Форум » Диссертации, догматические и умозрительные » Тонкости переводов и разночтения в текстах. (Часть 2) » Ответить

Тонкости переводов и разночтения в текстах. (Часть 2)

LS: Неожиданно закрылась интереснейшая тема "Поговорим о тонкостях переводов?" Предлагаю продолжить здесь обсуждения и сравнения различных вариантов переводов. Надеюсь, нас ожидают новые замечательные открытия! :)

Ответов - 299, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Стелла: Apres-Затем, после ,потом, после, спустя Plus tart-позднее Возможно -чтоб не было повтора--20 лет спустя и 10 лет позднее(По русски -не очень звучит второй вариант но на языке оригинала -это красиво.)

mazarin: Стелла пишет: (По русски -не очень звучит второй вариант но на языке оригинала -это красиво.) Почему "не очень"? Плю тар. Очень даже ничего звучит

Кассандра: Па-пам!!!! С помощью Стеллы , любезно потратившей по моей просьбе немалое время на просмотр французского текста "Виконта де Бражелон", сегодня был окончательно установлен один давно мной подозреваемый факт: несмотря на то, что в русском переводе Рауль де Бражелон несколько раз, обращаясь к Атосу, называет его"отец", в оригинале ни в одной из личных бесед Рауль так к нему не обращался!!!! Очевидно, граф и виконт решили не отказываться от своих старых, со времён опекунства, оставшихся привычек, и виконт зовёт отца или "сударем", или "господином графом". Я не решалась этого утверждать, поскольку лазила по тексту оригинала, не зная языка, боялась что-то упустить из виду и не могла быть вполне уверена, но сегодня сомнения были разрешены (спасибо Стелле ещё раз), и мы теперь можем ещё раз подивиться той свободе, с которой наши переводчики обращаются с текстом Дюма!


Стелла: Более того, они позволяют себе , в одном месте безбожно кромсая текст, в другом вольно толковать определенные слова и понятия. Так, например, обвиняют Рауля словами Атоса, что он " не доказал, что он послушный сын"... А слова " послушный" в тексте вообще нет, что меняет весь смысл фразы.

LS: Эта, действительно, очень важная деталь заставляет по-другому оценить многое.

Стелла: Я вам больше того скажу. В свое время Lys обратила мое внимание в приватном разговоре, что дАртаньян как раз и говорит Раулю "ты" сплошь и рядом. А родной отец- ни разу. Это заставляет как-то по-новому рассматривать форму общения.

Señorita: Стелла пишет: Так, например, обвиняют Рауля словами Атоса, что он " не доказал, что он послушный сын"... А слова " послушный" в тексте вообще нет, что меняет весь смысл фразы. Мне кажется, что в этом случае переводчики сознательно эту вольность допустили с эпитетом "послушный"), потому что...ну как-то непонятно, не сказать, двусмысленно она звучала без него)).

Стелла: Señorita , вы правы! Но, тем не менее, в оригинале это имеет еще и другой оттенок, понятный современникам Дюма: наследник и сын должен вести себя соответственно! Далее Атос говорит: " так докажи мне, что ты мужчина!" То есть- отвечай за свои поступки, как мужчина.

Señorita: Стелла Ну да, понятное дело, что современникам, и тем, кто "глубоко копает", образно выражаясь, и в курсе всех нюансов, - это было ясно и понятно). А тем кто не в курсе, ясно дело, покажется непонятным. "Докажи, что ты сын" - тут можно озадачиться - потому что в таком разе Раулю впору было ответить: простите, конечно, папА великодушно, но это вы должны доказывать, что я сын, а не наоборот

Lumineux: Недавно я сделала для себя удивительное открытие. А потом совершенно случайно нашла ему подтверждение здесь: Кассандра пишет: несмотря на то, что в русском переводе Рауль де Бражелон несколько раз, обращаясь к Атосу, называет его"отец", в оригинале ни в одной из личных бесед Рауль так к нему не обращался!!!! Очевидно, граф и виконт решили не отказываться от своих старых, со времён опекунства, оставшихся привычек, и виконт зовёт отца или "сударем", или "господином графом". Меня удивил и озадачил сей факт и разжег любопытство. Так как для понимания душевных движений персонажа важно знать, (в том числе) какие именно слова он использует в своей речи, я бы очень хотела уяснить для себя несколько моментов. Очень прошу вас, уважаемые дюмане, читающие Дюма в подлиннике, помочь мне, абсолютно не знающей французского языка. Пожалуйста, если не сложно, ответьте на несколько вопросов по книгам "Двадцать лет спустя" и "Десять лет спустя"! 1. Какие именно слова использует Рауль, обращаясь к отцу лично? Граф, сударь, монсеньер - как это в оригинале? Или как-то еще есть? Прошу привести французские слова и их перевод. 2. Как называет Рауль отца, когда говорит о нем в третьем лице в его отсутствие? Например, когда разговаривает о нем с кем-то еще? И наедине с собой? 3. Как Рауль представляет отца кому-то при знакомстве (момент, кода виконт представлял графа принцу Конде)? 4. Как обращается граф к сыну в личной беседе? В спокойном состоянии, в порывах нежности, когда сердится. Тоже прошу слова и их переводы. 5. Как граф обращается к д'Артаньяну? "Друг мой", "мой лучший товарищ", "сын мой" и т.д. - как это в оригинале? Буду очень признательна вам за все нюансы!

Стелла: 1)" Граф", "господин граф". - второе, только в присутствии третьего лица , слуг. " Монсеньер" исключается - титул не тот. "Сударь" 2)Граф де Ла Фер, граф. 3). В случае с Конде -- Mon protecteur, ajouta Raoul en rougissant. Мой покровитель. 4) Рауль, виконт, дитя мое. 5) Сын мой, мой друг, любезный друг, мой милый. Где-то есть выборка, которую когда-то сделала Lys. Там просто посчитано, сколько раз и кому каждый говорил любезные слова.

Lumineux: Стелла пишет: 1)" Граф", "господин граф". - второе, только в присутствии третьего лица , слуг. " Монсеньер" исключается - титул не тот. "Сударь" 2)Граф де Ла Фер, граф. 3). В случае с Конде -- Mon protecteur, ajouta Raoul en rougissant. Мой покровитель. 4) Рауль, виконт, дитя мое. 5) Сын мой, мой друг, любезный друг, мой милый. Спасибо, Стелла! Требуются уточнения. 1. В той цитате, которую Вы приводили мне недавно в письме было такое обращение: Raoul pâlit et se tut pendant deux secondes, qui furent pour son père deux heures d’agonie, puis tout à coup : - Monsieur, dit-il, j’ai promis de me donner à Dieu. Это Monsieur = Сударь? 2. Цитата из другого примера, приведенного Вами же, Стелла, в другом письме )) Non, mademoiselle, répliqua Raoul, je n’ai pas encore rendu visite à mon père ; mais j’allais à sa maison, quand Mlle de Montalais a bien voulu m’arrêter ; j’espère que M. le comte se porte bien. Вот, он говорит с Луизой в присутствие совершенно посторонней Монтале и называет графа mon père (мой отец). А когда разговаривал с д'Артаньяном наедине и упоминал отца, как он его называл? 3. Оччень интересно! Неужели официально граф - все еще только protecteur??? Простите, это все уже обсуждалось здесь на форуме и, возможно, с Вашим, Констанс, участием, но я сейчас не смогла найти тему. К какому выводу пришли в результате? Был граф общепризнанным отцом виконту к моменту достижения им 25 лет, или еще нет? Ведь по тексту очевидный и общеизвестный факт, что граф - отец Рауля. Или получается, что все точно знали, что граф - отец, но официально все еще protecteur?? Или это protecteur = отец в каких-то случаях??? 4. И все? Больше вариантов нет? 5. Не подскажете, это "сын мой" - к д'Артаньяну отличается от "дитя моё" - к Раулю? И чем по сути, по смыслу, эмоционально отличается? И этим "сын мой" он никогда к Раулю не обращался??

Стелла: Похоже, что отвечать приходится мне.)))) Месье на русский переводится, как господин, но, согласно тому, как было принято на Руси - сударь. А вот с большой буквы - это уже обращение к принцу крови. Это обращение или упоминание в письменном виде уже не требовало добавления титула или имени. Когда упоминал графа в разговоре с другими говорил граф, господин граф. protecteur - это еще и тот кто протежирует, опекает. При дворе все знали, кто отец виконта. Это было известно, но , знакомя отца с Конде Рауль представляет его и как того, кто опекает его по жизни, как советчика и старшего наставника, как главу рода, который продвигает его карьеру. Сын мой - к д'Артаньяну, это не дитя мое. Немного не та нежность. А вот такое обращение к Раулю было где-то. Во всяком случае, когда он сказал, что Рауль не "показал себя сыном."

jude: Глава "Курьер" (разговор с Сен-Реми) - Merci, monsieur de Saint-Remy, répondit Bragelonne. Vous savez combien il me tarde d’aller présenter mes devoirs à M. le comte mon père. – Благодарю вас, господин де Сен-Реми, – отвечал виконт. Вы знаете, как мне хочется скорее увидеть отца. В оригинале - "г-на графа, моего отца". Глава "Свидание" (разговор с Монтале) - Elle le dirait à mon père, n’est-ce pas ? murmura Raoul. Она, пожалуй, скажет моему отцу!.. – прошептал Рауль. В главе "Отец и сын" в оригинале граф обращается к Раулю на вы, а не на ты. Называет его Рауль, "г-н виконт", "виконт". Рауль называет отца "г-н граф", "сударь" (monsieur) и ни разу "отец". - Je vous entends parfaitement, monsieur, répliqua Raoul, et si je prépare ma réponse, ce n’est pas que je cherche un mensonge, vous le savez, monsieur. Я понял, отец, – отвечал Рауль. – И если я не сразу ответил, то не потому, что собирался солгать... Вы сами это знаете, отец... - Monsieur, j’ignorais absolument, lorsque j’entrai au château, que Mlle de La Vallière pût s’y trouver ; c’est seulement en m’en retournant, après ma mission achevée, que le hasard nous a mis en présence. J’ai eu l’honneur de lui présenter mes respects. Отец, входя в замок, я вовсе не знал, что Луиза де Лавальер живет там; когда я возвращался из замка, исполнив поручение, случай столкнул меня с нею. Я имел честь засвидетельствовать ей свое почтение. Глава "Урок д'Артаньяна" - Et puis ton père t’aura dit que j’avais été en Angleterre ? - Oui, monsieur le chevalier. – Отец твой говорил тебе, что я ездил в Англию? – Говорил. - Ton père te tient sévèrement ? dit-il. - Justement, monsieur le chevalier. – Отец твой строг к тебе? – спросил он. – Отец справедлив, сударь. - Cher monsieur d’Artagnan, je vous en supplie, ne me dites plus de mal du roi... Je suis presque à son service, et mon père m’en voudrait beaucoup d’avoir entendu, même de votre bouche, des paroles offensantes pour Sa Majesté. - Ton père ?.. Eh ! c’est un chevalier de toute cause véreuse. Pardieu ! oui, ton père est un brave, un César, c’est vrai ; mais un homme sans coup d’oeil. - Allons, bon ! chevalier, dit Raoul en riant, voilà que vous allez dire du mal de mon père, de celui que vous appeliez le grand Athos ; vous êtes en veine méchante aujourd’hui, et la richesse vous rend aigre, comme les autres la pauvreté. – Дорогой д’Артаньян, умоляю вас, не говорите при мне так о короле... Я ведь служу все равно что у него, и отец очень рассердится на меня, если узнает, что я слушал, даже от вас, оскорбительные для его величества речи. – Твой отец! Он заступается за всех, даже когда не следует. Черт возьми, твой отец храбрый воин, настоящий Цезарь, но он плохо разбирается в людях. – Однако, шевалье, – сказал Рауль, засмеявшись, – вы начинаете уже бранить и моего отца, того самого человека, которого вы называли великим Атосом! Сегодня вы в дурном настроении; богатство озлобило вас, как других озлобляет бедность. Д'Артаньян обращается к Раулю на ты, графа оба называют "отцом". То же самое и в главе "Король". В главе "Д'Артаньян получает патент на должность капитана" д'Артаньян называет графа де Ла Фер отцом виконта де Бражелона в разговоре с королем. Глава "Из Гавра в Париж" (разговор с де Вардом и с Бекингемом) - Rentrez votre épée, dit Raoul ; vous savez bien que, pendant le voyage que nous accomplissons, toute démonstration de ce genre serait inutile. Rentrez votre épée, mais aussi rentrez votre langue. Pourquoi mettez-vous dans le coeur de celui que vous nommez votre ami tout le fiel qui ronge le vôtre ? A moi, vous voulez faire haïr un honnête homme, ami de mon père et des miens ! Au comte, vous voulez faire aimer une femme destinée à votre maître ! En vérité, monsieur, vous seriez un traître et un lâche à mes yeux, si, bien plus justement, je ne vous regardais comme un fou. – Вложите шпагу в ножны, – потребовал Рауль, – вы знаете, что во время нашего путешествия все попытки такого рода бесполезны. Вложите шпагу, но не давайте воли и языку. Зачем отравляете вы сердце человека, которого зовете другом? Меня вы хотите восстановить против честного человека, друга моего отца и моих близких. В сердце Гиша вы хотите вселить любовь к невесте вашего повелителя. Право, сударь, я счел бы вас изменником и подлецом, если бы по справедливости не находил вас безумным. - Vous avez raison, monsieur, dit Raoul en faisant un violent effort sur lui- même, je ne connais que le nom de mon père ; mais je sais trop combien M. le comte de La Fère est homme de bien et d’honneur pour craindre un seul instant, comme vous semblez le dire, qu’il y ait une tache sur ma naissance. – Вы правы, господин де Вард, – сказал Рауль, делая над собой страшное усилие, – мне известно только имя моего отца, но я слишком хорошо знаю графа де Ла Фер, его возвышенный характер, его незапятнанную честь и не боюсь, что на моем рождении лежит пятно, как вы намекаете! - Mon père, répondit Raoul, a vécu vingt ans sous la menace d’un ennemi bien plus redoutable, et il n’est pas mort. Je suis d’un sang que Dieu favorise, monsieur le duc. - Votre père avait de bons amis, vicomte. – Мой отец, – ответил Рауль, – жил под угрозой более страшного врага двадцать лет и уцелел. В моих жилах течет кровь, которой покровительствует судьба, герцог. – У вашего отца были хорошие друзья, виконт. Глава "Сюрприз для Оры де Монтале" (разговор с Луизой) - Mais votre père ? - Mon père me laisse libre. - Cependant... - Je comprends ce scrupule, Louise ; je consulterai mon père. - Oh ! monsieur Raoul, réfléchissez, attendez. - Attendre, c’est impossible ; réfléchir, Louise, réfléchir, quand il s’agit de vous ! ce serait vous insulter ; votre main, chère Louise, je suis maître de moi ; mon père dira oui, je vous le promets ; votre main, ne me faites point attendre ainsi, répondez vite un mot, un seul, sinon je croirais que, pour vous changer à jamais, il a suffi d’un seul pas dans le palais, d’un seul souffle de la faveur, d’un seul sourire des reines, d’un seul regard du roi. – Боже мой! Но что скажет ваш отец? – Мой отец предоставил мне свободу. – Но все-таки... – Я понимаю ваши сомнения, Луиза. Я посоветуюсь с отцом. – О, Рауль, подумайте, погодите... – Ждать невозможно, а раздумывать, Луиза, раздумывать, когда дело касается вас, – это кощунство! Вашу руку, дорогая Луиза. Я располагаю собой, мой отец даст согласие, обещаю вам это. Вашу руку, не заставляйте меня страдать. Ответьте одно слово, единственное, или я подумаю, что после первого же шага во дворце вы совершенно изменились. Одно дуновение милости, одна улыбка королев, один взгляд короля... Получается, что Рауль в беседах с друзьями и с врагами называет графа отцом. Третьи лица также называют Бражелона сыном графа де Ла Фер. А вот в личной беседе виконт обращается к отцу только официально. :)

jude: Стелла пишет: Сын мой - к д'Артаньяну, это не дитя мое. Немного не та нежность. "Дитя мое" - нежнее?

Стелла: jude , вы молодчина, сколько нашли! Да, мне кажется, что в дитя мое больше собственных чувств. Сын мой - это может и пастырь кому-то из своей паствы сказать, это как бы несет в себе что-то обобщающее. не зря Дюма пишет, что Рауля Атос встречал улыбкой, как д'Артаньяна, только в улыбке той было куда больше нежности.

jude: Во втором томе, в главе "Распорядительный приказчик" король в разговоре с Сент-Эньяном говорит об отце жениха. - Votre Majesté m’excusera. Et le roi connaît ce fiancé ? - Pardieu ! son père est venu me demander de signer au contrat ; c’est... Le roi allait sans doute prononcer le nom du vicomte de Bragelonne, quand il s’arrêta en fronçant le sourcil. – Простите, ваше величество. А король знает этого жениха? – Еще бы! Его отец приходил ко мне с просьбой подписать брачный договор: это... Король, несомненно, собирался назвать виконта де Бра-желона, но вдруг оборвал фразу, нахмурив брови. В третьем томе, в главе "Бражелон продолжает расспрашивать" виконт, разговаривая с д'Артаньяном снова называет графа своим отцом, как и ранее. В главе "Метод Портоса" Портос говорит Раулю "Ваш отец", как и в переводе. В главе "Горе несчастному!" Рауль, размышляя, называет графа отцом. - Oh ! murmura-t-il, c’en est donc fait ! Plus rien dans la vie ! Rien à attendre, rien à espérer ! Guiche me l’a dit, mon père me l’a dit, M. d’Artagnan me l’a dit. – О, – прошептал он, – все кончено: ничего больше не остается мне в жизни! Мне нечего ждать, не на кого надеяться! Об этом сказал де Гиш, сказал отец, сказал д’Артаньян. Значит, все в этом мире – пустая мечта. Mon père me disait : « L’honneur, c’est le respect de ce que l’on doit aux autres, et surtout de ce qu’on se doit à soi-même. » Отец говорит: «Честь – это уважение, воздаваемое другим и прежде всего себе самому». Но де Гиш, но Маникан и особенно Сент-Эньян сказали бы мне: «Честь заключается в том, чтобы служить страстям и наслаждениям своего короля». В главе "Политические соперники" в разговоре с Гримо Рауль тоже называет графа отцом. - Mon père a pris de l’argent ? – Взял ли отец с собой деньги? А вот в главе "Портос считает, что скачет за герцогским титулом" в личной беседе с графом снова нет обращения "отец", только "сударь". - Monsieur, tout ce que vous me dites est vrai ; je crois que nul n’a autant souffert que vous par le coeur ; mais vous êtes un homme trop grand par l’intelligence, trop éprouvé par les malheurs, pour ne pas permettre la faiblesse au soldat qui souffre pour la première fois. Je paie un tribut que je ne paierai pas deux fois ; permettez-moi de me plonger si avant dans ma douleur, que je m’y oublie moi-même, que j’y noie jusqu’à ma raison. - Raoul ! Raoul ! - Ecoutez, monsieur ; jamais je ne m’accoutumerai à cette idée que Louise, la plus chaste et la plus naïve des femmes, a pu tromper aussi lâchement un homme aussi honnête et aussi aimant que je le suis ; jamais je ne pourrai me décider à voir ce masque doux et bon se changer en une figure hypocrite et lascive. Louise perdue ! Louise infâme ! Ah ! monsieur, c’est bien plus cruel pour moi que Raoul abandonné, que Raoul malheureux ! – Все, о чем вы, отец, говорите, – сущая правда, я знаю, что никто так не страдал, как вы, но вы – человек слишком большого ума, и вам пришлось вынести слишком много, и вы должны понять и простить слабость тому, кто страдает впервые. Я плачу страданию эту неизбежную дань. Но это никогда больше не повторится. Позвольте же мне отдаться скорби до полного самозабвения, до того, чтобы, погрузившись в нее, потерять даже рассудок. – Рауль, Рауль! – укоризненно говорил Атос. – Никогда не привыкну я к мысли, что Луиза – самая чистая, самая добродетельная из всех женщин, какие только существуют на свете, – могла так коварно обмануть того, кто был так честен с нею и кто ее так любил! Никогда я не смирюсь с мыслью, что она, сбросив с себя личину нежности и добродетели, оказалась на деле лживой и распутной. Луиза – падшая! Луиза – развратница! Ах, граф, для меня это гораздо страшнее, гораздо ужаснее, чем несчастный Рауль, чем Рауль покинутый! В главе "Обещания" то же самое: в переводе - "отец", в оригинале - этого слова нет. - Je ne vous ai point arrêté, monsieur, pour dire que j’avais un ami, et que cet ami est M. de Guiche. Certes, il est bon et généreux, pourtant, et il m’aime. J’ai vécu sous la tutelle d’une autre amitié, aussi précieuse, aussi forte que celle dont vous parlez, puisque c’est la vôtre. - Je n’étais pas un ami pour vous, Raoul, dit Athos. – Я прерываю вас, граф, совсем не затем, чтобы сказать, что у меня был друг, и этот друг – де Гиш. Конечно, он добр и благороден, и он любит меня. Но я жил под покровительством другой дружбы, столь же прочной, как та, о которой вы говорите, и это – дружба с вами, отец. – Я не был для вас другом, Рауль, потому что я показал вам лишь одну сторону жизни; я был печален и строг; увы! Не желая того, я срезал живительные ростки, выраставшие непрестанно на стволе вашей юности. Короче говоря, я раскаиваюсь, что не сделал из вас очень живого, очень светского, очень шумного человека. А вот граф в этой беседе называет себя отцом! - Raoul, ce que je n’ai jamais fait à votre égard, je le ferai désormais. Je serai votre ami, non plus votre père. Nous vivrons en nous répandant, au lieu de vivre en nous tenant prisonniers, lorsque vous serez revenu. Ce sera bientôt, n’est-ce pas ? - Certes, Monsieur, car une expédition pareille ne saurait être longue.. – Рауль, я никогда не делал этого прежде для вас, но я это сделаю. Я стану вашим верным другом, я буду отныне не только вашим отцом. Мы заживем с вами открытым домом, вместо того чтобы жить отшельниками, и это случится, когда вы вернетесь. Ведь это произойдет очень скоро, не так ли? В главе "Реляция" Бофор называет графа де Ла Фер отцом Рауля. - Arrêtez, Bragelonne ! répéta le prince d’une voix très forte ; arrêtez au nom de votre père ! – Остановитесь, Бражелон! – снова прокричал во весь голос герцог. – Остановитесь, заклинаю вас вашим отцом! - Vrai Dieu ! jeune homme, on dirait que l’eau vous en vient à la bouche : mais, par l’âme de Henri IV ! j’ai promis à votre père de vous ramener vivant, et, s’il plaît au Seigneur, je tiendrai ma parole. – Бог мой, молодой человек, можно подумать, что у вас текут слюнки от зависти, но, клянусь душой Генриха Четвертого, я обещал вашему отцу привезти вас обратно здоровым и невредимым, и, если богу будет угодно, я исполню свое обещание.

Lumineux: jude!!! Вот это да! Спасибо Вам огромнейшее за эту подборку!!! Это то, что было нужно! Значит, Рауль к отцу обращается преимущественно словом monsieur. В любых обстоятельствах, даже в самые интимные моменты. Получается, что это для него само собой разумеющееся обращение, которое само слетает с языка, привычно, как для нас слова "папа" или "мама"? Пожалуйста, переведите пару примеров, где виконт обращается к отцу "le comte" - такое было? Хотя наедине с самим собой и при любых других обстоятельствах - mon père... Кстати, мне показалось интересными обращения Рауля к д'Артаньяну: monsieur le chevalier - господин шевалье? И еще Cher monsieur d’Artagnan - "Дорогой господин д'Артаньян", но не просто "Дорогой д’Артаньян" как в предложенном переводе! И вот в предложении Allons, bon ! chevalier - я не поняла. Подскажите, пожалуйста, как это? Что такое bon !

Стелла: Allons, bon ! chevalier - Можно перевести как: Хорошо, пусть так, шевалье. bon !- хорошо.

jude: Lumineux пишет: Пожалуйста, переведите пару примеров, где виконт обращается к отцу "le comte" - такое было? Просто "граф" не было, только "господин граф": глава "Отец и сын" - Oui, monsieur le comte. Aussi, craignant de le prendre à l’improviste, ou désirant lui être particulièrement agréable, M. le prince m’a-t-il envoyé pour préparer les logements. – Именно. Боясь застать его врасплох или желая сделать ему удовольствие, принц послал меня приготовить квартиры. В русском переводе эту фразу опустили. Кстати, в этой главе Ла Фер еще называет сына "друг мой" и снова на вы. - Maintenant, mon ami, continua le comte avec son doux sourire et sa voix habituelle, parlons d’autre chose. Vous retournez peut-être à votre service ? – Теперь, друг мой, – продолжал граф с ласковой улыбкой, обычным своим голосом, – поговорим о другом. Ты сейчас возвращаешься на службу? И в главе "Страсть" - Ah ! monsieur le comte ! s’écria Raoul en pressant la main d’Athos sur son coeur. - Bien, cher enfant ; laissez-moi, j’ai besoin de repos. A propos, M. d’Artagnan est revenu d’Angleterre avec moi ; vous lui devez une visite. – Ах, граф! – вскричал виконт, прижимая к сердцу руку Атоса. – Хорошо, дитя мое... Оставьте меня, мне нужен отдых... Кстати, д’Артаньян вместе со мной вернулся из Англии; вы должны повидаться с ним. Однако во всех остальных случаях в этой главе Рауль называет отца не "граф" (как в переводе), а "сударь" (monsieur). А Атос еще называет сына "Cher enfant" - "милое дитя", а не "милый сын", как в переводе. И в главе "Согласие Атоса" виконт обращается к отцу "сударь" (monsieur) в отличие от перевода. - Bien, vous avez là une bonne pensée, Raoul. En effet, après moi, ou plutôt avant moi, vous avez un maître ; ce maître, c’est le roi ; vous vous soumettez donc à une double épreuve, c’est loyal. - Oh ! monsieur ! – Хорошо. Это правильная мысль, Рауль. Действительно, после меня, или, вернее, прежде меня, у тебя есть другой господин: этот господин – король. Ты хочешь пройти через двойное испытание; это честно. – О граф! То же в главе "Герцог де Бофор" - A souhaiter de me quitter, dit Athos. - Oh ! monsieur... le pouvez-vous croire ? – Пожелать покинуть меня, – молвил Атос. – О граф... неужели вы можете это подумать? - Oh ! non, monsieur, ce que vous voudrez, interrompit le jeune homme. – О нет, граф, я поступлю так, как вы того захотите, – произнес юноша. В главах "Постос думает, что скачет за герцогским титулом" и "Обещания" - тоже monsieur. Итак, Рауль два раза за весь роман обращается к отцу "господин граф" (monsieur le comte) и никогда - "отец" или просто "граф". Во всех остальных отрывках - "сударь" (monsieur).

Стелла: Вот это церемонность! Такое даже в царских семьях не всегда встретишь. А я была уверенна, что он все же говорил просто "граф" иногда. Спасибо,jude . Не зря там в разговоре капитана с Раулем есть слова "Королевская рука", как определение правления господина графа.

jude: Стелла, а, может, я что-нибудь упустила? Я все их беседы просмотрела или нет? Сейчас еще нашла: в главе "Палатки" Рауль прямо называет себя сыном графа де Ла Фер: - Je suis le fils du comte de La Fère, monsieur de Buckingham, et je ne menace jamais, parce que je frappe d’abord. Ainsi, entendons-nous bien, la menace que je vous fais, la voici... – Я сын графа де Ла Фер, господин Бекингэм, и никогда не угрожаю, потому что сразу наношу удар. Итак, вся моя угроза состоит в следующем...

Lumineux: jude, спасибо Вам еще раз большущее!!! Примеры, которые Вы привели, показывают и объясняют очень многое! Стелла пишет: Вот это церемонность! Такое даже в царских семьях не всегда встретишь. А я была уверенна, что он все же говорил просто "граф" иногда. Спасибо,jude . Не зря там в разговоре капитана с Раулем есть слова "Королевская рука", как определение правления господина графа. А все-таки, может быть просто так было принято, и это было общераспространенным явлением в знатных семьях?

Lumineux: jude пишет: Стелла, а, может, я что-нибудь упустила? Я все их беседы просмотрела или нет? Я думаю, это не принципиально. Ведь тенденция ясна )

Lumineux: Скажите мне ещё, пожалуйста, когда Атос при обращении к д'Артаньяну или еще к кому-то говорит "друг мой", это то самое mon ami? И можно ли это mon ami перевести еще как-нибудь иначе ("мой милый" например)?

jude: Да, "друг мой" у Атоса - это mon ami. И д'Артаньян его так же называет. "Мой милый" - это, скорее, cher ami.

Стелла: jude , наверняка есть еще места - мне сейчас просто не ко времени все просматривать. Но у меня появилась мысль - надо бы почитать " Монте-Кристо" в оригинале. Это - современное Дюма общество, и как общались в знатных кругах в 19 веке он знал не по историческим справочникам. Как общались в семье Вильфора? Альбер с отцом? Монте-Кристо с Гайде?

Lumineux: Стелла, классная идея! Потом расскажете? ) jude, поговорим про д'Артаньяна ) Только один вопрос. В том месте, где они с Атосом расстаются, вернувшись из Англии, и граф предлагает другу ехать вместе с ним в Блуа и поселиться там, д'Артаньян берет его за две руки и говорит "Милый граф, я не говорю вам ни да, ни нет...". Подскажите, пожалуйста, как в оригинале это "милый граф"??

Стелла: А я нашла интересную фразу, не помню, есть ли она в русском переводе. Тему мы уже обсуждали, просто фраза к ней, проясняющая, учился ли д'Артаньян в какой-нибудь школе. Вот что он говорит о молодости, о которой не жалеет ( текст был уже). И фраза Cest absolument comme le temps des études. - Это абсолютно то же, что и годы учебы.

Стелла: - Cher comte, lui dit-il, je ne vous dis ni oui ni non. Дорогой граф, я не говорю вам ни "да" ни "нет"



полная версия страницы