Форум » Обсуждение остальных книг » "Ущелье дьявола", "Бог располагает" » Ответить

"Ущелье дьявола", "Бог располагает"

Фаворитка: Роман "Ущелье дьвола" читала давно, интрига понравилась. О том, что существует продолжение, я тогда еще не знала. Да и сложно было представить, о чем писать продолжение. Недавно я преобрела это самое продолжение. Прочитав роман "Бог располагает", пришла к вводу, что Дюма придумал еще и жанр "мыльной оперы": женщина, которую все считают погибшей, вдруг через много лет снова появляется, но ее никто не узнает, даже муж; ее ребенок, которого все считают умершим, тоже оказывается жив; этого ребенка, по счастливой случайности, воспитывает предполагаемый отец и при этом влюбляется в свою воспитанницу; другой возможный отец идет еще дальше и официально женится на этой девушке, не догадываясь, что она, возможно, его дочь, при этом мать этой девушки(его жена) еще жива; наконец, все все узнают, но для того, чтобы расторгнуть брачные узы и заодно отомстить своему врагу, один из возможных отцов убивает другого и сам кончает жизнь самоубийством, все довольны и счастливы!

Ответов - 238, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

bluered: LS пишет: возможно, я ошибаюсь Думаю, что нет. В текстах никогда не бывает ничего случайного, автор мог сам не заметить, но воспроизвести некторые моменты, ассоциации, которые отложились у него еще давно в памяти. упоминается также и Гофман (более поздний автор).Конкретно Гете упоминается в самом начале (сцена в саду из "Фауста"), но возможно есть более неявные отсылки к нему. Проверим :)) А кто, по-вашему, Вертер в Ущелье?

LS: bluered Мне показалось, у Гельба есть какие-то его настроения. К слову, "Вертер" ведь не драма...

bluered: LS пишет: Вертер" ведь не драма... Ну и что? Можно просто прочитать произведение, и оно повлияет каким-то образом на вас, или просто отложится в памяти, а потом непроизвольно всплывет при создании текста. На этом и строится интертекстуальный анализ. Есть учение о нулевых текстовых единицах. Это когда читатель говорит, что одно произведение почему-то ассоциируется с другим, хотя поводов вроде бы нет. Это что-то вроде 25 кадра.

LS: bluered пишет: Ну и что? Это означает, что Дюма не "препарировал" "Вертера", переписывая его, изучая законы драматургии.

bluered: Речевая характеристика героев: Юлиус говорит так: "Просто не хочется драться из-за девчонки"... ...а Самуил так: "Мне вдруг драться за женщину..." О состоянии Юлиуса на вечеринке студентов автор пишет так: "...ему слышался тихий, нежный голос девушки..." Самуил Христине: "будете побеждены, как женщина бывает побеждена мужчиной", "неужели я люблю эту женщину?" Оппозит (парный антоним) к девчонке или девушке - юноша, мальчик, а к женщине - мужчина :)) (это к вопросу о юноше и молодом человеке). Юноша- девушка - это что-то нежное, пастельное (цвета), зыбкое; а мужчина - женщина - это красное и черное, определенное, яркое, конкретное. Это я к тому, как на всех уровнях произведения проводится линия мягкости и нежности одного характера и страстности, резкости другого. Жаль, сужу по переводу :))

LS: bluered bluered пишет: Оппозит (парный антоним) к девчонке или девушке - юноша, мальчик, а к женщине - мужчина :)) Д'Артаньян - юноша ("почти мальчик"), мадам Бонасье - женщина...

bluered: LS пишет: Д'Артаньян - юноша ("почти мальчик"), мадам Бонасье - женщина... я прослеживаю тенденцию в одном произведении, а не во всем творчестве. И потом, эта фраза (про д,Артаньяна и мадам Бонасье) - точная цитата из книги? Меня давно мучил еще один вопрос. Во время второй встречи с отцом (когда барон говорит, что посадит сынулю за изнасилование) Самуил отвечает, что сможет поставить судей перед вопросом, кто же виноват больше: преступник или тот, кто породил преступника, говорил, что ничем не обязан обществу, "которое отринуло меня". Барона эти слова смутили, он засомневался в себе. Отсюда вопрос. Да, может с этой точки зрения Самуил был прав, но неужели суд будет долго выбирать между каким -то недоделанным студентом темного происхождения и ученым с мировым именем, небедным и с кучей связей? При желании его можно было бы засадить всерьез и надолго. Я подумала, что Дюма переоценил красноречие Самуила, слишком драматизировал ситуацию, ну чтобы сделать развязку неизбежной. Но недавно мой научный руководитель упомянула о том, что как раз в 19 веке было модно оправдывать преступников средой, которая их и породила. Очень часто очевидные преступления именно так и оправдывались. Так ли все это? Но все это относится, по-моему, рубежу 19-20 веков. Так что даже не знаю, чем объснять в этом случае беспомощность влиятельного и неглупого человека перед в общем сопливым мальчишкой.

LS: bluered bluered пишет: эта фраза (про д,Артаньяна и мадам Бонасье) - точная цитата из книги? Это не цитата, а данность, подчеркнутая в нескольких местах книги. Определение д'Артаньяна мальчиком неоднократно присутствует в начале "Трех мушкетеров": в описании героя сказано, что его рост недостаточен для зрелого человека, Атос боится прослыть пожирателем детей и называет юношу почти ребенком, король говорит, что Тревиль сообщал о молодом человеке, а привел ребенка. В противовес этому мадам Бонасье - замужняя женщина, на несколько лет старше гасконца. И его чувства к ней развиваются именно как чувства юноши к зрелой женщине. Как Вы уже поняли, я хочу сказать, что явление замеченое Вами в "Ущелье дявола", похоже, нельзя назвать характерным для Дюма. В его главном романе мы видим нечто противоположное. :) bluered пишет: мой научный руководитель упомянула о том, что как раз в 19 веке было модно оправдывать преступников средой, которая их и породила. Мне тоже вспомнилось это. Вместе с тем, что XIX век был падок на красноречивые и пылкие выступления в судах, на похоронах и других общественных местах.

bluered: Блин, как я сразу не заметила! Самуил просто и откровенно говорит, что расскажет суду о грехах молодости "незаконнородившего" отца: "У меня есть письма, доказывающие сопротивление моей матери и преступную настойчивость ее соблазнителя". А письма в ту пору были серьезным компроматом. Интересно, он их в наследство от дедушки вместе с деньгами получил? :)) И теперь мне кажется, что барон не столько боялся рассказать о позоре Гретхен, сколько своего собственного. Поэтому он так беспомощно выглядит и многое спускает Самуилу - может, как раз из-за шкурного чувства?

LS: bluered А разве есть еще что-то в подкрепление этой версии?

bluered: Ну уж конечно не из-за жалости к Гельбу. Не знаю... Почему я подозреваю славного барона в мелочности? В его отношении к старшему сыну есть что-то однобокое, он не может вообразить, что человек, которого он, барон Гермелинфельд, считает монстром, тоже когда-то что-то чувствовал, что чувства эти, несмотря на известную благодарность, вполне закономерны и объяснимы, что, в конце концов, с ним можно договориться, проникнув в его психологию (так, чтобы лишний раз не задевать больное). Но единственное, что слышит старший (не самый плохой) сын - "Я ведь не спорю, я тоже виноват перед вами". У этого ученого классовая психология, предрассудочная - он не видит в ребенке, рожденного вне брака, человека. Сам Самуил говорит - "вы как будто привязались ко мне". Для него Самуил - существо неправильное изначально. Ну короче, они оба друг друга стоят - и Герм. об этом догадывается: "Не являемся ли мы...наказанием один для другого?" Мне показалось, отец Самуила боится разоблачения, иначе он давно признал бы сына или изменил бы свое отношение к нему, но опять же барон видит в своем первом ребенке только свое ужасное прошлое и рад бы от него избавиться (и от прошлого, и от ребенка). В том, что барон взял к себе Самуила, но "никогда, даже оставаясь наедине со мной, не шептал мне слов "Дитя мое", есть трусоватая половинчатость. То есть так конечно лучше, чем вообще никак. Но такому человеку, как Самуил, мало внешнего, ему нужно внутренне и он расценивает поведение отца как предательство. И если барон боялся прошлого, значит угроза Самуила была вполне значимой и барона впечатлила. Нет, ему конечно страшно и за Гретхен и за Христину, но... он... не мудрый, наверно. Да часто так бывает, что люди - вроде бы ученые - психологически и эмоционально незрелые.

bluered: помню, когда читала "ущелье", вопросов много накопилось, сейчас все постепенно припоминаю. Вот еще один: Самуил хочет прибегнуть к древнеримскому способу самоубийства - и собирается перерезать себе горло. Но вроде бы римляне вены резали?

LS: bluered Может, под "римским способом" самоубийства понималось выпустить себе кровь? А путь не принципиален, хоть из носа.

bluered: LS пишет: хоть из носа. :-))))))))))

bluered: Как и обещала - сравнение Дюма и Шиллера. 1.«Амалия. Ты ненавидишь его! Ты и меня ненавидишь! Франц. Я люблю тебя, как самого себя, Амалия!» Эта тема настоящей ненависти-любви повторяется на разные лады на протяжении всего «Ущелья»: 1)Самуил: (к Христине) Во-вторых, ты ненавидишь меня, а я люблю тебя, и ты будешь моей; (к Гретхен): И ты меня ненавидишь, а я также люблю тебя. 2) Самуил и Гретхен: «Зачем ты ненавидишь меня? — Я вовсе не думаю ненавидеть тебя, — ответил Самуил. — Я люблю тебя. Ты сама ненавидишь меня». 3)Христина: «Ведь вы не любите меня, а ненавидите!» 4)Самуил: «Христина, я люблю вас. — А я вас ненавижу! — крикнула Христина». Сначала Самуил говорит девушкам о своих чувствах, не называя их прямо, а потом Христина высказывает ему свои чувства. 2.«Франц. Ведь довели же смешение ядов до степени чуть ли не подлинной науки и путем опытов вынудили природу указать, где ее границы. Так что теперь на несколько лет вперед высчитывают биение сердца и говорят пульсу: доселе и не дальше. Отчего же и нам не испробовать силу своих крыльев?» Самуил: 1) «И увидим тогда, оправдает ли себя алхимия при настойчивом моем желании сделать кое-что! 2) Я имею полное право разбудить в ее душе дремлющую любовь, разжечь ее желания…» 3) У нас в руках были страшные тайны и силы! Благодаря нашим анализам и открытиям, мы могли сеять смерть, любовь, безумие, зажечь или потушить сознание, нам стоило только капнуть жидкостью на плод, и мы могли, если бы пожелали, умертвить самого Наполеона! В этих фразах содержится понимание науки как власти над человечеством и науки как искусства… 4) Барон: «Это все равно, как если бы птиц обвиняли в том, что они не умеют ходить, потому что у них есть крылья. А между тем, они одним ударом крыла делают тысячу шагов. Так и мы: в один день мы можем сделать больше, чем другие за десять лет. — Я сам всегда был такого мнения, — сказал Самуил, — и то, что вы мне говорите, для меня не новость». … и немного преображенное и развернутое сравнение с крыльями. 3.А в этом случае мне показалось интересным описание последовательности рассуждения, поведения: «Франц. Ужели так быстро истощился арсенал смерти? (Задумывается.) Как? Ну же! Нет! А! (Вскакивая.) Испуг! Входит Герман». Самуил: «В добрый час! А я? Из какого бы камня мне выбить искру, чтобы разжечь ссору между Дормагеном и мной? Черт возьми меня совсем! Никак не могу придумать. Нет ли у него предмета страсти? А с другой стороны, если употребить одно и то же средство, значит обнаружить большое убожество воображения, да притом, сам посуди... мне вдруг драться за женщину! Просто невероятно!» На минуту он задумался. — Нашел! — обрадовался он. Он позвонил. Явился мальчик». Потом пришел Трихтер, который был использовал Самуилом, как Герман Францем. Сходство: вопросы к самому себе – задумывается – положительные эмоции от разгадки. 4.«Карл: Вы не Мооры! Вы безбожные негодяи, жалкие орудия моих великих планов, презренные…» Самуил думает так: «Держать в своих руках судьбу не каких-нибудь жалких созданий…» про однокурсников и других «подчененных». 5.Франц: «Франц приходит и предлагает бедной, беспомощной сироте свое сердце,свою руку и вместе с нею все свое золото, все свои дворцы и лесные угодья. Франц, кому все завидуют, кого все боятся, добровольно объявляет себя рабом Амалии». Здесь даже не нужна конкретная цитата. Эти реплики Франца лежат в основе всего сюжета «Ущелья». 6.«Амалия. Как молния не расщепит нечестивый язык, посмевший выговорить злодейские слова! » тут где-то Амалия дает Францу пощечину «Негодяй! — вскричала молодая женщина (Христина) в негодовании. — В такую минуту и такие слова!» , а еще раньше Гретхен: «Ты оскорбляешь память моей матери, гнусный человек! — вскричала Гретхен» и здесь она его ударила. 7. «Франц. Франц говорит, а если ему не отвечают, то будет... повелевать! Амалия. Ты, червь, повелевать? Повелевать мне? А если ответом на твои повеления будет только презрительный смех?» Аналогии этому отрывку находятся в разных концах «Ущелья»: Самуил (в середине романа): «Я не из тех людей, которые отступают перед вызовом, сделанным в такой форме, в какой вы его сделали. Вы утверждаете, что принадлежит только тот, кто отдается. Хорошо, пусть будет так. Тогда вы отдадитесь». Христина (в начале): «Но это не ненависть. Я вовсе не ненавижу вас, а презираю!» 8.«Франц. Твою горделивую стыдливость сломлю своею, большей гордостью». Самуил: «Возможно ли, чтобы я уступил в этой страшной борьбе между вашей гордостью и моей?» «Франц. Я хотел бы не убить его, но сжить со свету. Я хотел бы поступать, как мудрый врач, только наоборот: не ставить преград на пути природы, а торопить ее шаг. Ведь удается же нам удлинять жизнь; так почему бы не попытаться укоротить ее?» Самуил: «Оригинальный, гордый ловелас усыпляет ту, которую желает покорить себе. Но я не усыплю тебя, я пробужу тебя к жизни, Гретхен!» Здесь опять сходство мыслей: 1) уже указывавшееся понимание науки как власти над людьми, отчасти и как союза с природой, 2) ну и «творческое отступление» от стандартов: не ставить преград – торопить (Франц), не усыплю, пробужу ( Самуил).

LS: bluered Спасибо! Оччень интересно! :)

bluered: приятно, что не только мне одной это интересно

Вольер: bluered, LS - спасибо за фантастический анализ книги! Мне довелось прочесть их под названиями "Адская бездна" и "Бог располагает". Как понимаю, это действительно когда-то было одним романом. Почти нечего добавить к блестящему препарированию первой части by bluered. Присоединяюсь к сожалению о том, что такой шикарный Самуил из первой части так глупо, и я бы даже сказал предательски по отношению к своим фанатам, сдулся во второй части. ) Наверное, Дюма всё-таки очень хотелось доказать, что именно "Бог располагает", но получилось как-то совсем жиденько. Самуил из первой части напомнил мне, не побоюсь этого слова, что-то вроде тёмной стороны самого Шико: та же уверенность в своих силах, помноженная на холодный ум, ирония и сарказм, и даже подпись (Самуил I, король студентов) и проч. и проч. Интересны наблюдения LS насчёт темы брошенных детей и воспитавших их отцов в творчестве Дюма. Я бы добавил к упомянотому списку (Гельб и девочка, Атос и Бражелон) ещё и Жильбера с его сыном. Если покопаться, придут на ум ещё пара-тройка подобных дитятей из менее известных романов (Робин Гуд, например). Так что некий фрейдистский мотив "неизвестноотцовщины" присутствует. В общем, очень интересное, необычное произведение, заставляющее по-новому взглянуть на мироощущение самого Дюма.

Вольер: Ещё Самуил Гельб весьма напоминает модернизированного Жозефа Бальзамо aka Калиостро. Учёность, местами похожая на колдовство, высокомерная самоуверенность, масонство, стремление порулить человечеством. Вот только прошедшие со времён написания романа "Записки врача" пять лет наложили свой отпечаток. Имея перед глазами итоги революции 1848 года, Дюма понял, что не всегда плоды революции пожинает тот, кто заботливо ухаживал за ростками долгое время подготовки к ней. Короткие, но точные зарисовки свержения Карла X во второй части дилогии проникнуты цинизмом, не типичным для писателя. И не случайно именно тогда "всемогущество" Самуила Гельба искажается, словно в кривом зеркале, показывая комплексующего сорокалетнего мужчину, потерявшего, по большому счёту, все ориентиры в жизни.

bluered: Вольер пишет: Дюма всё-таки очень хотелось доказать, что именно "Бог располагает", но получилось как-то совсем жиденько. Так бывает. когда все слишком на своих местах, получается "плохая хорошая книга" Вольер пишет: только прошедшие со времён написания романа "Записки врача" пять лет наложили свой отпечаток. Вольер пишет: не случайно именно тогда "всемогущество" Самуила Гельба искажается, словно в кривом зеркале, Если вы где-то об этом читали, скажите мне,где; я тоже хочу. Вольер, чем же дело кончилось? Самуил узнал Христину? Жалеет о том, что сделал? Это все-таки его дочь? Как среагировала доча на смерть влюбленного папы?

Вольер: bluered пишет: Если вы где-то об этом читали, скажите мне,где Не очень понял, о чём "этом"? Я просто написал своё мнение о том, что Дюма, как мне кажется, разочаровался в революции 1848 года и ввинтил свои ощущения в роман на примере событий 1830 года ("Записки врача были написаны в 1846-47 г.г., а "Бог располагает" в 1851 г.) bluered пишет: Вольер, чем же дело кончилось? Самуил узнал Христину? Жалеет о том, что сделал? Это все-таки его дочь? Как среагировала доча на смерть влюбленного папы? 1. В общем все умерли Самуил и Юлиус отравились стараниями последнего и на их костях счастливые Лотарио и Федерика, а также Гретхен и Гамба сыграли две свадьбы. 2. Христину никто не узнал, пока она сама себя не назвала. 3. Самуил перед самой смертью пожалел, что не вкусил радости отцовства в полной мере (по мнению автора). Вообще он так перед смертью распсиховался, призывая Юлиуса выпустить их наружу (у него где-то противоядие было припрятано), что у него эта мысль вряд ли была доминирующей. 4. Дочь его (Самуила), как уверил беднягу перед их общей смертью Юлиус. Хотя непонятно, на чём эта самая уверенность базировалась, если Христина не была в этом уверена. 5. Никак.

bluered: Вольер пишет: Я просто написал своё мнение Оно настолько хорошо, что захотелось почитать большую толстую книжку на эту тему:) И снимает ответственность с героя за деградацию:) В "Ущелье дьявола" есть еще такая непонятная гельбина фраза: "Разве обезоруживая ее (Христину), я не обезоруживаю себя?" (или как-то так). Это совесть или он равенстве в условиях игры?

Вольер: bluered пишет: Оно настолько хорошо, что захотелось почитать большую толстую книжку на эту тему:) И снимает ответственность с героя за деградацию:) Спасибо. ) Там вот ещё какой момент: помнится, в "Ущелье дьявола" Самуил, переполняемый свои демоническим всесилием, постоянно канючит от Тугендбунда каких-нибудь сверхзадач. И Христина подворачивается ему буквально от нечего делать. Типа, настоящий герой должен манипулировать империями и народами, а пока на кошках потренируемся. ) А во втором романе Гельб по уши влезает в масонскую предтечу революции 1830 года и на его глазах к власти приходят не те, кто её готовил и рисковал жизнью. Странно, что для настолько образованного и циничного человека, как наш Самуил, это становится неожиданностью. )) И подсознательно, я думаю, он осознаёт, что делом всей его жизни стала пустяковая когда-то интрижка с соблазнением невесты Юлиуса (и Гретхен по ходу дела), которую и до конца-то толком довести не удалось. Вот в чём фокус. Человек грезил великими (с мужской точки зрения) делами, а тут даже на кошках не очень-то получилось! (Вспоминаем неудавшееся, комичное по своей сути, если бы не смерть бедного Трихтера, покушение на Наполеона из конца первой книги). Пытаясь выгородить свою неудачу в своих же собственных глазах (диагноз!), во второй книге он плетёт новую интригу против Юлиуса/Лотарио и К, убеждая себя, что это делается для того, чтобы разбогатеть. Какой ужасный самообман! До чего деградировал персонаж, который в первой части - ещё бы чуть-чуть - и плавил бы золото из свинца с помощью философского камня, как упомянутый Жозеф Бальзамо. А заканчивает он тем, что безуспешно пытается довести до конца свою завалящую попытку окрутить неопытных простофиль и сам запутывается в сетях Юлиуса. Того самого Юлиуса, которому подмётки на ходу можно отрезать, и который эти самые сети раскинул первый раз в жизни. Конечно, не обошлось без "Бог располагает", но цимес, как мне кажется, не только в несовершенстве человеческой натуры. Самуил внутренне осознал, что погорел по сути на первом же завалящем деле. Под видом сверхчеловека нам подсунули психопата-неудачника. Философия Ницше прибита фрейдовским психоанализом, как человек-паук человеком-тапком.

Вольер: bluered пишет: В "Ущелье дьявола" есть еще такая непонятная гельбина фраза: "Разве обезоруживая ее (Христину), я не обезоруживаю себя?" (или как-то так). Это совесть или он равенстве в условиях игры? Что-то он там такое говорил, что ему, дескать, интересно напрягаться только тогда, когда ему сопротивляются, т.е. ненавидят его. Соответственно, если она перестаёт испытывать к нему ненависть/любовь, его усилия по подчинению объекта автоматически также идут на убыль. Самуил Гельб вообще увлекался программированнием своей особы, во многом из-за этого и погорел. Вот так вот я понимаю эту фразу. ) Можно поискать цитатных доказательств, но книги под рукой сейчас нет, к сожалению. А вам как кажется, о чём он говорил?

bluered: Вольер пишет: Христина подворачивается ему буквально от нечего делать. Вольер пишет: пока на кошках потренируемся. Пальба из пушек по воробьям, от скуки. На самом деле даже в "серьезной" ( ) лит-ре полно эпизодов, когда мозг незаурядного человека "спивается" от безделья (Герой нашего времени, Евгений Онегин). По-моему, целая трагедия. Вольер пишет: ещё бы чуть-чуть - и плавил бы золото из свинца с помощью философского камня Самуил безусловно описан как гений. Но, с другой стороны, говоря самому себе, что он не сможет быть ни политиком, ни ученым, разве он был не прав? Сейчас за таким очередь из работодателей бы выстроилась, а в то время, я так понимаю, ему со всеми мыслимыми талантами пришлось бы приложить во много раз больше усилий, чтобы занять соответствующее своим способностям и энергии положение, чем его менее одаренным, но более родовитым сверстникам. Думаю, еще и поэтому он был зол на отца. Теперь про смысл упомянутой фразы. Ситуация там была такая, что Христина вовсе не переставала ненавидеть и бояться Самуила. Это он украл у нее записку к барону с просьбой о помощи против него, Самуила. И,воруя, думает: зачем все это я делаю? разве обезоруживая ее, я сам себя не обезоруживаю? а может, я правда влюбился? И впав в задумчивость, вываливает из зАмка. Мне как девчонке всюду мерещится любовь, хотя на самом деле вряд ли оно так. А еще обяъснение такое: девушки боятся его и потому, что он, усложняя себе задачи, все равно выигрывает, а в данном случае он эту задачу упрощает, т.е. как бы врет им и себе, и врать не хочет и...Запуталась. Там так много таинственных фраз ("Я никого не боюсь, кроме самого себя").

Вольер: bluered пишет: Но, с другой стороны, говоря самому себе, что он не сможет быть ни политиком, ни ученым, разве он был не прав? И что же ему мешало стать политиком или учёным? Отсутствие родовитости? Национальность? Думаю, можно найти достаточно примеров обратного, особенно если учитывать, что на дворе XIX век. Он сам ставит себе какие-то непонятные внутренние преграды, будто поднимает какую-то внутреннюю планку всё выше и выше. Проще надо было быть. )) Не только Лафайеты и Мирабо делали французскую революцию - Робеспьер, Марат и многие другие не были дворянами. Вот вам и политики. Паскаль, живший много ранее, не был дворянином. Спиноза также не был дворянином и был евреем. Вот вам и учёные, навскидку. Убедил? ) Ах, как легко и просто сказать, что мне это не подходит: я не могу быть ни политиком, ни учёным. Всему виной дурной гельбовский характер, хотя учёному, а тем более политику, дурь только на пользу идёт, ИМХО. Он похож на тех студентов, которым всё легко давалось в юности - и где они сейчас? Когда-то и я таким был. ) Для того, чтобы сделать супер-пупер карьеру, нужен твёрдый склад характера (а он у Гельба будто бы есть) и немножечко удачи (а вот с ней-то и беда). Получается, Дюма опять доказал теорему "Бог располагает". ))

Вольер: bluered пишет: Теперь про смысл упомянутой фразы. Ситуация там была такая, что Христина вовсе не переставала ненавидеть и бояться Самуила. Это он украл у нее записку к барону с просьбой о помощи против него, Самуила. И,воруя, думает: зачем все это я делаю? ага, нашёл... конец главы 48.. Весьма похоже на угрызения совести (см. мысли Самуила ранее, перед тем, как он добрался до письма). Он чувствует своё малодушие, понимает, что совершил ошибку, соблазнив Гретхен (это только у мужчин, перефразируя г-на Атоса, самый приятный способ соблазнить некую женщину - это опять же потренироваться и соблазнить другую; женщины почему-то так не считают). Цитирую Самуила: "Я просто подыхаю от досады и омерзения. Что ж теперь, признать, что в самом деле существует нечто выше моих желаний?" Плюс Дюма отмечает, что в комнату Христины он проник "помимо его воли, будто во сне". Не то чтобы любовь, но ближе к страсти, а точнее к уязвлённому самолюбию (изначально он всё-таки был задет тем, что ему предпочли мямлю Юлиуса, разве нет?). Мне тут другое подумалось: если бы г-н Гельб затратил столько же усилий на попытку устранения Наполеона, сколько он приложил к тому, чтобы овладеть Христиной... :))) Определённо, он или влюблён или не вполне нормален. Но в любом случае очарователен. ) Опять же вспоминается г-н Калиостро, но из нашего фильма ("Формула любви"). Безуспешные попытки Гельба победить Христину напоминают те самые опыты по выведению пресловутой формулы. И зачем он не пошёл в учёные?.. (см. предыдущий пост).

bluered: Вольер пишет: И что же ему мешало стать политиком или учёным? LS когда-то очень кстати упомянула Вертера. Что неглупому и талантливому, но не имеющего знатного происхождению молодому человеку мешало сделать карьеру? Временной разброс между "Страданиями..." и "Ущельем" невелик, вряд ли что-то в обществе успело резко поменяться. Соль на рану в том, что Вертера и Самуила постоянно бы тыкали носом. А Гельб личность очень противоречивая и самолюбивая. Ему было бы мало из грязи в князи Вольер пишет: Он похож на тех студентов, которым всё легко давалось в юности "Дается" :) У меня фильтр - знаю и анализирую только "Ущелье дьявола", продолжение создавалось в дурном настроении, видимо(: Вы прямо читаете мои мысли. Но с другой стороны, Самуилу не так уж легко все давалось: он же не просто трудоголик, а самый настоящий фанат науки. Вспомните, из его письма: "Благодаря моей настойчивости...", перед соблазнением Гретхен Дюма описывает капельку его будней: часов 5-6 подряд читает и записывает, спит, как Тесла, не больше 4 часов в сутки... Кроме того при таком наличии всевозможных способностей - технических, организаторских, артистических, гуманитрных - не засидишься, когда столько идей распирает. Вольер пишет: Когда-то и я таким был. ) И где вы сейчас :-)? Вольер пишет: твёрдый склад характера Вроде бы да. Но как то раз, читая его "предсмертный" монолог, я вспонила строчки из стих-я Киплинга " Все потерять и все начать сначала..... Тогда, мой сын, ты будешь человек". А Самуилу "скучно" "все потерять и все начать сначала"... Сила его особая - он привык жить вопреки, а не благодаря, и в тот момент и умереть решил "неожиданно", ведь побег - унизителен. Вольер пишет: Но в любом случае очарователен. О да. Бесспорно:) Вольер пишет: И зачем он не пошёл в учёные?.. Мог бы стать вторым Леонардо да Винчи.

LS: Сейчас перелистываю биографию Дюма и попался на глаза рассказ об "Антони" (первый его герой-бастард). Пьесу мне читать не довелось, поэтому полностью полагаюсь на Циммермана (биографа). Вот что он пишет: "Быстрая, нервная, резкая история эта посвящена роковой страсти незаконнорожденного Антони, атеиста, анархиста, мизантропа к кроткой Адели". Знакомый мотивчик? ;)

bluered: LS Мне кажется здесь больше важны уточнения "нервная", "резкая", "роковой" и проч. определения из этого предложения. Сам по себе мотив страсти плохого мальчика к хорошей девочке довольно затаскан еще во времена Дюма. В "Ущелье" он приобретает особое, оригинальное звучание, поэтому я и заинтересовалась им.



полная версия страницы