Форум » Обсуждение книг "Королева Марго", "Графиня де Монсоро", "Сорок пять" » Париж эпохи последних Валуа » Ответить

Париж эпохи последних Валуа

Alex: О встерече г-на де Бюсси и г-жи де Монсоро... Александр Дюма "Графиня де Монсоро" [quote]ЭТИМОЛОГИЯ УЛИЦЫ ЖЮСЬЕН Реми взял своего пациента под руку, свернул налево, в улицу Кокийер, и шел по ней до крепостного вала. – Странно, – сказал Бюсси, – ты ведешь меня к болотам Гранж-Бательер, это там-то, по-твоему, целительный воздух? – Ах, сударь, – ответил Реми, – чуточку терпения. Сейчас мы пройдем мимо улицы Пажевен, оставим справа от нас улицу Бренез и выйдем на Монмартр; вы увидите, что это за прелестная улица. – Ты полагаешь, я ее не знаю? – Ну что ж, если вы ее знаете, тем лучше! Мне не надо будет тратить время на то, чтобы знакомить вас с ее красотами, и я без промедления отведу вас на одну премилую маленькую улочку. Идемте, идемте, больше я не скажу ни слова. И в самом деле, после того как Монмартрские ворота остались слева и они прошли около двухсот шагов по улице, Реми свернул направо. – Но ты меня дурачишь, Реми, – воскликнул Бюсси, – мы возвращаемся туда, откуда пришли. – Эта улица называется улицей Жипсьен или Эжипсьен, как вам будет угодно, народ уже начинает именовать ее улицей Жисьен, а вскорости и вовсе будет называть улицей Жюсьен, потому что так звучит приятней и потому что в духе языков – чем дальше к югу, тем больше умножать гласные. Вы должны бы знать это, сударь, ведь вы побывали в Польше. Там, у этих забияк, и до сих пор по четыре согласных кряду ставятся, и поэтому разговаривают они, словно камни жуют, да при этом еще бранятся. Разве не так? – Так-то оно так, – сказал Бюсси, – но ведь мы сюда пришли не затем, чтобы изучать филологию. Послушай, скажи мне: куда мы идем? – Поглядите на эту церквушку, – сказал Реми, не отвечая на вопрос, – какова? Ах, монсеньер, как отлично она расположена: фасадом на улицу, а абсидой – в сад церковного прихода! Бьюсь об заклад, что до сих пор вы ее не замечали! – В самом деле, – сказал Бюсси, – я ее не видел. Бюсси не был единственным знатным господином, который никогда не переступал порога церкви святой Марии Египетской, этого храма, посещаемого только народом и известного прихожанам также под именем часовни Кокерон. – Ну что ж, – сказал Реми, – теперь, когда вы знаете, как эта церковь называется, монсеньер, и когда вы вдоволь налюбовались ею снаружи, войдемте, и вы поглядите на витражи нефа: они любопытны. Бюсси посмотрел на Одуэна и увидел на лице молодого человека такую ласковую улыбку, что сразу понял: молодой лекарь привел его в церковь не затем, чтобы показать ему витражи, которые к тому же при вечерних сумерках и нельзя было толком разглядеть, а совсем с другой целью.Однако кое-чем в церкви можно было полюбоваться, потому что она была освещена для предстоящей службы: стены ее украшали наивные росписи XVI века; такие фрески еще сохранились в немалом количестве в Италии благодаря ее прекрасному климату, а у нас сырость, с одной стороны, и вандализм, с другой, стерли со стен эти предания минувших времен, эти свидетельства веры, ныне утраченной. Художник изобразил для короля Франциска I и по его указаниям жизнь святой Марии Египетской, и среди наиболее интересных событий простодушный живописец, великий друг правды если не анатомический, то, по крайней мере, – исторической, в самом видном месте часовни поместил тот щекотливый эпизод, когда святая Мария, за отсутствием у нее денег для расчета с лодочником, предлагает ему себя вместо оплаты за перевоз. Справедливости ради мы вынуждены сказать, что, несмотря на глубочайшее уважение прихожан к обращенной Марии Египетской, многие почтенные женщины округи считали, что художник мог бы поместить этот эпизод где-нибудь в другом месте или хотя бы передать его вот так бесхитростно; при этом они ссылались на то или, вернее сказать, красноречиво умалчивали о том, что некоторые подробности фрески слишком часто привлекают взоры юных приказчиков, которых их хозяева, суконщики, приводят в церковь по воскресеньям и на праздники. [/quote] Ги Бретон "Любовь, которая сотворила историю" В отрывке идет речь о Людовике IX Святом и его жене Маргарите Прованской, действие происходит около 1254 года: [quote]Священник произносил в конце службы слова: «Да будет между вами мир Божий», после которых обычай требовал, чтобы каждый верующий наклонялся к своему соседу и целовал его. Королева же, получив поцелуй, в свою очередь, вынуждена была поцеловать проститутку, которая была одета так же, как и добропорядочная женщина. Узнав о том, кого она поцеловала, королева была оскорблена и потребовала от короля немедленно издать указ, запрещающий проституткам носить длинные платья с отложными воротниками и позолоченные пояса. После издания этого указа Маргарита потребовала, чтобы Людовик занялся проблемой проституции в Париже и ликвидировал все злачные места. Проститутки шатались по столичным улицам и жили в роскоши, о чем нам повествуют летописцы. К тому же они организовали целый союз во главе с королями разврата. Главной своей покровительницей они выбрали Мадлену. Частым местом для посещения была часовня на улице Жюсьенн (которая тогда называлась улицей Эжипсьен, искажая слово «египтянка»). Около нее они собирались с XII века. Ставили свечи перед любопытным витражом с изображением святой Сары, снимающей платье в лодке. На стекле была выгравирована надпись: «Святая предлагает лодочникам свое тело за переправу». Людовик Святой, узнав об этом, был возмущен, запретив жителям Парижа сдавать свои дома проституткам под страхом судебного преследования. И приказал проституток изгнать из города, поместив в смирительные дома на исправление. Этот указ не был выполнен, ибо женщины успевали прятаться и занимались своим делом в глубокой тайне. В результате скоро проституток стало в два раза больше, чем до указа. Людовик IX убедился, что необходимо издать другой, в котором все «женщины легкого поведения были бы выдворены из больших городов и с центральных улиц, а также от святых мест, от церквей и кладбищ». Для тех, кто сдавал свои дома проституткам, он предусмотрел налог. И этим признал проституцию. Проститутки покинули столицу, обосновавшись в маленьких домиках на окраине, куда парижане быстро протоптали дорожки и которые получили саксонское название «бор», быстро перешедшее в уменьшительно ласкательное слово, дошедшее до наших дней. Да, если бы не королева Маргарита, слово «бордель», возможно, никогда бы не появилось.[/quote] Владимир Рекшан "Родина любви" [quote]В более поздней парижской церкви Сант-Мари-де-ла-Жюсьен имеется витраж, изображающий некую Марию Египетскую, раздевающуюся перед матросами. Эта блудница от своих клиентов-христиан много раз слышала про Иерусалим. И вот заблудшая попросила моряков взять ее с собой. С нее потребовали денег. Тогда Мария предложила вместо денег любовные услуги. Моряки-христиане (!) согласились и всю дорогу пользовали прозревшую шлюху. В Иерусалиме невидимая сила не пускала Марию в храм, но она покаялась и в храм попала. После раскаяния Мария Египетская удалилась в пустыню, где первые семнадцать лет мучилась похотью. Однако исцелилась. В итоге для полного полового выздоровления ей пришлось пробыть в пустыне сорок семь лет. [/quote] Эта церковь была разрушена в первые годы революции 1789 года... Карта Парижа(1705) - Nicolas de Fer: Современная Карта Парижа:

Ответов - 73, стр: 1 2 3 All

LS: От модератора Alex С Вашего позволения, сообщение было перенесено мною в раздел, более подходящий для него. :) у этих забияк, и до сих пор по четыре согласных кряду ставятся, и поэтому разговаривают они, словно камни жуют, да при этом еще бранятся. Разве не так? Это, типа, про нас СанСаныч высказался. ;))))

Алея: Alex За карту старого Парижа отдельное спасибо

LS: никогда не переступал порога церкви святой Марии Египетской А сохранилась ли эта церковь до наших дней? Кто-нибудь знает?

Alex: 2 LS Эта церковь была разрушена в первые годы революции 1789 года... Информация об этой улице: ...l'ancienne chapelle de Sainte-Marie-l'Égyptienne, située à l'angle de la rue Montmartre. ...старая часовня Святой-Марии-Египетской, на углу улицы Монмартр. Malheureusement la chapelle fut détruite dans les premières années de la Révolution. Часовня была разрушена в первые годы Революции.

Alex: Маршрут г-на де Бюсси к Сент-Антуанскому предместью. Александр Дюма "Графиня де Монсоро" Глава 1. СВАДЬБА СЕН-ЛЮКА ... – Чем они там занимаются, по-вашему? – громко спросил Бюсси, дерзко разглядывая миньонов. – Держу пари, – отозвался Рибейрак, – они изобретают новый крахмал для воротничков. – Нет, господа, – улыбаясь, ответил Келюс, – мы сговариваемся отправиться на охоту. – Шутить изволите, синьор Купидо, – сказал Бюсси, – для охоты нынче слишком холодно. У вас вся кожа потрескается. – Не беспокойтесь, сударь, – в тон ему ответил Можирон, – у нас есть теплые перчатки, и камзолы наши подбиты мехом. – А-а, вот это меня успокаивает, – заметил Бюсси. – Ну и когда же вы выезжаете? – Может быть, даже нынче ночью, – сказал Шомберг. – Никаких «может быть». Непременно нынче ночью, – поправил его Можирон. – В таком случае я должен предупредить короля, – заявил Бюсси. – Что скажет его величество, если завтра на утреннем туалете все его любимцы будут сморкаться, чихать и кашлять? – Не трудитесь понапрасну, сударь, – сказал Келюс, – его величеству известно, что мы собираемся охотиться. – На жаворонков, не так ли? – насмешливо поинтересовался Бюсси, стараясь придать своему голосу как можно более презрительное звучание. – Нет, сударь, – сказал Келюс. – Не на жаворонков, а на кабана. Нам надо во что бы то ни стало раздобыть его голову. – А зверь? – спросил д'Антрагэ. – Уже поднят, – ответил Шомберг. – Но ведь еще нужно знать, где он пройдет, – сказал Ливаро. – Ну, мы попытаемся это разузнать, – успокоил его д'О. – Не желаете ли поохотиться вместе с нами, господин де Бюсси? – Нет, по правде говоря, я занят. Завтра мне нужно быть у герцога Анжуйского на приеме графа де Монсоро, которому герцог, как вы, наверное, слышали, выхлопотал должность главного ловчего. – Ну а нынче ночью? – спросил Келюс. – Сожалею, но и нынче ночью не могу. У меня свидание в одном таинственном доме в Сент-Антуанском предместье. – Ах, вот как! – воскликнул д'Эпернон. – Неужели королева Марго инкогнито вернулась в Париж? Ведь, по слухам, господин де Бюсси, вы унаследовали де Ла Молю. – Не стану отнекиваться, но с недавних пор я отказался от этого наследства, и на сей раз речь идет о совсем другой особе. – И эта особа вас ждет в одной из улочек Сент-Антуанского предместья? – спросил д'О. – Вот именно, и я даже хочу обратиться к вам за советом, господин де Келюс. – Рад вам услужить. Хоть я и не принадлежу к судейскому сословию, но все же горжусь тем, что никому еще не давал дурных советов, в особенности – друзьям. – Говорят, что парижские улицы по ночам небезопасны, а Сент-Антуанское предместье весьма уединенная часть города. Какую дорогу вы посоветовали бы мне избрать? – Черт побери! – сказал Келюс. – Луврскому перевозчику непременно придется ждать вас всю ночь до утра, поэтому на вашем месте, сударь, я воспользовался бы маленьким паромом в Прэ-о-Клерк и спустился бы вниз по реке до угловой башни, затем я пошел бы по набережной до Гран-Шатле, и дальше по улице Тиксерандери, добрался бы до Сент-Антуанского предместья. Коли, дойдя до конца улицы Сент-Антуан, вам удастся без всяких происшествий миновать Турнельский дворец, вероятно, вы живым и невредимым постучитесь в дверь вашего таинственного дома. – Благодарю за столь подробное описание дороги. Итак, вы сказали: паром в Прэ-о-Клерк, угловая башня, набережная до Гран-Шатле, улица Тиксерандери, затем улица Сент-Антуан. Будьте уверены – я не сверну с этого пути, – пообещал Бюсси. И, поклонившись пятерым миньонам, он удалился, нарочито громко обратившись к Бальзаку д'Антрагэ: – Решительно, с этим народом не о чем толковать, Антрагэ. Уйдем отсюда. Как Вы сами убедитесь, не самый короткий маршрут выбрал для г-на де Бюсси Александр Дюма... Маршрут Бюсси: от Пре-о-Клер на пароме по течению Сены до угловой башни и далее верхом по набережной до Лувра. Карта Парижа(1705) - Nicolas de Fer: Маршрут Бюсси: от Лувра до Гран-Шатле и далее по улице Тиксерандери. Карта Парижа(1705) - Nicolas de Fer: Маршрут Бюсси: от улицы Тиксерандери по улице Сент-Антуан до Турнельского дворца. (собственно, Турнельского дворца в то время уже не было, после гибели мужа Генриха II на турнире как раз на его территории, Екатерина Медичи сделела там конный рынок. в конце книги в загородках рынка перережут друг другу глотки миньоны и анжуйцы. Правда, по истории на этом месте дрались в 1578г с миньонами не анжуйцы, а гизары). Карта Парижа(1705) - Nicolas de Fer: Маршрут Бюсси: Современная Карта Парижа:

LS: Alex Здорово! Спасибо! Alex пишет: не самый короткий маршрут выбрал для г-на де Бюсси Александр Дюма Путь д'Артаньяна от миледи к Атосу (от Королевской площади до улицы Феру) был немногим меньше. К тому же, гасконец был не в самой удобной одежде: в женском платье и туфлях на босу ногу.

Alex: О том, как г-н де Бюсси вовремя спрятался в доме Дианы де Меридор... Александр Дюма "Графиня де Монсоро" Глава 2. ИЗ КОТОРОЙ СЛЕДУЕТ, ЧТО НЕ ВСЕГДА ВХОДИТ В ДОМ ТОТ, КТО ОТКРЫВАЕТ ДВЕРЬ В те времена Сент-Антуанские ворота представляли собой род каменного свода, напоминающего арку ворот Сен-Дени или Сен-Мартенских ворот в современном нам Париже, С левой стороны к ним вплотную подходили какие то постройки, другим своим концом примыкавшие к Бастилии и как бы связывавшие Сент-Антуанские ворота со старой крепостью. Справа от ворот и до Бретонского дворца простирался обширный, мрачный и грязный пустырь. Если в дневное время на нем еще можно было встретить прохожего, то с наступлением темноты всякое движение тут затихало, ибо в те времена улицы по ночам превращались в воровские притоны, а ночные дозоры были редкостью. Запоздалые пешеходы робко жались к стенам крепости, поближе к часовому на башне, который, правда, не был в состоянии прийти на выручку, но мог хотя бы позвать на помощь и своими криками отпугнуть грабителей. ... Со стороны города перед Сент-Антуанскими воротами не стояло ни одного дома, там тянулись две высокие стены: справа – ограда церкви святого Павла, а слева – стена, окружавшая Турнельский дворец. Эта последняя, подходя к улице Сент-Катрин, образовывала внутренний угол, тот «уголок», о котором Сен-Люк говорил Бюсси. Дальше тесно жались друг к другу домишки, расположенные между улицей Жуй и широкой улицей Сент-Антуан, перед которой в те времена проходила улица Бийет и высилась церковь святой Екатерины. ... – д'О сказал, – ответил тот, – что пройдет минута – и нам станет жарко, а я заключил: «Да услышит тебя господь!» – Кажется, господь его услышал, я вижу, по улице Сен-Поль что-то движется. – Ошибаешься. Это не может быть он. – А почему? – Потому что он намеревался ехать не по ней. – Ну и что из того? Разве не мог он почуять неладное и поехать другой дорогой? – Вы не знаете Бюсси. Раз уж он сказал, по какой дороге поедет, то по ней он обязательно и поедет, даже если будет знать, что сам дьявол караулит его в засаде. – Ну, а пока что, – сказал Келюс, – там все же идут два человека. – Верно, верно, – подхватило несколько голосов, подтверждая достоверность его наблюдения. – В таком случае, господа, чего мы ждем? Вперед! – предложил Шомберг. – Минуточку, – вмешался д'Эпернон, – стоит ли потрошить добрых буржуа или честную повитуху?.. Ага! Они останавливаются. Действительно, дойдя до перекрестка улиц Сен-Поль и Сент-Антуан, два человека, заинтересовавшие пятерых друзей, остановились, словно в нерешительности. – Ну и ну! Неужели они нас увидели? – сказал Келюс. – Откуда же? Мы и сами-то себя с трудом различаем. – Верно, – согласился Келюс. – Гляди-ка! Гляди! Они свернули налево.., остановились перед каким-то домом.., чего-то ищут. – Ей-богу, ты прав. – Похоже, что они собираются войти, – сказал Шомберг. – Неужели мы их упустим? – Но это не он, ведь он намеревался идти в Сент-Антуанское предместье, а эти двое вышли из улицы Сен-Поль и спустились вниз, – возразил Можирон. – Ну а кто поручится, – настаивал Шомберг, – что эта продувная бестия не провела нас? Он мог сбить нас с толку то ли нечаянно – по забывчивости, то ли умышленно – из хитрости. – Правда твоя, так могло случиться, – согласился Келюс. Это предположение заставило всю компанию миньонов стремительно броситься вперед. Как свора голодных псов, они выскочили из своего убежища и, размахивая обнаженными шпагами, ринулись на двух человек, остановившихся перед дверью какого-то дома. Один из двух незнакомцев уже повернул было ключ в замочной скважине и дверь подалась, но тут шум, поднятый нападающими, заставил таинственных пришельцев обернуться. – Что там такое, д'Орильи? – спросил, оборачиваясь, тот, кто был пониже ростом. – Не на нас ли покушаются? – Ах, монсеньер, – ответил тот, кто открывал дверь, – мне кажется, дело идет к этому. Вы соблаговолите назвать себя или пожелаете сохранить инкогнито? – Они вооружены! Мы в ловушке! – Какие-нибудь ревнивцы нас выследили. Боже правый! Я говорил вам не раз – эта дама такая красотка, что непременно должна иметь поклонников. – Войдем, д'Орильи, поторопись, лучше выдерживать осаду за дверью, чем перед дверью. – Да, монсеньер, если только в крепости вас не ждут враги. Но кто поручится?.. Орильи не успел кончить. Миньоны короля с быстротой молнии преодолели пространство в сотню шагов, отделявшее их от двух пришельцев. Келюс и Можирон, бежавшие вдоль стены, бросились между дверью и незнакомцами, дабы отрезать им путь к отступлению. Шомберг, д'О и д'Эпернон приготовились напасть со стороны улицы. – Смерть ему! Смерть ему! – вопил Келюс, как всегда самый неистовый из всей компании. ... И герцог со своим верным спутником отправились восвояси. Они еще не свернули за угол улицы Жуй, как наши пятеро друзей заметили, что на углу улицы Тизон показался всадник, закутанный в длинный плащ. Копыта коня сухо и четко стучали по окаменевшей земле, и белое перо на шляпе всадника в густом ночном мраке посеребрил бледный луч луны, которому удалось прорваться сквозь сплошную пелену туч и плотный, насыщенный дыханием близкого снегопада воздух. Всадник туго натягивал поводья, и у коня, вынужденного идти шагом, бока, несмотря на холод, были покрыты хлопьями пены. – На этот раз он, – сказал Келюс. – Нет, не он, – отозвался Можирон, – Почему? – Потому что этот один, а Бюсси мы оставили с Ливаро, д'Антрагэ и Рибейраком, они не позволили бы ему так рисковать. – И все же это он, он, – сказал д'Эпернон. – Прислушайся, разве ты не распознаешь его звонкое «хм», вглядись хорошенько, кто еще умеет так гордо закидывать голову? Он едет один. – Тогда, – сказал д'О, – это ловушка. – Ловушка или нет, в любом случае, – вмешался Шомберг, – это он, а раз так, то за шпаги, господа, за шпаги! И действительно, всадником был Бюсси, который безмятежно ехал по улице Сент-Антуан, неотступно следуя по пути, указанному Келюсом. ... Бюсси беспрепятственно проделал часть пути от улицы Гран-Огюстен до улицы Сент-Антуан, но, когда он подъехал к улице Сент-Катрин, его настороженный, острый и приученный к темноте глаз различил во мраке у стены смутные очертания человеческих фигур, которые не заметил имевший меньшие основания быть настороже герцог Анжуйский. ... Он так стремительно и с такой яростью атаковал своих противников, что они либо опустили шпаги, либо отвели их в сторону. Воспользовавшись этой мгновенной передышкой, Бюсси проскользнул в дверной проем и, повернувшись, толкнул дверь резким ударом плеча. Щелкнул замок. Теперь все было позади. Смертельная опасность миновала. Бюсси победил, потому что сумел остаться в живых. Затуманенным радостью глазом он прижался к дверному окошечку и сквозь частую решетку увидел бледные, растерянные, злые лица своих врагов. Сначала раздался глухой стук – это шпаги со всего маху вонзались в толстую деревянную дверь, затем загремели крики бешенства и безрассудные вызовы. И тогда Бюсси почувствовал, что земля уходит из-под ног и стена шатается. Он сделал три шага вперед и оказался в какой-то прихожей, затем повернулся кругом и упал навзничь па ступеньки лестницы. Ему показалось, что он падает в глубокую, темную яму. И больше Бюсси ничего не чувствовал. Карта Парижа(1705) - Nicolas de Fer: Современная Карта Парижа:

Alex: О том, как г-н де Бюсси провел в Лувр г-жу де Сен-Люк... Александр Дюма "Графиня де Монсоро" Глава 4. О ТОМ, КАК БЫВШАЯ ДЕВИЦА ДЕ БРИССАК, А НЫНЕ ГОСПОЖА ДЕ СЕН ЛЮК ПРОВЕЛА СВОЮ ПЕРВУЮ БРАЧНУЮ НОЧЬ ... – Что вы, любезная графиня, прошу вас – выслушайте меня. Вам двадцать лет, вы высокого роста, у вас черные глаза и стройная талия, вы очень похожи на самого юного из моих пажей… На того милого мальчика, которому вчера вечером так к лицу была золотая парча, понимаете? – Ах, какой стыд, господин де Бюсси, – краснея, воскликнула Жанна. – Послушайте, я располагаю только этой возможностью, других у меня нет. Надо либо прибегнуть к ней, либо отказаться от нее. Вы хотите видеть вашего дорогого Сен-Люка? Да или нет? – О! За свидание с ним я отдала бы все на свете. – Ладно. Я обещаю свести вас с ним и ничего не прошу от вас взамен. – Да.., но… – Я вам объяснил, как это произойдет. – Ну хорошо, господин де Бюсси, я сделаю все, как вы хотите. Только предупредите, пожалуйста, вашего юношу, что мне потребуется один из его костюмов и что я пришлю за ним служанку. – Не надо присылать. Я велю показать мне новехонькие наряды, которые я заказал для своих бездельников, чтобы они могли блеснуть на балу у королевы-матери. Тот костюм, который, по моему разумению, больше всего подойдет к вашей фигуре, я отошлю вам. А потом мы встретимся в каком-нибудь условленном месте, ну, например, нынче вечером на углу улиц Сент-Оноре и Прувэр, и оттуда… – Оттуда? – Ну да. Оттуда мы с вами отправимся прямехонько в Лувр. ... Вечером, в условленный час, Бюсси и госпожа де Сен-Люк встретились у заставы Сержан. Бюсси не узнал бы молодую женщину, не будь она одета в костюм его собственного пажа. В мужском наряде Жанна была очаровательна. Обменявшись несколькими словами, сообщники направились к Лувру. В конце Фосе-Сен-Жермен-л'Оксеруа им встретилась довольно многочисленная толпа, которая заняла всю улицу и загородила проход. Жанна испугалась. Бюсси по факелам и аркебузам узнал людей герцога Анжуйского, впрочем, и самого герцога нетрудно было распознать по буланому коню и по белому бархатному плащу, который он любил надевать при выездах в город. Карта Парижа(1705) - Nicolas de Fer: Современная Карта Парижа:

Chicot: Турнельский дворец в то время примыкал вплотную к улице Сент-Антуан - на этой улице проводились турниры, на последнем из которых погиб Генрих Второй. Поэтому Турнельский дворец никак не мог быть на месте пляс де Вож (площади Вогезов). На моей парижской карте 1575 года он расположен ближе к воротам Сент-Антуан, за улицей Сент-Катрин и аббатством святой Екатерины. А на карте 1705 года это уже и есть Королевская площадь (площадь Вогезов, которую сами французы называют пляс де Вож), которую заложил Генрих Четвертый на месте осушенных болот квартала Марэ (это название и переводится, как "болота").

LS: Chicot К сожалению, карта очень мелкая, ничего на ней не разобрать... :( А судя по карте 1705 года и улица Турнель и ворота Сент-Антуан обрамляют с юга и востока квартал за особняками Королевской площади, так что никакого противоречия, по-моему, здесь нет...

Alex: 2 Chicot Карту Парижа Вы, конечно, привели, но разобрать там что-либо сложно... Конечно, всегда найдется человек, который знает местоположение какого-либо объекта более точно, или осведомлен о каком-нибудь событии более подробно... Но цель данных постов не в том, чтобы с точностью до метра (врядли это возможно, хотя пытаюсь поточнее) указать расположение зданий, улиц и т.д. и связанных с ними событий в романе. Я преследовал другую цель - с помощью карты дать более ощутимое, более материальное представление читателю о географических объектах Парижа - местах, в которых действуют герои романа, наложить его воображение на "реальные" места событий. Ну и.. карту 1705 года я использовал еще потому, что она более информативна более ранних планов Парижа. Теперь более конкретно, вот план Парижа "Plan de Bale (circa 1552)": Турнельский дворец в то время примыкал вплотную к улице Сент-Антуан - на этой улице проводились турниры, на последнем из которых погиб Генрих Второй. Поэтому Турнельский дворец никак не мог быть на месте пляс де Вож (площади Вогезов). "Поэтому Турнельский дворец никак не мог быть на месте пляс де Вож (площади Вогезов)" - это еще почему "поэтому", позвольте узнать? Турнельский дворец примыкал к ул Сент-Антуан и занимал площадь, покрывая собой Королевскую площадь 17 века и современную площадь Вогезов - смотрите план 1552г. А вот турнирная арена в составе дворца, как видите, собственно и называлась Les Tournelles... - (видимо Турнирная - там изображен рыцарь верхом на коне с копьем). На этом месте, похоже, и был ранен Генрих II (во всяком случае я читал такую информацию), впоследствии эта площадка и стала Королевской площадью, затем Вогезов. На моей парижской карте 1575 года он расположен ближе к воротам Сент-Антуан, за улицей Сент-Катрин и аббатством святой Екатерины. А на карте 1705 года это уже и есть Королевская площадь (площадь Вогезов, которую сами французы называют пляс де Вож), которую заложил Генрих Четвертый на месте осушенных болот квартала Марэ (это название и переводится, как "болота"). Но и Королевская площадь на плане 1705г. расположена за улицей Сент-Катрин и аббатством святой Екатерины! ...? Посмотрите на карту 1705 г., пожалуйста, внимательнее. Королевская площадь, действительно, была застроена зданиями Генрихом IV в 1601г., но болота Марэ начали осушать монахи еще во времна рыцарей-тамплиеров...

Мадам де Шико: Господа, искренне восхищаюсь вашей осведомленностью! А, может, кто-нибудь в курсе, есть в Париже экскурсии по метам гугенотстой трилогии по аналогии с мушкетерами?

Chicot: Alex Да, рассмотрел подробнее карту, похоже, что вы правы. Вероятно, сам дворцовый комплекс Турнель был таков, что одной стороной выходил на ул. Сент-Антуан, которую тоже использовали для ристалищ (или это уже домыслы писателей). Кстати, если мне и на сей раз не изменяет мой склероз, именно на Королевской площади находились апартаменты Миледи. И там же совершенно точно проживал Виктор Гюго (его квартира-музей расположена в одном из углов площади), а так же располагается чудесная кафешка Аннибал де Коконнас:)

Chicot: Мадам де Шико Мы по Парижу 16 века нашли очень немного сохранившихся в неизменном виде мест. Начать с того, что сам Лувр уже перестроен, и только в его подвальном этаже можно увидеть основания башен старинного замка. Зато вот церковь Сен-Жермен -л'Оксеруа в целости и сохранности. Цел особняк Гизов - там теперь то ли национальная библиотека, то ли музей истории Франции - не могу вспомнить точнее. Рядышком с особняком Гизов на той же улице но ближе к пляс де Вож - особняк Карнавале, который одно время принадлежал Генриху Третьему. Там музей Средневековья и Возрождения. Есть сохранившиеся улочки и остатки стен аббатства на холме Сент-Женевьев, а само аббатство ныне - Пантеон, куда был перенесен прах А. Дюма. Меньше всего изменился остров Ситэ - правда, на его мостах теперь уже нет зданий и у Нотр-Дам нет госпиталя, но Консьержери и Новый мост - на месте:) Церковь Сент-Эсташ - по ней можно вычислить расположение Центрального рынка и Двора Чудес - ныне на их месте респектабельный подземный спортивный комплекс Les Halles, поверх которого вместо рынка раскинулся прелестный сад. Улицы многие сохранили свои названия - Сен-Жак, Сент-Антуан, старинная Рю дель Арп и пр. Бульвар Сен-Жермен обозначает границы старого города в Латинском квартале, бульварное кольцо от площади Согласия до площади Бастилии - границы Королевской части города. Уцелели две башни - Сен-Жак и Шатле, Отель де Вилль на Гревской площади только немного перестроен после пожара в 17 веке. Уцелела так же астрономическая башня Екатерины Медичи. В целости и сохранности особняк Санс, в котором проживал в описываемую у Дюма пору кардинал Лотарингский, а впоследствие этот дом выкупила графиня де Валуа - бывшая королева Марго.

Мадам де Шико: Chicot мерси! Я эту тему обязательно распечатаю и возьму с собой все карты. Но без знания французского боюсь заблудиться даже с картами, поэтому и спросила, может, слышали об экскурсиях на эту тему? где их можно поискать? Или в принципе нет? По мушкетерам я нашла даже несколько...

Chicot: Мадам де Шико Насчет экскурсий - если только частным образом договариваться с русскоязычным гидом:) Например через этот ФОРУМ. Но мы и без знания языка прекрасно разобрались:) Да, кстати и церковь Сен-Поль тоже сохранилась. И Венсеннский замок - туда теперь можно запросто на метро добраться. А если выехать за пределы Парижа, в Фонтенбло или Блуа - то там все гораздо меньше изменилось со времен 16 века:) Фонтенбло Блуа А если вы доберетесь по Луаре до ее притока - реки Эндр, то можете попасть на экскурсию в замок Лош, и узнать там то, что рассказывают о месье Шико и его реальной истории:) Замок Лош

Мадам де Шико: Chicot спасибо!!!

Chicot: Мадам де Шико Вы навели меня на счастливую мысль - выложить сюда фото сохранившихся относительно нетронутыми мест Парижа, где происходили события гугенотской трилогии:) Надо будет как-нибудь заняться этим на досуге:)

Alex: 2 Chicot Да, рассмотрел подробнее карту... В общем-то, Вы тоже правы, а я в чем-то неправ: я ограничил местонахождение Турнельского дворца на карте только Королевской площадью, а это неверно, и Ваш пост заставил меня произвести некоторые "изыскания" по поводу Турнельского дворца, которые я выложу немного позднее. Кстати, если мне и на сей раз не изменяет мой склероз, именно на Королевской площади находились апартаменты Миледи. И там же совершенно точно проживал Виктор Гюго (его квартира-музей расположена в одном из углов площади), Совершенно верно, причем Дюма (видимо из вредности) поместил дом Миледи по адресу, по которому проживал в то время Виктор Гюго: Королевская площадь, 6. ;-)))

Мадам де Шико: Chicot пишет: Вы навели меня на счастливую мысль - выложить сюда фото сохранившихся относительно нетронутыми мест Парижа, где происходили события гугенотской трилогии:) Надо будет как-нибудь заняться этим на досуге:) До мая успеете? Как далеко Лош находится? В стандартных экскурсиях его нет((

Chicot: Лош - ссылка на карту Думаю, что сперва нужно добраться до Тура (Tours) - на электричке от Парижа часа 2-3 езды, не больше. А потом строго на Юг до городка Loches - это он и есть:) До мая - успею:)

Поль Вийяр: Мадам де Шико В Лоше есть ночная экскурсия, посвященная Шико. http://bp0.blogger.com/_b5WxVehI9KM/RoUGVx0aP3I/AAAAAAAAARA/F8NqhsEgf8U/s1600-h/NOUVELLE_AFFICHE_CHICOT_version_V_ro%5B1%5D.JPG Контакты и подробности: http://leschicoteries.blogspot.com/ Каждый вторник (за исключением вторника 14 августа), и по субботам 7 июля, 18 и 25 августа - 21 ч 30 в июле и 21 ч в августе. Ночная экскурсия, с участием актера в соответствующем костюме, представляющим Антуана де ла Рош д' Англере, прозванного "Шико", шута Генриха III и Генриха IV в XVI-ом веке. Этот персонаж плаща и шпаги, который действительно существовал и жил в Лоше, неоднократно удивит вас на протяжении визита. Каждый вторник, в конце визита вас ожидает Королевская Ложа. За дверями замка вас будут ждать и другие сюрпризы.

LS: Chicot пишет: выложить сюда фото сохранившихся относительно нетронутыми мест Парижа, где происходили события гугенотской трилогии:) Надо будет как-нибудь заняться этим на досуге:) Обязательно, пожалуйста! :) Мадам де Шико Распечатайте с нашего форума рассказ Николая Горского "Париж. Перечитывая "Трех мушкетеров" и путешествуйте с ним, как с путеводителем. Кстати, там названы и другие здания XVI-XVII вв., упоминавшиеся в романах Дюма.

Мадам де Шико: LS пишет: Распечатайте с нашего форума рассказ Николая Горского "Париж. Перечитывая "Трех мушкетеров" и путешествуйте с ним, как с путеводителем. Кстати, там названы и другие здания XVI-XVII вв., упоминавшиеся в романах Дюма. Мерси, читала. Я по мушкетерам даже экскурсии нашла, это не диковинка. А вот про Бюсси и Марго не попадались.

Madame: Поль Вийяр пишет: В Лоше есть ночная экскурсия, посвященная Шико. А Вы сами были на этой экскурсии? Расскажите пжлста! Оченъ интересно!

Diana de Klermon: Очень хочется посмотреть в Лувре тот кабинет, где Марго держала всех своих любовников. В этом кабинете побывали все легендарные личности..)) (книга: "Королева Марго")

Мадам де Шико: Diana de Klermon пишет: Очень хочется посмотреть в Лувре тот кабинет, где Марго держала всех своих любовников. В этом кабинете побывали все легендарные личности..)) (книга: "Королева Марго") А вы знаете, где именно он находится? Он вообще сохраниолся? В экспозицию входит?

ТАЯ: Diana de Klermon пишет: Очень хочется посмотреть в Лувре тот кабинет, где Марго держала всех своих любовников. В этом кабинете побывали все легендарные личности..)) (книга: "Королева Марго") Посмотреть кабинет? О чем речь вообще? О книге? (Тогда мне, например, хочется увидеть то место, где встречались Диана и Бюсси:))) Может есть такая экспозиция? )

Alex: *PRIVAT*

Chicot: Кстати, и кабинет Марго, и ее покои в Лувре есть, как и зал Кариатид, где Генрих Третий нанес своей сестре публичное оскорбление на балу. И лестница Франциска Первого - старая часть Лувра в тот период уже была перестроена архитектором Леско. Чтобы увидеть все это, нужно побродить по квадратному дворцу - который в самом начале, ближе к Сен-Жермен-Л'Оксеруа. Мы вот туда не дошли, поскольку на Лувр был только 1 день, и то неполный, и осмотреть все за столь малый срок было просто нереально. Так что мы попали только в Итальянскую галерею и зал Кариатид, где ныне выставлены скульптуры Родена и Микеланджело.

Comte d'Armagnac: Alex, спасибо! Положил в копилку для будущих планов посещения Парижа!..

Madame: Поль Вийяр пишет: Этот персонаж плаща и шпаги, который действительно существовал и жил в Лоше, неоднократно удивит вас на протяжении визита А вы где-нибудъ видели портрет реалъного Шико? Вот интересно, как он выглядел?

Ора: Madame пишет: А вы где-нибудъ видели портрет реалъного Шико? Вот интересно, как он выглядел? В одной книге я читала, что он был тщедушным и больше ничего :(

Arinka)): Alex Я потрясена! Границы моего восторга выходят далеко за горизонт! Благородя Вам я окунулась в атмосферу средневековья! Огромнейшее спасибо за увлекательное «путешествие» по Франции и за проделанный Вами труд! Все было очень захватывающим и интересным!!

Вольер: Спасибо за чрезвычайно интересную информацию! Жаль только, что в отличие от статьи Николая Горского, эта ветка форума не попалась мне до поездки в Париж. Пришлось многое искать самому, а с французским у меня беда. Если не сочтёте за слишком большую наглость, попробую проиллюстрировать некоторые фрагменты поисков фотографиями.

Nataly: Да, конечно, просим:)

Вольер: Спасибо! Тогда нужно немного приготовиться, чтобы не выглядить абсолютным дилетантом на фоне Alex'a

Вольер: В качестве пробы: фото того самого места на улице Жюсьен, где находилась церковь Марии Египетской. Исторический указатель улицы Жюсьен: [img][/img] Молодой человек на велике изучает исторический указатель. Минут двадцать мы пытались выжить друг друга с этого места, чтобы отфотографироваться без помех. Так что поклонники Дюма в других странах тоже не дремлют. )): [img][/img] Так улица Жюсьен выглядит сейчас (вид с улицы Этьена Марселя). : [img][/img] В остальном, всё прекрасно описано и указано уважаемым Alex'ом. Могу лишь добавить что улица Жюсьен упоминается также в романе "Ожерелье королевы" (Дюма располагает там португальское посольство). Жаль, что при перестройке Парижа в 19 веке этот район изменился до неузнаваемости, впрочем, как и весь Париж. Но ведь у нас есть воображение, не так ли? )

LS: Вольер Спасибо! Очень интересно. :)

Кэтрин: Вольер , Alex , спасибо огромное!

Вольер: Кстати, на плане 1552 г., приведённым уважаемым Alex'ом, прекрасно виден тот самый "уголок", где прятались миньоны. И я согласен, что с высокой долей вероятности можно идентифицировать, что сейчас на этом месте находится особняк Сюлли, который был построен в 1624 г. как раз на месте домишек между церковью св. Екатерины и бывшим углом Турнельского дворца, разрушенного в 1563 г. Возможно, на момент действия романа и от Турнельского дворца оставалась ограда, хотя выяснить это уже нельзя. Со стороны города перед Сент-Антуанскими воротами не стояло ни одного дома, там тянулись две высокие стены: справа – ограда церкви святого Павла, а слева – стена, окружавшая Турнельский дворец. Эта последняя, подходя к улице Сент-Катрин, образовывала внутренний угол, тот «уголок», о котором Сен-Люк говорил Бюсси. Дальше тесно жались друг к другу домишки, расположенные между улицей Жуй и широкой улицей Сент-Антуан, перед которой в те времена проходила улица Бийет и высилась церковь святой Екатерины. Непонятно вот что: на карте 1552 г. улица Сент-Катрин расположена слева от одноименной церкви, если стоять на ул. Сент-Антуан к ней лицом, а на карте 1705 г. - уже справа, там где ранее улицы не прослеживается. То ли ошибка на плане 1552 г., то ли действительно произошла "миграция" улицы, и Дюма ориентировался уже по более позднему расположению. А вот приложение к прекрасным планам Alex'а в виде фотографий домов, находящихся между улицей Сен-Поль и церковью Сен-Поль. Один из их предков служил квартирой Диане, именно там разворачивались многие волнительные события романа. А вот так выглядит улица Ботрейи, где жил Реми. - Господин граф, вот моя история: я живу на улице Ботрейи в пятистах двух шагах отсюда. Эта улица начинала застраиваться из обломков старого королевского дворца Сен-Поль с 1548 г. и окончательно оформилась только в 1564 г., так что Реми жил можно сказать в новостройках. )) Было довольно забавно, когда я, роняя распечатанные листы с текстом романа и сверяясь со старинными картами, перебегал туда-сюда улицу Сент-Антуан с довольно-таки оживлённым движением, уворачиваясь от машин и пытаясь фотографировать. И совсем уже как на идиота парижане смотрели на меня, когда я отсчитывал пятьсот два шага от предполагаемого дома Дианы, дабы определить местожительство Реми. К сожалению, кадр дома не получился :(. И, напоследок, упомянутая кафешка у Королевской площади (ну, не поворачивается у меня язык на Вогезов). Встречайте, Марк Аннибал де Коконнас! Фонариков они, конечно, у входа навешали... Настоящий Коконнас бы их за это по головке не погладил...

Кэтрин: Вольер , очень интересно!

Вольер: Глава 17 О ТОМ, КАК ЕХАЛ НА ОХОТУ КОРОЛЬ ГЕНРИХ III И КАКОЕ ВРЕМЯ ТРЕБОВАЛОСЬ ЕМУ НА ДОРОГУ ИЗ ПАРИЖА В ФОНТЕНБЛО В карете немедленно воцарилась глубокая тишина, и это молчание, которое Шико, весь ушедший в наблюдение за дорогой, по-видимому, не собирался нарушать, длилось несколько минут, до тех пор, пока карета, миновав площадь Мобер, не достигла угла улицы Нуайе. Тут Шико внезапно соскочил на мостовую, растолкал гвардейцев и преклонил колени перед каким-то довольно приятным на вид домиком с выступающим над улицей резным деревянным балконом, который опирался на расписные балки. - Эй, ты! Язычник! - закричал король. - Коли тебе так уж хочется встать на колени, встань хотя бы перед крестом, что на середине улицы Сент-Женевьев, а не перед простым домом. Что в этом домишке, церковь спрятана или, может, алтарь? Сейчас на этом месте в ничем не примечательном доме находится кафешка "Четыре сезона", а сразу за ней что-то вроде полицейской академии. По этой причине множество праздношатающихся полицейских XXI века заменяют в этой части Латинского квартала монахов и школяров XVI века. Как вы понимаете, современный Париж не вымощен домиками с расписными балками, увенчанными деревянным балконом с резьбой. ;) Домик возлюбленной Шико мог просуществовать максимум до 1680 года, когда улица Нуайе была расширена, а в 60-х годах XIX века она стала частью нынешнего бульвара Сен-Жермен и лучшие из имеющихся балконов некоторых окрестных зданий - всё, что я могу предложить желающим помолиться вместе с Шико. Последняя картинка напоминает, что на пути любовника, покидающего даму экзотическим балконным путём, могут встретиться не только розы, но и шипы. ) Упомянутый Генрихом III крест действительно стоял ровно посередине улицы св. Женевьевы (сейчас ул. Холма св. Женевьевы), в конце площади Мобер, практически напротив дома, у которого начался отсчет процентов г-на Майенна. Злопамятный характер этого места объясняется возможно тем, что у этого креста испокон веков казнили неугодных сорбоннским ортодоксам личностей. Например, всего за тридцать лет до описываемых в "Графине де Монсоро" событий здесь был сожжён Этьен Доле, издатель "Гаргантюа и Пантагрюэля", наверняка оплаканный достойным отцом Горанфло.

Луиза Водемон: Вольер , спасибо:) Интересно)

Кэтрин: Мне тоже интересно!

Вольер: "Графиня де Монсоро" И Шико предоставил легиону монахов возможность свободно маневрировать вокруг аббатства и исчезать в его дверях, а сам, пустив коня галопом, добрался до широкой улицы Сен-Жак, где напротив монастыря святого Бенуа стояла гостиница "Рог изобилия", заведение весьма процветающее и усердно посещаемое школярами и неистовыми спорщиками - монахами. "Сорок пять" Скоро глазам его предстала широкая улица Сен-Жак, затем монастырь св. Бенедикта и почти напротив монастыря гостиница "Рог изобилия"... Для начала возьму на себя смелость ознакомить вас с картами упомянутого фрагмента славного города Парижа. На двух этих картах - 1552 года и современной - монастырь св. Бенуа (Бенедикта) обозначен красным кругом. Два слова о самом монастыре. Небольшой по парижским меркам, он возник благодаря церкви св. Сержа и св. Вакха (какое чудесное совпадение, сказал бы брат Горанфло!), перестроенной и превращённой в упомянутый монастырь в 12 веке. Интересно то, что изначально алтарь церкви был не совсем правильно ориентирован (возможно, благодаря св. Вакху) , что и было исправлено в 14 веке и с тех пор церковь св. Бенуа (Бенедикта) получила в народе название "Повёрнутой". В хорошем смысле. Исторический указатель: Вот как выглядел монастырь в те счастливые времена. Delectabile tempus! (Весёлое время! - уподобимся на минутку школярам, зубрящим латынь) К сожалению, счастливые времена не спасли монастырь; он пал жертвой просвещения, а именно прокладки улицы Школ в 1854 г. От него остался только портал, который можно лицезреть на северном фасаде музея Клюни, в свежеразбитой имитации средневекового сада, где так приятно гулять после дождя. Но довольно истории! Цель каждого усталого путешественника - гостиница, подобная "Рогу изобилия" с приветливым кабатчиком на пороге. Дюма пишет, что она располагалась на ул. Сент-Жак напротив монастыря. К сожалению сейчас на этом месте мы можем видеть лишь корпуса Коллеж де Франс, находящиеся под неусыпным вниманием строгой статуи Гийома Бюде, одного из отцов-основателей знаменитого "Коллежа профессоров". Формально основанный в 1530 году, ещё при Франциске I, Коллеж де Франс пользовался помещениями Сорбонны, а нынешнее его здание было построено лишь в 1780 году. Видимо, жертвой этой стройки и пал "Рог изобилия". И монахам, а также узникам Сорбонны, желающим промочить горло в весёлой компании, пришлось искать более удалённое место. А как было удобно - перешёл дорогу и... Век просвещения с каждым годом отвоёвывал всё новые территории Латинского квартала у почитателей Вакха-Бахуса. Школы и университеты вырастали на месте вчерашних кабачков и харчевен. Наверное, чтобы не мешать новициатам Коллеж де Франс, улица Кладбища св. Бенуа, на которую я стремился попасть в поисках "Рога изобилия" была перекрыта решёткой напрочь. Зато это позволило мне отыскать один милый тупичок (impasse Chartiérе), где чудом выжили в этом учёном районе два забытых богом и людьми закопчёных заведения, почему-то без вывесок (хозяин, как вы помните по "Сорок пять", не заботился об украшении своего кабака). И, клянусь Бахусом, на пороге одного из них я видел тень мэтра Бономе в своём видавшем виды фартуке!

Erenis: вроде бы, этих фотографий на форуме нет: Отель де Гиз, позже Отель Субиз, расположен по адресу Rue des Archives 60, однако знаменитый вход расположен на улице Rue des Francs Bourgeois: В общем, это все что осталось от дома Гизов. Над входом до сих пор можно различить гербы:

Ора: Очень интересно, спасибо!

Кэтрин: Вольер , Erenis , спасибо! Так интересно и самой захотелось там побывать!

placido: когда я бываю в Париже,то иногда прохожусь по многим местам ,где жили герои Дюма и не только....но Париж романный и Париж современный-абсолютно разные вещи...помню свое разочарование,когда я нашел в центре улицу Фероньер ,где был убит Генрих IV...там одни магазины обуви и много секс-шопов(!),но если мысленно представив себе как тут было лет так 300 тому,то совершенно иное впечатление! а любовь к Парижу у меня возникла еще с детства.после прочтения "Королевы Марго" ,поэтому любовь к этому городу и к истории Франции возникла благодаря творениям Дюма! и как интересно гулять по Парижу и постоянно встречать знакомые с детства названия: улица Абр Сек или улица Сент Оноре...

Вольер: Глава 18 С этими заверениями Шико вышел из гостиницы и легкий на ногу, как лань, зоркий, как лисица, дошел до угла улицы Сент-Этьен, там он крепко зажал в правой руке тестон с изображением Беарнца, надел на себя монашескую рясу и без четверти десять, испытывая некоторый сердечный трепет, предстал перед дверьми монастыря святой Женевьевы. Вкратце, для тех, кто не интересовался, два слова о самой святой Женевьеве, одном из символов славного города Парижа. Отмеченная ещё в семилетнем возрасте знаменитым проповедником, она сразу взяла с места в карьер: для начала излечила от слепоты собственную мать, затем каким-то таинственным образом заставила повернуть полчища гуннов во главе с Аттилой на юг от Парижа, а после этого, чуть ли не во главе партизанских отрядов добывала провиант для голодных парижан, осаждённых коварным Хилдериком. Попутно она продолжала исцелять больных, прекращать бури и т.п. Вот такая предшественница Жанны д'Арк. Хилдерик взял-таки город, но зря, ибо настойчивая святая промыла мозг и ему, и его сыну Хлодвигу, который принял христиаство и воздвиг искомое аббатство (502 г.), изначально посвящённое святым апостолам (Петру и Павлу). Убедившись, что первый христианский король франков Хлодвиг умер, но дело его живёт, Женевьева спокойно умерла на девяностом году жизни, её захоронили рядом с новообращённым королём (512 г.) и свежеоснованное аббатство стало носить её имя. В современном Париже, помимо многочисленных изображений и статуй в церквях, она зачем-то увековечена в новой редакции Турнельского моста (1928 г.), возвышаясь над ним суровой пятнадцатиметровой конической стеллой. Видимо с целью богоугодного назидания новым Планше - нечего плеваться в публичных местах. ) Возвращаемся в далекие средние века. Времена были неспокойные, и мощи святой периодически переносили с меcта на место, и только в 1242 году монахини аббатства святой Женевьевы сделали для нее постоянную раку, усыпанную драгоценными камнями. Мимоходом упомянем несчастного Абеляра, открывшего в XII веке на территории аббатства свою школу. Церковь Сен-Этьен дю Мон (Saint-Etienne-du-Mont) строится в 1222 году на месте старой капеллы и постоянно перестраивается, укрупняясь и хорошея. Наступают времена благоденствия, которые и застал г-н Шико. Вот как выглядела территория аббатства на плане Парижа 1552 года (выделено красным цветом) Видно, что это огромная территория, ограниченная с юга городским валом от ворот Бурдель до ворот Сент-Жак (к ним вёл подземный ход из кладбищенского склепа, слишком узкий для задницы г-на Майенна), а с севера улицами Сент-Этьенн (по которой Шико шёл сюда из "Рога Изобилия") и Бурдель (на эту улицу он попал через кладбище аббатства, покинув исповедальню). В XVII и XVIII веках аббатство чрезвычайно популярно. Каждый год, в день святой проходит грандиозное шествие с перевозом раки святой в Нотр-Дам и обратно. Людовик XV начал строительство нового храма в западной части аббатства, который впоследствии стал Пантеоном. Конец всему, как обычно, положила революция. Аббатство по революционной традиции сделали ангаром для зерна, потом разрушили (1807 г.), мощи святой сожгли, а напоследок проложили поперек улицу имени того самого Хлодвига (rue Clovis). От всего аббатства времён Генриха и Шико остались только церковь Сен-Этьен дю Мон, древняя башня Хлодвига (Tour Clovis) и кое-какие остатки старинных строений на территории лицея Генриха IV. Вид на Сен-Этьен дю Мон и башню Хлодвига - всё что осталось от средневекового аббатства: Церковь Сен-Этьен дю Мон удивила меня необычным для готических церквей светлым интерьером с очаровательной резьбой по камню. Ажурный амвон и некоторые витражи, относящиеся к XVI веку, быть может помнят достойного отца Горанфло, который, я не сомневаюсь, не раз заходил сюда в тяжёлые утренние часы - стены здесь не давят на человека своей мощью, и дышится тут намного легче, чем в иных более просторных храмах. А вот и вход в знаменитый лицей Генриха IV. Его окончили Проспэр Мэримэ, Альфред Мюссе, Жан Поль Сартр и другие известные личности. Кстати, это один из немногих колледжей Парижа, в котором изучают русский язык. Внутри сохранилось несколько построек аббатства, включая бывшую трапезную (теперь там часовня). Башня Хлодвига - экс-колокольня аббатства - пострадала от молнии в 1764 году и заметно укоротилась по сравнению с XVI веком. Наверное, она лучше видна со двора этого лицея, но проникнуть туда в нынешнее время не легче, чем во времена Шико. Возможно для этого по-прежнему требуется монетка с изображением Беарнца. ))

LS: Вольер пишет: она зачем-то увековечена в новой редакции Турнельского моста (1928 г.) Зато с этой "новой редакции" можно полюбоваться тем же видом, что и в XVII веке. А главное, если начать плевать с него, то получатся те же круги из сенской воды, которые созерцал Планше, когда его застал за этим занятием Портос и счел его лучшей рекомендацией. :)

david: LS пишет: если начать плевать с него, то получатся те же круги из сенской воды, которые созерцал Планше Я проверял - точно такие же ...

Вольер: ..и я проверял. ) Только я выбрал вторую от острова Сен-Луи опору, чтобы в кадр попала часть набережной. Можно даже сделать фотогалерею Дюманов, плюющих с Турнельского моста. )) Кстати, во времена Планше полным ходом шла застройка острова (точнее, двух островов), пустовавшего до 1615 года. Быть может, он ожидал какого-либо приработка.

LS: Вольер пишет: ..и я проверял. ) И я... :) *всплеснув руками* Какое трогательное единодушие! :) Можно даже сделать фотогалерею Дюманов, плюющих с Турнельского моста. )) Отличная идея!

mazarin: Случайно набрел на Ваш форум и с огромным удовольствием прочитал несколько страниц. Очень приятно обнаружить людей, чье увлечение культурой и историей Франции началось благодаря романам Дюма-отца. Но сейчас, я хочу задать вопрос именно в этой теме. Я давно уже ищу какие-либо материалы о дворцах Сен-Поль и Турнель в интернете, в том числе и на французском языке. Меня интересует прежде всего изображение этих дворцов (собственно исторического материала я нашел достаточно). Но ничего, кроме уже известного плана Парижа 16 века и двух-трех гравюрок не всплывает. По ходу поиска я нашел много интересных вещей, например изображения (чертежи) Мадридского замка (несохранившегося до наших дней), построенного в Булонском лесу Франсуа Первым и т.д. Может быть, у кого-то есть ссылки на интересующий меня материал? Merci d'avance...

Вольер: mazarin, Во-первых планов Парижа даже только 16 века больше одного. Посмотрите тут: http://historic-cities.huji.ac.il/france/paris/paris.html http://www.lexilogos.com/paris_carte.htm Информация зачастую повторяется, но разница в разрешении карт и т.п. - сами понимаете: один ресурс хорошо, а два - лучше. ) Во-вторых, что касается непосредственно изображений упомянутых дворцов, то, боюсь, Вам прямая дорога в лавочку при музее Карневале в Париже (слева от входа). Там довольно таки приличный выбор иллюстрированной полупрофессиональной исторической литературы на французском языке. В интернете на эту тему действительно негусто. Попробую поискать что-нибудь, но, думаю, вряд ли что-нибудь путное найду. Не знаю, что посоветовать... Разве что писать предметные запросы в тот же музей Карневале. ) Кстати: www.carnavalet.paris.fr Email : eric.barnaud@paris.fr Если сконструировать на французском слёзовышибательный запрос (эх, знать бы французский!..), этот Эрик, быть может, впечатлится и выдаст почту нужного человека, а то и план Турнельского дворца. )

Вольер: mazarin, Беглый поиск не позволил обнаружить изображения Турнельского дворца лучше, чем на страничке французской википедии. Впрочем, Вы, наверное, и сами его видели. А вот кое-что про дворец Сен-Поль нашлись довольно легко: http://cribier.net/Hotel-Raoul/Hotel_St_Pol.html http://cribier.net/Hotel-Raoul/Illustrations.html Насколько я понимаю, речь идёт о другом особняке, особняке Жан-Луи Рауля, возникшем как раз на месте останков дворца Сен-Поль. Буду рад, если это окажется Вам полезным. ) p.s. И еще нашелся план деления земли на месте дворца Сен-Поль (Plan of the lotissement of the Hôtel Saint-Pol from 1543 to 1556 (Mirot)) Но весьма плохого качества:

Comte d'Armagnac: Вольер, спасибо! Давно хотел выяснить судьбу аббатства. А Вы все прямо по полочкам разложили;))

mazarin: Спасибо всем за ссылки, хотя я их еще не посмотрел. Вообще на форуме очень много интересных тем. К сожалению, сейчас нет времени почитать и поучаствовать.

LS: Раз уже речь зашла здесь, можно я чуть дополню сведения про Турнельский мост? :) Его название произошло вот как: в Средние века в этом месте на берег Сены выходила стена Филиппа Августа, защищающая город. Русло реки тоже перегораживалось. Это делалось при помощи цепи, которую, когда она была не нужна, убирали в маленькую башенку - tournelle. Мост, построенный позднее на этом месте, стали называть Турнельским.

Blackbird22: LS пишет: Зато с этой "новой редакции" можно полюбоваться тем же видом, что и в XVII веке. Это да, вид отличный! LS пишет: А главное, если начать плевать с него, то получатся те же круги из сенской воды, которые созерцал Планше, У меня не получилось) Мне кажется, после реконструкции стало ограждение выше - надо уж очень далеко плевать, чтобы увидеть круги)

Вольер: Опять "Сорок пять". )) Попробуем определить, где нашёл себе пристанище Шико под личиной добропорядочного парижского буржуа, мэтра Робера Брике: Часть 1. Глава 16. У ворот Бюсси он за триста экю приобрел домик. Напомню, что по прихоти Дюма, как раз напротив квартировали вдова де Монсоро и Франкенштейн-Реми. И, как обычно в вопросах географии, великий романист аккуратен и точен. В диалоге братьев Жуаёз он сообщает нам: Часть 1. Глава 6. Между воротами Бюсси и дворцом Сен-Дени, почти на углу улицы Августинцев, шагах в двадцати от большой гостиницы под вывеской "Меч гордого рыцаря". Сразу упреждаю возможные недоразумения по поводу ворот Бюси и одноимённой улицы. Бюсси д'Амбуаз, Луи де Клермон не имеет к ним ни малейшего отношения, они названы в честь серьёзной судейской шишки XIV века Симона де Бюси, первого президента парламента. Собственно, по его инициатеиве были построены эти самые ворота, получившие название Сен-Жермен (по названию самого пригорода). Но поскольку алчный Бюси быстро придумал собирать подати со всех входивших и выходивших, парижане стали поминать его много чаще святого Жермена. Так за этими воротами закрепилось название "Бюси". Позже новые ворота Сен-Жермен построили чуть южнее. А Бюсси с двумя "с" не увлекался стяжательством, направляя свою энергию в другие русла.) У них даже фамилии разные: Buci и Bussy. Хотя звучат они почти одинаково и вполне вероятно, что мазохистка Диана выбрала этот адрес не случайно. Итак, между воротами Бюсси и дворцом Сен-Дени... Смотрим карту 1552 года. Сразу получается несоответствие: если между воротами Бюсси и дворцом Сен-Дени, то тогда никак не на углу улицы Августинцев, которая находится за отелем Сен-Дени, а много ближе к самим воротам. Вспомним, что: Часть 3. Глава 17. Теперь, проходя мимо перекрестка Бюсси, Шико приподнялся на цыпочках, стараясь увидеть дом, который он поручил заботам Реми, но улица была извилиста, а задерживаясь, он мог бы навлечь на себя подозрение Борроме, поэтому Шико с легким вздохом последовал за капитаном. Получается, встретившись возле Лувра, Борроме и Шико переправились (на пароме? на лодке?) на Нельский берег (точнее на Пре-О-Клер) и пошли вдоль крепостной стены до ворот Сен-Жермен, вошли в них, а там по улице Кордельеров добрались до "Рога Изобилия" на улице Сен-Жак. Это действительно кратчайший путь туда. И улица Бюси действительно немного изгибается, так что от ворот Бюси вряд ли виден угол улицы Августинцев. Вот они - извилистые парижские улицы: Получается, что Шико жил на улице Бюси чуть не доходя поворота на улицу Августинцев (если идти от ворот - там как раз около ста шагов - см. первую цитату), на правой стороне улицы (если учитывать изгиб улицы и особенно направление подъемного моста), хотя тут легко ошибиться. Так что же - Дюма ошибся насчёт отеля Сен-Дени в качестве указателя? Думаю, нет - ошибся Жуаёз. :) В любовном угаре он назвал отель Сен-Дени вместо отеля Невер (см. карту - чуть выше по улице) и тогда - вуаля - всё сходится! В конце концов, почему бы ему и не напутать - мысли-то о другом. :) Такая вот гипотеза. Часть 3. Глава 19. С глубоким волнением увидел снова Шико тихую и пустынную улицу Августинцев, угол, который образовали у подхода к его дому другие дома, наконец, и сам этот милый его сердцу дом, со своей треугольной крышей, источенным деревом балкона и водосточными трубами в виде фантастических звериных морд. Домов того времени уже нет, это понятно. А вот трубы - пожалуйста! - быть может они сохранились с тех времён. ;)

Луиза Водемон: Вольер ,здорово! Большое спасибо! Вольер пишет: А вот трубы - пожалуйста! - быть может они сохранились с тех времён. ;) Даже если и не они, все равно, когда видишь фото с чем-то очень похожим, картинка из романа становится ярче)

LS: Вольер Спасибо! Как всегда то, что Вы рассказываете, очень интересно! :)

Кэтрин: Вольер , действительно, очень интересно!

Вольер: Луиза Водемон, LS, Кэтрин и все остальные - большое спасибо за лестные оценки! Это придаёт сил. ) Забыл привести цитату, на которую ссылался. Вольер пишет: Получается, что Шико жил на улице Бюси чуть не доходя поворота на улицу Августинцев (если идти от ворот - там как раз около ста шагов - см. первую цитату) Часть 1. Глава 8. Они прибыли через ворота Бюсси и вполне естественно, оказались первыми, прежде всего потому, что у них всех были лошади, а затем ввиду того, что гостиница "Меча" находилась в каких-нибудь ста шагах от ворот Бюсси. Речь в тексте идёт о заглавных героях книги, о "сорока пяти". Отдадим должное всегдашнему незаметному юмору Дюма (фраза "прежде всего потому, что у них всех были лошади"), а потом обратим внимание на нужную информацию (гостиница "Меча" находилась в каких-нибудь ста шагах от ворот Бюсси). Ещё я упустил очень важную для дюманов деталь: привязку к современному Парижу. Всегда хочется походить по современному городу и помечтать, как оно тогда было, лет триста с лишним назад. Исправляю свою оплошность. Ворота Бюси находились приблизительно на нынешнем перекрестке улиц Бюси, Мазарини и Дофин. Улица Мазарини проходит примерно на том месте, где была крепостная стена. Заканчивалась стена знаменитой Нельской башней на берегу реки (разрушена в 1665 году, находилась примерно в районе левого крыла нынешнего института Франции). Нельская башня - вид со стороны рва. Улицу Дофин проложил Генрих IV, кажется в 1609 году, в честь малолетнего Людовика XIII. Кстати по этому поводу у него была серьёзная размолвка с монастырём августинцев, через который и провели улицу. Король фигурально выражаясь, пригнал бульдозеров, и со словами "дурачьё, на этих домах вы заработаете больше, чем на капусте с ваших огородов" снёс эти самые монастырские огороды. Как видите, городская недвижимость всегда приносила доход. ) Улицу Бюси только чуть расширили, как и Сент-Андре-дез-Артс (которая не имеет отношения к искусствам - ранее она называлась Saint-André-des-Arcs в честь арки у церкви св. Андре - буква мимикрировала в веках, когда улицу наводнили колледжи) и вы можете попытаться поискать там кандидатов на домик Робера Брике или Дианы, хотя лично мне больше глянулась улица Августинцев: на ней не так много туристов и магазинов. Что интересно, один или несколько доходных домов по улице Saint-André-des-Arcs, чуть далее того места, которое мы определили, как возможное местообитание Шико-Брике, принадлежали личному врачу Генриха III Мирону, а затем его сыновьям. Быть может, врач и сосватал Шико этот тихий уголок в относительной близости от Лувра (а если дать волю буйной фантазии, Шико мог добывать у Мирона информацию о делах при королевском дворе - в книге не сказано, какие у них были отношения). Непосредственно же напротив улицы Августинцев в те времена находилась контора некоего Шерена, официально занимавшегося королевской генеалогией и бывшего советника короля, присяжного заседателя Котелля. Что ж, неплохое соседство - все, как на подбор, люди короля. И, по случайному совпадению, в конце улицы Saint-André-des-Arcs в 1612 году окончил свои дни генеральный королевский прокурор по фамилии Жак де ла Гель, тот самый который проводил монаха Жака Клемана в кабинет Генриха III. Понимал ли он, что натворил? Поговаривали, что то ли сам прокурор, то ли его шурин были гугенотами. Так наполовину истреблённые гугеноты и недовольные наполовину истреблёнными гугенотами католики сообща воткнули кинжал в своего короля. Вот он, малютка Жак Клеман, убийца с лицом ребёнка: Обитало сие исчадие ада разумеется в аббатстве св. Иакова, вместе с досточтимым отцом Горанфло. Наверное, туда мы и отправимся в следующий раз.

Вольер: Прошу прощения за задержку, но путешествие по Cент-Антуанскому предместью XVI века оказалось не таким простым. Итак, ориентировка на местности ожидает нас в первой же главе романа "Сорок Пять", где рассказывается о прибытии некоторых господ из числа будущих Сорока Пяти к запертым Сент-Антуанским воротам. Меня всё время занимал вопрос: почему эти самые Сорок Пять, будучи в подавляющем большинстве, как я понимаю, гасконцами, въехали в Париж через 9 (!) разных ворот, причём и с севера и с востока в том числе. Что это? Конспирация? Часть 1. Глава 1. Вместо того чтобы устремлять свои взоры внутрь Парижа через отверстия в заставах, эти люди пожирали глазами горизонт, где возвышались башни монастыря св. Иакова и венсенской обители и Фобенский крест, как будто по одной из трех веерообразно расходящихся дорог к ним должен был сойти некий Мессия. Часть 1. Глава 12. - Горанфло? Это еще что такое? - Один святой человек; я назначил его приором монастыря святого Иакова, - такой красивый монастырь за Сент-Антуанскими воротами, как раз напротив Фобенского креста, вблизи от Бель-Эба. Мне показалось, что всё понятно и я, наивный, по приезду в Париж принялся утюжить улицу Фобур-Сент-Антуан в поисках особняка Бель-Эба и аббатства св. Иакова. Увы, меня ждало разочарование: старинные фасады этой улицы можно пересчитать на пальцах одной руки, да и то они относятся к намного более поздним временам. Возможно что-то оказалось скрыто от меня в тёмных парижских дворах, труднодоступных для простого смертного (исключая дюмана по имени david с нашего форума :)), но в целом эта улица показалась мне весьма скучной: бутики, ресторанчики, офисы. Что неудивительно, если учитывать её ремесленное происхождение (ещё Людовик XI предоставлял привилегии селящимся здесь ремесленникам). Как же так? Ведь Дюма пишет яснее некуда: Чать 1. Глава 19. Аббатство, которое король отдал Горанфло в награду за его верную службу и в особенности за его блестящее красноречие, расположено было за Сент-Антуанскими воротами, на расстоянии около двух мушкетных выстрелов от них. В те времена часть города, примыкающая к Сент-Антуанским воротам, усиленно посещалась знатью, ибо король часто ездил в Венсенский замок, тогда еще называвшийся Венсенским лесом. Вдоль дороги в Венсен многие вельможи построили себе небольшие особняки с прелестными садиками и великолепными дворами, являвшиеся как бы пристройками к королевскому замку; в этих домиках часто происходили свидания,но осмелимся утверждать, - несмотря на то что в то время даже любой буржуа с увлечением вмешивался в дела государства, на этих свиданиях никаких политических разговоров не велось. Благодаря тому что по этой дороге вечно сновали туда и сюда придворные, можно считать, что она до известной степени соответствовала тому, чем в настоящее время являются Елисейские поля. Согласитесь, что аббатство, гордо возвышавшееся справа от дороги, было отлично расположено. Оно состояло из четырехугольного строения, окаймлявшего огромный, обсаженный деревьями двор, сада с огородом позади, жилых домов и значительного количества служебных построек, придававших монастырю вид небольшого селения. Ещё и ещё раз отсчитывая от контуров Бастилии два мушкетных выстрела, что не так уж сложно для дюмана (около 500 м), я неизменно попадал к станции метро Ledru-Rollin. Но никаких следов большого, судя по описанию аббатства, или особняка Бель-Эба, где плела свои козни герцогиня де Монпансье, не обнаружил. Сразу же родилось предположение, что все упомянутые строения, как и многие прочие, пали жертвой французской революции 1789 года. Беглый осмотр карт того времени позволил обнаружить внушительных размеров аббатство как раз в районе метро Ledru-Rollin. Большое аббатство, изветсное с 13 века и снесённое как раз во времена революции. Нашлись и "четырехугольное строение, окаймлявшее огромный, обсаженный деревьями двор, сад с огородом позади, жилые дома и значительное количество служебных построек". Но называлась вся эта красота аббатством св. Антуана-в-Полях (а не Иакова) и было оно гм... женским. И в описываемое в романе время аббатиссой в нём была Анна II де Ту, а никак не Горанфло. Неувязочка вышла. Вот как оно выглядело, впрочем (ах, женский монастырь!):

Вольер: Пришлось несолоно хлебавши вернуться к площади Бастилии, то бишь к Сент-Антуанским воротам. Вот так они выглядели в 1725 году (надеюсь, изменения за 150 лет были минимальны): Куда же могло деться аббатство св. Иакова? Нет ли здесь коварства переводчиков. Оказывается есть. Во французском тексте мы обнаруживаем "le couvent des Jacobins", то есть монастырь якобинцев, а никак не вышеупомянутое аббатство. И глава 19 первой части называется "LE PRIEURÉ DES JACOBINS", что можно перевести как "Настоятель якобинцев", но никоим образом не "АББАТСТВО СВЯТОГО ИАКОВА", как в русском тексте. Чистейший ляп переводчиков. Быть может их смутило слово "якобинцы" и, опасаясь, что тишайших монахов-доминиканцев (которых в средневековой франции действительно называли якобинцами) могут спутать с кровожадными сторонниками Робеспьера, Марата и Дантона? Почему бы тогда просто не дать поясняющую сноску? Непонятно. Итак, ищем аббатство (или на худой конец монастырь, что точнее по французскому тексту) якобинцев. Церковь Сен-Жак-де-ля-Бушри, от которой сейчас осталась знаменитая башня Сен-Жак в центре Парижа и монастырь якобинцев на улице Сент-Оноре (тоже, естественно, не сохранившийся), где как раз и собирались робеспьеровцы - вот и всё. Фото исторического указателя последнего объекта: Ничего из того, что можно было бы притянуть к Сент-Антуанскому предместью. Поскольку с монастырём пока не получается, займёмся особняком Бель-Эба и Фобенским крестом. Тут всё гораздо яснее. Приведу два фрагмента карт 1552 и 1575 годов. На обеих прекрасно видно женское аббатство св. Антуана справа и фобенский крест левее от ворот Сент-Антуан. Между ними на перекрёстке красуется мельница. Теперь воспользуемся прекрасным планом Парижа 1739 года и обнаружим Фобенский крест точно на пересечении rue de Charonne, существующей и поныне (в XVI веке там была просто дорога, ведущая к деревне Charonne) и улицы rue des Boulets, которая сейчас до неё не доходит, оканчиваясь у одноимённого метро. Теперь дело за отелем Бель-Эба. Читаем историю Франции издания 1835 года и видим знакомую фамилию Пулен. :) Фамилия которого, если верить словарю, переводится как "жеребёнок". )) Да, Николя Пулен есть лицо историческое: именно он раскрыл заговор герцогини де Монпансье (разумеется, с помощью Шико, о чём историки умалчивают) и особняк Бель-Эба существовал на самом деле. Построен он был не ранее 1545 года, принадлежал поначалу Генриху II. Находился отель Бель-Эба на той дороге, котрая позже стала улицей de la Roquette. Территория, принадлежащая особняку была огромной: сад доходил до нынешней улицы du Chemin Vert. После неудавшегося покушения хромоножки Монпансье отель приходит в запустение и в 1636 году на его месте строят монастырь-хоспис сестер де ла Шарите-Нотр-Дам. Сад, понятное дело, отбирают. Место было по-видимому несчастливым: на останках разрушенного революционными бурями монастыря были построены в 1836 два просторных здания - тюрьма и склад. Кому интересно что там сейчас, может посмотреть на дом №125 по улице de la Roquette - говорят, там осталась часть стены от монастыря XVII века. Теперь нанесём найденные объекты на карту современного Парижа. Красным обозначена территория особняка Бель-Эба, жёлтым - его сад, позже отнятый у женского хосписа де ла Шарите-Нотр-Дам, синим - Фобенский крест, а зелёным - женское аббатство св. Антуана-на-Полях: Аббатство св. Иакова, оказавшееся на поверку монастырём якобинцев, мне так и не удалось обнаружить... Дюма пишет: Часть 2. Глава 8. Совершенно поглощенный этим важным делом, король только поднял глаза, проезжая мимо аббатства св. Иакова, где колокола вовсю трезвонили к вечерне. Но двери и окна вышеуказанного монастыря были закрыты, и если бы не трезвон колоколов, доносящийся изнутри, его можно было бы счесть необитаемым. Окинув аббатство беглым взглядом, король еще с большим пылом принялся вырезать картинки. Но через сто шагов внимательный наблюдатель заметил бы, что он бросил уже гораздо более любопытный взгляд на красивый дом, стоявший слева от дороги, в очаровательном саду, который был огорожен железной решеткой с золочеными копьями, выходившей на большую дорогу. Эта усадьба называлась Бель-Эба. Часть 2. Глава 9. Ему ничего не стоило найти, даже не спрашивая указаний, усадьбу Бель-Эба, соприкасающуюся с монастырем св. Иакова. Получается, что монастырь стоял совсем рядом с усадьбой Бель-Эба, на улице de la Roquette? Но где?? На картах того времени его нет. Загадка...

Кэтрин: Да, интересно...

LS: Вольер Вольер пишет: Меня всё время занимал вопрос: почему эти самые Сорок Пять, будучи в подавляющем большинстве, как я понимаю, гасконцами, въехали в Париж через 9 (!) разных ворот, причём и с севера и с востока в том числе. Что это? Конспирация? Думаю, да, конспирация. Логично было отправить сорок пять человек въезжать в Париж через разные ворота, чтоб не привлечь внимание. А вот как объяснить, что д'Артаньян вошел в Париж через эти же ворота? Ведь они обращены в сторону, противоположную Орлеану (и Менгу).

Chicot: LS пишет: Логично было отправить сорок пять человек въезжать в Париж через разные ворота, чтоб не привлечь внимание. Однако, закрыв при этом ворота, те, кто отдал такой приказ, добились обратного эффекта - и это событие не прошло мимо парижан:)

Delfiniya: Вольер пишет: ну, не поворачивается у меня язык на Вогезов Это замечательно, что не поворачивается )))) Если уж не Королевская, то, по крайней мере, Вож!



полная версия страницы