Форум » Книги о Дюма и его героях, написанные другими авторами » Витэ. Штаты в Блуа. Смерть герцога Гиза. » Ответить

Витэ. Штаты в Блуа. Смерть герцога Гиза.

mazarin: Итак. Я наконец улучил момент, чтобы начать переводить эти пьесы, найденные благодаря участию Стеллы. К сожалению, времени у меня мало, а пьесы довольно объемные. Поэтому я начну с самых интересных мест и понемногу... А там посмотрим, как пойдет. Правда, должен заметить, что текст довольно легкий и сам перевод сложностей не вызывает. Я начал почти с самого конца второй пьесы (ну вы понимаете почему Поехали - Сцена 9 Пятница 23 декабря, 4 часа утра. Спальня короля. Темно, комната освещена только маленькой лампой, стоящей за каминной ширмой. Полуодетый король сидит на своей кровати. Король - Стучат, мне кажется... нет. Мой Бог! Эта ночь такая длинная! Уже больше четырех часов... неужели они забыли обо мне... Как они могут спать! А! На это раз я не ошибся - в дверь стучат... Кто это? Это Вы, дю Га? Дю Га, из-за двери - Да, сир, это я. Уже четыре часа. Король - Черт возьми, я это знаю! Входите уже, друг мой. Дю Га - Сир, мадемуазель Дюбуа, придворная дама королевы, не хотела меня отпускать. Король - Значит Вы разбудили весь замок, чтобы прийти сюда? Дю Га - Нет-нет, сир, я не встретил никого, кроме мадемуазель Дюбуа. Король - Это хорошо. Топайте потише, дю Га, и задуйте вашу лампу... Как Вы шумите! Будьте осторожнее. Матушка больна и Вы знаете, что она спит под нами, внизу. Так посмотрим - мои туфли, чулки и мой пурпуэн. Дю Га - Сир, все здесь. Король - Хорошо. Теперь, дю Га, сядьте в это кресло, там, около стены Дю Га - В это кресло сир? И почему? Король- Почему!... Вы это скоро узнаете. Это секрет, мой друг, садитесь. Дю Га - Я лучше не буду спрашивать, сир, но если Вы хотите, следовательно... Король - Я желаю, чтобы Вы не помешали спать моей матери. Вы устроились наконец? (Король уселся на край кровати и после минутной паузы продолжил) Дю Га, Вы не находите, что в этой комнате слишком светло? Дю Га - Сир, я не вижу носков моих туфель. Король - Речь не об этом. Я Вас спрашиваю, могут ли наши соседи иезуиты усомниться, глядя на мои окна, что я думаю о чем-то другом, кроме сна? (король поднялся и задернул плотнее портьеры на окнах) В любом случае - вот так будет лучше. Эти портьеры достаточно плотные... Но, я слышу что-то на малой лестнице? Дю Га - Это, без сомнения, Бельгард. Я его видел когда поднимался в Оленьей галерее вместе с другими господами. Сир, можно ему открыть? Король - Нет, сиди! Если это Бельгард, у него есть ключ. (входит Бельгард с тремя стражниками) Очень хорошо Бельгард, Вы идете на цыпочках, очень хорошо. Садитесь рядом с Дю Га и Вы тоже, господа. Бельгард - Сир, я привел месье Сен-Малина, месье Сериака, месье Шалабра и месье Лябастида. Король - Добро пожаловать. Мы поговорим с ними очень скоро, но сейчас - ничего кроме молчания, я Вас прошу. Бельгард, Вы уже видели вашего друга Ларшана? Бельгард - Сир, он сейчас на заднем дворе с Шотландцами. Как только пробьет шесть часов, он откроет главные ворота и расположится у подножия лестницы. Продолжение следует...

Ответов - 25

mazarin: Король - Все идет отлично (после долгого молчания слышен шум на малой лестнице) А! Боже мой! Вот кто не столь осторожен как Вы месье и так сильно топает своими сапогами (король приоткрыл дверь на малую лестницу). Тише! Тише! Луаньяк (входя) - Мы делаем все что можем, сир... Король - Довольно, почему вы поднялись все вместе? (входят, после Луаньяка - Орнано, Рамбуйе, д'Омон, Монсери, Сен-Годен, дю Альд, Альфрена, Эрбелад и Сен-Капотель) Омон - Ничего не произошло, сир. Враг еще спит. Король - Но это не значит вовсе, что нужно стучать в барабаны. Итак, господа, садитесь или не двигайтесь - если вы продолжите этот променад, вы увидите, что через четверть часа все в замке и в городе скажут, что я собрал целую армию в моей спальне. (все уселись) Вот здесь, маршал, есть место на кровати (Омон сел на кровать около короля) Господа, среди вас есть еще десять или двенадцать человек, которым я лично еще не объяснил причину, по которой я их позвал. Но видя таинственность, с которой я делаю все это, они уже догадываются, что речь идет о чем-то, имеющем очень серьезные последствия и довольно опасном, раз потребовалось присутствие столь храбрых людей... Среди вас нет ни одного, кто не был бы мне хоть немного признателен за те милости и щедрость, которыми я вас одарил. Теперь, я хочу, в свою очередь, просить вас кое о чем, друзья мои. Положение угрожающее - речь идет о моей чести и о моей жизни! Но вы меня уже не слушаете? Вы знаете кто мой смертельный враг. Знайте, что он готов совершить свое вероломство. Вот почему, я нуждаюсь в ваших верных шпагах. Я решился нанести ему удар, который он мне приготовил. Умереть должен кто-то один. Или я, или он и это должно произойти сегодня утром... Друзья мои, обещайте мне, что умрет он... Сен-Малин - Я Вам клянусь, сир. (Все) (Во французском тексте - Tous les ordinaires. Слово "ordinaire" можно было бы перевести как "ординарец", но в российской традиции этот термин имеет несколько иное значение - порученец, нечто вроде дежурного, посыльного при высших офицерах русской армии. В данном случае речь идет о так называемой "Ординарной страже" короля Генриха III, о тех самых "Сорока пяти". То есть, о личных телохранителях короля. Так что назвать их "ординарцами" язык не поворачивается. И простыми стражниками они не были. Думаю, наиболее подходящее название для них в русском языке, наверное будет все же "гвардейцы"). Итак - Все гвардейцы - Мы клянемся Король - Хорошо, господа. Я был полностью уверен что вы готовы выполнить все, что вам прикажет ваш король для его блага и для блага его государства. Итак, посмотрим. У кого из вас есть кинжалы? Сериак (извлекая широкий клинок из-за пояса)- Вот мой. Шотландский. Я отвечаю за его закалку. Король - А вы Сен-Малин? У Вас нет ничего? И у Вас тоже господа? Подождите... (Король взял лампу и открыл выдвижной ящик ларца, стоящего на скамье для молитвы). Вот. Сен-Малин - О! Прекрасное оружие! Есть чем продырявить его шкуру! Король (раздавая кинжалы) - Держите, друзья мои. Монсери (спрятав свой кинжал под плащ и тут же выхватив его и сделав движение будто он наносит удар) - Это намного удобнее чем дага, не правда-ли, Луаньяк (Здесь надо пояснить, что король раздал всем так называемые "poignard" - разновидность коротких кинжалов, тогда как Монсери говорит о "dague" - более длинном и широком клинке, который обычно держали в левой руке во время боя на шпагах.) Луаньяк - Особенно, нанося удар сверху вниз. Смотри, вот так, если вдруг он будет в кирасе. Сен-Малин - Не бойся, Луаньяк, я знаю наилучшее место... Король - Минуту господа, отдайте мне кинжалы обратно. Не стоит думать только о кирасе. Он вполне может быть защищен колдовством. (король взял кинжалы и погрузил их в свою комнатную кропильницу, наполненную святой водой). Ну вот, берите их обратно. Теперь они защищены лучше, чем каленая Шотландская сталь. Монсери - Будь он тверд, как сам сатана, мой кинжал войдет по рукоять. Сен-Годен (показывая на середину своего кинжала) - Только до этого места на его горле и он не будет больше делать из себя короля. Король (хлопая его по плечу) - Хорошо, мой храбрец. Сен-Малин - Но когда он появится? Монсери - И на каком месте? Король (приоткрывая дверь, ведущую в зал совета) - Через эту дверь. Но терпение. Нужно, чтобы совет начал работу. Я слышу уже какое-то движение в зале. Дю Альд - Сир, это секретари, которые готовят места и стол для заседания. Король - Не говорите так громко, ибо они имеют уши не менее "острые", чем наши. Сен-Малин (почти шепотом) - Сир, как Вы нас расставите?

mazarin: Король - Это Вам виднее, Луаньяк. Луаньяк (садясь на деревянный сундук) - Мой пост здесь. Все те, кто имеет кинжалы останутся здесь, со мной. Дю Га и Сен-Капотель разместятся со своими дагами на ступенях малой лестницы чтобы закрыть доступ для нежелательных визитеров. Король - Прекрасная идея! Да, караульные должны быть везде!... Но, кто составит мне компанию в моем кабинете? Это будете Вы, Альфонс, и Вы Бельгард. Маршал и Рамбуйе пойдут открывать Совет. Теперь, дай Бог, чтоб наши гости пришли. Но они не очень-то и спешат, мне кажется. (слышен стук дверей). А! Наконец-то... вот кто-то уже... Дю Альт - Кто идет? Револь (за дверью) - Это я, дю Альт, открой мне. Король - Месье Револь, что Вы узнали для меня? Револь - Сир, господа, члены совета уже здесь. Король - Хорошая новость. Сколько их? Револь - Уже пять или шесть в зале. Король (обращаясь к д'Омону и Рамбуйе) - Господа, идите к ним и принесите мои извинения, и смотрите, чтоб все шло как надо. Особенно, не дайте себя одурачить, когда настанет момент. Д'Омон - Если наша затея пойдет не так, как нужно, это случится не из-за нас. Король - Идите, друзья мои. Я на Вас рассчитываю. (Омон и Рамбуйе уходят. Король, обращаясь к Револю). Вы сказали пять или шесть человек? Но Гиза нет? Револь - Нет, сир, ни его, ни его брата. Король - Я был в этом уверен. Ну а кто эти наиболее усердные? Револь - Монсеньер де Гонди, монсеньер де Ретц, монсеньер де Вандом и еще, я думаю де Петремоль и месье Марийяк. Король - Револь, спуститесь к Гизу и посмотрите встал ли он и завершил ли свой туалет. Ступайте и немедленно известите меня. (Револь уходит). А если он не придет! Если прикинется больным!... Этот Револь вернется когда-нибудь со своими маленькими ножками!... Дю Альт, иди в зал совета и когда кто-нибудь из них появится, предупреди меня. Быстро, друг мой! (дю Альт выходит). Теперь, слушайте Бельгард, спуститесь по малой лестнице и посмотрите, нет ли моего исповедника месье де Бюлли в Оленьей галерее. Найдите его и позовите ко мне. Бельгард - Я уже там, сир. Король - В добрый час (король медленно ходит по комнате, перебирая четки и произнося молитвы. Вскоре, входит Бельгард в сопровождении де Бюлли и аббата д'Оргюна). Бельгард - Сир, я привел Вашего исповедника и капеллана. Король - Спасибо, друг мой. (обращается к священникам). Отцы мои, вот что я хочу от Вас... Ступайте в мою молельню, и со всем Вашим благочестием просите Бога даровать мне милость его в том предприятии, которое я задумал. Де Бюлли - Сир, необходимо чтобы Ваше Величество известило нас что это за предприятие... Бельгард - Вы хотите знать слишком много... Молитесь как всегда. Луаньяк - Бог прекрасно знает, о чем речь идет. Король - Идите, отцы мои, месье Бельгард Вас проводит Бельгард (зажигая лампу и передавая ее де Бюлли) - Держите, месье аббат, а теперь пошли вот здесь.

mazarin: Бельгард (зажигая лампу и передавая ее де Бюлли) - Держите, месье аббат, а теперь пошли вот здесь. (он провожает священников до двери в молельню и возвращается к королю) Король - Вы их заперли? Бельгард - Нет, сир. Король - Вернитесь. Дю Аль (возвращаясь из зала совета) - Сир, там кардинал. Он прибыл на Совет. Король - Это уже кое-что... у нас есть братец. Но зачем? Кто нам нужен, так это ОН... Черт возьми! Что делать-то? (входит Револь) А! Вы здесь Риволь, ну!? Риволь - Сир, месье де Гиз провел эту ночь не в своих аппартаментах... Король - Как!... значит он скрылся? Револь - Нет, сир, думаю, - он у маркизы. Король - Проклятие! Эти женщины... Вы увидите, что она помешает ему придти. Все провалилось! Он не явится сюда! Уже светло!... это конец. Все откроется. Без сомнения - он уже предупрежден. А-а! Неважно! Спуститесь еще раз, Риволь, найдите где он спрятался, скажите ему, что я его жду, что речь идет о нем, о его делах... скажите все что захотите, но он должен придти сюда! (Револь направляется к двери, ведущей в зал Совета) Не здесь Риволь. Если они увидят вас ходящего взад и вперед, они могут что-то заподозрить. Идите по малой лестнице и через Оленью галерею. (Риволь уходит) Он не пришел? Нет... это то, чего я боялся! Луаньяк, нас предали... эти женщины! Какого дьявола она вмешалась во все это! (возвращается Риволь) Вы уже здесь, Риволь? Это хороший знак. Он заявился наконец? Револь - Да, сир. Король - Ох! Я могу вздохнуть теперь... Вы видели его? Револь - Я видел его проходящего через калитку главного входа, он пересекал двор. Король - Друзья мои, не будем терять время! Каждый на своем посту? Луаньяк, Вы остаетесь здесь?... Хорошо. Что касается дю Га... но где он? Дю Га - Я тут, сир. Король - Ага, капитан на лестнице... Так... (обращаясь к остальным) Вы господа, будьте гоотовы, не теряйте спокойствия и находитесь здесь. Я зайду в мой кабинет... Дайте мне время только для того чтобы сказать "Pater" и я отправлю вам "вашего человека". Вы Револьт, пойдете и позовете его... Ну куда Вы пошли?... Еще рано... когда настанет время. Сейчас ступайте в мой кабинет. Боже мой, как вы бледны! Вы мне все испортите! Похлопайте себя по щекам Револь, похлопайте. Револь - Сир, ничего плохого не случилось. Будьте спокойны. Король - Ладно. (обращаясь ко всем). Особенно, мои добрые друзья, берегите себя. Вы его знаете. Он силен и может нанести серьезные раны, и я был бы этим очень опечален. Ну, момент близится. Альфонс, Бельгард, пошли со мной. (Уходит в свой старый кабинет) ЗАЛ СОВЕТА Дверь, выходящая на лестницу открыта. Видно Ларшана и несколько шотландцев, разместившихся на ступенях. Появляется Гиз, одетый, как обычно в серое. Он переступает через порог один, держа в руках бумаги. Гиз (поворачиваясь к шотландцам) - Господа, я позабочусь о ваших просьбах. Будьте уверены, что поговорю об этом с королем. Но почему вы находитесь здесь до сих пор. Вы можете идти. Ларшан - О! Монсеньер, мои бедные товарищи так хотят знать что будет сделано для них благодаря Вашей доброте, что умоляют Вас оставить их у этой двери, пока не будет принято решения на их счет. Не отказывайте нам в этой милости, монсеньор.

mazarin: Гиз - Это против правил... Но, если это ваше желание, друзья мои, то... Ларшан - Спасибо, монсеньер. (Гиз прошел в зал. Слуги закрыли дверь) (Члены Совета, присутствующие в зале - Кардинал де Гиз, кардинал де Гонди, кардинал де Вандом, маршал д'Омон, маршал де Ретц, Рамбуйе, месье Марийак и месье Петремоль (maitres des requétes), месье Марсель (интендант финансов) и месье Фонтеней (казначей). Гиз - Приветствую всех, господа. (все члены совета встали и приветствовали герцога. Он кладет на стол документы, которые держал в руках) Месье Петремоль, зачитайте эти прошения, пожалуйста... (увидев д'Омона) Почему, господин маршал, вы находитесь здесь? Сегодня поистине день неожиданностей... Компания лучников у дверей и Ваше превосходительство в Совете по финансам!? Д'Омон - Вы правы, монсеньер, это не мои дела, но я пришел обменяться рукопожатием с моим другом Ларшаном. Гиз - Ну, Вы везде кстати, месье маршал (в тексте написано - Vous êtes partout le bienvenu, но я не знаю как лучше перевести это на русский - Вам везде рады, Вам везде "Добро пожаловать" и т.п.) Маршал де Ретц (шепчет на ухо Гонди) - Вам не кажется, что у герцога осунувшееся лицо и страдающий вид? Де Гонди - Ну я полагаю, что это от того, что он встал немного позже. (и он шепнул маршалу несколько слов). Де Ретц (смеясь) - А! Вы имеете ввиду что... Гиз (своему брату) - Как? Эспиньяка еще нет здесь? Кардинал де Гиз - Он провел ночь в городе. Гиз - Должно быть его испугали темнота и дождь. Но не меня... Господа, Вы не находите, что в зале довольно холодно? Если возможно, разожгите огонь... Рамбуйе - Непременно, монсеньер. Эй! Сен-При! (входит Сен-При, слуга королевских покоев) Принесите нам несколько поленьев. (Сен-При выходит через дверь в вестибюль. Одновременно Эспиньяк входит через лестничную дверь) Гиз - А! Вот и Вы наконец! Эспиньяк (тоном менее жизнерадостным чем обычно) - Стало быть Вы пришли, монсеньер... по погоде ваша одежда из шелка слишком легка, Вы должны были бы одеть что-нибудь более плотное. Гиз (после паузы и в пол голоса) - Как! И ты д'Эспиньяк? Ты что-то знаешь? Эспиньяк - Нет, ничего. Но что-то слишком много солдат в нижнем дворе... И когда я только что проходил через ворота, какой-то незнакомец сказал мне на ухо "Если ты идешь туда, тебе там понравится". Гиз - Слишком поздно... Не говори ничего моему брату. Кардинал де Гиз - Боже мой! Анри, смотри у тебя кровь на воротнике! Гиз - Кровь! (он поднял руку к лицу и понял, что кровь идет из носа. Тогда другой рукой он полез в карман, чтобы достать платок, но не нашел его там) Мои люди не положили мне платок, но это простительно - ведь я сильно торопился! Месье де Фонтеней, сделайте одолжение, спуститесь по лестнице, Вы найдете там Перикара или кого-нибудь из моих и попросите у них платок. Фотеней - Иду, монсеньер. Гиз - Тысячу извинений. (Фонтеней открыл дверь желая выйти на лестницу) Один из шотландцев - Не пускать... Ларшан - Глупец! Лучше заткнись! Проходите, месье, проходите... (он пропустил Фонтенея и тот час закрыл дверь) Кардинал - Вот это странно! Господа шотландцы вознамерились стать часовыми у этих дверей. Им дали такое указание? Рамбуйе - Нет, монсеньер, наверняка. Но, видите-ли, это следствие привычки. Эспиньяк - Не нравится мне это. (возвращается Сен-При с дровами и начинает разжигать огонь в камине) Гиз (приближаясь к камину) - Вот так лучше! (кровь все еще идет из его носа, он проявляет нетерпение) Платок еще не принесли... Сен-При - Не желает ли монсеньер, чтобы я принес платок из королевского гардероба? Гиз - Спасибо месье... Но что за шум я слышу на лестнице? Кардинал - Это опять солдаты!... Гиз - Это ссора? Эспиньяк - Нужно посмотреть что они делают. Рамбуйе - Я пойду, господин архиепископ... Эспиньяк - Хорошо, месье, идем вместе. Рамбуйе (открывая дверь на лестницу) - Что тут, Ларшан? Ларшан - Ничего, месье, это платок, который принесли монсеньеру де Гизу. Эспиньяк - Но почему столько шума?

mazarin: ..

mazarin: В качестве иллюстративного материала к этой пьесе могу предложить - План внутренних помещений замка и схему перемещения Гиза и место убийства. Серым цветом показаны помещения, которые исчезли после постройки крыла Гастона Орлеанского Вид замка в то время. Тогда еще не существовало крыла Гатона Орлеанского. На его месте была постройка времен Франциска первого

mazarin: Общий вид замка в то время и огромный парк, который не существует в настоящее время Современный вид замка А вот та самая комната короля в которой был убит Гиз. Я думаю, что табличка у стены - как раз об этом. Зал Совета Сейчас я закончил перевод как-раз на том месте, когда Гиз подошел к камину в зале Совета. Посмотрим что дальше будет

Еленка: mazarin, спасибо, очень интересно! И комната, где был убит Гиз, такая необычная и красивая. Любопытно, там на стенах росписи или какая-то ткань? Выглядит очень впечатляюще.

Стелла: Полы в опочивальне, видимо, отреставрированы не так давно.

mazarin: Я думаю, что это вообще обои. Вот еще - Оратуарий (молельная короля), в которую Генрих отправил молиться своих капелланов. И вообще - все эти помещения хорошо видны на плане. Полностью совпадают все расположения дверей, окон и т.д. Еще один вид королевской спальни. Здесь хорошо видна полукруглая ниша в стене за кроватью, которая присутствует и на плане.

Еленка: Если они бумажные, то это вау! У нас в России бумажные обои только с середины 18 века получили распространение, о чем я каждый день рассказываю туристам Думаю, это было дорогое удовольствие в годы правления Генриха III. Очень красивые обои.

Стелла: А не может это быть кожа? В кабинете у Ришелье были кожаные.

Еленка: Кожаные обычно не выглядят такими гладкими и однородными по фактуре. Хотя всё может быть

Стелла: Похоже, что роспись по золоту.

mazarin: Ларшан - Кто-то разве шумел? Это не здесь. Вы, должно быть, слышали как эти маленькие пажи повздорили у подножия лестницы. Рамбуйе - Позаботьтесь, чтоб этого не повторилось, Ларшан. (Закрывает дверь) Эспиньяк (протягивая платок Гизу) - Возьмите монсеньер Кардинал де Гиз - Можно подумать, что они вырвали этот платок силой! Э-э! Смотрите, он был завязан углом с этой стороны... интересно было ли там что-то, что они вынули оттуда... Эспиньяк (вполголоса Гизу) - Несомненно, это предупреждение монсеньеру... Гиз (поворачиваясь спиной к камину) - Не обращайте внимания. (он взял платок и поднес его к носу). Кровь уже остановилась. Кардинал де Гиз - Да, брат мой, но Вы побледнели. Гиз - Возможно. Мне нехорошо. Кардинал де Гиз (подходя к герцогу и беря его за руку) - Бог мой! у Вас холодный пот! Гиз - Пустяки, я привык... Если я съем что-нибудь (он достал из кармана маленькую золотую коробочку). Ну вот! Все идет не так сегодня. Я думал, что у меня еще есть мои драже... Месье Сен-При, не могли Вы пройти в гардеробную короля и принести мне несколько виноградин или розового варенья. Сен-При - Я принесу, монсеньер (выходит) Кардинал де Гиз - Садитесь, брат мой. Гиз - Не беспокойтесь, все это ерунда. (возвращается Сен-При) Сен-При - Я очень расстроен монсеньер, но там нет ни винограда ни варенья, вот только бриньольские сливы... Хотите попробовать? Гиз - О! Это то что нужно, превосходно (берет несколько слив) Д'Омон - И как, монсеньор, ваше самочувствие улучшилось? Гиз - Да, маршал. Теперь намного лучше... Но у нас много работы сегодня. Петремоль - Да, монсеньер. Десять ордонансов и три прошения. Гиз - Не начнем - ли, в ожидании Его Величества?. Каково Ваше мнение господа? Де Гонди - Разумеется, монсеньер. Гиз - Тогда, я прошу месье Марийака начать зачитывать первый ордонанс. Марийак - Да, монсеньер, итак. Первый ордонанс - по поводу ведения регистров господ получателей габели... (читает) Мы, Генрих, милостию Божьей, король Франции и Польши... (дверь, ведущая в королевскую комнату открывается и входит Револь) Револь - Монсеньор, Его Величество просит Вас прийти к нему. Гиз - Король меня просит? Револь - Да, монсеньер. Он Вас ожидает в Старом кабинете (смотрим план "Vieux cabinet") Гиз - Я иду. (В зале тишина. Все члены Совета переглядываются с удивленным видом. Гиз встает, пытается найти перчатки, которые держит в руке, затем роняет на пол платок и нечаянно наступает на него) Марийак (поднимая платок) - Вы больше не сможете воспользоваться им , монсеньер! Гиз - И правда... Я бы хотел другой... Сен-При - Одну минуту, монсеньер (выходит) Гиз - Придется задержаться (кладет несколько слив в свою коробочку, а остальные рассыпает по столу) Господа, кто желает, может угощаться (После минутного молчания) Я полагаю, что месье Сен-При вот-вот вернется... (Он надевает свой плащ то на одно плечо, то на другое, наконец, после двух-трех минут колебаний говорит) Что-то месье Сен-При не возвращается... Но нельзя заставлять ждать короля так долго! Прощайте, господа. (Кардинал и Эспиньяк отвечают ему жестом руки. Неуверенными шагами он направляется к двери. Слуги открывают дверь и сразу же закрывают ее, как только он переступил через порог) Рамбуйе - Месье де Марийак, продолжайте... Марийак - Статья первая. Начиная со следующей Пасхи... Кардинал де Гиз (прерывая Марийака) - Простите, Вы слышите?!... Эспиньяк - Какой шум! (Слышиться несколько криков и топот сапог в комнате короля) Кардинал де Гиз (вскакивает так стремительно, что опрокидывает свой стул) - О Господи! Это убивают моего брата! Эспиньяк - Все потеряно! (устремляется к двери, распахивает ее. Слышен крик герцога "Предательство, друзья, предательство!...") Кардинал де Гиз (подбегая к двери)- Мы здесь, мы здесь! Вперед Эспиньяк! Д'Омон (захлопывая дверь и выхватив шпагу) - Не двигайтесь господа! Кто не хочет умереть - не двигайтесь! Ретц ... помогите мне! (маршал Ретц со шпагой в руке преграждает путь Эспиньяку. Д'Омон останавливает кардинала) И не Вам сопротивляться сейчас, месье кардинал. Король имеет дело и до Вас! Кардинал де Гиз - Как, маршал! Невзирая на мой сан, на мою мантию?! Эспиньяк - О, небо! Наши жизни в ваших руках, господа! Кардинал де Гиз - Подлый заговор! Д'Омон - Довольно! Ко мне, шотландцы!... (в открывшуюся дверь врываются шотландцы с криком "Да здравствует король!") Кардинал де Гиз - Смерть и проклятие, канальи! Смерть вашему кровожадному чудовищу! Эспиньяк - Умерьте Ваш гнев, монсеньер, мы у них в руках. Кардина де Гиз - Мне все равно! Пусть они и мне перережут горло, я не прошу ничего лучшего, но дайте мне проклясть этого Иуду, это воплощение Сатаны! Кто отведет меня к ниму? Чтобы я сказал ему в лицо, что он - монстр... Я чувствую, что в силах разорвать его на куски! Мои ногти послужат мне кинжалами!... Рамбуйе (Ретцу)- Вот слова, которые будут ему дорого стоить. Кардинал (рыдая) - Мой бедный брат!... Д'Омон - Подождем приказов короля.

mazarin: Генрих III и герцог Гиз в Блуа. Пьер-Шарль Конт. 1855

mazarin: Я думаю, что справа от Гиза, в фиолетовой мантии - архиепископ д'Эпиньяк. Кстати в моем переводе есть неточность. Произносить следует именно Эпиньяк. Пишется по французски Espignac, но "s" не произносится. И еще, я нашел в сети и скачал третью часть драмы - "Смерть Генриха III". Надеюсь, что и до нее "руки дойдут".

LS: mazarin А вот та самая комната короля в которой был убит Гиз. Я думаю, что табличка у стены - как раз об этом. Я, так сказать, по свежим следам (только что оттуда). Экскурсоводы в замке утверждают твердо только одно: точное место убийства герцога де Гиза не известно. Предположительно (с большой долей вероятности) это произошло в той комнате, которую всем показывают). Но есть серьезные основания также считать, что это произошло крыле, которое позднее снес Гастон Орлеанский. Кстати, еще посетителей забавляют анекдотом, о том, как несколько лет назад на предположительном месте убийства Гиза по утрам разливали куриную кровь. Но некоторые особо впечатлительные личности жаловались и этот "аттракцион" в итоге отменили.

mazarin: КОМНАТА КОРОЛЯ Король (приподнимает портьеру и заглядывает в свою спальню из коридора, ведущего в Новый кабинет) - Это сделано? Сен-Малин (вытирая кинжал) - Входите, сир, смотрите, вон, на полу, он просит прощения у Вас. Король - Наконец! Нас больше не двое! Я больше не узник! Я король! Ах, господа, подойдите. Как я Вам благодарен! Вы возвратили меня к жизни! Отлично, Луаньяк. (глядя на тело Гиза) Как! Он упал именно здесь! Луаньяк - Клянусь, если бы не Ваша кровать у него на пути и стена, то сегодня он избежал бы смерти ! Сен-Малин - Куманёк не хотел быть похороненным сегодня! Сен-Годен - Но когда он упал - сколько было шума! Мне кажется, что пол гудит до сих пор. Король - Я это хорошо слышал (приближаясь к телу) О Боже! Какой он большой!... Вам не кажется, что лёжа на полу он еще больше, чем стоя на ногах? Сен-Малин - Большой или маленький, его счет закончен. Смотрите, сир, какие хорошие удары. Король - Хорошо, друзья мои (пинает ногой в плечо Гиза) Фи! Ядовитая гадина, больше ты не будешь брызгать свои ядом!... Но, что это с Вами Сериак, у Вас идет кровь? Сериак - Сир, он меня ударил прямо в лицо своей золотой коробочкой так сильно, что разбил в кровь. Король - Ну да! Как я и говорил Вам - остерегаться его! Я его хорошо знал... Умойтесь холодной водой и ступайте к Мирону... Э-э! Взгляните-ка господа, уж не шевелится ли он? Луаньяк - Нет, сир, его глаза закрылись навсегда! Орнано - Сир, Вы не желаете посмотреть что у него в карманах? Король - Да, Вы правы. Револь, позаботьтесь об этом. Револь - Помогите мне, дю Альт. (Револь и дю Альт стаскивают пурпуэн герцога и обшаривают его карманы) Король (глядя на тело) - Как! Он даже не одел кирасу! Монсери - Жаль, что мы не знали этого, мы бы имели меньше забот. Король (указывая на дверь в Совет) - Что это происходит снаружи? Бельгард - Сир, здесь месье Намбю, который пришел получить Ваши приказы. (входит Намбю, секретарь Совета) Король - Скажите маршалу отправить кардинала и месье де Лиона в башню Мулен. Мы решим позже что делать с ними. Идите и оставьте двери открытыми. Все господа, члены Совета могут войти. Бельгард - Ну же! Идите господин Намбю, не стойте здесь как вкопанный! Намбю (весь дрожа) - Я иду, месье,... Я иду, сир... Я иду. (он выходит в зал Совета и забывает оставить дверь открытой) Бельгард (направляется открыть дверь снова) - Бедняга! Потерял голову... (в тот момент, когда Бельгард открыл дверь, все услышали крик кардинала де Гиза, который изрыгал проклятия в адрес шотландцев, тащивших его в тюрьму и в адрес короля)

mazarin: Все услышали крик кардинала - Нет, я не успокоюсь, пока не зажму его голову своими ногами и не увенчаю его кровавой короной. Король - Не голос ли это кардинала и не обо мне ли идет речь? Луаньяк - Да,сир. Хотите ли Вы чтобы и он произнес свое "Meâ culpâ" (Моя вина)? Король - Мы не забудем про это, Луаньяк. (в этот момент в комнату короля входят члены Совета) Входите, входите, господа, и поздравьте меня. Вы видите меня освобожденного от "опеки" . И этот "мэтр" совершил, наконец, с моей помощью, доброе дело для моего народа и для нашей святой церкви. Уже лет десять назад, этот человек, которого Вы видите лежащим там, должен был получить тот удар, который мои верные друзья нанесли ему только сейчас. Извольте передать ему подобным, а также его сторонникам, если он все еще их сохранил, что их повесят, если они захотят быть похожими на него. Револь, Вы нашли чего-нибудь? Револь - Сир, вот шелковый кошелек и вот эта золотая цепочка с маленьким ключом на его руке... и все. Дю Альт - И вот эта бумага, месье Револь? Револь (берет небольшой листок из рук дю Альта) - Посмотрим... Король - Читайте. Револь - "Чтобы поддерживать войну во Франции, необходимо семьсот тысяч экю ежемесячно..." Король - Очень хорошо! Что Вы скажите об этом, господа? Он отлично умел считать. Надеюсь, в его бумагах мы найдем откуда все эти поступления... А! Боже мой! Глядите... Я уверен, что он пошевелился. Револь - Да, это правда, он повернул голову. (король отступил на шаг. Револь наклонился к уху Гиза) Револь - Монсеньер, пока Вы еще живы, попросите прощения у Бога и короля. (Гиз, не в силах говорить, пошевелил губами и, дернувшись в конвульсии, испустил глубокий и хриплый вздох). Король - Ах! Друзья мои, какой голос!... Револь - Сир, на этот раз все кончено, он уже холодный. Король - Хорошо, хорошо... но нужно пойти поблагодарить Бога. Нас ждет месса. Однако, нет... Прежде всего, пойдемте к моей матери. (Он бросил еще один взгляд на тело герцога). Пошли... (Он выходит через дверь на малую лестницу. Все выходят за ним, за исключением дю Альта, Сен-При и нескольких гвардейцев). Дю Альт - Это не хорошо, оставлять его в таком виде. Сен-При, дайте мне тот персидский ковер, мы прикроем тело... (Сен-При подал ковер) Теперь, есть ли крест... Сен-При - Вот такой подойдет? Дю Альт - То что надо! Вот что, Сен-При, ты забыл сделать то что тебе сказал Бельгард - выпустить наших "арестантов" из клетки. Сен-При - А, правда! (идет и открывает дверь молельной короля). Выходите, господа, Вы пойдете и оденете ваши ризы и епитрахили и затем спуститесь, чтобы отслужить мессу для короля.

mazarin: Сен-При - А, правда! (идет и открывает дверь молельной короля). Выходите, господа, Вы пойдете и оденете ваши ризы и епитрахили и затем спуститесь, чтобы отслужить мессу для короля. де Бюлли, (выходя из молельной вместе с д'Оргюном) - Мы уже идем, месье. д'Оргюн - Что я вижу! Проклятие! Что Вы тут сотворили ?... Ла Бастид (приподнимая ногой ковер которым покрыто тело Гиза) - Смотрите... де Бюлли - Бог мой!... Монсеньер (в тексте он говорит - "monsieur le Grand!" поскольку Гиз, как известно, имел титул Le grand maître de France, то есть Главного распорядителя двора, который часто использовался в сокращенном виде - "monsieur le Grand") Ла Бастид - Да, лотарингский Нимрод... д'Оргюн - Это ужасно, так убивать принцев! Горе нам, месье де Бюлли! И ради этого мы сотворили наши молитвы! (встает на колени перед телом Гиза). Прости меня, добрый принц, прости! Я молюсь за упокоение твоей души (начинает молитву) дю Альт (прерывает его, тряхнув за плечо) - А не заткнуться ли Вам, ярый лигёр! Сен-При - Ну вот! И это люди, которые исповедуют короля! Ла Бастид - К счастью для него, его старая шкура не стоит усилий чтобы её кромсать, и защищена, к тому же, этой черной саржей. Но, черт возьми, поднимайтесь - же, оставьте его, пусть его заберет дьявол, и сберегите ваши молитвы для короля. Ступайте скорее, кровь Христова!... де Бюлли - Пошли, пошли, месье д'Оргюн, король ждет нас для мессы... д'Оргюн - Дайте мне, по крайней мере, убрать этот недостойный крест из соломы (он снимает свои четки с крестом и кладет их на грудь герцога) Пусть Господь благословит Вас, мой принц, и воздаст за Ваши добродетели! (де Бюлли его уводит. Гвардейцы сопровождают их смеясь и издеваясь над Оргюном. Дю Альт и Сен-При уносят тело герцога в маленькую темную комнату позади молельной). КОНЕЦ ДЕВЯТОЙ СЦЕНЫ. СЦЕНА ДЕСЯТАЯ. Пятница 23 декабря, 8 часов утра Спальня королевы-матери Королева Катрин сидит в большом кресле. Королева Луиза сидит подле нее, прикрывая глаза платком. Придворные дамы обеих королев выстроились позади них. Король, который только-что вошел, окруженный своими придворными, стоит перед матерью. Король - Да, матушка. Теперь, я король. Единственный. Я не являюсь больше чьим-то компаньоном. Катрин - И что Вы думаете о том, что Вы сделали, сын мой? Лично я - не знаю. Но Вы очень поторопились. Король - Я вернул упущенное время, матушка. Катрин - Дай Бог, чтоб Вы не оказались в худшем положении... Это было хорошо обрезано, теперь нужно зашивать. Король - Будьте уверены мадам, я не собираюсь пускать все на самотек. Я снимаю с себя шкуру лисицы и одеваю шкуру льва. Катрин - Для этого недостаточно силы и решительности. Вы должны быть также проворны и осмотрительны. Вы ведь уже предупредили монсеньера легата обо всем что произошло? Король - У нас есть время для этого. Монсеньер де Гонди доставит мне удовольствие, отправившись к нему сразу после мессы. Катрин - Было бы лучше сделать это перед мессой. Но, по крайней мере, Вы уже отдали необходимые приказы, чтобы быть уверенным во всех тех городах где имя герцога и память о нем имеют силу? Если Вы этого не сделали, сделайте как можно скорее. Иначе Вы будете иметь большие проблемы. Король - Матушка, я написал всем. Спросите Рамбуйе, он строчил эти письма всю ночь напролет. Катрин - Если Вы собираетесь противостоять вашим врагам только с помощью воска и пергамента, то мне Вас жаль. Ибо они будут потешаться над Вами. Ваши депеши должны были быть написаны в виде мушкетов и копий. Король - Если они желают войны, то я готов к ней. Катрин - Нужно было отправить двоих доверенных людей в каждый из этих городов. Что касается Вас, то если Вы не желаете оказаться "Королем без ничего", - будьте в Париже через два дня! Король - В Париж!...Я, я отправлюсь в Париж!... через два дня... Какая в этом надобность, матушка. Позвольте чтобы я сначала отправил туда кого-нибудь. Катрин - Держу пари, что Вы забыли об Орлеане? Король - Забыл!... Нет, но... Катрин - Если Вы потеряете Орлеан, то Вы окажетесь в очень большой опасности, поверьте мне. Король (поворачиваясь к д'Омону) - Маршал, надевайте шпоры и садитесь на коня. Моя мать права. Нужно, чтобы город был наш к концу дня. Вперед, мой старый друг. Омон - Когда Ваше Величество спустится, то найдет меня уже готовым, чтоб получить последние указания. Король - Хорошо. Ничего еще не потеряно. (входит Ларшан) Ларшан - Сир, господа д'Эльбёф и де Немур арестованы в их аппартаментах и переведены в северную башню. Король - Браво! Ну что-ж, матушка, Вы видите, что ничего не упущено! Господин Ларшан, вы - храбрый и верный слуга, я знаю скольким я Вам обязан. (входит дю Альт) дю Альт - Сир, месье де Жуанвиль доставлен в замок. Он был схвачен на входе в зал для игры в мяч. Король - Ну вот, все лучше и лучше. Ах да! Прево уже отбыл из замка чтобы сделать обход в городе? Дю Альт - Сир, он только что отбыл. Ларшан - Я поставил стражу у дверей мадам де Немур. Если Вы прикажете, сир, её сопроводят в надежное место.

Samsaranna: mazarin Просто великолепно! Браво!

mazarin: Король - Было бы не плохо. Но Вы мне не сказали, - что с этой мадам де Нуармутье? Ларшан - Сир, она была в кровати, когда мы пришли к ней. Ее страдания были так велики, что она умоляла нас о смерти. Нужно ли и ее перепроводить в донжон? Король - О! Нет. Это не стоит забот. Оставьте ее в ее горе. Однако, если оно будет продолжаться слишком долго, нам не останется ничего другого, как отправить ее к королю Наваррскому, или кому-нибудь другому... Но, будьте покойны, Ларшан, она не та женщина, которая будет плакать всегда. (поворачиваясь к свите) Друзья мои, пойдемте попросим Господа, дабы он продолжал даровать нам свою милость. До настоящего момента он не оставил нас, все идет в соответствии с нашими желаниями, и я обещаю, что моя матушка будет довольна мной... Но, что с Вами, мадам, Ваш взор помутнел и Вы бледны!... Королева Луиза - Мадам д'Юзес, скорее, приведите Мирона, королеве нехорошо... Катрин - Не пугайтесь... я чувствую себя не плохо... (берет короля за руку) Господи! Что я вижу!?... сын мой, Вы помните о кардинале Лотарингском? Король - Естественно, я помню о нем, матушка. Катрин (с волнением) - Смотрите, там - это не он? Король - Как это? Что Вы хотите сказать? Катрин - Там... Вы не видите? О, да! Это он! Боже! Король - Да где же? Катрин - Там... Святая Дева! Он делает мне знак рукой! Считает что-то на пальцах... Двенадцать! Что это - дни или годы? Как! Это всего лишь дни? Значит я тоже должна умереть!... Пощадите! Он разгневан! Его племянник убит, он показывает мне его раны... (падает на колени) Монсеньер! Монсеньер кардинал - это не моя вина! Я Вам клянусь!... Король - Господа, свечи уже зажжены, спустимся в церковь, я не могу это видеть... (он нежно забирает свою руку из руки матери). Уходим. Катрин (все еще стоя на коленях) - Нет, это не моя вина! (приходит в себя) Что это! Я больше ничего не вижу. Что это было? О! Как больно! Моя голова раскалывается... (входит Мирон и проверяет пульс у королевы-матери) Мирон - Успокойтесь, мадам. Катрин - А король? Он уже ушел?... Луиза - Он скоро вернется... Катрин - Несчастный! Ведь он, как и я, уже в конце своего пути!... чувствует себя очень счастливым... Как все это грустно. Откуда этот шум? Вы слышите... в вестибюле? Он еще кого-то убил? Луиза - Мадам д'Юзес, пойдите посмотрите. Катрин - Я тоже хочу посмотреть... хочу посмотреть... поднимите меня, ведите туда... я не могу оставаться на одном месте (она с усилием направляется к двери, поддерживаемая Мироном и одной из дам). Господи! Шум усилился... я слышу крики. Откройте эту дверь... откройте быстро! (дверь открывают и видят кардинала де Бурбона в окружени пяти или шести стражников) Катрин - Как! Это вы монсеньер кардинал! Кардинал Бурбон (приближаясь к двери) - Да, мадам, это я, которого ведут насильно, это я, который шел к Вам с миром, не догадываясь об этой отвратительной ловушке. Катрин - Увы, монсеньер, я не могу ничего сделать. Кардинал Бурбон - Оставьте, мадам. Это все Ваши трюки. Это Вы ведете нас на заклание. Катрин - Месье кардинал, будь я проклята на веки, но я никогда не думала и никогда не советовала делать то, что сделал король. Кардинал Бурбон (всхлипывая) - Значит, Вы оставите нас умирать, даже не попытавшись заступиться за нас?... Катрин - Я Вам повторяю, здесь нет моей власти... Один из стражников кардиналу - Идемте, мы здесь не для того чтобы смотреть как Вы плачете. Поторопимся. Кардинал де Бурбон - О, друзья мои! Пощадите, не убивайте меня! Начальник конвоя - О нет! Не бойтесь. Вы слишком стары, чтобы Вас убивать.

mazarin: Начальник конвоя - О нет! Не бойтесь. Вы слишком стары, чтобы Вас убивать. (он закрывает дверь и ведет кардинала за руку дальше по коридору). Катрин - О, Господь всемогущий!... я не могу больше... задыхаюсь... Кто-бы мог подумать, что эта старая плакса заявиться сюда, чтобы бросить мне в лицо свои грязные упреки?... Как можно было поднимать столько шума! Пусть он замолчит и дайте ему его выпивку и еду, - ибо это все, что ему нужно... Пресвятая Дева!... сердце останавливается... (теряет сознание). Мирон (проверяя пульс) - Приступ очень серьезный! Дамы, дамы, помогите мне... нужно перенести королеву на кровать. (Мирон и несколько дам уносят Екатерину и укладывают ее в постель) Королева Луиза (тихим голосом) - Что это, месье Мирон? Мирон - Мадам, Вам нужно успокоиться, но я не должен вводить Вас в заблуждение... это конец! Луиза - О, небо. Неужели это возможно! Мирон - Увы. В лучшем случае, я могу обещать только несколько дней. (Мирон поворачивается к кровати, а королева Луиза тихо беседует с мадам д'Юзес. В комнате королевы-матери воцаряется тишина). КОНЕЦ ДЕСЯТОЙ СЦЕНЫ СЦЕНА ОДИННАДЦАТАЯ Зал Третьего сословия в Отель де вилль. Депутаты, в большинстве своем, встали со своих мест, и образовали группы. У всех на лицах тревога. Президент Марто, который только что вошел в сопровождении Компана и других, остановился около дверей. Через мгновение он окружен членами ассамблеи, которые засыпают его вопросами. Марто - Да, господа, подъемный мост поднят, ворота заперты, стража удвоена! Я ничего не понимаю... но, наверняка происходит что-то нехорошее... Компан - Это впервые, с тех пор, как мы здесь, нас не пустили в замок. Нантей (секретарь палаты) - Monseigneur n'aura personne à son lever. (не могу перевести эту фразу. Если перевести буквально, то получается что "Монсеньер не будет никого иметь до своего подъема (или выхода). Но кто такой этот Монсеньер, кого он не должен иметь и до какого выхода, - мне не понятно. Скорее всего, это какая-то идеоматическая фраза.) Дюверже из Амьена - А я боюсь чего-то более страшного. Марто - Давайте, господа, вернемся на свои места. Все это выяснится. Пристав Палаты - Тишина, господа! (депутаты продолжают стоять и громко дискутировать. Через несколько минут в зал входит Нейи и толпа тотчас окружает его) Нейи - Город в тревоге! Все торговцы закрыли свои лавки, и горожане кричат на улицах, что в замке убивают. Месье Крюсэ отправился к господам депутатам от духовенства, что бы попытаться узнать что-либо. (в зале вновь поднялся шум, депутаты соскочили со своих мест) Марто - Господа, господа, - на место. Все займите свои места! Я призываю Вас всех не терять голову. Будем надеяться, что ничего не происходит. Ла Фосс, депутат от Кана - Господин президент, мы не можем оставаться здесь, не зная что происходит. Извольте отправить кого-нибудь в замок, чтобы узнать, из-за чего весь этот шум. Марто - Ну хорошо, месье Ла Фосс, если Вы хотите - ступайте... Я Вас прошу от имени всего нашего собрания. Ла Фосс - Я пойду. Нантей - Я с Вами. Несколько голосов - Мы все пойдем. Марто - Нет, господа, оставайтесь на месте. Не стоит покидать это место всем сразу. Если случится самое худшее, мы не найдем лучшего места, чтобы встретить смерть, чем то, где мы сейчас находимся. Позвольте идти господам Ла Фоссу и Нантею, и вернитесь на свои места. (Ла Фосс и Нантей уходят) Дюверже - Вы правы, господин президент. Господа, вернемся на свои места. (Депутаты начали рассаживаться. Вдруг в зал, с испуганным видом, вбегает один из приставов Палаты) Пристав - Спасайтесь, господа... у Вас есть лишь несколько минут! Сюда идет отряд королевской стражи! (в Палате шум и недоумение) Марто - Садись, господа, садитесь и не двигайтесь. Депутат Монтень (обращаясь к соседу по скамье Паскье) - Я ожидал всего этого уже давно, но я не предполагал, что этот человек (указывает на Марто) проявит столько мужества. Паскье - Слушайте, - они приближаются... Марто (приставу) - Откройте двери. (двери открываются. В зал входит Великий Прево Ришелье. Стража остается в вестибюле) Ришелье - Именем короля! Кое-кто, из присутствующих здесь, должны пойти со мной. (в зале смятение. Несколько депутатов вскакивают со своих мест) Ришелье - Оставайтесь на месте, я вовсе не зову всех. Хотели убить короля. Один из заговорщиков уже мертв, другие - схвачены. Я хочу, чтобы шестеро из Вас последовали за мной, чтобы быть их судьями. (смятение нарастает, некоторые из депутатов делают угрожающие жесты) Ришелье - Смерть Господня! Вам показать мою шпагу! Или Вы хотите, чтоб я приказал войти сюда моим солдатам? Голоса в зале - Какой ужас!... Палачи! Мы Вас не боимся... Ришелье - А! Кровь Христова! Ну мы сейчас посмотрим... Стража! Ко мне! Стреляйте... Марто - Ради всего святого, остановитесь! Клянусь своей жизнью и честью, что если Вы отзовете своих солдат, - все эти господа выслушают Вас в полном молчании. Ришелье - Я согласен. (делает знак страже возвратиться в вестибюль) Марто - Теперь, месье, можем мы Вас спросить, что Вы хотите сделать? Ришелье - Конечно, месье. Вы первый обвиняетесь в попытке убить короля. Марто - Я, месье? Ришелье - Да, Вы первый. (достает из кармана бумагу и разворачивает ее) Марто - Бог мне свидетель, и мне будет очень легко доказать мою невиновность. Ришелье - Тем лучше. А теперь, вот другие имена -

mazarin: Продожим, однако - Ришелье - Тем лучше. Теперь, вот другие имена (Читает) Месье Компан - (обращается к Компану) Это Вы месье, я Вас знаю, Месье Крюсэ... Марто - Его нет здесь. Ришелье - Спрятался? Неважно, найдем. Месье Дюверже, Леруа д'Амьен, Дювер... Голоса из зала - Но это уже больше чем шесть!... Ришелье - А я возьму двенадцать, если Вы будете разговаривать (после небольшой паузы Ришелье обращается к тем кого он перечислил) Идемте, господа, Вы же не будете заставлять Вас упрашивать... Ступайте вперед. Марто - Вы позволите нам, хотя бы взять наши мантии и шляпы? Ришелье - Не обязательно соблюдать столько условностей. Вы можете пойти и с непокрытыми головами. Компан - Под дождем? Ришелье - Дождь освежит ваше крещение, вам это не повредит. Голоса - Какая гнусность! Ришелье - Пошли, быстро... Марто - По-крайней мере, - обращайтесь не так грубо... Ришелье - О, Боже! Не создавайте трудностей, ибо мои мушкеты могут быть еще более грубыми чем мои речи. Идем... Марто - Я протестую перед Богом против такого позора. И если бы не страх пролить кровь этих достойных людей, я клянусь, что Вы не увели бы меня живым. Ришелье - Будете болтать по дороге. Голоса из зала - Мы последуем за Вами, господин президент. Ришелье - Я не имею нужды в вашем эскорте. Займитесь вашими делами и довольствуйтесь тем, что ваших имен не было в этом списке и что нам достаточно тех, кого мы взяли. Я веду их не на вечеринку. Поверьте, что вас не считают бунтовщиками. Более значимые персоны чем Вы уже узнали, какую цену им пришлось заплатить за все это. (Солдатам) - Друзья, берите ваших пленников. (Солдаты окружают пленников и выводят их наружу. Ришелье выходит последним, сильно хлопнув дверью. В зале воцаряется тишина) Паскье - А что, собственно он хотел сказать? Шопен - Я не знаю господа, но этот человек мне показался раздутым от важности. Это из-за того, что произошла какая-то беда. И мне кажется, что монсеньора La Grande нет уже в этом мире. Ла Рош - Боже! Что за мысль! Монтень (Сейсону) - А ведь он прав, я полагаю. Ибо, если б герцог был еще жив, они не посмели бы даже попытаться сделать все это. Паскье - Молю Бога, что Вы ошибаетесь месье де Монтень. (После последней реплики депутаты открыли дверь и покинули зал заседаний. Монтень и Паскье вышли вместе со всеми).



полная версия страницы