Форум » Обсуждение книг "Королева Марго", "Графиня де Монсоро", "Сорок пять" » Vote: А кто у нас Бюсси? (по Дюма) » Ответить

Vote: А кто у нас Бюсси? (по Дюма)

Жан : Спорили мы спорили, давайте проголосуем. Просьба аргументировать ответ.

Ответов - 271, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

LS: kristi Наверное, более контруктивным было бы напомнить об этих моментах?

Мадам де Шико: kristi пишет: почитала, почитала я и как то была удивлена.... все обсуждение как то вертиться вокруг 2-3х аргументов, а столько важных и характеризующих героев моментов упущено....я безусловно сторонница Бюсси-героя любовника -отличного друга.... все мы не идеальны, но он наиболее близок к идеалу... К нашему Бюсси рано или поздно любая тема сводится, поэтому аргументы разбросаны по всем темам, несмотря на усилия модераторов

Ann Datrie: Проголосовала за второй вариант - "благородный по обстоятельствам". Я воспринимаю Бюсси как типичного дворянина XVI века, разве что чуть менее осторожного, чуть более смелого и чуть более ловкого. Дело в том, что в вышеупомянутом столетии ловкость, не только физическая, но и ментальная. если так можно выразиться, была одним из достоинств. Можно было быть весьма благородным по отношению к друзьям, даме, но в то же время хитрить, лукавить и пользоваться многими, как бы нам показалось "неблагородными" средствами, добиваясь своей цели. Благородство и ловкость в то время не противоречили друг другу, а вполне гармонично сосуществовали. Для меня Бюсси - однозначно благороден...но не со всеми - такое противоречие тоже было возможно в том столетии.

Samsaranna: Благородный по обстоятельствам.

Просто Алиса: Бюсси благороден именно "по обстоятельствам", точнее не скажешь. Безупречным рыцарем он мне никогда не казался, всегда помнил о своих интересах, герцога Анжуйского он тоже только использовал (пусть тот и не самый лучший принц на свете), а уж столько надменности, самовлюбленности, презрения к "обычным, не из дома Клермонов" людям! Не могу сказать, чтобы Бюсси меня очень уж восхищал, никак не могу...

Рошешуар: Не буду оригинальной, проголосовала за второй вариант: благороден по обстоятельствам. В этой книге почти все герои делятся на две категории: "благороден по обстоятельствам" и "абсолютно неблагороден", благородных в ней нет, в каждом найдется червоточинка, которая смажет благородный образ. Очень удивил вариант № 4 (Наемный убийца на службе герцога Анжуйского). Разве Бюсси кого-нибудь убил в романе? Хоть по найму, хоть для души, что-то я не помню такого (убийцы, нападавшие на него в доме Монсоро, не считаются, там была чистая самооборона). Даже чтобы говорилось об этом в прошедшем времени тоже не помню.

Луиза Водемон: Рошешуар пишет: Очень удивил вариант № 4 (Наемный убийца на службе герцога Анжуйского). Разве Бюсси кого-нибудь убил в романе? Хоть по найму, хоть для души, что-то я не помню такого (убийцы, нападавшие на него в доме Монсоро, не считаются, там была чистая самооборона). Даже чтобы говорилось об этом в прошедшем времени тоже не помню. Рошешуар , есть слова автора, четко характеризующие..гм...круг обязанностей Бюсси при герцоге. Вот таким был и Бюсси, которого Франсуа использовал как орудие расправы со своими личными недругами. Бюсси понимал это, но подобная роль его устраивала.

Рошешуар: Луиза Водемон пишет: Рошешуар , есть слова автора, четко характеризующие..гм...круг обязанностей Бюсси при герцоге. Луиза Водемон, расправляться с врагами можно разными способами, исключая физическое устранение. Бюсси выступал в роли волнолома, если можно так выразиться. О него должна была разбиваться неприязнь, которая была направлена на герцога, насмешки, издевательства (и по большей части так и было). Возможно, он намеренно "троллит" миньонов, но только для того, что бы оттянуть на себя их нездоровое внимание от герцога. Вызов на дуэль обидчика автоматически входил в роль волнолома, а как же, он же уже превратился в обидчика Бюсси, а не только герцога. Я могу и заблуждаться, но на мой взгляд, словосочетания "орудие расправы" и "наемный убийца" не есть синонимы. "Наемный убийца" - это конкретика, факты, и иного толкования у этого словосочетания нет. А "орудие расправы" - это фигура речи, под которой могут быть спрятаны не одно и не два значения, в том числе и "наемный убийца", в том числе. Только я повторюсь: разве Бюсси кого-нибудь убил в романе, хоть по найму, хоть для души? Его хотели убить миньоны, да. Но их, почему-то, не называют наемными убийцами на службе короля... (или называют? просто я еще не сталкивалась пока). P.S. А как в оригинале, у Дюма, звучит эта "должность" Бюсси? Может быть "наемный убийца" взят оттуда? У меня, к сожалению, нет французского текста.

Стелла: Рошешуар Тут весь Дюма, кроме пьес, в оригинале. http://www.dumaspere.com/pages/bibliotheque/sommaire.php?lid=r28 Я, к сожалению, очень плохо знаю текст этой трилогии, но именно и хотела вам предложить в оригинале глянуть, как выглядит это словосочетание. А вы меня соблазнили пересматривать фильм 71 года. Не на экране монитора это выглядит куда как интереснее.

david: Рошешуар Henri III lui avait fait offrir son amitié, et Bussy l’avait refusée, disant que les amis des rois sont leurs valets, et quelquefois pis encore; que par conséquent semblable condition ne lui convenait pas. Henri III avait dévoré en silence cet affront, aggravé par le choix qu’avait fait Bussy du duc François pour son maître. Il est vrai que le duc François était le maître de Bussy comme le bestiaire est le maître du lion. Il le sert et le nourrit, de peur que le lion ne le mange. Tel était ce Bussy que François poussait à soutenir ses querelles particulières. Bussy le voyait bien, mais le rôle lui convenait.

Рошешуар: Стелла пишет: Рошешуар Тут весь Дюма, кроме пьес, в оригинале. http://www.dumaspere.com/pages/bibliotheque/sommaire.php?lid=r28 Ну все, прощай отпуск... похоже я опять проведу его у компьютера... Стелла, спасибо за такой Клондайк! Стелла пишет: А вы меня соблазнили пересматривать фильм 71 года. Не на экране монитора это выглядит куда как интереснее. Приятно, что и я на что-то сгодилась.

Стелла: Рошешуар , да вам предстоит самый лучший отпуск в мире: мыть золото на Клондайке Дюма.

Рошешуар: david, и снова Вы выступаете в роли фокусника! Спасибо, боюсь, что самой бы мне пришлось это искать до вечера))) Итак, что мы имеем: david пишет: Tel était ce Bussy que François poussait à soutenir ses querelles particulières. Подстрочник (пожалуйста, поправьте меня, знающие люди, если я сильно ошиблась): Таков_был_этот_Бюсси_которого_Франсуа_толкал/двигал вперед/направлял_защищать/помогать/поддерживать_его (Франсуа)_частные/личные/особые/приватные_ссоры/раздоры/дрязги/идейные споры. Уф, ну, вроде бы нет никакого наемного убийцы. А я уж загрустила, что на моем солнце обнаружены очередные темные пятна

mazarin: Жан пишет: Амбуаз, вообще-то в Турени. А то ж! Но весь "фокус" в том, что Франсуа с 1576 года и был герцогом Анжу, Берри и Тура... И много чего еще Посему - склоняюсь к мнению Ls в данном вопросе. То есть Бюсси - мог выбирать - служить королю, или непосредственному сеньору. Snorri пишет: Дофин у Бурбонов так и был дофином (будущий Людовик XIII никогда не носил герцогский титул) Да, дофин (у Бурбонов) других титулов не носил. Это верно. Просто "не пришлось". Предшественником по титулу "дофина" у Луи XIII был аж Франсуа Второй Валуа... Ни Карл IX, ни Генрих III, ни Франсуа Анжуйский, ни Генрих IV - дофинами не были. То есть, может показаться, что титул дофина (у Бурбонов) мог носить только старший сын, или старший внук короля... Но это не так. У Валуа - Карл VII, Карл VIII, Генрих II носили титул дофина, хотя и не являлись старшими сыновьями короля. И до принятия титула дофина, имели другие титулы (герцога Туренского, Бретонского, Пуатье и т.д.). Но став наследниками трона после смерти своих старших братьев (при живом отце-короле), становились дофинами, сохраняя при этом и свои прежние владения. Но почему, тогда Карл IX или тот же Франсуа Анжуйский не были дофинами? Скорее всего потому, что даже младший сын короля мог стать дофином, если его старший брат (дофин) умер раньше ихнего отца-короля. В эпоху Валуа такое случалось, и не раз. А Карл IX не мог быть дофином, поскольку его старший брать Франсуа успел "побыть" королем. То есть, - дофин наследует только королю-отцу, но не королю-брату. У Бурбонов подобных ситуаций не было. Поэтому сравнение с титулом принца Уэльского не совсем правильно. В Англии существует железное правило - только старший сын (или старший внук) короля могут носить титул принца Уэльского. Итак, что мы имеем: david пишет: цитата: Tel était ce Bussy que François poussait à soutenir ses querelles particulières. Подстрочник (пожалуйста, поправьте меня, знающие люди, если я сильно ошиблась): Таков_был_этот_Бюсси_которого_Франсуа_толкал/двигал вперед/направлял_защищать/помогать/поддерживать_его (Франсуа)_частные/личные/особые/приватные_ссоры/раздоры/дрязги/идейные споры. Ох уж этот французский... Вообще-то, по всем правилам - QUE, это всегда нечто неодушевленное. Предмет, так сказать... Местоимением для Бюсси (в современном французском) должно было бы выступать только QUI. И никак иначе

Рошешуар: mazarin пишет: Ох уж этот французский... Вообще-то, по всем правилам - QUE, это всегда нечто неодушевленное. Предмет, так сказать... Местоимением для Бюсси (в современном французском) должно было бы выступать только QUI. И никак иначе А к пуговицам претензии есть? (в смысле, к переводу в общем ))) В словаре, которым я пользуюсь, есть п.2, где применение "que" возможно, в качестве "который", в том числе по отношению к одушевленному лицу. http://www.lingvo-online.ru/ru/Translate/fr-ru/que Правда, мне сложно судить о грамматической роли слов во французском предложении

Луиза Водемон: Рошешуар , на мой взгляд, между миньонами и Бюсси есть существенное отличие. Миньоны, так сказать, любовь к Сашке так проявляют. А Бюсси герцога не любит. Он это делает из личной выгоды. Кстати, не помню как я голосовала, но я не считаю Бюсси наемным убийцей. Сволочью-да. Просто пояснила откуда такой пункт в голосовании.

Рошешуар: Луиза Водемон пишет: Просто пояснила откуда такой пункт в голосовании. Пасибо. Луиза Водемон пишет: Рошешуар , на мой взгляд, между миньонами и Бюсси есть существенное отличие. Миньоны, так сказать, любовь к Сашке так проявляют. Бедный, бедный Сашка... Как говорится, с такими друзьями и врагов не надо. Эти мальчишки в розовых колготках сами и разорят короля, и настроят против него всю французскую и мировую общественность, и вставят свои пять копеек в его очень непростые отношения с братом, а под конец еще и от большой любви к нему, игнорируя все его запрещения дуэлей, покрошились в капусту до смерти... "Высокие отношения! Высокие!" (с) Луиза Водемон пишет: А Бюсси герцога не любит. Он это делает из личной выгоды. А герцог не девушка, чтоб его любить. Достаточно того, что Бюсси ему верен, Бюсси его не подставляет, Бюсси блюдет его интересы, как сына Франции, которому по этикету (тому самому, что придумал и так усиленно пропагандировал Генрих III, и который налево и направо нарушали милахи миньоны) полагаются подобающие уважение, почести и доходы. И самое главное, герцог ничем ему не платит, ну, разве что кроме черной неблагодарности (кстати, если мне не изменяет память, то должности при "малых" дворах (Месье и всех королев) оплачивались из королевской казны, так что Бюсси исправно служил королю ) Луиза Водемон пишет: Кстати, не помню как я голосовала, но я не считаю Бюсси наемным убийцей. Сволочью-да. Как говорил Чехов (за точность цитаты не ручаюсь), "если человек не курит и не пьет, то поневоле задумаешься, уж не сволочь ли он" Типичная сволочь)))

Луиза Водемон: Рошешуар пишет: Бедный, бедный Сашка... Как говорится, с такими друзьями и врагов не надо. Эти мальчишки в розовых колготках сами и разорят короля, и настроят против него всю французскую и мировую общественность, и вставят свои пять копеек в его очень непростые отношения с братом, а под конец еще и от большой любви к нему, игнорируя все его запрещения дуэлей, покрошились в капусту до смерти... "Высокие отношения! Высокие!" А что взять с избалованных и эгоистичных детей?;) Но на самом деле, были бы у Генриха бабы, Гиз бы его бабником выставил, не было бы никого- сумасшедшим и т.д. Миньоны довершают картину, но не являются ее основой... Рошешуар пишет: А герцог не девушка, чтоб его любить. Достаточно того, что Бюсси ему верен, Бюсси его не подставляет Всю свою верность он променял на Диану. Ну а касаемо самой личности графа здесь много лет назад столько копий было сломано-так ни к чему и не пришли Могу сказать лишь за себя: так как его история с Дианой мне кажется скучной и неинтересной( вот честно никогда ее не перечитывала/ не пересматривала), то я лично сужу его по поступкам в политической сфере, сфере отношений к людям . И в этом плане он мне очень не нравится. Впрочем, это уже совсем другая история.

Рошешуар: Луиза Водемон пишет: Всю свою верность он променял на Диану. А можно узнать, каким образом? Он совершил какой-то поступок против интересов патрона? Или в порядке соблюдения верности, он должен был притащить Диану за волосы к ногам принца? Или не влюбляться в нее? Так вроде бы нет такого закона, запрещающего одновременно любить женщину и быть верным долгу. Свою верность на Диану променял Монсоро. Причем Монсоро толкал герцога к пропасти, поощряя его нездоровый интерес к Диане. А Бюсии изначально заботился о его несчастном герцогском достоинстве (собственно он всегда это делал, именно поэтому Франсуа не посвящает его в заговор с коронацией и в похищение непокорной девушки, потому что знает, что Бюсси ему мозги вынесет своим воспитанием и "зачморит" его за бесчестное поведение, а герцогу очень не нравится, когда его "чморят"). Собственно "нехорошо", по-моему, Бюсси поступил только один раз, когда взял у герцога ключ от домика на улице Турнель, да только он не собирался шпионить и доносить потом все Франсуа, его просто осенило, что ключ как раз от того самого дома, где его вчера посетила с дружеским визитом любовь с первого взгляда. Окажись дом "не тем", Бюсси бы, мне кажется, все равно "сломал ключ в замкЕ". Луиза Водемон пишет: Ну а касаемо самой личности графа здесь много лет назад столько копий было сломано-так ни к чему и не пришли Я читала немногое из этих баталий, но моей нежной психике это противопоказано, поэтому я, обычно, тихо закрываю такие темы, что бы не обидеться на кого-нибудь нечаянно, или самой кого-нибудь не обидеть, потому как "в ярости не токмо бранными словами, но и на руку бываю, ох, как горяча" (с))) А прийти к чему-то в таких спорах, на мой взгляд, практически невозможно, потому что люди их затевают, как правило, чтобы высказать свое ИМХО, а не найти зерно истины (оно у каждого свое и давным-давно найдено). Года три назад на выпускном вечере в местном Университете подслушала разговор двух коллег - доцентов кафедры Истории Отечества (дело было уже под вечер, кондиция у обоих была хороша, разговор, естественно, шел на профессиональные исторические темы). Видимо ситуация зашла уже в тупик, потому что один из них выдал: - Ну, хорошо, я понял, понял, о чем ты говоришь. - Не-е-е, - сказал второй, - ничего ты не понял! Если бы понял, ты бы со мной согласился! До сих пор размышляю над этой фразой...

Рошешуар: Эх, не удержалась... Пожалуй, выскажусь все-таки по одному вопросу... Читала, что нередко Бюсси вменяют в вину предательство идеалов дружбы, которой его так великодушно наградил граф де Монсоро. Честно говоря, мне сложно понять эти претензии. Получается, если какой-нибудь негодяй объявит меня своим другом, то я должна буду при каждом удобном случае бросаться ему на шею и петь дифирамбы? А если я это не буду делать? Или сделаю что-то, что считаю возможным сделать с негодяем? Это я что ли буду считаться предательницей и негодяйкой? К тому же, благородный Бюсси сам даже подумать не мог, что этой псевдо дружбой можно воспользоваться для свиданий с возлюбленной. Старый добрый Сен-Люк (эх, куда мы без него, жаль только, что не он не догадался сделать в Монсоро контрольный выстрел, там, в парке Меридора) и его милая жена Жанна. Глава XXXVIII. О том, в какой области господин де Сен-Люк был просвещеннее господина де Бюсси, какие уроки он ему преподал и как использовал эти уроки возлюбленный прекрасной Дианы Разговор Сен-Люка и Бюсси в саду Лувра, после того, как Сен-Люк вызвал миньонов от имени графа на дуэль. Сен-Люк находит друга в состоянии депрессии. Бюсси желает умереть, потому как возможности увидеться с любимой категорически не видит. Сложил лапки и горько вздыхает. Итак, Сен-Люк говорит, Бюсси ему отвечает: – Nihil facilius (нет ничего легче – лат.), как говаривал иезуит Трике, мой учитель. Вы в дружбе с господином де Монсоро? – Клянусь, мне стыдно за человеческий разум! Этот болван называет меня своим другом. – Что ж, и будьте его другом. – О!.. Злоупотребить этим званием?! – Prorsus absurdum (бессмысленный вопрос – лат.), всегда говорил Трике. Он и в самом деле ваш друг? – Он так утверждает. – Нет, он не друг вам, потому что он делает вас несчастным. В чем цель дружбы? В том, чтобы люди приносили друг другу счастье. По крайней мере, так определяет дружбу его величество, а король – человек ученый. Бюсси рассмеялся. – Я продолжаю, – сказал Сен-Люк. – Если Монсоро делает вас несчастным, значит, вы не друзья. Следовательно, вы можете относиться к нему либо безразлично и, в этом случае, отобрать у него жену, либо – враждебно, и тогда убить его еще раз, коли ему одного раза недостаточно. – По правде говоря, – сказал Бюсси, – я его ненавижу. – А он вас боится. – Вы думаете, он меня не любит? – Проклятие! Испытайте. Отнимите у него жену, и вы увидите. – Это тоже логика отца Трике? – Нет, это моя. – Поздравляю вас. – Она вам подходит? – Нет. Мне больше нравится быть человеком чести. – И предоставить госпоже де Монсоро излечить ее супруга духовно и физически? Ведь в конце-то концов, если вас убьют, нет никакого сомнения, что она прилепится к единственному оставшемуся у нее мужчине... Бюсси нахмурился. – Впрочем, – добавил Сен-Люк, – вот идет госпожа де Сен-Люк, это прекрасный советчик. Она нарвала себе букет в цветниках королевы-матери, и настроение у нее должно быть хорошим. Послушайте Жанну, каждое ее слово – золото. … – Как ваша любовь? – сказала Жанна, перевязывая свой букет золотой тесьмой. – Умирает, – ответил Бюсси. – Полноте! Она лишь ранена и потеряла сознание, – вмешался Сен-Люк. – Ручаюсь, что вы приведете ее в чувство, Жанна. – Поглядим, – сказала молодая женщина, – покажите-ка мне рану. – В двух словах дело вот в чем, – продолжал Сен-Люк, – господина де Бюсси тяготит необходимость улыбаться графу де Монсоро, и он принял решение ретироваться. – И оставить Диану графу? – в ужасе воскликнула Жанна. Обеспокоенный этим первым проявлением ее чувств, Бюсси пояснил: – О! Сударыня, Сен-Люк не сказал вам, что я хочу умереть. Некоторое время Жанна глядела на него с состраданием, в котором не было ничего евангельского. – Бедная Диана, – прошептала она. – Вот и любите после этого! Нет, решительно, вы, мужчины, все до одного себялюбцы. – Прекрасно! – сказал Сен-Люк. – Вот приговор моей супруги. – Себялюбец, я?! – вскричал Бюсси. – Не потому ли, что я боюсь унизить мою любовь трусливым лицемерием? – Ах, сударь, это всего лишь жалкий предлог, – сказала Жанна. – Если бы вы любили по-настоящему, вы боялись бы только одного унижения: быть разлюбленным. – Ну и ну! – сказал Сен-Люк. – Подставляйте кошелек, мой милый. – Но, сударыня, – возразил Бюсси голосом, дрожащим от любви, – есть жертвы, которые... – Ни слова больше. Признайтесь, что вы уже не любите Диану, так будет достойнее для благородного человека. При одной мысли об этом Бюсси побелел. – Вы не осмеливаетесь сказать ей. Что ж, тогда я скажу сама. – Сударыня, сударыня! … – И он еще думает! – воскликнула Жанна. – Он не падает на колени, не говорит «mea culpa»! – Вы правы, – сказал Бюсси, – я всего лишь мужчина, то есть существо несовершенное, стоящее ниже любой самой обыкновенной женщины. – Радостно сознавать, – сказала Жанна, – что я вас убедила. – Что мне делать? Приказывайте. – Отправляйтесь сейчас же с визитом. – К господину де Монсоро? – Да что вы! Разве об этом речь? К Диане. – Но, мне кажется, они не расстаются. – Когда вы навещали, и столь часто, госпожу де Барбезье, разве возле нее не было все время той большой обезьяны, которая кусала вас из чувства ревности? Бюсси расхохотался, Сен-Люк последовал его примеру. Жанна присоединилась к ним... Затем он отправился к господину де Монсоро, которого застал в постели. Граф встретил появление Бюсси радостными восклицаниями. И попутно предал принца еще разок, теперь уже из мотивов дружбы… Монсоро ... попросил Бюсси наклониться и шепнул ему на ухо: – У герцога есть еще и другие замыслы, правда? – Должно быть, – ответил Бюсси. – Поверьте мне, – сказал Монсоро, – не компрометируйте себя ради этого подлого человека. Я знаю его. Он вероломен. Ручаюсь вам, что он никогда не остановится перед изменой. – Я знаю, – ответил Бюсси с улыбкой, напомнившей графу об обстоятельствах, при которых сам Бюсси пострадал от измены герцога. – Видите ли, – сказал Монсоро, – вы мой друг, поэтому я и хочу вас предостеречь. И еще: всякий раз, когда вы попадете в затруднительное положение, обращайтесь ко мне за советом. Интересно, какой-такой добрый совет может дать человек предавший короля, герцога, барона де Меридора и Диану де Меридор? И после этого – Сударь, сударь! После перевязки надо спать, – вмешался Реми. – Давайте-ка заснем. – Сейчас, милый доктор. Друг мой, погуляйте немного с госпожой де Монсоро, – сказал граф. – Говорят, что в нынешнем году сад просто чудесен. – Повинуюсь, – ответил Бюсси. Ну, что сказать: «Поздравляю, Шарик, ты господин де Монсоро, вы – балбес!» И дальше уже Глава XXXIX Предосторожности господина де Монсоро. Сен-Люк был прав, Жанна была права. Через восемь дней Бюсси это понял и воздал должное их мудрости. Восемь дней (!) Бюсси не мог решиться воспользоваться дружбой Монсоро))) Не, мне решительно нравиться этот паренек, лично я бы продержалась гораздо меньше)))

nadia1976@ukr.net: Воспоминания о "Графине де Монсоро" самые трепетные. Это была первая книга Дюма, мною прочитанная. Там отношения Бюсси и Анжуйского, ох, какие непростые! Не знаю, нежных чувств к Франсуа никогда не испытывала. Он мне всегда казался посредственностью, который рвался к короне, а не судьба! Плохой брат, плохой принц, плохой человек в конце концов. Глупый, недалекий человек, которого все обманывали, обводили вокруг пальца. А он, вместо того, чтобы сделать правильные выводы, увязал в своей глупости еще больше. Единственного человека, который пускай там не любил его фанатично ( а зачем?), но мог ему помочь, он предал и убил коварно и жестоко. Я помню, там у Дюма есть четкий момент, где Франсуа смотрит на портрет Бюсси и понимает свое ничтожество перед ним. Насчет использования в своих интересах, там очень красивый пример Шико и Горанфло. Шико последовательно и четко использовал Горанфло в своих интересах. И что? Он его отблагодарил, сделал аббатом, как и обещал. Горанфло жил себе и поживал как кот на подушке. "Графиня де Монсоро"- одно из самых сильных произведений Дюма. И по сюжету, и по композиции просто чудо! Правда, у Бюсси нет душевности мушкетеров. Но на то они и Мушкетеры - они лучшие. И концовка у "Графини де Монсоро" такая тяжелая, я месяц не меньше болела. А у Трилогии концовка по эмоциональной насыщенности не уступает "Графине де Монсоро", но там грусть какая-то просветленная. Как будто осенний день, солнышко светит, последние листья опадают, землю подмораживает. А тут с неба снег тихо так начал падать. Хлопья падают, устилают землю. Зима.

Рошешуар: nadia1976@ukr.net пишет: Там отношения Бюсси и Анжуйского, ох, какие непростые! Не знаю, нежных чувств к Франсуа никогда не испытывала. Он мне всегда казался посредственностью, который рвался к короне, а не судьба! Плохой брат, плохой принц, плохой человек в конце концов. Глупый, недалекий человек, которого все обманывали, обводили вокруг пальца. А он, вместо того, чтобы сделать правильные выводы, увязал в своей глупости еще больше. Единственного человека, который пускай там не любил его фанатично ( а зачем?), но мог ему помочь, он предал и убил коварно и жестоко. Я помню, там у Дюма есть четкий момент, где Франсуа смотрит на портрет Бюсси и понимает свое ничтожество перед ним. Портрет это же уже из "Сорока пяти"? В "Графине..." тоже есть похожий момент. Герцог мучается, прежде чем окончательно отречься от Бюсси При виде Бюсси, такого прямого, верного, преданного, герцог почувствовал некоторые угрызения совести, но два обстоятельства подавили в нем добрые побуждения: большая власть, которую забрал над ним Бюсси, как всякий сильный человек над человеком слабым, внушала принцу опасение, как бы Бюсси, находясь возле его трона, не стал настоящим королем; и затем – Бюсси любил госпожу де Монсоро, и любовь эта порождала все муки ревности в сердце Франсуа. И потом еще Увидев этого красивого, храброго человека, которого он ни в чем не мог упрекнуть, герцог почувствовал на мгновение угрызения совести, но тут Бюсси подошел к слуге, державшему в руке факел, свет упал на его лицо, и Франсуа прочел на нем столько радости, надежды и счастья, что ревность его вспыхнула с новой силой. Тем временем Бюсси, не подозревая, что герцог наблюдает за ним и следит за изменениями его лица, Бюсси, уже уладивший все с паролем, отбросил плащ за плечи, вскочил в седло и, пришпорив коня, с большим шумом проскакал под гулким сводом ворот. Незадолго до того герцог, обеспокоенный отсутствием гонца, подумывал, не послать ли за Бюсси; он не сомневался, что, прежде чем отправиться к Бастилии, Бюсси завернет в свой дворец. Но теперь Франсуа мысленно нарисовал себе, как Бюсси и Диана смеются над его отвергнутой любовью, ставя его, принца, на одну доску с презираемым мужем, и злобные чувства снова взяли в нем верх над добрыми. Отправляясь на свидание, Бюсси улыбался от счастья. Эта улыбка была для принца оскорблением, и он позволил Бюсси уехать. Если бы у молодого человека был нахмуренный лоб и печаль в глазах, возможно, Франсуа и остановил бы его. Герцог понимает, что Бюсси перед ним ни в чем не виноват. Но больная фантазия (будто Диане и Бюсси делать больше нечего, как смеяться над ним), убивает последнюю совесть. nadia1976@ukr.net пишет: "Графиня де Монсоро"- одно из самых сильных произведений Дюма. И по сюжету, и по композиции просто чудо! Правда, у Бюсси нет душевности мушкетеров. Но на то они и Мушкетеры - они лучшие. И концовка у "Графини де Монсоро" такая тяжелая, я месяц не меньше болела. А у Трилогии концовка по эмоциональной насыщенности не уступает "Графине де Монсоро", но там грусть какая-то просветленная. Как будто осенний день, солнышко светит, последние листья опадают, землю подмораживает. А тут с неба снег тихо так начал падать. Хлопья падают, устилают землю. Зима. Всегда были похожие чувства. Зима, сумерки, и снег... И песня Адамо "Tombe la neige. tu ne viendras pas ce soir..." Когда-то я под нее читала "Сорок пять", и плакала, и плакала, над безжалостностью Дюма, над бедным Бюсси и своими детскими мечтами. А что Дюма мог поделать, если жизнь сама так сложилась? Сложно его винить.

Стелла: Диана и Бюсси совсем молоды и потому так горько. Четверо друзей доживают до старости, но все равно нельзя смириться с их смертью. Их смерти разделяют лет семьдесят, но, смерть все равно кажется слишком жестоким приговором тем, кто умеет любить. Дюма кажется жестоким потому что правдив. Сладкие сказки про то, как хорошо все кончается, не в его стиле.

Луиза Водемон: Рошешуар пишет: Он совершил какой-то поступок против интересов патрона? Или в порядке соблюдения верности, он должен был притащить Диану за волосы к ногам принца? Или не влюбляться в нее? Так вроде бы нет такого закона, запрещающего одновременно любить женщину и быть верным долгу. Так он же ему врал. Замутил с Дианой за спиной у принца, за что и заплатил в итоге. В общем-то получил то, к чему так долго и упорно шел

Рошешуар: Луиза Водемон пишет: Так он же ему врал. Врал? В чем? Он скрывал свою любовь к Диане. В принципе, это вполне логично, учитывая, что он узнал об отношении герцога к Диане практически сразу. И он целенаправленно пытается герцога образумить, отговорить от его затей, которые вовсе не пристали особе королевской крови. Бюсси влюбился в Диану без памяти ДО того, как узнал о том, что у герцога есть планы на эту даму. И он автоматически начал оберегать не только свою любовь, но и объект своей любви. Тем более, что объект ответил ему взаимностью (единственному из трех претендентов). Бюсси, конечно, безбашенный товарищ, и чувство самосохранения у него почти отсутствует, но Диану он никому обидеть не позволит. Вообще, я товарищ склонный к фанфикерству, фантазия у меня почище, чем у герцога Анжуйского. Если она просыпается, ее потом трудно угомонить. У меня сразу картинки в голове начинают рисоваться.... Итак, условие задачи: Бюсси влюбленный в Диану, получает ключ от домика на улице Турнель. Проникает туда. Знакомится с Дианой, она рассказывает ему свою историю (жизнь в Меридоре, знакомство с Монсоро, сватовство Монсоро, знакомство с Франсуа, похищение № 1, похищение № 2, приезд в Париж, спасение Бюсси, замужество с Монсорро). В анамнезе у нас: а) девушка категорически против любых отношений и с Монсоро, и с Анжуйским, б) барон Меридор жестоко обманут Монсоро по полной программе, сначала при похищении № 1, потом при похищении № 2, в) девушка влюбилась с первого взгляда в совершенно случайного рыцаря (такое бывает не только в книгах, в жизни тоже примеров навалом), г) рыцарь также влюблен без памяти в прекрасную даму с первого взгляда (такое тоже бывает в жизни, причем чаще, чем пункт "в"), д) рыцарь и прекрасная дама влюблены взаимно. Вопрос: где, в каком месте и при каких обстоятельствах Бюсси должен признаться герцогу, что на самом деле Диана любит его (Бюсси), и герцогу, как и Монсоро, ничего не светит в плане ее чувств? Дополнительно условие: Бюсси, озвучив указанное, должен остаться в живых. Дополнительное условие к дополнительному условию: Диана тоже должна выжить. Весь день сегодня прикладывала эти условия к ситуациям, описанным в книге. Дополнительно пыталась придумать свои. Если честно, кроме ситуации апокалипсиса, когда Бюсси держит Франсуа за руку над пропастью, а внизу течет лава, я не придумала. Бюсси: Монсеньор, я должен вам сказать одну важную вещь... Франсуа: Тяни, Бюсси! Тяни! Я сейчас упаду! Бюсси: Монсеньор, я хочу вам признаться... Я люблю Диану де Меридор, ну, то есть Диану де Монсоро... Франсуа: Бюсси, ты что с дуба рухнул?! Причем здесь Диана?! Вытягивай меня скорей!!! Бюсси: Но вы разве не сердитесь на меня? Франсуа: Если ты меня сейчас же не вытащишь, вот тогда ты узнаешь, что такое я сержусь! Бюсси: Честно-честно? Франсуа: ....!!! ....!!! Бюсси: Ну что вы так горячитесь? Я вас крепко держу. Более того, я вас даже привязал... к себе... Франсуа: ...! Бюсси вытягивает Месье на приступочек. Франсуа приваливается к ближайшему валуну, вытирает пот со лба и тяжело дышит. Мимо пролетает парочка огненных булыжников, потом кусок чего-то, подозрительно напоминающего угловую башню замка Монсоро. Бюсси (перекрикивая рев бури): Монсеньор, я должен вам рассказать еще об одной вещи. Франсуа: Вот ты достал! Может быть сначала выберемся отсюда, а потом поговорим? Бюсси: Нет! Сейчас! Потом не получится, я вас знаю! Франсуа: Говори! Бюсси: Диана де Меридор тоже любит меня, монсеньор... Франсуа: Вот ты зануда, Бюсси! Если мы сейчас погибнем из-за тебя, можешь спокойно попрощаться со своей жизнью и считать, что ты уволен! Бюсси: Монсеньор, две лошади ждут нас вон за тем пригорком... Только скажите мне... Франсуа: Если ты сейчас еще что-нибудь скажешь про госпожу де Монсоро... Бюсси: Понял, не дурак. (свистит богатырским посвистом, из-за пригорка выскакивают две ошалевшие лошади оседланные и готовые в путь) Спустя двадцать минут, где-то в районе Кутансьера, скачут два всадника апокалипсиса (чумазые, грязные, но счастливые, что живые) Франсуа: Бюсси, ответь-ка теперь мне на один вопрос... Бюсси: Да, Монсеньор? Франсуа: А вот это все, что сейчас вокруг происходит, это не твоих рук дело? Бюсси (что-то бормочет невразумительное). Франсуа: Что ты говоришь? Бюсси: Кутансьер, говорю, Монсеньор. Может заедем? Чайку попьем? Диана как раз должна чайник вскипятить... Франсуа: А если Монсоро дома? Бюсси: Так это, монсеньор... апокалипсис же... Короче, ничего лучшего у меня не придумалось. Не было в романе ситуации, в которой бы Бюсси мог рассказать герцогу правду о сложившейся ситуации. Поэтому ему оставалось только скрывать.

Стелла: А я вообще не понимаю, зачем было что-то рассказывать. В любви - каждый за себя. Политика - политикой, а любовь - любовью.

Рошешуар: Если честно, я тоже не понимаю. Пришло бы время жениться, объяснились бы. Причем, явно, не так как герцог и Монсоро. Ну, подулся бы герцог пару недель, потом появилось бы какое-нибудь дело, и Бюсси призвали бы назад. Вон, король тоже недоволен был Сен-Люком, что он женился. Не смертельно же. Просто Луиза Водемон, написала, что Всю свою верность он променял на Диану. Так он же ему врал. Вот я и пытаюсь разобраться, где и в чем. И это при том, что сам герцог знал, что Бюсси перед ним ни в чем не виноват.

Стелла: Ну, по-моему, тут вся причина в личных симпатиях к герцогу. Причем герцогу историческому. Потому что тот, каким он прописан у Дюма, он вызывает мало симпатий. Как Мордаунт в другой трилогии. Однако, у Мордаунта имеется целый форум поклонников. Так что порой трудно самой себе объяснить, чем же понравился тот или другой герой. А чисто по-человечески: я за Бюсси болею, не заморачиваясь его нравственной чистотой. ( Нет, мне положительно нравится Сильбер .)))) И Кретон ничего моментами - когда серьезен. А вот Петерсон все портит. )

Луиза Водемон: Рошешуар пишет: где, в каком месте и при каких обстоятельствах Бюсси должен признаться герцогу, что на самом деле Диана любит его (Бюсси), и герцогу, как и Монсоро, ничего не светит в плане ее чувств? Да ничё он был не должен. Просто каждый сам отвечает за свои поступки. Вот Бюсси и ответил за то, что: Рошешуар пишет: скрывал свою любовь к Диане Можно, как угодно интерпретировать слово:" скрывал"( для меня это все же ложь), однако шутить с принцем было крайне опасно, тем более от него "скрывать" такие вещи. Ну и исход ситуации вполне логичен.

Луиза Водемон: Стелла пишет: , по-моему, тут вся причина в личных симпатиях к герцогу. Причем герцогу историческому. Да ну, терпеть не могу Франсуа. Что книжного, что исторического) Вот Генрих, это-да)))



полная версия страницы