Форум » По следам Дюма » Слет дюманов в Париже (апрель 2013) » Ответить

Слет дюманов в Париже (апрель 2013)

Евгения: Не лепо ли ны бяшетъ, братие, начяти старыми словесы повесть о походе дюманов в славный град Париж?..

Ответов - 140, стр: 1 2 3 4 5 All

LS: Вот так выглядят внутренние помещения: Последний снимок - кабинет Лафонтена, расположенный рядом со спальней Людовика XV. Удивительно, что поэту отводились покои расположенные столь же удобно, как и королевские (да, я в курсе, что они жили в разное время. Зато на одном этаже, через стенку.) И поэт созерцал те же прекрасные виды, что и король. Это - та самая спальня Людовика XIV, в которой разыгрались события "Десять лет спустя": К сожалению, не удалось проникнуть за барьер, разгораживающий комнату на две части, чтоб увидеть, плафон над кроватью... А вот так вопросизведены помещения кухни в подвале: И там же, в подвале - неожиданная встреча с хозяином дома: нам напомнили, что с ним стало: Эффект рассчитан точно: вы как бы случайно, переходя в полумраке из одного помещения в другое, заглядываете в какую-то нишу и вдруг сквозь грубую деревянную решетку видите этого узника... Музей готовит еще один сюрприз. Войдя в зал вы попадаете на настоящий бал. Экран, на котором демонстрируется постановочные сцены бала, установлен так, что у вас создается полное ощущение присутствия на бале во время того самого знаменитого праздника в Во. Во подробно рассказывает, как он создавался. Есть серия гравюр, запечатлевших разные этапы строительства. Много портеротов семьи Фуке. Удивили портреты тех, кто создавал Во: математик, агроном, садовник: в общем, ремесленники. Но какое уважение к ним, хозяин Во гордился ими как гордился своим (или их общим) созданием! Невероятно интересно было подняться внутрь купола. Там есть отдельная экспозиция, рассказывающая о том, как устроена эта махина и как она создавалась в XVII веке. Там выставлены чертежи и инструменты, с помощью которых был построен Во. Именно здесь на башне купола Во вдруг сталоо понятно, что большинство садов и дворцов Западной Европы, такие как Шёнбрунн и Петергоф - это реплики Версаля (но это-то очевидно). А вот о том, что Версаль - реплика Во мало кто помнит... Все основные принципы организации пространства Версаль позаимствовал у Во: бесконечные перспективы, огромные глади каналов, цветочные партеры, немного несимметричные, раположенные на террассах, которые даюст возможность спрятаться от ветра, укромные боскеты, гроты, фонтаны, скульптуры... Правда, в Во это не мрамор...

LS: Мне было бесконечно жаль Николя Фуке, создавшего такое чудо, которое принесло ему столько горя... Успели ли он насладиться им? Успел ли порадоваться? Успело ли предвкушение перейти в наслаждение? Или же напряжение строиттельства и подготовки к празднику сразу обернулись чувством катастрофы? Мне немного по-другому открылось отношения короля к Фуке - такое преступление нельзя простить. Чтобы ни придумал Людовик, сколько бы соавторов Фуке он не переманил к себе на службу, он был только вторым, потому что Версаль, хотя и превзошел Во и по грандиозности и по роскоши и по славе, всё равно остался лишь его повтороением, его отражением в увеличивающем зеркале.

LS: Если не возражаете, поедем дальше? 8 апреля. Так получилось при планировании поездки, что неожиданно между двумя ее главными частями образовался перерыв в 2 дня. Поначалу мы растерялись и даже расстроились, будучи не в состоянии придумать, что делать с этой паузой. А потом сама собой родилась простая, как и всё гениальное, мысль: проехаться до Кале по пути д'Артаньяна... Ради этого было принято еще одно концептуальное решение - арендовать машину. Утром 8 апреля, простившись с дюманами еще остававшимися в Париже, мы двинулись на вокзал Монпарнас, в недрах которого не без приключений мы получили автомобиль. Красненький. :) Имя у автомобиля было на редкость подходящее: мы собирались проехаться по местам связанным с историей (как рассказом) и историей (как прошлым). Машинку звали Clio (муза Истории). Рено Клио. Я помещаю ее портрет из чувства благодарности за несколько дней, проведенных вместе, когда она служила нам верой и правдой. В этом путешествии нам помогала еще одна спутница - современная "муза" многих путешествий - "Наташа" (так называется голос, который говорит по-русски в некоторых навигаторах). "Наташе" мы тоже очень благодарны. Но она была не так верна, как Клио. Однажды упрямо настаивала на повороте в забор, возникший явно не вчера. Потом, посреди ночной пустоты, утверждала, что "мы приехали на место", и в итоге покинула нас, не простясь. Спасибо, что это было уже под конец пути.

LS: Согласно первоисточнику и тому французскому изданию "Трех мушкетеров", которое у нас на форуме принято называть "Ключами" (из-за большого количества справочного материла) Путь д'Артаньяна и его друзей за подвесками королевы выглядел так: Современные навигаторы и карты предлагают ехать из Парижа в Кале - автобаном А1, мимо Лилля (это самый быстрый путь) - автобаном А16 мимо Амьена и Аббвиля. Необходимые нам точки маршрута остаются сильно в стороне. Однако, мы старались придерживаться основных точек маршрута мушкетеров, но по ряду причин из него выпали а) Кревкер б) Сент-Омер Вот наша дорога: После многократного изучения современных карт Франции у меня сложилось странное мнение об этом маршруте.Очевидно, что друзья направлялись не самой прямой дорогой к побережью Ла-Манша. Похоже, что они заметали следы не только под Парижем, но и на всём протяжении пути. Несмотря на то, что нужно было очень-очень спешить, мушкетеры ехали не кратчайшим путём, а зигзагами, словно бы стягивающими обе современные трассы - А16 и А1. Но Сент-Омер даже в этой логике мне не понятен. Дорога от Парижа до Кале - одна из самых старых и самых "магистральных" дорог Франции. Логика перемещений говорит, что она должна быть построена таким образом, чтоб путь был максимально коротким и проходил через крупные города. Современые трассы обычно повторяют "рисунок" старых дорог, хотя и находятся в стороне от них. Но первоначальную дорогу можно угадать по той, что стало сейчас второстепенной. И она угадывается: Сен-Дени, Бове и Амьен соотвествуют этой логике. От Амьена до Сент-Омера таких дорог нет. Всё какие-то зигзаги... Впрочем, они очень похожи на зигзаги от Сен-Дени до Шантийи и от Шантийи до Бове (как видите). Извините за долгое отступление. Итак, мы наметили выехать из Париж, как и положено, через ворота Сен-Дени (для себя мы решили, что это будет Пор-Сен-Дени на Переферике (Парижская окружная), а не ворота Сен-Дени на Больших бульварах, чтоб избежать пробок. Всё равно нам не миновать Пор-Сен-Дени. Потом нам нужно было попасть в Шантийи и затем поехать к Бове. После Бове - Амьен. И потом мы выезжали на платную автомагистраль А16, ведущую в Кале.

LS: От вокзала Монпарнас мы доехали до Сен-Дени благополучно, сказался опыт Московской кольцевой. Но в Сен-Дени мы, еще без "Наташи", самонадеянно вооруженные только картами, распечатанными из Гугла и атласом автомобильных дорог Франции, намотали несколько лишних кругов вокруг Стад-де-Франса: Мы не стали переживать из-за своей бестолковости, а вслух объявили невидимым врагам, что заметаем следы, третий раз проехав под какой-то эстакадой. И тут у нас включилась "Наташа". Она бережно взяла нас в свои заботливые и уверенные руки и повела по дорогам прекрасной Франции в Шантийи: ("через 30 метров поверните налево", "на перекрёстке выберите четвёртый выезд направо", "продолжайте ехать прямо 112 километров") Дорога, ведущая в Шантийи, привела нас прямо к замку Конде, который активно готовился к наступавшему туристическому сезону. Видимо, мушкетерам тоже не удалось избежать созерцания этой красоты и спокойной величественности. Мы въехали в город, "прилепившийся" к замку, куда должны были попасть и мушкетеры. Наверное, здесь где-то и находился тот кабак, в котором Портос ввязался в драку: Из-за лишних намотанных в Сен-Дени кругов времени у нас было в обрез и мы решили не расспрашивать местных жителей о том, какой именно кабак более всего притязает на роль дома, оказавшего Портосу щедрое гостеприимство...

LS: ... и направились в Бове. Всё складывалось на редкость удачно: в Бове нам тоже (как и мушкетерам) преградили дорогу. Никто не знает откуда произошло название города? Может быть, там мешают всем проезжающим: Дяденька с собакой, преградивший нам дорогу, что-то долго объяснял встречной машине, а мы благоговейно ждали естественного завершения этой сцены, млея от сознания, что это всё проиходит не где-то в Ивантеевке, а Бове!!! Бове довольно крупный город, и, наверное, там есть современные кварталы, но мы проехали через его старую часть, с двух-трёхэтажными домами из красного кирпича, узкими тротуарами, мощеными булыжником улицами. Перед нами только-только начала открываться нестоличная Франция: очаровательная, неожиданная и еще какая-то слов к чему я не нахожу. :)

LS: До сих пор не могу найти внятного объяснения, как при такой тщательной подготовке к поездке мы умудрились ... не найти на карте Кревкер??? (Указатель поворота на Кревкер, нежиданно возникший на трассе, стал укором нам). В общем, из Бове мы двинулись прямиком к Амьену. Именно в это время мы познакомились впервые с платной дорогой. Для начала ящик, в который мы сунули банковскую карту, сожрал ее самым бесчеловечным образом. Представьте: вы находитесь в чужой стране, практически не зная языка. Вы лишились денег... (Я не знаю, кому было труднее, Атосу, кторого обвинили в фальшивомонетничестве, или нам?) Благо в соседней будочке оказался живой человек, (сразу вспомнилась "Кин-дза-дза": Женщину вынули, автомат поставили) который по нашим отчаянным воплям понял, что нужно открыть ящик, и вернул нам карту. Спасибо ему за это. :) *с ужасом* А ведь были потом на нашем пути только автоматы, без живых людей! В общем, как и мушкетеры, мы едва не остались без денег в Амьене. Дороги Пикардии выглядят так: Я - не Планше и Пикардия - не моя родина, но ее дороги мне тоже очень нравились. А Амьен встречает так: Бове немного подготовил нас к обилию красного кирпича, но Амьен был прямо таки по-северному исполнен им, хотя и с чисто французским вкусом и очарованием. В центре Амьена нас ждал очередной этап квеста: мы познакомились с паркоматом. Но после успешного прохождения этого уровня, попали в центр города уже своими ногами: Это деревья, с такой своеобразной стрижкой. А это - Амьенский собор. А это улица Генриха Четвёртого: Правда же это здорово звучит: улица Генриха Четвёртого? А дальше... ужиная в кафе, нам пришло в голову расспросить (! при нашем-то незнании французского) официанта, а нет ли где здесь "Золотой лилии"? Сами понимаете, что словарного запаса хватило лишь на то, чтоб вспомнить Lys d'Or... И сработало. Нам объяснили и даже показали на карте, что где-то тут не далеко есть Lys d'Or... Правда на нас как-то странно посмотрели и спросили что-то вроде "не ищем ли мы покурить?.." И вот на набережной Соммы мы увидели Lys d'Or: Судя по всему, нынешняя "Золотая лилия" оказалась не менее брутальным местом, чем то, что было у Дюма - трактир, в котором Атос просидел, запершись в погребе две недели, видимо, желая еще раз доказать всему миру, что упорство - важнейшая из добродетелей. В современной инкарнации - это спорт-бар...

david: LS пишет: какой именно кабак более всего притязает на роль дома, оказавшего Портосу щедрое гостеприимство. А я таки поспрашивал. И поискал. И даже назначил некое заведение на эту роль (вроде, тогда все дюманы согласились...)

LS: david Мы не так хорошо говорим по-французски. :))))

david: LS А это-то причем??? Я тоже не говорю, а пальцы зачем дадены?

Стелла: david , Атос знал, что делал, когда учил жестам Гримо? LS - в этих городках не было ли у вас чувства необыкновенного уюта и расположенности к приезжим?

LS: Стелла Французские провинциальные города - "это что-то особенного"! Обязательно нужно выбрать один из них и не только побывать там, но и чуть-чуть пожить, хотя б несколько дней. Честно говоря, не только в этих городах - Мелёне, Амьене, Кале, - но и дальше по нашему маршруту, нам встречались исключительно доброжелательные люди. :) Конечно этому есть вполне рациональные объяснения: прежде всего, мы не бывали в маргинальных местах. Затем, мы были в туристических центрах в начале сезона, когда у тех, кто там работает, еще не накопилось раздражение и усталось (именно так нам объясняли, почему апрель - самое удачное время для поездок по Франции). И затем последний довод: мы пытались везде, где только можно, вставлять французские слова и говорить хоть чуть-чуть по-французски. Наши ошибки воспринимались с умильностью, как детский лепет, но нас старались изо всех сил понять и пойти навстречу. В дальнейшем у нас было несколько связанных с этим эпизодов, которыми я горжусь. Но расскажу об этом, с вашего позволения, позднее. :)

Стелла: LS , у меня такое чувство было в Онфлере и Амбуазе. А французский -ДА!. Тебе сразу раскрываются навстречу. И это было для меня неожиданностью. Я французов немного с другой стороны знала.

LS: Одержав такую победу в Амьене, мы двинулись дальше. Сразу за Амьеном прямо вдоль трассы мы увидели настоящие фавеллы, картонный город, что удивило меня: раньше нам не приходилось видеть в Европе такого массового проявления нищеты. Перед Булонью мы обратили внимание на необычные скульптуры, украшавшие эстакады над автобаном. Каждая из них изображала один из видов спорта: конный спорт, большой теннис, что-то еще. Насколько я понимаю, эти края как-то связаны с именем барона де Кубертена, возродившего Олимпийские игры? Булонь мы миновали уже в потемках. Именно здесь становится особенно очевидной главная странность пути д'Артаньяна: почему от Амьена он повернул вглубь страны, на Сент-Омер, куда нет прямой дороги? Почему не поехал к Булони и не сократил путь километров на 40-50? Почему он не попытался перебраться через Ла-Манш в Булони? Булонь не отправляла в то время, в преддверии войны, суда в Англию? И вот поздним вечером мы въехали в Кале! Именно здесь, под этим самым знаком наша "Наташа" ввела нас в ступор в первый раз. Именно здесь она произнесла безаплеционным тоном: "Вы приехали на место". Слева в темноте, невидимое, шумело море. Дул сильнейший ветер - настоящий ветер с северного моря. Где-то впереди за пару километров от нас сверкали огни - по всей видимости, порт. Где-то там должен был быть и наш отель. А у нашего носа красовался знак "Кирпич". Мы, конечно, очень обрадовались Кале, но позади был трудный путь и нам бы хотелось подобраться ближе к гостинице, адрес которой мы задали навигатору. Мы ... выехали из Кале и въехали в него снова. "Наташа" еще раз поздравила нас с прибытием на место аккурат возле "Кирпича". :))) Все эти сложности не отвлекли меня от запаха моря. Запах песчаного морского берега нельзя перепутать с запахом скалистого берега, даже если не видеть моря. Мне хорошо известен и тот и другой. Но вот звук волн был новым для меня, в нем слышался уже близкий океан. Конечно, нам хотелось скорей найти отель, оставить машину отдыхать и познакомиться по-ближе с Ла-Маншем. Помощи ждать было неоткуда: спящие виллы справа, рокот моря - слева, пустынные улицы, дождь. И мы решили сами искать объездные пути. Заехали, разумеется, на какую-то помойку (мы часто добираемся до мировых достопримечательностей через подобные места). Впоследствии оказалось, что на этой помойке нас отделяла от стоянки нашего отеля только рабица. Накрутили еще пару кругов по ночным улицам, выехали к моллу и увидели какие-то огни. Подъехали, чтоб посмотреть название улицы, и оказались у нашего отеля. :) Мы вздохнули с облегчением, пристыдили "Наташу", поблагодарили "Клио", бросили чемоданы в номере и спустились в ресторан. Попивая вино в стеклянном "аквариуме" ресторана мы пытались разглядеть в окно порт. В глаза бросался высокий скат хорошо освещенной крыши с заметным белым крестом. Моя богатая фантазия любезно подсказала мне, что это и есть главное здание порта Кале, а значит, там и находится резиденция начальника порта. Вы ж понимаете, что логичным завершением нашего пути должна была стать какая-то точка. И для себя мы назвали эту точку "Домик начальника порта". Потом мы отправились к морю. Помыли руки в Ла-Манше. Мне всё не верилось, что это происходит со мной. Вода была темной, а волны совсем незнакомыми, они двигались как-то по-новому для меня... И у них был необыкновенный звук, какой-то слишком сильный для таких невысоких волн... Похоже, шел прилив. Вокруг было пусто, запертые белые пляжные домики, широкий песчанный пляж. На молле, далеко выходившем в море, возились похожие на тени рыбаки. Мы тихонько ходили среди них, стараясь не шуметь и не отвлекать их незнакомой речью. Удивительно, что на этой ночной охоте было много молодых людей, совсем мальчишки 15-17 лет... Назавтра был будний день, значит, это было не развлечение, а работа. Вот такие у меня остались воспоминания о ночном Кале. Вряд ли я когда-то забуду это...

LS: 9 апреля Еще с первой поездки, от переполняющих чувств мне очень нравится начинать каждое утро во Франции выглядыванием в окошко (мне бы хотелось, как дятлу, высовываться из дупла на три четверти, но по объективным обстоятельствам это невозможно) Утро в Кале встретило нас дождем. Домика начальника порта не оказалось на месте: крыша с белым крестом исчезла. Пришлось списать ее видЕние накануне вечером на усталость после дороги. Однако, дежурное выглядывание в окошко после завтрака явило крышу на прежнем месте: Такое беспокойное поведение логической точки завершения "Пути д'Артаньяна" предписывало заняться "Домиком начальника порта" особо. Пока мы обсуждали этот вопрос, "крыша" с крестом снялась с места и двинулась по морю в сторону Англии. Оказалось, что мы приняли за здание портовой администрации... надпалубную часть одного из гигантских паромов, снующих в порту, как автобусы при хорошем трафике. Тем более нужно было найти "Домик начальника порта". И мы двинулись в порт. Кратчайшая дорога - через небольшой мостик - была перекрыта. И к счастью: мы объехали почти весь Кале. Здание ратуши - выше всяких похвал и любоваться им можно долго-долго: Маяк, кажется, расположен прямо в центре города: Нотр-Дам-де-Кале. XIII век. Среди прочего "хвастается" тем, что здесь венчался генерал де Голль. Старая сторожевая башня, построенная в незапамятные времена, в XIII веке: Кстати, это центральная площадь Кале - Place d'Armes. Она окружена домами, похожими на наши хрущевки, и напомнила мне районы Ялты и Алушты, застроенные в 70-е гг. прошлого века. На этой самой площади герцог де Гиз, окончательно отбивший Кале у англичан, позволял дважды в год проводить ярмарки. Эта традиция сохраняется и до сих пор. Говорят, эти ярмарки очень шумные и яркие, как и базары по средам и субботам, но мы не застали ничего подобного. Несмотря на вторник, центр Кале был почти пуст и тих: священное время обеда – с 12 до 15 – не могут поколебать даже постоянно звучащие из каждого утюга мантры о кризисе в Европе. В Кале много памятников, напоминающих о войнах: В годы Первой мировой войны Кале неоднократно подвергался бомбардировкам. Во время Второй мировой войны город был оккупирован немецкими войсками. Кроме того, он серьезно пострадал от обстрелов и к моменту своего освобождения, произошедшего 30 сентября 1944 года, буквально лежал в руинах. 27 февраля 1945 года по трагической случайности уже освобожденный Кале подвергся бомбардировке союзников. Английские пилоты, которые должны были атаковать немцев в Дюнкерке, сбившись с пути, по ошибке сбросили 48 бомб на Кале. Сохранилась цитадель, построенная в XVI веке на месте бывшего средневекового замка и модернизированная в многочисленных войнах: На берегу марины, где находится рыбный рынок и куда причаливают рыбацкие лодки, мы увидели памятник рыбаку: Буквально в двух шагах возились его современные коллеги. Взгляд невольно перемещался со старой экипировки на современную (непродуваемые, непромокаемые ветровки, сапоги, виниловые тенты на лодках, мощные моторы, легкие сети) и потом обращался к холодному морю… Конечно же это был адский труд... Наконец, наши поиски увенчались успехом: мы обнаружили нечто похожее на здание администрации порта. Значит, там должен находится и начальник. Значит, это и есть наш «Домик начальника порта» и наш «Путь д’Артаньяна» завершен. Мы отметили это событие в рыбном ресторанчике с видом на памятник рыбаку, рыбный рынок, цитадель, паромы и «Домик начальника порта». Очень милая и заботливая хозяйка угощала рыбой со свежей малиной (при плохом знании языка заказанное блюдо почти всегда превращается в сюрприз, на этот раз восхитительный сюрприз!). И двинулись дальше. Последний взгляд на Ла-Манш возле Кале (надо, надо переучивать и пересиливать себя: Калэ, КалЭ, иначе никто никогда во Франции тебя не поймёт!)

LS: И мы направились дальше, в ЭтретА. ЭтретА - небольшая деревушка, на побережье Ла-Манша, расположенная восточней Гавра, и когда-то давно жившая исключительно рыбной ловлей и устрицами. В конце XIX века туда повадились художники и литераторы, восхитившиеся живописными видами и прославившие Этрета на весь мир. Всеобщее восхищение не оставило нас равнодушными и мы решили лично убедиться в достоинствах этого местечка. Тем более наше любопытство было подогрето в музее Орсэ полотнами Клода Моне. Часть пути мы проделали по тому же автобану, который привел нас в Кале и смогли издали полюбоваться Булонью, еще одной точкой на пути мушкетеров. Затем "Наташа" повела нас местыми дорогами Верхней Нормандии и мы влюбились в ее городки, деревни, поля и холмы. Это была настоящая провинцальная Франция, совсем не туристическая с самыми настоящими фахверковыми домиками в один-два этажа и фермами, покосившимися от времени и подпёртыми табуретками, чтоб не развалились. В Этрета было солнечно. Мы сразу побежали любоваться видами: На плато паслись бычки и красовался памятник французским летчикам, стартовавшим отсюда в 1927 году для первого трансатлантического перелета в Северную Америку и пропавшими где-то в океане. Рядом - часовня, восстановленная из руин после войны. Болше всего она посвящена нормандским коровам, ибо ее водосливы-горгульи выполнены в виде коровьих голов. Это виды в сторону Кале. Даже на снимке заметны тучи. Это плато и скалы под ним очень очень похожи на Крым, на те места, кторые мы хорошо знаем и любим. А "арочные" скалы Этреты напоминают окрестности мыса Тарханкут: Сходство с Крымом было тем более заметно, что на плато мы сразу услышали русскую речь: навстречу нам шла небольшая компания туристов. Время, выбранное для любования пейзажами, было на редкость удачным, т.к. мы могли лично сравнить "портрет" кисти Моне с оригиналом: Улицы Этрета, хотя и по-туристически вылизанные, - типичные для Северной Нормандии: фахверк и нормандский камень (серый, блестящий на сколах) в сочетании с красным кирпичом Это типичный нормандский дом. В "Теверне двух августинцев" мы провели чудесный вечер за яблочным сидром (Нормандия - яблочный край, хотя обширных яблоневых садов, как, например, под Бахчисараем, в пути заметно не было ) и кальвадосом. Туристический сезон только-только начинался, вечером на улицах было пустынно. В большом зале "Таверны" было занято всего 4 стола. За тремя из них сидели русские. :) Единственные, кто встретился нам по дороге в гостиницу на вечерней улице Этреты - это кошки, по-нормандски крупные, плотненькие и серьезные. У нас таких называют копилочками. У кошек был тусняк, главной целью которого было общение ибо миска с кормом, явно оставленная специально для них, игнорировалась.

LS: 10 апреля На следующее утро мы приготовились к отъезду и решили проститься с Этретой, прогулявшись до моря и на плато в другую сторону. И мы увидели прилив: вот такой ширины был пляж накануне вечером: А вот такой с утра: Попытались поздороваться с Ла-Маншем. В ответ получили добрый ушат соленой морской воды. (Обратите внимание: шторма нет) Пришлось бежать в отель, менять одежду, промокшую насквозь. Сфотографировали на память расписание приливов: Ну и что, что оно действительно только для апреля 2013 года? Вдруг кому пригодится? Рядом с расписанием есть предупреждающая табличка: не советуют ходить гулять к скалам по берегу, если нет уверенности, что успеешь вернуться до начала прилива. Море займет сушу и даже самым отчаянным храбрецам придется несладко. Добираться вплавь при температуре около 13 градусов - сомнительное удовольствие. Мы поднялись на плато с западной стороны Этрета. Памятных досок о пребывании Дюма в Этрета мы не обнаружили, хотя по некоторым сведениям он там был. Наш путь лежал дальше.

LS: Быть на севере Нормандии и не заехать в Онфлёр? Надо быть дураком... (хотя, быть на севере Нормандии и не побывать в Сен-Мало? в Довиле? не заехать в Мон-Сен-Мишель? надо быть не меньшим дураком, но мы туда не попали.) И мы заехали в Онфлёр. Но сначала мы проехали по мосту Нормандия, проложенному над устьем Сены: Это потрясающее сооружение. Но Сену с него разглядеть сложно, особенно если снимаешь. :) Онфлер. (последним снимком я горжусь) А вот ради чего всё затевалось: Мне понравилось. :) И дальше мы повернули вглубь страны. К Луаре.

LS: Ни в каком даже самом сказочном сне в те времена, когда Дюма стал моим другом на всю жизнь, мне не могло присниться, что мои ноги когда-то пройдут по улицам этого города - сердца сердца Франции. Но апрельским вечером, в сумерках, сквозь ливни и ветер мы въехали в Блуа! И мы увидели Луару! Дорога была довольно трудной из-за проливных дождей по всему пути. (наши "дворники" сновали по лобовому стелку совсем так, как фильме всех времен и народов "Мужчина и женщина") Мы накрутили по городу несколько лишних кругов из-за очередного фокуса "Наташи", но это было прекрасно - мы увидели засыпающие горбатые улочки Блуа, ведущие к реке. В отель мы попали не без приключений (Это апарт-отель, где нет ночного портье, и таким как мы поздним путешественникам обычно при бронировании номера высылают номер кодового замка от входной двери и от ящика в холле, где лежат ключи от номера. Но нам никто не прислал такого письма, и мы, ничего не подозревая, упёрлись в запертую дверь.) В итоге всё закончилось хорошо, благодаря соотечественникам - насколько вездесущи эти русские! - мы проникли в отель, раздобыли ключи, выгрузили чемоданы и пошли мокнуть под ночным дождем, чтоб потом вернуться, вырубиться и на следующее утро проснуться в Блуа. Не знаю, как вы, а моей большой мечтой, прошедшей через почти всю мою жизнь было - проснуться однажды утром в Блуа. И выглянуть в окно. :)

LS: Если вы не устали еще от моих рассказов, *не дожидаясь ответа*, я продолжу. 11 апреля Сбыча мечты - первый взгляд из окна утром в Блуа. Если не повезло с видом на Луару или Блуасский замок, то лучше и пожелать нечего: вид на Государственую школу (институт) исследования и развития природной зоны и исторических памятников Долины Луары. Я заранее глубоко уважаю учреждение, которое охраняет и продвигает то, что так дорого моему сердцу. На улице льет дождь. Зонтик в руки, плащи на плечи и - бегом к замку. До замка - рукой подать. Вот он: Внутренний двор: Первая мутная фотография с видом этого двора, попавшаяся мне много лет назад, подтвердила, что всё, представлявшееся моему воображению, следовавшему перу Дюма и и первой главе "Виконта де Бражелона" в точности соотвсетвует действительности. И вот я здесь. (Этого не может быть: 1) это не Блуа; 2) это не я) Слышу тяжелые шаги госпожи де Сен-Реми, поднимающейся по этой лестнице: Несмотря на хмурое утро, ветер и проливной дождь, вижу в окне женскую головку, следящую за всадником, въехавшим в этот двор солнечным майским днем. Сейчас мы еще выйдем на террасу дю Фуа: Бросим взгляд на город и Луару: И войдем в замок.

LS: Замок изнутри начинается с Архитектурного зала, где выставлены фрагменты каменного декора, оставшиеся после реконструкции лишними Мунк и Пикассо - дети по сравнению со скульптором XV или XVI века, выразившим крик этих грешников: А летающие обезьяны из нашего мультика "Волшебник Изумрудного города", имхо, позаимствованы прямо отсюда: Потом - зал Генеральных штатов, одно из старейших помещений замка: Замок (как и город) насыщен символикой и эмблемами королевских династий. В союзе дикобраза и гороностая - история присоединения Бретани. Обилие горностаевых хвостиков в декоре замка должно было польстить Анне Бретонской и ее дочери Клод, уже де Франс Они чередуются с постепено пришедшими им на смену саламандрами и лилиями. Где-то в районе Зала короля, т.е. в той части замка, которая посвящена Ектерине Медичи и Генриху III, заслышав русскую речь к нам подошла смотрительница, наша бывшая соотечественница, симпатичная, неглупая молодая женщина. Она любезно помогала нам разбираться с экспонатами и деликатно сопровождала нас по залам. Мы очень благодарны ей за помощь, за интересные комментарии исведения. Там же мы увидели серебряный кувшин и блюдо эпохи Франциска Первого: (похоже, примерно такой кувшин хранился в замке у Атоса) Рыцарские доспехи времен Франциска I Помните, немного выше здесь зашел разговор о переплетащихся инициалах (Генриха Второго) "Н", (Екатерины Медичи) "С" и "D" (Дианы де Пуатье). Нам часто встречается объяснение, что Диана де Пуатье имела настолько сильное влияние на своего царственного любовника, что не стеснялась вплетать свое имя в семейную монограмму или даже теснить королеву. Мы цокаем языками, сочувствуем королеве (или злорадствуем), порицаем бесцеремонность фаворитки (или восхищаемся ее смелостью) и удивляемся превратностям любви. Однако, как рассказала Татьяна (так звали нашу милую Ариадну), современные историки придерживаются мнения, что буква D имеет совершенно прозаическое происхождение. HD - это не Генрих + Диана, а всего навсего Henri Deuxieme - Генрих Второй. :) В Зале Валуа были выставлены бюсты последних Валуа, ряд которых, в сооответствии с историей завершает первый Бурбон. Заглянули в тайники Екатерины Медичи, где она хранила вовсе не яды, как утверждают злые зыки, а драгоценное и редкое тогда венецианское стекло. Заглянули в ее молельню. На третьем этаже в кабинете Генриха Третьего посетителям музея показывают место, где по преданию был убит герцог де Гиз. Мне очень симпатична позиция музея в этом вопросе. Посетителей не "глушат" дешевыми байками и сплетнями. Татьяна сказала так: предание гласит, что Генрих де Гизх был убит именно здесь, на этом месте. Но это только предание. Это могло быть так, а могло быть и не так. Есть основания также считать местом его убийства зал в том крыле, которое сейчас называют крылом Гастона и которое было перестроено в середине XVII века. Несколько лет назад в Зале короля разливали куриную кровь, чтоб произвести впечатление на туристов. Но некоторые из них реагировали довольно бурно и в итоге от такой инсталляции отказались. В этом же зале у нас произошел любопытный эпизод возле тройного портрета братьев Гизов. Мы задержались у него, пытаясь разглядеть на лице Меченого шрам. Рядом с нами находилась пара - мужчина и женщина около 60 лет, французы. Они с любопытством поглядывали на нас, прислушиваясь к нашему разговору и спросили о чем-то. Судя по всему, неужели мы знаем, кто это такие на портрете. "Да знаем. Это трое братье Гизов: (тыкая пальцем в лица) дюк де Майен, кардиналь де Лоррен и дюк де Гиз, которого называли э... э..." слово выскочило у меня из головы... а услужливая память вытолкнула на поверхность шутку Портоса о миледи - "отмеченная людьми женщина" - marque (в первоисточнике). "Балафре", подсказала дама. "Да, да! Балафре! Мерси!" :) Французы спросили откуда мы. - Russie. - они выразили свое восхищение нашим знанием истории Франции. Конечно, мы были польщены. И сделали то, что должны были. Медленно ковыряясь в небогатом наборе французских слов, которым мы располагаем, мы сказали, что всё это - только благодаря Александу Дюма-отцу. Небольшое отступление. В сувенирном магазине при замке работает также русскоговорящий сотрудник, милая общительная девушка, которая может рассказть не только о сувенирах, но и об истории замка и его сокровищах. По ее словам, руководство музея приняло решение, что в этом туристическм сезоне среди работников замка должно быть не меньше 3 русскоговорящих, из-за большого потока туристов из России, в том числе, "диких", как мы. Нам идут навстречу, нам помогают, открывают Блуасский замок. Но ведь для многих туристов из России этот замок является не просто набором антиквариата лишь потому, что у нас любят Дюма и отдают ему должное, подозреваю, больше, чем во Франции. Но поскольку французы трепетно относятся к своей истории и ценят такое отношение у иностранцев, мне бы хотелось, чтоб они не забывали, как много сделал для этого СанСаныч. :) Кстати, во всех крупных музеях Франции есть буклеты на русском языке. :) Свой поход по замку мы закончили, как и рекомендовала Татьяна, просмотром 15-минутного фильма, снятого в 1909 году "Убийство герцога де Гиза" (если меня не подводит тпамять, его даже выкладывали когда-то у нас на форуме).

LS: Раз уж мы находились во времени исполнения желаний, надо было жать на педаль. Уже давно мне хотелось понять, где находится Бражелон (Ла Фер). Изучение путеводителей, рекламных описаний, книг, и перелопачивание в этом ракурсе мушкетерской трилогии не дало никакого результата: в долине Луары много прекрасных замков, но ни один из них не подходит под расположение илил описание Дюма. В "Двадцать лет спустя" д'Артаньян и Планше попадают в дом Атоса по пути из Орлеана в Блуа, но до Блуа они не доезжают, свернув с главной дороги. Замок находится в нескольких лье от Блуа. Еще мы узнаем, что примерно от поворота к замку заметен Шамбор. В "Виконте де Бражелоне" картина немного иная: Бражелон стал Ла Фером, красный кирпич превратился в белый камень, черепица - в аспидную крышу, а главное - он переместился прямо на дорогу из Блуа в Орлеан: Карл Второй прямо с дороги заметил Гримо, глядевшего вслед уезжающему Раулю. Исходя из этих данных меня давно занимал замок Тальси. Он находится примерно в 30 км от Блуа (7 лье). Со старой дороги, ведущей через Божанси и Менг от Блуа к Орлеану, нужно свернуть на север, чтоб попасть в Тальси. Наша лошадь-Клио хорошенько отдохнула за ночь и мы ломанулись в Тальси. В Инете читаем:http://vision7.ru/publ/dvorcy_i_zamki_francii/zamok_talsi_chateau_de_talcy/5-1-0-2753 Замок Тальси – французский средневековый замок в департаменте Луара и Шер, в коммуне Тальси, на левом берегу Луары, в самом сердце крохотного городка Бос, в 30 километрах от Блуа и примерно в 175 километрах от Парижа. Замок считается историческим памятником Франции. Годом основания замка считается 1520 год. Его строительство в 1517 году начал итальянский банкир и купец Бернард Сальвиати. С его семьей, с его наследниками связана большая часть истории замка. У его было две дочери: одна - Кассандра, в нее был влюблен французский поэт Ронсар, ей он посвятил все свои лирические произведения. Вторую его дочь, Диану, очень любил поэт Агриппа де Обиньи. Он был протестантом и во время религиозных преследований он прятался в замке, так он влюбился в Диану. Но это была несчастливая любовь, отец запрещал им встречаться, и бедная Диана умерла от горя, а Агриппе всю жизнь помнил ее и тосковал по ней. В конце XVII века замок Тальси расширяют, в 1638 году к нему пристраивают левое крыло, тогда хозяйкой замка была Изабелла Сальвиати. В XVIII веке внутренний интерьер замка очень изменился. Значительно пострадавший во время Французской революции, в полуразрушенном состоянии, замок покупает Элизабет Гастебуа. В XIX веке новым владельцем шато Тальси стал министр Швейцарской республики, знаменитый реформатор швейцарской сферы образования, Филипп Альберт Стапфер. Замок до сих пор остается в руках этой семьи. В 1934 году Тальси был продан государству и превратился в здание государственного архива. В замке сохранились ворота, ведущие на территорию замка, мощная квадратная выездная башня, круглая башня. Башня соединяется с восточным двухэтажным крылом с помощью крытой галереи. На первом этаже крыла находиться кухня, небольшой зал и комната в стиле Карла IX. Внутренний двор замка широкий и светлый, на нем расположен странный колодец с куполом, который держится на трех колонах. Что касается архитектуры, замок Тальси небольшой, он состоит из трехэтажной части и башни. Здание является примером резиденции обычного человека среднего социального класса середины XVI века. На территории шато также есть большой виноградник и небольшой винный завод, построенный в 1808 году. Замок окружен большим фруктовым садом с яблонями, грушами, абрикосами, вишнями, и множеством ярко цветущих клумб. Сад сохраняют практически в первозданном виде, поэтому, отчасти, он напоминает неухоженный сад. Здесь можно увидеть огромную необычную голубятню, в которой около 1500 ниш для птиц. Также здесь осталась мельница, она пострадала в 1955-1956 годах, но спустя четверть века она была полностью восстановлена. Итог этого путешествия: Я не знаю, какой именно замок имел ввиду Дюма, если он вообще имел какой-то прототип. Но мо моему глубокому убеждению если Атос и мог где-то жить, то в Тальси. Это не имеет никакого отношения к Дюма, но в нашей совместной литературной игре "Трудное детство Рауля де Бражелона" мною был описан именно этот замок и этот двор, хотя в то время совершенно незнакомый мне.

LS: После того как нам отказали в обеде в Тальси - нет, ну это уже ни в какие ворота не лезло: небольшая точка на карте Франции, куда редко заглядывают туристы, хотя их туда и приглашают. Но когда они туда таки приезжают, в три часа дня в ресторанчике им говорят: увы, но у нас уже всё закрыто! А с кухни пахнет котлетами! :)))) что же нам оставалось? Три тысячи чертей! Отправиться дальше, не теряя времени на глупую еду, и перекусив багетом, прихваченным где-то по дороге. Как вы думаете, куда мы хотели отправиться еще? В этих краях? В начале апреля? (Дайте волю своей фантазии! Пустите ее вскачь!) Да! И, совсем как д'Артаньян, в начале апреля мы въехали в Менг. Со стороны Божанси, разумеется. Менг, залитый дождем, изрезанный каналами-рукавами Мо, с мощенными улицами, водостоками, устроенными по средневековому - по центру улицы, с фахверковыми домиками, - потрясающий! Он абсолютно достоен выпавшей ему славы: здесь родился и носит его имя автор второй части главного концептуального литературного произведения Среневековой Европы - "Романа о Розе". Здесь родился Жан де Мён (он же владелец замка). Именно его продолжение - насмешливое и издевательское - разрушило высокопарные конструкции "Роман о Розе", а, значит, двинуло в будущее западную литературу. Именно здесь, в подвалах Менгского замка томился в ожидании исполнения смертного приговора и был чудесным образом освобожден великий средневековый пьяница, вор и рифмоплет Франсуа Вийон (я искренне завидую решительности французской культуры, с которой она позволяет себе называть именем такого маргинала университеты и улицы своих городав). Ну, и наконец, именно здесь, в этом городе начался самый великий и самый французский из всех французских романов - "Три мушкетера": "В первый понедельник апреля 1625 года все жители грода Менга, где некода родился автор "Романа о Розе", были взволнованы так, словно гугеноты собирались превратить его во вторую Ла-Рошель... " А это - замок и площадь перед ним. Именно сюда должна была вести Главная улица, на которой располагался "Вольный мельник", сцена, где дебютировал д'Артаньян. Мог ли "Вольный мельник" выглядеть так? По-моему, вполне. :) Сейчас здесь булочная, по всей видимости, самая популярная в городе, ибо в 4 часа дня она еще работает и запоздалые горожане могут только здесь успеть купить хлеб к ужину и чувствовать после этого, что фортуна улыбается им всеми 32 зубами.

LS: Усталые, счастливые, мы вернулись в Блуа. Неутомимые, отправились гулять по вечерним улицам. В замке шло представление "Свет и звук", о котором мне доводилось читать еще в детстве: Видите подсвеченную галерею? Оттуда раздается музыка. Сейчас голубой цвет сменится кроваво-красным, послышатся крики: кажется, представляют убийство герцога де Гиза. В этот вечер состоялась еще одна встреча, ставшая предметом моей гордости. Она почти не имеет отношения к Дюма, а если и имеет, то лишь постольку, поскольку те несколько слов, которыми я могу объясниться на французском, - его заслуга. На крохотной улочке, которая закончилась лестницей, стоял припаркованный автомобиль. На крыше развалилось существо из семейства кошачьих. Пол, как это часто бывает со мной в сытых странах, был определен ошибочно. Показалось, что это беременная кошка. Мы заговорили с хвостатиком, зачесали за ушком. Из дома рядом вышли немолодые мужчина и женщина. Видимо, они хотели удостовериться, что мы не хотим дурного ни их машине, ни их животине. Мужчина поведал, что это-таки кот, ему 12 лет и он уроженец Германии. Он, дескать, очень стар. И вот, чисто, чтобы поддержать разговор на языке Ронсара, Мольера и Дюма, мне удалось родить фразу, что кошке моей мамы было 20 лет, когда она умерла. (О! Мой французский! это - всего лишь пэчворк, лоскуты, вырезанные из фильмов и книг. Но меня поняли!) Затем мы сходили к реке, поднялись на мост, чтоб увидеть, как ночная вода огибает его опоры. Потом нашли Три Ключа - небольшую площадь среди туристических улочек, на которой стоит современное скульптурное изображение трех гигантских ключей. Знакомство с городом продолжалось, хотя и в темноте. Туристический центр, в общем, в это позднее время - в 9 часов вечера - довольно оживлен и можно ходить по нему и улыбаться людям, витринам, фонарным столбам просто потому, что этот вечер твоей жизни проходит в Блуа. Можно острожно заглядывать в окна и по случайно замеченным фрагментам обоев, картин и люстр воображать сцены, которые разыгрываются в блуасских семьях в этот неприветливый апрельский вечер. Обратите внимание, на металлический фрагмент среди брусчатки на последнем снимке : это дикобраз, эмблема Людовика XII, короля, сделавшего Блуа неформальной столицей Франции. На мостовых города нередко встречаются такие дикобразы. Но бывают и лилиии, и зАмки.

LS: Ах, да! Совсем выскочило из головы! Мы же заехали в Шамбор по дороге из Менга! С одной стороны мы понимали, что приедем к шапочному разбору - было слишком поздно, замок уже был закрыт, с другой - всего 14 км от Блуа. И, быть может, не будет другой такой возможности полюбоваться на его "резные островерхие колоколенки, что виднеются там в лесу" И мы заехали в Шамбор. После пустынной дороги через Шамборский лес: Так же, как и д'Артаньян с Планше, мы остались без "сливок в маленьких горшочках", которые очень хвалил Планше и которые можно было пить, по его словам, только на месте. Зато по дороге встретили двух настоящих фазанов! Роскошные хвосты этой парочки были хорошо заметны с дороги и вживую напоминали, что мы находимся в богатейших королевских охотничьих угодьях, слава которых не померкла в веках. :)

LS: Мой рассказ близится к завершению. 12 апреля Утром дежурный взгляд в окно снова отмечает хмурое небо. Пробежка по улицам Блуа. Спускаюсь к Луаре. Луара станет судоходной только после Тура, а здесь не видно даже небольших лодчонок: течение бурное, сильное, много отмелей. В общем, утопиться в Луаре невозможно. Можно только утонуть. :) В Блуа - три моста: на снимке старейший мост Жака Габриэля, построенный в XVIII веке. До этого берега Луары соединял мост, построенный аж в XI веке, но в 1716 году его смыло сильнейшим наводнением. Выше по течению - мост Шарля де Голля, вниз по течению - Франсуа Миттерана. Набережная под нашим отелем: Лестница к реке - таких несколько, через 100-200 метров каждая. Мне нравится всё, хочется сохранить в памяти каждый камушек и травинку. Вот такие очаровательные улочки и домики: Времени оставалось всё меньше, а хотелось успеть всё больше; и мы направились к последней важной точке нашего путешествия.

LS: Шенонсо. Сказочный, нереальный замок. Он и встретил нас по-сказочному: огнем в каминах! Наверное, ничто не сможет так передать атмосферу жизни в замке как вот такой переход от холода снаружи к теплу живого огня. Оторваться от него невозможно, так незаметно может пролететь несколько часов. Ну, и волшебная галерея, главный зал замка, прекрасный, как сон. Туристам рассказывают про королев, живших в замке (Екатерину Медичи и Луизу де Водемон), про Диану де Пуатье, его первую знаменитую владелицу и показывают их покои. Это всё, конечно, очень интересно, но, мне кажется, замок существует как-то отдельно от своих владельцев. Они приходили и уходили как тени, хотя и преображали замок в лучшую сторону, но, по-моему, замок живет какой-то своей отдельной жизнью, и единственное, что его интересует всерьез - это Шер, с которым они бесконечно переговариваются не обращая ни на кого внимания. Одна из поздних владелиц замка украсила стены галереи скульптурными портретами главных персонажей истории Франции и было даже отчасти забавно наблюдать их размещением. Например, Анна Австрийская находилась между Людовиком XIII и Ришелье. Мы провели в Шенонсо целый день, гуляя по его залам, греясь у огня и даже дремля на скамейках в главном зале

LS: Нашей "Наташе" так понравилось в Шенонсо, что она решила остаться там. Я думаю, ее голос ("через 100 метров поверните налево", "на перекрестке воспользуйтесь вторым выездом направо") до сих пор шуршит где-то в старых платанах парка или руководит выдрами, которые плещутся во рву. Пришлось нам ехать дальше старым дедовским способом - по знакам и указателям. На обратном пути мы умудрились одним глазом глянуть на Пагоду Шантелу: - изящное сооружение XVIII века, с которого должен открываться восхитительный вил на Луару и ее окрестности. Проехать через Амбуаз (ах, как жаль, что не получилось ни на минуту остановиться там) незамеченными не получилось. Там, где-то в районе улицы Леонардо да Винчи, мы пережили несколько неприятных минут. Во-первых, мы едва не задавили местную кошку. Пока она грациозно пересекала проезжую часть перед нашими колесами, в моем мозгу промелькнул весь ужас перспективы поиска ветеринара в незнакомом городе поздно вечером при непреодолимом языковом барьере. Однако, кошка сжалилась над нами и в этот раз осталась цела. Затем мы устроили в Амбуазе пробку и это событие останется темным пятном на нашей совести. Забавно было наблюдать, как милые улыбки и гримасы легкого нетерпения сменяются на лицах встречных водительниц сильным раздражением и гневом... Но мы остались живы, как и амбуазская кошка. :) В Амбуазе мы вернулись на правый берег Луары и добирались по нему до Блуа, любуясь прекрасными видами. Вот, например, замок Шомон-сюр-Луар, который насильно всучили Диане де Пуатье в обмен на Шенонсо: Напоследок природа побаловала нас чудесным солнечным вечером. Первое, что мы увидели в Блуа - была радуга: Мы зависли надолго в сквере возле Ратуши и собора Сен-Луи, с которого открывается вид, захватывающий дух Вода в реке стала именно такой, как ее описывал Дюма, тогда, когда в ней отразилось небо. Когда стемнело, мы снова спустились к Луаре. Познакомились с утками, которым мешали заснуть фонари на набережной. Бросили в воду монетку с надеждой когда-нибудь снова приехать сюда. Утром следующего дня мы вернулись в Париж. И к ночи уже были дома. По Франции мы намотали что-то около 1500 км. PS С берега Луары башенки Шамбора разглядеть нифига невозможно, СанСаныч присочинил.

Nataly: Ну, тогда я продолжаю:)) Поездка в Бурж мной планировалась изначально и даже не подлежала обсуждению. Незадолго до того дня, когда LS сотоварищи отправились маршрутом мушкетеров, мы с Давидом рано утром выдвинулись на Gare d'Austerlitz и затем в сторону Берри. Бывшей провинции Берри, разумеется, сейчас это называется "департамент Шер и Луара". По дороге встретили Форж. Ну, почти Форж. Если очень сильно приглядеться, то название деревеньки примерно так и звучало. Надо заметить, что в этой поездке произошла практически столкновение цивилизаций: Давид, оглядев новенький вагон Intercités недоуменно хмыкнул: -Нет, а куда же они дели телефон? - Какой телефон? - я была в состоянии крайнего недоумения. - У нас в Израиле, - с достоинством пояснил Давид, - в таких поездах обязательно есть телефон. Ну, вдруг мне позвонить надо будет? - Зашибись, - с не меньшим достоинством ответила я и пустилась в долгие объяснения нравов и обычаев передвижных составов РЖД на примере электричек "Москва-Тверь" и "Ростов-Танаис". Кажется, Давид, покинувший Москву много лет назад, был впечатлен. У нас была пересадка во Вьерзоне и мы решили осмотреть город. Но вьерзонцы были настолько добры, что сразу же на привокзальной площади выставили план своего города, с гордой надписью, что он был основан римлянами. Кажется, это был самый яркий момент в жизни Вьерзона, к большому нашему сожалению.

Стелла: Nataly , я в отличие от Давида, езжу исключительно автобусами, где уже во многих есть Интернет- связь. Поэтому удивлена наличием телефонов в наших электричках.



полная версия страницы