Форум » Восторги и мечты » Vote: Какой Арамис вам нравится больше: в "Трёх мушкетёрах", "Двадцати годах спустя" или в "Виконте.." » Ответить

Vote: Какой Арамис вам нравится больше: в "Трёх мушкетёрах", "Двадцати годах спустя" или в "Виконте.."

Luiza d'Erble: Поскольку Арамис почти такими же темпами как дАртаньян "менялся" в течении трилогии и довольно значительно, жду ваших голосов и комментариев ;-) Принимая во внимание то, что когда он был мушкетёром, то вёл себя как аббат, а когда был аббатом, то вёл себя как мушкетёр, голосование обещает быть интересным...

Ответов - 84, стр: 1 2 3 All

bluered_twins: Стелла пишет: это было сказано ради красного словца. Это сравнение натолкнуло меня на то, что в Рауле, как в Арамисе, сочетаются живость и застенчивость, изящество и готовность дать втык. Ведь если бы Бражелон был низеньким краснощеким крепышом, его бы с Арамисом никто бы не сравнил?.. Даже если оба краснели очень похоже:))

Стелла: Мне все же кажется, что дАртаньян никак не имел в виду внешность: он говорил только о влюбчивости и успехе у дам. А то, что 25-летний Рауль сохнет с детства по одной и той же Луизе ему в голову не пришло. И мне не кажется, что Атос хоть как-то посвятил друга в эту, навязчивую страсть сына. ДАртаньян видел перед собой красавца офицера, успешного, продвинутого по службе и, само собой, такой красавчик должен был иметь и поклонниц. Это: как дважды два- четыре. Так принято в военной и придворной среде, так было принято во все времена: мундир производил соответственное действие на дам. А то, что Рауль краснеет при таком вопросе - так значит, так и есть! И тут - как не вспомнить близкого друга в молодости. Ну, как если бы сказать: ты весь - в отца! А тут - сразу четыре отца. Есть с кем сравнивать.

Орхидея: Стелла пишет: Мне все же кажется, что дАртаньян никак не имел в виду внешность: он говорил только о влюбчивости и успехе у дам. А то, что 25-летний Рауль сохнет с детства по одной и той же Луизе ему в голову не пришло. И мне не кажется, что Атос хоть как-то посвятил друга в эту, навязчивую страсть сына. ДАртаньян видел перед собой красавца офицера, успешного, продвинутого по службе и, само собой, такой красавчик должен был иметь и поклонниц. А это дополнительный аргумент для беседы в другой теме, о том, что друзья ничего не знали о сердечных делах Рауля. Ни граф, ни виконт их не просвещали.

Констанс1: Орхидея , личная жизнь каждого из них была их личным делом. Они ею почти не делились друг с другом. А если что-то узнавали о приватной жизни друга , то вели себя очень деликатно. Это , на мое ИМХО, одна из причин почему так долго продлилась их дружба.

Орхидея: Меня, пожалуй, в Арамисе больше всего привлекает потрясающая сила воли и умение преодолевать даже не сколько внешние препятствия, сколько свои собственные слабости. Такому упорству и целеустремленности можно только позавидовать. В сложные моменты пример Арамиса действует на меня воодушевляюще, как доказательство того, что только сам человек полагает предел своим возможностям. А ещё привлекает энергичность, решительность действий и умение подниматься после любых падений, предусмотрительность, сочитание хитрости и мудрости, которые у него очень гармоничны, деликатность и повышенная культурность, эстетическое мировосприятие, стремление к новым знаниям, острый язык и дар слова. Нравится, что он предпочитает мало говорить, но много делать и, чтобы действие было на порядок выше мысли. Он умеет вести за собой людей, что преобрел с возрастом, не боится ответственности. И, конечно, нравится в нём затаенная теплота и забота о близких людях, которых он очень любит, но словно боиться продемонстривать это открыто. Несмотря ни на что, у него есть в душе какой-то немеркнущий свет, который питает самое высокое в его душе и не даёт опуститься. И я прекрасно понимаю его противоречащие друг другу желания, так как сколько себя помню, мучаюсь тем же, но, кажется, нашла как их можно совмещать.))) Ещё пару лет назад без колебаний ответила бы, что Арамис мне больше всего нравится в "20 лет спустя", но теперь не знаю. Я его люблю везде и во всех проявлениях. Он как кристалл, поворачивающийся множеством разных граней, каждая из которых по-разному преломляет свет и по-своему интересна. Хотя из трёх книг самый сложный образ читателю предстает в "10 лет спустя". Коль пошла такая пьянка, раскажу-ка свою историю знакомства с любимым героем. Раз уж это раздел "Восторги и мечты", буду восторгаться, "Остапа понесло". В "Трёх мушкетёрах" он, по-началу, не воспринялся мной серьезно. Изящный милый юноша, наивный и восторженный, с набором причуд, но с хорошими мозгами. Производит впечатления человека немного не от мира сего, который своей неопределенностью, перепадами настроения и тайной влюбленностью,  всем очевидной, вызывает добродушную усмешку. Но кое-какие моменты прозвели на меня впечатление. Два часа верхом с раненым плечом, пока совсем не поплохело (а по дороге ещё и о Портосе беспокоился). Поняла, что хоть он хрупкий и изящный на вид, а стержень внутри стальной. И сцена в Кревкере, весь присходящий там дурдом, рассказ о дуэли, реакция на письмо, желание оседлать английского жеребеца, с которого из-за раны неприменно бы свалился, если б не д'Артаньян. А ещё всегда было интересно посмотреть, как он потом зачастивших клириков спаивал. Жалко, что автор не расписал этой сцены. Разглядела Арамиса я только в "20 лет спустя". И в сюжете он там так эффектно появляется: с дерева на лошадь Планше! Аж за чёрта аббата приняли.)) А дальше - круче. Я ожидала уведеть уж скорее святошу, пусть и с заскоками, но приятно обманулась.) И так за него обрадовалась! Думаю, наконец, мозги на место встали. Был чудик, стал нормальный человек.)) Мочки ушей не щиплет, чтоб порозовели, библию поминутно не цитирует, в хондру чуть-что не ударяется. Наоборот, чертыхается, на Базена шумит, все стены оружием завешал, повором первоклассным обзавелся в замен яичницы со шпинатом. Только дАртаньян ему ту яичницу и кревкерский диспут всё равно долго припоминал. Появилось озорство, открыто проявляемая вспыльчивость, большая раскрепощенность, уверенность, определились политические взгляды. И всё это без потери поэтичности и загадочности образа. Мушкетёрская воинственная ипостась Арамиса для меня куда понятней и привлекательней, чем священническая. А в этой книге он отчаянный рыцарь, и это здорово! Производят впечатление эпические моменты несостоявшегося боя под Ньюкаслом, битвы под Шарантоном. Нравится несколько визитов Арамиса к Карлу 1. При чтении этих эпизодов становится понятно насколько всё таки близко к сердцу аббат воспринимал происходящее.  Особенно трогает встреча друзей после освобождения из Рюэйя. И этот вечный забияка, которого хлебом не корми, дай подраться, вдруг произносит: "Но вы уже на свободе и дело обошлось без кровопролития - тем лучше". Заодно назвал кардинала подлецом, не подозревая, что Мазарини отзывы слышит. А потом нисколько не смутился.) Действительно, пусть кардинал знает правду. Когда мушкетеры выдвигали Мазарини условия, в Арамисе откуда-то появился деловой человек, имеющий наготове и договор с Фрондой и аргументы. При этом аббату очень хотелось отослать Мазарини подальше, в Италию, но он отказался от своего условия ради д'Артаньяна и Портоса. Глава "Мы начинаем верить, что Портос станет на конец бароном, а д'Артаньян капитаном." вообще хороша от и до, одна из моих любимейших в этой книге.  Когда я заполучила, наконец, "10 лет спустя", считала главы до появления Арамиса в сюжете, ждать пришлось долго. И снова он появляется в нём эффектно. И переглядки с д'Артаньяном и Портосом во время крестного хода так тонки и многозначительны. Впечатлила словесная дуэль между Арамисом и д'Артаньяном. Мушкетёра прелат обхитрил ловко. Только хоть игра и мастерская, но между друзьями... Царапнуло. Но когда ваннский епископ в полуобморочном состоянии примчался предупреждать Фуке, а потом, едва стоя ногах, пошёл проведать Портоса, я поняла, что обожаю его ещё сильнее, чем раньше.)) И так до самого финала. Дальше я уже просто любовалась процессом и виртуозной интригой. Местами сильно царапает, местами понимаю и одобряю, местами прибить хочется, местами расцеловать готова. Наверно, именно потому, что Арамис вызывает у меня столько самых различных эмоций, стимулирует размышления, мой интерес к нему уже долго не ослабевает. Очень сильный, сложный характер. В зависимости от настроения мне нравиться видеть в нём то влюбленного поэта, то храброго рыцаря, то мудрого политика, то готически прекрасного демона, то искусного кукловода, иногда даже непонятого гения.) Он так и остаётся для меня человеком до конца непонятным, всё время остаётся загадка. А тайны, как известно, имеют свойство притягивать. Возможно, эту загадку создаёт вечная раздвоенность. В характере прекрасно уживаются жёсткость и мягкость, напористость и гибкость, деликатность и нахальство, страстность и холодность, бесстрашие и осторожность, суровость и милосердие, любовь к комфорту и неприхотливость и куча других противоположных начал.   Сколько времени увлекаюсь Дюма, столько времени открываю для себя новые грани характеров.   Столько понаписала, надеюсь не утомила. Хорошо сказано: "Если к достоинству трудности добавить достоинство краткости, то ваша поэма будет иметь никак не менее двух достоинств".

bluered_twins: Орхидея пишет: В "Трёх мушкетёрах" он, по-началу, не воспринялся мной серьезно. ... Но кое-какие моменты прозвели на меня впечатление. ... хоть он хрупкий и изящный на вид, а стержень внутри стальной. И еще меня впечатлило, когда он не в меру любопытного кардинала чуть не порешил. Причем серьезно, без всякой рисовки: одной рукой письмо готов отдать, а другой прирезать. Молча. Это ж надо, какая отчаянность. Потому что представляете, что бы с ним сделали, если бы он ударил Ришелье кинжалом?..

Стелла: Колесовали бы.

Констанс1: Орхидея, Вы прямо как древне -бриттский бард спели хвалебную песнь Арамису. Я уверена, что и персонаж и его автор были бы польщены.

Орхидея: Констанс1, это просто накатили одновременно фанатский порыв, ностальгия и словоохотливость. bluered_twins, пишет: И еще меня впечатлило, когда он не в меру любопытного кардинала чуть не порешил. Причем серьезно, без всякой рисовки: одной рукой письмо готов отдать, а другой прирезать. Это место тоже эффектное. Но я писала о первом впечатлении. А тринадцатилетняя девочка, коей я тогда являлась, этой детали, как и многих других, в полной мере не оценила. Да, Арамиса ждала бы жестокая казнь. Мало бы не показалось, проткни он кардинала. И в подобных случаях эпитет "отчаянный" мне отчего-то хочется заметить на "отмороженый".)) Неосторожное вмешательво в сердечные дела у Арамиса ужасно больное место. Проверено, думается, не одним десятком дуэльных противников. Но, bluered_twins, вы надеюсь понимаете, что если начать перечислять все яркие места от и до, объём текста увеличится раз в пять. Клавиатура этого не выдержит.

bluered_twins: Орхидея пишет: в подобных случаях эпитет "отчаянный" мне отчего-то хочется заметить на "отмороженый". Это да:)) Орхидея пишет: объём текста увеличится раз в пять По-моему, это здорово

Орхидея: Мне до кучи ещё одна сцена вспомнилась. Классная сцена!   "Прежде чем уйти с эшафота, Арамис пошел к отверстию, куда забрался Атос, и сообщил о своем намерении повидаться с королем. – Желаю вам успеха, – отвечал ему Атос, – расскажите королю, в каком положении наше дело. Скажите ему, что когда он останется один в комнате, то пусть постучит в пол, чтобы я мог спокойно продолжать свою работу. Хорошо, если бы Парри помог мне и заранее поднял нижнюю плиту камина, которая, вероятно, мраморная. Тем временем вы, Арамис, не отходите от короля. Говорите как можно громче, так как за дверями будут подслушивать. Если в комнате есть часовой, убейте его без разговоров; если их двое – пусть Парри убьет одного, а вы другого; если их трое – дайте убить себя, но спасите короля. – Будьте покойны, – сказал Арамис, – я возьму два кинжала, один для себя, другой для Парри. Теперь все? – Да, ступайте! Убедите только короля не проявлять ненужного великодушия. Если произойдет драка, пусть он бежит во время смятения. Если плита опустится над его головой, а вы, живой или мертвый, останетесь наверху, понадобится по крайней мере десять минут, чтобы найти отверстие, через которое он скрылся. А за эти десять минут мы выберемся отсюда, и король будет спасен. – Все будет сделано, как вы говорите, Атос. Вашу руку – ведь мы, может быть, больше не увидимся. Атос обнял Арамиса и поцеловал его." У Арамиса ведь в этом предприятии самая опасная часть задания и больше всего шансов сложить голову в "этой проклятой стране". Он проникает буквально в лагерь врага и ему же выпадает прикрывать отход короля. Причём ведь аббат сам на это вызвался, никто его не заставлял. Да и не справился бы никто лучше него с этой задачей. Граф даёт аббату инструкции, и Арамис спокойно так обещает всё выполнить в точности. Простились, как в последний раз. Потом Арамис, что-то ещё напевая по дороге, собирается отправиться в покои к королю. А ведь имеет все шансы с друзьями больше не увидеться.

Стелла: Вот потому-то он (Арамис) мне в этой книге и нравится больше всего. А еще : Атос отдает распоряжение не останавливаться ни перед чем, когда идет речь о короле, готов другом пожертвовать! И на следующий день готов отдать себя в руки врагу, когда речь идет всего лишь о собственной жизни, только бы прервать цепь мести. Человек мыслит рыцарскими категориями, когда речь идет о суверене и общечеловеческими - когда о личном враге.

Арамис1991: Вы описали Арамиса лучше, чем смогли воплотить этот образ во всех экранизациях! Ближе всего, как по мне, получилось у Старыгина. Вылитый Арамис, и такой же противоречивый. Но всё же, формат мюзикла и отход от буквы романа значительно упростил образ. Арамис мой самый любимый персонаж, не зря у меня литературный псевдоним Арамис Алимов)) Сложно выделить, где он мне нравится больше, везде по своему. Но отмечу сцену, где таинственный флёр Арамиса словно развеивается ненадолго: это сцена у францисканца. Тут все маски сброшены, и мы видим самые потаённые секреты если не души Рене, так его деятельности.

FC: Арамис один из моих любимых персонажей. Многогранная, яркая и неоднозначная личность. Ценю его за стойкость, огромное мужество, патриотизм, невычурность и верность избранным идеям. Этот человек много сделал для друзей, а уж сколько сделал для государства, молчу - об этом красочно написано в трилогии. Истинный воин-христианин. Поверила Старыгину, и , только не бейте, Чемберлену . У американцев был бы замечательный фильм, но все испортили Д'Артаньян и Атос. Йорк играет отлично, но внешность... но лицо... Атос (Рид), там полный атас, начиная от рожи и заканчивая манерой держаться (по моему глубокому убеждению, это не Смехов не представлял, кого играет, а Рид). Только из-за Чемберлена оба фильма и смотрела. Хорошо сыграл и Шин кстати.

Орхидея: Меня ни одно коновоплощение Арамиса не устраивает полностью. Никто книжного так и не сыграл. Старыгин не плох, но мне в нём всё время чего-то не хватает. В "Трёх мушкетёрах" легкой горчинки. Не показаны в фильме Арамисовские приступы тоски и любовные страдания. В "Двадцать лет спустя" образу не достает игривости и удали. В "Тайне королевы Анны" хотелось бы больше жесткости и огня честолюбия. По сюжету там вообще не совсем понятно ради чего Арамис затевает подмену короля. Чемберлен, как по мне, тоже ничего. Видела я его правда только в "Возвращении мушкетеров". Хоть фильм дурацкий, актёр запомнился. А больше там, действительно, смотреть не на кого. Он, мне кажется, мог бы и более соответствующий книге образ создать, будь сценаристы поадекватней. Короче, все беды от создателей кино. Кроме этих двух никого больше не назову. А вообще, я думаю, такого сложного героя как Арамис, трудно сыграть. Для этого нужен мастер. Чем дальше по книгам, тем образ сложнее, полнее и глубже. И, чёрт побери, неужели так трудно найти утонченного брюнета?! А то, как правило, либо не утонченный, либо не брюнет, либо ни то, ни сё. Арамис1991 пишет: Но отмечу сцену, где таинственный флёр Арамиса словно развеивается ненадолго: это сцена у францисканца. Тут все маски сброшены, и мы видим самые потаённые секреты если не души Рене, так его деятельности. Мне всегда было жаль, что читателю не показана его деятельность, как генерала иезуитов. Он глава обширнейшей организации, распустившей свои щупальца по всему миру. Там наверняка столько всего происходило! Но эта жизнь где-то там, в тени за кулисами, и только иногда мы видим её обрывки и маленькие эпизоды вроде событий в "Красивом павлине" и тому подобное.

Стелла: Орхидея , вот если бы показать деятельность Арамиса на поприще Фронды, потом Парламента, потом - как он оказался связанным с Фуке, а потом и его деятельность, как иезуита( очень подозреваю, что после того, как он принял постриг, он все время так или иначе выполнял задания Ордена: иезуиты свою добычу не отпускают никогда), стало бы ясно, насколько он предан Франции, а насколько - Ордену. Служа Ордену он все же подчинялся Его католическому величеству, а интересы Испании и Франции редко совпадали.

Констанс1: Арамис ведь Генералом пробыл совсем недолго. В эпилоге он уже сложил с себя обязанности Главы Ордена Иезуитов. На круг-лет 4-5 получается, не более. Так что уж слишком большое влияние на европейскую политику он вряд ли успел. И большую часть своего генеральства он провел в Испании и на службе у испанского короля. А во Франции он в качестве Генерала иезуитов успел только совершить преступление «» оскорбление Величества«», за которое в общем, смертная казнь полагалась. Так что какой из него государственник- это еще большой вопрос.

Стелла: Он государственник в рамках " Государство - это я" А честно говоря - он человек со всеми человеческими "за" и "против". Умница, талант, разносторонняя личность, сам себе хозяин, которому подавай весь мир во владение. Личность, достойная восхищения, но вряд ли достойная подражания во всем.

Орхидея: Констанс1 пишет: Арамис ведь Генералом пробыл совсем недолго. В эпилоге он уже сложил с себя обязанности Главы Ордена Иезуитов. На круг-лет 4-5 получается, не более. Это по тексту не совсем понятно. Дюма говорит в эпилоге, что прошло четыре года, где-то через год д'Артаньян уже воюет в Голандии. А тем не менее осада Маастрихта была в 1673 году, Фуке был осуждён на заточение в 1664, Анна Австрийская умерла в 1666. Как сладить с таким разбродом дат, я затрудняюсь ответить. Смотря что брать за точку отсчёта. Если опираться на осаду Маастрихта, получится, что Арамис был генералом около 10 лет. Автор явно хотел сжать события, причём вопреки истории, занявшие в действительности целое десятилетие. О политических предпочтениях. На меня Арамис производит впечатление какого-то двойного, а то и тройного агента. Тут и Франция, и Испания, и Орден иезуитов, который вроде сами по себе, но часто связан с Испанией и, вроде как, должен подчиняться папе Римскому. Арамис состоял в молодости на службе у французского короля, при этом он регулярно оказывается в происпанской партии за компанию с той же пресловутый Шеврез. Потом иезуиты. Короче, тёмный лес. Кстати, насколько я помню, от иезуита, вступающего в их общество, требовался отказ от патриотических чувств ради слепого повинения ордену. Стелла пишет: вот если бы показать деятельность Арамиса на поприще Фронды, потом Парламента, потом - как он оказался связанным с Фуке, а потом и его деятельность, как иезуита Это было б здорово! Лучше в качестве отдельных романов.)) Жалко, что Дюма не наш современник, дюмане бы до него добрались и замучили бы просьбами и заказами. Но с другой стороны счастье самого автора.)) А ещё мне интересно, что Арамис делал в Италии, ведь именно там он познакомился со своим предшественником на посту генерала, если верить тому, что он говорил де Шеврез. Они там, по его словам, вместе изучали богословие. Может не только?

Стелла: Думаю, что изучая богословие они могли обсуждать не только вопросы теологии. В особенности, будучи иезуитами.))

Орхидея: Стелла, пишет: Он государственник в рамках " Государство - это я" Блестяще сказано!

FC: Орхидея пишет: Тут и Франция, и Испания, и Орден иезуитов, который вроде сами по себе, но часто связан с Испанией и, вроде как, должен подчиняться папе Римскому. Арамис состоял в молодости на службе у французского короля, при этом он регулярно оказывается в происпанской партии за компанию с той же пресловутый Шеврез. Все просто - поддержание баланса между этим государствами и еще Орден иезуитов. Я просто восхищена, какой это человек.

Nataly: FC пишет: Все просто - поддержание баланса между этим государствами и еще Орден иезуитов. Ой. А можно, пожалуйста, про баланс расшифровать? А то я как-то даже замерла в восхищении:) Спасибо!

Стелла: Арамис - столп государственности во Французском королевстве. Указатель на перекрестке.



полная версия страницы