Форум » Музей » Маршал д'Артаньян » Ответить

Маршал д'Артаньян

david: Человек интересный и сам по себе, и как кузен "нашего" д'Артаньяна, и как один из прототипов...

Ответов - 4

david: Вот, что выдает Википедия: Пьер де Монтескью, граф д’Артаньян, позже — граф де Монтескью (Pierre de Montesqiou d'Artagnan , 1640 — 12 августа 1725) — французский военный, маршал Франции. Потомок знаменитого французского рода Монтескью, он был четвёртым сыном Генриха I де Монтескью, господина д’Артаньяна и его жены Жанны, дочери Жана де Гассиона. Он был двоюродным братом Шарля де Бац де Кастельмора, которому он обязан одним из своих титулов — граф д’Артаньян — и который был прообразом для героя Александра Дюма в романах о трёх мушкетёрах. Монтескью служил двадцать три года как мушкетёр во Французской гвардии до того, как стал бригадиром в 1688 году. Затем был повышен до «полевого маршала» (генерал-майора) в 1691 году и генерал-лейтенанта 3 января 1696 года до того, как стал маршалом Франции 15 сентября 1709 года в награду за выдающееся командование в битве при Мальплаке 11 сентября, в которой он был ранен, а под ним были убиты три лошади. (Французская Wikipedia дает более подробную биографию маршала) А вот соответствующий отрывок из Птифиса "Истинный д'Артаньян": "... Пьер, родившийся в 1645 году в замке Байонны, был сыном дяди д'Артаньяна Анри де Монтескью и Жанны де Гассьон, то есть его двоюродным братом, однако из-за разницы в возрасте д'Артаньян часто обращался с ним как с племянником. А первый раз они, должно быть, встретились во время празднеств в честь свадьбы короля в Сен-Жан-де-Люзе. Пьер, которому было в ту пору четырнадцать лет, горел желанием носить славный плащ мушкетера. Поддерживая это желание, его отец решил дать ему образование, обеспечивающее подготовку к военной службе, единственно достойной дворянина. В октябре 1660 года Пьер стал пансионером Королевской академии Жийи, которой руководили ораторианцы*. Там он постиг все науки, которые следовало знать человеку благородного происхождения: латинский язык, историю, географию, основные разделы математики; научился искусству снимать план местности, фортификации и в первую очередь верховой езде, фехтованию и танцам. По выходе из Академии молодой человек стал жить в Лувре, заняв должность пажа Малой конюшни. Нося это звание, он в мае 1664 года принял участие в несравненном празднике "Забавы Волшебного острова", данном в Версале в честь прелестной Лавальер. "Г-н д'Артаньян, - читаем мы в официальном отчете об этом зрелище, - шел во главе двух других "пажей" в богатых одеждах огненного цвета - ливреях Его Величества, - неся его копье и щит, на котором блистало солнце из драгоценных камней со словами "Nee cesso, пес erro"*, что подразумевало приверженность Его Величества к занятиям государственными делами и образ его действий". Спустя некоторое время "маленький д'Артаньян", как называли Пьера при дворе, был принят в качестве кадета в полк французской гвардии и по ходатайству своего кузена-мушкетера прикомандирован к охране суперинтенданта Фуке. В декабре 1664 года он сопровождал заключенного до Пиньероля и оставался там в течение нескольких месяцев, орудуя пикой и мушкетом в роте г-на де Сен-Мара. По окончании этого сурового учения он смог, наконец, встать в ряды мушкетеров. По этому случаю д'Артаньян помог ему составить себе гардероб и продал ему ради соблюдения правил многих своих лошадей. Поэтому спустя несколько лет в оставшихся после его смерти бумагах оказался еще один неоплаченный счет. Пьер д'Артаньян в течение трех лет оставался в первой роте мушкетеров и участвовал в осаде Локена в 1666 году, в осаде Лилля, Турне и Дуэ и сражении с Марсеном в 1667 году, во взятии Безансона в 1668 году. Затем он вступил в гвардейский полк в звании знаменосца, а позже стал младшим лейтенантом. В феврале 1672 года будущий маршал де Монтескью официально объявил о своей помолвке с богатой и добродетельной горожанкой из хорошей семьи дамой Жанной Поделу, "вдовой покойного Клода Кюрье, бывшего при жизни королевским советником, старшим судебным секретарем при соляном амбаре в Пуасси", которая жила, как и он, на улице Малых полей. Свадьбу отпраздновали 1 марта того же года в церкви Св. Евстахия в Париже в присутствии брата Пьера шевалье Ремона д'Артаньяна, специально приехавшего из Гаскони, чтобы передать материнское благословение. Дальнейшая карьера Пьера была весьма блестящей и заслуживает того, чтобы сказать о ней несколько слов. Он стал генерал-майором гвардии, затем генеральным инспектором инфантерии, после чего весьма доверявший ему Лувуа поручил ему управление административной организацией пехотных войск. Этот суровый человек, высокомерный, как испанский идальго, и педантичный, как старый нотариус, сыграл впоследствии значительную роль в проведении глубоких реформ, способствовавших улучшению порядка набора в армию, укреплению дисциплины и усовершенствованию тактики пехотных войск во второй половине правления Людовика XIV. Продолжая дело генерал-майора Мартине, он стал для этого пока еще не добывшего громкой славы и считавшегося плебейским рода войск тем, чем Вобан стал для развития инженерных войск и фортификации, г-н де Фуриль - для кавалерии, а дю Мец - для артиллерии. В 1693 году он получил повышение, став генерал-лейтенантом Артуа и губернатором Арраса. После жестокой битвы при Мальплаке (1709 г.), когда дорого оплаченную победу пришлось уступить герцогу Мальборо и принцу Евгению, он получил в качестве высшей награды украшенный лилиями жезл маршала Франции. Именно в это время он отказался от имени д'Артаньян и взял имя Монтескью. В любопытном письме, адресованном министру Портшартрену, он просил отсрочить свое производство в маршалы, поскольку, писал он, "я все еще колеблюсь и не в силах решить, взять ли мне имя моего дома, которое есть Монтескью, или сохранить за собой имя д'Артаньян, которое мы стали носить только после того, как один из младших Монтескью женился на наследнице рода д'Артаньянов и взял себе это имя". Вопреки незаслуженной критике Сен-Симона, следует признать, что Пьер де Монтескью - с этих пор он носил это имя - вместе с маршалом де Вилларом добился в 1712 году одной из наиболее неоспоримых побед французского оружия - победы под Дененом, принесшей стране спасение в исключительных обстоятельствах чужеземного нашествия*. В период Регентства* он был назначен губернатором бретонских земель, где явно не пользовался популярностью из-за своего прямолинейного и грубого характера. Затем он был послан в Лангедок в звании губернатора и скончался в августе 1725 года в своем замке Дюплесси-Пике в возрасте 80 лет. (данныи Википедий - в возрасте 85 лет и 6 месяцев - Д.)"

david: И вот, наконец, я добрался до маленького городка под Парижем (15 минут на RER+ полчаса пешком или несколько остановок на автобусе) Плесси-Робинзон. Что в нем особенного? Да, вообщем-то, ничего, кроме того, что это - владение маршала д'Артаньяна и вроде бы (?) он там похоронен (на мой взгляд предлог для посещения вполне достаточный). Прогулка - замечательная, городок - современный, признаков старины - никаких.... Что предполагается делать в таких обстоятельствах? 1. Прогуливаться обратно или 2. Искать источник информации, т.е. мэрию. При том, что почти от станции и до Плесси-Робинзона тянется совершенно потрясающий парк (это - отдельная доостопримечательность, заслуживающая и отдельного рассказа, и специального посещения), после очень непродолжительного совещания с самим собой, было принято решение, невзирая ни на что, искать мэрию. И - сразу три приятные неожиданности: мэрия располагается не в современном здании, неподалеку от нее - церковь (т.е. - есть шансы...), а перед церковью - памятник (полторы минуты понятного волнения: Павшим Героям или ...?). Итак, докладываю: Памятник (страшно безобразный, абсолютно бездарный) - двум (!) д'Артаньянам, о чем свидетельствует надпись В пятнадцати метрах от памятника - мэрия. И опять внутренний трепет: открыто или закрыто? пошлют-не пошлют? ответят-не ответят? есть или нет? Две приятные дамы очень благожелательно выслушали мои вопросы (и даже не удивились!), сказали, что про д'Артаньяна слышали, но что-то более конкретное сейчас сообщить не могут. Вот если я оставлю адрес или телефон, дня через два... Щас! У меня есть-то всего часа два... Дамы разбежались в разные стороны - за справками. собирать информацию! Через три минуты мне подтвердили: да, конечно, д'Артаньян, здесь... Я робко поинтересовался: "А может, от него зАмочек какой остался?" - "Так мы в нем и находимся!- удивились дамы, после чего повели меня по мэрии, тактично отходя в сторону в помещениях, "пригодных для фотографирования". Потом настала очередь церкви. Конечно же, именно там находилась могила маршала, о чем сообщила одна из дам. Конечно, я был очень благодарен, растроган отношением, что-то говорил, попрощался и пошел к выходу из мэрии. Церковь - метрах в десяти-пятнадцати от дверей. Меня провожают. Ну, просто потрясающе! Думаю, сейчас откроют дверь и махнут рукой в сторону церкви (может я произвожу такое впечатление, что сам не догадаюсь!). Ан, нет! Я был о себе высокого мнения: одна из дам дошла со мной до церкви, читала надписи на стенах, могилах, мемориальных досках, пока не нашла нужной! И только сказав "Вот она", моя Ариадна посчитала свою миссию выполненной! Господа! Я был потрясен! И дело не моих умственных способностях или отношении служащих мэрии к местным достопримечательностям, нет, это просто нормальные человеческие отношения, искреннее, ненатужное желание помочь и... не знаю что! Простыми поступками мне создали потрясающее настроение настроение. А ведь было и продолжение (но об этом - чуть дальше)...

david: Когда я вышел из церкви и начал обходить мэрию, то обнаружил заведение под названием "D'Artagnan". То, что это была блинная (creperie) роли никакой не играло. Заведение было закрыто, но это меня не остановило. Для последующих волн дюманов я должен был раздобыть визитку с волшебным названием, о чем и сообщил вышедшей на мой стук девушке. Визитка была получена, я поблагодарил и пошел бродить дальше. Я успел отойти метров на двадцать, когда услышал крик: "Месье! Месье!". Я остановился, обернулся и увидел, что ко мне бежит та самая девушка из кафе... В чем дело, понять я не мог и стал ждать объяснений. "Месье, - сказала подбежавшая, - а вы знаете, ведь мэрия - это бывший дом д'Артаньяна, а если вы пройдете вокруг, то увидите церковь, а там......." Признаюсь честно, я уже несколько отвык от такого отношения между незнакомыми людьми. Это плохо, но это - факт. И именно поэтому вдвойне было приятно, что хоть где-то такие отношения еще существуют... Понятно, что все люди разные, и среди французов попадаются всякие, но мне везет: я почему-то встречаю таких, ка эта девушка или дама из мэрии. Сложно было уйти с этого небольшого пространства "мэрия-церковь": и красиво, и грустно, и волнующе. Но, попытавшись запечатлить нет, не место, а воспоминания, пришлось все же двигаться дальше. А городок мне очень понравился!

david: Портрет жены маршала д'Артаньяна, школа Гиацинта Риго, XVIII век Запись на оборотной стороне " мадам Ла Марешаль / из Montesquiou ". Элизабет л'Эрмит д' Иевиль (ок 1675-1766) - вторая жена маршала Пьера де Монескью д'Артаньяна (1640 - 1725). Они сочетались браком в марте 1700. Дофин, герцог и герцогиня Бургундские, герцоги Анжу и Berry, так же как герцог Орлеанский присутствовали на бракосочетании. У пары были два ребенка, Луи (1701 - 1717), и Катрин, которая умерла в два года. Некоторое время спустя после бракосочетания, маршал Montesquiou заказал свой портрет так же как портрет супруги (сегодня находятся в музее Искусств в Аррасе). Его жена была прозвана " красивой д'Артаньян ".



полная версия страницы