Форум » Общий форум по Дюма » День рождения Дюма » Ответить

День рождения Дюма

Treville: Здравствуйте! У нас завтра праздник - с которым я вас и поздравляю - день рождения нашего общего любимого писателя. Лично у меня уже давно есть традиция отмечания сего знаменательно дня, которой и хочу свами поделиться - может, кто-то тоже захочет ко мне присоединиться. Я в этот день готовлю какое-нибудь блюдо из тех, которые бы одобрил Сан Саныч, или упоминал в своей кулинарной книге. Готовила луковый суп (не понравилось :- (( нам, гагарам, недоступны галльской кухни извращенья), котлеты под соусом беарнез, ризотто (его любимое блюдо, кстати), и так далее. А какие есть у вас мысли, как отметить этот день?

Ответов - 12

Габика: Пересмотрю любимую экранизацию "Графа Монте-Кристо" с Жаном Маре.

LS: Поздравляю всех дюманов с днем рождения нашего любимого писателя!

Диана Лунит: Интересно, я думала тоже, как бы отметить. Хотела литературные чтения в реале, но смогла только в своей "Литературной гостиной "Лазурит" "В контакте".


anemonic: Всех дюманов с днем рождения Дюма! У кого и как этот день связан с Дюма? Я сегодня еще раз пересмотрел библиографию писателя: пытался найти что-то новое, но, к сожалению, не смог себя ничем порадовать. Может у кого-то есть более радостные события? Поделитесь.

Вольер: anemonic, спасибо за напоминание! Цитирую "Сан-Феличе" (кстати, один из самых недооценённых романов Дюма, на мой взгляд): В 497 году святой Бенедикт, родившийся в 480 году, преисполнившись отвращения к языческой распущенности, которая царила в Риме, удалился в Сублаквей, нынешний Субиако, где молва о его добродетели привлекла к нему множество учеников, что и дало повод к гонениям на него. В 529 году он покинул эту местность, обосновался в Касине и решил основать на вершине холма, господствующего над городом, монастырь своего ордена, быть может, даже не столько в надежде приблизиться к небу, сколько чтобы подняться выше испарений Гарильяно, которые распространяются по всей долине. А теперь, коль скоро никаких исторических данных не сохранилось, да позволено нам будет обратиться к легенде. Едва святой Бенедикт, именовавшийся тогда просто Бенедиктом, взошел на вершину облюбованного им холма, как понял, сколь трудно будет доставлять на такую высоту необходимые для постройки материалы. Тогда он решил призвать себе на помощь Сатану. Сатана не раз искушал его, но святой Бенедикт ему противился; однако противиться Сатане еще недостаточно, чтобы приказывать ему: для этого его надо одолеть. В этом отношении святой Антоний добился не меньшего, даже большего. Надо было поставить дьявола в такое положение, чтобы он не мог ни в чем отказать праведнику. То ли по собственной догадке, то ли по внушению свыше святому Бенедикту удалось найти то, что он искал. Он спустился в Касин, пришел в мастерскую славного кузнеца, которого знал как доброго христианина, ибо сам его крестил за неделю до того. Он велел кузнецу изготовить пару щипцов. Кузнец предложил заказчику прекрасные уже готовые щипцы; но святой Бенедикт от них отказался. Ему требовались щипцы совершенно особые, с двумя когтями в тех местах, где концы их сходятся. Он освятил воду, в которую мастеру предстояло опустить раскаленное железо, и, кроме того, посоветовал ему приступать к любой работе и кончать ее не иначе как перекрестившись. — Не прикажете ли, ваше превосходительство, когда щипцы будут готовы, доставить их вам? — спросил кузнец. В ожидании, когда монастырь будет построен, святой Бенедикт жил в пещере, которая еще и в наши дня почитается верующими как приют святого. — Нет, — ответил ему святой Бенедикт, — я сам приду за ними. Когда они будут готовы? — Послезавтра, к полудню. — Хорошо, приду послезавтра. В назначенные день и час святой Бенедикт пришел к кузнецу, а десять минут спустя вышел от него со щипцами, спрятав их под рясой. Не проходило ночи, чтобы, в то время как святой Бенедикт читал в своей пещере творения отцов Церкви, дьявол через входное отверстие или через щель, устроенную для пропуска света, не пробирался к нему и на тысячи ладов не пытался искушать праведника. Святой Бенедикт заготовил следующий договор: «Во имя всемогущего Господа, творца неба и земли, и Иисуса Христа, сына его единосущного: я, Сатана, архангел, проклятый за то, что взбунтовался, обязуюсь всеми силами поспешествовать служителю Господа святому Бенедикту в сооружении монастыря, который он вознамерился воздвигнуть на горе Касин, и переносить туда камни, колонны, столбы — словом, все необходимое для постройки оного, и без прекословия, без лукавства подчиняться всем приказам, которые будет давать мне Бенедикт. Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Да будет так!» Сложенный лист пергамента, а также перо и чернильницу, послужившие ему, святой положил на стол. В тот же вечер он занялся кое-какими приготовлениями и стал спокойно ждать. Приготовления заключались в том, что он держал концы щипцов над пламенем, раскалив их докрасна. Но Сатана, казалось, опасался какой-то ловушки: он заставил себя ждать три дня или, вернее, три ночи. На четвертую ночь он, наконец, появился, воспользовавшись тем, что разразилась буря, которая, казалось, все перевернет вверх дном. Невзирая на раскаты грома и вспышки молний, святой Бенедикт притворялся, будто спит. Он лежал у очага, прикрыв только один глаз, а щипцы держал у себя под рукой. Святой так умело притворялся спящим, что обманул Сатану. Тот подошел на когтях и склонился над ним. А святому Бенедикту этого и надо было: он схватил щипцы и ловко поймал ими Сатану за нос. Если бы Сатане пришлось иметь дело с обыкновенными щипцами, то, как бы они ни были раскалены, он только рассмеялся бы, ведь огонь — его стихия; но то были щипцы, как нам известно, кованные под знаком креста и закаленные в святой воде. Почувствовав себя в ловушке, Сатана стал прыгать из стороны в сторону, обжигая лицо святого огненным дыханием, угрожая ему и выпуская когти. Но Бенедикту это было не страшно, потому что щипцы у него были длинные, и чем больше Сатана прыгал, чем больше грозился, тем крепче святой сжимал щипцы одной рукой, а другою крестился. Сатана понял, что имеет дело с тем, кто сильнее его, что Бог на стороне святого, и запросил пощады. — Хорошо, — отвечал ему святой Бенедикт, — мне только этого и надо. Прочти, что написано на листке, и подпишись. — Как же мне читать, когда у меня щипцы перед глазами? — А ты одним глазом прочти. Пришлось исполнить требование святого отшельника, и Сатана, страшно скосив глаза, прочитал, что было написано на пергаменте. Если Сатана попадается, он становится добрым чертом и обычно бывает покладист: все дело в том, чтобы схватить его. Прочитав пергамент, он сказал: — Как я подпишусь? Я совсем не умею писать. — В таком случае поставь крест, — ответил святой. При словах «поставь крест» Сатана так подпрыгнул, что, если бы не предусмотрительность святого, приказавшего снабдить щипцы крючками, он бы вырвал нос из тисков. — Выходит, проще всего подписаться, — вздохнул Сатана. И он взялся за перо. — Теперь все нужно сделать как полагается, — сказал святой. — Начнем с указания числа и года. А главное, писать будем разборчиво, чтобы не было никаких кривотолков. Сатана начертал прекрасной скорописью: «Июля 24 дня 529 года». — Готово, — сказал он. — Не ленись, — возразил святой. — Добавь: «от Рождества Господа нашего Иисуса Христа». Сатана засвистел, как змея, зарычал, как лев. Все было напрасно. Ему пришлось добавить: «от Рождества Господа нашего Иисуса Христа». Нечистый уже собрался подписаться, но святой Бенедикт остановил его: — Погоди, погоди! Подтвердим написанное. Сатана вздохнул, но все же добавил: «Подтверждаем вышенаписанное». — Вот теперь подпишись, — сказал святой. Сатане очень хотелось придумать какую-нибудь каверзу, но святой сжал щипцы еще крепче, и нечистый, спеша положить делу конец, подписался. Святой проверил, чтобы все шесть букв имени искусителя, а также и росчерк были на месте. Затем он приказал Сатане сложить пергамент вчетверо и положил на него свои четки. Только после этого он разжал щипцы. Сатана опрометью бросился вон из пещеры. В течение трех дней над Абруцци бушевал страшный ураган, рев его доносился даже до Неаполя. Везувий, Стромболи и Этна извергали пламя. Но так как ненастье это наслал Сатана, Бог не допустил, чтобы от него погиб хотя бы один человек или зверь. Едва буря улеглась, Бенедикт послал за зодчим. Святой в то время еще не был канонизирован, но уже пользовался в округе таким уважением, что зодчий явился к нему на другой же день. Святой Бенедикт объяснил, что ему требуется, и показал место, где он собирается построить монастырь. Он задумал воздвигнуть его, как мы уже говорили, на самой вершине горы. В то время туда можно было добраться лишь по узкой тропинке, проложенной козами. Как ни благоговел зодчий перед святым, он не мог не рассмеяться. Бенедикт спросил, чему он смеется. — А кто доставит сюда все нужное для постройки? — заметил зодчий. — Это уж мое дело, — ответил святой Бенедикт. Зодчий знал, что святой много странствовал по свету, и подумал, не узнал ли тот в Египте каких-нибудь особых способов переносить тяжести, поскольку египтяне, как известно, в древности были лучшими механиками. Пока же святой отшельник просил только одного: составить чертеж здания. Зодчий немедленно набросал его. На другой день святой Бенедикт, держа договор в руке, вызвал Сатану. Нечистый явился. Святой Бенедикт с трудом узнал его: он весь пожелтел от злости, а нос у него стал багровым, как раскаленный уголь. Вообще говоря, если уж Сатана примет на себя какое-нибудь обязательство, так выполняет его очень точно — в этом надо отдать ему справедливость. Святой вручил ему список всевозможных материалов, которые были нужны. Сатана вызвал десятка два чертей из числа самых проворных, и они тут же взялись за дело. Рядом с местностью, выбранной святым, был лес и храм, посвященный Аполлону; святой приказал Сатане прежде всего сжечь лес. Дух зла потерся носом о ствол смолистого дерева, оно сразу же загорелось, и огонь охватил всю чащу. Потом святой приказал убрать прочь языческий храм, оставив только несколько прекрасных колонн, которыми он собирался украсить церковь своего монастыря. Чтобы не повредить колонны, Сатана одну за другой сам перенес их на плечах в место, указанное святым; потом он дунул на остатки храма, и они сгинули. Тем временем святой Бенедикт, вооружившись молотком, стал разбивать изваяние языческого бога. Благодаря содействию Сатаны монастырь был сооружен быстро. А если кто-нибудь усомнится в сотрудничестве Сатаны, мы обратим его внимание на фрески Джордано, являющиеся, пожалуй, лучшей работой художника, ибо он создал их по возвращении из Испании, — другими словами, в пору расцвета своего таланта. А фрески изображают владыку преисподней и главных его приспешников, занятых, хоть и против воли, сооружением монастыря святого Бенедикта. Прошу прощения за длинную цитату, но обратите внимание на дату, которой Сатана подписывает своё соглашение. Да и хотелось привести прекрасно пересказанную Дюма легенду целиком. ) Упомянутый монастырь Монтекассино цел до сих пор и его можно посетить: И ещё, в самом конце той же книги: Сегодня, 25 февраля 1865 года, в десять часов вечера я окончил повествование, начатое 24 июля 1863 года, в день моего рождения. В течение полутора лет прилежно и добросовестно воздвигал я сей памятник во славу неаполитанского патриотизма и в посрамление бурбонской тирании. Беспристрастный, как сама справедливость, да будет он долговечен, как бронза!

Стелла: Вольер - Вам - за то, что обратили наше внимание, Дюма - за то, что он везде и всегда остается Дюма!

Treville: Всех с праздником прошедшим! Я отметила его традиционно: как обычно, приготовила кулинарный выверт (на этот раз - мясо по-бургундски в горшочке) и смотрела под это дело немой черно-белый сериал производства Диамана - Берже, 21 года выпуска.

Стелла: А нас вчера( видно в честь Дюма) почти не обстреливали. Правда сегодня( в порядке компенсации ) уже почти полстраны обстреляли.

david: Стелла Так сегодня и дата более грустная - годовщина гибели д'Артаньяна.... Держитесь! Комната вас ждет. У нас пока тихо....

Стелла: david , отметим гибель нашего героя салютом по Газе. Так, чтоб от террористов даже могил не осталось. За приглашение спасибо, но нас слишком много для одной комнаты. Рыбы и кошки тоже с нами.

LS: Поздравляю всех братьев по разуму с днем рождения нашего любимого писателя! Ура, коллеги!

Констанс1: Присоединяюсь. Слава папаше Дюма и его бессмертным героям! Виват!



полная версия страницы