Форум » Обсуждение книг "Королева Марго", "Графиня де Монсоро", "Сорок пять" » Как создавалась "Графиня де Монсоро"? » Ответить

Как создавалась "Графиня де Монсоро"?

Little_women: Уже неделю ищу в интернете, по библиотекам, какую-нибудь интересную, малоизвестную информацию о создании сего романа. Единственное, что я нашла - это подлинную историю Дианы (а в жизни - Франсуазы) де Меридор. Но об этом известно каждому второму. Может быть вы, люди, которые любят и с удовольствием (как и я) читают романы Александра, знают о его жизни много интересных фактов, поможете мне. :( А то совсем пусто... Что делал Дюма в то время, как писал этот роман? Путешествовал, может... Или что было в его личной жизни в этот период и, может быть, именно какая-нибудь пикантная история, или какой-нибудь образ из его реальной жизни нашли отображение в этом романе? Заранее большое спасибо, друзья!

Ответов - 69, стр: 1 2 3 All

Little_women: На этом интереснейшем форуме уже нашла кое-что. Точнее - ошибки в "Графине де Монсоро". Была приятно удивлена, что люди так внимательно читают. Сама тем же похвастаться не могу. Однако, первый мой пост в этой теме всё же остается актуальным :)

LS: Little_women Вот как изложена история, положенная в основу сюжета романа, в одном из источников, которыми пользовался Дюма: тема "Брантом. "Галантные дамы" Кроме Брантома Дюма использовал мемуары и хроники д'Анкетиля и Пьера л'Этуаля. "Графиня де Монсоро" написана, когда Дюма находился в зените своего творчества, в 1845 году. Д.Циммерман, автор одной из самых лучших биографий Дюма, пишет об этом периоде так: "Славный год 1844-й. С марта по июль печатаются "Три мушкетера"... с успехом еще более оглушительным, чем "Робинзон Крузо" за сто лет до того. Одновременно публикуется другой исторический роман в соавторстве с Маке - "Дочь регента". В августе эстафету принимает "Граф монте-Кристо". К концу года запускается "Королева Марго" /лучший из исторических романов, по мнению Циммермана. LS/ Какое счастье, что во Франции было в то время столько газет! Сверх того... два фантастических романа для юношества... они войдут в цикл "Сказок для больших и маленьких детей". И это еще не все для 1844 года. Кроме нескольких новелл, Александр пишет... два современных романа "Братья-корсиканцы" и "Габриэл Ламбер"... ...Состояние благодати сохраняется в 1845 году. Продолжение "Графа Монте-Кристо" и "Королевы Марго", публикация "Войны женщин", завершение романа "Двадцать лет спустя", которому многие отдают предпочтение перед "Тремя мушкетерами" в серьезности размышлений по поводу крушения энтузиазма, неожиданные повороты инриги в "Шевалье де Мезон Руж", пламенеющая "Госпожа де Монсоро", действие которой хронологически примыкает к "Королеве Марго" и происходит в том времени, которому Александр отдает предпочтение, начиная с "Генриха III и его двора", с его двуполыми персонажами, единством дикой жестокости и безумной любви, мужественной храбрости и почти женской элегантности, и со странной парой, которую образуют Генрих III и его шут Шико." Литературоведы считают, что эпоха правления Генриха Третьего была любимой у Дюма. Он начал заниматься ею в самом начале своей карьеры и стал известным драматургом, благодаря пьесе "Генрих III и его двор" ("Двор Генриха III"), поставленной в 1829 году. То есть между романом и пьесой (сюжет которой далек от сюжета романа, но их объединяют общие персонажи) прошло 16 лет. Дюма не путешествовал в это время, а работал в Париже, как обычно по 10-12 часов в день не отрываясь от пера и бумаги. Роман создан в соавторстве с Огюстом Маке, но по существовавшей между ними договоренности, имя Маке не упоминалось. Маке был профессиональным историком, он часто подбирал материалы, подробности, исторические детали. "Графиня де Монсоро" впервые вышла так же, как и многие другие романы Дюма, - ее печатали по главам (тогда это называлось фельетон) в газете Le Siecle.

Little_women: LS о! Большое спасибо! Штудировала только Циммермана и Моруа. Странно, но именно про роман "Графиня де Монсоро" не нашла упоминания, что Маке был соавтором. (Для себя даже отметила, что сей роман исключение. Плюс, в пользу этого: Дюма отказался от предложения Беранже. Тот просил его взять "на службу" юного таланта. [Письмо Беранже от 15 декабря 1845 г]). Ещё, к слову, известно, что продолжал роман на своей вилле в Сен-Жермен-ан-Лэ, дабы вблизи наблюдать за строительством своего замка. Да и к тому времени, как роман начали печатать, во Францию пришел страшный кризис. Однако Дюма, кажется, это не расстроила, с его-то популярностью... Ох, как я Вам благодарна. Ещё раз спасибо! Тысячу раз! :) Жалко только, что никаких романтических интриг в его жизни в это время не было. Или всё же он с кем-то развёлся накануне? Не подскажете, а то уже закипают мозги.

LS: Если говорить о личной жизни Дюма в это время, то он находился в состоянии упорядочивания разрыва с женой, Идой Ферье. Ида, к взаимному удовлетворению, поселилась со своим любовником-итальянцем у него на родине и готовилась к сутяжничать за свою долю по брачному договору - 100 000 франков. Эти деньги, как и деньги, потраченные на строительство замка "Монте-Кристо" в Сен-Жермен-ан-Ле, в результате и разорили Дюма. Замок, кстати, он начинает строить тоже примерно в это время.

Little_women: Получается, что и свой театр он создавал в это же время, когда работал над "Графиней де Монсоро". И как он всё успевал. Каждый раз убеждаюсь - потрясающая личность!

LS: Я тоже ему удивляюсь. :) "Графиня де Монсоро" была им исценирована в 1860 году. Об этом упоминается в "Творческом наследии А.Дюма: аннотированном списке произведений" Кстати, если Вы всерьез интересуетесь этим романом, посмотрите раздел, где обсуждается трилогия о последних Валуа. Там есть много любопытного.

Antoinette: Little_women Если Вы читаете по-французски, то могу посоветовать книгу Гюстава Симона "Histoire d'une collaboration". Книга о сотрудничестве Дюма и Маке, посвящена в основном созданию "Трех мушкетеров", но там упоминаются и другие романы, в том числе и "Графиня де Монсоро". (Я, правда, пока только просматривала ее по диагонали) Книга есть в интернете в отсканированном виде. click here

Little_women: LS пишет: ее печатали по главам в газете Le Siecle. 52. La Dame de Monsoreau (Графиня де Монсоро) – 1846, в соавторстве с Маке - второй роман в трилогии о Генрихе Наварском. Время действия – 1578-1579 при короле Генрихе III. Печатался в газете Le Constitutionnel в 1845-46. Отдельное издание Paris, Petion. LS пишет: Кстати, если Вы всерьез интересуетесь этим романом, посмотрите раздел, где обсуждается трилогия о последних Валуа. Там есть много любопытного. Вы имеете ввиду весь раздел по данной трилогии или тему "Париж эпохи последних Валуа"? Полезен и раздел "Общий форум по Дюма", я там про ошибки, ляпы много чего нашла. Спасибо :) Antoinette К сожалению, французским не владею :( Но всё равно, спасибо! Теперь уверена на все сто, что и этот роман написан в соавторстве. И вообще. Корю себя, что раньше сюда не попала. Форум потрясающий. Спасибо создателям, модераторам и ВСЕМ-ВСЕМ-ВСЕМ :)

LS: Little_women Little_women пишет: Печатался в газете Le Constitutionnel в 1845-46. Отдельное издание Paris, Petion. У меня в шкафу - Le Siecle. :) Хотя у Циммермана тоже Le Constitutionnel. :) Little_women пишет: Вы имеете ввиду весь раздел по данной трилогии или тему "Париж эпохи последних Валуа"?Я имею в виду весь раздел. :) В нем есть такие интересные темы, как "Париж эпохи последних Ваула" и многие другие. Хотя, конечно, не все темы равноценны. В разделе "История" тоже есть что посмотреть.

Little_women: LS пишет: У меня в шкафу - Le Siecle Начинаю завидовать белой завистью :)

Little_women: LS пишет: У меня в шкафу - Le Siecle. :) А ведь он мог печататься в двух газетах? Как это было с "Королевой Марго". Правда управляющие этих двух газет на дуэли потом сошлись, но это уже не принципиально :)

LS: По совету Вольера добавлю сюда информацию о пьесе «Двор Генриха III» (иногда встречается название «Генрих III и его двор»), т.к. это может кое-что добавить к истории создания «Графини де Монсоро». Кто уже знакомился с ней в теме «Драмы Дюма» не взыщите, что нового ничего нет. Пьеса была написана за 16 лет до создания романа и мне было интересно проследить, как за это время изменились (и изменились ли) взгляды Дюма на события эпохи царствования последнего Валуа. «Двор Генриха III» построен по тому же принципу, что и роман, на двух параллельных сюжетных линиях – политической и любовной. Время от времени они скрещиваются, и тогда летят искры. В пьесе этих пересечений меньше, что, в общем не удивительно, учитывая разницу объемов двух произведений. За 16 лет Дюма сохранил симпатию к Генриху Третьему, неприязнь к д'Эпернону и Анжу, насмешливое отношение к миньонам и всё так же Екатерина Медичи представлялась ему зловещим кукловодом. Уже тогда появились на сцене Бюсси и Сен-Люк, правда, еще бледными тенями. Пока перед нами немного другой состав главных героев. Место пылкого влюбленного Бюсси занимает Сен-Мегрен, и именно его предательски заманит в ловушку и подло убьет ревнивый муж. Пока это не Монсоро, а Генрих де Гиз, и его жена «исполняет роль» Дианы. Но этот сюжетный поворот, похоже, понравился Дюма своим драматизмом и он, дополнив его новыми красками и подробностями, перенес в роман. Только вот почему позднее Бюсси заменил Сен-Мегрена? Из-за Брантома? Похоже, таким же заслуживающим внимания Дюма показался и другой эпизод – противостояние короля и Меченого, создание Лиги и назначение ее главы. Сцена почти без изменений перенесена из драмы в роман. В ней не хватает только Шико. Шико в пьесе нет вообще, и один из вопросов, которые меня занимают после знакомства с ней, когда и как Дюма «придумал» Шико и создал один из самых интересных типов отношений в своем творчестве – пару король и его шут. Перекочевала из пьесы в роман и интрига с фальшивым генеалогическим древом Гизов. Только в пьесе она не разворачиваются у нас на глазах, а герои рассказывают о событиях друг другу, в том числе и о смерти Николя Давида в Лионе. Дюма так же сохранил некоторые детали, которые, по всей видимости, врезались ему в память, когда он знакомился с историческими материалами. Например, миньоны играют в бильбоке и в романе, и в пьесе. На фоне таких совпадений бросается в глаза изменение хронологии событий. Знаменитая дуэль миньонов и анжуйцев произошла незадолго до начала действия и Антраге только-только вернулся из изгнания, что не мешает в следующей сцене появиться Бюсси и предложить себя Сен-Мегрену в качестве секунданта в дуэли, на которую он вызвал герцога де Гиза. Опять же интересно, что заставило Дюма впоследствии изменить порядок исторических эпизодов? Более глубокое знакомство с мемуарами и хрониками? Было бы здорово когда-нибудь найти ответы на эти вопросы.

Chicot: Возможно, что самому Дюма какая-то историческая информация про Шико попалась много позже написания пьесы, в которой он обыгрывает реальный исторический эпизод с убийством Сен-Мегрэна. Но, поскольку сами сведения были весьма скупыми (по-моему, первое упоминание про Шико у л'Этуаля вообще относится к 1582 году), он и Маке проявили бурную фантазию на тему "король и шут" и в результате появился столь любимый многими герой. А что до изменений и перестановок в сюжете книги, тут остается действительно лишь гадать, почему история графини де Монсоро развернулась так, как развернулась... Не было ли у Дианы какого-то прототипа, современного самому автору?

LS: Chicot Chicot пишет: Возможно, что самому Дюма какая-то историческая информация про Шико попалась много позже написания пьесы, Я тоже так думаю. Но каким образом реальный Шико настолько заинтересовал Дюма, что получился один из самых ярких и характерных для него персонажей? Тем более, если в известных нам источниках о нем рассказно так мало. Почему-то мне кажется, что Шико и его отношения с королем не являются плодом чистого воображения. Кстати, на мой взгляд, литературный Шико уникален еще и тем, что пока ни в ком из окружения Дюма мне не удалось обнаружить его черт. Может быть, какие-то объяснения можно найти в книге, о которой рассказывает Antoinette?

Chicot: LS С другой стороны, даже из тех скупых сведений, которые сохранила история о реальном Шико, следовало, что человек он был незаурядный. Если уж Дюма из неких полумифических мемуаров сумел вырастить д'Артаньяна - мушкетера всех времен и народов, то с его талантом и воображением он мог поступить сходным образом и с прототипом Шико - человеком необычным, судя о отзывам его же современников. Кроме того, на историю отношений короля и его шута прекрасно ложится вся политическая нагрузка романа, да и принцип" малые причины-большие следствия" Дюма пристегнул к личной истории мести простого гасконца лотарингскому принцу. Ведь если бы не случилась у Шико неприятная история с Майенном - не случилось бы и приключений гасконца в аббатстве, и не удалось бы привязать его к убийству Николя Давида, которое тоже было взято из реальных свидетельств эпохи. Тайные механизмы истории в представлении Дюма действуют именно таким образом, и он это не раз показывает в своих произведениях.

Жан : LS пишет: Почему-то мне кажется, что Шико и его отношения с королем не являются плодом чистого воображения. Кстати, на мой взгляд, литературный Шико уникален еще и тем, что пока ни в ком из окружения Дюма мне не удалось обнаружить его черт. Мне кажется, многое в образе Шико взято не только из источников исторических, но и литературных, потому что для эпохи барокко шут один из любимых персонажей, возьмите того же Шекспира. 19 же век открыл Шекспира заново. Может, на образ шико повлиял не только Брантом со товарищи, но и Шекспир? Сходство есть.

LS: Жан Хорошее объяснение! Тем более, что Дюма в молодости "препарировал" пьесы Шекспира, изучая основы драматургии. Значит, можно попытаться протянуть ниточку от Шута в "Короле Лире" к Шико?.. :)

Жан : LS пишет: Значит, можно попытаться протянуть ниточку от Шута в "Короле Лире" к Шико?.. :) А почему только "Король Лир", вспомните шута в "Двенадцатой ночи" и других шутов Шекспира. Обнаружите много похожих сцен.

LS: Жан У меня в памяти сразу всплыла хрестоматийная парочка - шут и король - из "Лира". Но, наверное, Вы правы и в остальном.

Рошешуар: LS пишет: Кроме Брантома Дюма использовал мемуары и хроники д'Анкетиля и Пьера л'Этуаля. LS, не могли бы Вы поподробнее рассказать о хрониках д'Анкетиля, как источнике Дюма (мои поиски неизменно выводят меня только на его "Историю Франции" (Histoire de France d'Anquetil – continuée, depuis la révolution de 1789 jusqu'à celle de 1830"). Может быть что-то было в ней? Кстати сказать, у Брантома "история графини де Монсоро" описывается безо всяких имен: один дворянин, одна дама, муж дамы. Таким образом этот анекдот одинаково подходит и под историю Сен-Мегрена и под историю Бюсси. Нет ни малейшей зацепки или хотя бы отсылки был ли дворянин из свиты короля или из свиты Франсуа. Вот описание из Брантома (взято здесь же, по ссылке LS http://dumania.borda.ru/?1-5-20-00000043-000-0-0-1271164032): "Та досточтимая дама, /графиня де Монсоро. Прим.А.Михайлова/, которую я описывал ранее, отличалась столь пылким и необузданным нравом, что, когда ее охватывал любовный пыл, забывала про страх и боязнь перед мужем, хотя тот был скор на расправу и в гневе страшен; невзирая на это, ни она, ни любовник ее не разу не попали впросак, ибо всегда заботились о надежной охране, каковою дамы пренебрегать отнюдь не должны, коли не хотят беды; так оно и случилось недавно с одним храбрым и благородным дворянином /с Бюсси д`Амбуазом, близким другом Брантома. Он был завзятым волокитой, состоял в любовной связи со многими дамами, в том числе с и графиней де Монсоро, чей муж, не потерпев измены жены, заколол Бюсси у нее на глазах.... Прим.А.Михайлова/, погибшим от руки мужа своей любовницы, когда он пришел к ней в дом, где ждала его засада: муж силой принудил жену вызвать храбреца на это свидание; заботься тот больше о себе самом, он поостерегся бы и не пал жертвою предательского удара, найдя столь прискорбную смерть. Вот пример того, как опасно доверяться влюбленным женщинам, которые под угрозой мужниной расправы готовы по их приказу сыграть любую игру, как вышеописанная дама, что спасла свою жизнь, друга же погубила." Убрать примечания тов. А.Михайлова, который действие романа ("заколол Бюсси у нее на глазах") выдает за действительность. Что мы получим? Просто историческую байку. Более того, отсылка автора к тому, что он уже где-то описывал даму - героиню анекдота, позволяет скорее предполагать жену де Гиза - Екатерину Клевскую, чем какую-то провинциалку мадам де Монсоро, которая и при дворе-то примелькаться не успела в период своего фрейлинства, а уж быть регулярной героиней исторических анекдотов, и называться "достопочтимой" или хотя бы просто "благородной", это явно не про нее. Зато Пьер де Л'Этуаль и Жак Огюст де Ту расписываю эту историю очень подробно, что называется, сдают все явки, пароли и имена (скромняга Брантом нервно курит в сторонке). Вот описание убийства Бюсси в дневниках Пьера де Л'Этуаля (на французском, правда, все недосуг сделать нормальный перевод): Le mercredi 19 d'août, Bussy d'Amboise, premier gentilhomme de M. le duc, gouverneur d'Anjou et abbé de Bourgueil, qui avoir fait tant le grand et le hautain à cause de la faveur de son maître, et qui avoir fait tant de pilleriez ès pays d'Anjou et du Maine, fut tué par le seigneur de Monsoreau, ensemble avec lui le lieutenant criminel de Saumur, en une maison dudit Monsoreau, où la nuit ledit lieutenant, qui était son messager d'amour, l'avoir conduit pour coucher avec la femme dudit Monsoreau à laquelle Bussy faisoit l'amour depuis long-temps, et auquel ladite dame avoir donné exprès cette fausse assignation pour le faire surprendre par Monsoreau son mari; à laquelle comparaissant sur la minuit, fut aussitot investi et assailli par dix ou douze qui accompagnaient Monsoreau, [lesquels, de furie, se ruèrent sur lui pour le massacrer.] Ce gentilhomme se voyant si pauvrement trahi, [et qu'il était seul, comme ou ne s'accompagne gueres pour telles exécutions,] ne laissa pas de se défendre jusqu'au bout, montrant, comme il disait souvent, que la peur n'avoir jamais trouvé place dans son cœur: car il combattit toujours tant qu'il lui demeura un morceau d'épée dans la main, et après s'aida des tables, chaises et escahclles, avec lesquelles il blessa trois ou quatre de ses ennemis, jusqu'à ce qu'étant vaincu par la multitude, et dénué de toutes armes et instruments pour se défendre, fut assommé près une fenêtre par laquelle il se voulait jettera, pour cuider se sauver. И тот же эпизод у де Ту в 5 томе его истории (1573-1580 года) (приведу текст из адаптированного французского издания, потому что из оригинального издания текст у меня еще неправленный после сканирования где-то лежит) Louis de Clermont d’Amboise, connu sousle nom du brave Bussy, étoit familier avec le Duc d’Anjou. Il avoir mandé à ce Prince, quelques jour savant que celui-ci pafsât en Angleterre, que la bête du Veneur étoit dans les filets. Par cette bête, il entendoit la femme de Charles de Chambes comte de Montsoreau, premier Veneur du frère de Henri III. Le Roi, qui n’aimoit pas Bussy, et à qui le Duc d’Anjou avoir communiqué la letter de ce seigneur, l’avoir gardée. Il la fit voir à Montsoreau. Le comte, determine à la vengeance, obligea sa femme de donner un rendez-vous à son amant dans le château de Coutanciere. Bientôt il se vit attaqué par Montsoreau à la tête de plusieurs spadassins, tous couverts de cottes vivement les assassins. Enfin accablé par le nombre, et épuisé par un long combat, il voulut fauter dans le fosse par une fenêtre. Dans le tems qu’il alloir se jetter, son ennemi le priva de la vie. Cet assassinat fut la fource d’une inimitié mortelle entre les Clermont Bussy et le comte de Montsoreau. Elle passa jusqu’à Jean de Montluc, surnommé Balagny, fils naturel du feu Evêque de Valence, qui avoir épousé la sœur de Bussy. Из Л'Этуаля Дюма вставляет в роман целые цитаты (про сердце императора, например, и про героев Плутарха). И собственно сама сцена убийства взята из него: 10-12 убийц, сломанный клинок, стулья, столы и скамейки в роли оружия, и последняя надежда спастись через окно. Де Ту видится здесь скорее пересказчиком Л'Этуаля, хотя у него есть свои "кровавые подробности", которых нет у Л'Этуаля. А причина, по которой Дюма поменял главного героя переходя от пьесы "Двор Генриха III" к роману "Графиня де Монсоро", мне кажется, заключается в харизме прототипа. Ничем не прославившийся Сен-Мегрен, кроме того, что был одним из миньонов Генриха и имел интрижку с женой де Гиза (хотя, как посмотреть... тут ведь тоже надо иметь недюженную храбрость, или наглость, или глупость, зная репутацию Балафре, подбивать клинья к его супружнице) и знаменитый "храбрый Бюсси", который просто сам просится на страницы романа или пьесы (и который регулярно на этих страницах оказывался, взять хотя бы "Любовные истории великих людей", написанные М-ль де Вильдьё и изданные в 1694 году, водевиль "Бюсси и Крийон" вышедший в 1818 году, две пьесы Чапмена 1604-1613 годов). Бюсси - герой с историей, а Сен-Мегрен - один из доброго десятка миньонов. С другой стороны в романе Дюма необходимо было "укрепить" образ Анжуйского, которого нет в пьесе, и который без Бюсси потерялся бы и поблек. Сильный герой в его лагере просто был необходим Дюма, для придания рельефа образу герцога. Точно такую же роль "лакмусовой бумажки" играет Шико в лагере короля, он придает Генриху объем и многогранность, миньонам не под силу такой труд, хотя у них тоже была довольно жестко прописанная роль. Поэтому Дюма вводит и шута в роман, практически придумывая этот образ, как второго главного героя. Получается как в поговорке "короля играет свита" - герцога Анжуйского играет Бюсси, а Шико играет Генриха III (с миньонами на бэк-вокале).

LS: Рошешуар К сожалению, мои сведения, почерпнутые из книги Циммермана, ограничиваются лишь упоминанием имени д'Анкетиля. (

Armande: Л'Этуаля , конечно , цитирует. Упуская одну маленькую деталь - brave Bussy отправился на свидание с дамой в Кутансьер не один, а в сопровождении доверенного сомюрского лейтенанта, убитого там за "компанию". Книжный вариант был менее осмотрителен.

Рошешуар: Armande пишет: Упуская одну маленькую деталь Да не одну деталь он опускает, чего уж, там много чего не попало в роман, из Л'Этуаля из этого, он ведь тоже был любитель сплетни пособирать, не хуже Брантома. Но вот именно этот сомюрский начальник полиции, Клод де Колассо его звали, является одним из самых слабых звеньев во всей этой истории с любовной интригой между Бюсси и графиней. В романе Дюма он был бы вообще не пришей кобыле хвост. Вся история бы развалилась: любовь и полицейский начальник, бррр. Собственно и в жизни-то его роль во всей истории лишена какой-либо логики. Посланник любви, "голубь почты моей", "золотая рыбка на посылках", как его еще назвать? Эх, краткость ни разу не сестра моего таланта, поэтому "букаф будет много", но мне кажется, оно того стоит, может кто и дочитает до конца... Представьте себе, что Вы - губернатор провинции - решили съездить на свиданье к мадам де Монсоро из Сомюра в Кутансьер. Это по современным автодорогам 18-20 км, а по дорогам XVI века, полагаю, километров на 5-7 больше. Вы знаете, что Вас тут в провинции, мягко говоря, не любят, грубо выражаясь, терпеть не могут. Чувство самосохранения у Вас чуток присутствует (помните, что в Париже Вы, после серии покушений, гуляли по городу исключительно в компании десятка-другого друзей-приятелей). Кого же Вы возьмете на свидание в качестве эскорта, господин Губернатор? Правильно! Местного начальника ОВД! У него хобби такое, таскаться по ночам с губернатором по его бабам, свечку держать. И он один стоит десятка друзей))) И вот эти два камикадзе мчаться во весь опор в Брен-сюр-Алон за 20-25 км, попадают там в засаду, убиваются до смерти и... всё... Там ведь даже следствие некому было организовать - начальник полиции тоже убит... И влияние господина де Монсоро не надо недооценивать в тех местах, достаточно по карте посмотреть на его владения вокруг Сомюра (Монсоро, Кутансьер, Ле-Леон-д'Анжу и т.д.). В Париж известие о гибели Бюсси добралось 22 августа, это по Л'Этуалю, который зачем-то усиленно проводит параллель с ночью Святого Варфоломея, и говорит, что Бюсси получил той же монетой, что когда-то он расплатился с кузеном Сен-Жоржем (и де Ту ему вторит в унисон). Л'Этуаль, что называется, спалил всю контору по-черному, упомянув этого кузена. Хотя, чем дальше, тем больше, мне кажется, что может быть он сделал это и умышленно, что бы можно было когда-нибудь отыскать, откуда росли ноги этого преступления... Для тех, кто не в курсе, а таких, я полагаю, большинство: кузен Сен-Жорж из Л'Этуаля - это тот самый Антуан де Клермон маркиз де Ренель, убийство которого 24 августа 1572 года списывают на совесть Бюсси, а Сен-Жорж - это название ветви рода д'Амбуазов, к которой он принадлежал (Бюсси - это тоже ветвь д'Амбуазов). Так уж получилось, что Луи де Бюсси и Антуан де Ренель не были двоюродными братьями, это исторический (а точнее лингвистический) миф! Они были дважды родственниками: по линии Клермонов Антуан приходился Луи двоюродным дядей (и таковым являлся по возрасту), а по линии Амбуазов - троюродным братом. Французы, по-моему, вообще не заморачиваются с этим понятием "кузен", они его употребляют скорее в значении "родственник", но русские переводчики чаще всего переводят напрямую - "двоюродный брат", чем сбивают всех с толку. Но самое интересно не это... В конце концов, убийство любого родственника поступок отвратительный, хоть двоюродного дяди, хоть троюродного брата, тут Бюсси, наверно, никогда не отмыться. Самое интересное заключается в том, что у маркиза де Ренеля, Антуана де Клермона, были еще троюродные братья (все люди братья, но французы особенно))), и имена их всем давно знакомы: 1. Шарль де Шамб, граф де Монсоро. 2. Франсуа де Ла Ну, по прозвищу "Железная рука" 3. Антуан де Леви, граф де Келюс (родной отец милахи Келюса - миньона Генриха III) 4. Луи д'Амбуаз, маркиз д'Обижу (тот самый, который усиленно оспаривал в судах правомерность завещания архиепископа Рейнского Жоржа д'Амбауза де Бюсси, по которому он завещал свое имущество и баронский титул отцу "нашего" храброго Бюсси) У них у всех был один прадедушка - Рене де Шатобриан граф де Казан (ум. 1486), три его дочери породили в итоге на свет вот этот клубок троюродных братьев (братьев было, конечно, больше, но эти, на мой взгляд, самые заслуживающие внимания). А еще у этого Антуана де Клермона маркиза де Ренеля был единоутробный брат (мама Франсуаза была одна, а папы - разные), которого тоже часто упоминают на Дюмании и сопутствующих форумах, но никогда не привязывают к Бюсси, а по-моему, зря не привязывают. Звали этого брата - Антуан де Круа, принц де Порсьен, первый маркиз де Ренель, умер он в 1567 году совсем юным, детей после себя не оставил, а оставил молодую безутешную вдову (все уже догадались какую)))) - Екатерину Клевскую, которую спустя три года утешил "великий и ужасный" Генрих де Гиз ... А вы говорите любофф... "Кака-така любовь?" (с) По мне, так чистой воды кровная месть, по которой Гизы были большие доки... Историю с Сен-Мегреном все помнят, и с Колиньи, и позднее с Генрихом III (это навскидку, и ни за одно преступление не понесли наказание). Почему-то за все эти века, прошедшие с 1579 года, напрочь забыли, что изначально существовало несколько версий убийства Бюсси, их обсуждали при дворе, и я сомневаюсь, что версия, в которой король и его брат напрямую санкционировали убийство придворного (причем не самого последнего), была официальной. Скорее всего таковой стала версия озвученная де Монсоро (воры залез ко мне в дом, я его убил, присмотрелся - Бюсси и Колассо). А спустя несколько лет, когда уже не стало главных подозреваемых, де Ту и де Л'Этуаль дооформили ее, сделав ее удобной для Бурбонов ("ох, до чего же были подлые эти Валуа, хорошо, что мы от них избавились") и даже романтичной, вон сколько творческих порывов за четыре столетия не пропало даром (один Дюма чего стоит!). В общем, все счастливы! Надеюсь, это был не офтоп

Стелла: Рошешуар

Armande: Все дворянство Франции - сплошь кузены. Дальше 4 колена редко доходит. С Бюсси - естественно, Анжу сдал. Слишком бодрый миньон попался. Какой интерес Бюсси был пристрелить кузена - не понимаю - родня дальняя, наследники у того были. Бред.

Рошешуар: Armande пишет: Какой интерес Бюсси был пристрелить кузена - не понимаю - родня дальняя, наследники у того были. Бред У Бюсси - никакого интереса не было и быть не могло. Интерес был у папы Бюсси. Он заключался в титуле. Король Франциск I сделал сеньорию де Ренель маркизатом, сын Франсуазы д'Амбуаз дамы де Ренель от второго брака - Антуан де Круа, стал соответственно первым маркизом этого имени. Де Круа умер, и по логике вещей земли д'Амбуазов де Бюсси должны были вернуться к старшему в роду мужчине, а им в то время юридически как раз был Жак де Клермон барон де Бюсси д'Амбуаз (отец храброго Бюсси), который был с точки зрения тех же д'Обижу "ненастоящим" Бюсси. А достались они сыну Франсуазы от первого брака, тоже Антауну, которого и убили в ночь Святого Варфоломея. Вот из-за этого и был весь сыр-бор, и судился с де Ренелем, вероятнее всего отец де Бюсси. Луи этот титул вообще не светил при живом отце. Эта мысль, кстати, не только мне в голову пришла , недавно она попалась мне во французских комментариях к "Трагическим поэмам" Агриппы д'Обинье. Другое дело, что Луи вполне себе мог просто помочь папе, по доброте душевной... И не только папе... Удивительное, оно всегда рядом)))) Родной дядя Бюсси ("нашего" Бюсси), старший брат его отца - Жорж I де Клермон маркиз де Галлеранд женился третьим браком на вдове этого несчастного де Ренеля - Анне де Савуа-Танд. Вот такая Санта-Барбара по-французски Напрашивается вопрос: "Так кто же все-таки убил Нолестро?" Для любителей исторической справедливости скажу, что нет достоверных источников, подтверждающих, что Бюсси-таки получили вожделенный титул. Более того, Бюсси считается чуть ли не главным вдохновителем документа под названием "Мир Месье", который как раз и возвращал гугенотам все награбленное у них католиками (с чего бы это он, все свои труды 24 августа разом аннулировал?). Третьим маркизом де Ренелем официально значится сын Антуана - Луи I де Клермон д'Амбуаз барон де Ла Фош (его господин де Ту тоже упоминает в своей истории в 5 томе, и именно как маркиза де Ренеля), четвертым недолго побыл сын младшего брата "нашего" Бюсси до своей смерти на дуэли в 1621 году, после этого титул вернулся к Луи II де Клермону д'Амбуазу (сыну Луи I) и оставался в руках представителей ветви Сен-Жорж много поколений. Я так понимаю, что во второй половине XVI века во Франции модно было быть Луи д'Амбуазом, прям тезка на тезке)))

Armande: Да, древо это всегда внушало. Старые папеньки не вечны. Может, и так. А как Вы оцениваете тот факт, что маменька с папенькой нашего героя совершили марьяж в 1550, а ему дату рождения ставят ок. 1549? Это при трех старших родных сестрах. Либо очень около, либо что-здесь не так.

Рошешуар: Armande пишет: А как Вы оцениваете тот факт, что маменька с папенькой нашего героя совершили марьяж в 1550, а ему дату рождения ставят ок. 1549? Это при трех старших родных сестрах. У меня на этот счет есть, страшное дело, целых три теории (они исключительно моего изготовления, аргументов к ним минимум, поэтому никому их навязывать не буду, только поделюсь в порядке бреда). Правда букаф будет еще больше Начну издалека... Предыстория, так сказать... У прадеда "нашего" Бюсси – Жана де Шомона барона де Бюсси д’Амбуаза – было шестнадцать детей: восемь сыновей и восемь дочерей. С 1510 по 1537 года семеро из его сыновей умерли, не оставив наследников мужского пола. А единственный оставшийся в живых сын – Жорж II де Шомон – трудился на благо католической церкви, и с 1513 года значился архиепископом Руана, что в принципе, являлось почти непреодолимым препятствием для заведения семьи и спасения угасающей ветви знатного рода от вымирания. Хотя истории известны случаи, когда священникам ради такого важного дела, давалось дозволение отказаться от сана и вернуться в мир. Но, думается мне, не в таком высоком сане, и не в столь почтенном возрасте. Архиепископ прожил толи 63 года, толи 70 лет (из-за путаницы в годе рождения сказать точно нельзя), и даже стал кардиналом в 1545 году, но 26 августа 1550 года он умер. Однажды он принял решение оставить титул и все принадлежащее ему родовое достояние третьему сыну своей старшей сестры. Этим третьим сыном и оказался отец нашего Бюсси – Жак де Клермон. Именно ему отписал дядюшка всё имущество, с одним странным условием: племянник должен принять имя и герб рода Бюсси д’Амбуазов, и все это с честью нести по жизни. Согласитесь, что условие странное. Племяннику собственно и не в чем-то было копаться, он был гол, как сокол. А тут все преподнесли на блюдечке с голубой каемочкой. И допускалась мысль, что он может отказаться? Как-то странно даже… Полагаю, что немалую роль в принятии решения в пользу Жака сыграла его матушка, старшая сестра архиепископ – Рене де Клермон, дама де Бюсси (умершая в 1561 году). Если у Екатерины Медичи любимым сыном был Генрих III (тоже, кстати третий сын по счету), то у мадам Рене это, похоже, был Жак. Известно по крайней мере два судебных процесса, которые она вела против дальних и близких родственников, желая вернуть сыночку некоторые фамильные земли. Теперь вернемся к "нашему" Бюсси. Мы не знаем точно когда он родился (и вряд ли когда-нибудь узнаем). Примерный его возраст указал в своих дневниках Пьер де Л'Этуаль, когда описывал убийство в Кутансьере («...qui n'était que de trente ans...»). То есть на момент 19 августа 1579 года Бюсси «…не исполнилось и тридцати лет». Соответственно, все кто берется писать про Бюсси, начиная с незапамятных времен, примерный год его рождения устанавливают путем несложных математических вычислений: 1579-30=1549. Главное, не забывать добавлять слово «около». Получается, что Луи де Клермон мог родиться и в 1549 году, и в 1550-м, и в 1551-м, и в любом другом году следующим за ними (в пределах разумного, конечно, ибо известно, что в 1568 году он уже «засветился» на фронтах второй или третьей религиозной войны). Родители Бюсси обвенчались 26 июня 1550 года (кардиналу еще оставалось два месяца). Луи был четвертым ребенком и старшим из трех сыновей, и если он родился в 1549 году, то получается, что он и три его старшие сестры родились вне брака... Еще один вопрос. Дату рождения Жака де Клермона мы тоже не знаем. Чаще всего пишут, что он родился около 1525 года, несколько раз мне попадался 1527 год. Получается поразительная картина: этот ретивый юноша, не имея за душой ни денье, в районе 18-20-ти лет, начинает, простите за натурализм, активно размножаться. И ни с кем попало, а с девушкой из очень знатной семьи де Бово. Конечно, мужчина 20-ти лет от роду во Франции XVI века – это далеко не мальчик, но это совершенно «небрачный» возраст. Тем более для человека, которому нечего передать своим детям. Ну и собственно теории... Теория первая. Естественная))) Самое простое объяснение, с моей точки зрения: Жак де Клермон и Екатерина де Бово поженились 26 июня 1550 года, и после этого все их дети родились в законном браке. Просчитываем примерно время рождения трех старших девочек (по самым минимальным срокам, которые может позволить женская природа), и получаем примерно год рождения храброго Бюсси – 1554-1555, то есть на момент гибели ему "не исполнилось и 30 лет". В пользу этой теории говорят даты заключения браков старших сестер: Рене вышла замуж за Жана де Монлюка, принца де Камбре около 1579 года; Маргарита, называемая в некоторых источниках Екатериной, 6 апреля 1583 года сочеталась браком с Оливье де Шастело, виконтом д’Авалоном; Франсуаза была замужем за сеньором де Ла Ферте-Энбо (даты, к сожалению, нет). Если предположить, что дамы родились в период с 1546 по 1548 года, то одной из них в момент замужества 31-33 года, а второй – 35-37 лет (при этом последняя родила мужу 13 детей). Мягко скажем, перефразируя классиков: «молодые были немолоды». Если же даты рождения сдвинуть на «после заключения брака» (1551-1554 года), то ситуация, пожалуй, несколько улучшится. Хотя, тоже не намного. Почему-то мне всегда казалось, что девушек (в отличие от молодых людей) средневековые родители стремились вытолкнуть из семейного гнезда как можно раньше. Возможно, я и ошибалась… Теория вторая. Жертвенная. Поначалу она мне очень нравилась. Потом я стала находить в ней все больше изъянов. Но, как вариант развития событий, она вполне себе... Согласно этой теории дети Жака де Клермона, родившиеся до 26 июня 1550 года были внебрачными детьми дядюшки кардинала Жоржа де Шомона, архиепископа Руанского, последнего из рода де Бюсси д’Амбуаз. О детях католических священников, рожденных «с левой стороны одеяла», написано предостаточно, поэтому смысла нет делать круглые глаза и восклицать: «Ах, да как он мог!» Вполне мог, и история подобных примеров знает множество. Собственно, как мне кажется, это и была та цена, которую заплатил за титул и земли третий сын Клермонов. Он признал детей (трех девочек и мальчика). Кто была их мать – сложно сказать. Я сомневаюсь, что это была Екатерина де Бово, и что кардинал завещал племяннику вместе с детьми и свою возлюбленную (хотя, чего только не бывает на белом свете). Скорее всего, ей пришлось стать им матерью. Теория третья. Испытательная. Приняв решение завещать все племяннику, старый архиепископ, вполне возможно, хотел что бы фамилия не прервалась, и поставил условие, что у кандидата должен быть наследник, сын, которому это все впоследствии перейдет. Девочек в их семье Амбуазов-Шамонов было предостаточно (старшие братья архиепископа не были совсем бездетными, у них не было только мальчиков). И этот мальчик, будущий Бюсси, должен быть крепким и здоровым. Юный Клермон, со свойственным юности энтузиазмом, принялся за работу. Я понятия не имею, как они уговорили Катерину де Бово даму де Маневиль пойти на такое. Возможно, она была немолода, некрасива, или имела какой-то изъян, не оставляющий ей надежду нормально выйти замуж, не знаю. В книге Лео Мутона, в оглавлении ко второй главе есть слово "мезальянс", может быть там и кроется разгадка, не знаю. И вот, когда после трех первых "неудач", сын родился, и спустя год стало ясно, что мальчишка здоровенький, кардинал дал добро на свадьбу племянника, а через два месяца почил в бозе. Правда, никакие ухищрения дядюшки не смогли спасти ветвь Бюсси. Она окончательно угасла после гибели на дуэли в 1627 году последнего мужского представителя Анри де Клермона. А по женской линии у них все прекрасненько, прямые потомки одной из сестер Бюсси - Маргариты - правят сейчас Бельгией, с чем их и поздравляем))) http://fabpedigree.com/s090/f484150.htm

Armande: Мне все же кажется, что история развивалась по традиционному пути. И к концу 1552- нач. 1553г паранты с Бюсси могли успеть. Могли быть, в конце концов, и близнецы среди девочек. Тройня, наверное, уже слишком. А 1553 не так уж далеко от 1549. Не думаю, что Жорж д'Амбуаз обременил передачу своего герба в каталонском стиле и поместий в Шампани сонмищем бастардов. Добрачная жизнь вообще никак - какой бы крокодилицей ни была Катрин де Бово. Нереально.

Констанс1: Рошешуар , блестяще.Одно небольшое НО...В приведенном Вами отрывке на французском написано:"" ... которому было только 30 лет. '' Только, а не Около. Разница.



полная версия страницы