Форум » Обсуждение остальных книг » Жизнь без Жильберов возможна? » Ответить

Жизнь без Жильберов возможна?

д’Аратос: Хочется обсудить великолепную серию Дюма о революции!

Ответов - 249, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All

Andree: Дмитрий пишет: единственное их желание это как-то отомстить всем кто хоть как-то причастен к Революции. А Лафайет это чуть ли не главная звезда революции, поэтому они его ненавидят сильнее всех. Получается, что, мстя Лафайету, они мстят себе, отказываясь принять его помощь. Мне понравилось, как они встретили народ в Тюильри: - Где эта австриячка, дайте мне ее , я ее убью! - Дитя мое, какое личное зло сделала я вам? - Мария - Антуанетта отвечает. А король так прямо и сказал - Я сегодня причащался и готов к смерти. Они поразили их величием.

Дмитрий: Они вообще по плану хотели убить Лафайета в случае заговора с Фаврой. Обратили внимание когда не удался побег и их вернули в Тюильри то Калиостро шепнул на ухо королеве: я оставляю тебе жизнь пока, чтобы ты помогла столкнуть мононархию в бездну. Но прямо не пишется, что это был именно он, просто написано человек, который показал гильотину в кувшине с водой. Вроде как подразумевается и он и не он одновременно, а скорее судьба, рок. Настоящий Калистро погиб в Италии в руках Епископов, а у Дюма получается, что он провел всех и подкинул труп другого человека. Хотя если он был большой фокусник то почему бы и нет? :-)

lennox: VESNA пишет: А как же противостояние Андрэ и Жильбера? И я думаю, что Дюма делал ставки не на отдельные личности, а как раз выделял противостояние классов. Мне кажется, вы сами ответили на свой вопрос. Противостояние Андрэ и Жильбера - это противостояние не личностей, но классов. Блестяще выписанное, безусловно. Однако, чтобы почувствовать захватывающее противостояние именно Личностей, нужно читать или (в сто какой-то раз) перечитать Мушкетеров.

Andree: Дмитрий пишет: я Бальзамо читал чуть ли не насильно. Это что-то в стиле нашего Достоевского. Но зато хорошая изюмина конечно и последняя четверть романа. И когда одолеваешь сие чтиво, то понимаешь, что проделал это не зря. Роман очень глубокий по смыслу и не все сразу понимаешь в него заложенное. Разве роман сложно читать? Мне так не показалось (наверно, потому что нравится Достоевский). И во второй раз читать вообще легче - наверно, потому что все уже известно заранее, и обращаешь внимание на какие-то детали, каких раньше не замечал. В романе очень много чего заложено и хочется во все это вникнуть, лучше понять замысел автора. И даже исторические отступления в "Графине де Шарни" читать нетрудно, а интересно. Хочется знать историю.

Andree: Ночь над Версалем. Над городом королей Ночь опустила сети. Деревья сплелись узором ветвей, Луна сквозь них печально светит, Окутанная сумраком теней. В безмолвном узоре Застыли деревья, В тишине ночной Ветер чуть колышет ветви, Воздух напоен грозой. Потонула в темноте ночи Вся величественность Версаля. Ночь, полная угроз, молчит, Но виден свет в обширной зале - В оконных переплетах свет горит, Там долго будут люди веселиться, Увы! не подозревая страшной бури, Готовой над их головами разразиться...

Andree: Зловещий ход революции все сметает, Камня на камне не оставляет, Франция тонет в крови - Прогрессивные идеи довели. Философы, масоны, Калиостро - Вам оказалось погубить ее так просто Да, двадцати лет вам вполне хватило, Чтобы разжечь кровавый костер. Ваш план коварен и хитер, Ваши идеи воздух распалили, Вызвав неведомые, страшные силы - Толпа - то не люди, Но монстр тысячеглавый. Его жестокие нравы Ни сострадания, ни жалости не знают, Горя огнем кровавой мести, Они думают, что правы, Презрев законы, попирая честь, Они крушат все на своем пути, И верное дворянство, От пуль закрывая собой, Бессильно уже спасти Обреченных самой судьбою. Растоптаны лилии И повержены троны. Не царствуют короли, Померк блеск их короны. Великой монархии более нет, Старый порядок в руинах. И что же нового вы дали в ответ? Кровавую замену - гильотину. Вы основали царство палача, Вы задали ему работы. Ему теперь не надо рубить сплеча - Машина трудится сама в террора годы, Исправна машина - и головы сами летят с эшафота. Изверженье вулкана не остановишь, Пожар разожжен и кровь прольется, Цвет нации уничтожен, Но все содеянное вами, к вам вернется. Вы осудили короля на смерть, Историческая связь времен прервется, Но пока вертится земли круговерть, Все содеянное вами, к вам вернется, И вы отправитесь за ним вслед, Якобинцы, Робеспьер, Марат. В терроре, бушующем в стране Каждый из вас виноват. Свобода, равенство, братство Оказались лишь красивыми словами. За осуществление этих идеалов браться Означало казнить Францию жестокими делами. Но лучший мир нельзя построить на крови, Презрев законы милосердия и любви.

Andree: За короля! Ave Caesar, morieturi te salutant! ...Долг останется для меня самой дорогой из добродетелей. Граф де Шарни Пусть наших будет ран не счесть, И пусть погибнуть суждено - Всего дороже долг и честь Так во Франции заведено. Не посрамим мы предков чести, Пусть безнадежно наше дело. Мы с королем погибнем вместе Опасности в лицо мы взглянем смело - Верно королю служа, Сражаться так, как велит нам долг, И истекая кровью, не дыша, Знать, что каждый сделал все, что смог. Мы постоим до конца Чтоб государя спасти, Под сенью королевского венца С верности дороги не сойти. Не будет бесславна эта битва И на небо полетит ввысь Со вздохом последним предсмертная молитва, И с нею улетит наша жизнь...

lennox: Andree, ваши стихи хороши прежде всего тем, что это стихи молодой души, не отравленной цинизмом. Они заставляют людей старше, куда старше, вроде меня, вздохнуть, залезть в пыльный шкаф и раскопать то, что писалось тобой самим когда-то много лет назад. Смотришь на себя, еще совсем молодого, терзающегося от несправедливости мира, а потом видишь себя нынешнего - циничного, понимающего, что в собственном прошлом ничего не изменить. Но то давнее, собственное прошлое, о котором заставляют вспомнить и Ваши стихи, как будто убеждает, что вовсе не все еще потеряно в жизни. Спасибо Вам за это большое.

Andree: Не за что, lennox Благодарю вас за добрый отзыв о стихах.

Andree: Вот и перечитана последняя часть тетралогии... При перечитывании несколько другие впечатления - когда читаешь впервые, то больше следишь за сюжетом, интересно, что будет дальше, а по второму разу - обращаешь внимание на те детали, которых раньше не замечал. Очень интересно перечитывать! Впечатлений много! И вот очень грустные стихи. Монолог графини де Шарни. Тюрьма аббатства, ночь 1/2 сентября 1792 года. Все кончено. Одна навеки Теперь осталась в жизни я. Не бесконечны силы в человеке - Встает моя последняя заря. Жизнь обошлась со мной жестоко, Для горестей была я рождена на свет. К чему теперь какие-то упреки? Мой мир разбит - ведь больше тебя нет. Уныло юности прошли года, Неся с собой тоску воспоминаний. Моя жизнь одинокою была всегда, Слишком много мне досталось испытаний. Как тяжко жить, страданье затая В глубинах сердца своего, Искать и не найти покоя - Бесследно не проходит ничего. Холодной статуей казаться, Не зная радостей, страданье затаив, Живых чувств опасаться, Подобно изваянию застыв, А внутри пылая, Испытывать безмолвно боль, От одиночества и ревности сгорая, Не смея высказать любовь... Недолгим было счастье, О котором и мечтать я не могла - Революционной бури ненастьем Унесло тебя навсегда. Нет сил смириться с судьбою, Нет, мне тебя не пережить - Ведь я жила одним тобою, Но долг твой - умирая, королю служить. Я не пыталась удержать тебя, И не пролила ни одной слезы, Хоть знала, чувствовала, любя - Не суждено избежать смертельной грозы. Нет, нету счастья в этом мире, Существовать нет больше сил... Тюремные часы уже пробили, В безмолвной скорби взор застыл... Мне жизни нет отныне, Иллюзий боле нет. Мир для меня - пустыня, Погас надежды свет. Мы все погибнем в вихрях бури, Что потрясла страну. О Оливье! В могилу Вслед за тобой сойду!...

Дмитрий1: Я тоже дочитываю по второму кругу - дошел до 6 части графини, самой кровавой из всех. Такое чувство, что читаешь чей-то ночной кошмар. :-) До того все мрачно, но оттого интересно конечно. Дошел до резни в Ла Форсе, какой садизм! Вообще не понимаю, почему вся серия до сих пор не экранизирована.

Andree: Дмитрий1 пишет: почему вся серия до сих пор не экранизирована. Вообще-то экранизации есть ("Joseph Balsamo", 1973 г., режиссер Андре Юннебель, с Жаном Маре в роли Бальзамо; "Le colliere de la reine", 1946, не по Дюма, "История с ожерельем", снятая недавно - совсем не по Дюма, "La comtesse de Charny", 1989 г., режисер Марион Сарро, 13 серий, когда-то, лет десять назад показывали по нашему телевидению). Только вот найти все это невозможно.

Дмитрий1: Было бы любопытно глянуть то что по Дюма ессесно.

LS: Andree Повесьте эту инфу в тему про "Дюма и кинематограф". Вдруг кто-то будет искать, а Вы допоможиИте? ;)

lennox: "История с ожерельем", снятая недавно, по-своему шедевральна. Помнится, я долго ловил свою нижнюю челюсть трясущимися руками, увидев Марию-Антуанетту, разгуливающую по дорожкам версальского парка В ТЕМНЫХ ОЧКАХ!!! После этого я пришел к выводу, что, несмотря на преклонный возраст, у меня есть все шансы еще дожить до экранизации, где Мария-Антуанетта будет прогуливаться по версальским аллеям в джинсах в обтяжку и с баночкой пива.

Дмитрий1: Начал читать Шевалье Де Мезон-Руж, пока очень интересно читается. Более живой чем графиня, скорее напоминает больше по духе Ожерелье королевы. Вполне похоже на продолжение серии несмотря на то, что роман был написан первее ее, да и Дюма в графине об этом пишет. Да и по времени действия одно перетекает в другое. Только пока не понял: почему Королева говорит, что не знакома с Шевалье Де Мезон Ружем, когда он есть Филипп Де Таверне, с которым она была знакома по первым двум частям серии. Либо она не знает, что Мезон Руж и есть Таверне, либо Дюма, написав этот роман не предполагал, что познакомит королеву и Филиппа в первых двух частях? По крайней мере понятно, что исчезновение Филиппа после Ожерелья обосновано его появлением в этом романе. Как кстати исчез Жилбер в Ожерелье и Калиостро в Анже Питу. Правда получается, что о Филиппе не слышно ничего гораздо дольше - в двух романах. Причем иногда там его вспоминали в прошлом, но ни разу о нем не упоминается в настоящем и в будущем. Быть может его обидела подставная свадьба его сестры с Шарни, к тому же обиженный его разрывом с королевой и он удалилися на время действия двух последующих романов к себе в поместье, а потом как следует из начала Шевалье Де Мезон руж эмигрировал? А Андре вполне возможно было сложно с ним общаться, учитывая, что тот ранил ее мужа? А потом видимо тот эмигрировал когда началась смута и сестра уже была мертва и ей ничем нельзя было помочь.? И тогда он вернулся чтобы спасти королеву? Насколько я понял такой расклад получается по Дюма?

Andree: "История с ожерельем" ничего общего с Дюма не имеет(и оттого он безумно много потерял!). Авторы (фильм-то американский), видимо, руководствовались мемуарами этой интриганки Ла Мотт - они ее полностью оправдывают!!! Что касается Марии-Антуанетты, она вообще какая-то странная. Очень нервозная персона (мне так показалось). http://us.imdb.com/name/nm0241416/ это ссылка на фильмографию Дюма, весьма обширную.

Andree: Дмитрий1 пишет: либо Дюма, написав этот роман не предполагал, что познакомит королеву и Филиппа в первых двух частях? Возможно, что шевалье Мэзон-Руж - не Филипп де Таверней (где-то на форуме это обсуждали). Первоначально роман должен был быть назван именем маркиза де Ружевилля. Создавая роман "Шевалье де Мэзон-Руж" много раньше, в 1845 г. (да еще и на спор), Дюма, возможно, еще не собирался писать тетралогию (не имел точного плана или не все еще придумал, но Жозеф Бальзамо" был написан в 1846-1847 гг.). следовательно, называя героя именем Мезон-Руж, он еще не знал, что так будут звать Филиппа. Ну а потом, вполне возможно, просто забыл, что герой с такой фамилией уже есть? Но описание внешности шевалье де Мэзон-Руж абсолютно не совпадает с описанием внешности Филиппа. Дмитрий1 пишет: кстати исчез Жилбер в Ожерелье Жильбер погиб в конце "Жозеф Бальзамо", и в "Ожерелье" нет никаких намеков на то, что он мог остаться жив. И только в "Графине де Шарни" рассказывается, как Калиостро его спас. Дмитрий1 пишет: о Филиппе не слышно ничего гораздо дольше - в двух романах. Причем иногда там его вспоминали в прошлом, но ни разу о нем не упоминается в настоящем и в будущем. Быть может его обидела подставная свадьба его сестры с Шарни, к тому же обиженный его разрывом с королевой и он удалилися на время действия двух последующих романов к себе в поместье, а потом как следует из начала Шевалье Де Мезон руж эмигрировал? В "Анже Питу" кратко упоминается о нем несколько слов - что он неизвестно где носится по свету, ничего о нем не слышно, но раз в год он приезжает, чтобы обнять сестру, а потом снова исчезает неизвестно куда. Находясь в состоянии беспредельной скорби, он не желает быть более при дворе. Он мог уехать снова в Америку, где он был в течение десяти лет, до начала истории с ожерельем. (1774 -1784 - перерыв между "Жозефом Бальзамо" и "Ожерельем"). Он мог отправиться путешествовать, слоняться по свету (это характерно для романтических героев, а в тетралогии можно отыскать признаки романтизма) или снова где-нибудь воевать... Дмитрий1 пишет: А Андре вполне возможно было сложно с ним общаться, учитывая, что тот ранил ее мужа? Как же сложно? Родной брат все-таки... родственные души Ранил - это давно было, Шарни и Филипп примирились: "Я не могу быть вашим врагом, так как вы - мой зять".

Дмитрий1: Андре, похоже вы правы. Дело в том, что Анж Питу я перечитывал поперек строк. И там, припопинаю, действительно было написано про Филиппа и его странствия. Тем не менее мне кажется, что все же Шевалье и Филипп одно и то же лицо. Он тоже объездил весь мир, часть времени был во Франции. Тоже любит королеву. Слишком много совпадений. Тем более Дюма в графине Де Шарни прямым текстом пишет читай продолжение романа Шевалье де Мезон Руж. Просто видимо не удалось должным образом склеить серию с этим романом, поскольку он писался раньше. Поэтому у Шевалье словно бы и не было сестры, сношений с королевой, внешность не совсем та же и так далее, но это как вы знаете иногда у Дюма бывает. То есть перед нами абсолютно новый, можно сказать писаный с листа герой. Я не считаю что это плохо, наоборот роман только выиграл от того, что не полностью вписывается в рамки всей серии, но именно поэтому он гораздо динамичнее и можно сказать классический приключенческий роман в стиле Дюма. Если бы он писался после Шарни, то наверняка был бы гораздо более зануден. Я пока прочитал только 1 часть романа - ту самую которая была написана за 3 дня. Пока что я скажу только, что это самый лучший роман по крайней мере из всей серии. Очень динамичный, в лучших традициях Дюма. После занудств графини де Шарни читается на одном дыхании. Кто-то писал, что этот роман мог бы быть и получше, но по-моему он и так очень хорош!

lennox: Простите, дамы и господа, но факты таковы: шевалье де Мезон-Руж - белокурый молодой человек лет 25-ти. А Филипп де Таверне черноволос, и ему в это время должно быть уже 40-45 лет. Извините, но это разные люди. Как говорится, медицинский факт. Пусть их и роднят взгляды, отчасти темперамент, происхождение, фамилия... Но, повторюсь, это разные люди. Однозначно:) Хотя, что уж там, Филипп так и просится на роль Мезон-Ружа

Andree: lennox пишет: Хотя, что уж там, Филипп так и просится на роль Мезон-Ружа Это точно.

lennox: Можно, конечно, немножко пофантазировать и представить себе, что Мезон-Руж - это незаконный сын Филиппа (а-ля виконт де Бражелон)... Всякое в жизни бывает, почему бы и нет, в конце концов? Но это скорее тема для фанфика:)

Дмитрий1: Прочитал я Мезон-Ружа. Сильно, сильно. Очень понравилось, но блин опять всех перерезали. :-) Пожалуй роман будет посильнее всех остальных в серии. Прочитал и аннотацию в конце, где также написано, что мол это не Филипп. Хотя варриант с сыном интересен. А Филипп что же, как и Бийо с Жильбером по Америкам забегался? Кстати удивило присутствие в романе еще одного Жильбера и еще кто-то из героев сказал: ну что ты как не помню кто-то перед маркизой де Шарни. При чем тут Шарни?

lennox: Можно почти наверняка предположить, что в момент написания "Мезон-Ружа" Дюма уже задумывал цикл о революции. Возможно, он подумывал о том, чтобы финал этой серии подвести к "Мезон-Ружу". Может быть даже Мезон-Руж должен был появиться в "Анж Питу" и "Графине де Шарни" в качестве одного из героев. Но внутренняя логика тетралогии плюс спешка, в которой Дюма обычно писал свои романы, сделали преемственность неочевидной. Отсюда и таинственная "маркиза де Шарни". Дюма, кстати, не раз в своих романах путает не только титулы, но и адреса, даты и т.д. Об этом тут много писали. А фамилия Шарни, кстати, упоминается и в романе "Изабела Баварская", где действие происходит в глубоком Средневековье. Вообще, Шарни это реально существовавший род. Один из его представителей - крестоносец Жофруа де Шарни - прославился тем, что привез во Францию из Константинополя знаменитую "Туринскую плащаницу", о которой до сих пор ведут споры ученые.

Andree: Вот ссылка http://www.pravoslavie.ru/sm3/020320090212 здесь об истории Туринской Плащаницы. Там говорится о рыцаре Жоффруа де Шарни. Интересная статья. http://vivovoco.rsl.ru/VV/PAPERS/MEN/HEIZ.HTM Политическое и военное значение рыцарских идей в позднем средневековье. Тоже оч-чень интересно.

Дмитрий1: Мне так показалось это какой-то народный афоризм. Она не просто появилась, а кто-то из тюремщиков кажется сказал: ну что ты как будто (забыл кто) перед маркизой де Шарни, с намеком мол нечего с ней церемониться. Мезон Руж слишком независимое от всей серии чтиво. Их объединяют только исторические герои, которые переходят из Шарни в Шевалье. Остальные вымышленные герои другие. И это позволяет Шевалье быть более приключенческим и менее набитым всем остальным, чего в изобилии прежде всего в графине. Получается, что это и роман из серии и в то же время роман вне ее. А может Дюма специально назвал Мезон-ружем обоих героев чтобы мы с вами тут голову ломали кем они приходятся друг другу?

Andree: Роман "Шевалье де Мэзон-Руж" связан с остальной тетралогией общей исторической идеей, временем, но герои тетралогии все погибли или эмигрировали. Из прежних героев никого не осталось, и действуют новые персонажи. Тетралогия завершена последним томом "Графини де Шарни", и в "Шевалье" та же тема революции расписывается новыми красками - более яркими приключениями, стремительным действием, авантюрой. Время подгоняло автора - и в прямом смысле - рукопись надо быстро написать, и в книге - в ходе исторических событий, о которых он рассказывает. Уже нет времени философствовать, нет того неторопливого, спокойного ритма повествования, который наблюдается в первых книгах серии ("Бальзамо", "Ожерелье") мирное время философов прошло, наступила революция - и темп все ускоряется, начиная с "Анжа Питу", и в "Шевалье" действие развивается уже стремительно быстро, боясь не успеть, уже нет подробных исторических отступлений, все - жизнь и смерть, все сосредоточено на одном вопросе - удастся спасти королеву или нет. И потому "Шевалье" читается обычно на одном дыхании. Дмитрий1 пишет: А может Дюма специально назвал Мезон-ружем обоих героев чтобы мы с вами тут голову ломали кем они приходятся друг другу? Может, он просто забыл об этом вследствие своей невнимательности (ошибок-то много - и это неудивительно, учитывая количество книг, написанных им (наверно, он не успевал их даже перечитывать), и не предполагал, что столетие спустя мы будем дотошно докапываться, кто есть кто и почему)?

Дмитрий1: Сомневаюсь, что Дюма мог забыть об этом. Мне кажется тут все неспроста. Дюма только казался порстачком, на самом деле мне кажется у него все было просчитано. Неточности у него конечно проскакивали, но не настолько, чтобы сразу бросаться в глаза. Чтобы их нарыть надо все же покопаться в романах. Я лично например ни разу их не обнаружил пока не нашел на форуме соответствующую ветку. Я думаю, что он таким образом пытался: во-первых заинтриговать читателей. Представьте себе - вы только что прочитали всю серию, окончив на графине Шарни и вдруг узнаете во-первых со строк самого романа, что оказывается у него есть продолжение - Шевалье Де Мезон Руж. А во-вторых вы же сразу думаете, что речь идет о Филиппе! И естественно не захотите оставить серию недочитанной. Когда начнете его читать, то поймете, что это не Филипп, но будет уже поздно. Начав читать книгу вы не остановитесь, не дочитав ее до корки. То есть получается эдакий PR Мезон-Ружа. А во-вторых возможно кто-то решит, что это одно и то же лицо, а кто-то нет. Начнутся споры и в результате это еще больше сделает рекламу этому роману. Опять же такой грамотный PR получается. Казалось бы какая мелочь - имя героя совпало, а благодарая этому все читают на один роман больше, который так вот хитро нам подсовывают в качестве еще одого элемента всей серии романов.

Andree: Дмитрий1 пишет: эдакий PR Мезон-Ружа. А во-вторых возможно кто-то решит, что это одно и то же лицо, а кто-то нет. Начнутся споры и в результате это еще больше сделает рекламу этому роману. Опять же такой грамотный PR получается. Казалось бы какая мелочь - имя героя совпало, а благодарая этому все читают на один роман больше, который так вот хитро нам подсовывают в качестве еще одого элемента всей серии романов. Значит, PR и хитрые приемы рекламы были и XIX веке.

Дмитрий1: Во всяком случае что касается Дюма - то я в этом не сомневаюсь! :-)



полная версия страницы