Многие полагали, что кавалерия должна больше действовать карабином, чем палашом. Этот взгляд преобладал во Франции, Пруссии и Австрии. Верховой ездой стали пренебрегать, и обучение происходило в большинстве случаев в пешем строю. Стрельба с лошади велась рядами, взводами и шеренгами. Глубина строя кавалерии была уменьшена с четырех до трех шеренг. Для производства выстрела движение приостанавливалось. Сближение для атаки выполнялось рысью. В 20 м от противника кавалерия останавливалась, давала залп, вынимала сабли и на рысях переходила в атаку. Во французской кавалерии сабля была введена на вооружение вместо палаша в конце XVII в. В конце XVII в. улучшились тактико-технические данные материальной части артиллерии путем уменьшения веса орудия, введения картузов для боевых зарядов и применения картечи. Необходимость сделать пушки легкими заставила постепенно уменьшить заряд, который к началу XVIII в. составлял лишь половину веса снаряда. В конце XVII в. артиллерия окончательно была введена в состав французской армии как новый род войск. Исчез средневековый цеховой ее характер, когда артиллерия рассматривалась как ремесло, а ее офицеры считались не больше как мастерами. Новый род войск имел теперь все условия для нормального и быстрого развития, начиная с форм организации. Тактическими единицами являлись артиллерийские роты и батальоны. Офицеры артиллерии были причислены к военной иерархии, а артиллерийская прислуга превратилась в постоянных солдат. Изменение качеств солдат и офицеров, а также усовершенствование ручного огнестрельного оружия и артиллерии, вызвавшие увеличение действительности огня, определили стремление усовершенствовать возникший линейный боевой порядок, превратить его в подвижную линию огня. Прежний разомкнутый строй был оставлен, так как применение нового, кремневого мушкета требовало меньше места, чем применение старого, фитильного ружья. Для того чтобы увеличить число стрелков на данном участке, ряды были сомкнуты вплотную. Интервалы между батальонами были сокращены, и весь фронт представлял одну негибкую непрерывную линию. В центре боевого порядка размещалась пехота в две линии, на флангах выстраивалась конница. Так как в первой линии не было интервалов, то вторая линия почти не имела возможности оказать помощь первой. Пехота строилась вместо шести только в четыре шеренги. Глубокие построения окончательно были упразднены. Стрельба велась взводами или ротами трех передних шеренг по общей команде. Каждый батальон мог теперь поддерживать непрерывный огонь. Батальон имел свое строго определенное место в строю. Расположение в лагере и походный порядок строились теперь с таким расчетом, чтобы всегда можно было легко перейти к боевому порядку. Но линейный боевой порядок отличался негибкостью и неуклюжестью. Возможность применения этого порядка только на очень ровной местности сильно сокращала выбор места для боя. Дорога, канава, забор, деревня, кусты и другие местные предметы рассматривались как препятствия и являлись для пехоты запретными местами. В конце XVII в. для защиты мушкетеров от кавалерийских атак применялись рогатки, представлявшие собой 3,5— 4,5-метровые бревна с дырами по окружности, в которые втыкались палки длиной около метра. Рогатки устанавливались в 4,5—5,5 м впереди строя мушкетеров, а также на флангах их расположения. Вследствие сложности перестроений войск с рогатками, трудностей перехода в атаку, а также обременительности снаряжения солдат, носивших бревна и палки, уже в начале XVIII в. армии от применения рогаток отказались.

Евгения: Значительно возросла роль полевой фортификации. Войска учились возводить земляные полевые оборонительные сооружения— сплошные рвы и валы перед фронтом своего построения для ведения огневого оборонительного боя или же укрепленные лагери в качестве опорных пунктов с целью уклонения от полевого боя. Уже в XVII в. в «Солдатской мудрости» было сказано: «Пот экономит кровь. Десять метров траншеи лучше, чем один метр могилы». Во второй половине XVII в. быстро развивалось искусство долговременной фортификации, чему немало способствовал известный французский инженер Вобан (1633—1707 гг.). Он построил 33 новые крепости, исправил 300 старых. Он участвовал в 53 походах и в 104 боевых столкновениях. Вобан брал в 10—15 дней крепости, которые раньше осаждались годами. При осаде Маастрихта (1676 г.) он применил параллели — три опорные линии траншей для пехоты, которые одновременно являлись позициями траншейного караула. С помощью параллелей атакующие войска сближались с укреплениями обороняющихся. Второе крупное изобретение Вобана в деле осады крепостей заключалось в применении рикошетного огня вдоль верков крепостной ограды, с помощью которого противник поражался за укрытиями. Для производства рикошетной стрельбы орудиям придавался определенный угол возвышения. Благодаря Вобану большое значение получила навесная стрельба из мортир. Он же явился создателем теории искусства минной войны, обобщив весь предыдущий опыт. В конце XVII в. появился постоянный военно-морской флот. До этого времени вооружался торговый флот, который выполнял две функции: торговую и военную. В конце XVII в. флот стал делиться на торговый и постоянный военный. В конце XVII в. французское правительство располагало сильным военно-морским флотом, строительство которого было развернуто еще в первой половине XVII в. Кардинал Ришелье (1585—1642гг.), возглавлявший правительство с 1624 по 1642 г., неоднократно говорил о необходимости усиления Франции на море и развернул деятельность по созданию первого в мире постоянного военно-морского флота. Основными задачами Ришелье считал строительство боевых эскадр и военно-морских портов, на которые должны были базироваться эскадры. Порты были построены в Тулоне и Бресте, где строились военные корабли и находились необходимые для флота военно-морские припасы. Эскадры возглавляли ответственные за их боевую подготовку флагманы. Для комплектования флота матросами вводился институт морской записи, организовывалась подготовка морских унтер-офицеров и комендоров, для обучения офицерского состава было открыто морское училище. Большое внимание уделялось организации корабельной службы — ведению вахтенных журналов, судовых расписаний и всех остальных ее элементов.

Евгения: П.П. фон Винклер «Оружие. Руководство к истории, описанию и изображению ручного оружия с древнейших времен до начала XIX века». Москва, 1992. Печатается по изданию: С.-Петербург, Типография И.А.Ефрона, 1894. Глава «XVI столетие». Параграф 2 «Меч, шпага и кинжал (дага)» (в сокращении). В XVI столетии меч достигает высшей ступени совершенства. Он становится неразлучным спутником каждого, особенно по мере приближения к тем тревожным временам, когда всякий признавал за собой право быть вооруженным. Простая рукоять в форме креста клонится к уничтожению. Ручной меч конных воинов имеет более сложную рукоять, однако она еще настолько простая, чтобы не стеснять руку, одетую рукавицей, если бы пришлось действовать оружием при быстрой езде. Рукоять его имеет следующее устройство: Головка ее А всегда достаточно тяжелая, чтобы уравновешивать клинок, удлиняется обыкновенно в виде груши, сосновой шишки, оливы и пр.; она имеет шейку А`, опирающуюся на трубку В, а наверху снабжена пуговкой А", которая иногда называется каплей (goutte) и служит для заклепывания стержня, не трогая таким способом поверхности головки. Трубка В делается обыкновенно короткой, в форме круглой, витой или желобчатой колонны, иногда суживающейся на оконечностях; выпуклости, которые на ней делаются, имеют целью дать пальцам более удобную рукоятку. Иногда сторона, обращенная к ладони, более выпукла, чем противоположная. Из различных материалов, употреблявшихся на ее изготовление, чаще встречается дерево, потому что его обработка легче; для прочности оно покрывается железной или медной сетью филигранной работы. Эта оправа на оконечности трубки укрепляется плетеными или цельными металлическими кольцами. Гард (в примечаниях указано: «Термин «гарда» сегодня употребляется в женском роде и обозначает приспособление на рукояти клинкового оружия для защиты руки») состоит из двух дужек R, выходящих из щитка Т; с дужками соприкасается боковое кольцо S. Второе боковое кольцо образовано двумя сходящими двойными дужками (pas d'ane). Часть клинка М, заключенная между боковыми кольцами, сужена и притуплена на лезвиях; ее называют ricasso, как говорят испанцы, (в примечаниях: «Описанная часть клинка в настоящее время именуется «пятой» клинка») и на этой части, часто выпуклой, оружейные мастера клали свое клеймо. Боковые выемки облегчали проход пальцев в pas d'ane. Клинок меча имеет стержень S, верхний конец которого заклепывается в головке А``, а нижний переходит в ricasso R, где образуется первый заплечик, служащий опорой щитку. Ricasso образует выемку, в которую кладется клеймо; затем идет клинок F с двумя долами, придающими легкость и гибкость; долы эти идут от середины клинка Т. Клинки бывают иногда чрезвычайно длинны; нередко встречаются до четырех футов от ricasso до острия.

Евгения: Самым употребительным оружием среди немецких и французских конных воинов был боевой меч без соединительной дуги, которого многие несправедливо называют побочным мечом (batarde). В мечах этих головка рукояти очень массивна для того, чтобы уравновешивать клинок; как она, так и гард сделаны из вычерненной стали. Гард состоит из двух дужек, расширенных наподобие железка топора, со скошенными лезвиями и имеет pas d'ane и два боковых кольца, которые утолщаются посередине в виде косоугольника. Контр-гард, начинаясь от основания одного из разветвлений, образующих pas d'ane, идет к вершине другого. Короткая трубка указывает способ, как держалось оружие; она покрыта шагреневой кожей, укрепляющейся четырьмя стальными прутьями, концы которых входят в широкие и зубчатые с наружной стороны кольца. Род футляра из вычеканенной листовой стали покрывает основание клинка, образуя нижний очень выпуклый отворот, от щитка до начала гарда. Не говоря уже о том, что подобный чехол предохраняет пальцы от опасного для них соприкосновения с лезвиями, он, кроме того, предохраняет и внутренность ножен от дождя, покрывая воронку ножен своим отворотом. Клинок треугольный с выемчатыми гранями; длина его 1 м 15 см. Прямой и крепкий, он должен был наносить страшные уколы. Но далеко не все мечи отличаются такой простотой гарда, и рисунок дает начертание его самого обыкновенного типа. Схема гарда и контр-гарда: Все основные части неизбежно встречаются во всех рапирах, estocad-ax, мечах и шпагах этой эпохи. Число разветвлений может изменяться, они могут искривляться, прерываться, пересекаться, но главный остов остается тот же самый. Будут ли дужки А прямыми или изогнутыми, щиток В более или менее удлиненным, pas d'ane H более или менее открытым, будут ли боковые кольца Н' мало- или многочисленны, пусть они даже перемешиваются с разветвлениями Н - основное строение остается то же самое. Восходящая ветвь С, или соединительная дуга, идет от дужки гарда к головке рукояти, всегда достигая до ее середины; в XVIII столетии эту дугу будут припаивать к головке. Она образует более или менее многочисленные разветвления, совокупность которых вместе с боковыми кольцами и pas d'ane окружает руку подобно колыбели. Оттененные на рисунке части обозначают контр-гарды V, которые состоят из разветвлений, идущих по другую сторону гарда и защищающих пальцы, пригнутые к ладони, к которой всегда обращен гард. Гарды защищают верх руки, контр-гарды - низ. У шпаги, привешенной сбоку в горизонтальном положении, соединительная дуга обращена к земле, гарды и кольца смотрят наружу, а контр-гарды выходят внутрь, касаясь бедра - но так как вследствие этого шпага очень отставляется от тела, то во многих городских шпагах контр-гарды, как мы увидим, совершенно уничтожаются. Дужкой гарда называется дужка, находящаяся на одной стороне с соединительной дугой А'; она называется так потому, что у некоторых шпаг она заменяет соединительную дугу и поднимается до головки. Другая дужка называется "дужкой отражения", потому что часто она опускается к клинку и может отражать удар, скользящий по клинку к пальцам, и даже зацепить неприятельскую шпагу. Если обе дужки имеют одинаковое расположение, то их называют chevauches (бродячими).

Евгения: Музей Клюни обладает великолепными образцами оружия этого времени. На рисунке 266 изображена испанская шпага так называемого валансиенского типа, неизвестного мастера, но превосходной работы. Оружие это одинаково пригодно рубить и колоть. Трудно найти оружие более чистого стиля и воинственного характера, чем прекрасная рапира (рис. 267), клинок которой помечен знаменитым толедским мастером Севастьяном Хернандецем (Hernandez); оправа же оружия принадлежит немецким мастерам, но имена их неизвестны. Гард из вычерненной стали состоит из разветвлений и дужек, разрез которых представляет шестиугольник. Все оружие кажется больше вследствие длинных дужек, оканчивающихся рубчатыми оливками с маленькою пуговицей. Длина клинка не превышает 95 см, но очень возможно, что первоначально он был длиннее, а впоследствии был укорочен по желанию одного из своих владельцев. Итальянская рапира (рис. 268), принадлежащая тому же музею, легче и длиннее предыдущей. Очень простой гард, состоящий из двух дужек, одного pas d'ane и кривого бокового кольца, сделан из позолоченной стали и украшен, подобно удлиненной головке, спиральными желобками. Так как клинок не образует ricasso для предохранения пальцев от пореза, то по желанию владельца часть наконечника, заключенная в нижнем гарде, покрыта бархатом, который 300 лет тому назад был красного цвета, а теперь принял бледно-розовый оттенок. Длинный клинок (1 м 10 см) с косоугольным сечением отличается большой простотой; острие образуется косвенным уклонением лезвий, которые, вступая в последнюю треть длины, перестают быть параллельными. Такие шпаги и рапиры были неоценимым оружием по своей легкости, и носились, преимущественно, в городе, так как отличались изяществом и красотой форм. Зато такая шпага не давала достаточной защиты для руки, хотя и служила столько же рубящим, как и колющим оружием. Продолжение следует...

Евгения: Ножны обыкновенно делались из дерева, тщательно оклеенного пергаментом или бумагой, на которую сверху клали материю; для последней цели употреблялись полотно, шелк, сукно, камлот и другие более дорогие ткани. Медные ножны делались только для широких и коротких шпаг оружия левой руки. На конце ножен прилаживался железный наконечник. Входное отверстие ножен редко снабжалось коронкой, которую приходилось расщеливать на обеих сторонах, чтобы дать ей возможность покрыть ricasso и подниматься, несмотря на концы pas d'ane, часто очень близкого к клинку. Обыкновенно в верхней части внешней стороны приделывался род клещей, благодаря которым ножны не могли ни соскользнуть, ни выпасть из ремней при вынимании шпаги. Но на дуэлях было принято далеко отбрасывать ножны размахом еще вложенной в них шпаги, так что они описывали своим полетом параболу. Портупея и подвязки делались обыкновенно из кожи, покрывавшейся материей, богатство и шитье которой менялось согласно лично фантазии каждого. Французская перевязь для шпаги (музей Клюни). Кожа в этой перевязи совершенно исчезает под покрышкой черного сукна, ткань которого напоминает шевиот. Витые застежки и пряжки (bouclerie) сделаны из стали, покрытой чернью; подвески того же металла вычеканены в форме овальных пальмовых листьев. Этот тип портупеи был самый употребительный. Впоследствии подвязки в большинстве случаев пристегиваются к перевязи, проходящей в широкий ремень, стягивавшийся над выступом бедер, потому что шпага была так длинна, что гард должен был приходиться на высоте локтя, так как клинок носился в горизонтальном положении. Число подвязок все увеличивается, представляя широкую плоскость привешивания, пока, наконец, в царствование Людовика XIV они образуют широкие четырехугольные щитки, которыми оканчивается перевязь. … Двойные шпаги (epees jumelles) вкладывались в одни ножны. Два клинка соединяются своими внутренними поверхностями, а их внешние стороны образуют грань. Две половины шпажных головок, двух трубок, двух гардов составляют каждая прибор двух шпаг, которые, будучи соединены в общих ножнах, образуют одно целое. Такое оружие много употреблялось дуэлистами в конце XVI столетия, особенно в Англии. Но это делалось не для того, чтобы дуэлисты сражались на совершенно одинаковых условиях, получая каждый совершенно подобное оружие, но тогда фехтовали двумя руками: одной рапирой отражали, а другой наносили удары, хотя такой способ фехтования совсем не был таким общераспространенным, как фехтование при помощи шпаги и кинжала, а также шпаги и щита. Средний диаметр щита (брокеля, broquels) равнялся одному, редко двум футам. При ходьбе его привешивали сбоку подвязок портупеи посредством крючка, и дуэлисты никогда не разлучаются с ним, равно как и со своей шпагой.

Евгения: Очень возможно, что употребление этих маленьких щитов, именно этих broquels, не превышающих в диаметре 20 см, навело сначала итальянцев, а затем испанцев на изобретение тех совершенных шпаг, употребление которых начинается впервые в конце XVI и продолжается до XVIII столетия. У этих рапир или бретт (brettes), как называют их некоторые, гард совершенно покрывает руку; он состоит из двух длинных прямых дужек, соединительной дуги и одного pas d'ane, концы которого привинчиваются на дне полукруглой чашки; вследствие малой длины трубки, рука должна опуститься в чашку, пропуская два пальца, или один указательный в pas d'ane. Головка сплюснута в виде луковицы, а весь гард стремится опуститься в чашечку, на края которой опираются дужки, если нет для них глубоких зарубок. Первые итальянские рапиры этого типа отличаются очень глубокой чашечкой, имеющей форму почти половины яйца; верхний край окаймляется простым выпуклым шнурком, между тем как у испанских шпаг края отгибаются, опускаясь более или менее книзу. Преимущество такого устройства, кроме того, что увеличивает круг защиты, получающейся от чашечки, состоит в том, что отогнутый край может задержать острие неприятельского удара. Бретта испанской работы: Эти чашечки очень скоро стали прокалываться множеством отверстий, образовавших ажурные части выгравированного и вычеканенного рисунка, так что некоторые гарды кажутся просто стальным кружевом. Длинные такие клинки предназначаются обыкновенно для укола, т.е. они имеют прямоугольное или косоугольное и редко треугольное сечение; часто снабжаются двумя лезвиями с острым концом, но никогда не достигают длины длинных шпаг (estocades). Подобные рапиры или бретты всегда употреблялись вместе с оружием для левой руки, гард которого копирует формы гарда шпаги правой руки. Это обыкновенно дага, чашечка которой представляет часто треугольную, полусферическую бляху; основание треугольника лежит на дужках, а вершина упирается в головку, имеющую вид луковицы и оканчивающуюся пуговицей. На ажурной стали чашечки, между витым шнурком края и небольшим средним полем, выступают арабески, окаймляя его своими завитками. Крепкий и плоский клинок с одним лезвием образует очень широкое основание с поперечными желобками и круглым отверстием; одна сторона его прямая и, подобно обуху клинка, усеяна множеством отверстий; другая сторона образует выпуклую линию. Большой палец опирается в основание клинка на противоположной стороне чашечки, потому что кинжал всегда держался так же, как и шпага, т.е. головка никогда не упиралась в большой палец, но всегда в мизинец, обхватывавший верх рукоятки. Очень длинные дужки могли отражать удары противника. Это прекрасное оружие принадлежит испанской работе и имеет во всю длину 52 см. Надо заметить, что вообще шпаги левой руки редко достигают двух футов длины.

Евгения: Рапиры для правой руки очень длинны. Они достигают почти полутора метров. Некоторые из этих шпаг имеют чрезмерно длинные волнистые клинки (подобно малайским кинжалам "крисам"); другие же вырезаны правильными выемками, идущими вдоль их толстого обуха, и такое устройство обязано своим происхождением желанию лишить противника возможности схватить клинок левой рукой, как это часто практиковалось. Образчики оружия, употреблявшегося на войне, обыкновенно менее роскошны. Во Франции пехота совсем не носила рапир; испанские же пехотинцы долго оставались верными ее употреблению; французские пехотинцы держались употребления шпаги типа estocade, с упрощенным гардом, состоящим иногда только из двух дужек, из которых одна поднимается к головке, а другая к острию, и из одного бокового кольца, обращенного к внешней стороне. Германцы тоже носили оружие такого же типа, и некоторые образчики имеют обильные украшения. В немецкой шпаге музея Клюни, принадлежащей первоначально коллекции Бомона, особенно бросается в глаза ее чрезвычайная простота. Устройство гарда упрощается до того, что он состоит только из двух дужек, из которых та, которая называется дужкой гарда, поднимается к головке, заменяя соединительную дугу, а другая - дужка отражения - спускается к обуху клинка. Боковое кольцо дополняет этот несложный гард (рисунок слева). Эти простые шпаги составляют обыкновенно оружие мушкетеров. Вероятно, что более сложное устройство гарда (рисунок справа) не было во всеобщем употреблении. Здесь на гарде шпаги имеется вилка для мушкета. От головки идут две дужки, на которых утверждается ложе огнестрельного оружия. Очень возможно, что оружейный мастер, работе которого принадлежит это своеобразное оружие, подражал какому-нибудь бронзовому скандинавскому мечу или индийской сабле. Гард состоит из двух дужек, загнутых в противоположные стороны и pas d'ane, нижние оконечности которого образуют два боковые кольца. Французская конница Людовика XIII носила преимущественно валлонскую шпагу: Это оружие представляет особенный интерес, потому что от него, надо полагать, произошли современные кавалерийские сабли, являющиеся его грубым и неумелым видоизменением. Часть длинного и плоского клинка нередко образует толстый обух; уклонение двух лезвий дает острый конец. Гард состоит из плоской чашечки с неправильно закругленными контурами и образует разветвления, составляющие соединительную дугу, скрепленную с круглой головкой посредством винта с плоской верхушкой. Трубка средней величины; чашечка гарда часто просверлена отверстиями. Следует заметить отсутствие дужек и в особенности pas d'ane. Таким образом, эта шпага держалась всей рукой за рукоять, причем пальцы не проходили в pas d'ane; немцы всегда делали на верхней части чашечки кольцо для большого пальца; этому правилу, впрочем, они верны во всех своих шпагах. Итальянцы и испанцы неизменно делают гарды с pas d'ane и продолжают носить чиавоны (schiavones и lattes) с корзиновидными рукоятками, представляющими не что иное, как видоизменение рапир. Различие, замечаемое в приемах фехтования у отдельных народов, все более и более отражается с этого времени на различии форм гардов. Тогда как французы, доходя до преувеличения в своем стремлении иметь свободные пальцы, действуя шпагой или саблей, начинают открывать трубку и удлиняют ее в ущерб гарда и головки; немцы стремятся найти опору для большого пальца и распределить с большою точностью вес, перенося центр тяжести на основание оружия. Итальянский способ фехтования требует, чтобы пальцы проходили под поперечины и работала преимущественно локтевая часть руки. Испанцы должны пропускать пальцы в pas d'ane и действовать плечом. И эти характерные отличия живут очень долго.

Юлёк (из клуба): Статья из энциклопедии Брокгауза и Ефрона. Фехтование (нем. Fechtkunst, франц. escrime, от итал. schermire, защищаться) - искусство действовать холодным оружием (шпага, сабля, шашка, штык, пика). Хотя оружие употреблялось уже в древнейшие времена, но тогда оно находилось в таком младенчестве, что о каком-либо искусстве и правилах действия не могло быть и речи; это видно, напр., из описания Гомером единоборств Гектора с Аяксом и Ахиллом, во время которых бойцы встречали удары только щитами. В бою имело тогда значение не искусство, а сила и отвага. Хотя некоторые писатели (Капоферро) и говорят, что обычай ратоборства получил начало в Ассирии, а оттуда перешел к персам и грекам, но это едва ли верно: Ф., как искусство, впервые появилось у римлян, у греков же оно имело небольшое значение; среди них процветала, главным образом, стрельба из лука, состязание в которой производилось и на Олимпийских играх, тогда как о Ф. на них не упоминается. Все настоящие и бывшие школы Ф. считают своей родоначальницей римскую школу, появившуюся в конце республиканского периода, когда Ф. начали обучать рабов в гладиаторских школах. Первым известным учителем Ф. был консул Рутилий (за 105 лет до Р. Хр.). Юлий Цезарь, готовясь к борьбе с Помпеем, приказав научить Ф. своих милиционеров и сам выработал правила фехтования; с этих пор оно было хорошо поставлено в римских легионах. Рапира - главное фехтовальное оружие - была изобретена при Нероне; Марк Аврелий вооружил ею гладиаторов, выпускаемых на арену. Дальнейшему распространению фехтовальн. искусства служили в средние века рыцарские турниры, а затем право носить оружие, полученное и горожанами. В Германии образовались особые фехтовальные союзы; первым из них был союз св. Марка, основанный в 1487 г. во Франкфурте-на-Майне; все последующие имели одинаковые фехтовальные приемы и корпоративные законы, так как всякий, желавший открыть фехт. школу, должен был выдержать публичное испытание и вступить в братство св. Марка. Затем появляются союзы странствующих фехтовальщиков, так назыв. рубак, которые показывали свое искусство за деньги на ярмарках. В Германии предпочитали рубящее оружие, главным образом мечи; в Италии фехтовали почти исключительно на шпагах, заимствованных из Испании. Несмотря на общераспространенность фехтования на Западе, до конца XV ст. оно преподавалось только практически, и никаких письменных правил для него не было издано; первые такие правила были составлены в 1474 г. Жаком Понцом и Петром Торресом, затем руководства стали весьма многочисленны, потому что Ф. на шпагах было обязательным в итальянских университетах; из них оно было перенесено студентами в Германию и Францию, где весьма быстро привилось, чему особенно способствовало ношение дворянами шпаги, как знака их достоинства. В это же время городские фехтовальные союзы исчезают, уступая место обществам стрелков, и Ф. остается только, как необходимый предмет воспитания дворян, в университетах, в военно-учебных заведениях и в войсках. При университетах основываются школы Ф.; первою из них была школа в Иене (1618), в ней преподавалось Ф. исключительно на шпагах, и скоро она стала известна не только во всей Германии, но и за границей. Шпага осталась до настоящего времени любимым оружием на юге Европы, особенно во Франции; в Германии же, продолжая учиться Ф. на рапирах (шпагах), с 1843 г. (в Иене) перешли к дуэлям на эспадронах, как более безопасном оружии. Флорио, один из выдающихся учителей Ф., в своей речи "О пользе Ф." (1828) отдает решительное предпочтение шпаге, но его утверждение, что бой на саблях неправилен, ошибочно; теперь во всех армиях прекрасно поставлено Ф. на этом оружии. С XVII стол. во Франции начали фехтовать в армии на штыках; это Ф. скоро было заимствовано в германскую, австрийскую и шведскую армии. Вооружение некоторых частей пиками, заимствованными с Востока, повело за собою Ф. и на них. Вообще Ф. возможно - и практиковалось - на любом холодном оружии, даже на кинжалах (наваха в Испании). В Россию Ф. перешло с Запада вместе с иноземным строем и было первоначально только одним из воинских упражнений. С основанием в XVIII столетии военноучебных заведений Ф. входит в их программу, а подражание иностранцам заставляет и наше дворянство учиться фехтовальному искусству. Сначала все фехтовальные учителя были иностранцы; только с самого конца XVIII стол. преподавателем фехтования почти во всех учебных заведениях Петербурга стал знаменитый впоследствии И. Е. Сивербрик. Мы заимствовали фехтовальные приемы от французов и их школа преобладает у нас до настоящего времени. Другая главная школа - итальянская - отличается большею простотою. Теперь наиболее употребительно фехтование по системе так называемой jeu mixte, удержавшее и некоторые приемы старой школы. Ф. имеет значение хорошего гимнастического упражнения, которое, развивая физически, вырабатывает смелость, решимость, находчивость и презрение к физической боли; вместе с тем оно приучает к умелому обращению с холодным оружием; поэтому Ф. входит в обучение войск. Обучение Ф. или рубке (если употребляется рубящее оружие) распадается на два отдела: 1) подготовительный - обучение фехтовальным приемам и 2) боя на 2 стороны или вольного боя с противником (ассо). Искусство фехтования состоит в уменье поразить противника, нанести ему лишающие его возможности действовать удары и защитить себя от его ударов. В основу обучения кладется правильное положение корпуса (стойка) и уменье держать оружие. Основным должно быть признано Ф. на рапирах, потому что оно приучает к мелким и быстрым движениям и хорошо дисциплинирует руку; после него легко научиться владеть любым оружием, потому что наносить размашистые удары и защищаться от них легче, чем от мелких. Рапира заменяет собою шпагу и состоит из эфеса и клинка; ближайшая к эфесу половина клинка называется сильною (оборонительною) и служит для защиты, остальная половина слабая (наступательная) служит для ударов. Рапира держится так, что большой палец находится на обороте рукоятки, остальные пальцы, сомкнутые, но не сжатые поддерживают рукоять и управляют ею; рука имеет только три положения: ногти кверху (quarte), ногти вниз (tierce), ногти вбок (moyenne); последнее положение нормальное, оно должно быть принято с самого начала Ф. Взяв рапиру, надо стать в ан-гард (en-garde); правая рука согнута в локте, чтобы кисть приходилась на высоте плеча, а конец рапиры против глаза противника, ноги согнуты в коленах и раздвинуты на два следа (шага - ит.), каблуки под прямым углом, корпус по возможности опирается на одну левую ногу (обе - ит.) и сохраняет прямое положение, левая рука поднята и согнута в локте так, чтобы ладонь, повернутая внаружу, приходилась несколько выше головы. Движения в этом положении вперед, назад и выпад , т. е. быстрая передача всего корпуса на выдвинутую вперед на 4 следа (сколько можно - ит.), согнутую правую ногу и одновременное вытягивание правой руки, ногти вверх, нанесение укола, должны быть совершенно свободны. Затем усваиваются предварительные приемы: удары (нападения, штоссы) и защиты (парады, отбои). Итальянская школа знает только 4 простых парада , во французской же сохранились и старые парады (прима, квинта и т. д.); сложные парады состоят из комбинации простых, таковы кварта и терц или, наоборот, и кварта с кругом. Обыкновенные парады больше всего развивают кисть руки, мягкость ; подвижность которой необходимое условие Ф.; при защитах надо стараться заставить шпагу противника лечь в положение терца. Ударов во французской школе также больше, чем в итальянской, и они также делятся на простые и сложные; к первым принадлежат прямой удар с выпадом , боковое нападение (фланконада), под руку противника и т. д.; сложные удары состоят в обманах, т. е. намерении нанести один удар и нанесении другого, например, поворот направо и удар вперед, батман, т. е. удар по рапире и укол вслед затем чтобы вывести рапиру противника из линии прямого удара, делается прием ангаже, состоящий в переносе своего клинка под клинком противника и приложении своей сильной части в его слабой; для нанесения прямого удара делается дегаже, т. е. перенесение своего клинка на другую сторону клинка противника и затем удар. После усвоения приготовительных приемов переходят к бою между двумя (на две стороны), по командам, а затем и к вольному бою (ассо). При этом надо быть все время в мере, т. е. иметь возможность, не сдвигая с места левой ноги, колоть противника. Все время боя надо наблюдать за оппозиционной линией, которой называется прикрытие себя таким образом, чтобы конец шпаги противника приходился все время вне линии тела, для этого надо действовать кистью, не разжимая руки, чтобы конец шпаги приходился на высоте груди противника; рука, в положении близком к терцу или кварту, но отнюдь не в этих положениях. Чтобы отбить после нападения удар противника, надо встать снова в ангард; итальянцы отбивают и до этого и имеют в этом преимущество перед французами. Секрет Ф. состоит в чувстве шпаги, т. е. умении предугадывать движения противника, умении обмануть его и своевременно нанести ему удар. На обман противника отвечают немедленно, чтобы не дать ему возможности нанести настоящий удар. Отбивать надо, подаваясь вперед, чтобы контрудар был верен. Нападение на противника может быть сделано как просто с места, так вместе с другими действиями и движением вперед. Каждая страна имеет свои отличия в приемах Ф.; наиболее разнятся французская и итальянская школы, вторая отличается вообще большей подвижностью руки и всего корпуса и большей энергией выпада. Начальные правила Ф. на эспадронах (сабли, шашки, палаши) в общем сходны с правилами Ф. на рапирах; разница заключается в характере ударов, которые наносятся главным образом кругообразным движением руки. Поэтому прежде всего упражняются в так назыв. мулине, т. е. кругообразном движении эспадрона, с целью развязать руку в кисти (франц. школа) или от локтя с неподвижной кистью (итальянск.). Парадов при Ф. на эспадронах всего пять: кварт - защита левой руки, терс - правой, прим - левых бока и ноги, секонд - правых бока и ноги, и парад головы (у французов - один, у итальянцев два - с права и слева). В настоящее время левая рука не принимает никакого участия в Ф. (кроме случаев Ф. левой рукой); она только балансирует корпус и придает ему красоту. Прежде, до выработки твердых правил в фехт. школах, допускалось схватить левой рукой шпагу противника и колоть его своей; в настоящее время такой прием применяется только при защите саблей (эспадроном) против ружья со штыком. В настоящее время пользу Ф. сознают везде, и оно распространено за границей, особенно во Франции, как в войсках, так и в учебных заведениях и среди частных лиц. У нас Ф. среди невоенных, вследствие почти полного отсутствия преподавания его в учебных заведениях, встречает весьма мало любителей. Из учебных заведений Ф. преподается обязательно только в училище правоведения и лицее, необязательно - во многих частных учебных заведениях и немногих казенных. Ф. преподается и поставлено хорошо во всех военно-учебных заведениях, где, кроме боя на присвоенном оружии, для всех обязательно Ф. на рапирах и эспадронах и ежегодно устраиваются состязания на призы. В войсках уставами строевой службы соответственных родов оружия Ф. введено, как обязательное, в пехотных войсках - на ружьях, в кавалерии и артиллерии - на шашках; в этих же уставах изложены и правила обучения Ф. Для усовершенствования в фехтовании офицеры могут посещать бесплатно офицерские фехтовально-гимнастические залы, из которых особенно хорошо оборудованы залы в Петербурге и Варшаве. В Варшавском военном округе практикуется обязательное командирование офицеров и нижних чинов от кавалерийских полков в этот зал для усовершенствования. В видах поощрения занятий Ф. ежегодно устраиваются в фехтовальных залах состязания на Императорские призы; получившие их носят особое украшение на своем оружии. Для нижних чинов в войсках также устраиваются фехтовальные состязания на призы. Ср. Сивербрик (отец и сын), "Школа древнего Ф. на шпагах и палашах"; Е. Сивербрик, "Руководство к изучении правил Ф. на рапирах и эспадронах"; Г. Бленджини, "Иллюстрированная школа новейшего Ф. на шпагах и саблях" (СПб., 1880); Соколов, "Курс фехтовального искусства"; Глебович, "Фехтование на эспадронах"; von Dresky, "Anleitung zum Fechten mit dem Stossdegen fur Offiziere und militar. Bildungsanstalten" (Берл., 1891); Montag, "Neue praktische Fechtschule auf Hieb und Stoss" (З-е изд. Лпц., 1884); Ristow, "Die moderne Fechtkunst" (Прага, 1896); Barbaseti, "Das Sabelfechten" (Вена, 1898); его же, "Das Stossfechten" (1900); Thimm, "A complete bibliography of fencing and duelling" (1896). Французская и итальянская литература подробн. указаны у Бленджини. А. Н.

Евгения: Еще из фон Винклера. Мечи правосудия, представляющие не что иное, как шпаги для двух рук с клинком, усеченным на конце под прямым углом, вошли в употребление при казнях довольно поздно, в особенности в Германии. На клинках выгравированы гербы городов, государей, девизы и эмблемы. Их ножны обыкновенно делаются из дерева, покрытого бархатом, а иногда также из тисненной кожи. Охотничьи шпаги, называющиеся шпагами fourrees, имеют длинный и крепкий клинок, который входит в железные ножны, и последние, в случае надобности могут немедленно сделаться его рукояткой, увеличивая вдвое длину оружия, причем клинок никак не может выпасть, так как существует выступ, при помощи которого наконечник клинка прикрепляется к кольцу отверстия ножен. У многих из этих охотничьих шпаг, особенно немецкой работы, острие клинка расширяется в виде лопаточки, образуя железко охотничьего копья. Над острием делается четырехугольное отверстие, через которое проходит чека, образующая преграду и предохраняющая охотника от нападения пронзенного охотником кабана. (Так называемые "свиные мечи".) Острие в форме лопаточки встречается у многих рапир. Употребление фехтовальной рапиры (fleuret) начинается с конца XVII столетия; до нее употребляли учебную шпагу с тупым острием и гардом, обыкновенно, в форме простого креста. На руки надевали перчатки (gants de prise). Последние делались из холста, на который нашивались стальные кольца; правая кисть защищалась, кроме того, тремя пластинками железа. Маски совсем не употреблялись. Хотя никогда в другую эпоху оружие для левой руки не пользовалось такой славой, как в XVI столетии, оно все-таки начинает сводиться к одной форме, так как благодаря успехам фехтовального искусства различие между шпагой и кинжалом, или шпагой правой и левой руки определяется вполне точно и переходные формы мало-помалу исчезают. Все средневековые короткие шпаги, длинные кинжалы, короткие и различных наименований ножи выходят теперь из употребления. Боевая шпага, рапира, кинжал - вот единственное оружие как на войне, так и в городах. Шпаги левой руки с опущенными дужками обыкновенно предпочитались, потому что при удачном отражении горизонтального удара такой шпагой можно было задержать, сломать или изогнуть неприятельское оружие. Но вскоре стали охотнее покрывать рукоятку высокой чашечкой (en berceau), которая давала руке такую же хорошую защиту, как и прекрасные испанские кинжалы. У некоторых же шпаг чашечки опускаются к клинку, чтобы захватывать оружие противника. Но каково бы ни было устройство гарда, наконечник клинка почти всегда образует более или менее глубокую выемку, помещающуюся на противоположной стороне кольца гарда, в которую упирается большой палец, потому что оружие левой руки никогда не держалось так, как ручка весла, т.е. большим пальцем на головке рукояти, направленным вниз, когда вся рука и кисть вытягивались по прямой линии; напротив, большой палец всегда помещался на наконечнике клинка, а рукоятка держалась так, как обыкновенно держится шпага. По рисункам, встречающимся в сочинениях о фехтовальном искусстве данной эпохи, можно убедиться, что кинжал всегда держался именно этим способом: Под именем стилетов, для которых Италия представляет нечто вроде монополии, следует подразумевать маленькие городские кинжалы, носившиеся в сапогах, пристегиваясь к подвязкам, в рукавах или под курткой. Треугольный клинок этого оружия утончался постепенно, подобно острию циркуля, и делался таким образом крайне острым. Такие кинжалы были положительно самыми смертельными, их тонкое острие проникало через толстую одежду. Солдаты перестают употреблять кинжал около середины XVII столетия, и в это же время окончательно забрасывается оружие левой руки, хотя испанцы и итальянцы употребляют его еще гораздо позднее.

Annie: Из энциклопедии "История нового времени 16-18 век" Тут кусочек который успела напечатать, в будущем буду ещё выкладывать Оружие в новое время. С конца 15 века, с началом эпохи постоянного войска, вооружение приняло более однородный характер. Доспехи немецкой лёгкой кавалерии отличались малым весом, а оружие состояло из шпаги, карабина и пищали; на вооружении тяжёлой конницы состояли копьё и меч. Городские отряды немецкой пехоты были вооружены огнестрельным оружием, пиками и алебардами. Совершенно прекратилось использование самострелов. Отборное французское войско было вооружено длинными копьями, короткими мечами и кинжалами, а часть – тяжёлыми топорами. Стрелки использовали тяжёлую аркебузу с воспламенительным механизмом – фитильным замком. Итальянское вооружение состояло из копья на недлинном древке, короткого меча, а позднее шпаги, лёгкого самострела и лука. В конце 16 века тяжёлая конница заменила своё копьё лёгкой шпагой. Пищаль уменьшилась до карабина, который стал двуствольным и нередко имел устройство револьвера, при котором 2-3 ствола вращались по продольной оси. Перед выстрелом стволы проворачивали рукой, устанавливая затравками под воспламенительный механизм. Пеший копейщик (пикинёр), одетый в доспехи из лёгкой вороненой стали и железную шапку, был вооружён пикой на длинном тонком древке. Стрелки были защищены только нагрудником, наспинником и шлемом. Старинная тяжёлая аркебуза уступила место мушкету – двуствольному пехотному ружью с фитильным замком и удобным ложем, которое обхватывалось правой ладонью. Для удобства стрельбы мушкет опирался на подставку. Унтер-офицеры были вооружены алебардами, а строевые офицеры – бердышами или лёгкими полевыми копьями. Вооружение поляков и венгров представляло собой смешение восточных и западных образцов. Кавалерия из высшего дворянства была вооружена по немецкому образцу и имела копьё и меч; народ, казаки были вооружены саблей и луком. Вооружение конного венгра, одетого в кольчугу, состояло из пики, кривой сабли и лёгкого мушкета. В конце 15 века император Максимилиан I усовершенствовал доспехи («Максимилиановский доспех»): на них появились желобки и гребни. Число частей этого сложного доспеха достигало 1000, всё вооружение, вместе с кольчугой, надеваемой под доспехи, щитом и мечом весило около 32 кг. В конце 16 века с развитием огнестрельного оружия, доспехи упростились до лёгкой кирасы и железного шлема. Головным доспехом аркебузников был морион, отличавшийся высокой и плоской по бокам тульей с очень высоким гребнем. Поля, спереди и сзади поднимавшиеся кверху, образуя полукруглую форму, позволяли хорошо прицеливаться.

LS:

LS: Испанская (толедская) шпага

Annie: Германские и швецарские пехотинцы носили под широкими беретами или шляпами металлические шапки, обтянутые материей. В 16 в. лёгкие мечи дали начало новому колющему и рубящему оружию - шпагам и одновременно послужили прототипом для палаша - рубящего оружия тяжёлой кавалерии 17 в. Руку воина защищало особое приспособление на рукояти шпаги - гарда, состоявшая из дужек, колец или защитного щитка. Затачивалось только одно лезвие клинка, обращённое к дуге, соединявшей гарду и вершину рукояти. Шпагу в деревянных ножнах носили в горизонтальном положении на перевязи на высоте бёдр и выше. Рослые и сильные воины употребляли огромные двуручные шпаги (иногда размером в рост человека) для сражения во главе отряда и охраны главнокомандующих. При ходьбе такая шпага носилась на спине на перевязи. С конца 17 в. начинает употребляться фехтовальная рапира, до этого использовали учебные шпаги с тупым остриём. Большое распространение в 16 в. получили кинжалы и стилеты - маленькие городские кинжалы с тонким треугольным клинком, носившиеся за голинищем сапога, в рукавах или под курткой. Большинство боевых топоров (секир) во второй половине 16 в. обратились в крикеты - смешанное оружие, рукоять которого образует пистолет. Преобладающим оружием во всех сражениях, начиная с 16 в., стал аркебуз, дающий возможность благодаря изобретённому испанцами курку делать более меткие выстрелы. Стрельба из него требовала много времени: необходимо было пропустить конец зажжёного фитиля в курок настолько, чтобы достать до затравки, затем раздуть огонь и открыть пороховую полку. В 1640 г. был изобретён, а в 1699 усовершенствован штык, и оружие со штыком к началу 18 в. окончательно вытеснило пики. Аркебузники и мушкетёры носили с собой прибор, состоявший из пороховницы, мешка с пулями, маленькой пороховницы с пороховой мякотью, и множество футляров с заранее приготовленными зарядами. Однако во второй половине 17 в. большинство стран ввело в своих армиях бумажный патрон и кремневый замок, значительно повышающие скорострельность. Во второй половине 16 в. немецкие рейтары впервые начали употреблять пистолет. Это оружие имело длинный приклад с овальной головкой на конце, образующий со стволом угол в 45 градусов. Постепенно приклад выпрямлялся и к началу 17 в. составлял со стволом почти прямую линию.

tracker: Мне волею судьбы досталась то ли шпага, то ли рапира не знаю, есть фоты, если разберусь, попробую их вставить, нужна инфа по этой штуке

tracker: а как вставить фотки, я не разобрался

Евгения: tracker Заходите на сайт http://www.imageshack.us/ С правой стороны, вверху, нажимаете "Обзор" и выбираете фотографию, которая находится у Вас на компьютере. Затем нажимаете "host it!". Ждете. Появляется новая страничка. На появившейся страничке Вам предложат несколько ссылок для вставки картинок - на форумы, сайты и др. Выбираете самую последнюю, нижнюю, прямую ссылку на картинку (Direct link to image) и копируете ее. После этого заходите сюда, пишете новое сообщение и для вставки картинки нажимаете пиктограмму "Картинка из интернета" (она расположена в ряду над текстом набираемого сообщения). В появившемся окошке вставляете скопированную ссылку, нажимаете "ОК" - и всё, отправляете сообщение.

tracker: Вот спасибо бльшое по моему получилось Общая длина 79 см

Lady Shadow: ну это не шпага точно!

Arabella Blood: tracker , а уменьшить изображение нельзя? Неудобно просматривать.

Viksa Vita: Ух ты, толедский клинок! Насколько я понимаю, это точно не рапира, и нa шпагу не похоже- из за неэфесной рукояти. Может это длинный нож, или кинжал?

tracker: Я не знаю, но может быть кто то срезал что то с рукоядки

Ринетта: Похоже на длинный стилет.

Lady Shadow: а откуда же у вас сие чудо?

tracker: Lady Shadow пишет: а откуда же у вас сие чудо? Волею небес и всё же что это?

LS: tracker Уменьшите картинки, плз. В Фотошопе в командной строке выбираете "Изображение" (вторая справа), в нем "Размер изображения", и дальше в окошках, проставляете цифры (только посмотрите, что там у Вас - см или дюймы). В см достаточно приблизительно 10 х 10 см.

Iren: Это вообще не похоже ни на шпагу, ни на рапиру! Я сужу, правда, по рукоядке. Если уменьшите картинки, станет понятнее;) tracker пишет: Я не знаю, но может быть кто то срезал что то с рукоядки да вроде, судя по фотографиям, там все целое...

tracker: сделал в фотошопе 10 см всё равно большие, только вот ответа на вопрос так и неполучил

LS: Тогда сделайте еще меньше. Чтоб можно было все-таки посмотреть. ;)

Жозефина: 100% не шпага и не рапира. Что-то напоминающее меч или кинжал, но не совсем понятно.

Жозефина: В общем, так, я нашла, что это за штуковина. Изготавливает такие штучки испанская фабрика «Толедо», которая находится в Мадриде. Фабрика принадлежала очень богатой и родовитой семье Толедо. Фабрика выпускала клинки, кинжалы, сабли, палаши, мечи, кортики, а также ружья, винтовки и оптроны к ним. Данный экземпляр можно отнести к испанским офицерским саблям, возможно военно-морского флота. Правда, сабля эта не парадная, так как нет отличительных знаков величия. Подобные сабли пользовались большой популярностью в России, они делались на заказ и кроме всего прочего имели герб российской империи и именные надписи или вензели. Именная сабля была у Великого Князя Константина Николаевича, охотничий кинжал был у Александра Второго, охотничий кортик у Александра 3. Данный экспонат никакого отношения к России не имеет, он чисто испанский, так как есть только испанский герб. Хотя вы ещё можете повнимательней рассмотреть латунный гард у эфеса, может кроме орнамента там ещё что-то есть. Вещь эта антикварная и достаточно дорогая. Если хотите её продать, то экспертное заключение от государственного исторического музея увеличит цену этой вещице.

Капито: Как мне объяснили профессиональные фехтовальщики - шпага обычно трехгранная с большой гардой, рапира - четырехгранная и гарда поменьше. А плоская - это сабля. Но это современное фехтование

LS: У меня появилась свежая идея. Помните, трактирщик в Менге хотел соорудить из сломанной шпаги д`Артаньяна шпиговальную иглу? Может здесь у нас что-то подобное? ;))) Мне кажется, перед нами то, что когда-то было шпагой: 1. Довольно широкий клинок. 2. Длина - 79 см - вполне соответствует длине "поздних" шпаг, которые были короткими, примерно 80 см. Рисунок на клинке наводит на мысль, что это не боевое оружие. Ведь рельефный рисунок по всей ширине лезвия не позволит ему легко проткнуть тушку противника. Может быть, это придворная шпага? Вренее, клинок от придворной шпаги. Их делали короткими, красивыми, легкими, но абсолютно непригодными к бою, т.к. их функция была чисто декоративной. Мне кажется, что рукоять на ней не родная. Приделали что-то такое к отломанному клинку. Вот так выплыла из памяти шпиговальная игла трактирщика. ;)

Anetta: Может, это для кориды клинок? . Хотя матадор убивает шпагой быка, а бандериллос пиками его колят.

Anetta: Прошу прощения за ошибку - коррида. Посмотрите здесь: http://bermudas.ls.fi.upm.es/~pedro/tropacab3.htm Может пригодиться.

Freelancer: ОДНОЗАРЯДНЫЕ ПИСТОЛЕТЫ Происхождение пистолета нам неизвестно. Сэр Джеймс Тернер в изданном в 1683 году трактате «Pallas Armata»1 сообщает, что это оружие в городе Пистоя, во времена царствования английского короля Генриха VIII изобрел Камилл о Вителли. Доказательства этого факта не слишком основательны, хотя нам известны утверждения о широком распространении пистолетов в Германии около 1512 года. Наполеон III в своем монументальном труде по истории артиллерии утверждает, что название пистолета произошло от его калибра. Он цитирует документ XVI столетия, в котором говорится о пулях размером всего с пистоль — тогдашнюю мелкую монету. Следует отметить, что, хотя диаметр монеты оставался постоянным, калибр пистолетов изменялся. В поддержку «монетной» теории можно привести и другой пример. В Германии существовали маленькие карманные пистолеты, известные как «терсероль», в то время как в Италии была мелкая монета — терцероле, имевшая диаметр чуть менее полудюйма. Такое совпадение весьма интересно. К сожалению, известно, что золотой пистоль имел в диаметре дюйм и более — чересчур крупный калибр для «пистоля» как оружия. Английский знаток старины Френсис Гросе недвусмысленно утверждает, что об изобретателе пистолета ему ничего не известно: «Это оружие совершенствовали и упростили его устройство простые ремесленники». Некоторые авторы утверждают, что 500 бомбард длиной в ладонь, изготовленных в 1346 году для города Перуджа, следует считать пистолетами; более вероятно, однако, что это были ручные пушки, укрепленные на длинных древках. Отличительным свойством пистолета следует считать то, что из этого оружия можно стрелять держа его одной рукой. Первые пистолеты, или «даги» (dag), были не чем иным, как маленькими аркебузами. Хотя как исключение существовали более ранние фитильные образцы, именно изобретение колесцового замка привело к распространению пистолета. Всаднику было трудно стрелять из длинного оружия, то же самое относилось и к конструкциям с фитильным замком; таким образом, изобретение системы, которой можно пользоваться одной рукой, решало многие проблемы. Германские рейтары с восторгом приняли новое оружие и, как правило, предпочитали иметь на луке своих седел по паре пистолетов. Этим кавалеристам нравилось, когда рукоятки этого оружия заканчивались крупными головками или утолщениями, чтобы после выстрела, взяв его за ствол, им можно было пользоваться наподобие дубинки. Это приводит нас к еще одному объяснению термина «пистолет». В начальный период, да и много позднее пистолеты подвешивались к луке седла, которая также называлась «pistallo». Немцы утверждают, что еще в 1423 году у них были пистолеты с кремневым замком, однако это представляется сомнительным, поскольку такие спусковые механизмы появились значительно позднее. Возможно, под пистолетами в данном случае имеется в виду оружие, примененное в 1420 году при осаде Бонифачо на Корсике. Тогда у кавалеристов были короткие железные трубки с металлическим кольцом на конце. Сообщалось, что эти трубки были покрыты кожей и подвешивались к седлу. Нет сомнения, что и до изобретения пистолета предпринимались попытки найти огнестрельное оружие для всадников, но упомянутые трубки, как видно, мало походили на пистолет. Ранние пистолеты по современным представлениям были достаточно длинными, поскольку один старинный автор, д'Авила, сообщает, что их длина равнялась двум ладоням — что-то около восемнадцати дюймов. Утверждается, что в 1544 году в Англии пистолеты были поставлены на вооружение кавалерии, однако известен указ Генриха VIII, согласно которому никакое огнестрельное оружие вместе с прикладом не могло иметь общую длину менее 1 ярда. Это будто бы исключает пистолеты, если не учитывать того факта, что нам определенно известно об их применении в царствование Генриха — столь прогрессивный монарх не мог упустить возможность испробовать любую новинку. Действительно, предполагавшийся тогда способ их использования представляется совершенно новым и изощренным, нигде и никогда не имевшим прецедентов. Предполагаемой датой изготовления этого оружия считается 1520 год, а уже в 1542 году инвентарная опись лондонского Тауэра включает маленькие стальные щиты, соединенные с «малыми пушечками» — или пистолетами. В более поздние годы зафиксирована сохранность не менее шестидесяти шести экземпляров этого необычного оружия, а один из них, датируемый 1520 годом, был однажды выставлен на одном из лондонских аукционов. Поскольку в лондонском Тауэре сохранилось только десять оригинальных образцов, можно предположить, что выставленный на продажу экземпляр являлся подобным им. В любом случае представляется удивительным, что столь большое число экземпляров этого необычного оружия уцелело и не пропало для потомков. Первая особенность, поражающая при осмотре одного из сохранившихся экземпляров, состоит в том, что пистолет, проходящий через центр щита, заряжается с казенной части. Отдельная металлическая трубка — или камора — содержит заряд. Когда ее вставляют в ствол, вниз опускается, чтобы удерживать ее на месте, закрепленная на петлях U-образная металлическая защелка. К тому же смотритель арсеналов Тауэра Ч. Фолкс утверждает, что это единственные существующие образцы старинных фитильных пистолетов. Круглые деревянные щиты имеют в диаметре примерно восемнадцать дюймов и раскрашены в красный, коричневый и черный либо в красный, черный и желтый цвета. В верхней их части имеется небольшая решетка, через которую стрелок мог в безопасности наблюдать за своей целью. Один из щитов имеет покрытие из десяти пластин, выполненных из граненой стали. Вероятно, это тот самый экземпляр, который был продемонстрирован в 1666 году некоему немцу, посетителю арсенала, утверждавшему, что щит «покрыт сверкающими каменьями, чтобы ослеплять противника отраженным блеском солнца». Эти щиты-пистолеты, без сомнения, являлись изящными поделками, но не играли никакой роли в общем развитии пистолета как оружия, происходившем на континенте быстрыми темпами благодаря усилиям многих оружейников, которые в конечном счете и снабжали Англию новыми конструкциями. Один из таких пистолетов известен под названием «даг» или «дагге». Ранний аркебуз, называвшийся по-английски «hagbutt» или «haque», имел уменьшенный вариант, известный под названием «полухаг». Можно предположить, что этот «полухаг» был еще более уменьшен в размерах и превратился в пистолет-«даг». Это оружие имело колесцовый замок и было снабжено прикладом практически полукруглой формы. Отчет о снаряжении, доставленном в 1559 году из Фландрии, содержит упоминание о 18 000 «дагов», стоивших по 16 шиллингов 8 пенсов за штуку — громадное количество по весьма дешевой цене, при условии, что это были полноценные пистолеты. Как правило, «даги» были превосходным оружием, бывшим в ходу у знати, и его обладатели гордились им, насколько об этом можно судить по портретам графа Эссекса и Лестера Роберта Дадли работы Цуккаро1. Инвентарная опись Тауэра за 1578 год отмечает наличие в запасах 500 пистолетов, однако шесть лет спустя Тайный совет предписывал гражданам Нориджа снабдить своих легких кавалеристов седельными пистолетами. В этих описях запасов Тауэра встречаются и необычные конструкции, как, например, «даг» с двумя стволами на одной рукояти». Также упоминается «белый (стальной) «так» с кремневым замком». Этот «так» представлял собой пистолет с расположенным сбоку металлическим приспособлением, служившим крюком для крепления оружия на поясе. Кроме, того там находились одиннадцать «таков», сработанных на манер «дагов», с кремневыми замками и двойными замками на каждом». Термин «двойной замок», по всей видимости, означал, что кремневый замок использовался одновременно с пиритовым, другими словами — колесцовым механизмом. Нет сомнения, что в этой области начинали применять и кремневые замки, поскольку существует относящееся к 1588 году документальное подтверждение выплаты комендантом Нориджа денег оружейнику Генри Рэдоу за то, что он «приделал замок «снэпхенс» и новую рукоять к одному из старых пистолетов». Проблема слабости пружины колесцового замка уже упоминалась, и преимущества сильной пружины и высокой надежности кремневого замка быстро привели к его принятию в Англии. В царствование королевы Елизаветы кавалеристы получили взамен шпаги или палаша второй пистолет. Дыхание надвигающихся перемен заметно в опубликованном в 1594 году сочинении сэра Хью Плата — «Сокровищница Искусства и Природы», в котором в числе прочего речь идет и о нарезных пистолетах. Первым шагом вперед от колесцового замка стал испанский замок, или «микулет», в котором использовался кремень. Этот механизм находился целиком на виду, снаружи пистолета. Мощная основная пружина заставляла курок с зажатым в нем кремнем опускаться на вращавшуюся на оси крышку затравочной полки. Поверхность крышки была покрыта насечкой, что давало при ударе кремня обильные искры. Замок «микулет» получил свое наименование от слова, обозначающего испанских или португальских грабителей, которые им пользовались. Этот замок иногда называют «полубатарейным», а его изобретение в 1560 году приписывают Симону Макварту. Среди оружейников города Аугсбурга в тот период было известно семейство Марквордт, два представителя которого в 1530 году были приглашены императором Карлом V в Мадрид. Старший из них носил имя Симон. Младший, его сын и тоже Симон, — el Hijo1, прозванный Макварте, возможно, и был автором нового изобретения. Замком «микулет» пользовались многие годы, однако он не получил широкого распространения. Замок «снэпхенс» отличался от этой конструкции тем, что его механизм для защиты от повреждений был помещен внутрь деревянного ложа; его создание относится примерно к тому же периоду. Различие, делаемое в наше время между «снэпхенсом» и кремневым замком, заключается в том, что в первом из двух механизмов крышка затравочной полки и огнивная пластина были отдельными деталями, а во втором они составляли единое целое. В действительности же в XVII веке термин «снэпхенс» обозначал все замки с кремнем и стальным огнивом. Особое распространение пистолеты получили в царствование Иакова 1, когда проселочные дороги переполпились бродягами и грабителями, в ходу у которых, не считая ружей, луков и стрел, были, как правило, еще и пистолеты. Любопытно было бы выяснить, какой из типов этого оружия был тогда настолько дешев, чтобы им мог пользоваться подобный сброд; возможно, это была одна из конструкций с кремневым замком. В казенном прейскуранте для оружейников, выпущенном в 1631 году, указаны следующие цены: кремневые пистолеты с ключом (что должно означать пистолеты с колесцовым механизмом) — 3 фунта стерлингов за пару, а кавалерийские пистолеты с замками «снэпхенс» и комплектом принадлежностей — 1 фунт за пару. В 1637 году особо указывалось, что пистолетные стволы не должны быть короче 14 дюймов. Хотя пистолету, как оружию самообороны, отдавалось предпочтение джентльменами, он также использовался и простыми кавалеристами в качестве боевого оружия. В 1632 году капитан Крузо опубликовал богато иллюстрированную книгу, где среди прочего находятся картинки, изображающие тренировки кирасир по применению пистолетов. Автор указывал на необходимость для кавалериста «двух добрых кремневых пистолетов в седельных кобурах», имеющих ствол длиной 18 дюймов и калибр в двадцать пуль на фунт свинца. Аркебузир также имел' пистолет и в придачу к нему — как отмечено со старомодной причудливостью — «патронташ и собственный рот для хранения пуль». Несмотря на широкое распространение пистолета за границей, в Англии он оставался оружием джентльменов. Во время Гражданской войны аристократы, обладавшие этим оружием, так им гордились, что даже на портретах их изображали с колесцовым пистолетом в одной руке и спаннером, или ключом для завода его механизма, — в другой. В 1639 году Роберт Вард, автор книги «Критические замечания о действиях боевых», предназначавшейся для офицеров лондонского ополчения, сообщал, что стрельба из «наших английских пистолетов» отличается от «пистолетов кремневых» в том, что первые снабжены неким «задним замком», или замком-собачкой, который представлял собой предохранитель, позволявший держать курок взведенным, не рискуя произвести случайный выстрел. Однако в то время колесцовые пистолеты в Англии уже отживали свой век. Вопрос о нарезных стволах был рассмотрен вновь, и выданный в июне 1635 года патент специфицировал нарезку, процесс изготовления и резьбовое крепление ствола. Пистолет с навинчивающимся стволом, изготовленный, как утверждают, примерно в 1650 году Э. Ни-кольсоном из Лондона, имел выполненный в форме пушки ствол длиной в 1 фут с восемью нарезами. Последние должны были обеспечивать этому оружию весьма высокую по тем временам точность боя. Дополнительным усовершенствованием служило шарнирное приспособление, благодаря которому ствол после отвинчивания оставался прикрепленным к рукояти — необычное удобство для всадника, впрочем весьма похожее на конструкцию карабина «a canon brisee», несколько позже получившего распространение во Франции. Наличие нарезного ствола у пистолета, использовавшегося главным образом для ближнего боя, не имело особого смысла, в то же время преимущество резьбового крепления ствола заключалось в возможности заряжания оружия с казенной части. Такие пистолеты со стволами в форме пушки были распространены в царствование Карла I. В результате отвинчивания ствола открывалась массивная зарядная камера, в которую закладывали порох и пулю. Для плотного навинчивания ствола в нем были предусмотрены углубления, позволявшие применять специальный «ключ». Одним из преимуществ такой системы заряжания с казны была возможность применять пули несколько более крупные, чем калибр ствола, благодаря чему быстро расширяющиеся при выстреле газы создавали сильное давление и, следовательно, сообщали пуле большую скорость. Пистолет, оставленный королем Карлом в Уинслоу-Холл в Лестершире после сражения при Нэзби1, принадлежал к этому типу. К сожалению, термин «винтовой ствол» породил известную неопределенность, а именно непонятно, относился ли он к стволу, присоединяемому к казенной части при помощи резьбы, или же к нарезному стволу, полученному процессом «Бинтования». Подобные казнозарядные пистолеты с бронзовым стволом, выполненным в форме пушки, были широко распространены вплоть до царствования королевы Анны, и, хотя некоторые из них имели нарезку, большая их часть была гладкоствольной. В оружии, предназначенном для рукопашной схватки, нарезной ствол был совершенно излишним, к тому же зачастую в некоторых пистолетах этого типа, имевших ствол длиной всего в пару дюймов, для подобного изыска просто не было места. Эти крошечные карманные пистолеты пред-назнались для самозащиты от грабителей и разбойников с большой дороги. Другая разновидность этой конструкции известна под названием «поясные или подвязочные пистолеты». Они были среднего размера, с рукоятью, снабженной специальным выступом, не позволявшим оружию, заткнутому за пояс, провалившись, потеряться. Выпускавшиеся в различных модификациях, они пользовались популярностью среди моряков — от пиратов до добропорядочных морских капитанов. Вариант этого пистолета, устроенный по типу мушкетона, с широким раструбом на конце ствола, предназначенный для стрельбы крупной дробью или картечью, также был распространен на море из-за большого веса снарядов, которыми можно было заряжать ружья. Дальность стрельбы в данном случае не имела особого значения по сравнению с широтой поражения расстреливаемой толпы. «Лондонская газета» за 21—24 января 1678 года помещала объявление о потерянном «футляре с пистолетами с резьбовыми стволами», а когда в 1689 году был убит сэр Джордж Локард, сообщалось, что убийца использовал «нарезной карманный пистолет». Не возникает никакого сомнения, о каком оружии идет речь в этих старинных заметках, и может статься, что упомянутое смешение понятий возникает только в умах современных авторов. В 1661 году маркизу Вустеру был выдан патент на «изобретение, как делать ружья или пистолеты, кои перезаряжать возможно за одну десятую часть минуты из особой для той цели назначенной пороховницы — одна четвертая часть оборота ствола запирает его так прочно и основательно, как могла бы целая дюжина поворотов винта». Мы не располагаем прочими подробностями, но делались предположения, что помянутая четверть оборота ствола открывала казенник, в который можно было заложить порох и пулю. Оружие того времени, которое могло бы попасть в описываемую категорию, либо имело винтовую муфту, запиравшую казенник, либо резьбовое крепление ствола. Очевидно, что в описании фигурирует не обыкновенный, хорошо известный вывинчивающийся ствол, но, возможно, некая система разрывной резьбы (наподобие применяемой в значительно более поздних цилиндрических орудийных затворах), допускавшая его быстрое отделение. В царствование Карла II было указано, чтобы длина пистолетного ствола составляла не менее 14 дюймов, а сэр Джеймс Тернер в 1683 году писал, что она может достигать и двух футов. В одной французской работе по военным вопросам утверждается, что длина военного пистолета была примерно 21/, фута — что по современным стандартам очень много, — причем, несмотря на такую длину, пуля из него «летит шагов на сорок или около того» — не слишком впечатляющее достижение. В начале XVIII столетия был предложен новый тип замка, который стали использовать в пистолетах вместе с наворачивающимся «пушечным» стволом. Прежде большинство замков устанавливалось справа от п'т/голета и монтировалось на единой металлической пластине. Новая конструкция получила название коробчатого замка и отличалась наличием пластины как справа от нее, так и сверху. Механизм оказывался, таким образом, внутри своего рода металлической коробки и не был частично окружен деревом, как в прежних системах. В замке, изготавливавшемся обыкновенно из бронзы, курок с затравочной полкой и стальным огнивом помещался теперь сверху. Эта конструкция также не была военным оружием, но предназначалась для ношения в кармане верхней одежды в качестве средства самообороны. Хотя бронзовые «пушечные» стволы все еще использовались, большее распространение в тот период получили стволы из стали, для отвинчивания которых использовались короткие внутренние канавки с подогнанным под них ключом. Эти канавки иногда ошибочно принимают за нарезы, однако, поскольку они часто имели д ину всего в полдюйма, их практическое значение в этом смысле было пренебрежимо мало. Эти маленькие пистолеты с коробчатым замком, столь популярные во времена правления королевы Анны, производили такие английские мастера, как Перри, Арчер и Барбер. В тот же период в Шотландии обычными стали цельнометаллические пистолеты, которые впоследствии с несомненной пользой для себя были скопированы и мастерами других государств. Такое оружие, однако, не всегда выполнялось целиком из металла: образцы 1600 года имели деревянное ложе. Подобный пистолет представлял собой в такой степени оригинальную конструкцию, что король Иаков I мог послать его в дар испанской инфанте в качестве примера шотландского оружейного мастерства. Шишка на конце рукояти к 1620 году получила свою характерную, похожую на тюльпан форму, а затем приобрела вдавленный силуэт почки. В 1646 году город Дауни в графстве Стирлингшир был центром процветающего ремесленного производства. Подобные пистолеты там изготовляли такие знаменитые оружейники, как Томас Кэделл и некоторые другие. В 1650 году деревянные детали стали оправлять металлом, а к концу столетия прочно утвердилась цельнометаллическая версия пистолета с рукоятью, заканчивавшейся «бараньими рогами». В начале XVIII века цельностальной кремневый пистолет был непременной принадлежностью костюма любого прилично одетого шотландца, а в Европе такие пистолеты даже назывались «Ecossaise»1. Даже часто упоминаемые, но остающиеся загадкой пистолеты марки «Segallas» относились к категории шотландских. Поскольку такие пистолеты были в чести у шотландцев, то нет ничего удивительного в том, что в 1739 году, когда отряды «Черной стражи»2 были сведены в полк, им выдали именно это оружие, изготовленное оружейником Бисселом, работавшим, по имеющимся сведениям, в Лите примерно в 1740—1770 годах. Его носили на геле спереди, прикрепляя при помощи длинного стального язычка, проходившего вдоль ствола к дулу, — приспособления, применявшегося также в кавалерийских пистолетах. Рукоять пистолета шотландских горцев заканчивалась двумя завитками, известными под названием «бараньи рога», между которыми находилась шишечка, вывинтив которую можно было достать пробойник для прочистки запального отверстия. Другой стандартный вариант этого оружия, с рукоятью, заканчивавшейся шишкой в виде почки, производил Джон Уотерс из Лондона. Хотя, как правило, такие оружейники, как Джеймс Майкл, Джон Мэрдох из Даун и, Кэмпбелл Мак-Наб и некоторые другие, изготавливали цельностальные пистолеты, подобное оружие делалось также и из бронзы — к примеру, такой пистолет работы Т. Мэрдоха из Лита можно видеть в коллекции Фарквахарсона в Музее Виктории и Альберта. Подобное оружие, выполнявшееся по частным заказам, обыкновенно богато украшалось и не имело предохранительной скобы короткого спускового крючка, который заканчивался крупной шишкой. Шотландские пистолеты было приказано снять с вооружения в начале революции в Америке, поскольку их сочли непригодными для ведения войны в лесах. В то время как в армии стремились к созданию стандартного пистолета и пули, военный флот довольствовался практически любым оружием, начиная от изящных сложных конструкций, купленных за свой счет офицерами, и кончая грубыми трофейными железками. Точность боя играла здесь незначительную роль по сравнению с надежностью, при этом предпочтительнее было, если оружие было способно стрелять тяжелыми зарядами. Предпочтение отдавалось стволам из бронзы или пушечного металла, которые не поддавались коррозии, что имело отнюдь не последнее значение на морском воздухе. Создание стандартного пистолета продвигалось медленно. Простой кремневый пистолет, подобно его большой сестрице «Коричневой Бесс», продолжал оставаться широко распространенным даже в XIX столетии, несмотря на предпринимавшиеся по всему миру попытки модернизации старых и изобретения новых конструкций. Даже такое незначительное усовершенствование, которое препятствовало бы потере шомпола при заряжании сидя верхом на лошади, не было найдено, пока Иезекиль Бейкер не предложил поворотного крепления, которое получило всеобщее распространение. Тем не менее попытки совершенствования пистолета не прекращались, и наиболее значимые среди них были направлены на создание многозарядного или многоствольного оружия. МНОГОЗАРЯДНЫЕ ПИСТОЛЕТЫ Подобно тому как пушка и мушкет для увеличения огневой мощи снабжались более чем одним стволом, тот же самый принцип в разные периоды применялся и к пистолетам. Есть сведения, что двуствольный пистолет был изобретен в 1543 году в Мюнхене. Существовали и пистолеты с двойной detente^, имевшие два параллельных ствола и по два замка и два спусковых крючка. Двуствольные пистолеты начала XVII столетия делались по типу некоторых больших ружей, а именно они имели два ствола с независимыми затравочными полками, которые, однако, вращались вокруг центральной оси, что позволяло стрелять из них с помощью единственного спускового механизма. Следует упомянуть и другое направление исследований — попытки зарядить один ствол несколькими зарядами и пулями. Подобная практика может показаться крайне опасной, однако она была широко распространена в начале XVII столетия. В один ствол помещалось два заряда и две пули, расположенные таким образом, что каждый из зарядов можно было воспламенить с помощью двух кремневых или колесцовых спусковых механизмов. Сперва надо было пустить в ход передний замок, затем, чтобы завершить этот достаточно рискованный процесс, — и второй. Не считая возможной человеческой ошибки при выборе нужного спускового крючка, двойное заряжание было опасно еще и потому, что горящие газы от первого выстрела могли воспламенить второй заряд. Несмотря на это, идея ока-чал ас ь очень живучей — известно, что подобное оружие, снабженное уже пистонными замками, продолжало использоваться даже в середине XIX века, когда был изготовлен пистолет Линдсея. Он имел в казенной части два ударника, срабатывавших от одного спускового крючка. Первое нажатие на него производило первый выстрел, следующее — второй. По имеющимся сведениям, самый ранний экземпляр многозарядного огнестрельного оружия для стрельбы с одной руки, сохранившийся в Англии, — это пистолет с замком «снэпхенс», находящийся в Королевском военном музее в районе Уайтхолл. Его конструкции присуще множество особенностей, характерных для современных револьверов. Он имеет бронзовый барабан с шестью зарядными камерами, каждая из которых снабжена собственной огнивной полкой. Цилиндр прикрыт внешней защитной крышкой из бронзы. Имеется даже механизм для автоматического поворота цилиндра при взводе курка — решение, впоследствии повторно найденное Сэмуэлем Кольтом и по сию пору применяемое в его предназначенных для пограничников револьверах. Это оружие весит более 6 фунтов, имеет длину 21У2 дюйма и снабжено боковым выступом, который позволяет носить его за поясом. Известны и другие экземпляры такой конструкции, но об их производителе можно только догадываться, поскольку клеймо на них отсутствует. Во времена правления Карла II часто пользовались пистолетами револьверного типа, а в протоколах Королевского общества упоминаются системы, для нас утерянные. Например, мы узнаем об изобретении, продемонстрированном принцу Руперту в марте 1664 года. Это был «пистолет, стреляющий с такой быстротой, с которой только возможно его нацеливать, и притом когда угодно можно стрельбу прекратить, и в том оружии движение огня и пули употреблено для его нового заряжания порохом, пулей и затравкой, а также и для взвода курка». К сожалению, никаких дополнительных подробностей не сохранилось, а идея использования пороховых газов для перезарядки оружия возникла вновь только спустя 200 лет. Сохранился револьвер с тремя зарядными камерами, имеющий клеймо «Gorgo, Londini». Вероятно, он был изготовлен в Италии, а клеймо поставлено в Лондоне, чтобы избежать неприятностей с лондонскими оружейниками. Это оружие имеет затвор, который надо вращать вручную. Вообще все ранние револьверы и многозарядные пистолеты интересны скорее своей необычностью, а не тем, что они стали признанными конструкциями. По всей видимости, почти все они были иностранного производства, и мода на них быстро прошла — вероятно, из-за того, что дополнительные заряды в этом оружии были склонны к детонации от первого же выстрела. В начале первого десятилетия XVIII века была разработана более надежная конструкция. В ней вращающийся барабан подготавливался к следующему выстрелу с помощью расположенного сбоку рычага. В нью-йоркском Метрополитен-музее хранится такой пистолет, принадлежавший якобы лорду Нельсону. Револьвер с кремневым спусковым механизмом был сконструирован примерно в 1809 году изобретателем из Бостона, штат Массачусетс. Его звали Элайша Г. Кол-лиер. Не сумев получить финансовой поддержки у себя на родине, он отправился в Англию, где в 1818 году получил на свое изобретение патент. В своей мастерской на Стренде он изготавливал револьверные пистолеты и многозарядные ружья. Револьвер Коллиера имел пять зарядных камер, сужавшихся к концу и плотно входивших в имевший соответствующую форму конец ствола. Цилиндр запирался в боевом положении пружиной, что препятствовало прорыву пороховых газов. В некоторых из его револьверов имелся механизм, автоматически подсыпавший на огнивную полку затравку до десяти раз подряд. В 1815 году парижский оружейник Ленорман предложил, в свою очередь, пистолет с пятью вращающимися стволами, а также изготовил револьвер с пистонным замком, имевшим курок двойного действия. Пистолет, изготовленный позднее парижанином по фамилии Де-визм, имел семь стволов, а еще одна конструкция, «Ма-риетт», при посредстве отдельных стволов, навинчивавшихся на казенную часть с несколькими капсюльными трубками, могла делать двадцать четыре выстрела подряд. Заряжание пистолетов с дула все еще было признанным способом, но признаком общего направления развития в сторону револьверов могло служить широкое распространение пистолета, носившего название «перечница». В этой «перечнице» имевшиеся в наличии шесть стволов были объединены в монолитный блок, вращавшийся вокруг центральной оси и подставлявший пистоны каждого из стволов под располагавшийся сверху общий ударник. Нажатие на спусковую скобу взводило ударник, поворачивало стволы на 60 градусов, после чего спускало ударник на пистон. Большой вес ствольного блока требовал общей экономии веса, вследствие чего стволы делались короткими, во многих случаях — короче трех дюймов. Таким образом, этот дульнозарядный пистолет был пригоден исключительно для стрельбы с малого расстояния или по крупным целям. Первоначально брандтрубки (держатель пистона с запальным каналом) и пистоны располагались радиально относительно центра ствольного блока, и, когда каждая из его секций оказывалась сверху, закрепленный на рукояти над спусковым механизмом курок или ударник поднимался и резко ударял по пистону, детонируя содержащуюся в нем крупинку фульмината. Чтобы не допустить выпадения пистонов, вокруг почти всей окружности цилиндрического ствольного блока была установлена защитная планка на расстоянии, достаточном для выполнения ее функции, но не препятствующая вращению. Позднее пистоны и брандтрубки стали размещать горизонтально, в направлении к стрелку. Это потребовало замены старого курка затылочным ударником — деталью, которая развилась в курок, хорошо известный по современным револьверам. Добавление к этому ударнику выступающего рычажка дало возможность взводить механизм нажатием большого пальца. Предпринимались и другие попытки облегчить центральный блок, а примерно в 1840 году некто Кухенрей-тер из Регенсбурга предложил конструкцию пистолета с укороченной группой зарядных камер, к которым он добавил только один ствол, укрепленный перед верхней камерой. В результате возник пистолет, весьма похожий на пистолет Карла I, о котором уже упоминалось. Ствол крепился к рукояти L-образной металлической деталью, которая проходила под вращающейся частью. Цилиндр теперь вращался на оси, закрепленной с обоих концов, а не с одного, как делалось прежде. В середине столетия Бейкер также изготовил нарезной револьвер аналогичной конструкции. По мере устаревания «перечницы» часто модернизировали на новый манер путем урезания ствольного блока и добавления единственного нового ствола. Это приводит к неразберихе при идентификации старых переделанных экземпляров. Однако прежде чем револьверная система окончательно закрепила свои позиции, свои идеи в этой области испробовали и другие изобретатели. Существовал, например, разработанный в 1859 году пистолет Шарпа «Защитник», имевший четыре ствола и единственный игольчатый механизм, перемещавшийся после выстрела к следующему заряду при помощи храпового колеса. Кроме того, существовал пистолет Марстона, три ствола которого располагались вертикально один над другим, а выстрелы производились ударником, который при нажатии на спусковой крючок перемещался сверху вниз. Даже ранние пистолеты фирмы «Ремингтон» имели четыре или пять стволов, в некоторых вариантах вращавшиеся как единое целое. Поразительная конструкция Джейна Хармоники имела десять стволов; этот пистолет вызывал ассоциации со средневековым orgelgeshutze. Стволы были расположены параллельно, а весь ударный механизм перемещался к новой позиции после нажатия на спусковой крючок двойного действия и производства выстрела. В Англии Ланкастер производил пистолет с четырьмя стволами, в котором ударник перемещался по кругу. Но вернемся к настоящему револьверу. Говорят, что Кольту не исполнилось и двадцати лет, когда он еще в 1830 году разработал конструкцию шестизарядного оружия. На корабле «Корло», направлявшемся из Бостона в Калькутту, он убивал время, вырезая из дерева модель своего идеального пистолета. И хотя капитан корабля посмеивался, глядя на результаты его работы, новый пистолет спустя шесть лет уже был запущен в производство на заводе Производственной компании патентованного огнестрельного оружия в Петерсоне, в штате Нью-Джерси. Несмотря на то что в описании патента, полученного Кольтом в 1835 году, утверждалось, что поворот барабана на требуемый угол при помощи храпового механизма являлся одним из предложенных новшеств, такие оружейники, как Твигг, Хантер и некоторые другие, намного раньше производили револьверы с кремневым замком, в которых барабан поворачивался вручную с применением храпового колеса. В то время, когда Сэмуэль Кольт между 1835 и 1847 годами получал свои патенты, конструирование револьверных пистолетов уже развивалось в правильном направлении. Приехав в 1851 году в Пимлико, чтобы начать производство револьверов, он преуспел совсем незначительно, выпустив только небольшое их количество для англо-индийской армии. Его оружие было популярно в Соединенных Штатах, но в целом не было принято на вооружение британской армией. Первая модель для Кольта была выполнена Энсоном Чейсом, оружейником из Коннектикута. Однако вследствие близкого расположения брандтрубок при первом же выстреле «из солидарности» одновременно детонировали и все остальные заряды. Но изобретатель вскоре исправил эту ошибку, и получившееся в результате оружие приобрело вид, очень похожий на выпускаемый и сегодня армейский револьвер со спусковым механизмом однократного действия. Последнее означает, что, когда курок большим пальцем отводится назад, барабан поворачивается на требуемый угол и подводит следующую пулю на ее место перед стволом. Чтобы выстрелить, необходимо еще нажать на спусковой крючок. В оружии с механизмом двойного действия нажатие на спуск не только производит выстрел, но и подготавливает следующий заряд. В Англии заслуга производства серии револьверов принадлежит лондонскому оружейнику Роберту Адам-су. Его имя ассоциируется с пистолетом 436-го калибра конструкции Дина и Адамса, который был запатентован в 1851 году и продемонстрирован на «Великой выставке»1 в Гайд-парке. Опубликованный в 1863 году «Справочник по малому огнестрельному оружию» называет это оружие стандартным. Пистолет имел одну замечательную особенность — добавочную полосу поверх барабана, которая покончила со слабостью конструкции, присущей его предшественникам, и послужила созданию револьвера с жесткой рамой. Это оружие, как и револьвер Кольта, производилось в массовых количествах, а потому между двумя фирмами возникло соперничество. Комитет по малому огнестрельному оружию одобрил пистолет Дина и Адамса, вследствие чего он был принят на вооружение как в Англии, так и в Ост-Индской компании для ее кавалерии. Результаты испытаний, проведенных в Вулвиче непосредственно перед началом Крымской войны, побудили правительство заказать до 40 000 кольтов, однако и у пистолета Адамса были свои приверженцы, которые не только использовали его во время Крымской войны, но и позднее очень высоко о нем отзывались. В 1855 году к пистолету Адамса был добавлен спусковой механизм двойного действия конструкции Бомона, что сильно увеличило его популярность. Позже введение петельного крепления курка позволило его усилить, и в 1856 году британское правительство наконец официально постановило принять пистолет Адамса на вооружение. Признание конкурирующей конструкции оказалось для лондонской фабрики компании мистера Кольта слишком тяжелым ударом, в результате чего она позд

Antoinette: Шпага короля Франциска I из Дома Инвалидов. Взято с галереи одного французского сайта. И там еще много интересных фотографий. click here

LS: Сюда же помещаю ссылку, найденную Anett. Здесь сайт, посвященный шпагам и рапирам About the Rapier Он на английском, но очень интересные картинки.

Марсель: О владении кинжалом Основной хват кинжала, который используют французы - это прямой хват. Кроме того, французский хват имеет две интерпретации: просто, в кулаке, и "тонко", в пальцах. Испанцы, в отличии от французов, используют обратный хват. Испанский хват происходит от хвата навахи, которую держали так же, но двояко: лезвием к себе или от себя. При этом в классической дуэли на навахах противники еще и держали друг друга за левые руки. Дагу - кинжал для левой руки - держали чаще всего французским "тонким" хватом, но мог встречаться и испанский вариант. В первом случае боец сражался в левосторонней стойке, а во втором - в правосторонней. Но о стойках м.б. в другой раз. Некоторые кинжалы XVI в. имеют небольшой бугель - колечко на середине перекрестья, из-за чего сложилось мнение, что оно для большого пальца. На самом деле это не так; свойства такого кольца лишь защитные. Так держать!: http://www.vzmakh.ru/parabellum/n2_s6.shtml

Марсель: Предметы вооружения и амуниции мушкетера 1- Мушкетерский фитиль, укрепленный на шляпе. 2- Шпага и ножны с портупеей. 3- Кинжал - байонет. 4- Пистолет с колесцовым замком. 5- Дага - кинжал для левой руки. 6- Дага малого размера. 7- Перевязь с патронами - натрусками, пороховницей, мешочком для пуль и фитилем. 8- Палаш. Использовался мушкетерами в конном строю. К вопросам экипировки: "Мушкетеры XVII века" http://history.scps.ru/musket/02.htm Роты мушкетеров "Мэзон дю Руа" 1622-1721 http://history.scps.ru/musket/01.htm#02

Алея: Марсель, я в восторге, спасибо, это замечательно!

Марсель: Мушкетеры Какие слова приходят в голову, когда вспоминаешь о мушкетерах? Первое - храбрость, нет - отвага или даже безрассудство. Благородство. Удаль. Так кто же такие мушкетеры? Само это название связано с названием оружия. Мушкет изобрели в 16 веке в Испании, но стреляла тогда из него вся Европа. Пока тяжелая артиллерия только еще разворачивалась в сторону неприятеля, позицию занимали мушкетеры, втыкали в землю подставку с развилкой, ставили на подставку мушкет, прицеливались - пли! - ура! и бежали вперед, на новую позицию. Им оставалось только перезарядить мушкет. Если в 16 веке при каждой роте пехоты было десять мушкетов, то в 17 веке мушкетеры - подвижные, сокрушающие врага - так прославились, что короли Европы почти полностью заменили ими простую пехоту. А при французском короле Людовике XIII часть гвардейской кавалерии (только дворяне!), составившая военную свиту короля, стала называться королевскими мушкетерами. Мушкетеры различались по цвету одежды: серые, красные, синие. О них и написал свой роман «Три мушкетера» А. Дюма. Они и вызывают в моей памяти еще одно слово - дуэль. Что такое дуэль? Это поединок на смертоносном оружии (у мушкетеров это шпаги) с секундантами, которые следят за соблюдением правил. На дуэль вызывали за оскорбление чести: например, если кто-то непочтительно высказался о дворянине, его близких или друзьях. А уж если человек вызывал на дуэль, как Портос («Я дерусь потому что дерусь»), его называли бретёром. Таких задир было множество! Все короли и законы запрещали поединки, но исчезли дуэли только в нашем веке. Еще раньше с изменением вооружения исчезли и мушкетеры. Но осталось то, чем всегда славились эти храбрецы и дуэлянты: дружба, верность, честь. Вооружение: 1. Пистолет. 2. Подвеска шпаги. 3. Эфес шпаги. 4. Шпага. 5. Дага - кинжал для левой руки. 6. Мушкет с фитильным замком. 7. Ружейная сошка. 8. Пороховница. http://www.cofe.ru/read-ka/article.asp?heading=91&article=8647

Марсель: Шпаги на голо, дворяне! Пыль Парижа это прах. Шпага (от итал. «Spada») - холодное клинковое колющее, реже рубяще-колющее оружие с длинным прямым узким или средней ширины клинком и сложной гардой, состоящей из чашки, одной или нескольких дужек различной формы и крестовины. Шпага явилась дальнейшим развитием меча. В Западной Европе шпага получила широкое распространение в XVI в. До конца XVIII в. она была неотъемлемой принадлежностью дворянского костюма и широко распространенным боевым и дуэльным оружием. В России, как принадлежность соответствующей формы одежды шпаги применялись до 1917 г. и являлись своеобразным статусным почетным оружием дворянства. Такое положение шпаги и отношение к ней сохранилось и в наши дни. Наличие в коллекции фамильных ценностей красивой профессионально изготовленной шпаги (в первую очередь с символами обладателя) - один из показателей благородного происхождения или рождения нового влиятельного рода. Гарды французских шпаг Оружие мушкетеров. Пожалуй, нет другого вида холодного оружия, которое для любого европейца имело бы столь романтический ореол. Воображение сразу рисует мир храбрых мушкетеров и прекрасных дам, мир чести и достоинства, приключений, дуэлей и подвигов. Да уж, романы Дюма производят на многих потрясающее воздействие. Тонкий граненый клинок с отличной проникающей способностью, дающий небольшую, но тяжело заживающую рану с обильным внутренним кровотечением. Маленькая с виду ранка смертельно опасна. И нет другого холодного оружия, унесшего столько жизней дворянства по всей просвещенной Европе, как шпага. Сегодня шпагу можно увидеть лишь в коллекциях или в спорте. Кстати, шпага, которая применяется в современном спортивном фехтовании – практически полностью копирует знаменитые шпаги французских дворян - длинный, узкий, стремительный силуэт, ажурная гарда, легкий, эластичный клинок… Но такой она была не всегда. Век самой шпаги не так долог. Первая популярность к шпагам пришла в XVI веке, а в конце 19-го они уже утратили свое боевое значение. Всего три века, но зато какой ореол славы! В начале XV века шпага появилась впервые при дворе испанских и некоторых итальянских князей, где она заменила кинжал. Позже, в XVI столетии, она вошла в экипировку легких испанских и итальянских кавалерийских формирований. Здесь ее клинок зачастую имел неоправданно большую длину. С середины ХVI века ношение шпаги становится обычным в пехоте. Вскоре во всей южной Европе шпага становится оружием придворных, а также неразлучной спутницей всех рыцарей удачи, искателей приключений и забияк. В этой сфере она приобретает характерную форму, с короткой рукоятью, ажурной железной гардой в форме чаши и крестовиной. В Европе такой тип шпаги называли "таза". Подобные шпаги в большом количестве делали в Севилье и Брешии. Но в конце концов шпага стала принадлежностью придворного туалета и постепенно в этом качестве несколько потеряла свое значение как оружие. Она являлась атрибутом дворянства, отличительным знаком высшего сословия общества. Будучи предметом украшения, она должна оцениваться и с точки зрения истории искусства. Шпага как парадное оружие всегда была излюбленным предметов для художественного украшения. Сохранились образцы самых высоких достижений в этом виде прикладного искусства. Среди художников и мастеров, разрабатывающих эскизы шпаг, были такие известные, как Ганс Милих, Полидоро да Караваджо или Пьер Вейрио из Лотарингии. Прекрасно декорированные эфесы шпаг с ажурной резьбой, отделанные эмалью и таушированные, поставлялись из Испании, но самые лучшие — из Милана и Флоренции. Шпаги,как и все холодное оружие, не "состоящее на строевой службе", были крайне разнообразны. Любой эфес был индивидуальным и неповторимым. Клинки также были самыми разнообразными. Они могли сильно отличаться по длине, весу и профилю. Массивные, как у меча, и легкие, как у рапиры, линзовидные или многогранные, с плоскими или вогнутыми гранями, с долами и ребрами. На развитие шпаг и искусства фехтования немалое влияние оказывало широкое распространение в Западной Европе дуэлей, которые в какой-то степени заменили рыцарские турниры. Победа в поединке зависела от искусства владения шпагой, которое, кстати, необходимо было и в военной подготовке. Фехтовальные школы Западной Европы в основном придерживались трех направлений: итальянского, испанского и французского. Эти направления достаточно четко определяли способы применения различных видов холодного оружия, позиции фехтовальщиков во время схватки, подробно описывали виды ударов и уколов, и способы их отражения. "Камзольные" шпаги Для "костюмных", "камзольных" или "придворных" шпаг характерны были довольно узкие трехгранные клинки с вогнутыми гранями длиной 550-700 мм. Обычно они украшались травленым орнаментом, изображениями трофеев, вензелями и гербами владельцев или правителей государства. Правда, на узких гранях клинка художнику-оружейнику не хватало места для демонстрации всех своих возможностей, поэтому украшения концентрировались на латунных, стальных или серебряных эфесах. Украшениям эфеса уделялось особое внимание еще и потому, что по ним можно было судить о знатности и достатке владельца шпаги: ведь клинок был почти всегда укрыт ножнами. Чаще всего мастера по изготовлению и украшению эфесов работали в технике чеканки, дополняя ее резьбой и гравировкой. На чашке и рукояти изображались батальные, охотничьи или пасторальные сцены: нередко эфес украшался сложнейшим орнаментом. Многие оружейники изготавливали ажурные прорезные гарды, придававшие оружию еще большую легкость и изящность. Особую нарядность легкой придворной шпаге придавала так называемая стальная бриллиантовая огранка, впервые использовавшая английскими мастерами в XVII в. Мельчайшие стальные бусинки с множеством отполированных до идеального блеска граней напаивались на стальные эфесы, имитируя сверкающие драгоценные камни.

Марсель: Шпага Являясь наиболее совершенным клинковым оружием, шпага не отличается многообразием хватов. Получив от батарного меча принцип конструкции гарды, она унаследовала и характерный способ удерживания - с одним или двумя пальцами перед перекрестьем. Таким же способом удерживали и рапиру-брету. Отметим, что существует ошибочное мнение, будто их держали, зажав рикассо между средним и указательным пальцами, но это явно не так. В XVII в. шпага трансформировалась в облегченную шпагу - дворянку. При этом очень быстро изчезли большие бугеля, необходимые для старого, "шпажного" держания. Вместо них появились рудиментарные колечки, в которые палец не пролезал. Но это было и не нужно. Подушечку указательного пальца теперь клали на это кольцо, не просовывая палец вовнутрь. Получалось очень тонкое и мягкое, маневренное удерживание, прекрасно подходившее к легкой дворянке. Правда, вскоре удерживание еще больше смягчилось. Это было вызвано полным отказом от бугелей, пусть даже и рудиментарных. Эфес шпаги теперь состоял из противовеса, рукояти, маленькой гарды-восьмерки и дужки, плавно переходящей в перекрестье. В результате все пять пальцев вернулись на рукоять. Так держать!: http://www.vzmakh.ru/parabellum/n2_s6.shtml

LS: Собираясь на дуэль с тремя мушкетерами у монастыря Дешо, д'Артаньян планировал поразить Арамиса ударом в лицо. По невежеству мне представлялся либо выпад с колющим ударом, либо рубящий удар. Однако в недавно подаренной книге В.Р.Новоселова "Последний довод чести. Дуэль во Франции в XVI - начале XVII столетия", снабженной совершенно роскошными иллюстрациями, мне встретилась вот такая гравюра из учебника фехтования С.Фабриса: Наверное, д'Артаньян имел в виду этот удар, который бы нанес красоте Арамиса действительно непоправимый урон.

Та что под маской: а тайные удары .они действительно существовали или это вымысел авторов исторических романов?Удар де Невера,удар Генриха III ( использованный Сен -Люком),удар Шико которым он обезоружил Николя Давида,масса ударов в трилогии о мушкетерах)))ПРОСТО УМИРАЮ ОТ ЛЮБОПЫТСТВА друзья поведайте о тайнах фехтования в средневековой Европе и этикете на шпагах))

Blackbird22: Не то чтобы тайные, просто тогда малоизвестные - надо учитывать, что в то время фехтование только развивалось. Можно сравнить с шахматной теорией. Сейчас она изучена вдоль и поперёк, а лет 100 назад, некоторые дебюты ещё были не придуманы или не исследованны.

Blackbird22: Марсель пишет: Век самой шпаги не так долог. Первая популярность к шпагам пришла в XVI веке, Что было связано с развитием огнестрельного оружия - старые тяжеловесные доспехи просто потеряли смысл. Насколько я понимаю именно этот фактор сыграл решающую роль в разгроме французов у Павии 1525. После этого и началось стремительное ( по историческим меркам) "облегчение" вооружения. Кстати, изображенная шпага Франциска 1 ближе к мечу, чем к шпаге.

Рошешуар: Предлагаю из темы де Гиша переместиться сюда, ибо оффтопим там нещадно Обсуждение роликов с реконструкцией стрельбы из старинного огнестрельного оружия. Из английского мушкета - https://www.youtube.com/watch?v=2KTS8PQ06Qo Из мушкетов и пистолета, состоявших на вооружении регулярной французской армии XVII века - https://www.youtube.com/watch?v=Yzf0ZiVr9qw&t=152s Из пистолета - https://www.youtube.com/watch?v=wEoecTbp2XM&t=24s Если честно, то мне кажется, что мужчина в последнем ролике целящийся из старинного пистолета, как из современной винтовки, очень пренебрегает техникой безопасности и рискует остаться без глаз...

Рошешуар: Выдержки из книги Говарда Л. Блэкмора "Охотничье оружие. От Средних веков до двадцатого столетия" Если не учитывать небольшой вес и портативность, одной из существенных характеристик пистолетов являлась возможность произвести мгновенный выстрел. В то время как ружья зажигались с помощью фитиля, который держали в руке или помещали в замок, в пистолете это было невозможно. Поэтому и неизвестны европейские фитильные пистолеты. Однако после изобретения колесцового замка, примерно в 1500 г., началось усовершенствование пистолетов, занявшее много времени. Прежде всего использовали их небольшой размер, позволявший «тайно под одеждой» носить заряженное оружие, что вначале даже привело к негласному запрету на малогабаритные колесцовые механизмы. В 1517 г. император Максимилиан I запретил использовать «самоударные ручные ружья» в Нижней Австрии. Такое указание распространилось на всю территорию империи уже в 1518 г. Согласно изданному в 1532 г. герцогскому вердикту запрещалось использование ружей, которые «были настолько маленькими, что их можно пронести под одеждой, так что никто их и не заметит». Похожее состояние дел наблюдалось в Англии и Шотландии. В 1541 г. актом Генриха VIII подтверждались предыдущие ограничения, а также формировалась основа последующих законов, связанных с легким огнестрельным оружием, включая и те, что собирались создавать. В нем выступали против использования «небольших коротких ручных ружей и небольших аркебуз». Как отмечается, они являлись оружием, с помощью которого «злобные и злонамеренно настроенные личности… совершают преднамеренные и бесчестные поступки, противозаконные и ведущие к совершению отвратительных и постыдных убийств, ограблений, уголовных преступлений, нарушений общественной тишины и порядка и погромов». В последующих прокламациях, принятых в Англии в 1579 г. и в Шотландии в 1598 г., содержались запрещения, направленные против изготовления или починки «ручных кинжалов», «больших пистолетов, дагов, иначе называемых просто пистолями» и «пистолетов». В конце 1613 г. в английской прокламации предписывалось, что следует пользоваться только ружьями с длиной ствола не менее чем в 12 дюймов. Очевидно, что вначале власти рассматривали пистолет скорее как оружие разбойников, и никак иначе. Самые ранние из сохранившихся пистолетов из личного арсенала императора Карла V находятся сегодня в Королевском арсенале в Мадриде. Первое по времени появление пистолетов датируется 1534 г., другие – примерно 1540 г. Несмотря на все ограничения, с середины XVI в. начало быстро развиваться производство пистолетов в разных странах. В те дни они редко составляли менее 18 см в длину, использовавшееся в Испании понятие для их обозначения «небольшие седельные аркебузы» указывает на их предназначение. Впрочем, военные деятели быстро осознали возможности нового личного оружия и начали вооружать пистолетами кавалерию. В моду вошла новая тактика боя, известная под названием караколь: выстроившаяся в линию кавалерия с близкого расстояния стреляла в скопление пеших неприятельских пикинеров, выпустив все пули, она разворачивалась и отступала, позволяя следующей линии повторить маневр. Не нужно обладать богатым воображением, чтобы догадаться заменить одного противника другим, и вскоре конные охотники, которые до этого преследовали дичь с помощью сабли, копья и арбалета, начали гоняться за ней, вооружившись пистолетами. Этому способствовали бумажные патроны с зарядами пороха и пулями, которые переносили в небольшой сумке или коробке, закрепленной на поясном ремне. Так что оказывалось возможным, находясь на спине лошади, легко перезарядить пистолеты, заряжавшиеся с дульной части. Основным неудобством, затруднявшим более широкое использование пистолетов, в XVII в. оставался их вес. Сам по себе колесцовый механизм оказывался слишком большим, сложным и тяжелым, вместе с большим стволом и неуклюжим прикладом он не позволял охотнику быстро перемещаться, держа в руке пистолет, весивший примерно 4 фунта. К первой четверти XVII в. пистолет с колесцовым замком значительно изменился, и сам замок, и ствол были значительно уменьшены по величине, широкий старомодный ствол заменили более изящной конструкцией. В середине века неуклюжий кремневый замок точно так же превратили в аккуратный компактный механизм, так что удалось создать седельный пистолет, весивший всего 2 фунта. В течение первой половины XVII в. и большую часть XVIII в. на охотничьих картинах часто изображаются охотники, стрелявшие в оленей, волков, медведей. Такие сцены становились излюбленным сюжетом гравировок на затворных пластинках ружей. Так, на рисунке неизвестного мастера примерно 1740 г., хранящегося в Немецком музее охоты в Мюнхене, изображены мужчины со сворой гончих, преследующие самца молодого оленя. Изображен охотник, стреляющий с близкого расстояния из относительно небольшого пистолета с кремневым замком. Похоже, некоторых влекло особое ощущение опасности, когда охотник скакал на лошади всего в нескольких ярдах от потенциальной дичи. Иногда охотник не мог выстрелить, пока дичь не выбивалась из сил. Так, в описании охоты в Лайме, организованной герцогом Йоркским в 1676 г., читаем, что олень (высотой в 14 локтей и 4 дюйма) «бежал, и погоня длилась долго, и первым, кто преследовал его, был сам Д., который, когда тот подбежал к заливу, убил его из пистолета, проделав в ту ночь 36 миль, из-за чего вернулся домой почти в восемь часов». Чтобы удовлетворить запросы охотников, предпринимались попытки сделать пистолет, который при необходимости мог превратиться в карабин, которым стреляли от плеча. Тогда, получая удовольствие от непритязательного пистолета, охотник попадал в дичь с большого расстояния. В карабинной модели пистолетов XVIII в. делались выдвижные или защелкивающиеся наплечные приклады. Одним из самых интересных образцов такого типа пистолетов является английская модель 1640 г., хранящаяся в Эрмитаже в Санкт-Петербурге. В ней имеется не только прикрепляемый на специальном болте приклад, но и дополнительный ствол, который можно привинтить на конец ствола пистолета. С помощью двух аксессуаров пистолет превращался в полноствольное ружье для охоты на дичь. Сам ствол покрыт черной кожей, выделанной под грубую древесину. В конце XVIII в. особое внимание стали уделять нарезным пистолетам, они оказались необычайно полезными и привлекательными благодаря добавлению съемного приклада. В некоторых европейских странах для кавалерийских подразделений приняли на вооружение двуствольные пистолеты со съемными стволами. В частности, в 1793 г. английская королевская конная артиллерия была вооружена пистолетами, у которых стволы размещались рядом, причем один был нарезным, другой гладким. Вскоре они вошли в моду в охотничьих кругах, и великие лондонские оружейники Джозеф и Дарс Эгги начали производить прекрасные по качеству пистолеты с двумя стволами, расположенными один над другим, и аккуратным съемным прикладом. Пистолеты отличались относительной точностью попадания, радиус их действия определяли в 100 ярдов. Правда, отмечаются всего несколько случаев, когда они действительно имели преимущество над обычным ружьем для охоты на дичь, поэтому не встречаются охотничьи истории, где бы рассказывалось о подвигах, совершенных с помощью именно данного вида оружия.



полная версия страницы