Форум » Старые темы обсуждений мушкетерской трилогии » Vote: Любила ли когда-нибудь Лавальер Рауля? » Ответить

Vote: Любила ли когда-нибудь Лавальер Рауля?

Дашок:

Ответов - 130, стр: 1 2 3 4 5 All

Дашок: Она его никогда не любила по настоящему. Это было, на мой взгляд, только подобие, поверхностное представление о любви! Как вы думаете?!

Некто: Я думаю, что больше всего она любила его тогда, когда ей было 7 лет, а Раулю, соответственно, 15. Тогда это хотя бы было искренне и от сердца, а не от чего-то ещё.

Nataly: Некто пишет: Тогда это хотя бы было искренне и от сердца, а не от чего-то ещё. *Философски* а не от того органа, которым она обычно думала... Что до меня, таки я серьезнейшим образом подозреваю, что легендарная мамзель де Лавальер любила лишь одног-единственного человека на свете -- себя.

Señorita: Ежели б она его любила, то в финале был бы не кипарис над могилой, а фата, свечи и полный хэппи-энд... Но... она, по ее признанию, относилась к нему, "как к другу детства и брату". Я думаю, что больше всего она любила его тогда, когда ей было 7 лет, а Раулю, соответственно, 15. Ну да... Понятное дело, вместе росли, были привязаны друг к другу и т.д. и т.п. А потом... ну все мы знаем, что было потом:(

Nataly: Señorita пишет: фата, свечи и полный хэппи-энд... *С сомнением* Хэппи-энд? Ох, не верится мне что-то в это. Ну пару-тройку лет он бы ее пообожал... а потом? Смешалось бы все в доме де Ла Феров....

Señorita: Nataly пишет: Ну пару-тройку лет он бы ее пообожал... а потом? Смешалось бы все в доме де Ла Феров.... И было бы еще хуже? Хм... не исключено...

Некто: не от того органа, которым она обычно думала Сомневаюсь, чтобы она вообще чем-то думала. Но, если и думала, то точно не мозгами.

Nataly: Ну что, открываем палату № 666 им. Л. Лавальер?:))))))))))))

Дашок: Ой-ой, я и забыла, что он ее старше на 8 лет. Какой ужас!!! Тогда тем более она не любила Рауля, как мужчину!!! Жалко виконта!!!

Лилия: Проголосовала за вариант № 2. Луиза никогда не любила Рауля как мужчину…..Максимум относилась к нему, как к хорошему другу и старшему брату – не более того. Рауль вот любил Луизу, а она только позволяла себя любить. А потом ещё и жалеть начала, боялась правду сказать – чем всё и испортила…..

Лилия: Nataly пишет: Ну что, открываем палату № 666 им. Л. Лавальер?:)))))))))))) Как думаете, кого больше будет в палате – поклонников или противников мадмуазель Луизы?:)))))))))

Lady Shadow: По-моему эта тема скоро плавно перерастет в тему-Кто виноват в смерти Рауля?

Señorita: Lady Shadow пишет: перерастет в тему-Кто виноват в смерти Рауля? Еще одну?;)) Лилия пишет: Рауль вот любил Луизу, а она только позволяла себя любить. Ну да. Хотела как лучше, а получилось... Она же не могла не видеть и не понимать, как он к ней относится (ну не конченая же она идиотка в конце конце концов). А что до собственных чувств, то до поры до времени ей может и казалось, что так оно все и должно быть: ее "сестринской" любви будет вполне достаточно. Вернее, она скорее всего принимала эту дружбу, если хотите, за любовь. "И поклялась бы пред алтарем" и т.п... Кто ж спорит. Если бы, да кабы... Ну потом уж втюрилась в его величество, сердцу не прикажешь. Но с "другом детсва"-то как же? Сказать ему все как есть: так мол и так, милый, прости, но я ошиблась, давай будем друзьями,- она не может. Она испугалась. Вообще все ее поведение выглядит так, что "авось понесет и как-нибудь само все образуется". Тянула тянула кота за хвост. Ну и дотянула...

Nataly: Лилия пишет: поклонников или противников мадмуазель Луизы *озадаченно* Поклонники? не припомню их в наших тесных рядах...

Arabella Blood: Нет, не любила. Относилась как к другу. Причем даже в детстве не любила. Маленькая - позволяла себе с ним кокетничать, сама не осознавая, что делает. Ей просто льстило внимание молодого человека. А уж Лавальер-девушка вообще его не любила, даже как друга, просто понимала, что он ее любит, а признаться и прогнать у нее духа не хватало.

Лилия: Nataly пишет: Поклонники? не припомню их в наших тесных рядах... Ну, не знаю…..:))) Кстати, я заметила, что к Луизе все относятся по-разному: кто осуждает, кто-то откровенно терпеть не может, кто-то ненавидит всей душой, кто-то просто жалеет….Но, мало кто (или вообще никто) одобряет стиль жизни и поступки этой мадмуазель…..

Жан : Ох, девушки, не будьте жестоки. Что значит, не любила по настоящему? Есть любовь-дружба, любовь-страсть, любовь-сестринство и прочее. И все это по настоящему. А 17 девочке неоткуда было узнать о всех этих видах любви, в то время ТВ не было и реалити-шоу не проводилось.

Señorita: Жан пишет: Что значит, не любила по настоящему? То и значит.:)) Не пылала по отношению к нему пылкой страстью, скажем так. Не любила как мужчину, т.е. так, как она полюбила короля. Как друга, любила, да, как брата (заеженная фраза), да, возможно, даже скорее всего. Но не более... А вот насчет жестокости... Скорее уж это с ее стороны была некоторая доля жестокости, поняв, что не любишь, продолжать, пардон за грубусть, полоскать мозги тому, кто на тебя молился, как на икону. Вместо того, что бы просто открыть рот, и прямо об этом заявить, а не тянуть кота за хвост.

marsianka: Проголосовала за второй вариант! Как мужчину она его не любила! Как друга? Может быть...Но с друзьями так не поступают!

Nataly: Так даже с мужчинами не поступают... :)))))

Tairni: Скорее всего, казалось девочке, что она его любит. Ей семь, ему 15, льстит Луизе подобное внимание, трогательное обожание....

Лика: По моему Луиза и не обязана была любить Рауля, это он себе нафантазровал. Ну что за любовь может быть к молодому человеку у семилетней девочки? На уровне тех детишек в песочнице, что вещают "вот выросту, женюсь на Катьке )) А переубедить месье де Бражелона было ой как трудно. Если честно, я в какой-то степени поклонница мадемуазель Лавальер. Она единственная женщина, бескорыстно любившая короля Людовика. Это гораздо труднее, чем любить друга детства.

Señorita: Лика пишет: ну что за любовь может быть к молодому человеку у семилетней девочки? Ну ей же не всю жизнь семь лет-то было:))) Она же росла, взрослела... Что разве не бывает такого, когда детская дружба перерастает в любовь? Бывает еще как. Просто это не тот случай. Естественно, она не обязана была его любить, никто не спорит. В этом деле никто никому ничего не обязан. Но вот он-то ее любил очень сильно. А разубеждать его в этом она как раз-таки не торопилась, вот в чем дело. То ли ей и в самом деле льстило его обожание, то ли самой казалось, что и она его любит... Не в этом дело: дело в том, что когда до нее, доехало наконец, что она влюбилась в другого, она и тут не спешила мьсе де Бражелона не то что переубедить, а даже в известность поставить, что де..."ушла любовь, завяли помидоры". Твердила одно, "Рауль, мой друг, мойдобрый брат", как пластинка заезженная. И все. Правильно marsianka сказала с друзьями так не поступают!

д'Аратос: Señorita пишет: Правильно marsianka сказала цитата: с друзьями так не поступают! Извините, как не поступают? Им не предпочитают возлюбленных? То есть "Я его люблю, но ты - мой друг"?

Señorita: д'Аратос пишет: "Я его люблю, но ты - мой друг"? А что в этом такого? По-моему, это честно: расставить все точки над Ё и объясниться, кого ты любишь, кого нет...

д'Аратос: Señorita пишет: По-моему, это честно: расставить все точки над Ё и объясниться, кого ты любишь, кого нет А, извините, я подумала, Вы имеете в виду другое.

Señorita: д'Аратос пишет: А, извините, я подумала, Вы имеете в виду другое. Ноу проблем!

Жанна де Сен-Люк: Любила, но как старшего брата и друга.

Жан : Señorita пишет: То и значит.:)) Не пылала по отношению к нему пылкой страстью, скажем так. Не любила как мужчину, т.е. так, как она полюбила короля. Как друга, любила, да, как брата (заеженная фраза), да, возможно, даже скорее всего. Но не более... А вы много знаете женщин, которые знают, что такое страсть? Если б Луиза не увидела Людовика, Рауль был бы счастлив до конца жизни, а некоторую холодность Луизы в постели воспринимал бы как проявление ее порядочности. Señorita пишет: А вот насчет жестокости... Скорее уж это с ее стороны была некоторая доля жестокости, поняв, что не любишь, продолжать, пардон за грубусть, полоскать мозги тому, кто на тебя молился, как на икону. Вместо того, что бы просто открыть рот, и прямо об этом заявить, а не тянуть кота за хвост. Угу. А еще надо встать во фрунт и обо всем доложить. Как в армии.

Жанна де Сен-Люк: Не было бы Людовика, Луиза вышла замуж за Рауля и не смогла бы узнать, что такое любовь. Король погубил Луизу в конце концов, но он подарил ей любовь, а это дорого стоит.

Señorita: Жан пишет: Угу. А еще надо встать во фрунт и обо всем доложить. Как в армии. Не как в армии, а как человеку, которого ты вроде как уважаешь по ментшей мере. И за которого согласилась выйти замуж! Согласилась, заметьте, сама, силком ее вроде никто не принуждал.

Señorita: Жан пишет: Если б Луиза не увидела Людовика, Рауль был бы счастлив до конца жизни, а некоторую холодность Луизы в постели воспринимал бы как проявление ее порядочности. Слушайте, откуда мы можем знать вообще, что бы он там воспринимал и как?

Жанна де Сен-Люк: Так это же этика и психология семейной жизни.

Señorita: Жанна де Сен-Люк пишет: Король погубил Луизу в конце концов Но она же была счастлива...вероятно...

Tairni: Señorita пишет: Но она же была счастлива...вероятно... но почему-то это ее в моих глазах не извиняет. Впрочем, про мое отношение что к Луизе, что к Раулю все, наверное, уже наслышаны:))...

Жанна де Сен-Люк: За это счастье она дорого заплатила, очень дорого.

Señorita: Tairni пишет: но почему-то это ее в моих глазах не извиняет. Согласна:)) Не извиняет, ни в коей мере...Tairni пишет: Впрочем, про мое отношение что к Луизе, что к Раулю все, наверное, уже наслышаны:)). Один одного "лучше"?;))

Дашок: Боже мой! Сколько разных мнений набралось! Я-то уж думала, что тема дружеской любви в романе никому,кроме меня, не интересна!

LS: Дашок пишет: дружеской любви *удивленно* дружеская любовь - это что-то из серии "дружеской ноги"?

adel: Вот реальная обстановка дел, по версии М.-М. де Лафайет ("История Генриетты Английской": …Графиня де Суассон, любимая прежде королем и любившая в ту пору маркиза де Варда, не переставала горевать: причиной тому была все возраставшая короля к Лавальер, тем более что эта молодая особа, всецело полагаясь на чувства короля, ни Мадам, ни графине де Суассон не давала отчета о том, что происходило между нею и королем. Таким образом, де Суассон, которая привыкла к тому, что король всегда искал у нее удовольствий, прекрасно понимала: эта любовная история наверняка отдалит его, что отнюдь не способствовало ее благожелательному отношению к Лавальер. Та заметила это, и ревность, которую обычно испытывают к людям, которых прежде любили те, кто ныне любит нас, в соединении с недовольством оказанными ею скверными услугами, вызвала у Лавальер ярую ненависть к графине де Суассон. Король не желал, чтобы у Лавальер была наперсница, однако молодой особе весьма посредственных достоинств невозможно было хранить в себе такую важную вещь, как любовь короля. У Мадам была фрейлина по имени Монтале60. Особа, бесспорно наделенная большим умом, но склонная к интригам и наветам; благоразумия и здравого смысла для руководства своими поступками ей явно недоставало. С придворной жизнью она познакомилась лишь в Блуа, став фрейлиной у вдовствующей Мадам. Неглубокое знание света и сильное пристрастие к галантным историям делали ее весьма подходящей для роли наперсницы. Она уже была таковой во время пребывания в Блуа, где некто Бражелон61 влюбился в Лавальер. Они обменялись несколькими письмами; госпожа де Сен-Реми заметила это. Словом, все происходило совсем недавно. И король не остался безучастным, его мучила ревность. Итак, Лавальер, встретив девушку, которой доверяла прежде, и на этот раз доверилась ей целиком, а так как Монтале была намного умнее ее, то сделала это с большим удовольствием и с огромным облегчением. Однако откровений Лавальер для Монтале оказалось мало, ей хотелось добиться откровений Мадам. Монтале почудилось, будто принцесса не питает неприязни к графу де Гишу, и когда граф де Гиш после путешествия в Нант возвратился в Фонтенбло, она поговорила с ним и нашла способ разными уловками заставить его признаться, что он влюблен в Мадам. Монтале обещала посодействовать ему и выполнила свое обещание с лихвой. В 1661 году на праздник Всех Святых королева родила дофина. Мадам провела возле нее весь день и, так как сама была в положении, утомившись, пошла к себе в комнату, куда никто за ней не последовал, ибо все оставались еще у королевы. Опустившись перед Мадам на колени, Монтале стала рассказывать ей о страсти графа де Гиша. Такого рода речи, естественно, не вызывают у молодых особ большого неудовольствия, которое дало бы им силу не слушать их, к тому же Мадам отличалась робостью в разговоре и, чувствуя смущение, снисходительно позволила Монтале возыметь надежду. На другой же день та принесла Мадам письмо от графа де Гиша. Мадам не пожелала его читать. Монтале открыла его и прочитала. Через несколько дней Мадам почувствовала себя плохо. Она собралась в Париж, и перед самым отъездом Монтале бросила ей целую пачку писем от графа де Гиша. По дороге Мадам прочитала их и потом призналась в этом Монтале. В конце концов, из-за молодости Мадам и привлекательности графа де Гиша, а главное, благодаря стараниям Монтале принцесса оказалась вовлеченной в галантную историю, которая не принесла ей ничего, кроме огромных огорчений. Месье по-прежнему испытывал ревность к графу де Гишу, однако тот не переставал наведываться в Тюильри, где все еще находилась Мадам. Она была сильно больна. Де Гиш писал ей по три-четыре раза в день. Чаще всего Мадам не читала его писем, оставляя их у Монтале и не спрашивая, что она с ними делает. Монтале не осмеливалась хранить их в своей комнате; она отдавала письма своему тогдашнему любовнику, некоему Маликорну62. Король приехал в Париж вскоре после Мадам. Он по-прежнему встречался с Лавальер у нее: приходил вечером и вел с ней беседу в кабинете. Хотя все двери были открыты, войти туда было так же немыслимо, как если бы они охранялись железными засовами. Вскоре, однако, ему наскучили подобные неудобства, и хотя королева-мать, перед которой он все еще испытывал страх, постоянно терзала его из-за Лавальер, та притворилась больной, и он навещал ее в собственной комнате. Молодая королева не знала про Лавальер, но догадывалась, что король влюблен, и, не ведая, против кого обратить свою ревность, возревновала к Мадам. Король подозревал, что Лавальер готова довериться Монтале. Ему не нравилась склонность этой девушки к интригам. Он запретил Лавальер разговаривать с ней. При людях она ему повиновалась, но зато все ночи напролет Монтале проводила с Мадам и Лавальер, а нередко задерживалась еще и днем. Мадам болела и почти не спала и порой посылала за Монтале якобы для того, чтобы та почитала ей какую-нибудь книгу. Покинув Мадам, та шла писать графу де Гишу и делала это не реже трех раз в день, а потом еще Маликорну, которого посвящала в дела Мадам и Лавальер. К тому же она выслушивала откровения мадемуазель де Тонне-Шарант, которая любила маркиза де Нуармутье и желала выйти за него замуж. Каждого из этих откровений хватило бы, чтобы целиком занять любого, но Монтале была неутомима. Она и граф де Гиш внушили себе, что ему следует увидеться с Мадам наедине. Мадам, отличавшаяся робостью в серьезных разговорах, в такого рода вещах, напротив, не испытывала смущения. Она не понимала последствии, видела в этом всего лишь шутку, как в романе. Монтале находила возможности, какие другой и в голову не пришли бы. Для графа де Гиша, молодого, отважного, не было ничего прекраснее риска, и, не испытывая друг к другу истинной страсти, они с Мадам подвергали себя величайшей опасности, какую только можно себе представить. Мадам была больна, ее окружали женщины, имевшие привычку находиться возле особ, занимавших высокое положение, и не доверявшие никому, даже друг другу. А Монтале даже средь бела дня впускала графа де Гиша, переодетого гадалкой, и он гадал женщинам, окружавшим Мадам, которые видели его каждый день и не узнавали; в другой раз придумывали что-либо еще, но всегда связанное с большим риском. Столь опасные свидания посвящались насмешкам над Месье и иным подобным шуткам, словом, вещам, чрезвычайно далеким от сильной страсти, которая, казалось, заставила их пойти на такие свидания. И вот однажды в каком-то месте, где находились граф де Гиш с Вардом, кто-то сказал, что болезнь Мадам опаснее, чем думали, и врачи полагают, что ей не вылечиться. Граф де Гиш очень разволновался; Вард увел его и помог скрыть волнение. Граф де Гиш доверился ему и признался в своих отношениях с Мадам. Мадам не одобрила того, что сделал граф де Гиш; она хотела заставить его порвать с Вардом. Но он сказал, что готов драться с ним, чтобы угодить ей, однако порвать отношений с другом не может. Монтале, желая придать значительность этой галантной истории и полагая что, посвящая людей в эту тайну, она даст ход интриге, которая повлияет на дела государства, решила заинтересовать Лавальер делами Мадам. Она поведала ей все, что связано было с графом де Гишем, и взяла с нее обещание, что та ничего не расскажет королю. И правда, Лавальер, тысячу раз обещавшая королю никогда ничего не скрывать от него, хранила верность Монтале. Мадам не знала, что Лавальер в курсе ее дел, зато знала от Монтале о делах Лавальер. Окружающие проведали кое-что о галантных отношениях Мадам и графа де Гиша. Король пытался потихоньку расспрашивать Мадам, но доподлинно так ничего и не узнал. Мне неизвестно, в связи ли с этим или по какому-то иному поводу он вел определенные беседы с Лавальер, из которых та поняла, что король знает: она далеко не все говорит ему; разволновавшись, Лавальер призналась, что скрывает от него важные вещи. Король пришел в неописуемую ярость. Но она так и не сказала, в чем дело; король удалился в страшном гневе. Они не раз условливались о том, что, какие бы раздоры у них ни случились, они ни за что не заснут, не помирившись и не написав друг другу. Но миновала ночь, а весточки от короля Лавальер так и не получила и, считая себя погибшей, совсем потеряла голову. На рассвете она покинула Тюилъри и как безумная бросилась в маленький безвестный монастырь в Шайо. Утром королю сообщили, что Лавальер исчезла. Страстно любивший ее король был крайне взволнован. Он явился в Тюильри узнать у Мадам, где Лавальер. Но Мадам ничего не знала, не ведала даже причину, заставившую ту уйти. Монтале была вне себя, так как Лавальер сказала ей лишь, что находится в полном отчаянии и что погибла из-за нее. Королю, однако, удалось узнать, куда скрылась Лавальер. Он помчался туда во весь опор с тремя спутниками. И нашел ее в приемной, вне стен монастыря (ее не пожелали впустить внутрь). Заплаканная, она лежала на полу почти в беспамятстве. Король остался с ней наедине, в долгой беседе она призналась ему во всем, рассказав то, что скрывала. Однако прощения этим признанием не добилась. Король лишь сказал ей слова, которые требовались для ее возвращения, и послал за каретой, чтобы увезти Лавальер. Но тем не менее он отправился в Париж, дабы обязать Месье принять ее; тот громогласно заявил, что рад ее уходу и ни за что не возьмет назад. Король вошел по маленькой лестнице в Тюильри и направился в маленький кабинет, куда пригласил Мадам, не желая, чтобы его видели в слезах. Там он попросил Мадам взять Лавальер назад, поведав обо всем, что стало ему известно о ней самой и ее делах. Можно себе представить удивление Мадам, но отрицать она ничего не могла. Пообещав королю порвать с графом де Гишем, Мадам согласилась принять Лавальер. Король не без труда добился этого, но он со слезами на глазах так просил Мадам, что в конце концов преуспел. Лавальер вернулась к себе в комнату, однако прошло немало времени, прежде чем ей удалось снова вернуть себе расположение короля; он не мог смириться с тем, что Лавальер способна скрывать от него некоторые вещи, а она не в силах была вынести ухудшения их отношений. Какое-то время она чувствовала себя потерянной. Наконец король простил ее, и Монтале удалось войти в доверие к королю. Он несколько раз спрашивал ее о Бражелоне, зная, что она была осведомлена об этом; и так как Монтале умела лучше лгать, чем Лавальер, слушая ее, король успокаивался душой. Тем не менее его терзали опасения, что он был не первым, кого любила Лавальер; мало того, король боялся, что она все еще любит Бражелона. Словом, его одолевали тревоги и слабости влюбленного человека, а он несомненно был сильно влюблен, хотя крепко укоренившиеся в его сознании правила и страх, который он все еще испытывал перед королевой-матерью, не давали ему совершать безрассудные поступки, на которые отваживались другие. Правда и то, что отсутствие большого ума у Лавальер мешало этой любовнице короля использовать дарованные ей преимущества и влияние, коими столь великая страсть заставила бы воспользоваться любую другую. Она же думала лишь о том, чтобы быть любимой королем и любить его, причем очень ревновала к графине де Суассон, к которой король заходил ежедневно, хотя Лавальер прилагала все старания, чтобы помешать этому."

adel: Необходимые комментарии: 60 Монтале — Николь-Анна де Монтале, приближенная герцогини Орлеанской. 61 Бражелон Жан шевалье, де — сын президента парламента Меца, советник Реннского парламента. 62 Маликорн — Жермен Тексье (1626—1694), барон де Маликорн. В 1665 г. женился на дочери от первого брака отчима Лавальер, Сен-Реми. 63 Молина — испанка, горничная Марии-Терезии.

Señorita: adel, спасибо! очень интересно.

LS: adel Огромное спасибо!

Кассандра: Огромное спасибо, adel!

marsianka: adel, Большое спасибо! :)

Snorri: adel Большое Вам спасибо! Скажите, пожалуйста, а есть ли у Вас "История Генриетты Английской" целиком?

adel: Snorri пишет: Скажите, пожалуйста, а есть ли у Вас "История Генриетты Английской" целиком? Есть! Целиком! Обещаю отсканировать и выложить на форум.

Snorri: adel Большое спасибо!

Сиринга: Любовь, как стократно замечают участники дискуссии, бывает разная. Более того, в разном возрасте человек по-разному оценивает собственные чувства, и утверждает, что того-то на самом деле не любил, а любил другого, сам не понимая, и т.д. Он судит по тому, что из чувств сохранилось и как; его чувства проверили препятствия и время. Очевидно, что Рауль для Луизы много значил. Она не хотела его терять, его отношение для нее было важно, и она предпринимала усилия, чтобы поддержать это отношение. Теряя его, она осознала страшную утрату. Луиза связана с Людовиком, который для нее - "все", "весь мир", "счастье". Когда-то, когда принцесса опорочила ее перед Людовиком, Луиза не побоялась пойти к Луи и заставить себя выслушать, оправдаться. Это ее единственное активное действие в пользу романа с Луи. Когда возникает угроза, что так же она опорочена перед Раулем, Луиза делает то же самое: прорывается к Раулю оправдаться. "лучше проклятие ваших уст, чем подозрения вашего сердца. Не говорите, что чувствуете в себе еще что-то, кроме гнева! Не отворачивайте от меня честного и доброго взгляда. Вы не будете презирать женщину. Скажите, что прощаете меня." Какое дело Луизе до презрения какого-то Рауля? У нее же есть Людовик! Потеряв Рауля, Луиза говорит: "никогда я не страдала так сильно, как сегодня. Раньше я надеялась, я желала, а сегодня мне нечего больше желать. Этот умерший унес всю мою радость вместе с собой в могилу". Значит, ее счастье и радость не целиком с Людовиком. Часть радости осталась с Раулем и выдержала влияние Людовика. На глазах Лавальер погибают знакомые ей люди и близкие Рауля: Атос, Портос, - утрату Рауля она воспринимает совсем иначе. Даже спустя 4 года, Лавальер падает в обморок на могиле Рауля. Она говорит могиле: "мой нареченный Рауль. Ты ушел первый, не бойся, я последую за тобой. Видишь, я не труслива, я пришла попрощаться с тобой."

Atos: Сиринга , согласна с вами целиком и полностью

Екатерина: Я думаю, что Лавальер любила Рауля. Или, во всяком случае, принимала за любовь сильную привязанность, дружбу, привычку, если хотите. Я делаю такой вывод из начала романа "Виокнт де Бражелон", где Луиза пишет письмо Раулю и проявляет все признаки влюбленности - бледнеет, краснеет, смущается... Да, любовь к королю была сильнее, она была больше любовью женщины к мужчине, чем ее чувства к Раулю. Но и Бражелон был ей дорог, иначе бы она так не переживала последствия своей имзены, свою трусость и, в конце концов, уход Рауля. Таково мое мнение. Вообще-то я Луизу терпеть не могу, это мой самый не любимый персонаж. Но я, тем не менее, не хочу отрецать того, что кажется мне очевидным и что несколько извиняет Лавальер.

Amiga: Любила.

Орифия: Ненавижу Лавальер. Блондинка, извиняйте, тупая... Но по-моему, Рауля она все-таки любила. Просто как друга. Как на мужчину, она на него и не смотрела. Так, есть и есть. Волочится, и волочится. И будет волочиться всегда. Как запасной вариант. А мы пока в короля влюбимся, а что, нельзя?

Луиза Водемон: Орифия пишет: Волочится, и волочится. И будет волочиться всегда. Как запасной вариант Извините, но Лавальер никогда не рассматривала Рауля в качестве "запасного аэродрома". Более того, вся эта ситуация, как это видно из текста, доставляла ей огромные душевные муки и страдания.Она сама терзалась из-за того, что полюбила короля, и этой своей любовью причинила боль Бражелону. Орифия пишет: А мы пока в короля влюбимся, а что, нельзя? Такое впечатление, что она специально это сделала. Судить ее можно было бы в случае, если она бы захотела стать фавориткой короля ради каких-то благ, и из-за этого предала бы Рауля. Но здесь Лавальер сама стала заложницей ситуации.

Sara: adel пишет: М.-М. де Лафайет ("История Генриетты Английской" Snorri пишет: цитата: Скажите, пожалуйста, а есть ли у Вас "История Генриетты Английской" целиком? adel пишет: Есть! Целиком! Обещаю отсканировать и выложить на форум. А не подскажите, где Вы её выложили? Меня она тоже очень заинтересовала.

Señorita: Орифия пишет: Так, есть и есть. Волочится, и волочится. И будет волочиться всегда. Как запасной вариант. А мне так всегда казалось, что она страдала от того, что причиняет ему боль. А уж про "запасной вариант" там, конечно же, и близко такого не было. Да, она виновата в том, что ей не хватило смелости на своевременное признание, что разлюбила. Но и все. Рассчетом там и не пахнет, простите. Луиза Водемон пишет: Такое впечатление, что она специально это сделала. Судить ее можно было бы в случае, если она бы захотела стать фавориткой короля ради каких-то благ, и из-за этого предала бы Рауля. Но здесь Лавальер сама стала заложницей ситуации. Луиза Водемон ППКС!

Поль Вийяр: Думаю, что да... Чистой детской любовью, насколько была способна. Могла бы полюбить и сильнее, уже как женщина, если бы Бражелон вел себя посмелее и поактивнее, и не только разговоры разговаривал, но и обнимал-целовал. А когда королдь перехватил инициативу, стало поздно.

Amiga: А когда королдь перехватил инициативу, стало поздно. Да уж там скорее она перехватила инициативу :)

Сиринга: Инициатива бывает наказуема. "Он - мое солнце", "пришел, увидел, ослепил", "когда эта любовь кончится, кончена будет моя жизнь" - все это уже звучало: "Она меня опьянила", "я женился против воли всей моей семьи", "она разбила мою жизнь"... Ну нельзя всю жизнь быть слепым и пьяным! Проходит месяц, выветривается хмель, возвращается зрение, - и?

Поль Вийяр: Сиринга пишет: Инициатива бывает наказуема. Бывает. Но это не повод ее не проявлять:)) Сиринга пишет: "Он - мое солнце", "пришел, увидел, ослепил", "когда эта любовь кончится, кончена будет моя жизнь" - все это уже звучало: "Она меня опьянила", "я женился против воли всей моей семьи", "она разбила мою жизнь"... Не совсем понял вашу мысль, экскьюзе-муа. Вы хотите сказать, что Лавальер и Атос не имели права так сильно влюбляться?

Сиринга: Поль Вийяр пишет: Бывает. Но это не повод ее не проявлять:)) Совершенно согласна с Вами. Поль Вийяр пишет: Не совсем понял вашу мысль, экскьюзе-муа. Вы хотите сказать, что Лавальер и Атос не имели права так сильно влюбляться? Аналогично - я не совсем поняла Вашу мысль! Сказать, чтобы любовь могла "не иметь права" - пожалуйста, говорите внимательнее! Поясните Ваш вопрос еще раз, пожалуйста.

Вильгельмина: Проголосовала за "Не любила". В детстве он ей, может быть, и нравился, потом она выросла, и он стал ей безразличен.

Луиза Водемон: Вильгельмина пишет: безразличен. Неправда. Он ей далеко не безразличен, это видно из текста. Просто это любовь сестры к брату , скорей, чем женщины к мужчине.

Вильгельмина: Луиза Водемон пишет: Он ей далеко не безразличен, это видно из текста Я неправильно выразилась. Он ей стал безразличен как мужчина, то есть не вызывал он в ней страсти.

Сиринга: Ситуация, что одна женщина и два мужчины. Женщина делает выбор. Она выбрала одного из них. Дело в том, как она выбирала, по каким критериям; как она оценивала этих мужчин. Луиза не сравнивала и не оценивала их вообще, она не строила планы, кто будет более достойным спутником жизни. Она не анализировала поступки, личности, а просто ей хотелось глядеть на одного и не отрываться, что она и выбрала. Будь Луиза на десять лет старше, она сделала бы другой выбор. Монтале в ее возрасте уже взрослая, а Луиза - нет. Что делать, если не пришло ещё ее время повзрослеть.

Jane: Смотря что считать любовью... Выбрала"нет".Возможно,Луиза была привязана к Раулю-они с детства были вместе,но чтоб любила...Нет.Согласна с Сирингой-Луиза ребенок(Сиринга пишет: ...уже взрослая, а Луиза - нет.).Мне кажется,она еще сама в своих чувствах разобраться не успела,а потому и любви тут и близко не было.

Nika: Поль Вийяр пишет: хотите сказать, что Лавальер и Атос не имели права так сильно влюбляться? имели... нечего только давить на окружающих своей любовью...

Катерина: Вполне с табой согласна! Луиза, мне так кажеться всегда относилась к Раулю как к верному4 другу и никогда не видела в нем будущего мужа, но к сожалению поздно ето поняла! Вобще я считаю, что во всех ее жизненных бедах виновата ее безхарактерность. А безхарактерных никто не любит! Потому и Людовик Луизу розлюбил.

Capricorn: Ответ на вопрос, имхо, в этом высказывании м-ль Вильгельмины: Вильгельмина пишет: Он ей стал безразличен как мужчина, то есть не вызывал он в ней страсти. Лавальер, юная, неопытная в вопросах любви девица, с неразбуженной чувственностью, нуждалась в мужчине, который увлек бы ее именно как МУЖЧИНА, а не как друг, брат, сват. А Бражелон, воспитанный Атосом чуть ли не монашком, ни мычал, ни телился - за что и поплатился. Вот, к примеру, Маликорн: не чурается активных действий, может девушку и обнять, и к стенке страстно прижать, и облобызать чувственно! Если бы Бражелон явился к Лавальер и сказал: "А теперь, душа-девица, на тебе хочу жениться!" - и при этом обязательно приобнял, прижал, поцеловал, да пусть бы даже на кушеточку повалил, дабы мамзель прочувствовала серьезность намерений мужчины. После такого, уверена, Лавальер, тяжело дыша и трясясь всем тельцем, пропищала бы: "Дададада, жениться, сегодня же". И можно было тут же пойти в часовенку и тайно обвенчаться. И не было бы никакого короля. А что делал Бражелон? Да он ВООБЩЕ НИЧЕГО НЕ ДЕЛАЛ. Размазня и нюня он! Любимую женщину нужно завоевывать, ее нужно БРАТЬ - а не спрашивать разрешения у папеньки... Размазня и нюня!

Сиринга: Capricorn пишет: Любимую женщину нужно завоевывать, ее нужно БРАТЬ - а не спрашивать разрешения у папеньки... Размазня и нюня! Пещерные методы соблазнения Чем быть троглодитом, лучше предоставить самой Луизе право позвать: приди и поцелуй меня! А если у Луизы таких позывов нет, брак становится бессмысленным.

Capricorn: Сиринга пишет: лучше предоставить самой Луизе право позвать: приди и поцелуй А кто выполняет активную роль в отношениях? Мужчина или женщина? Я повторюсь - в возрасте Луизы девочки зачастую понятия не имеют о чувственности, и задача мужчины - пробудить ее, чувственность эту. А Бражелон хоть раз Луизу поцеловал/обнял/потискал? Нет, он папенькиных дурацких советов наслушался. Несчастная Луиза сколько лет сидела в Блуа и ждала, пока этот теленочек придет и поцелует? Письма ему писала! У окошечка вздыхала, как Царевна-Несмеяна!)) Всяко томилась от любви - только приди и возьми! Но ведь не пришел и не взял. Ибо папка не велел. Сиринга пишет: Пещерные методы соблазнения Да какие пещерные... Вот де Бюсси: ХОТЕЛ Диану - ПОЛУЧИЛ Диану, и притом никаким троглодитом не был, в кусты не тащил и юбку ей там на голову не задирал)) Вот Людовик: ХОТЕЛ Лавальер - люк в потолке аж проковырял! А что сделал Бражелон? Какие действия он предпринял, чтобы пробудить в Луизе страсть к себе? Ответ: ничего он не делал, вообще ничего! Тряпка он и папенькин сыночек.

варгас: Capricorn Да, вы правы, активных действий Раулю явно не хватало. Но не потому, что тютя или воспитание, или неопытность (вспомним еще уровень либидо). Мне кажется, господин виконт слишком обожествлял мамзель (притисни - ка идола к стеночке), уважал чистоту, а точнее берег девочку. На форуме много чего написано о Бражелоне и Лавальер, мы начинаем повторяться. Сиринга А пещерные методы очень в этих вопросах действенны! Предоставить самой Луизе право позвать: приди и поцелуй меня! Вы что! Век 17-й, мамзель девушка воспитанная и недоросла еще и позывов нет! А бессмысленный брак это что?

Nika: Capricorn пишет: Какие действия он предпринял, чтобы пробудить в Луизе страсть к себе? А почему он вобще-то должен был делать что-то, чтобы пробуждать страсть к себе? Бюсси и Людовик были соблазнителями, посему они делали то, что делали. Особливо Людовик--король все-таки... захочу--пол разворочу! А Рауль вбил себе в голову, что если он хочет, то его по умолчанию хотят в ответ. А тут--на тебе, обломись... ну, и... обломился по полной программе...

Capricorn: варгас пишет: господин виконт слишком обожествлял мамзель (притисни - ка идола к стеночке) Должны же были у него возникать при виде любимой чувственные порывы. Ну хоть какие-то!)) Nika пишет: Бюсси и Людовик были соблазнителями О да. И они точно знали - вот эту женщину я хочу и она будет моей. А чего хочет Рауль?.. Я так и не поняла.

Оtem: Capricorn пишет: Должны же были у него возникать при виде любимой чувственные порывы. Ну хоть какие-то!)) У меня осталось впечатление, что при виде любимой у него не порывы, а мысли о папеньке и его запрете возникали.

LS: Capricorn пишет: Вот Людовик: ХОТЕЛ Лавальер - люк в потолке аж проковырял! Вообще-то, емнип, наоборот было... Лавальер так захотела Людовика, что он аж люк проковырял...

Сиринга: варгас пишет: А пещерные методы очень в этих вопросах действенны! Предоставить самой Луизе право позвать: приди и поцелуй меня! Вы что! Век 17-й, мамзель девушка воспитанная и недоросла еще и позывов нет! Но если "девушка еще недоросла и позывов нет", почему нельзя подождать, пока она подрастёт? Ждать-то недолго, года два-три. Зато она, если уж вступит в брак, то сделает это осознанно и обдуманно, как взрослое и зрелое решение. По-моему, то, что Рауль не потащил 14-летнюю Луизу к алтарю, а ждал, когда она сама будет в состоянии принять решение, говорит в его пользу. Он опередил свой век. Он уважал свою невесту. Дело, видимо, в личном отношении Дюма к "соблазнителям" - Дюма считал, что нормально, когда соблазнителю приглянулась женщина и он заранее уверен, что осчастливит ее, даже если дура этого сначала не понимает - зато потом поймёт и благодарить будет. Никаких гарантий, что "поймет" и "осчастливится" - и если не поймёт, то будет запросто сломана ее жизнь. Очень опасно думать, что раз девушка не созрела и не в состоянии зрело судить, то ее надо схватить (не потому что она этого хочет, она как раз еще не хочет, а вот я ее хочу и ждать не собираюсь!) - а она потом осознает своё счастье. Героини Дюма - осознали, а Кларисса Гарлоу Ричардсона - нет. Она сошла с ума и покончила с собой. Настасья Филипповна Достоевского - не осознала и очень плохо кончила. Катюша Маслова... Ибсеновская Нора, Эффи Брист, мадам Бовари и Анна Каренина, и т.д. Их мужья очень удивились бы, что у жен всё есть, а они несчастливы. Так и не осчастливились.

Capricorn: Оtem пишет: У меня осталось впечатление, что при виде любимой у него не порывы, а мысли о папеньке и его запрете возникали. Вот именно! Прилично ли такое поведение для половозрелого мужчины? LS пишет: Лавальер так захотела Людовика, что он аж люк проковырял... Ну там было взаимно Сиринга пишет: Но если "девушка еще недоросла и позывов нет", почему нельзя подождать, пока она подрастёт? К Людовику-то позывы были...

LS: Capricorn пишет: Прилично ли такое поведение для половозрелого мужчины? Возможно, такое прилично для зрелого в целом мужчины? А не только для половозрелого... ;)

ЛиСа: Мне все же кажется, что Луиза любила Рауля. Да, может и не искрине, но привязаность была. Ведь женское сердце, как небо - непостоянно. Оно требует чего-то нового... обыденость и банальность пугает его. А Рауль, он ведь солдат. Он может не появляться год-полтора. Не каждая способна ждать так долго, а письма... это только исписанна бумага, на которую изливают слова, слова, звучащие грустно, но романтично в реальном мире. Луиза может быть и любили, но она не видела своего любимого, не могла с ним говорить. Он ей наскучил и она призналась, что влюблена в короля. Кто знает, были тогда ее слова искренними или нет, но когда Людовик ответил ей взимость, все само закрутилось... Это чисто мое мнение)

Nika: Оtem пишет: У меня осталось впечатление, что при виде любимой у него не порывы, а мысли о папеньке и его запрете возникали. Нормальная реакция любящего сына...

Стелла: Хочу добавить только одно-и в наше время существуют мужчины для которых честь женщины-святыня. А что до Рауля-то он сказал отцу-Вы можете запретить мне любить но не можете мне запретить умереть.(глава СТРАСТЬ.ВДБ) Вам не кажется что это заявка на характер... После этого именно Атос свернул разговор поняв что зашел далеко. Стелла

Оtem: Nika пишет: Нормальная реакция любящего сына... А влюбленного мужчины?

Jiliana: Наверное, любила, как друга детства. Но не так, как того хотел Рауль.

LS: ЛиСа пишет: Ведь женское сердце, как небо - непостоянно. Оно требует чего-то нового... обыденость и банальность пугает его. Женщины все разные и реальная Лавальер как раз опровергает такое обобщение.

ЛиСа: LS пишет: Женщины все разные и реальная Лавальер как раз опровергает такое обобщение. Может быть... тогда что на ваш взгляд является воплощением ее реального "я"?

LS: ЛиСа Реальной Лавальер или книжной? ;)

ЛиСа: LS книжной конечно))

LS: ЛиСа Лавальер любит. Глубоко, верно, навсегда. "Верность" даже не слишком подходящее слово: на мой взгляд, для такого сорта женщин просто не сущетсвует других мужчин, поэтому проблемы сохранения верности нет. Дюма говорил о Диане де Монсоро: "Любить Бюсси - в этом была ее логика." Примерно то же можно сказать и о Лавальер. Только в отличии от Дианы ей не хватало уверенности в себе.

варгас: LS пишет: Лавальер любит. Глубоко, верно, навсегда. Так любит она короля,не Рауля.А чувство её к Бражелону я бы назвала влюблённостью т.е поверхностным.

LS: варгас Мне кажется, там было другое чувство. Она, действительно, любила Рауля, но как брата. Если мне не изменяет память, к этому чувству она апелирует в "Ране на ране".

варгас: Да она любила его и как брата и как принца на белом коне из детской сказки.ИМХО.

wolf: Луиза не любила Рауля как мужчину. Он был для нее, имхо, другом детства, старшим братом, сказочным принцем, но никак не предметом любви. Настоящим первым романтически-чувственным увлечением для Луизы стал Людовик.

Калантэ: Я тоже считаю, что любовь Лавальер была любовью сестры к брату. Плохо то, что она понятия не имела, что может быть ИНАЯ любовь (пока король на глаза не попался), вот вам проблемы недостаточной социализации! А вообще-то девица вполне себе честная и порядочная, просто слабовата характером... Ну а что бы вы хотели - в 16-то лет! Дите, выращенное под стеклянным колпаком. Будь она взрослой умудренной женщиной - нашла бы силы и соображение понять, что с королем каши не сваришь, что хочешь-не хочешь, а слово дано, что такой любовью, как любовь Рауля, не разбрасываются... и все еще могло быть хорошо (при условии, что молодая пара убралась бы подальше от Парижа и двора, чтобы Луи глаза не мозолил, а Рауль не мог догадаться). Вот что бывает, когда родители недооценивают детей! Эх, просмотрел Атос проблему...

bluered: Луиза всегда видела рядом Рауля, "моего брата, друга детства", он всегда был своим, домашним, с ним легко и просто. Она ни разу не видела виконта де Бражелона, не видела, как он спас свадьбу принцессы, проявив чудеса дипломатии, не видела, как отшил де Варда, какое влияние имеет на первых придворных (де Гиш, Бэкингем). Людовик же сразу произвел на нее впечатление, о его-то славе она была достаточно наслышана. То есть это, конечно же, не было решающим фактором. Кроме того, с глаз долой - из сердца вон. Пока король сияет в балете, поражая женщин зелеными чулками и туфлями с красными бантами, Бражелон бегает по делам, делает какие-то визиты. Его всегда очень мало на светской тусовке. И узнал, что любимая в обмороке, позже всех (вот тут я его не оправдываю). Может... он слишком хорош для нее?

графиня замка N: Согласна с Калантэ

Русская княгиня: Я думаю, что любила. Но юность, непостоянство...

ТАЯ: Если любила, то только как брата и то в раннем детстве (Проголосовала за ответ №2.)

Луиза Водемон: ТАЯ пишет: Если любила, то только как брата и то в раннем детстве Не только в раннем детстве. Если не любишь человека( пусть и как брата), то не будешь так изводится от мысли того, что делаешь ему больно.

Atos: Всё-таки Лавальер, наверное, считала его никем иным, как братом... но... чувство привязанности к нему как к мужчине тоже просматривалось, просто оно было глубже, чем любовь к брату, к которой она привыкла с самого детства.

Жасмин: Когда-нибудь -да, любила. До встречи с Людовиком. Рауль, по-моему, был детской любовью. И в наши дни девушки так влюблаються, и тот, кого они любят, для них идеален... пока не пояавится кто-то поидеальнее. Именно это случилась с Луизой. А ее добрадетель, которая, по-моему, никогда у нее не была, не устояла перед "чарами" молодого и красивого короля.

Луиза Водемон: Жасмин пишет: А ее добрадетель, которая, по-моему, никогда у нее не была, не устояла перед "чарами" молодого и красивого короля. Если у нее никогда не "была" добродетель, то как эта самая добродетель могла перед кем-то там не устоять?:) На самом деле, если в любви руководствоваться лишь добродетелью, то многие из ярких оттенков жизни померкнут. Я не шибко в восторге от Лавальер, однако, её понять очень даже можно. Когда любишь так, то всё меркнет по сравнению с этой любовью. Пожертвовать своим счастьем ради счастья другого, способен далеко не каждый.

Жасмин: Луиза Водемон, вы правы, но только наполовину. Конечно, в любви нельзя руководствавться только добродетелью, однако девушка поумнее Лавальер смогла бы загладить все дело так, чтоб и новый возлюбленный остался доволен, и старый не совершил самоубийство.

Луиза Водемон: Жасмин пишет: девушка поумнее Лавальер смогла бы загладить все дело так, чтоб и новый возлюбленный остался доволен, и старый не совершил самоубийство. И как интересно? Если она даже и не подозревала, что Рауль это сделает?

Жасмин: Луиза Водемон пишет: Если она даже и не подозревала, что Рауль это сделает? В том то и дело: должна была подозревать. Рауль так любил ее, что его смерть в таких обстоятельствах была предсказуема. Лично я, читая, как реагирует Рауль на "измену", если можно так сказать, Лавальер, сразу подумала, что этой потери он не переживет.

Луиза Водемон: Жасмин пишет: должна была подозревать Кому должна? Жасмин пишет: Рауль так любил ее, что его смерть в таких обстоятельствах была предсказуема О, Боги... Вы от совсем юной девушки требуете, чтобы она предсказала гибель парня, которого она и не знала толком до конца. Жасмин пишет: Лично я, читая, как реагирует Рауль на "измену", если можно так сказать, Лавальер, сразу подумала, что этой потери он не переживет. Полно народа, который любят до потери пульса, которые, когда их бросают лезут на стену от отчаянья и боли ; среди них есть люди, которые прожили в браке не один год и хорошо знают друг друга, и лишь единицы кончают жизнь суицидом. Прибавьте к этому, что Франция в 17 веке- страна достаточно религиозная, а самоубийство- страшный, очень страшный грех, после него неминуема дорога в ад. И как Вам кажется, Луиза- почти подросток, дитя свого времени могла предвидеть, что Рауль так отреагирут?

Lys: Луиза Водемон пишет: И как Вам кажется, Луиза- почти подросток, дитя свого времени могла предвидеть, что Рауль так отреагирут? Проблема была в том, что никто не отдавал отчета насколько это серьезно, глубоко и надолго у Рауля, даже его отец не сразу это осознал, а что от Луизы требовать?

Екатерина: Lys пишет: а что от Луизы требовать? Кстати, она сама об этом говорит. В главе "Рана на ране", когда Рауль говорит ей что-то вроде: "я за вас готов отдать всю кровь, капля за каплей, вечность, что ожидает меня за гробом, минута за минутой." И разубеждает ее в том, что любил ее, как сестру, говоря об обратном. Луиза на это вскрикивает: "Ах, если бы я знала!" Она то сома именно так и любила Людовика, и похоже только в этот момент осознала силу любви Рауля к ней.

Луиза Водемон: Lys пишет: Проблема была в том, что никто не отдавал отчета насколько это серьезно, глубоко и надолго у Рауля, Просто различное восприятие реальности. Не понимали, потому что сами другие. Атос же не покончил с собой, после истории с Миледи, дАрт вон тоже имел не очень-то позитивный опыт со смертью любимого человека, и ничего... А образования психологов у них не было. А требовать этого понимания от Луизы, действительно, бессмысленно. Она и Рауля не так уж хорошо знала, и опыта жизненного у нее нет...

Жасмин: Луиза Водемон пишет: Кому должна? Себе. И Раулю. Луиза Водемон пишет: Вы от совсем юной девушки требуете, чтобы она предсказала гибель парня, которого она и не знала толком до конца. Я младше Лавальер, и парня этого знаю меньше, чем она. А книгу в первый раз читала, когда мне было 12 лет. Но я же предсказала!

Луиза Водемон: Жасмин пишет: Я младше Лавальер, и парня этого знаю меньше, чем она. А книгу в первый раз читала, когда мне было 12 лет. Но я же предсказала! Надеюсь, Вы принимаете во внимание то, что Вы это читали, а не жили этой жизнью? Что мысли Бражелона, Вам были известны, потому как автор написал об этом в тексте, а Лавальер почему-то никто написанные страницы сценария с описанием переживаний и душевных метаний Рауля не присылал?

Lys: Луиза Водемон пишет: Не понимали, потому что сами другие. Атос же не покончил с собой, после истории с Миледи, Но все же он был наиболее близок к пониманию, догадывался где-то очень в глубине души, ведь волновался о возможной власти женщины над этой душой, столь схожей с его собственной. Только, наверное, действительно судил по себе, а он сильнее Рауля, вот и переоценил стойкость сына. Эх! Будь Грефтон порешительнее...

Nika: Lys пишет: Эх! Будь Грефтон порешительнее... Lys Да что бы это дало? Он ведь видел-то только Луизу. И в момент встречи с мисс ни о чем еще не подозревал...

karin: Не думаю, что она его любила. Как друга возможно, но не как жениха. Возможно ей было приятно его поклонение, кому бы это не понравилось, но не больше.

karin: Слишком дорого для Луизы. Я как то читала про Лавальер, что Людовик всю жизнь почти был к ней привязан, но в конце концов, она все же ушла в монастырь. И дети у нее от него были. Но если размышлять над этой ситуацией в рамках книги, я считаю, что много счастья любовь короля ей не принесла. Во-первых, она сделала несчастным Рауля (хотя он был бы несчастен и в случае, полюби она другого), но она не могла от этого не страдать. Достаточно вспомнить, как она пришла к нему. Я не говорю уже об угрызнениях совести, ведь король был женат. Потом все эти козни, когда королевы и принцесса ее выгнали. Во-вторых, она была вынуждена видеть, как король любит других женщин. И от этого она никуда не могла деться. Что она чувствовала? Я думаю такую боль, которой не многим из нас приходилось переживать. Мы то хоть можем избегать встречи с людьми которые нас бросили, а она была человек подневольный. Сильно в эти минуты ее утешала мысль, что когда-то король ее любил? Не думаю... скорее ей было стыдно. А вот если бы она все же осталась целомудренной, она страдала бы может быть больше в том, что боролась с собой, но сохранила бы достоинство, и может даже вышла бы замуж за Рауля, чтобы уехать из Парижа. А там, кто знает, может и полюбила бы Рауля со временем, ведь он был хороший человек и не стал бы ее тиранить. Но думаю сердце ее было бы разбито в любом случае или от безответной любви или от измен короля.

Та что под маской: Еще раз прочитала роман ,ощущения просто отрясающие...Все как в жизни...Король берет все самое лутшее для себя , естестенно не зная что такое совесть=) Что касаеться Луизы вопрос тут непростой.Во первых королю не принято тогада было отказвывать , да что и греха таить и сейчас многие люди дабы сохранить свои интересы (назовем это так)не могут отказать вышестоящим((((Ах, я люблю короля!!!Меня это не убедило Во вторых неискушенная в любви и нтригах дворяночка оказалась впервые в постеле с мужчиной,молодым и страстным О ком ей как не о Людовике думать?!был бы на ее месте Рауль , она бы думала бы о нем .Хихи...Вот и вся её любовь...Она только после смены фаворитки поняла чтолна натворила...Но увы выбор у Луизы был изначально не богатый..

LS: Та что под маской Та что под маской пишет: Во первых королю не принято тогада было отказвывать , да что и греха таить и сейчас многие люди дабы сохранить свои интересы (назовем это так)не могут отказать вышестоящим По-моему, это очень далеко от истории Лавальер. Если грубо упрощать, она сама "бегала" за Людовиком (аж из Блуа прибежала). И, как недвусмысленно дает нам понять автор, не из меркантильных соображений.

Стелла: История истинной любви Настоящей Лавальер очень близка к тому как ее описал Дюма. И Луиза-это тот редкий случай в истории когда короля любили не за сан деньги и власть а за то что он просто Людовик. такие случаи можно просто по пальцам пересчитать. А ее искренность и наивность -это еще не глупость. Просто действительно на нее в Блуа упал луч Солнца -и все. Такое бывает -и нередко. В особенности когда тебе 17 лет.

Та что под маской: простите за опечатки в постеХочу пояснить свою позицию в этом вопросе.Когда я писала об интересах ,имелось ввиду не меркантильные соображения Луизы.Её "любовь" к Людовику , назову это чувство так,реально имела место ...Но вот само чувство которое она к нему питала (я говорю о романе)трудно назвать таким русским большим словом- ЛЮБОВЬ! Вообще меня трудно убедить, что Луиза в Людовике видила только исключительно мужчину...Либо тут Дюма что то не дописал типа догадайтесь сами ,вот я и догадываюсь.Рауль-красивый сильный молодой , , разве можно его не любить? Но постоянно рядом.. Конечно же она его любила , но не ценила что имела, поскольку привыкла ...А отношения с Людовиком носили более романтический характер ,сбитая с толку юная девушка , ослепленная первой близостью назвала любовью чувство каторое мы называем иначе..И ради этого разбить всё!!!

Луиза Водемон: Та что под маской пишет: трудно назвать таким русским большим словом- ЛЮБОВЬ Никогда не догадывалась, что любовь считается менее или более сильной по национальному признаку. Та что под маской пишет: Рауль-красивый сильный молодой , , разве можно его не любить? И? Сколько молодых красивых пар распадаются. Ну не судьба, блин, что поделаешь! Та что под маской пишет: Конечно же она его любила Я не заметила у Лавальер особой любви к Раулю , как к мужчине. Ну никак. Та что под маской пишет: сбитая с толку юная девушка Кем сбитая?! Ах, ужосужосужос, 17летняя девушка влюбилась! Кто-то сбил ее с толку? Простите, вопрос риторический: Вы в 17 лет влюблялись? Или Вас кто-то с толку сбивал? Та что под маской пишет: ослепленная первой близостью Она влюбилась в него до их первого секса. И вообще, секс, он, по сути, как продолжение любви. Конечно, если человек очень сильно любит, как Луиза, то и интимная близость будет с любимым человеком чем-то феерическим. А если б не любила.. Ну секс, он и есть секс. Та что под маской пишет: назвала любовью чувство каторое мы называем иначе Угу. Я б назвала это не то, что любовью, а даже психологической привязанностью. Только вот Бражелон тут не при чем. Его она не любила.

LS: Та что под маской пишет: Рауль-красивый сильный молодой , , Да ведь и Людовик "красивый, сильный молодой" (у Дюма это подробно расписано). Так что здесь баш на баш выходит. :) И в качестве аргумента не сосем подходит. :/ Та что под маской пишет: Но постоянно рядом.. *берет в руки счеты* С 15 лет Пуаль не живет в Блуа постоянно - он на службе. С 23 до 25 лет он не виделся с Луизой совсем. Это называется "постоянно рядом"? Та что под маской пишет: юная девушка , ослепленная первой близостью М...м...м... Вы называете бал в Блуа первой близостью? 8)

Nika: LS пишет: Да ведь и Людовик "красивый, сильный молодой" (у Дюма это подробно расписано). Так что здесь баш на баш выходит. :) LS Людовик, выходит, красивше...

Nataly: Nika Nika пишет: Людовик, выходит, красивше... Красота - в глазах смотрящего:)

Та что под маской: LS пишет: М...м...м... Вы называете бал в Блуа первой близостью? 8) я имела ввиду физическую близость , а насчет постоянно рядом то тут вот как раз имелась ввиду их духовные отношения

Та что под маской: Дюма прямо не говорит , почему Луиза сделала выбор в пользу короля,это как бы читаеться между строк .Даеться только внешняя обретка данного факта прилогаемого к канве событий.Поеэтому я предположила ,что выбор пал не случайно,а закономерно...достаточно того что Луиза понравилась королю и все птичка пропала. Король памазанник божий, фигура значительная , да еще молодой и привлекательный, это просто бомба для любой юной души ( вспомним девушек лет 16,уж какая тут интрига и расчет , одни амуры на уме)..Куда Раулю тягаться с Людовиком , у короля и возможностей больше и карман шире, и смотрелся он со стороны недосягаемо привлекательно и романтизм в отношениях естественно вспыхнул ...

Оtem: Та что под маской пишет: Поеэтому я предположила ,что выбор пал не случайно,а закономерно...достаточно того что Луиза понравилась королю и все птичка пропала. Так Луиза выбрала короля до того, как он вообще ее заметил. Инициатива, так сказать, исходила от нее. Король ее не уводил, он лишь ответил на ее чувства. То есть птичка пропала до того, как понравилась королю. :)

Та что под маской: Оtem пишет: Так Луиза выбрала короля до того, как он вообще ее заметил. Инициатива, так сказать, исходила от нее. Король ее не уводил, он лишь ответил на ее чувства. То есть птичка пропала до того, как понравилась королю. :) Мало ли кто королю закидывал удочки .Фи , подумаешь какая то Лавальер проявила инициативу. Людовик не мужчина -он король , он выбирал и решал судьбы и не таких особ как какая то дворяночка +)

Та что под маской: Любила -убила!!!

Луиза Водемон: Та что под маской пишет: Людовик не мужчина -он король Никогда не слышала об отсутствии половых признаков у королей... Я серьезно. Такой пафос здесь не уместен. Судьба Франции от того, что он будет вместе с Лавальер не решалась. Та что под маской пишет: Любила -убила!!! Глупость полнейшая, уж извините. Если бы все кого кто-то когда -то бросил из-за несчастной любви лезли бы в петлю, популяция людей на Земле было бы очень малочисленной на данный момент.

LS: Та что под маской пишет: Людовик не мужчина -он король , он выбирал и решал судьбы и не таких особ как какая то дворяночка +) Напомню, что на момент знакомства Людовика и Лавальер это было совсем не так. Король был не очень уверенным в себе человеком и не самостоятельной фигурой во власти и политике.



полная версия страницы