Форум » Книги о Дюма и его героях, написанные другими авторами » А. Дюма, П. Маалэн "Сын Портоса" » Ответить

А. Дюма, П. Маалэн "Сын Портоса"

Ульрика: В мои руки попала книга П. Маалэна «Сын Портоса». Считаю это чудом, поскольку издания от «Интрейд корпорейшн», равно как от «Вита Новы», не по студенческому карману. Выходные данные утверждают, что тираж всего тысяча экземпляров. Стоит книга порядка семи с половиной тысяч рублей. Но нашелся человек, который купил и дал мне почитать. О качестве даже говорить не приходится: шикарное подарочное издание на хорошей бумаге, удобный шрифт. У меня есть свой «Сын Портоса», изданный в начале 90-х годов. Это издание широко распространено, потому у вас оно тоже найдется. Открываем оба и сравниваем. Обложка издания 1991 года: Переводчик данного текста - В. Тирдатов. Издание "ИК": Переводчик данного текста - В. Жукова. Разница с титульного листа. На «Интрейдовском» издании значатся имена Дюма и Маалэна. Пояснительная записка говорит, что это новый и первый полный перевод на русский язык, выполненный с оригинального французского текста. Извините, с какого языка переводили тот текст, который вы знаете не хуже меня? Поиск в гугле – вот результат. Le Fils de Porthos The Son of Porthos; The Death of Aramis roman/novel, pub:> 1850 This is a forgery. It is a sequel to Le Vicomte de Bragelonne written by Paul Mahalin (1838-1899). Le Fils de Porthos… Paris : Tresse, 1883 Bibliothèque Nationale de France Notice n° : FRBNF30859564 The son of Porthos; or, The death of Aramis New York, F. M. Lupton publishing company [c1892] 284 p. 19 cm. Author: Mahalin, Paul, 1838-1899. Library of Congress Catalog Number 06042316 The son of Porthos New York, M. J. Ivers & Co., c1892 284 p. 19 cm. Author: Mahalin, Paul, 1838-1899. Library of Congress Catalog Number 06042317 The Son of Porthos Chicago, Donohue, Henneberry & Co. (N.D., ca. 1900) Английский текст некоторое время назад в Интернете был, но теперь я при всем своем усердии ничего найти не могла. Придется довольствоваться той единственной страничкой, которая чудом задержалась на флэшке моей знакомой.

Ответов - 24

Ульрика: Насколько французский текст отличается от английского, можно судить даже по содержанию. Отличается и картинка заставки. Вот издание 1991 года.

Ульрика: Это оригинальное французское издание.

Ульрика: Портрет Жоэля. По версии 1991 года глава I - "От отца к сыну". етнее солнце заливало светом тихий пейзаж берегов Луары неподалеку от Сомюра в июле 1678 года. Экипаж, следующий из Нанта в Париж, был запряжен шестью хорошими лошадьми, но и у них не хватало сил справляться с жарой и пыльной ухабистой дорогой, хотя все мужчины устало брели пешком, покуда единственная среди пассажиров дама дремала в экипаже. Эти пятеро мужчин были нантским нотариусом, поставщиком корабельного снаряжения, двумя торговцами сардинами из Круазика и полудворянином-полуфермером из прихода Локмариа в Бель-Иль-ан-Мер, памятном читателю по осаде, о которой повествовали страницы нашего романа «Виконт де Бражелон, или Десять лет спустя». На фермера юноша походил свободной, даже несколько важной осанкой, загорелым лицом, длинными волосами, падавшими на плечи, и характерным для деревенских жителей этой части Бретании обликом, сочетавшим в себе простоту и хитрость, застенчивость и упорство. На нем был живописный крестьянский костюм: белые шерстяные широко скроенные штаны, кожаные сапоги, расшитые шелком, цветастый жилет и широкополая фетровая шляпа, окаймленная бархатной лентой и украшенная павлиньим пером. Дворянина в молодом человеке выдавали гордая и надменная посадка головы, властный отрывистый голос, природная величавость движений, учтивость речи и элегантность манер. Вдобавок эмблемой аристократического происхождения служила и рапира столь необычайных размеров, что она не соответствовала бы молодости ее владельца, не обладай он сам исполинским ростом и конечностями, свидетельствовавшими о незаурядной силе и ловкости. Портрет Жоэля, издание 2012 года, глава I - "Экипаж из Нанта". Их было пятеро: нотариус из Нанта, судовладелец из Пембефа, два торговца сардинами из Круазика и молодой парень, - из прихода Локмариа в Бель-Иль-ан-Мер, то ли крестьянин, то ли дворянин, точно не скажешь. Первого в нем напоминала его прямая походка, загорелая кожа, длинные до плеч волосы, несколько простодушное и в то же время плутоватое выражение лица, свидетельствующее о скромности и умении достигать поставленной цели одновременно, что отличает крестьян этой части Бретани. Добавьте сюда красочный наряд: белые шерстяные штаны, кожаные простеганные шелком гетры, жилет с вышитыми на нем золотыми цветами, короткую куртку, отделанную сутажом, и войлочную шляпу с широкими полями, украшенными бархатным бантом и павлиньим пером. Сходство с дворянином ему придавала гордая и надменная посадка головы, резкий и властный голос, какой-то признак естественного благородства в движениях, учтивость речи и изысканность манер. Прибавьте к этому висевшую сбоку шпагу, которая для молодого человека его возраста могла бы показаться слишком большой, если бы юноша не был выше среднего роста, а его телосложение не свидетельствовало о незаурядной физической силе.

Ульрика: Портрет Арамиса, издание 1991 года, глава II - "Два старых друга". Внутри кареты на заднем сиденье расположился старый дворянин, все еще носивший волосы до плеч, длинные усы и эспаньолку по моде царствования Людовика XIII. Этот достойный господин обладал весьма примечательной внешностью. Его орлиный профиль сохранил красоту: широкий лоб, придававший лицу величественное выражение, совершенную линию рта, чудом дожившие до столь преклонного возраста великолепные зубы, угловатый и выдающийся вперед, но безупречный по форме подбородок, а блестящие темные глаза и точеные изящные руки и ноги составили бы предмет гордости любой принцессы. Он был облачен в черный бархат, маленькая шапочка, очевидно, прикрывала выбритую, как у священника, макушку. Тем не менее волосы на его голове были белыми, как снег, а усы и бородка — почти такого же цвета. Хрупкая фигура, казалось, вот-вот переломится надвое. Желтоватый цвет лица удовлетворил бы вкус любителя древностей. Нос был скорее крючковатым, чем орлиным, лоб — изборожденным морщинами, а губы — столь тонкими, что рот выглядел, как ножевой разрез. Опущенные отекшие веки скрывали пламенный взгляд, а воскового оттенка руки потрескивали в суставах, словно конечности скелета, наполовину утопая в пышных кружевах. Портрет Арамиса, издание 2012 года, глава IV - "Первые подвиги". Внутри, на подушках, сидел старик, сохранивший длинные волосы до плеч, тонкие усики и удлиненную эспаньолку времен Людовика XIII. Голову этого старика, целиком закутанного в черный бархат, прикрывала маленькая шапочка, под которой, видимо, было спрятано место для тонзуры. Полвека назад он, наверное, был удивительно красив. Старик сохранил от прежней красоты тончайшие черты лица, широкий, отмеченный печатью величия лоб; осторожный рот с рядами великолепных зубов; подбородок правильной формы, хотя и острый, выступающий вперед; черные глаза с пронзительным блеском, и такие руки и ноги, которыми могла бы гордиться даже герцогиня. Да, но волосы, эспаньолка и усы, - все это было белоснежным. Худое тело согнулось пополам, пожелтевшие оттенки лица порадовали бы любителя статуэток из слоновой кости. Русское издание 1991 года по содержанию и поглавной разбивке соответствует английскому. Об это можно судить и по словесному портрету герцога д`Аламеды: отсканированная страница английского издания - как раз начало второй главы, и английское описание персонажа соответствует русскому переводу. Не знаю, как вам, а мне французские герои нравятся куда больше их английской "кальки". Особенно Жоэль! Далее по тексту издания 2012 года постоянно будут следовать отсылки к образу незабвенного Портоса во всем его великолепии. К сожалению, у меня дома очень плохой сканер, так что я не могу пока выложить для сравнения несколько иллюстраций. Они не просто не повторяют английское издание, они принципиально иные! Их много! Наконец, самое главное. Могу сказать, что я поражена в самое сердце. Разные не только портреты и иллюстрации. В этом, совершенно новом для меня тексте, масса интересных деталей и подробностей жизни знати XVII века. Английский текст выхолощенный, там не ощущается мастерства рассказчика, присущего Мэтру. Эти же недостатки, разумеется, перешли и в русский перевод. Жоэль трогательно влюблен в свою Аврору, все развитие его образа полностью соответствует портрету в начале: мужественный, честный, чуть наивный, как его отец, беззаветно преданный своим идеалам, безупречный солдат, храбрый командир. Здоровый аппетит, желание нарядиться ярко и броско - это от папеньки! Крестьянин мало-помалу исчезает, на глазах читателя появляется дворянин - ровно такой же, каким был и Портос. Возможно, даже чище и лучше: полюбив, Жоэль не замечает других женщин. Арамис - интриган, посол Испании. Общий ход сюжета соответствует тому, что было известно из английского варианта. НО!!! Нет даже намека на флакончик с таинственной жидкостью, который Арамис якобы носил на груди под камзолом! Русский перевод 1991 года прямо дает указание, что содержал этот флакончик - наркотик, возбуждающее вещество. В переводе с французского слово "наркотик", правда, тоже есть - усыпляющее вещество, которое герцог даст Авроре. Однако, сам г-н Арамис вполне бодр без стимуляторов.

david: Ульрика пишет: Это оригинальное французское издание Я думаю, что это - издание 1895 года.... У меня, кроме русского 1991 есть английское издание 1892 и французское, изд-во Буланже (без года, около 1880)

Ульрика: Вот сцена финального противостояния Жоэля и Арамиса в переводе 1991 года: "Аврора зашевелилась, и Жоэль шагнул к ней. Но Арамис, выхватив из ножен придворную шпагу, прыгнул между ними с быстротой, обусловленной действием эликсира. — Этой зубочисткой вы намерены убить меня? — Защищайте ее и себя! Жоэль считал, что ему быстро удастся разделаться с противником столь преклонного возраста, и потому не стал тратить время на «прощупывание», а сразу же сделал прямой выпад, стремительный и сверкающий, как вспышка молнии. Удар был парирован с силой, проворством и легкостью, какие бретонец никак не ожидал найти в столь хрупком теле. Так же были встречены и другие его выпады, и как бы быстро ни описывала круги длинная рапира Жоэля, тонкое лезвие шпаги Арамиса следовало за ней, словно магнит за железом, извиваясь и шипя, как змея. Молодой человек понял, что сражается с первоклассным фехтовальщиком, и это вынудило его действовать более осторожно, Арамис работал шпагой со скоростью, которую он, должно быть, обнаруживал в молодые годы. Тщетно шевалье умножал свои атаки — противник не обнаруживал слабости. Казалось, запястье Арамиса сделано из стали, в то время как Жоэль начал ощущать утомление, причиненное долгой скачкой, падением и стычкой с наемниками герцога в потайном ходе. Кровь прилила к голове, рука стала утрачивать привычную силу и быстроту. В этот момент Аврора глубоко вздохнула, что послужило сигналом к передышке. Бретонец посмотрел на жену, а старый герцог глотнул из флакона двойную дозу. Когда поединок возобновился, Арамис повел атаку с такой яростью, которая повергла в изумление его противника. — Вы в ловушке, мой юный боевой петушок, — произнес герцог со зловещей улыбкой, — и сейчас я нанесу вам любимый удар моего друга Портоса! По странному совпадению Жоэлю пришло в голову окончить дуэль тем же выпадом. В результате шпаги заскользили друг о друга, столкнувшись эфесами, и более легкая из них тут же сломалась. Но Жоэль не воспользовался беззащитностью Арамиса, воскликнув: — Портос? Но это мой отец! — Ваш отец? Тогда я был его другом — ведь я Арамис! Старик отшатнулся, отшвырнул обломок шпаги. Действие эликсира начало слабеть, и ему показалось, что он видит перед собой призрак друга молодости — наивного и великодушного Портоса, сердце которого было сильнее ума. Портос, величественный в своей храбрости, мощи и бескорыстии, честный, веселый, непобедимый, сильнейший из четырех друзей, должен был умереть первым, потому что он, шевалье д'Эрбле, обманом вовлек его в трагическую авантюру в замке Во! Гигантская тень вышла из гробницы, и рядом с ней появились призраки Атоса и д'Артаньяна, готовые, казалось, защищать сына их друга. Но им незачем было становиться между противниками. Пламя, еще недавно струившееся в жилах старика и помогавшее ему сбросить груз восьмидесяти лет, сменилось ощущением мертвенного холода. Боль пронизала его тело, где зелье смешалось с кровью. — Меня обманули, — пробормотал он, упав в ближайшее кресло и открывая Жоэлю дорогу к жене. — Действие эликсира долголетия мимолетно — оно всего лишь оборвало нить моей жизни. А ведь я так хотел жить, царствовать, иметь весь мир у своих ног… Когда Жоэль, неся в объятьях свою жену, чье сердце вновь билось в унисон с его собственным, проходил мимо старика, он увидел его неподвижно скорчившимся в кресле. Арамис умер, не успев осознать, что он, будучи безупречным придворным, совершает непростительный грех, принеся смерть в дом короля". Та же сцена в переводе 2012 года. "Глаза герцога загорелись гневом: - О! О! - пробормотал он, - вы испытываете мое терпение. Но я не желаю вам зла. Неужели вы заставите меня убить вас? - Убить меня? Вам! Но чем? - Вот этим. И старый сеньор схватил с кресла свою шпагу, - дворцовую шпагу, - тоненькое стальное лезвие в бархатных ножнах. - О, - заметил сын Портоса, - если бы вы не были стариком! Бывший мушкетер подскочил как от пощечины: - Стариком! Берегитесь, сударь, берегитесь! В данный момент вы ближе к могиле, нежели я! Аврора пошевелилась. Жоэль сделал шаг к кровати, но Арамис бросился к перегородке, прикрывавшей подход к кровати, оперся о парапет, подогнув колени, и выставил руку с обнаженной шпагой. - Ну что, - спросил он, - вы готовы, молодой человек? - Готов, если уж надо, - ответил наш герой. И, решив, что легко разделается с противником такого возраста, даже не подумал проверить его и сделал прямой, быстрый, просто молниеносный выпад. Этот выпад был парирован с такой ловкостью и умением, которых бретонец не ожидал от столь тщедушного и согбенного тела. То же самое произошло с ударами, которые Жоэль наносил, пытаясь атаковать с третьей, четвертой позиции, прямо и сбоку. Широкое лезвие его шпаги напрасно перелетало с одной линии на другую с устрашающей скоростью, хрупкое оружие следовало за нею, как железо за магнитом, выворачиваясь и свистя, словно змея. Сын Портоса понял, что перед ним невероятно сильный фехтовальщик. Он ослабил натиск. Арамис также приостановил напор, не отпуская шпаги, парируя лишь простыми, механически отражающими ударами выпадами, при этом голубоватые отблески пробегали по его худому и бледному лицу. Жоэль наносил все больше самых разнообразных ударов, но все напрасно. Он не замечал никакой усталости у противника. Кулак герцога казался стальным. Наш герой, напротив, ощущал усталость от череды нахлынувших событий и длинной дороги в седле, от того, что произошло в течение дня и от схватки с бандитами Буалорье. К тому же неожиданное превосходство противника удивило и встревожило его. Кровь бросилась ему в лицо. Рука утрачивала обычную силу и ловкость. В какой-то момент Аврора пошевелилась на кровати, издав слабый стон. Бретонец услышал его. Взгляд его тут же оторвался от д`Аламеды и обратился на молодую женщину. Зловещая и жестокая улыбка светила бескровное лицо старого сеньора. - Вот вы и попались, милый птенчик, - прошептал он, - я сейчас проверю на вас любимый выпад друга Портоса. Затем, ловким движением направив оружие, стал наступать на пружинящих ногах, и вдруг неистово размахнулся шпагой и ринулся вперед, нанося уколы со всего размаху. К счастью, услышав только что произнесенное имя, наш герой отскочил назад, что его и спасло. Одновременно с его губ сорвался крик: - Портос был моим отцом! - Твоим отцом? Второй крик издал старик, в свою очередь отступивший назад, опустив оружие. Этот молодой человек, на которого он смотрел теперь растерянным взглядом, как смотрят на появившийся призрак, этот молодой человек напоминал ему Портоса, того Портоса с простодушным величием души, с подлинным сердечным превосходством, более значительным, нежели блеск ума. Того Портоса, непревзойденного по мощи, отваге и бескорыстию, - улыбчивого, сияющего, непобедимого, - самого сильного из четырех друзей, и тем не менее погибшего первым: погибшего потому, что он, шевалье д`Эрбле, вовлек его, непричастного и ничего не осознающего, в трагический круговорот у замка Во! Он вспоминал о взрыве порохового погреба и крушении грота Локмариа, и Портоса, в огне, дыму, среди рушащихся с грохотом скал, подобно титану, Энкеладу или ангелу древнего мира! Видел, как он судорожно сжатыми ладонями, не гнущимися руками, напрягшимися плечами боролся с валившимися на него каменными глыбами! Вспоминал, как он спит вечным сном в гранитной гробнице, уготованной Богом по его росту, куда он лег, став жертвой договора с другом, - потому что этот договор друг составил один, а титан узнал о нем лишь тогда, когда потребовалось доказать ужасающую преданность до гроба! Его гигантская тень отодвинула глыбу, тяжесть которой при жизни он не смог приподнять. Эта тень явилась, чтобы закрыть своей грудью честного молодого человека, в ком бывший мушкетер разглядел все его черты. А вместе с нею возникли тени Атоса и д`Артаньяна. Они будто усыновили дитя их друга и готовились защитить его. И Атос, строгим, как у судьи, голосом, и д`Артаньян, звенящим, как медь и сталь, тоном, спрашивали у того, кто был Арамисом, собирается ли он, вслед за отцом, принести в жертву своему гнусному тщеславию сына. Был только один способ дать ответ - господин д`Аламеда отбросил шпагу. Его глаза наполнились слезами; руки раскинулись; все, что было на сердце, слетало с губ. - Дитя мое, - сказал он Жоэлю, - прежде меня звали Арамисом, и я последний выживший из четырех друзей, провозгласивших девиз: Один за всех и все за одного!".

Ульрика: david, в выходных данных указано: 1883 год.

Ульрика: Далее по тексту Арамис ловко выкручивается из ситуации, которую сам и подстроил, обращает гнев короля на мадам де Монтеспан, добивается милости для Жоэля и Авроры. Аврора не станет королевской любовницей. Король преодолевает себя. В финале Жоэль узнает от Арамиса, где могила Портоса. Относительно Жоэля все соответствует тому, что мы уже знаем по английскому варианту: сын Портоса становится графом де Локмариа, губернатором, его радостно приветствуют окружающие. Дружба и справедливость восторжествовали. Сын Портоса отныне знатный сеньор, а герцог д`Аламеда, который добивается отмены Нантского эдикта, наверняка сумеет завоевать доверие госпожи де Ментенон, новой фаворитки Людовика XIV. Добавлю, что в книге множество колоритных персонажей, которые играют предназначенные им роли на "отлично"! Все как всегда у Дюма: дружба, предательство, интриги, любовь, настоящий рыцарский дух и авантюризм! Не ожидала, что прочитаю совершенно новую для себя книгу! Открытие приятное и радостное!

Ульрика: Вот еще обложка французского издания. Она полностью соответствует той, которая в русской книге.

Ульрика: http://www.pastichesdumas.com/php/fiche.php?code=FilsPorthos - ссылка на краткую аннотацию "Сына Портоса" на французском языке. Там же есть маленький отрывок французского текста. Я не владею французским, но что-то (может быть, Гугл-переводчик) подсказывает мне: это описание финальной дуэли, и оно соответствует переводу 2012 года!

Стелла: Ульрика , спасибо! А французский вариант и вправду с отличным языком!

Стелла: Ульрика Там же есть маленький отрывок французского текста. Я не владею французским, но что-то (может быть, Гугл-переводчик) подсказывает мне: это описание финальной дуэли, и оно соответствует переводу 2012 года! Абсолютно соответствует и перевод классный и вправду!

Ульрика: Разошлась я нынче со всякой информацией. :) Кажется, этого здесь не было. По поводу Маалэна. Выяснила, что он - знатный и признанный фанфикшер по Дюма (вот откуда все началось, ага!!!) Поль Махален (Paul Mahalin) (1838-1899) - псевдоним Эмиля Блонде (Emile Blondet), французский беллетрист, автор если не наибольшего числа продолжений авантюрных романов А. Дюма, то уж самых разнообразных. В отличие от других, он не просто дополнил приключения мушкетеров, но постоянно возвращался к произведениям мэтра. Для саги о мушкетерах он опубликовал книгу "Сын Портоса" (Le Fils de Porthos )(1883), "Д'Артаньян, большой исторический роман, заполняющий период жизни знаменитого героя от "Юности мушкетера" до "20 лет спустя", двух романов Дюма" (D'Artagnan, grand roman historique remplissant la période de la vie du célèbre mousquetaire qui s'étend de "la Jeunesse des mousquetaires" à "Vingt ans après", les deux romans d'Alexandre Dumas) (1890), "Крестник Арамиса" (Le Filleul d'Aramis) (1896). "Граф Монте-Кристо" вдохновил на "Мадемуазель Монте-Кристо" (Mademoiselle Monte-Cristo) (1896), а цикл "Королева Марго" продолжился сразу 4-мя романами: "Король Лиги" (Le Roi de la Ligue) (1893), "Баррикады" (Les barricades) (1894), "Последние Валуа" (Le dernier Valois) (1894), "Конец Шико" (La Fin de Chicot) (1898). "Крестник Арамиса" переведен на русский и издан. А остальное?

LS: Этот достойный господин обладал весьма примечательной внешностью. Его орлиный профиль сохранил красоту: широкий лоб, придававший лицу величественное выражение, совершенную линию рта, чудом дожившие до столь преклонного возраста великолепные зубы, Этот фрагмент вызывает у меня возражения. Корректней было бы делать сноску: великолепными были только те зубы, что сохранились. Мы ничего не знаем, каким было состяоние тех, что утеряны - 3 или 4 (мнения д'Артаньян и Портоса на этот счет расходились, но не доверять им у нас нет причин, они были лучше знакомы с дантистом прелата).

Ульрика: david любезно поддержал меня и поделился своими сокровищами. Спасибо ему огромное! Во французском тексте - появление Жоэля, появление главной героини Авроры. На иллюстрации (в издании "ИК" точно такие же!) - негодяй Аструбаль де Кодербеф.

Ульрика: Портрет господина испанского посла.

Ilirion: Эх ( глубокое уныние), вот бы выложили тут или на либрусеке всю отсканнированную книгу нового перевода одним файлом, для скачивания подлинным ценителям Дюма, Портоса и 4 мушкетеров.

david: Ilirion Тоже жду...

Ульрика: Это намек?

david: Ульрика Ну, что Вы! Ждем такого от разных библиотечных ресурсов...

Рошфороман: Тоже вот в очереди) читал издание 1991 г, и сейчас понял, насколько новое лучше...

Рошфороман: Ilirion david , а все же.. Или может, у кого есть своя, сами отсканируете? И или пришлете, или выложите? Или я много хочу? Приобрел счас издание 1991, но это все же не то... Оно есть и в электронном виде, а очень хочется французский вариант... Пока сохранил себе эту тему. Ульрика , не смею, конечно, мечтать, только если Вас это не затруднит)

Рошфороман: Это все же случилось! Заказал я эту книгу наконец, дорого, но оно стоит того. И я полностью разделяю впечатления участницы Ульрика. Вроде бы название одно, а как бы 2 разные книги. И такое впечатление, что 2 разных автора. П. Маалэн мастер слова, старается писать не хуже Мэтра (хотя Дюма все равно неповторим), отличный язык, приятные герои... И вроде бы та же история, а читается как нечто совсем новое. При том, что судя по всему, в английском оригинале тоже назван П.Маален, но тут я больше верю послесловию Тирдатова, указавшего на "переводчика" английского текста, некоего Марка Уайта. Англичанин сильно сократил книгу, сжав огромный роман в 3х частях до небольшой книжечки, да к тому же практически переписал финал. Это уже не перевод. Это сокращенный пересказ, причем искаженный. А теперь о французской книге и ее настоящем переводе. Там нет смерти Арамиса. Зато есть его раскаяние, и путешествие с Жоэлем и Авророй на Бель-Иль, где он показывает могилу Портоса. И очень много новых героев, чьи имена в английском тексте почему-то изменены. И очень многое или выброшено, или подано иначе. То что у Маалэна Арамис все переводит на Монтеспан - это даже исторически логичнее, т.к. она всем этим занималась. И то, что ему нужна отмена Нантского эдикта, и нужной ему фавориткой станет Франсуаза де Ментенон - тоже логично. В старом варианте - он почему-то умирает, Монтеспан не наказали, милости короля к Жоэлю пришли без вмешательства Арамиса. Как-то даже скучно. И сжатый, выхолощенный текст. Французский оригинал и перевод 2012 года на порядок лучше. По мне - читается совсем не хуже Дюма. Достойное продолжение трилогии.

Рошфороман: Правка кончилась. Добавлю к рецензии выше. Уайта (аннглийскую версию) можно читать за неимением лучшего. Но если вам довелось реально прочесть П.Маалэна - выберите его. ИМХО, конечно. Такой сделал вывод, читая новую книгу.



полная версия страницы