Форум » Литература » Экспедиция в преисподнюю » Ответить

Экспедиция в преисподнюю

Орхидея: Думаю, это произведение братьев Сругацких заслуживает внимания на нашем форуме. Многие дюмане наверняка его читали. Ну, так, господа, давайте обсудим!

Ответов - 9

Ульрика: Читали. Именно Стругацкие помогли мне обратить самое пристальное внимание на Портоса - и полюбить его всем сердцем. Книга, которая хороша не только тем, что это АБС. В конце концов, дон Румата ещё больше Портос, чем Портос из "Экспедиции в преисподнюю". Лично мне нравится сама идея даже не давать героям имён собственных. Они настолько мушкетёры, что просто - Атос, Портос, Арамис. И Галя. Крапивина тоже люблю. Но у него в основном мальчишки, и даже как-то обидно. А тут - девушка, на равных с остальными, вполне себе д'Артаньян, и место для дружбы и для любви находится. Атоса жаль. Не складывается у него с "личным" в любой вселенной. Арамис у АБС напоминает мне чем-то Сантьяго Кабреру из сериала ВВС. Тончайшая ирония и огромная любовь, которые понимаешь, если находишься "в одном измерении". Я вот, к своему великому стыду, не знала, кто такой Юл Бриннер - соответственно, не могла оценить Двуглавого Юла. Люблю "Экспедицию..." за то, что она прекрасно показывает: мушкетёры есть и будут в любом веке. Хоть в нашем, хоть в XXIII.

Стелла: Ульрика , " Великолепная семерка" шла почти в одно время с " Тремя мушкетерами" Бордери. Так что это - моя юность. Но, должна признать, что эта идея " Один за всех и все - за одного" из той же серии .)))) А у Стругацких образы четверки не только в " Преисподней" . И в " Полдне" и в " Улитке на склоне" и в " Жук муравейнике". И даже эти образы угадываются в самых первых романах о Венере.

Орхидея: Эти мушкетёра, они будто и те и не те. Они вроде существуют сами по себе, но настолько сильно отдают своим легендарным прототипом, что отдельно как-то не воспринимаются. Наверно потому, авторы им своих имён и не дали. Мне тоже понравилась идея того, что мушкетёры могут жить в любом времени и месте, совершенно в любую эпоху. Дружба - вечна и всепобеждающа. Даже смерть отступает перед ней (воскрешение Портоса, как наглядный пример, если совсем буквально). "Экспедиция в преисподнюю" воспринималось мной скорее как сказка. Причём она будто балансирует где-то на грани самостоятельного произведения и фанфика. Ульрика, а вот в "Трудно быть богом", как по мне, Портоса больше напоминаем не Румата, а барон Пампа. Да уж, похоже, любили братья Стругатские этого героя Дюма, очень любили.))

Стелла: Орхидея , Пампа - это настоящий Портос. С прямой ассоциацией. Даже имя чем-то похоже.

Орхидея: Что-то, наверняка, будет интересно (материал взят из Википедии). «Прекрасен и обычен на планете Земля и в её окрестностях…» — первые строки третьей части повести, близко к тексту повторяющие начало романа Булгакова «Белая гвардия» Ятуркенженсирхив — имя одного из пиратов — это не совсем точный ананим строчки из стихотворения Пушкина, «Зимний вечер» Макомбер — имя флагмана взято из рассказа Хэмингуэя «Недолгое счастье Фрэнсиса Макомбера» Витема — имя хозяина таверны заимствовано из романа Ник. Шпанова «Война „невидимок“» Пузатый Пацюк и сцена визита к нему Ивана, очевидно, перекликаются с соответствующим персонажем и сценой с кузнецом Вакулы из повести Гоголя «Ночь перед Рождеством» «Беседа с другом не возвращает молодости» — из романа Л. Леонова «Дорога на океан» «Портфель из кожи венерианского бегемота» — возможно, восходит к «куртке из кожи сатурнианского бегемота» из повести Г. Садовникова «Продавец приключений» «… времена, полные великих и странных чудес» — фраза, восходящая к заключительным словам романа «Солярис» С. Лема «Элементарная деформация пространства-времени в складках десплузионных слоев при наложении параллельных пространств…» — из ответа на анкету для любителей фантастики, опубликованную в сборнике «Фантастика-1966», будущего писателя-фантаста, а тогда 13-летнего подростка, В. Рыбакова. «А взбутетеньте его! А взъерепеньте его! Чтобы восчувствовал!» — из книги Помяловского «Очерки бурсы»

Стелла: Только что прочитала сообщение, что весь архив Стругацких переправлен из Донецка в Россию. А как он вообще попал в Донецк? Один из братьев был петербуржец.

Фугас : В "Экспедиции в преисподнюю" мне нравятся многие персонажи, Портос с Галей, Двуглавый Юл , Мээс (последние двое, в частности за свой внешний вид ) , флагман Макомбер, ну и Атос и Арамис. Сама книга мне очень понравилась. Местами хохотал до упаду. Понравилось, что вытворяли Ка, Ки и Ку на Марсе. В общем хорошая книжка .

LS: Стелла С архивом работала ученица Стругацких, которая жила в Донецке. Примерно с конца 80-х архив постепенно перекочевывал к ней, особенно после смерти Аркадия Натановича в 1991 г. Когда обстрелы стали особенно интенсивными, она стала опасаться, что не сможет уберечь архив. И его вывезли. В Питер, к наследникам.

Стелла: После смерти Бориса Натановича официальным порядком нет никакой информации. Я собрала все, что смогла найти из изданного( что у нас было в продаже).



полная версия страницы