Форум » Обсуждение остальных книг » Монте-Кристо и все-все-все-3 » Ответить

Монте-Кристо и все-все-все-3

д’Аратос: Вот такие Винни-Пухи! Любители Атоса забили все темы! Куда деться графоманам? А сюда!

Ответов - 200, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Элинора: Стелла пишет: Может, нам открыть такую тему " Самоубийство в романах Дюма"? Тема богатая. Сразу пойдут споры про Атоса, Коконаса, мадам де Вильфор и так далее и тому подобное))

Стелла: Почему бы и не поговорить? Пока мы осуждали с одной стороны, теперь можно поговорить и с другой. Как человек, который все же начал задумываться об этой теме всерьез, ( пора, мой друг, пора!)))), займусь-ка я этой актуальной темой.

прсточитатель: Не думаю что Мерседес виновата в смерти отца Дантеса . Она сделала все возможное..Стелла А тему не откроете?


Стелла: прсточитатель - не сейчас. Я зависла со сценарием. Но, обещаю, что открою, как только подберу материалы. У Дюма много чего есть по этой теме.

Талестра: Перечитываю "Графа Монте-Кристо", прусь ) "Потом, опустив покрывало на лицо, она величаво поклонилась членам собрания и вышла той поступью, которой Вергилий наделял богинь". "Сердце этого человека было отлито из бронзы, а лицо высечено из мрамора". "На глазах Монте-Кристо блеснули две слезы, но они тотчас же исчезли; должно быть, бог послал за ними ангела, ибо перед лицом создателя они были много драгоценнее, чем самый роскошный жемчуг Гузерата и Офира". "– Смешно, – повторил он, – и смешным окажусь я... Я – смешным! Нет, лучше умереть". Да уж )) разве можно представить Монте-Кристо смешным )) Насчёт мести – так Дюма и не говорит, что граф во всём прав. Перед дуэлью с Альбером автор говорит – кто победит в душе графа, тёмный демон или светлый ангел? Не зря людей в дрожь от него бросает, и не только тех, кто перед ними виновен. Этакий Воланд ) Сама идея мести – это стремление графа восстановить мировую справедливость, пошатнувшуюся веру в небеса. У Дантеса внезапно отняли простиравшуюся перед ним жизнь – и позже Монте-Кристо ищет смысл в этом и находит его в том, что он был избран провидением, чтоб покарать нечестивых. Он восстанавливает свою картину мира таким образом. Аббат Фариа, скажем, этого не одобряет. И он куда более высок духом, чем граф. Отличие графа от Мордаунта в том, что сын миледи мстит за свою конкретную обиду, граф – вытаскивает на свет грехи своих обидчиков, не связанные с преступлением против него лично. Интересно, если бы он обнаружил, что кто-то из них безупречен и не таит никаких скелетов в шкафу, стал бы он мстить именно за себя?

Папаша Бюва: Так Кадрусса сначала он и простил, посчитав его не виновным, камень подарил...

Талестра: Папаша Бюва так именно что он считал Кадрусса невиновным в преступлении против Дантеса. А, предположим, Фернан оказался бы не трусом, а действительно героем, сражался за греческого пашу, спас бы Гайде и та воспитывалась бы в его доме. Простил бы граф ему преступление против Дантеса?

Стелла: Талестра , так если следовать исторической правде, то паша Али был редкостным негодяем, и Фернану надо памятник ставить за то, что он его прикончил. И, такова сила гения Дюма, что он в "Монте-Кристо" делает этого пашу благородной жертвой, а в своем очерке "Али-паша" показывает его именно как убийцу, лжеца и вообще чудовище.

Талестра: Стелла я не про историческую правду, а про реалии романа. Там пашу никто негодяем не считает ) Доперечитала вчера роман. Изумило, что в финале граф, спасая Валентину, ничего не говорит Максимилиану о том, что его любимая жива, а приглашает его к себе на остров через месяц. И даже в день приезда он колеблется, достоин ли Максимилиан такого счастья. Что-то граф совсем себя богом считает. Не дай боже с таким столкнуться.

Стелла: Талестра , вот согласна с вами: графа понесло. Вошел во вкус вершителя судеб. Но Гайде привыкла к такому обращению, ей незачем что-то решать - пока жив ее герой.

Констанс1: Талестра , по моему Дантеса понесло с того самого момента как он спасся, попал на остров и откопал клад аббата Фариа. С одной стороны его можно понять, сутки назад он был безымянным узником, бессловесным и бесправным,а тут, воздух свободы и огромные , шальные богатства в руках. Поневоле , голова кругом пойдет. Он взял у Фариа много знаний, но совершенно ничего не понял в его философии. И использовал богатства по своему разумению. Чтобы выжить, ему надо было либо простить и отпустить прошлое, ( что советовал ему Фариа), либо мстить за себя. Он выбрал второй путь, ему сопутствовал успех, он возомнил себя всесильным.

Папаша Бюва: Позвольте усомниться, что подлецы способны на благородные поступки. Фернан в истории с Дантесом вёл себя как корыстный подлец, и с чего бы ему в истории с Али-пашой вести себя не так же. Это карьерист идущий по головам. Какой бы там сам Али-паша не был, присягу и честь офицера Мондего нарушил...

Талестра: Констанс1 ну в общем да. Причём в финале он возвращается в замок Иф, чтобы ощутить, как желчь Эдмона Дантеса вновь в нём оживает. Папаша Бюва Фернан в истории с Дантесом вёл себя как влюблённый эгоист, готовый на всё, лишь бы не допустить свадьбы. Что его совершенно не оправдывает. Но и не обязывает стать предателем Али-паши. Он вполне мог бы быть хорошим военным.

Мерседес: Талестра пишет: Я думаю, что граф мог бы простить Фернана, если бы тот раскаялся. Кадрусса он ведь не "посчитал виновным", он знал, что Кадрусс виноват. Но Кадрусс сам сказал, что заслужил свои беды, предав друга. И граф даровал ему камень. Если бы все эти годы Фернан жил и мучился, думая, как плохо поступил с Дантесом, граф смог бы отпустить ему грехи. Но этого нет и в помине, мало того, Фернан довольнехонек, да еще и граф узнал о его другой подлости. Неудивительно, что решил обрушить на него возмездие.

Мерседес: Кстати, меня всегда в романе занимало ранжирование подлецов. Как глубоко и психологично Дюма их разделил, какое знание людей! 1.Кадрусс. Действительно, когда смотришь, сколько шансов ему дает судьба, то просто удивляешься, и он их все истратил и погубил себя. Когда оказалось, что донос был настоящим, он струсил и скрыл правду. Казалось бы, Кадрусс раскаялся и получил шанс на счастливую, безбедную жизнь, - граф дал ему алмаз. Мог бы стать порядочным буржуа, но нет, - послушал жену, стал убийцей, попал на каторгу. Второй шанс - сбежал с каторги, мог бы одуматься и остепениться, но нет- ему приспичило шантажировать Андреа, грабить графа... Третий шанс - он мог бы смиренно попросить пощады у графа, когда встретил его в доме, и тот бы спас его, - ан нет, из наглости Кадрусс погубил себя. 2. Данглар. Дюма так здорово изобразил бездушного и подлого финансиста, который собственной женой приторговывает ради последних новостей с биржи. Интересно, что его единственного граф помиловал в итоге. Интересно, а почему именно его? Считал ли автор, что Данглар виноват менее прочих, или это случайность? Данглар в романе совершает две явные подлости - пишет донос и крадет деньги сирот, но получает прощение. Это потому, что кража меньшее зло, чем предательство? 3. Мерзавец Фернан прямо-таки эталон подлого военного. И если доносу еще можно найти какое-то слабое оправдание в том, что у него голова помутилась перед свадьбой, то ведь с Али-Тебелином он поступил гораздо хуже. Паша же был его покровителем, а Фернан предал его, да еще и продал его жену и дочку... Помнится, в аду у Данте предатели благодетелей занимают место где-то в самом низу, поближе к Сатане, вот Фернан явно должен был попасть туда. И еще Фернан трус, который прячется за спиной собственного сына. Который позволяет, чтобы Альбер поехал, весьма вероятно, на смерть, вместо того, чтобы самому попросить у графа объяснений. 4. Вильфор вообще величайший злодей этой книги и по-моему, один из худших злодеев в литературе вообще. Он поступает мерзко прямо всегда и везде. Вместо того, чтобы стоять на страже справедливости, как должен был, он погубил невиновного человека ради своего честолюбия. А между прочим, ведь он мог спастись, не губя жизни Дантеса. Если бы он тогда честно признался Дантесу: "В письме имя моего отца, если кто-то узнает, - я погиб. Я возьму на себя смелость отпустить вас, но прошу никому не говорить", - то ведь Дантес, как человек порядочный, наверняка бы поклялся и ни слова не сказал. И Вильфор все равно мог поехать к королю и отличиться в его глазах. Даже если бы потом и дознались, что в заговоре был его отец, это ему бы особо не повредило. Все равно ж все знали, что его отец бонапартист. И вряд ли король попрекнул бы такого преданного человека. Выходит, Дантес ему даже не мешал! Не менее подло он поступил с Бертуччо, отказался расследовать злодейское убийство его брата чисто из-за своих политических взглядов. И это человек, который по долгу службы должен вершить правосудие! Дальше того почище, он заживо закопал собственного ребенка в земле. Заметно, кстати, как он морально падает все ниже и ниже. Если вначале он влюблен в Рене, и еще колеблется между добром и злом, - то далее становится все большим сухарем. Дочку от той же самой некогда любимой Рене он полностью игнорирует. И только ее предполагаемая смерть еще будит в нем какие-то отцовские чувства. К своему отцу он даже не заходит никогда, и в душе явно его ненавидит. Ко второй жене явно равнодушен, сыном тоже вообще не занимается, позволяя жене воспитывать из него черт знает что. По сути, его же и настигает самая страшная кара. Он не просто умер, он стал живым мертвецом. Можно себе представить, что сталось с ним дальше, когда люди нашли его роющим ямы в саду.. Скорее всего, он закончил свои дни в сумасшедшем доме, и любопытные приходили посмотреть на "того самого детоубийцу"

Мерседес: А еще меня всегда в романе занимало любопытное несоответствие в отношении графа к случайным жертвам его мести. Вот госпожу Данглар граф очень даже оберегает, даже несколько раз нарочно ей советует, чтобы она имела собственное независимое состояние и ее не коснулся крах мужа. Вроде бы логично, госпожа Данглар ему ничего не сделала, и он заботится о ее безопасности. А к жертвам в семье Вильфоров абсолютно равнодушен в то же время! Как так, почему? Более того, он выступает чуть ли не соучастником убийства, научив г-жу Вильфор готовить яд. Допустим, смерть маркизы и маркиза Сен-Меран он не успел бы предотвратить. Но он абсолютно равнодушен к смерти невинной девушки Валентины и господина Нуартье, а они тоже ни при чем. Даже если он, допустим, думает, что грех Вильфора падает на голову его ребенка и его отца. То почему графа не потрясает смерть Барруа? Ведь лакей абсолютно невиновен. Неужто после его смерти графа не мучают угрызения совести? И вообще месть получилась так себе. Граф же хотел отомстить Вильфору? Но заметьте, от смертей в своем доме Вильфор, конечно, переживает, но все равно это не смертельный удар для него. Даже, когда он узнает, что виновата его жена, он ей преспокойно говорит: "Умрите!" - и уезжает в полном сознании своего права. Его сломали вовсе не эти отравления, а появление Бенедетто и публичный позор, а уж смерть Эдуарда просто добила. Выходит, граф мог не допускать таких злодейств, а просто разыграть карту Бенедетто. Я думаю, что в деле Вильфоров граф окончательно заигрался и практически сам стал злом. Если бы не Моррель, не его признание, конец графа был бы весьма печален, - сделался бы он злодеем хуже Вильфора, и автор был бы вынужден его покарать, я полагаю. В общем, просто гениальное решение со стороны Дюма.

Мерседес: Вот такой еще дурацкий, наверное, вопрос. Если бы юный Эдуард остался живым, каким бы он вырос, как вы думаете? Он был очень маленьким, но, судя по всему, уже очень испорченным и эгоистичным мальчиком. Каким бы он стал, если бы не полоумная мать? Вырос ли бы он холодным себялюбцем, как отец? Стал бы садистом, как брат Бенедетто? Или он мог бы стать хорошим и добрым, как Валентина? Старый Нуартье внука терпеть не мог, а он хорошо разбирался в людях. Я склоняюсь к мнению, что выросло бы что-то среднее между Вильфором и Бенедетто

Serpentina: Насчет того, что Вильфор мог и себя обезопасить, и Эдмона не сажать, полностью согласна. Даже не надо было признаваться, что Нуартье - его отец. Сказал бы, что заговор, в который невольно впутался Дантес, настолько опасен, что даже уничтожение письма не гарантирует ему жизнь, и что есть только один выход - срочно покинуть Францию. Кстати, сам Эдмон размышлял в тюрьме, что легко бы устроился за границей на любой корабль, а потом выписал бы себе отца и Мерседес.

Serpentina: У меня есть сильное подозрение, что мальчика сделали чуть ли не "ребенком Розмари", чтобы обелить Монте-Кристо . Дескать, погибли все злые и противные члены семьи Вильфора, а чудесный старик Нуартье и белая голубица Валентина уцелели. Если бы Эдуарда изобразили обычным ребенком, читатель мог бы взбунтоваться

Элинора: Дюма с большой долей нежности описывает внешность мальчика, потерявшего сознание после крушения кареты у ворот графа, а впоследствии и сцену, когда Вильфор положил сына на грудь матери. Я уверена, для него было важно показать эту трагедию и как далеко могут зайти последствия мщения. Человек остается человеком, какую бы "идеальную" месть он не задумал. Вспомните, с каким криком граф бросился к мертвому ребенку, это кульминация и очень жестокая. Я не верю, что писатель гнался за конъюнктурой или имел цель каким-либо образом демонизировать образ мальчика. Это был обычный для своего времени дворянский сын, которому многое позволяется. Отца своего он вполне слушался. Дюма - гуманист, он говорит, что нет судьи кроме Бога, но свои идеи он доносит порой весьма жесткими способами:(



полная версия страницы