Форум » Книги о Дюма и его героях, написанные другими авторами » Ну оо-оо-чень вольный пересказ "Трех мушкетеров" » Ответить

Ну оо-оо-чень вольный пересказ "Трех мушкетеров"

Nataly: Честь открытия этого "шедевра" принадлежит Лейтенанту Чижику Издано: Playmore Inc., Publishers and Waldman Publishing Corp., New York, N.Y. USA, All Rights reserved ООО "Издательский, образовательный и культрный центр "Детство. Отрочество. Юность" Виктор Вебер, перевод на русский язык. Читайте и наслаждайтесь, господа ЗЫ. Произведения, упомянутые в "Злобе дня" поностью амнистированы за незначительностью вины.

Ответов - 11

Nataly: Глава 1. В апрельское утро 1625 года молодой человек, въехавший в маленький французский город Менг, вызвал необычайное волнение горожан. Прибыл он из Гаскони, провинции южной Франции. И только гасконец мог позволить себе смелость восседать на столь нелепой лошади — желто-рыжем мерине с облезлым хвостом. Казалось, мерин стыдился своего вида и шагал, низко опустив голову. Но юный д'Артаньян гордо восседал на его спине. Он ехал в Париж, чтобы присоединиться к мушкетерам, смелым и отважным солдатам, которые охраняли французского короля Людовика XIII. Д'Артаньян имел при себе три подарка своего отца: кошелек с 15 экю, шпагу, которая переходила из поколения в поколение, и рекомендательное письмо к господину де Тревилю, капитану королевских мушкетеров. Помнил д'Артаньян и напутственные слова отца: — Сын мой, я научил тебя управляться со шпагой. Ты никогда не должен отказываться от дуэли. Ты должен быть храбрым по двум причинам: ты — гасконец и ты — мой сын. Эти слова звенели в его ушах, когда он спрыгнул с коня у трактира «Вольный мельник». Трое мужчин, стоявших у дверей, коротко глянули на него, но тут же посмотрели вновь. И расхохотались. — Господа, — д'Артаньян шагнул к мужчинам, — скажите мне, над чем вы смеетесь, и я охотно составлю вам компанию. Самый высокий из троих, темноволосый дворянин с повязкой на глазу и шрамом на щеке, перевел взгляд с мерина на его хозяина: — Я разговариваю не с вами, сударь, — с усмешкой ответил он. — Но я разговариваю с вами! — со злостью воскликнул д'Артаньян. Дворянин будто не расслышал слов д'Артаньяна, но указал на мерина и что-то прошептал своим друзьям. Все трое вновь рассмеялись. Д'Артаньян выхватил шпагу и вскричал: — Господа, вы смеетесь над лошадью, но достанет ли вам смелости посмеяться и над ее хозяином? — Никто не указывает мне, когда смеяться, — ответил дворянин. — Я смеюсь, когда есть на то мое желание. — И повернулся, чтобы уйти в трактир. Но д'Артаньян не относился к тем людям, которые дозволяют безнаказанно смеяться над собой. Он побежал за мужчиной с криком: — Обернитесь, сударь, чтобы мне не пришлось ударить вас в спину. Мужчина развернулся и выхватил шпагу. Но в этот самый момент подбежали его друзья в сопровождении слуг, вооруженных палками и лопатами. Один удар рассек д'Артаньяну лоб, от второго он упал, потеряв сознание. Хозяин трактира приказал двум слугам занести раненого в дом. Когда его клали на кровать, из кармана выпало письмо. Трактирщик поднял его и увидел, что адресовано письмо капитану мушкетеров. — Возможно, того дворянина, что остался на улице, это письмо заинтересует, — пробормотал он. И дворянина письмо заинтересовало! — Что связывает этого мальчишку с моим врагом? — в удивлении воскликнул он. — Г-м-м. Но сейчас самое мое важное дело — миледи. А в письмо я загляну позже. Тем временем д'Артаньян пришел в себя и доплелся до двери. Увидел дворянина, который разговаривал с прекрасной молодой женщиной, сидевшей в элегантной карете. Слова дворянина долетели до ушей д'Артаньяна. — Кардинал приказывает вам немедленно возвращаться в Англию, миледи. Почаще появляйтесь при дворе и дайте ему знать, если герцог Бекингэм покинет Лондон. — Я поняла, — ответила женщина, — но и ты должен уезжать немедленно. Малейшая задержка, вроде этого юноши, может порушить наши планы. Дворянин вскочил на лошадь и, пришпорив ее, помчался в сторону Парижа. — Вернись, трус! — крикнул д'Артаньян, выбегая за дверь. Но сил ему хватило лишь на несколько шагов. Пошатываясь, он вернулся в трактир, гадая, что означает этот загадочный разговор. Под кардиналом, разумеется, понимался кардинал Ришелье, могущественный человек, реальный правитель Франции. А герцог Бекингэмский, премер-министр Англии, управлял этой страной от имени короля Карла I. Неужто между двумя странами назревала война? Он понимал, что узнать об этом можно лишь в Париже. Наутро, одеваясь, чтобы продолжить путь, д'Артаньян обнаружил пропажу письма к господину де Тревилю. Он яростно ворвался в конторку трактирщика и пожелал знать, где письмо. — О сударь, — ответил перепуганный мужчина, — оно у незнакомца, которого I вы вызвали на дуэль. Он забрал его у вас, пока вы лежали без сознания. — Негодяй! Я пожалуюсь на него господину де Тревилю, когда приеду в Париж! Из Менга д'Артаньян уезжал, бормоча: — Он будет наказан! Этот дворянин с черной повязкой на глазу еще узнает, кто такой д'Артаньян из Гаскони! Глава 2 Капитан мушкетеров Войдя во двор особняка господина де Тревиля, д'Артаньян с восхищением смотрел на заполнивших его мушкетеров. Некоторые упражнялись в фехтовании, другие стояли группами, пили, болтали, шутили. Героями злых шуток были, конечно же, гвардейцы кардинала, соперники, а иногда и враги королевских мушкетеров. Добравшись до парадной двери здания, он попросил часового доложить о его прибытии господину де Тревилю. Несколько минут спустя капитан мушкетеров спустился вниз. Предложил д'Артаньяну пройти в его кабинет, а сам, высунувшись за дверь, крикнул: — Атос! Портос! Арамис! Два мушкетера отделились от остальных и последовали за Тревилем, пройдя мимо д'Артаньяна, который, переступив порог, так и остался у двери. Мушкетеры вытянулись по стойке смирно, тогда как их капитан мерил кабинет шагами. Внезапно Тревиль остановился и повернулся к мушкетерам. — Господа! — со злостью в голосе воскликнул он. — Его высокопреосвященство кардинал сообщил мне, что вчера трое моих людей устроили погром в трактире и его гвардейцам пришлось их арестовать. Не отрицайте, это были вы, вас узнали... вы, Портос, вы, Арамис и вы... но где Атос? Я же звал и его! — Сударь, — печально ответил Арамис, — Атос болен. — Вернее, ранен! — воскликнул Тревиль. — Сударь, их было шестеро против нас троих. Мы сражались отчаянно. Атоса, однако, ранили в грудь и правое плечо. Но нам удалось скрыться. — Значит, кардинал рассказал мне только половину истории, — впервые на губах Тревиля появилась гордая улыбка. В этот момент открылась дверь, вошел мужчина. — Атос! — воскликнул господин де Тревиль. — Вы посылали за мной сударь? — голос звучал слабо, но совершенно спокойно. — Да, мой мальчик! Я как раз собирался сказать вашим друзьям, чтобы вы понапрасну не рисковали жизнью. Но я вами горжусь! Тревиль пожал мушкетеру руку, не заметив стона, сорвавшегося с его губ. Потом поздравил Портоса и Арамиса. А отпустив мушкетеров, повернулся к д'Артаньяну. — А теперь, мой мальчик, что я могу сделать для сына моего давнишнего друга? — Сударь, я приехал в Париж, чтобы просить у вас плащ мушкетера, но теперь не думаю, что достоин такой чести. — Никто не может стать мушкетером, не совершив воинский подвиг или не прослужив два года в полку поскромнее, чем наш, чтобы пройти должную подготовку. — Если б у меня было рекомендательное письмо отца, вы бы увидели, что никакая подготовка мне не нужна, сударь. Но по пути в Париж письмо у меня украли! Д'Артаньян рассказал Тревилю о происшествии в Менге и описал незнакомца, укравшего у него письмо. - Скажите мне, д'Артаньян, был у него шрам на лице? — спросил Тревиль. — Да, на правой щеке. — И повязка на левом глазу? — Да, сударь. Я в этом уверен. — И вы расслышали имя женщины? — Он называл ее миледи. — И какие он дал ей инструкции? — Кардинал хотел, чтобы она вернулась в Лондон и дала ему знать об отъезде герцога Бекингэма из Лондона. — Это он! Это он! — воскликнул Тревиль. — Сударь, скажите мне, кто этот человек, — взмолился д'Артаньян. — Я должен отомстить. — Нет! Даже не ищите его. Выбросите из головы саму мысль о мщении. Я же дам вам письмо начальнику академии. Я уверен, вы станете отличным курсантом. Тревиль сел за стол, чтобы написать письмо. Д'Артаньян подошел к окну, выглянул на улицу. Внезапно развернулся И бросился к двери. — На этот раз он от меня не уйдет! — Кто? Кто? — вскричал Тревиль. — Человек, укравший мое письмо, — ответил д'Артаньян и исчез за дверью. Глава 3 Три дуэли Ослепленный яростью, д'Артаньян скатился по лестнице. И не заметил мушкетера, пока не врезался в него. — Извините! — д'Артаньян попытался протиснуться мимо него. — Я спешу. — Ваша спешка — не причина для того, чтобы врезаться в меня, — мушкетер загородил ему путь. — Господи! — воскликнул д'Артаньян. — Поверьте мне, я этого не хотел. А теперь, пожалуйста, пропустите меня. — Я нахожу, что вы крайне невежливы, — ответил Атос. — Уж не вам учить меня хорошим манерам! — Тогда, может, вы желаете получить дуэльный урок? — Я готов сразиться с вами. Скажите мне где? — В поддень на пустыре за монастырем кармелиток. Д'Артаньян кивнул, слетел с лестницы и бегом пересек двор. В воротах стояли Портос и часовой. Вроде бы на достаточном расстоянии друг от друга, поэтому д'Артаньян решил, что сможет проскочить между ними, и нырнул в зазор. Но на его беду в этот самый момент край плаща Портоса, поднятый порывом ветра, перекрыл ему путь. И мгновением позже д'Артаньян запутался в складках плаща. — Святой Боже! — воскликнул Портос. — Вы что, сумасшедший? Нельзя же так бросаться на людей! | — Извините меня, сударь, — д'Артаньян вскинул глаза на гиганта. — Я очень спешу. — И в спешке забываете глаза? За это вы заслуживаете трепки! — Трепки, сударь! — вскричал д'Артаньян. — И кто же собирается мне ее задать? — Я, сударь! — поклонился Портос. -Жду вас в час дня за Люксембургским дворцом. — Очень хорошо, — ответил д'Артаньян и выбежал на улицу. Огляделся. Никаких следов незнакомца. Он бегал по прилегающим улицам битый час, пока наконец не признал, что и на этот раз незнакомец от него ушел. — Какой же я безмозглый грубиян! — на ходу бормотал он себе под нос. — Я в Париже только три часа, но уже произвел неблагоприятное впечатление на господина де Тревиля и ввязался в две дуэли с мушкетерами, которые без труда могут меня убить. Если я каким-то чудом останусь в живых после этих дуэлей, в будущем должен быть более вежлив с людьми. В этот самый момент он увидел Арамиса, который беседовал с двумя гвардейцами у ворот какого-то особняка. Д'Артаньян, конечно же, не решился бы помешать их беседе, если б не увидел, как Арамис выронил носовой платок и наступил на него. Желая помочь, д'Артаньян подбежал, наклонился и выдернул носовой платок из-под ноги мушкетера. Протянул его Арамису и произнес с чрезвычайной учтивостью: — Вот ваш платок, сударь, вы чуть его не потеряли. Арамис густо покраснел и выхватил платок из руки гасконца. — Так, так, — воскликнул один из гвардейцев. — Расшитый батистовый носовой платок с короной. Несомненно, подарок одной из фрейлин королевы... Расскажите нам о ней. С немалым трудом Арамису удалось доказать, что платок принадлежал не ему, и вскоре гвардейцы откланялись. А д'Артаньян, осознав, что поставил Арамиса в неловкое положение, попытался хоть как-то загладить свою вину. — Надеюсь, вы простите меня, сударь... — Простить вас? — вскричал Арамис. — Любой глупец должен понять, что джентльмен может наступить на носовой платок дамы лишь для того, чтобы спрятать его. — Глупец, вы сказали! — взвился д'Артаньян. — Я лишь старался извиниться, сударь. — За такое оскорбление извиниться можно только одним способом, — ответил Арамис. — В два часа жду вас в особняке де Тревиля. Там я укажу вам место нашего поединка. С тем молодые люди и расстались. Время близилось к полудню, и д'Артаньян понял, что надо спешить, чтобы успеть на встречу с Атосом. «Что ж, — подумал он, — если меня сегодня убьют, то паду я от руки мушкетера». Когда д'Артаньян добрался до пустыря за монастырем, Атос его уже ждал. Они поприветствовали друг друга, и Атос сказал, что его секунданты должны подойти с минуту на минуту. — У меня секундантов нет, сударь, — сказал д'Артаньян, — потому что я прибыл в Париж этим утром и никого тут не знаю. Но я сочту за честь скрестить шпагу с храбрым мушкетером — он сражается, несмотря на боль, которую причиняют ему раны. — И ужасную боль, можете мне поверить, — ответил Атос. — Тогда, может, вы примите от меня бальзам, который я привез из Гаскони? Моя матушка готовила его сама, и любую рану он излечивает в два дня. — Вы очень добры, — Атос с улыбкой поклонился. — И у меня такое чувство, что мы станем добрыми друзьями, если не убьем друг друга на этой дуэли... Ага, а вот и мои секунданты. Д'Артаньян повернулся и увидел двух приближающихся мушкетеров. — Ваши секунданты Портос и Арамис?! — воскликнул он. — Да, конечно, — ответил Атос. — Мы всегда вместе. Весь Париж знает нас как трех мушкетеров. Наш девиз: «Один за всех и все за одного!». — А что он здесь делает? - воскликнул Портос, подойдя ближе и увидев д'Артаньяна — Я дерусь на дуэли с этим господином, — ответил Атос. — Но я тоже дерусь с ним! — вскричал Портос. — И я, — добавил Арамис. — Тогда, господин Атос, давайте начнем, — предложил д'Артаньян. — Я не хочу заставлять ждать моих достопочтенных противников. Мужчины обнажили шпаги. Но едва успели скрестить их, как из-за угла появилась группа гвардейцев кардинала. — Шпаги в ножны, господа! — воскликнул Портос. — Иначе нас арестуют за нарушение указа короля, запрещающего дуэли. Но предупреждение запоздало. Гвардейцы подошли и заявили мушкетерам, что те арестованы. — Их пятеро, нас только трое, — ровным голосом заметил Атос. — Но я скорее умру, чем появлюсь перед господином де Тревилем после очередного поражения! — Господа, — вмешался д'Артаньян, — нас не трое, нас четверо. Я, возможно, не ношу форму мушкетеров, но душой я один из вас! — Очень хорошо, — кивнул Атос. — Тогда вперед! — Один за всех и все за одного! — вскричали они и напали на гвардейцев кардинала. Д'Артаньян сражался, как тигр, гордый тем, что бьется рядом с храбрыми мушкетерами. Не прошло и нескольких минут, как они убили четверых гвардейцев и ранили пятого. — Достаточно, — подвел черту Атос. — Давайте отнесем раненого на ступеньки монастыря и продолжим свой путь. Они шли, держась под руки, занимая всю ширину улицы. Приветствовали каждого встречного мушкетера криком: «Один за всех и все за одного!» — и представляли их нового друга. Этот парад победы наполнил сердце д'Артаньяна радостью. Он вступил на путь, ведущий его в полк королевских мушкетеров.

Лейтенант Чижик: Картинки из этой книги. Прошу извинить меня за качество... Д'Арт на стыдливом мерине. Похоже, его шпага "передавалась из поколения в поколение" со времён короля Хлодвига. Вот только зачем он уселся верхом без стремян и шпор? Пейзаж на заднем плане очень соответствует семнадцатому столетью...

Тараканий ус: да, я знаю эту книгу. у нас на даче в библиотеке целая серия этих книг, содержащих в себе вольный пересказ. не гнушатся они(кто книги эти пишет) и героев выкидывать. Так я этим летом, пока мне там что-то библиотекарша искала, полистала Графа Монте-Кристо из этой серии.... ужаснулась. в заключительной сцене на острове("ждать и надеяться") были не Максимиллиан и Валентина, а Бертуччо и еще кто-то и моряков(позор мне-забыла). эту серию книг наверное издают для людей, которые не хотят летом читать что в школе задают, а она- пересказ+картинки и развлекайтесь детки. если наскучит-можно пораскрашивать(половина книги была раскрашена вся)

M-lle Dantes: Тараканий ус А эта мысль))) Меня шокировал смокинг Эдюшки, когда я на это художество воззрилась в магазине. А текст вообще нельзя читать без памперсов)))))

Anetta: Nataly Честь открытия этого "шедевра" принадлежит Лейтенанту Чижику Издано: Playmore Inc., Publishers and Waldman Publishing Corp., New York, N.Y. USA, All Rights reserved ООО "Издательский, образовательный и культрный центр "Детство. Отрочество. Юность" Виктор Вебер, перевод на русский язык. Тараканий ус эту серию книг наверное издают для людей, которые не хотят летом читать что в школе задают, а она- пересказ+картинки и развлекайтесь детки Идея не нова, наверное взяли из книги Мартти Ларни. "Четвертый позвонок" «Вы, вероятно, увлекаетесь классиками? Именно - европейскими классиками? Так вот вам собрание сочинений Анатоля Франса в сокращенном издании, обработанном для американцев. Всего сто две страницы! И цена лишь 35 центов. - Сокращено до ста двух страниц? - Совершенно верно. Не правда ли, блестящая идея? И все-таки сюжет каждого романа сохранен в неприкосновенности. - Собрание сочинений Анатоля Франса на сто двух страницах? - медленно проговорил Джерри, чувствуя легкое головокружение. - Если это по-вашему слишком длинно, так вот вам весь Виктор Гюго, еще более ужатый: только восемьдесят страниц! - Кто позволил их так сокращать? - Издатель, конечно. - Если бы Анатоль Франс и Виктор Гюго знали... - Мы не спрашиваем их мнения и даже внимания на обращаем на таких мелких господ. Пускай радуются, что мы публикуем их выдумки. Джерри стало грустно. - Для чего же их произведения сокращать! - недоумевал он. - Ну, разумеется, для того, чтобы их можно было читать в дороге. В наше время никто уже не читает книг дома, где имеются дела поважнее. В самом деле, разве не блестяще, что все написанное Франсом и Гюго можно прочесть за каких-нибудь два часа? А кроме того, люди теперь просто не хотят держать большие, громоздкие книги.»

Лерочка: А почему пересказ не до конца, такой хороший????!!!!!!!

Евгения: Второй день широко улыбаюсь над фразой из пересказа "Трех мушкетеров" Ростислава Нестерова (сцена появления раненого Атоса в кабинете де Тревиля): "Появление Атоса было поистине героическим поступком - другой бы на его месте после такого ранения недели две лежал в постели, досаждая окружающим заунывными стонами!" :)))

Марго: Евгения пишет: Появление Атоса было поистине героическим поступком - другой бы на его месте после такого ранения недели две лежал в постели, досаждая окружающим заунывными стонами! Ой, какая шикарная фраза! Теперь и я буду ходить и широко улыбаться

Стелла: Это было бы очень смешно если бы не было так печально. Я могла бы устроила бы короткую жизнь этому с позволения сказать автору. Идея сама по себе-для воспитания дебила из нормального ребенка.Мерзко и обидно.

анмашка: Nataly пишет: Да, мой мальчик Хорош мальчик! Ах, сколько же вам лет,дитя моё? Nataly пишет: Но на его беду в этот самый момент край плаща Портоса, поднятый порывом ветра, перекрыл ему путь. И мгновением позже д'Артаньян запутался в складках плаща. А перевязь куда девалась ? Nataly пишет: Наш девиз: «Один за всех и все за одного!». Эм... Девиз-то позже появился. Nataly пишет: Не прошло и нескольких минут, как они убили четверых гвардейцев и ранили пятого. А у гвардейцев имена есть? Или у них номера, которые мушкетёры позабыли? Гвардеец №1, №2, №3... И что интересно, они с "20 лет спустя" сделали? Подумать страшно...

анмашка: Евгения пишет: Появление Атоса было поистине героическим поступком - другой бы на его месте после такого ранения недели две лежал в постели, досаждая окружающим заунывными стонами! Это надо же так выразится! Вот теперь я тоже хожу и улыбаюсь, хожу и улыбаюсь))))



полная версия страницы