Форум » Восторги и мечты » Vote: Какой Арамис вам нравится больше: в "Трёх мушкетёрах", "Двадцати годах спустя" или в "Виконте.." » Ответить

Vote: Какой Арамис вам нравится больше: в "Трёх мушкетёрах", "Двадцати годах спустя" или в "Виконте.."

Luiza d'Erble: Поскольку Арамис почти такими же темпами как дАртаньян "менялся" в течении трилогии и довольно значительно, жду ваших голосов и комментариев ;-) Принимая во внимание то, что когда он был мушкетёром, то вёл себя как аббат, а когда был аббатом, то вёл себя как мушкетёр, голосование обещает быть интересным...

Ответов - 84, стр: 1 2 3 All

Amiga: Ну и где версия "Он мне никаким не нравится"? :)))

Luiza d'Erble: Amiga пишет: Ну и где версия "Он мне никаким не нравится"? :))) Ну если уж совсем нигде не нравиться, то выберите тот вариант, где Атос на его фоне смотрелся более выигрышно))))))))))

Джоанна: По-моему, на протяжении трилогии он как-то мало эволюционировал...

Luiza d'Erble: Джоанна пишет: По-моему, на протяжении трилогии он как-то мало эволюционировал... Ну, не скажите. Вот кто действительно мало эволюционировал, так это Атос, а Арамис очень даже менялся, особенно заметна разница в самом начале " Двадцать лет спустя", по сравнению с тем, что было в "Трёх мушкетёрах".

Эst'эль: Luiza d'Erble пишет: а Арамис очень даже менялся, Менялся, правда не так заметно как д*Артаньян, но всё-таки менялся!.. Я проголосовала за начало Трёх мушкетёров.

Arren: Мне очень понравился Арамис в "Двадцать лет спустя" , но вот сказать вначале или конце книги... Я особой разницы не заметила

Nika: Luiza d'Erble пишет: Ну если уж совсем нигде не нравиться, то выберите тот вариант, где Атос на его фоне смотрелся более выигрышно))))))))))

Lavalier: Пусть будет "Ближе к концу "Трех мушкетеров". Хотя вообще он мне в этой части на протяжении всей книги нравится. Luiza d'Erble пишет: Вот кто действительно мало эволюционировал, так это Атос В период между "Двадцать лет спустя" и "Виконтом де Бражелоном" - да, но между "Тремя мушкетерами" и "Двадцать лет спустя" эволюция громадная. Не эволюция, а революция.

Luiza d'Erble: Lavalier пишет: Не эволюция, а революция. О да, здесь я согласна! Но ведь я пишу "мало эволюционировал". То есть всё-таки эволюционировал, пусть и мало... Вот, мы опять приходим к Атосу... Что ж это за личность то такая!))))))) Почти в любом обсуждении начинаем писать о нём...

Pierre: Ближе к концу двадцати лет спустя.Все-таки предприятие с Карлом 1 с его стороны-благородный и бескорыстный поступок.И как мне кажется,увы,единственный...

Amiga: Luiza d'Erble Ну если уж совсем нигде не нравиться, то выберите тот вариант, где Атос на его фоне смотрелся более выигрышно)))))))))) Ха, да это вся трилогия! :) Джоанна По-моему, на протяжении трилогии он как-то мало эволюционировал... Это называется "деградировал". Pierre Все-таки предприятие с Карлом 1 с его стороны-благородный и бескорыстный поступок.И как мне кажется,увы,единственный... Ага, я до сих пор удивляюсь.

Nika: Pierre пишет: Все-таки предприятие с Карлом 1 с его стороны-благородный и бескорыстный поступок.И как мне кажется,увы,единственный... Ой, сейчас начнется! Напомнить про подвески или не надо? И еще кое-что найдется... Amiga пишет: Это называется "деградировал". Мне кажется как раз в ДЛС он вовсе не деградировал. Просто в начале он показал свои лучшие качества. А в конце опять вернулся в скорлупу.

Джоанна: Nika пишет: Просто в начале он показал свои лучшие качества. Да, например, солгал другу и двинул в физиономию человеку, который случайно его обрызгал.

Nika: Джоанна пишет: двинул в физиономию человеку, который случайно его обрызгал. А Атос Гримо бил в "Трех мушкетерах", мы же не называем это пороком.

Джоанна: Nika пишет: мы же не называем это пороком. А при чем здесь Атос? В теме обсуждают Арамиса.

Nika: Атос не причем. Просто надо тогда четко дать определение хорошим и плохим поступкам главных героев, чтобы знать какие из них положительные и отрицательные и делать вывод, нравятся они нам или нет А то я вот за его порывом пристрелить Мордю уже не заметила, что он кому-то двинул по физиономии...

Джоанна: Nika пишет: А то я вот за его порывом пристрелить Мордю уже не заметила, что он кому-то двинул по физиономии... А мне это показалось вполне гармоничным) От человека, способного за пустяк ударить прохожего, вполне можно ожидать, что он постарается выстрелить в кого-нибудь с безопасного расстояния, сразу уплыв в другую страну, или науськает друга свернуть кому-нибудь шею, а сам останется стоять в сторонке)) А вообще, знаете, когда анализируешь текст, лучше все замечать) Кстати, о плохих поступках. Бить слуг по тем временам не считалось зазорным, но, оценивая этот поступок Атоса, говорите, пожалуйста, от своего имени. Я, например, таким вещам позитивной оценки не даю.

Nika: Джоанна пишет: Я, например, таким вещам позитивной оценки не даю. Пардон. Имелась в виду ироническая интонация в предыдущем посте.

Джоанна: Nika пишет: Имелась в виду ироническая интонация в предыдущем посте. Предлагаю не отвлекаться от обсуждения песонажа на обсуждение интонаций других форумчан.

Луиза Водемон: Amiga пишет: Это называется "деградировал". Amiga , мне кажется, он не деградировал, он какой был -такой и остался, просто в первой части в силу молодости и неопытности, Арамис был более открыт . Потом, он научился скрывать свои недостатки, т.к. стал старше и умней, что иногда вызывает ощущения некоторого лицемерия с его стороны... По сабжу, наверно, Три мушкетера". Конец или начало мне по фигу:). Ну пусть будет конец...

Екатерина: Голосую за конец "Трех мушкетеров". Нравится еще в конце "Двадцать лет спустя" в сцеах спасения Карла и попыток спасти дАртаньяна и Портоса. Но поскольку мне приятнее образ мушкетера нежели аббата, такой выбор! В начале "Двадцать лет спустя" коробит то, что он думает, что дАртаньян способен их предасть и заложить кардиналу и еще коробит фраза о том, что Портос им нужен как "толстый кошелек!" В "Виконте..." конечно появляется его, пусть косвенная, но вина в смерти Портоса!

Lavalier: Екатерина пишет: В "Виконте..." конечно появляется его, пусть косвенная, но вина в смерти Портоса! Как ни крути, а все равно к этой теме все возвращается...

Арамисоманка: В начале он всем нравится. Кто-то любит его уже зрелым, в ДЛС. И мало кто в Виконте. А мне всегда было его жалко в конце Виконта де Бражелона, седого, больного подагрой и почками, трясущегося...Хотелось его обнять и пожалеть. Ведь,ИМХО, он только косвенно виноват в смерти Портоса...Дюма его сурово наказал...

Lavalier: Я настолько привыкла воспринимать всех персонажей, в том числе Арамиса, с высоты всей трилогии, что "отдельными частями" мне сложно кого-либо представить. То есть если я слышу, например, "Арамис", то представляю его себе скорее как в "Виконте..." с учетом всей его эволюции в предыдущих книгах. Но вот буквально вчера после довольно долгого перерыва достала с полки "Трех мушкетеров", начала читать и буквально влюбилась в "первого" Арамиса заново! Так что я за первые два варианта вместе взятые.

M-r Евгений: Я за конец "Двадцать лет спустя", он мне там пожалуй, больше всех запомнился и понравился.

Henrietta: он мне как-то вообще "неособо"... но уж если выбирать, то более менее он в Трех Мушкетерах где-то к концу..))

Меланхолия: Джоанна пишет: двинул в физиономию человеку, который случайно его обрызгал. А ведь мог бы вызвать на дуэль и убить! Так что тому прохожему крупно повезло

Джоанна: Меланхолия пишет: А ведь мог бы вызвать на дуэль и убить! Так что тому прохожему крупно повезло Такое "везение" не вписывается в дворянский кодекс чести.

Лилит: Мое мнение об Арамисе менялось на протяжение всей трелогии. Были моменты, когда этот персонаж был мне антипатичен. Но к концу третьей книги, я пришла к выводу, что именно он мне ближе остальных.

Виталий: Арамис, более чем кто-либо из своих друзей, обладал даром интриги и на протяжении всей трилогии только этим и занимался. Иногда ошибался, но не в своих расчетах, а скорее в людях.

Сашок: Мне он нравится ближе к концу Двадцати лет спустя

Дезире: Право, затрудняюсь с выбором. Мне особенно по сердцу мушкетер, уверяющий, что он на самом деле аббат, и аббат, считающий, что он в душе мушкетер.

Atos: Начало Трёх мушкетёров...просто потому, что там он ещё не сильно запутался в самом себе, там он не притворяется...

Jane: Для меня Арамис бесподобен всюду и везде-и в начале,и в конце,и в середине,и ближе к концу всей истории:)

Анна Женевьева: Мне он больше нравится в "20 лет спустя"... и скорее ближе к концу, за что и проголосовала. Он стал мудрее, сдержаннее... Мальчик стал мужчиной...

графиня замка N: Да он мне везде нравился, за ним интересно наблюдать... Проголосовала за последний пункт

Орхидея: Сейчас он мне нравиться везде. Но "распробовала" я Арамиса в Двадцать лет спустя, по духу он мне ближе именно там. И я просто восхищаюсь им в Десять лет спустя, большой размах и очень ловко, жаль не удалось.

nadia1976@ukr.net: Искала тему сугубо по Арамису, но не могу найти, хотя знаю, почти уверенна,что такая была... Но меня просто трясет от нетерпения поделиться.... Итак, место, которое приводит меня в восторг! Не буду приводить его целиком, это очень много, это главы "Искуситель" и "Корона и тиара" в "Десять лет спустя". Арамис и Филипп. И вот именно тот момент, когда принц выходит из кареты и размышляет. Я возьму только небольшой фрагментик Это было 15 августа, около одиннадцати часов вечера; тяжелые тучи, предвещавшие непогоду, охватили все небо, не допуская на землю ни малейшего проблеска света. Впрочем, привыкнув немного к окружающей тьме, глаз начинал различать границу между дорогой и окаймлявшим ее подлеском – все кругом было непроницаемо черным, и только дорога на этом фоне представлялась темно-серым пятном. Но запах травы и еще более резкий и свежий запах дубов, теплый, насыщенный воздух, впервые после стольких лет окутавший все его тело, невыразимое наслаждение свободой среди полей и лесов говорили столь пленительным для него языком, что, несмотря на всю сдержанность, почти скрытность, о которой мы постарались дать читателю представление, принц позволил себе отдаться нахлынувшим на него чувствам и радостно и легко вздохнул. Затем, медленно поднимая все еще тяжелую голову, он принялся жадно ловить струи воздуха, напоенные самыми разнообразными ароматами и живительные для его начинающего освобождаться от привычной скованности лица. Скрестив руки на груди, как бы затем, чтобы не дать ей разорваться под наплывом этого доселе неведомого ему блаженства, он с восторгом вдыхал этот новый для него воздух, веющий по ночам под сводами леса. Небо, на которое он смотрел, шум воды, живые существа, копошащиеся, как он чувствовал, вокруг него, – разве это не сама жизнь, и не безумец ли Арамис, полагавший, что в нашем мире можно мечтать о чем-то другом? Очень часто вспоминаю, думаю об этих главах в моменты, когда нужно принять важное решение. Действует ободряюще...

Nataly: О, какая у нас, оказывается, интересная тема была! nadia1976@ukr.net, спасибо, что стряхнули с нее прах веков! Если по сабжу, то мне Арамис больше всего нравится в "Двадцати годах спустя". Я, честно говоря, только в конце этой книги заметила в нем нечто человеческое - заботу о своем ребенке, о любимой женщие. Да черт возьми, за одни конфеты Планше его стоит зауважать:)))) А потом его бросила очередная баба и он вконец озверел...

Орхидея: Арамис - человек и очень неплохой человек. Жаль не все это способны разглядеть.

Стелла: Арамис изначально не был плохим. Лицемерным, двуличным его сделала церковь. Но в нем всегда жили два человека. и тот, для которого дружба была свята, сохранялся всегда. Со временем жажда власти и почестей все лучшее в нем загнала в подполье. " Солдат, священник и дипломат, Арамис никогда не делал ничего хорошего, если это не служило ему ступенькой к плохому"( Это почти дословная цитата.)Это Арамис под конец трилогии. Он не негодяй, он просто властный и жадный человек, которому хочется богатства, славы и почестей, которых у него в жизни не было до старости. И он идет к ним по трупам. Что тут еще можно сказать, если сам Автор разоблачает своего героя?

Орхидея: Цитирую: Арамис никогда не творил ничего хорошего без того, чтобы не смотреть на это хорошее, как на ступеньку что бы подняться ещё выше. (а это не значит, что к плохому) И по трупам он не ходил, именно это помешало его заговору. Поэтому не совсем с вами согласна. Ему, на мой взгляд, не хватило подлости, что бы идеально довести всё до конца. За что и уважаю, иначе бы так его не любила. А честолюбие, эгоизм - "это так естественно", если словами Портоса.

Ренэ д`Артаньян: в 20 годах спустя, естественно! долой Мазарини, Мазарини долой!

Олена: Мне больше всего нравится в Трех Мушкетерах

Базен: Более всего люблю его в "Трех мушкетерах". Он там еще не совсем очерствел душой, а потому наиболее симпатичен. Мне кажется, доведись ему встретить вместо Шевретты какую - нибудь менее политически активную даму, страданий на его долю выпало бы меньше в разы.

Констанс1: А мне Арамис нравится во всех частях Трилогии. Он-Личность, яркая , неординарная, противоречивая, раздираемая страстями. Немало способствует очарованию персонажа и флер таинственности-который остается с ним на протяжении всей Трилогии. А еще он человек-который сделал себя сам. Семинарист недоучка , посредственно владеющий латынью, не постеснялся уже в довольно зрелые по тем временам годы сесть за парту и стать студентом Пармского университета. На минуточку, Медицинский факультет в Парме был известен на всю Европу еще в 500-е годы нашей Эры. Там и учили врачей и лечили больных. Конечно, Арамис скорее всего учился на теологическом . Но Школа есть Школа. Он начал простым аббатом, потом стал духовником герцогини де Лонгвиль, потом викарием, потом епископом Ваннским, затем испанским кардиналом. Т. е. прошел все карьерные ступени. А кроме того, возможно в той же Парме изучал военно-инженерную науку. Без фундаментальных знаний невозможно было спроектировать образцовые и наисовременнейшие по тем временам укрепления Бель-Иль.

Орхидея: Констанс1, готова подписаться под каждым словом. Но затем испанским кардиналом Откуда такая информация?

Констанс1: Упс ,Орхидея ,Вы правы. Д Арт называет Арамиса в эпилоге г-н герцог, а я почему-то всегда считала что он говорит «» господин кардинал«».

bluered_twins: Прошлой осенью случилось чудо - я впервые осознанно прочитала "Трех мушкетеров". И как все нормальные люди собиралась проникнуться Атосом, на худой конец д'Артаньяном. Иииии... мне безумно понравился Арамис:))) Вот прямо очень. Вот эта смена настроений: нет денег и СМСок от подружки - жизнь тлен, я уйду в Тибет и стану монахом. Есть деньги - жизнь прекрасна, пойдемте же пить и веселиться! Наши ж прям качели:) И еще когда он рассказывает, как у него ножки от страха подогнулись при виде сильного гопника. И ведь при женщине разборка была - вот ведь как унизительно... а потом он занимался-занимался долго-упорно и обидчика в итоге порешил. Отчаянный:)) Или вот он в молитве весь, а только Атос его спроси: "Ну как там, в "Нечестивце"?" - так он сразу в жизнерадостный треп ударился: и меню так себе, и живая музыка громкая... Вот этим сочетанием непосредственности, хрупкости и отчаянности мне очень нравится будущий епископ Ваннский.

bluered_twins: Не могу точно определиться, где именно Арамис мне нравится больше. Весь образ на протяжении всей трилогии кажется мне цельным и каждый раз открывается с новой стороны. Просто в «Трех мушкетерах» это был неожиданно приятный сюрприз. 20 лет спустя Арамис не дал превратиться исполнительному Раулю в душного Павлика Морозова. О, этот любимый эпизод, когда аббат непедагогично отбирает у ребенка конфетку Бражелона письмо, содержащее приказ схватить д’Артаньяна :) А потом приобщает его к освобождению отца и того же д’Артаньяна. Причем, очень кстати - граф не хотел впутывать сына в свои дела, и напрасно, как доказал Арамис. И так это здорово у него увязывается в одну логическую цепочку: я воспользовался своим преимуществом и не дал тебе выполнить приказ под Шарантоном, а теперь смотри, зачем я это сделал. Причем Арамис все на деле показал, безо всякий нравоучений, чтений морали и занудства. Думаю, неглупый Рауль сделал из этого правильные выводы. И что удивительно, до этого хода не дошли ни отзывчивый Портос, ни умный д’Артаньян, ни любящий отец. До этого додумался только тщеславный, вредный, визгливый, корыстный, хитромудрый, чудесный, чудесный Арамис. Этот замечательный, сказочный подарок аббата д’Эрбле подрастающему сыну друга – самое лучшее, что можно было придумать. Потому что хорошее воспитание и дисциплина - это, конечно, важно. Но этот урок остался с юношей на всю жизнь, сформировав в нем двойные стандарты в хорошем смысле: начальство начальством, а любимые и близкие важнее. (Я про эпизод 10 лет спустя, когда Рауль готов освобождать д’Артаньяна даже в нарушение королевского приказа).

Стелла: ДАртаньяна или отца из Бастилии? Это эпизод с дуэлью Портоса?

bluered_twins: Стелла, не, это из первого тома - когда д’Артаньян боялся сесть, а Рауль ему: "Мы освободим вас, если что".

Констанс1: bluered_twins , Арамис-иезуит. А они долгое время были самые лучшие педагоги во всей Европе. У него , конечно многое от природы. Но в Парме , я думаю его учили тому, что сейчас называется «» педагогика и психология«». Я с Вами согласна. Сама восхищалась тем, что Арамис подумал о том каким счастьем будет для Атоса увидеть сына, да еще принимавшего участие в его освобождении. А для Рауля это был наглядный урок из серии «» Один за всех и все за одного«».И обьяснять ничего не надо. Все продемонстрировано наглядно.

bluered_twins: Констанс1 пишет: Арамис-иезуит. А они долгое время были самые лучшие педагоги во всей Европе Просто я в основном наслышана об иезуитском коварстве, а тут вон как все здорово обернулось:)

Орхидея: Значит не мне одной кажется, что в Арамисе пропал прекрасный педагог и преподаватель. А может и не пропал. Не отрицаю возможности того, что у него мог быть в том числе и преподавательский опыт. У нас между первой и второй книгой прогалок в целых 20 лет. bluered_twins, деятельность иезуитов очень разнообразна. Там всего хватало, и хорошего, и плохого.

Стелла: Орхидея Если он писал сказки для Лонгвилей, у него явно было желание наставлять.

Орхидея: Стелла, зато в какой живой и не занудной форме он умел это делать! И объяснять умел так, что самому недалекому понятно будет. А до меня, когда впервые читала, в коем-то веке дошло, чем движимая собственность от недвижимой отличается. Не один взрослый так бы не объяснил.))

bluered_twins: Орхидея пишет: в Арамисе пропал прекрасный педагог и преподаватель. А может и не пропал. Стелла пишет: Если он писал сказки для Лонгвилей, у него явно было желание наставлять. И все же, несмотря на это, отец из него какой-то очень беспечный получился... А еще образ аббата д'Эрбле позволил мне лучше понять, почему д'Артаньян, хохоча и пихая краснеющего Бражелона в бок, сравнивал его с Арамисом. И оценить, до чего кстати это сравнение.

Стелла: Арамис - это человек с богатейшими возможностями, многогранный талант, который погубила, в общем-то Судьба. При всем при том, что он олицетворение кое-каких пороков церкви, заложенных в нем именно церковью, он обладатель и добродетелей, которые воспитала в нем дружба.

Стелла: bluered_twins , мне все же кажется, что капитан сравнивал Рауля с Арамисом просто потому, что он мерил сына друга по тем людям, кто ему ближе всех. Арамис для него был мерилом " удачливого любовника дюжины герцогинь".Поэтому, видя смущение юноши от легкой нескромности, он тут же вспомнил краснеющего Арамиса. Хотя любовь Арамиса к Мари Мишон своим постоянством и верностью походила на увлечение Рауля. Только дАртаньян вряд ли, задавая свой вопрос, думал о Луизе. Скорее, это было сказано ради красного словца.

bluered_twins: Стелла пишет: это было сказано ради красного словца. Это сравнение натолкнуло меня на то, что в Рауле, как в Арамисе, сочетаются живость и застенчивость, изящество и готовность дать втык. Ведь если бы Бражелон был низеньким краснощеким крепышом, его бы с Арамисом никто бы не сравнил?.. Даже если оба краснели очень похоже:))

Стелла: Мне все же кажется, что дАртаньян никак не имел в виду внешность: он говорил только о влюбчивости и успехе у дам. А то, что 25-летний Рауль сохнет с детства по одной и той же Луизе ему в голову не пришло. И мне не кажется, что Атос хоть как-то посвятил друга в эту, навязчивую страсть сына. ДАртаньян видел перед собой красавца офицера, успешного, продвинутого по службе и, само собой, такой красавчик должен был иметь и поклонниц. Это: как дважды два- четыре. Так принято в военной и придворной среде, так было принято во все времена: мундир производил соответственное действие на дам. А то, что Рауль краснеет при таком вопросе - так значит, так и есть! И тут - как не вспомнить близкого друга в молодости. Ну, как если бы сказать: ты весь - в отца! А тут - сразу четыре отца. Есть с кем сравнивать.

Орхидея: Стелла пишет: Мне все же кажется, что дАртаньян никак не имел в виду внешность: он говорил только о влюбчивости и успехе у дам. А то, что 25-летний Рауль сохнет с детства по одной и той же Луизе ему в голову не пришло. И мне не кажется, что Атос хоть как-то посвятил друга в эту, навязчивую страсть сына. ДАртаньян видел перед собой красавца офицера, успешного, продвинутого по службе и, само собой, такой красавчик должен был иметь и поклонниц. А это дополнительный аргумент для беседы в другой теме, о том, что друзья ничего не знали о сердечных делах Рауля. Ни граф, ни виконт их не просвещали.

Констанс1: Орхидея , личная жизнь каждого из них была их личным делом. Они ею почти не делились друг с другом. А если что-то узнавали о приватной жизни друга , то вели себя очень деликатно. Это , на мое ИМХО, одна из причин почему так долго продлилась их дружба.

Орхидея: Меня, пожалуй, в Арамисе больше всего привлекает потрясающая сила воли и умение преодолевать даже не сколько внешние препятствия, сколько свои собственные слабости. Такому упорству и целеустремленности можно только позавидовать. В сложные моменты пример Арамиса действует на меня воодушевляюще, как доказательство того, что только сам человек полагает предел своим возможностям. А ещё привлекает энергичность, решительность действий и умение подниматься после любых падений, предусмотрительность, сочитание хитрости и мудрости, которые у него очень гармоничны, деликатность и повышенная культурность, эстетическое мировосприятие, стремление к новым знаниям, острый язык и дар слова. Нравится, что он предпочитает мало говорить, но много делать и, чтобы действие было на порядок выше мысли. Он умеет вести за собой людей, что преобрел с возрастом, не боится ответственности. И, конечно, нравится в нём затаенная теплота и забота о близких людях, которых он очень любит, но словно боиться продемонстривать это открыто. Несмотря ни на что, у него есть в душе какой-то немеркнущий свет, который питает самое высокое в его душе и не даёт опуститься. И я прекрасно понимаю его противоречащие друг другу желания, так как сколько себя помню, мучаюсь тем же, но, кажется, нашла как их можно совмещать.))) Ещё пару лет назад без колебаний ответила бы, что Арамис мне больше всего нравится в "20 лет спустя", но теперь не знаю. Я его люблю везде и во всех проявлениях. Он как кристалл, поворачивающийся множеством разных граней, каждая из которых по-разному преломляет свет и по-своему интересна. Хотя из трёх книг самый сложный образ читателю предстает в "10 лет спустя". Коль пошла такая пьянка, раскажу-ка свою историю знакомства с любимым героем. Раз уж это раздел "Восторги и мечты", буду восторгаться, "Остапа понесло". В "Трёх мушкетёрах" он, по-началу, не воспринялся мной серьезно. Изящный милый юноша, наивный и восторженный, с набором причуд, но с хорошими мозгами. Производит впечатления человека немного не от мира сего, который своей неопределенностью, перепадами настроения и тайной влюбленностью,  всем очевидной, вызывает добродушную усмешку. Но кое-какие моменты прозвели на меня впечатление. Два часа верхом с раненым плечом, пока совсем не поплохело (а по дороге ещё и о Портосе беспокоился). Поняла, что хоть он хрупкий и изящный на вид, а стержень внутри стальной. И сцена в Кревкере, весь присходящий там дурдом, рассказ о дуэли, реакция на письмо, желание оседлать английского жеребеца, с которого из-за раны неприменно бы свалился, если б не д'Артаньян. А ещё всегда было интересно посмотреть, как он потом зачастивших клириков спаивал. Жалко, что автор не расписал этой сцены. Разглядела Арамиса я только в "20 лет спустя". И в сюжете он там так эффектно появляется: с дерева на лошадь Планше! Аж за чёрта аббата приняли.)) А дальше - круче. Я ожидала уведеть уж скорее святошу, пусть и с заскоками, но приятно обманулась.) И так за него обрадовалась! Думаю, наконец, мозги на место встали. Был чудик, стал нормальный человек.)) Мочки ушей не щиплет, чтоб порозовели, библию поминутно не цитирует, в хондру чуть-что не ударяется. Наоборот, чертыхается, на Базена шумит, все стены оружием завешал, повором первоклассным обзавелся в замен яичницы со шпинатом. Только дАртаньян ему ту яичницу и кревкерский диспут всё равно долго припоминал. Появилось озорство, открыто проявляемая вспыльчивость, большая раскрепощенность, уверенность, определились политические взгляды. И всё это без потери поэтичности и загадочности образа. Мушкетёрская воинственная ипостась Арамиса для меня куда понятней и привлекательней, чем священническая. А в этой книге он отчаянный рыцарь, и это здорово! Производят впечатление эпические моменты несостоявшегося боя под Ньюкаслом, битвы под Шарантоном. Нравится несколько визитов Арамиса к Карлу 1. При чтении этих эпизодов становится понятно насколько всё таки близко к сердцу аббат воспринимал происходящее.  Особенно трогает встреча друзей после освобождения из Рюэйя. И этот вечный забияка, которого хлебом не корми, дай подраться, вдруг произносит: "Но вы уже на свободе и дело обошлось без кровопролития - тем лучше". Заодно назвал кардинала подлецом, не подозревая, что Мазарини отзывы слышит. А потом нисколько не смутился.) Действительно, пусть кардинал знает правду. Когда мушкетеры выдвигали Мазарини условия, в Арамисе откуда-то появился деловой человек, имеющий наготове и договор с Фрондой и аргументы. При этом аббату очень хотелось отослать Мазарини подальше, в Италию, но он отказался от своего условия ради д'Артаньяна и Портоса. Глава "Мы начинаем верить, что Портос станет на конец бароном, а д'Артаньян капитаном." вообще хороша от и до, одна из моих любимейших в этой книге.  Когда я заполучила, наконец, "10 лет спустя", считала главы до появления Арамиса в сюжете, ждать пришлось долго. И снова он появляется в нём эффектно. И переглядки с д'Артаньяном и Портосом во время крестного хода так тонки и многозначительны. Впечатлила словесная дуэль между Арамисом и д'Артаньяном. Мушкетёра прелат обхитрил ловко. Только хоть игра и мастерская, но между друзьями... Царапнуло. Но когда ваннский епископ в полуобморочном состоянии примчался предупреждать Фуке, а потом, едва стоя ногах, пошёл проведать Портоса, я поняла, что обожаю его ещё сильнее, чем раньше.)) И так до самого финала. Дальше я уже просто любовалась процессом и виртуозной интригой. Местами сильно царапает, местами понимаю и одобряю, местами прибить хочется, местами расцеловать готова. Наверно, именно потому, что Арамис вызывает у меня столько самых различных эмоций, стимулирует размышления, мой интерес к нему уже долго не ослабевает. Очень сильный, сложный характер. В зависимости от настроения мне нравиться видеть в нём то влюбленного поэта, то храброго рыцаря, то мудрого политика, то готически прекрасного демона, то искусного кукловода, иногда даже непонятого гения.) Он так и остаётся для меня человеком до конца непонятным, всё время остаётся загадка. А тайны, как известно, имеют свойство притягивать. Возможно, эту загадку создаёт вечная раздвоенность. В характере прекрасно уживаются жёсткость и мягкость, напористость и гибкость, деликатность и нахальство, страстность и холодность, бесстрашие и осторожность, суровость и милосердие, любовь к комфорту и неприхотливость и куча других противоположных начал.   Сколько времени увлекаюсь Дюма, столько времени открываю для себя новые грани характеров.   Столько понаписала, надеюсь не утомила. Хорошо сказано: "Если к достоинству трудности добавить достоинство краткости, то ваша поэма будет иметь никак не менее двух достоинств".

bluered_twins: Орхидея пишет: В "Трёх мушкетёрах" он, по-началу, не воспринялся мной серьезно. ... Но кое-какие моменты прозвели на меня впечатление. ... хоть он хрупкий и изящный на вид, а стержень внутри стальной. И еще меня впечатлило, когда он не в меру любопытного кардинала чуть не порешил. Причем серьезно, без всякой рисовки: одной рукой письмо готов отдать, а другой прирезать. Молча. Это ж надо, какая отчаянность. Потому что представляете, что бы с ним сделали, если бы он ударил Ришелье кинжалом?..

Стелла: Колесовали бы.

Констанс1: Орхидея, Вы прямо как древне -бриттский бард спели хвалебную песнь Арамису. Я уверена, что и персонаж и его автор были бы польщены.

Орхидея: Констанс1, это просто накатили одновременно фанатский порыв, ностальгия и словоохотливость. bluered_twins, пишет: И еще меня впечатлило, когда он не в меру любопытного кардинала чуть не порешил. Причем серьезно, без всякой рисовки: одной рукой письмо готов отдать, а другой прирезать. Это место тоже эффектное. Но я писала о первом впечатлении. А тринадцатилетняя девочка, коей я тогда являлась, этой детали, как и многих других, в полной мере не оценила. Да, Арамиса ждала бы жестокая казнь. Мало бы не показалось, проткни он кардинала. И в подобных случаях эпитет "отчаянный" мне отчего-то хочется заметить на "отмороженый".)) Неосторожное вмешательво в сердечные дела у Арамиса ужасно больное место. Проверено, думается, не одним десятком дуэльных противников. Но, bluered_twins, вы надеюсь понимаете, что если начать перечислять все яркие места от и до, объём текста увеличится раз в пять. Клавиатура этого не выдержит.

bluered_twins: Орхидея пишет: в подобных случаях эпитет "отчаянный" мне отчего-то хочется заметить на "отмороженый". Это да:)) Орхидея пишет: объём текста увеличится раз в пять По-моему, это здорово

Орхидея: Мне до кучи ещё одна сцена вспомнилась. Классная сцена!   "Прежде чем уйти с эшафота, Арамис пошел к отверстию, куда забрался Атос, и сообщил о своем намерении повидаться с королем. – Желаю вам успеха, – отвечал ему Атос, – расскажите королю, в каком положении наше дело. Скажите ему, что когда он останется один в комнате, то пусть постучит в пол, чтобы я мог спокойно продолжать свою работу. Хорошо, если бы Парри помог мне и заранее поднял нижнюю плиту камина, которая, вероятно, мраморная. Тем временем вы, Арамис, не отходите от короля. Говорите как можно громче, так как за дверями будут подслушивать. Если в комнате есть часовой, убейте его без разговоров; если их двое – пусть Парри убьет одного, а вы другого; если их трое – дайте убить себя, но спасите короля. – Будьте покойны, – сказал Арамис, – я возьму два кинжала, один для себя, другой для Парри. Теперь все? – Да, ступайте! Убедите только короля не проявлять ненужного великодушия. Если произойдет драка, пусть он бежит во время смятения. Если плита опустится над его головой, а вы, живой или мертвый, останетесь наверху, понадобится по крайней мере десять минут, чтобы найти отверстие, через которое он скрылся. А за эти десять минут мы выберемся отсюда, и король будет спасен. – Все будет сделано, как вы говорите, Атос. Вашу руку – ведь мы, может быть, больше не увидимся. Атос обнял Арамиса и поцеловал его." У Арамиса ведь в этом предприятии самая опасная часть задания и больше всего шансов сложить голову в "этой проклятой стране". Он проникает буквально в лагерь врага и ему же выпадает прикрывать отход короля. Причём ведь аббат сам на это вызвался, никто его не заставлял. Да и не справился бы никто лучше него с этой задачей. Граф даёт аббату инструкции, и Арамис спокойно так обещает всё выполнить в точности. Простились, как в последний раз. Потом Арамис, что-то ещё напевая по дороге, собирается отправиться в покои к королю. А ведь имеет все шансы с друзьями больше не увидеться.

Стелла: Вот потому-то он (Арамис) мне в этой книге и нравится больше всего. А еще : Атос отдает распоряжение не останавливаться ни перед чем, когда идет речь о короле, готов другом пожертвовать! И на следующий день готов отдать себя в руки врагу, когда речь идет всего лишь о собственной жизни, только бы прервать цепь мести. Человек мыслит рыцарскими категориями, когда речь идет о суверене и общечеловеческими - когда о личном враге.

Арамис1991: Вы описали Арамиса лучше, чем смогли воплотить этот образ во всех экранизациях! Ближе всего, как по мне, получилось у Старыгина. Вылитый Арамис, и такой же противоречивый. Но всё же, формат мюзикла и отход от буквы романа значительно упростил образ. Арамис мой самый любимый персонаж, не зря у меня литературный псевдоним Арамис Алимов)) Сложно выделить, где он мне нравится больше, везде по своему. Но отмечу сцену, где таинственный флёр Арамиса словно развеивается ненадолго: это сцена у францисканца. Тут все маски сброшены, и мы видим самые потаённые секреты если не души Рене, так его деятельности.

FC: Арамис один из моих любимых персонажей. Многогранная, яркая и неоднозначная личность. Ценю его за стойкость, огромное мужество, патриотизм, невычурность и верность избранным идеям. Этот человек много сделал для друзей, а уж сколько сделал для государства, молчу - об этом красочно написано в трилогии. Истинный воин-христианин. Поверила Старыгину, и , только не бейте, Чемберлену . У американцев был бы замечательный фильм, но все испортили Д'Артаньян и Атос. Йорк играет отлично, но внешность... но лицо... Атос (Рид), там полный атас, начиная от рожи и заканчивая манерой держаться (по моему глубокому убеждению, это не Смехов не представлял, кого играет, а Рид). Только из-за Чемберлена оба фильма и смотрела. Хорошо сыграл и Шин кстати.

Орхидея: Меня ни одно коновоплощение Арамиса не устраивает полностью. Никто книжного так и не сыграл. Старыгин не плох, но мне в нём всё время чего-то не хватает. В "Трёх мушкетёрах" легкой горчинки. Не показаны в фильме Арамисовские приступы тоски и любовные страдания. В "Двадцать лет спустя" образу не достает игривости и удали. В "Тайне королевы Анны" хотелось бы больше жесткости и огня честолюбия. По сюжету там вообще не совсем понятно ради чего Арамис затевает подмену короля. Чемберлен, как по мне, тоже ничего. Видела я его правда только в "Возвращении мушкетеров". Хоть фильм дурацкий, актёр запомнился. А больше там, действительно, смотреть не на кого. Он, мне кажется, мог бы и более соответствующий книге образ создать, будь сценаристы поадекватней. Короче, все беды от создателей кино. Кроме этих двух никого больше не назову. А вообще, я думаю, такого сложного героя как Арамис, трудно сыграть. Для этого нужен мастер. Чем дальше по книгам, тем образ сложнее, полнее и глубже. И, чёрт побери, неужели так трудно найти утонченного брюнета?! А то, как правило, либо не утонченный, либо не брюнет, либо ни то, ни сё. Арамис1991 пишет: Но отмечу сцену, где таинственный флёр Арамиса словно развеивается ненадолго: это сцена у францисканца. Тут все маски сброшены, и мы видим самые потаённые секреты если не души Рене, так его деятельности. Мне всегда было жаль, что читателю не показана его деятельность, как генерала иезуитов. Он глава обширнейшей организации, распустившей свои щупальца по всему миру. Там наверняка столько всего происходило! Но эта жизнь где-то там, в тени за кулисами, и только иногда мы видим её обрывки и маленькие эпизоды вроде событий в "Красивом павлине" и тому подобное.

Стелла: Орхидея , вот если бы показать деятельность Арамиса на поприще Фронды, потом Парламента, потом - как он оказался связанным с Фуке, а потом и его деятельность, как иезуита( очень подозреваю, что после того, как он принял постриг, он все время так или иначе выполнял задания Ордена: иезуиты свою добычу не отпускают никогда), стало бы ясно, насколько он предан Франции, а насколько - Ордену. Служа Ордену он все же подчинялся Его католическому величеству, а интересы Испании и Франции редко совпадали.

Констанс1: Арамис ведь Генералом пробыл совсем недолго. В эпилоге он уже сложил с себя обязанности Главы Ордена Иезуитов. На круг-лет 4-5 получается, не более. Так что уж слишком большое влияние на европейскую политику он вряд ли успел. И большую часть своего генеральства он провел в Испании и на службе у испанского короля. А во Франции он в качестве Генерала иезуитов успел только совершить преступление «» оскорбление Величества«», за которое в общем, смертная казнь полагалась. Так что какой из него государственник- это еще большой вопрос.

Стелла: Он государственник в рамках " Государство - это я" А честно говоря - он человек со всеми человеческими "за" и "против". Умница, талант, разносторонняя личность, сам себе хозяин, которому подавай весь мир во владение. Личность, достойная восхищения, но вряд ли достойная подражания во всем.

Орхидея: Констанс1 пишет: Арамис ведь Генералом пробыл совсем недолго. В эпилоге он уже сложил с себя обязанности Главы Ордена Иезуитов. На круг-лет 4-5 получается, не более. Это по тексту не совсем понятно. Дюма говорит в эпилоге, что прошло четыре года, где-то через год д'Артаньян уже воюет в Голандии. А тем не менее осада Маастрихта была в 1673 году, Фуке был осуждён на заточение в 1664, Анна Австрийская умерла в 1666. Как сладить с таким разбродом дат, я затрудняюсь ответить. Смотря что брать за точку отсчёта. Если опираться на осаду Маастрихта, получится, что Арамис был генералом около 10 лет. Автор явно хотел сжать события, причём вопреки истории, занявшие в действительности целое десятилетие. О политических предпочтениях. На меня Арамис производит впечатление какого-то двойного, а то и тройного агента. Тут и Франция, и Испания, и Орден иезуитов, который вроде сами по себе, но часто связан с Испанией и, вроде как, должен подчиняться папе Римскому. Арамис состоял в молодости на службе у французского короля, при этом он регулярно оказывается в происпанской партии за компанию с той же пресловутый Шеврез. Потом иезуиты. Короче, тёмный лес. Кстати, насколько я помню, от иезуита, вступающего в их общество, требовался отказ от патриотических чувств ради слепого повинения ордену. Стелла пишет: вот если бы показать деятельность Арамиса на поприще Фронды, потом Парламента, потом - как он оказался связанным с Фуке, а потом и его деятельность, как иезуита Это было б здорово! Лучше в качестве отдельных романов.)) Жалко, что Дюма не наш современник, дюмане бы до него добрались и замучили бы просьбами и заказами. Но с другой стороны счастье самого автора.)) А ещё мне интересно, что Арамис делал в Италии, ведь именно там он познакомился со своим предшественником на посту генерала, если верить тому, что он говорил де Шеврез. Они там, по его словам, вместе изучали богословие. Может не только?

Стелла: Думаю, что изучая богословие они могли обсуждать не только вопросы теологии. В особенности, будучи иезуитами.))

Орхидея: Стелла, пишет: Он государственник в рамках " Государство - это я" Блестяще сказано!

FC: Орхидея пишет: Тут и Франция, и Испания, и Орден иезуитов, который вроде сами по себе, но часто связан с Испанией и, вроде как, должен подчиняться папе Римскому. Арамис состоял в молодости на службе у французского короля, при этом он регулярно оказывается в происпанской партии за компанию с той же пресловутый Шеврез. Все просто - поддержание баланса между этим государствами и еще Орден иезуитов. Я просто восхищена, какой это человек.

Nataly: FC пишет: Все просто - поддержание баланса между этим государствами и еще Орден иезуитов. Ой. А можно, пожалуйста, про баланс расшифровать? А то я как-то даже замерла в восхищении:) Спасибо!

Стелла: Арамис - столп государственности во Французском королевстве. Указатель на перекрестке.



полная версия страницы