Форум » Диссертации, догматические и умозрительные » Лошади в романах Дюма » Ответить

Лошади в романах Дюма

Лейтенант Чижик: Не вынесла душа поэта. Приступим :)

Ответов - 56, стр: 1 2 All

Лейтенант Чижик: Уважаемый Жан, преклоняясь перед Вашими познаниями, я не могу всё же не заметить, что коня денадцати лет с сорваной спиной и опухшими путами я видела не только на картинах. Разумеется, те два года нашего тесного знакомства были для него периодом расцвета и лучшей спортивной формы, сколько бы ни говорили, что в восемь лет он брал метр тридцать не глядя, а тогда для него и шестдесят сантиметров были верхом достижения. При чём я готова поговорить по душам с каждым, кто осмелился бы назвать коня старым. Жан пишет: А вы книги по коневодству почитайте, берейторов опять-таки Простите, сударь, но неужели Вам трудно ответить на вопрос девушки, никогда не читавшей подобных книг и видевшей чистокровок только на картинках? Кстати, о чтении книг: по коневодству не по коневодству, а вот роман я просмотрела. Старость коня упоминается лишь единожды: "дайте ему в почёте и покое умереть от старости". Кто поручится, что имеется в виду преклонный возраст лошади? Может быть, г-н д'Артаньян-отец хотел, чтобы его сын не разлучался с коником ближайшие десять лет? :))) В тексте романа меня гораздо больше удивляет масть животного - в начале она "желтовато-рыжая", а во второй части д'Арт называет скакуна буланым. И какого же цвета грива и хвост у коня? Опять глюки перевода, как с "мерином-жеребцом"?

Жан : Лейтенант Чижик пишет: Уважаемый Жан, преклоняясь перед Вашими познаниями, я не могу всё же не заметить, что коня денадцати лет с сорваной спиной и опухшими путами я видела не только на картинах. А в 17 веке проката не было. Лейтенант Чижик пишет: Простите, сударь, но неужели Вам трудно ответить на вопрос девушки, никогда не читавшей подобных книг и видевшей чистокровок только на картинках? Есть энциклопедия лошади под редакцией Буденого. А так всех авторов не помню. Еще есть журналы "Коневодство" и "Конный мир", полезную информацию можно найти и в журнале "Охота и рыбалка XXI век". Лейтенант Чижик пишет: В тексте романа меня гораздо больше удивляет масть животного - в начале она "желтовато-рыжая", а во второй части д'Арт называет скакуна буланым. И какого же цвета грива и хвост у коня? Буланый конь и есть желтовато-рыжий, но ближе к желтому. Грива должна быть черной, на спине ремень, но не всегда. "Желтовато-рыжий" это перевод человека, не знающего терминологии, а "буланая масть" - правильное название. Точно так же нельзя говорить, что конь черный, надо говрить "вороной", коричневый - это гнедой и т.д.

LS: Жан пишет: Буланый конь и есть желтовато-рыжий, но ближе к желтому Жан Тады у меня вопрос: над чем смеялся Рошфор? Ежели конячка была популярной масти, то чего было смешного? И почему Рошфор говорит, что этот цвет распространен в растительном мире, а в животном встречается редко? Anetta пишет: Мушкетон на овернской лошадке, маленькой, но тоже очень красивой Мне очень понравилась овернская лошадка. На снимках очень симпатичная животина. :) Лейтенант Чижик пишет: Вы имеете в виду английскую чистокровную верховую породу? Да, она выведена на рубеже XVII и XVIII веков ... и Бекингем подарил д'Артаньяну один из опытных экземпляров! :)))))

Nataly: Вот здесь таблица с мастями лошадей. Инфа из ЖЖ Snorri за что ей огромное спасибо.

Лейтенант Чижик: Жан пишет: А в 17 веке проката не было. Я где-то упомянула, что лошадь из проката? Клянусь чем угодно, в прокате конь никогда не бывал. Если мне не изменяет память, я не спрашивала Вас, что мне следует прочитать. Я просила сказать, когда же точно вывели ЧК. Жан пишет: коричневый - это гнедой Коричневый - это бурый. А гнедым коник будет лишь при чёрной гриве и хвосте. Жан пишет: Буланый конь и есть желтовато-рыжий, но ближе к желтому. Грива должна быть черной, на спине ремень, но не всегда Да ну? А не будет ли чисто жёлтый конь тёмно-соловым или светло-рыжим? Буланой лошадка сделается только при наличии чёрных "частей". Кстати, что же вы не написали, что белых лошадей не существует в природе, есть только светло-серые? ;) Жан пишет: "Желтовато-рыжий" это перевод человека, не знающего терминологии, а "буланая масть" - правильное название. При чём тут перевод? Если, скажем, в оригинальном тексте стояла буланая масть? Не вижу логики. LS LS пишет: Бекингем подарил д'Артаньяну один из опытных экземпляров! Не один - четыре! :)))))))))

Лейтенант Чижик: Nataly, этой таблицей пользоваться не советую. Как минимум вороная и караковая масти там перепутаны. Караковая масть с подпалинами и с шоколадным оттенком, вороная - без (ввели народ в заблуждение...). Соловая со светло-соловой тоже доверия не внушают ;) И куда делись изабелловые, светло-серые, чалые и чубраро-пегие?

Лейтенант Чижик: http://www.horse-of-dream.vsau.ru/exter/color.html Вот этому источнику можно доверять как минимум потому, что в его создании принимал участие знакомый мне специалист по мастям. Масти, подмастки и гены, образующие их, подробно описаны. Есть фотографии.

Lady Orbit: Лейтенант Чижик, спасибо :) Очень интересная тема.

Жан : LS пишет: Тады у меня вопрос: над чем смеялся Рошфор? Ежели конячка была популярной масти, то чего было смешного? В разное время было разное представление о мастях. Одни считались модными, другие нет. В начале 17 века беарнские лошади были признаком крайнего провинциализма. Вот только Дюма, плохо разбирающийся в лошадях, не совсем понимал, что там неладно с лошадью д'Артаньяна, и попытался объяснить это, как умел. Лейтенант Чижик пишет: Я где-то упомянула, что лошадь из проката? Клянусь чем угодно, в прокате конь никогда не бывал. Это был юмор :) В дворянском даже бедном доме так заездить лошадь, как вы описали, не смогли бы. Поэтому и возникает ассоциация с современным прокатом. Лейтенант Чижик пишет: Коричневый - это бурый. А гнедым коник будет лишь при чёрной гриве и хвосте. Про гриву я говорил. :) Но если быть совсем точным, то коричневыми часто называют не только гнедых, бурых, но и темно-рыжих лошадей, а также караковых (хотя этих чаще называют черными) Лейтенант Чижик пишет: А не будет ли чисто жёлтый конь тёмно-соловым или светло-рыжим? Про гриву я опять-таки упомянул. :) Лейтенант Чижик пишет: Кстати, что же вы не написали, что белых лошадей не существует в природе, есть только светло-серые? ;) По очень простой причине :) Потому что победитель въезжает в город не на светло-сером, а все же на белом коне. Белый конь так надежно закрепился в литературе, что глупо его оттуда изгонять :) Лейтенант Чижик пишет: Если, скажем, в оригинальном тексте стояла буланая масть? Не вижу логики. Я не видел французского текста романа, но видел, что в аналогичных ситуациях пишут по английски и что в результате воротят переводчики по русски :) Картинка получается очень забавная.

LS: Жан пишет: Я не видел французского текста романа Первоисточник утверждает, что "c'etait un bidet du Bearn, age de douze ou quatorze ans, jaune de robe, sans crins a la queue, mais non pas sans javarts aux jambes" Слово jaune словарь переводит как желтый или яичный желток. То есть цвет конячки д'Артаньяна автор определил как цвет яичного желтка. :)

де_Лавальер~: Дюма , как никто другой, прекрасно описывал лошадей... Мне ни у какого другого автора не удавалось читать описания этих прекрасных животных.Особенно мне запомнилось, как в последней части романа "Виконт де Бражелон" Дюма описывал лошадь, на которой Фуке убегал от д'артаньяна. Мой мозг рисует божественную белую лошадь.. Возможно, даже похожую на единорога, на сказочное существо. И даже д'артаньян, тщательно выбирающий себе лошадей, не смог найти лошади лучше. чем она была у господина Фуке. Суперинтеданту пришлось достаточно долго скакать, а он ее не загнал. И еще , когда фуке добровольно сдался , то они сели на лошадь вдвоем, а это достатосно большой груз для усталой и запыхавшейся лошадки. И все таки она умерла... Ой, я кажется забыла.. Она ведь была ранена еще? Не так ли? julf? она супер выносливая лошадь!

Лейтенант Чижик: Жан пишет: Буланый конь и есть желтовато-рыжий, но ближе к желтому. Грива должна быть черной, на спине ремень, но не всегда. Точно так же нельзя говорить, что конь черный, надо говрить "вороной", коричневый - это гнедой и т.д. Простите, в текте данной цитаты я не смогла разглядеть упоминания о гриве... А что очень многие масти обывателями называются "коричневая лошадь" - это проявление обычной безграмотности. И не стоит равняться на людей, безграмотных в этом отношении, лучше посмотрите на тех, которые при взгляде на пегую лошадь тут же сообщат вам название этого варианта пегой масти, а также процент возмоных мертворождений при скрещивании с лошадьми различных мастей. Я не шучу, мне встречались подобные кадры:))) Впрочем, что я распинаюсь? Пройдите по ссылке, приведённой мною выше - там подробно расписаны масти и причины. LS, спасибо! :) Думаю, вопрос о терминологии переводчика снят? Да, можно ещё посмотреть, как автор называет жёлтого скакуна во второй части романа - мерином, жеребцом или просто лошадью без уточнения способности к воспроизведению?

Лейтенант Чижик: де_Лавальер~ Держите меня семеро - сейчас я ударюсь в вопросы причин и следствий теплового удара у лошадей... Но вот начёт описания лошадей, вы меня извините, но Дюма не перетрудился в этом отношении. Коники у него обрисованы весьма и весьма скупо.

Жан : Лейтенант Чижик пишет: А что очень многие масти обывателями называются "коричневая лошадь" - это проявление обычной безграмотности. И не стоит равняться на людей, безграмотных в этом отношении, лучше посмотрите на тех, которые при взгляде Так Дюма тоже был безграмотным... И что с того? Ну да, нет у него образа лошади, так он о людях писал :) Лейтенант Чижик пишет: Держите меня семеро - сейчас я ударюсь в вопросы причин и следствий теплового удара у лошадей... Зачем держать?! Вы и так с собой справитесь :) Лейтенант Чижик пишет: Но вот начёт описания лошадей, вы меня извините, но Дюма не перетрудился в этом отношении. Коники у него обрисованы весьма и весьма скупо. Вот об этом я и говорил с самого начала. Рад, что вы это, наконец, заметили. Изучать лошадей по романам Дюма, прочто нелепо. :)

Лейтенант Чижик: Жан пишет: Вот об этом я и говорил с самого начала. Рад, что вы это, наконец, заметили. Изучать лошадей по романам Дюма, прочто нелепо. :) Прошу прощения! Вы кажется, говорили, что Дюма не разбирался в лошадях, а не что они в его романах скупо описаны. С первым утверждением я не согласна в тоей же степени, в которой согласна со всторым. Представьте себе, с моей точки зрения ничего не понимать в лошадях и не углубляться в их описание - разные вещи. Изучение же этих благородных животных не только по романам Дюма, но и по художественным произведениям вообще, представляется мне крайней степенью нелепости - лошадь можно узнать только, обрачзно выражаясь, подвергаясь ежедневному огрызанию манжет с её стороны.

Жан : Прежде всего я писал, что лошади у Дюма средства передвижения, а не персонажи. :)

Лейтенант Чижик: Вы хотите вернуться к этой теме? :)

Жан : Нет. Тема лошадей у Дюма мне мало интересна по причине почти полного отсутствия предмета спора :) Ведь не станет же кто-то создавать тему "Столы и табуретки в романах Дюма". :)

Лейтенант Чижик: Жан пишет: не станет же кто-то создавать тему "Столы и табуретки в романах Дюма". Благодарю, сударь, за идею! :))) А если серьёзно, то копытных в романах не намного меньше, чем, скажем вин ;) Кубометры спиртного точно не явлются персонажем, но им выделили темку - лошади не должны оставаться обиженными. Кстати, к вопросу об "английских скакунах" - вам никогда не казалось, что это полне могли быть... шайры? Фризами они поросли сравнительно недавно, тяжиков из них стали намеренно делать тоже не в те времена, а меж тем они - потомки рыцарских коней. ;) Кстати, Фуке в "ВдБ" хвастается своими английскими лошадьми - даже если представить на минуту, что это могли быть чистокровки, то закладывать их в карету??? Чистокровки - лошади скаковые, в крайнем случае - охотничьи, на что и были сориентированы, какая тут упряжка.

argentum: LS пишет: "c'etait un bidet du Bearn, age de douze ou quatorze ans, jaune de robe, Конь - огонь, Бежит - земля дрожит, Упадет - три дня лежит.

Евгения: Из книги Е. Глаголевой "Повседневная жизнь королевских мушкетеров". Если раздобыть себе оружие не составляло проблемы, то с лошадьми дело обстояло иначе. В то время в Западной Европе, в том числе и во Франции, практически не занимались разведением верховых лошадей. Впрочем, лошадей не хватало не только для армии, но и для крестьянских работ. Приходилось отправляться за лошадьми все дальше и дальше и платить за них все дороже и дороже. В 16З6 году вся королевская конница составляла 21 тысячу лошадей (против 172 тысяч пехотинцев), но уже к 1678 году это число возросло втрое. В два последних десятилетия правления Людовика XIV Франция только для нужд кавалерии закупила больше 330 тысяч лошадей, потратив на это более ста миллионов ливров. Закупки делались в основном в арабских странах. Одновременно вывоз лошадей из Франции был строжайше запрещен. Воспроизводство лошадей в самой стране велось бесконтрольно, «по воле природы»: жеребца запускали к кобылам и предоставляли ему свободу действий. В результате далеко не все лошади годились для использования в кавалерии. Мысль о создании государственных конезаводов впервые пришла в голову Генриху IV, однако ему не удалось ее осуществить. Затем, начиная с 1626 года, эта идея постоянно носилась в воздухе, но лишь экономному Кольберу, всеми силами пытавшемуся сократить расходы, удалось в 1665 и 1668 годах «пробить» два постановления королевского совета, положивших начало французским конезаводам. Система была такова: король предоставлял каждому заведению такого рода жеребца-производителя. Людовик XIV сам увлекался коневодством и даже добился кое-каких успехов на своих личных заводах — в Сен-Леже и Шамборе. Король-Солнце славился своей экстравагантностью и любовью ко всему красивому и необычному. Для своей свиты он выписал жеребцов из Испании и скрестил их с нормандскими кобылами, чтобы получить грациозных животных, изящно поднимающих ноги во время упражнений выездки. При Версале были основаны Школа верховой езды и государственный конезавод. Когда дело наладилось, в королевских конюшнях насчитывалось до 600 лошадей — «низкорослых, но крепких, со стальными бабками, с густой гривой, развевающейся на ветру, с ясным и живым взглядом, маленькими подвижными ушами, неутомимых под седлом, ласковых, привязчивых, безошибочно находящих дорогу в конюшню». Правда, о породах лошадей и селекции речи еще не шло. Маркиз де Бранка, ставший маршалом Франции в 1740 году, делил лошадей на «красивых» — способных ходить в упряжке или под кавалерийским седлом — и всех остальных. Разведением лошадей славились Нормандия и Франш-Конте: в Мэше была одна из крупнейших конских ярмарок, а в Безансоне — знаменитая академия верховой езды, пользовавшаяся популярностью среди европейской аристократии. Заповедью кавалериста было: «Каков конь — таков и всадник». Однако Франция не могла похвастаться хорошими лошадьми. В 1781 году барон де Боган утверждал, что французский конь «труслив, вял и безобразен». Таких поставляли в армию, а военачальники и знать раздобывали себе «штучный товар» за большие деньги. ... Королевскому мушкетеру требовался конь определенной масти — серый, белый или вороной, что усложняло задачу. Д'Артаньян продал нескольких собственных коней своему кузену Пьеру д'Артаньяну (Монтескью), а тот уступил затем одного из них кузену Жозефу за 40 луидоров. Для коня надо было еще раздобыть сбрую. В 1788 году одно только кавалерийское седло стоило около 70 ливров; надо полагать, ранее цены были несколько ниже. Все французские кавалеристы должны были пользоваться «королевскими» седлами (за исключением гусар, использовавших «венгерские»), которые, как и прочая сбруя, должны были быть изготовлены из черной кожи. Конь требовался мушкетеру не только для парадов и сражений, но и для выполнения особых поручений. В XVII веке почтовая служба, учрежденная еще в XV столетии, находилась в плачевном состоянии, изрядно пострадав от религиозных и междоусобных войн. Конюшни при почтовых станциях были разграблены рейтарами и наемниками, и даже после воцарения мира порядок удалось навести не сразу, а только после деклараций 1681 и 1692 годов, подписанных Людовиком XIV. Кроме того, дороги во французском королевстве находились в ужасном состоянии. В карете или дилижансе путешественникам удавалось покрыть за день не более 30 километров, и это притом что почтовые станции отстояли друг от друга всего на два лье (восемь километров). Только в окрестностях Парижа, где уделяли больше внимания ремонту дорог, можно было проехать за день 75—80 километров. В середине XVIII века за дороги взялись как следует, обязав крестьян отработать определенное количество дней на их строительстве и ремонте. Страна покрылась сетью дорог, связавших самые крупные города, однако основными транспортными артериями по-прежнему оставались реки. Поездка из Парижа в Бордо занимала восемь дней, поскольку из Блая до пункта назначения добирались водным путем. Мушкетерам «с особым предписанием» нужно было спешить — и они путешествовали верхом. Лошадь, пущенная рысью, развивает среднюю скорость в 10—11 километров в час, галопом — 16—18 километров в час; почтовый же дилижанс в XVIII веке даже по самой хорошей дороге тащился со скоростью 12 километров в час. Казанова в своих «Записках» называет французские дороги «бессмертным творением Людовика XV». Действительно, в правление этого монарха в данной области удалось достичь существенных успехов. В одном официальном документе 1740 года сказано, что, например, в провинции Франш-Конте есть «75000 аршин превосходных дорог, так что отныне можно ехать рысью в любом направлении через горы и болота, которые прежде были проходимы с трудом и лишь несколько месяцев в году». К концу XVIII века во Франции было 9 тысяч 500 километров дорог с 1200 почтовыми станциями; дорога Париж—Лион с 58 станциями считалась лучшей в Европе (путешествие по ней в дилижансе занимало пять дней). И чуть ниже: В конце XVII — середине XVIII века хорошая рабочая лошадка стоила около 80 ливров — втрое больше быка. Но кавалерийский конь в четыре фута шесть дюймов в холке мог потянуть на все 300 ливров. В военное время стоимость лошадей, в особенности обученных, еще увеличивалась. В армии капитан, купивший свою роту, являлся собственником лошадей (рота состояла из 25—50 всадников; две роты составляли эскадрон, два-три эскадрона — кавалерийский полк). К этому следует добавить сбрую и расходы на фураж, вот и выходило, что конь — дорогое удовольствие. Содержанием и обучением лошадей должен был заниматься капитан-лейтенант; в XVIII веке ему на это отпускали из казны 800 ливров в год. Но данных средств было явно недостаточно, и при ответственном подходе к делу командиры несли большие расходы, чтобы поддерживать роту на должном уровне. Понятно, почему офицерские должности стоили так дорого.

К.Б.: Нашла очень интересную информацию. У Дюма порой рассказывается, что всадники за какое-то определенное время проделали столько-то лье. Меня всегда удивляло, что после весьма длительных поездок эти титаны духа, среди которых были и хрупкие дамы, вполне себя бодро чувствовали. Какие выносливые и сильные люди были в былинные времена, думалось мне. Но может быть, дело в основном было не во всадниках, а в их конях. Смотрите, как бежит исландская лошадка. Человек словно в кресле едет Такой бег называется тёльт, и он был естественным аллюром до середины 16 века, когда таких лошадей стали выбраковывать. Склонность к тёльту обусловлена генетически и изначально была у всех европейских лошадей. Ее отсутствие у современной европейской лошади – результат исторических техногенных изменений и последовавшей за ними длительной, крайне жесткой селекции Остался он в первозданном виде только у исландских лошадей Очень интересные источники: http://kers-tin.livejournal.com/106852.html http://tabyn.ru/telt/

Вольер: К.Б., спасибо за очень интересные сведения! Получается, что то, что мы видим в фильмах (скачущие на дальние расстояния во весь опор всадники), мягко говоря, не совсем соответствует действительности. И гонцы, и дамы средневековой Европы, и конница Тимура (вполне вероятно) передвигались именно этим "тёльтом". Вот ещё интересная информация: http://forum.zoologist.ru/viewtopic.php?id=4365 Оказывается, нечто подобное существует и в США и в Бразилии. Страны, где расстояния (в отличие от Европы) не способствовали селекции "нетёльтовых" лошадей, спокойно продолжали культивировать похожие виды аллюра. И на Руси (в допетровскую эпоху?), оказывается существовало нечто подобное, под названием "хода". Вот ещё кое-что: Мангаларга маршадор – представитель довольно большой группы пород, преимущественно американских, которых можно было бы обозначить как «иноходцы». Но внимание: речь идет не о собственно иноходи, а об еще одном «нетрадиционном» аллюре – ходе. В самом деле, «иноходец» – значит, говоря словами известной песни, «иначе, чем все», что в равной степени можно сказать об обоих этих аллюрах. В чем же между ними разница? «Классическая» иноходь – та, которой бегут стандартбредные иноходцы на ипподромах США и Канады. Это аллюр, аналогичный рыси, только «с неправильным включением»: вместо диагональных одновременно выносятся параллельные пары задних и передних ног. На иноходи, как и на рыси, присутствует отчетливая фаза подвисания, при которой все четыре ноги лошади находятся в воздухе. Правда, вместо характерной для рыси вертикальной тряски, доставляющей столько проблем начинающим всадникам, здесь мы имеем своеобразную «бортовую качку», привыкнуть к которой иногда бывает даже еще сложнее. Хода же – это нечто среднее между рысью или иноходью и шагом. Как бы шаг, настолько заторопленный, что вроде это и не шаг уже. Все четыре копыта ударяют о землю поочередно, фаза подвисания отсутствует: все время на земле стоит хотя бы одна нога. Лошадь, двигаясь ходой, развивает довольно приличную скорость – практически как на рыси, но всадник ощущает не больше тряски, чем на шагу. Для дальних путешествий, когда приходится проводить в седле практически весь день, хода – «самое то»: ехать шагом было бы слишком медленно, а на рысь не всякого всадника надолго хватит. Поэтому в прошлом многие народы и Востока, и Запада очень ценили лошадей, способных к ходе, и специально культивировали этот аллюр в породах. У узбекских карабаиров хода называется «джурга», у исландских пони – «тёльт», у португальских гаррано – «адантура». Кстати, название породы Tennessee Walker происходит именно от слова «хода» – по-английски running walk, дословно «бегущий шаг». Способность двигаться ходой – во многом наследственность, хотя отчасти и специальная тренировка. Добиться ходы от чистокровки, например, или тракена будет весьма проблематично. И кстати, помимо «генетической двигательной памяти» здесь важны еще и некоторые анатомические особенности: длинные бабки, свислый круп, более круто поставленное плечо и т.д. В то же время от «прирожденного иноходца» при соответствующей подготовке можно добиться очень резвой ходы, скорость которой будет уже приближаться к кентеру. У американцев такая хода имеет особое название «рэк» («rack»), и именно рэк, а не иноходь, является пятым аллюром лошадей американской верховой породы (в добавление к шагу, рыси, галопу и обычной ходе). Вообще «коронный» аллюр иноходцев имеет в разных породах определенные, порой существенные, отличия, требование же, которое остается неизменным, – плавность движения и удобство для всадника. Почему же так много пород специализированных иноходцев выведено именно в Америке? К примеру, из четырех бразильских пород три отличаются «нестандартными» аллюрами. Дело в том, что американский иноходец (не стандартбредный, конечно) – это лошадь для объезда обширных плантаций. Вообще на континенте сформировалось два местных типа рабочей лошади: «ковбойская» лошадь для ранчо и иноходец для плантаций. Ранчеро лошадь нужна была для работы со скотом. Отбить от стада полудикого теленка, согнать вместе рассыпавшихся по прерии коров – здесь от лошади требуются быстрота реакции, резвость, устойчивость, совкость. Основной рабочий аллюр при многих из этих «маневров» – галоп. Классический представитель этого типа – кватерхорс, или четвертьмильная лошадь. А для обработки плантаций лошадь, во всяком случае верховая, была не нужна. Лошадей использовали в основном сам плантатор и его помощники, а им спешка была ни к чему – если уж ездить целый день, так ездить с удобствами. Зато приобретали не последнее значение благородство форм и правильность экстерьера. В этом отношении в Северной Америке улучшателем служила чистокровная верховая порода, в Латинской Америке – андалузская и лузитанская. Примерно такую облагораживающую роль, по-видимому, сыграл при формировании породы мангаларга жеребец Сублиме. Считается, что прародители американских пород иноходцев были завезены из Европы. Первоначальное конское население Америки происходило из Испании. Однако ценнейшие благородные андалузские жеребцы-производители вряд ли составляли большой процент в транспортах, которые колонизаторы отправляли за океан, – без гарантии доставки и уж во всяком случае без возможности возвращения обратно. Значительную часть импорта должны были составлять представители местных пород Пиренейского полуострова – предки современных соррайя, гаррано и марисменьо, которые, возможно, обладали и способностями к ходе. Можно предположить, что именно от таких иноходцев унаследовали свои аллюры кобылы Габриэля Франсиско Жункейра, передавшие эту особенность породе мангаларга. Как бы то ни было, в Европе иноходцы, пользовавшиеся в средние века довольно большой популярностью, к XIX столетию уже как-то незаметно «вышли из моды», а их потомки в Новом Свете, напротив, процветали и приобретали все больше поклонников. Мангаларга маршадор – прямой потомок лошадей Пиренейского полуострова, и влияние благородных португальских предков в нем хорошо заметно. Но все-таки это более легкая лошадь, выраженного верхового склада. Голова небольшая, в основном с прямым профилем, иногда нос с легкой горбинкой. Средней длины шея создает прекрасный природный баланс, высоко поставлена и красиво изогнута. Спина средней длины, поясница хорошо обмускулена. Как у всех иноходцев, лопатка поставлена довольно прямо, а бабки длинные и наклонные. Маршадор – лошадь некрупная, в среднем около 155 см в холке, но лошади ниже 145 см не регистрируются в племенной книге. Волос тонкий и шелковистый, грива и хвост достаточно густые и длинные. Масти разнообразные, наиболее распространены серая и гнедая. При примерно таком же росте и сходстве многих статей мангаларга паулиста имеет более легкое телосложение. В легкой благородной голове угадывается арабское влияние. Наиболее характерная масть – рыжая, часто с отметинами, хотя, как и у маршадоров, встречаются самые разные масти. К выносливости, подвижности, прекрасному характеру маршадора у паулисты добавляется еще и универсальность: эта лошадь обладает качествами хорошего ковбойского коня (так называемое «чувство коровы»), способна выполнять и другие задачи. И при этом сохраняет свой необыкновенный аллюр, маршу тротаду. Источник: Конный мир № 2 2004 г, Паола да Сильва

Вольер: Выяснилось в очередной раз, что перед Дюма можно снять шляпу. Поскольку речь шла об использовании тельта, иноходи и аналогичных им "неправильных" аллюров лошадей в первую очередь дамами и курьерами при езде на дальние расстояния, я решил начать с дам. ) "Королева Марго", глава "Павильон Франциска I": Аннибал! Аннибал! – воскликнул Ла Моль. – По-моему, вон там виднеется белый иноходец… на французском: — Annibal! Annibal! dit La Mole, je crois que j'aperçois là-bas sa blanche haquenée. Проделываем такую же операцию с "Графиней де Монсоро", глава XIV "История Дианы де Меридор. Договор" и опять обнаруживаем слово "haquenée" в изобилии. Разумеется, Дюма знал, что дамы использовали для выездов преимущественно иноходцев (а это уже неплохо для романиста), но иноходец в словаре французского языка значится как "ambler". Выяснилось, что слово "haquenée" уходит корнями в XIV век, и означает иноходцев небольшой величины, служащих в первую очередь, для верховой езды дам (кстати, на средневековых миниатюрах нередко можно увидеть женщин именно на мелкорослых лошадях, по сравнению с другими). Происхождение слова туманно: англичане утверждают, что французы заимствовали его от названия деревни Hackney в окресностях Лондона, славящейся издавна свои коневодством. Французы же, которым претит сама мысль о каком-либо заимствовании от англичан, имеют своё запутанное объяснение. ) Такие иноходцы вышли из употребления как раз с конца XVI века, а с ними ушло на покой и слово "haquenée", превратившееся в редкое разговорное обозначение иноходца, об истоках которого уже никто не помнит. Источник: Livre Dictionnaire historique de la langue française (édition 2010) de Le Robert Теперь немного о курьерах, скачущих на большие расстояния. "Виконт де Бражелон", том I, глава "Путешествие": Аньян пустился в путь на Хорьке, пробегавшем резвой иноходью добрых двенадцать лье в день благодаря своим сильным и тонким ногам, которые разглядел под густой шерстью опытный глаз д'Артаньяна. И тут уже на французском используется словосочетание "trottant l'amble", что можно перевести примерно как "иноходная рысь". Получается, что Дюма не только знал об использовании "неправильных аллюров", но и различал "дамских" и "курьерских" иноходцев. Впрочем, допускаю, что в XIX веке эти понятия не были ещё настолько специфичными и редкими, как сегодня, что не умаляет достоинств писателя.

Стелла: Вольер , а я снимаю шляпу перед вами.

LS: Вольер Спасибо! Это очень интересно!



полная версия страницы