Форум » Обсуждение книг "Королева Марго", "Графиня де Монсоро", "Сорок пять" » Екатерина Медичи в романах Дюма » Ответить

Екатерина Медичи в романах Дюма

Луиза Водемон: Кто она по-вашему? Отравительница родного сына? Женщина, которая вовлекла королевство в еще большую пучину религиозных войн, будучи одной из главных зачинщиц Варфоломеевской ночи? Или та, которая всеми силами пыталась спасти угасающий род Валуа, боролась за мир во Франции, и готова была отдать жизнь за детей и королевство. А может нечто другое? Вообщем, интересно, что вы думаете об этой неодназначной королеве?

Ответов - 98, стр: 1 2 3 4 All

La Louvre: Мадемуазель Вы, наверное, имеете в виду Генриха, а не Франсуа. Вообще Екатерина реально очень любила Генриха 3. Это и по письмам видно.

Мадемуазель: La Louvre пишет: Вы, наверное, имеете в виду Генриха, а не Франсуа. О! пардон! совсем заработалась ))))) Мне другое интерестно, почему ее все привыкли видеть прям такой страшной отравительницей? Ее поведение ведь мало отличалось от поведения "коллег". Ну не ядом от врагов избавлялись, так кинжалом. А если судить по Дюма так она и не особо размахивалась с ядами... Ну подумаешь, решила теща от зятя избавиться. Так интеллигентно же, без скандалов!

Henrietta: Мадемуазель пишет: Мне другое интерестно, почему ее все привыкли видеть прям такой страшной отравительницей? Ее поведение ведь мало отличалось от поведения "коллег". Ну не ядом от врагов избавлялись, так кинжалом. На мой взгляд, просто обычно такая жестокость по отношению к врагам ожидается от мужчины. Женщины чаще всего мстят и устраняют препятствия так, что и не подкопаешься. Я так думаю, что не она была единственной женщины той эпохи, которая баловалась ядами, просто другие не были королевами)


Лолита: Henrietta пишет: Я так думаю, что не она была единственной женщины той эпохи, которая баловалась ядами, просто другие не были королевами) вот-вот. именно ее титул делал ее практически неуязвимой, и давал возможность не опасаться почти в открытую травить людей. а мне интересно еще, Генрих 3 знал о том, что его мать отравила Карла?

Señorita: Лолита пишет: а мне интересно еще, Генрих 3 знал о том, что его мать отравила Карла? Из текста романа "Графине де Монсоро" следует, что знал. Помните разговор Генриха и Франсуа в главе "Этеокл и Полиник"? – вы злоумышляли против меня, как в свое время злоумышляли против моего брата Карла, только в тот раз вы прибегли к помощи короля Наваррского, а нынче – к помощи герцога де Гиза. Великолепный замысел, я им просто восхищен, он обеспечил бы вам прекрасное место в истории узурпаторов! Правда, прежде вы пресмыкались, как змея, а сейчас вы хотите разить, как лев; там – вероломство, здесь – открытая сила; там – яд, здесь – шпага. – Яд! Что вы хотите сказать, сударь? – воскликнул Франсуа, побледнев от гнева и пытаясь, подобно Этеоклу, с которым его сравнил Генрих, поразить Полиника, за отсутствием меча и кинжала, своим горящим взглядом. – Какой яд? – Яд, которым ты отравил нашего брата Карла; яд, который ты предназначал своему сообщнику Генриху Наваррскому. Он хорошо известен, этот роковой яд. Еще бы! Наша матушка уже столько раз к нему прибегала. Вот поэтому, конечно, ты и отказался от него в моем случае, вот поэтому и решил сделаться полководцем, стать во главе войска Лиги.

Мадемуазель: Лолита пишет: а мне интересно еще, Генрих 3 знал о том, что его мать отравила Карла? Я думаю, он даже в курсе был, что Карла она отравила по ошибке. Хотела зятя, а угробила сына...

Max: Мадемуазель пишет: Я думаю, он даже в курсе был, что Карла она отравила по ошибке. Хотела зятя, а угробила сына... а кстати, реально, откуда у Генриха 3 такая осведомленность в этом вопросе была, что Екатерина и Франсуа Карла отравили? Не думаю, что им сподручно болтать было об этом на каждом шагу. А самого Генриха тогда вообще в Париже не было. Señorita пишет: вы злоумышляли против меня, как в свое время злоумышляли против моего брата Карла, Меня всегда удивляла эта фраза по двум причинам. 1. Почему Генрих говорит моего брата Карла? Что он хочет этим подчеркнуть? Что Франсуа им не брат? Или это , так, просто оговорка? 2. Как-то неестественно выглядит этот праведный гнев короля, относительно бедняги Шарло. Он, конечно, его не травил, однако, не любил его, и всячески желал ему смерти. А тут такое искреннее негодование по поводу убийства ЕГО брата...

Жан : Мне кажется, Екатерина у Дюма слишком карикатурный образ. Ту он был неправ.

МАКСимка: Жан пишет: Екатерина у Дюма слишком карикатурный образ А в чём проявляется её карикатуризм?

Лолита: Max пишет: Почему Генрих говорит моего брата Карла? Что он хочет этим подчеркнуть? Что Франсуа им не брат? Или это , так, просто оговорка? Думаю оговорка, потому что потом он уже говорит "нашего". Max пишет: Как-то неестественно выглядит этот праведный гнев короля, относительно бедняги Шарло. Он, конечно, его не травил, однако, не любил его, и всячески желал ему смерти. А тут такое искреннее негодование по поводу убийства ЕГО брата... Думаю, к тому моменту Генрих уже забыл как сильно ненавидел Карла, ведь того уже не было в живых. Поэтому можно было изобразить священный гнев и сказать, какая Франсуа сволочь:)))

Teshla: Дюма сделал из Екатерины прямо "дьявола во плоти". Хотя даже за её коварством и жестокостью прослеживается благая цель: спасти свой угасающий род и добиться трона для любимого сына (при этом правда не заботясь о благе остальных детей). Конечно, она очень умна, но порой просто бесчеловечна.

катя: Катрин Медичи

Луиза Водемон: катя пишет: Катрин Медичи Что Вы хотели этим сказать?

Луиза Водемон: Teshla пишет: Дюма сделал из Екатерины прямо "дьявола во плоти" Кстати, я бы не согласилась. Екатерина "плохая" лишь в "Королеве Марго", в последующих книгах трилогии она изображена умной и интересной женщиной.

Виталий: Согласен с lennox, Екатерина Медичи самый глобальный персонаж той эпохи. Все ее поступки обуславливались четким расчетом и продуманностью. Ставила перед собой цель, только сохранить род Валуа, на троне Франции. Все же остальные ее дети, только вредили этому или интриговали против друг друга. Были крайне не дальновидными и думали только о себе. Остальные персонажи посредственные, но без них не получилось бы романа, в тои виде который мы имеем. Да методы борьбы Екатерины были не всегда, мягко говоря, корректны, туда же ее занятия магией, но, что вы хотите, женщина, слабый пол и соответственно манера убирать врагов у нее специфическая. А они пощадили бы ее при случае? Ну и все таки не собиралась она травить своего сына, так получилось, и вы все это знаете.

Герцог Де Водемон.: Екатерина ЛИЧНОСТЬ. Умная, властная, несчастная. Все в ней так органично и в тоже время противоричивая женщина.

aparesida: Екатерина Медичи...необыкновенно умная и мудрая женщина..ее выдержке, терпению можно только позавидовать. Когда мне было 13 и я впервые прочла "Королеву Марго", я была в восхищении от Маргариты и ненавидела Екатерину. Сейчас мне 22...мое мнение изменилось.

Рони: Имхо, в «Королеве Марго» Екатерина Медичи безусловно отрицательная героиня, жестокая и к врагам, и к «своим». Но, поскольку я там никем и ни за кого не «болею», что католики, что гугеноты, что Наваррский, что Екатерина особых чувств не вызывают. В «Графине Монсоро» Екатерина вполне нормальный и адекватный персонаж. А в «Сорока пяти» она вновь проявляет свою жестокость, прежде всего по отношению к моей любимой королеве Луизе. В общем, персонаж интересный тем, что он разный в трех романах. Но после прочтения у меня остались вопросы, касаемые этой королевы, на которые я не нашла ответа у Автора. 1. Раз она так свято верит предсказаниям и гаданиям, значит, должна понимать, что судьбу не изменить и знать, что не Наваррский уничтожит ее сыновей. Почему же она, очень неглупая женщина, так яростно стремится уничтожить Беарнца (вообще-то есть в этом что-то притягательное, когда человек продолжает бороться, зная, что проиграет. Хотя то, какими способами она борется, уважения к ней не прибавляет) когда Гизы куда более опасны? Вроде в «Сорока пяти» она это понимает… 2. Красной нитью проходит мысль, что Екатерина стремится к личной власти, намереваясь править вместо (или вместе с) Генриха(-ом). И в «Сорока пяти» Автор называет ее «неумолимой советчицей, чей разум был подобен неугасимой лампаде перед алтарем», и говорит, что она «возвышала голос» против д,Эпернона. И в «Графине Монсоро» Екатерина заявляет: «- Это значит, что я все еще королева Франции, - прошептала Екатерина, устремив на сына взгляд, в котором было столько же жалости, сколько любви»(с). Но ведь и Шико говорит о «настоящем короле Франции» и испытывает практически ту же смесь любви и жалости. Даже глава показательно называется «О ТОМ, КАК, ОБНАРУЖИВ, ЧТО ШИКО ОДНОГО МНЕНИЯ С КОРОЛЕВОЙ-МАТЕРЬЮ, КОРОЛЬ ПРИСОЕДИНИЛСЯ К МНЕНИЮ КОРОЛЕВЫ-МАТЕРИ И ШИКО». В связи с чем меня всегда интересовало: а как Екатерина относилась к Шико? Не подозревала о его влиянии на Генриха или догадывалась и мирилась, поскольку Шико действовал во благо ее сыну? Или ненавидела и мечтала избавиться от «конкурента»? Или они распределили «фронты»: Шико – руководит гизовским, а Екатерина – наваррским? За две книги эти два персонажа не обмениваются ни словом, и (возможно, я ошибаюсь) появляются вместе в одной сцене только в финале «Сорока пяти», причем Автор очень символично это изобразил: «Екатерина выпустила руку сына. Генрих III вздрогнул и, трепеща, оперся на плечо Шико»(с) - случайно или нет?

Луиза Водемон: Рони пишет: Раз она так свято верит предсказаниям и гаданиям, значит, должна понимать, что судьбу не изменить и знать, что не Наваррский уничтожит ее сыновей. Почему же она, очень неглупая женщина, так яростно стремится уничтожить Беарнца (вообще-то есть в этом что-то притягательное, когда человек продолжает бороться, зная, что проиграет. Хотя то, какими способами она борется, уважения к ней не прибавляет) когда Гизы куда более опасны? Вроде в «Сорока пяти» она это понимает… Рони , я чисто гипотетически , перенесу такую ситуацию на себя и близких мне людей.Допустим, я очень верю в гадания, и все эти гадания предсказывают этим людям смерть. Как бы я не верила во все это , фиг бы я пустила все на самотек, дожидаясь логического конца. Так же и Екатерина. По-моему, это очевидно. Что касается Гизов, то Екатерина слишком поздно разглядела угрозу. В конце концов, в "Графине де Монсоро" Генрих де Гиз, конечно, интриган, но все еще держится в рамках относительно дозволенного, в нем сложно заподозрить человека, который спустя 10 лет будет махать флагом "революции", да и королевская власть еще не настолько ослабла. К тому же, де Гиз-Лотарингский принц ( будь неладен Давид со своей генеалогией ) , а Наваррский-Капеттинг, и очень близок к трону. Екатерина видит предсказание, видит, что Генриха Наваррского отделяет от наследования престола совсем мало, и, естественно, что она воспринимает его, как угрозу, потому что он и выглядит, как явная угроза, в то время, как де Гиз кажется проблемой менее существенной. Рони пишет: Екатерина заявляет: «- Это значит, что я все еще королева Франции, - прошептала Екатерина, устремив на сына взгляд, в котором было столько же жалости, сколько любви»(с). Но ведь и Шико говорит о «настоящем короле Франции» О, меня занимал примерно такой же вопрос. По-моему, то ли в начале "Графини де Монсоро", то ли в конце "Королевы Марго" написано, что Екатерина своего добилась и стала царствовать, прикрываясь именем Генриха. В то время, как мы видим, что Шико тоже себя не последним человеком считает:) Единственное, что мне пришло в голову, это, то, что они как-то негласно разделяли сферы своего влияния на дела королевства( ведь согласитесь, события, показанные в книге еще не всё, что происходило во Франции), а если эти сферы как-то пересекались, то они как мудрые люди конфликтов не устраивали. Рони пишет: как Екатерина относилась к Шико? Вот, честно, не знаю. Но он ее недолюбливал-факт

Рони: Луиза Водемон пишет: Допустим, я очень верю в гадания, и все эти гадания предсказывают этим людям смерть. Как бы я не верила во все это , фиг бы я пустила все на самотек, дожидаясь логического конца. Так же и Екатерина. По-моему, это очевидно. Да, но, по-моему, она борется не с причиной, а со следствием. Ведь не «ее сыновья умрут, потому что Наварский станет королем», а «Наваррский станет королем, потому что ее сыновья умрут». И вместо того, чтобы бороться за жизнь и трон детей, и выяснять «так почему же умрут сыновья» и пытаться предотвратить именно это, она старается уничтожить Наваррского, хотя по тексту видно, что Гизы куда деятельнее и опаснее. Мне это казалось несколько нелогичным для умной женщины… Луиза Водемон пишет: Но он ее недолюбливал-факт Ага, я помню разговор Шико с Генрихом - "… так, как ваша мать всех вас научила поступать друг с другом»(с) Луиза Водемон пишет: ведь согласитесь, события, показанные в книге еще не всё, что происходило во Франции Естественно, соглашусь. Луиза Водемон пишет: Единственное, что мне пришло в голову, это, то, что они как-то негласно разделяли сферы своего влияния на дела королевства..., а если эти сферы как-то пересекались, то они как мудрые люди конфликтов не устраивали. Я тоже склоняюсь к этой версии, но и три другие «имеют право на существование»…

Ann Datrie: Для меня Екатерина Медичи, как в романах Дюма, так и в истории - это в первую очередь мать, которая заботится о благе своих сыновей и борется, пусть и не всегда "дозволенными" методами, за сохранение трона и династии Валуа.

rita: Ann Datrie пишет: Для меня Екатерина Медичи, как в романах Дюма, так и в истории - это в первую очередь мать, которая заботится о благе своих сыновей и борется, пусть и не всегда "дозволенными" методами, за сохранение трона и династии Валуа. Ничего себе мать!!! отравила собственного сына!! Катерина Медичи несомненно самый интересный и противоречивый персонаж Дюма, а ещё это яркий пример честолюбивой женщины в эпоху когда всё решали исключительно мужчины. Катерина Медичи могла великолепно править страной, но не имела на это права, только в качестве регентши. ____________________ юридический адвокат

Вильгельмина: Teshla пишет: . Хотя даже за её коварством и жестокостью прослеживается благая цель: спасти свой угасающий род и добиться трона для любимого сына Какая бы цель не была, жестокость остается жестокостью. Teshla пишет: Дюма сделал из Екатерины прямо "дьявола во плоти". ППКС. Когда я прочла сцену, где Екатерина жестоко убила Ортона, я подумала: "Боже мой! Неужели женщина-мать может поступать ТАК Луиза Водемон пишет: Екатерина "плохая" лишь в "Королеве Марго", в последующих книгах трилогии она изображена умной и интересной женщиной. Верно. Любимый сын на троне - можно немножечко подобреть...

Луиза Водемон: Вильгельмина пишет: женщина-мать Да что Вы к этой формулировке прицепились? После рождения детей изначальный характер некуда не девается, человек не становится лучше или хуже. Это в случае рождения желанного, любимого ребенка может поменяться отношение к миру(заметьте, не просто потому, что "родила,и сама, как заново родилась", как у Вас почему-то получается, а потому что этот ребенок, отношение к ребенку и т.п. делает тебя лучше) в лучшую сторону. Только это не случай Екатерины Медичи. Она родила десятерых не от большого желания иметь много детей. Наличие детей, само по себе, не означает, что человек не способен на жестокое убийство. Можете посмотреть статистику по женским колониям. Скажу даже более, некоторые матери , защищающие своих детей, способны и не на такое. Вильгельмина пишет: Любимый сын на троне - можно немножечко подобреть... Еще раз. Вы в корне неверно оцениваете психологическую подоплеку поведения Екатерины. Она убивала кого-то не потому что на троне был Карл, а не Генрих,а руководствуясь своей личной мотивацией. Возникни на ее горизонте опасность, она бы точно так же принялась за старое.

Вильгельмина: Луиза Водемон пишет: Она убивала кого-то не потому что на троне был Карл А с этим и не спорю. Но из романа "Королева Марго" я поняла, что Генрих - ее любимый сын. И впоследствии он остался у нее любимым сыном. А к остальным детям она относилась - в романе - как-то не очень хорошо. Вот поэтому я так и прицепилась к формулировке "женщина-мать". Мы как-то с папой говорили об этой теме. Папа сказал: "Я понять не могу, как можно любить своих детей неодинаково, отдавая предпочтение кому-то одному". Я также, хочу добавить: в романе Екатерина с помощью книги о соколиной охоте пыталась отравить Генриха Наваррского. Но вместо этого пострадал ее сын Карл. Вот тут мне Екатерину Медичи стало жаль - Дюма здесь показал, что может случиться, если ты творишь только зло. Все, я заканчиваю свой монолог

Луиза Водемон: Вильгельмина пишет: Вот поэтому я так и прицепилась к формулировке "женщина-мать". Мы как-то с папой говорили об этой теме. Папа сказал: "Я понять не могу, как можно любить своих детей неодинаково, отдавая предпочтение кому-то одному". Во-первых, тогда иначе относились к детям. В данном случае, мальчики, это- наследники, девочки, в будущем- козырные карты в заключении важных браков, всё вертится вокруг политики. Екатерина Медичи рожает детей не от того, что она очень их любит, а от того, что нужно укреплять государство, трон и т.п.( ну и еще из-за фиговой контрацепции ) Я не вижу ничего удивительного, что кто-то у Екатерины был любимчиком, кто-то нет. И сейчас, в семьях такое случается, а уж в той ситуации это не очень странно. Но. Ваше изначальное высказывание, на которое я отвечала было вообще не об этом. Вильгельмина пишет: Когда я прочла сцену, где Екатерина жестоко убила Ортона, я подумала: "Боже мой! Неужели женщина-мать может поступать ТАК Ортону-то она не мать была, при чем тут ее статус, к чему Вы это написали? Вильгельмина пишет: Дюма здесь показал, что может случиться, если ты творишь только зло. Мне кажется данное предположение достаточно наивным. Во-первых, Екатерина не творила только зло. Во-вторых, данный случай, всего лишь блистательно обыгранная Дюма легенда о том, что Екатерина , якобы, отравила Карла. Основывается это предположение на том, что Карл( который, предположительно , умер от туберкулеза), перед смертью произнес слова:" О, моя мать!", и некоторые трактовали это так, будто, он обвиняет мать в своей смерти. На мой( и не только мой) взгляд, это всё-полная фигня, мало ли, что умирающий король, в бреду, мог говорить, да и нет ничего удивительного, что перед смертью он звал именно маму( исторически, Карл был очень привязан к матери на протяжении всей жизни). Так же, исторически мы знаем, что , хоть Сашка и был любимчиком, но мадам Като все же очень трепетно относилась и к остальным детям. Имхо, Дюма отлично создал страшную и запутанную историю, в своем стиле, взяв за основу ничем не подтвержденные факты об отравлении Карла.

Вильгельмина: Луиза Водемон пишет: Ортону-то она не мать была, при чем тут ее статус, к чему Вы это написали? Да, не была. Просто Дюма описал эту сцену сцену так ярко, и в романе он называл ее "королева-мать", вот в моей памяти она и осталась королевой-матерью. Здесь я признаю свою неправоту Вообще, Дюма описал жестокость Екатерины слишком уж... ярко. И реальная Екатерина не вызывает у меня таких негативных эмоций. Луиза Водемон пишет: Карл( который, предположительно , умер от туберкулеза), перед смертью произнес слова:" О, моя мать!", и некоторые трактовали это так, будто, он обвиняет мать в своей смерти. На мой( и не только мой) взгляд, это всё-полная фигня, мало ли, что умирающий король, в бреду, мог говорить, да и нет ничего удивительного, что перед смертью он звал именно маму( исторически, Карл был очень привязан к матери на протяжении всей жизни). Я с Вами согласна - я тоже небольшую статью читала по этой теме. Просто Дюма если описывает характер злодея, то это такой страшный злодей, что может совершить что угодно. Мне кажется, это с его стороны неправильно.

La Louvre: Вильгельмина пишет: в романе он называл ее "королева-мать" "Королева-мать" - это ее официальный титул, в отличие от просто "королевы" - жены короля, а не указание на какие-то особые моральные качества.

Луиза Водемон: Вильгельмина пишет: Просто Дюма если описывает характер злодея, то это такой страшный злодей, что может совершить что угодно. Мне кажется, это с его стороны неправильно. Ну я бы не сказала... А дЭпернон, например?:)

Max: Дюма описывает злодеев так, что их можно полюбить, в этом весь кайф. Иначе откуда фэны Миледи, Мордаунта, дЭпернона, Анжуйского и т.п.?



полная версия страницы