Форум » Обсуждение остальных книг » Жизнь без Жильберов возможна? » Ответить

Жизнь без Жильберов возможна?

д’Аратос: Хочется обсудить великолепную серию Дюма о революции!

Ответов - 251, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All

Andree: Случайно мне попалось это предисловие Дюма к "Ожерелью королевы". Его печатают далеко не во всех изданиях, и, думаю, это интересно прочесть. Это как голос из прошлого, который говорит с нами сейчас. Итак, предисловие автора к "Ожерелью королевы"! Прежде всего да будет нам дозволено кратко объясниться с нашими читателями по поводу заглавия, только что нами написанного. Уже двадцать лет мы беседуем с вами, и, я надеюсь, несколько нижеследующих строк не ослабят старой дружбы, а еще более укрепят ее. Со времени последнего нашего разговора у нас совершилась революция; эту революцию я предсказал уже в 1832 году (эпилог «Галлия и Франция» - примечание автора), изложил ее причины, проследил ее нарастание, описал ее свершение и более того, шестнадцать лет назад рассказал о том, что я в этом случае сделаю ( и что сделал восемь месяцев назад). Разрешите мне привести здесь последние строки пророческого эпилога, завершающего мою книгу «Галлия и Франция»: «Вот бездна, которая поглотит наше нынешнее правительство. Фонарь, который мы зажигаем на его пути, осветит лишь его крушение, ибо, даже если бы оно и захотело повернуть на другой галс, теперь оно этого уже не смогло бы: его увлекает слишком быстрое течение, его гонит слишком сильный ветер. Но в час гибели наши воспоминания – воспоминания человека – возобладают над стоицизмом гражданина и раздастся голос: «Да погибнет королевская власть, но да спасет Бог короля!» И это будет мой голос. Сдержал ли я свое слово и прозвучал ли единственный во Франции голос, который в момент падения династии достаточно громко, чтобы его услышали, сказал «прощай» дружбе с августейшей особой? Революция, предвиденная и объявленная нами, не застала нас врасплох. Мы приветствовали ее как явление фатально неизбежное, не надеялись, что она будет прекрасна, боясь, что она будет ужасна. За двадцать лет, изучая прошлое народов, мы познали, что такое революции. Не будем говорить о людях, которые ее совершили, и о людях, которые ее использовали. Всякая буря мутит воду. Всякое землетрясение выносит пласты на поверхность. А потом, по естественным законам равновесия, каждая молекула снова обретает свое место. Трещины в земле закрываются, вода очищается, и небо, на короткое время снова потемневшее, смотрит на свои золотые звезды в бескрайнем озере. Наши читатели увидят, что после 24 февраля мы остались такими же, какими были до него: одной морщиной больше на лбу, одним рубцом больше на сердце. Вот и все изменения, которые произошли с нами за только что истекшие страшные восемь месяцев. Тех, кого мы любили, мы любим по-прежнему, тех, кого боялись, уже не боимся, тех, кого презирали, презираем больше чем когда-либо. И в нашем творчестве, как и в нас самих, не изменилось ничего; быть может, и в нашем творчестве, как и в нас самих, одной морщиной и одним рубцом стало больше. Вот и все. Нами написано уже около четырехсот томов. Мы переворошили несколько столетий, вызвали из небытия множество персонажей, изумленных тем, что они восстали из мертвых перед судом истории. И вот мы заклинаем этот мир, населенный призраками: пусть он скажет, приносили мы когда-нибудь его преступления, его пороки или же его добродетели в жертву нашему времени; о королях, о вельможах, о народе мы всегда говорили правду или то, что считали правдой, и если бы мертвые могли предъявлять права, как живые, то, точно так же как нам не в чем было когда-то каяться перед живыми, нам не в чем было бы каяться и перед мертвыми. Есть сердца, для которых всякое несчастье священно, всякое крушение почтенно: уходит человек из жизни или сходит с престола – уважение заставляет их склониться и перед открытой могилой, и перед разбитой короной. Когда мы написали заглавие вверху первой страницы этой книги, оно отнюдь не было, скажем откровенно, продиктовано свободным выбором темы: это пробил его час, это пришла его очередь; хронология нерушима: за 1774 годом неизбежно следует 1784 год; за «Джузеппе Бальзамо» - «Ожерелье королевы». Но пусть будет спокойна самая чуткая совесть: именно потому, что сегодня можно говорить все, историк будет цензором поэта. Не будет сказано ничего неосторожного о королеве – женщине, ничего сомнительного о королеве-мученице. Человеческие слабости, королевскую гордость – мы живописуем все, это правда, но как те художники идеалисты, что умеют добиться сходства, взяв лучшие черты модели, как поступал художник по имени Ангел (Микеланджело), когда в своей милой возлюбленной находил святую Мадонну, между гнусными памфлетами и неумеренными восхвалениями мы грустно, беспристрастно и торжественно пойдем путем поэтической мечты. Та, чью голову с побелевшим лицом палач показал народу, вполне купила право не краснеть более перед потомством. Александр Дюма

Andree: Поиски в Интернете насчет фамилии Таверней. Есть город Faverney, к югу от Нанси, то есть в Лотарингии! Там исторические достопримечательности. Фотографии красивые есть, только почему-то у меня не получается выложить их здесь. Оказывается, во Франции был действительно род с фамилией Таверней! Мне попалась некая генеалогическая таблица - http://membres.geneaguide.com/geneta/TAVER604/index/ind0013.html

Andree: http://la-haute-saone.com/index.php?IdPage=faverney это ссылка, где можно посмотреть эти фотографии Там есть изображения аббатства и церкви XII и XV вв., мост Бенедиктинцев XVIII в., река и здание старинной жандармерии. Фотографии довольно скромные и простые, но все они дышат духом средневековья! Меня эти фотографии очень порадовали.

VESNA: Andree, вы скоро докопаетесь до того до чего сам Дюма не докопался! Генеалогическое древо порадовало, а фото просто супер!

Александра: Я так и не поняла любила ли Лоренца Бальзамо понасоящему???

ComtesseDeBussy: Мне кажется, что любила, но боялась своей любви, беспокоилась за свою душу...

Мария-Антуанетта: Мне очень нравиться Мария-Антуанетта. Как она вам в этих романах?

Мария-Антуанетта: Мне кажется, что в этих романах(особенно в "Ожерелье королевы) особенно удалась Мария-Антуанетта. Что вы об этом думаете?

Вольер: Мария-Антуанетта пишет: Мне кажется, что в этих романах(особенно в "Ожерелье королевы) особенно удалась Мария-Антуанетта. Все хорошо получились, и Людовики, и Дюбарри, и Мария-Антуанетта, и Ришелье. А не совсем исторические персонажи тоже хороши: все Таверне, Шон, Анж Питу, Николь и красавчик Босир. В "Графине де Шарни" скорость событий увеличилась, Дюма попытался объять необъятное, и таких же точных портретов стало значительно меньше. Жаль, революционеры получились у него немного смазанными по сравнению с персонажами, вышедшими из первых книг. Если бы он продолжил писать с тщательностью "Жозефа Бальзамо" и "Ожерелья королевы", получилось бы книг десять. ) А Мария-Антуанетта показана вполне объективно, на мой взгляд. Как женщина, которая вначале делает, а потом думает (наверное, так и должна поступать настоящая королева?). Король, наоборот, очень много думал, но ничего не делал. )

Мария-Антуанетта: Вольер пишет: Король, наоборот, очень много думал, но ничего не делал. ) Согласна, это в духе Людовика. Мне кажется, что в таком деле как революция гороздо важнее действовать, нежели раздумывать. Мария-Антуанетта была единственной из королевской семьи, кто пытался хоть как-то спасти положение , а многие её за это осуждают. Обидно!

Вольер: Мария-Антуанетта пишет: Мария-Антуанетта была единственной из королевской семьи, кто пытался хоть как-то спасти положение Мне, исходя из описания Дюма, так не показалось. Причинами её поступков являлись любовь, месть, гордость и прочие чувства, но никак не разум. А человек, который пытается спасти положение, представляется мне, должен действовать умом, а не сердцем. При этом осуждать её бессмысленно - за что?

Мария-Антуанетта: Если брать её реальную биографию, то она ,действительно, жила сердцем, и не могла по-другому. Пусть её поступки не всегда были разумны, но она пыталась действовать по крайне мере. Король не умел принимать решений, его братья хотели отобрать у него трон. Поэтому ей одной пришлось противостоять этой революции, которая и была направлена только против неё. Ни королю расточали угрозы, не короля пытались убить в ночь с пятого на шестое октября, а именно её. Она вступила в неравный бой и сражалась как могла, пытаясь защитить своих двух детей и своего "третьего ребёнка" короля Людовика, который был не менее беззащитен, чем её дети 15 и 7 лет отроду(если меня не подводит память об их возрасте). Просто главной бедой Марии-Антуанетты было то, что она не понимала революции, не понимала, как можно построить более лучшую жизнь на крови и насилии. Она от природы не была мудрым политиком, как её мать, но судьба её втянула в этот водоворот. По этому осуждать её действительно неправильно, хотя я и не снимаю с неё часть вины за крах монархии. Но заметьте: ТОЛЬКО ЧАСТЬ, а не всю вину.

Незабудка: Очень люблю эту серию романов у Дюма. "Жозеф Бальзамо" очень интересный, авантюрный роман, хотя он показался мне немного затянутым. "Ожерелье королевы" просто супер! Как хороша там Мария-Антуанетта! А Шарни с Филиппом!Ревность и противостояние этих мужчин,влюблённых в одну и ту же женщину, держали меня в приятном напряжении до последней страницы. "Анж Питу" мне нравиться меньше всех этих романов. Какой-то он излишне простоватый. "Графиня де Шарни" очень достойный исторический роман. Революция описана там более чем достоверно. Хотя там такой мрачный конец, Дюма подробно описал все ужасы революции. Но, несмотря на всё это, серия Дюма о революции является одной из моих самых любимых. Такой сюжет, вплетённый в самую наиболее важную эпоху для Франции не может забыться!

Madame: Собираюсъ прочитатъ "Графиню де Шарни" - оказалосъ, что это вроде серия.. Господа подскажите, пжлста, связаны ли книги между собой , нужно ли читатъ в определенном порядке и если да, то в каком? ( в элек. библиотеке все вразнобой) Спасибо!!!

Стелла: Еще как связаны.по порядку Жозеф Бальзамо Анж Питу Ожерелье королевы Графиня де Шарни.

placido: Стелла пишет: Жозеф Бальзамо Анж Питу Ожерелье королевы Графиня де Шарни. "Анж Питу" это 3 книга серии, а "Ожерелье королевы" -2... P.S. я кстати уже много лет не могу приобрести "Графиню де Шарни"--ее нет в свободной продаже,и этот роман давно не переиздавался...а из нета я не качаю,такие вот проблемы! а серия Дюма про французскую революцию просто отменная!

Стелла: Вы правы! Вечно путаю.

Madame: Стелла placido Спасибо!

Madame: placido Я из интернета филъмы никогда не качаю, а вот для книг делаю исключение. все планирую E-Book купитъ - у кого-нибудъ уже естъ, поделитесъ опытом!

placido: Madame я Вас понимаю...НО я предпочитаю книгу в руках подержать,почувствовать ее,перелистать страницы,особенно если книга новая,то вдыхнуть запах типографской краски...

Aurelia: placido пишет: почувствовать ее,перелистать страницы Истинное удовольствие. У каждой книги (именно "бумажной" книги) свой характер, своя душа. В последнее время, в силу определенных обстоятельств, вынуждена читать с компьютера. Для меня книга в электронном варианте теряет часть своего характера, становится более безликой.

Стелла: Сомневаться в благе революций начала после того как прочитала Боги жаждут. Вся катрология попала мне в руки еще в 60-е. На Французском. Читала с трудом. Но первый том из Бальзамо и последний из-Шарни были из хранилища просто изъяты. Когда смогла прочесть все-подумала-нет ничего страшнее и омерзительнее народных бунтов. историки меня опровергнут -но то чем это все кончается-пеной на поверхности и возврату к предыдущему витку истории-факт. Реальный мир подтверждает сказанное. Это -Оффтоп но в рамках Дюма.

Madame: Первых том "Балъзамо" прочла - с первых страниц узнается непревзойденный стилъ Дюма, вот толъко повествование мне показалосъ как-то слишком растянутым. Барон Таверне - как-то он противоречит образу благородного отца, который так любит Дюма (Атос, барон де Меридор). Желчный старик, жадный до денег, мечтающий уложитъ дочъ в постелъ к королю. Жутко неприятный персонаж! Да и Андре вызывает смещаные эмоции - Дюма описывает ее как нежную и добродетелъную, а при этом у нее такая спесъ и высокомерие...Не нравится мне эта дамочка!

К.Б.: Цитата из "Графини де Шарни": "Против своего желания я сделал Бретейля управляющим дворца и губернатором Парижа, первым министром - архиепископа Тулузского, атеиста" Объясните, пожалуйста, как такое могло произойти, чтобы духовное лицо было атеистом? Я всю голову сломала

Стелла: К.Б. , что вас удивляет? Цинизм духовных лиц, особенно перед революцией? Так и что, что он занимает этот пост! По духу он - атеист.( так даже интересней! ) Не верит ни в Бога , ни в черта.

К.Б.: Нет, цинизм как раз неудивителен, а именно то, что атеиста, а не какого-нибудь "выдающегося отличника духовного фронта" назначили архиепископом крупной области. Эта должность разве светская?

Стелла: Эта должность - блатная.

К.Б.: от жеж... Серьезно? Хотя, кардинал Роган тоже вроде как слишком светский товарищ был, за девицами волочился

mazarin: К.Б. пишет: Объясните, пожалуйста, как такое могло произойти, чтобы духовное лицо было атеистом? Помню почти наизусть эпизод из железной маски 1962 года (любимый фильм детства) Анна Австрийская и Мазарини ждут вестей с поля битвы - Королева - Я молилась всю ночь, чтобы Бог даровал нам победу. Мазарини - Молитва королевы Франции стоит многого без сомнения, мадам. Но я подозреваю, что испанцы тоже молились. Что же делать Богу, если он слышит молитвы и слева и справа, как не все махнуть рукой... Королева - Иногда я спрашиваю себя, верите ли Вы в Бога? Мазарини - Наверное, я не обычный кардинал... Во всяком случае, Мазарини, будучи кардиналом Римской церкви, не был при этом священником.

Стелла: Энрико- Мария Солерно и Жермен Монтеро. Мазарини в его исполнении - самый лучший. Я даже платье королевы помню. ( кстати, то самое. что было на Миледи, когда она Ришелье поила кофе.)



полная версия страницы